ЗРК ближнего действия

Стратегия и тактика ПВО в войнах и конфликтах XXI века

Зенитная ракетная система С-400 «Триумф» предназначена для поражения средств воздушного нападения. Фото с сайта www.mil.ru

Стратегия и тактика ПВО осуществляется правительствами различных стран разными военными средствами для выполнения главной задачи: защитить войска и население от авиации, БПЛА, ракетных установок войск противника.

Израильская система ПВО

В боевом составе национальной ПВО насчитывается 116 батарей ЗУР: 28 зенитно-ракетных, 77 «Усовершенствованных Хоков», три «Патриота» и восемь «Стингеров». Основные аэродромы базирования: Лод, Хацерим, Рамад-Давид и Эйлат. Три батареи ПРО «Эрроу» («Хец»), 12 пусковых установок с 144 ракетами «Эрроу-2». Батареи ПРО «Эрроу» расположены в Тель-Авиве, на территориях южнее Хайфы и у центра ядерных исследований Димон.

В составе ПВО числятся 73 истребителя ПВО F-15 «Игл», в т.ч. модификации А-38, В-8, С-16 и D-11. Истребителями ПВО F-15 «Игл» оснащены две эскадрильи. Израильская армия эксплуатирует 1300 орудий зенитной артиллерии. По данным американского центра оборонных исследований CDI, в Израиле на боевое дежурство были поставлены комплексы ПРО двух типов. Огневые комплексы ПРО «Эрроу» предназначались для поражения тактических, оперативно-тактических и ряда баллистических ракет (БР) средней дальности на дальностях до 100 км и высотах до 50 км. «Эрроу» способен одновременно обстреливать до 14 головных частей баллистических ракет противника с эффективной отражающей поверхностью порядка 0,1 кв. м, летящих со скоростью до 4500 м/сек. Дальность старта поражаемых БР – до 3000 км.

Комплексы, размещенные вблизи крупных городов и важнейших объектов Израиля (южнее Тель-Авива, южнее Хайфы и недалеко от ядерного центра Димон), оказались неспособны уничтожить используемые «Хезболлой» ракетные цели и защитить от ракетного обстрела территорию Израиля. Кроме того, силы самообороны Израиля имеют на вооружении американские зенитно-ракетные комплексы «Патриот», которые способны перехватывать на конечном участке траектории полета баллистические ракеты малой и средней дальности. Ни один из пяти ЗРК «Патриот», занимавших позиционные районы (Цфат, Гедера, вблизи Хайфы, пригород Тель-Авива и на побережье близ Яффы), не был рассчитан на перехват небольших ракет с дальностью полета 10–20 км, получивших обобщающее наименование «катюша» и составляющих основу ракетного потенциала группировки «Хезболла». По некоторым оценкам, для 34-дневного обстрела территории Израиля было использовано 11 тыс. из 13 тыс. катюш.

Израиль был готов противостоять самой серьезной угрозе – ракетам с ядерными боеголовками, которые теоретически могут быть запущены с территории Ирана. Но угроза пришла не оттуда: обстрелы шиитских боевиков лишили Израиль абсолютного превосходства в воздухе, подвергнув сомнению эффективность американо-израильской противоракетной обороны.

Совместно созданная США и Израилем система ПРО «Эрроу», принятая на вооружение в 2000 году, оказалась не только неспособной поразить ракеты «Кассам» на низколетящих траекториях, но и бесполезной для предотвращения удара дозвуковой противокорабельной китайской крылатой ракеты, прототипом которой послужила французская ракета «Экзосет», предположительно типа С-802. Приобретенный Израилем опыт поражения может послужить отрезвляющим уроком для тех государств – членов НАТО, которые собираются разместить на своей территории системы ПРО. Асимметричный ответ может оказаться существенно более болезненным, чем кажется на первый взгляд.

Учитывая эффективность ракетного оружия «Хезболлы», а также наличие ракет у палестинских экстремистов, израильтяне сконцентрируются на создании системы тактической ПРО, способной перехватывать ракеты малой дальности. Специальная комиссия во главе с новым начальником генштаба Габи Ашкенази решила отказаться от дальнейшего финансирования создания противоракетной лазерной установки Skyguard, которое велось американской корпорацией Northrop Grumman. Израильское правительство приняло решение о строительстве противоракетных комплексов для защиты населения приграничных городов от снарядов катюш. В проекте участвуют две израильские оружейные фирмы – Israeli Military Industries (IMI) с проектом «Волшебный щит» и Rafael с проектом «Щит Давида». Обе компании работают над зенитными ракетными комплексами, поражающими неуправляемые снаряды с помощью миниатюрных ракет «земля-воздух». Эти ЗРК будут оснащены радарами, способными засекать пусковые установки неуправляемых ракет.

ПВО «Хезболлы»

Противовоздушная оборона «Хезболлы» включает в себя 23‑миллиметровые автоматические пушки ЗУ-23–2 на стационарных позициях в долине Бекаа, в Южном Ливане и южном Бейруте. Некоторые источники сообщают о наличии у «Хезболлы» и 57‑мм зенитных орудий. Кроме того, используются зенитные пулеметы – 12,7‑мм ДШК и М2НВ, 14,5‑мм КПВ (в составе ЗПУ-1, ЗПУ-2 и ЗПУ-4). В распоряжении радикальных исламистов было также 25–30 БПЛА с GPS управлением типа «Абабиль», способных нести боевой заряд в 40–50 кг на расстояние до 450 км.

Война Грузии с Южной Осетией в августе 2008 года

Грузинская ПВО не нуждалась в использовании собственных радаров, а получала информацию из сторонних источников США и НАТО, недоступных для уничтожения. К сильным сторонам системы ПВО Грузии можно было отнести высокую мобильность средств ПВО и ее эшелонирование (наличие ЗРК малой дальности и ближнего действия, ПЗРК, ЗА); наличие профессионально подготовленных боевых расчетов ЗРК «Бук-М», «Оса-АКМ» (уже в ходе военных действий отмечались грамотная организация и умелое тактическое применение средств ПВО Грузии); несовпадение частотного диапазона РЭС ЗРК Грузии советского производства с рабочим диапазоном ГСН УР «воздух-РЛС» российской авиации (существующие литеры ГСН в основном предназначены для работы по частотам РЭС ПВО НАТО, не по своим средствам); наличие в ЗРК «Оса-АКМ» оптического канала наведения ракет, а также отсутствие у российских самолетов штатных средств РЭБ индивидуальной и групповой защиты в рабочем диапазоне частот этого ЗРК; наличие пассивной системы оповещения и целеуказания от средств РТР украинского («Кольчуга») и американского («СкайНет») производства. Для выявления противостоящей группировки войск широко использовались средства радиотехнической разведки, беспилотные летательные аппараты типа «Гермес».

В условиях превосходства российской авиации грузинская ПВО применила тактику, подобную той, которую югославы использовали в защите от налетов натовской авиации: временное очаговое включение средств ПВО и организация засад на предполагаемых маршрутах полетов российской авиации мобильными зенитными системами «Тор-М1» и «Бук». При этом тактика применения ЗРК малой и средней дальности предусматривала работу из засад, попеременно с включением РЭС наведения ракет непосредственно на дальней границе зоны обнаружения, автоматизированное управление в группировках ПВО, целеуказание от комплексов радиотехнической разведки и РЛС управления воздушным движением. Противопоставить этой тактике что-либо было сложно.

Слабой стороной системы ПВО Грузии была низкая помехозащищенность ЗРК «Бук-М1», «Оса-АКМ», которые не позволили им вести боевые действия в условиях активных и пассивных помех, а также и из-за относительно низких пространственных характеристик зон поражения ЗРК «Оса-АКМ» (дальность до 10 км, высота до 5 км).

ПВО России на южном Кавказе в 2008 году

Наиболее эффективно применялись подразделения ЗРК «Оса-АК», способные вести борьбу с малоразмерными и малоскоростными воздушными объектами в ночное время. В противовоздушных боях средствами российской войсковой ПВО были сбиты штурмовик Су-25КМ и три БЛА «Гермес» израильского производства. Наиболее эффективно применялись по противнику ПЗРК «Игла» и ЗРК «Стрела-10», «Оса». Планирование первых авиационных ударов, выполнение специальных полетов осуществлялось без учета и детальной оценки возможностей ПВО. Космический контроль районов ведения боевых действий, КП, ПУ, выявленных позиций РЛС, ЗРК ВС Грузии практически не осуществлялся. Россия не использовала средства радиоэлектронной борьбы в подавлении грузинских средств ПВО. В течение первого дня не было преимущества авиации, отсутствовали авианаводчики в войсках, что позволило грузинским РСЗО и артиллерии в течение 14 часов беспрепятственно вести огонь по Цхинвалу.

Все это потребовало незамедлительного вмешательства в руководство действиями авиации представителей Главного командования ВВС и разработки совместно с командованием 4‑й Армии ВВС и ПВО соответствующих рекомендаций экипажам самолетов и вертолетов. Применение боевой авиации осуществлялось на максимальной скорости и на высотах, исключающих применение ПЗРК и зенитной артиллерии Грузии. С учетом разработанных в начале военных действий рекомендаций полеты авиации стали осуществляться с обходом районов, прикрытых средствами ПВО («Бук», «Оса-АКМ»), или над районами, где они были подавлены, а также на высотах более 3,5 тыс. метров и скоростях, обеспечивающих оптимальные условия для преодоления противодействия средств ПВО. Широко использовались выходы на цели с направлений, не прикрытых средствами ПВО, и повторные атаки с разных направлений в соответствии с рельефом местности и дымовыми завесами. Был освоен полет по разным маршрутам к цели и обратно с использованием демонстративных и отвлекающих групп самолетов и вертолетов. Летчики старались исключить повторный заход с того же курса и полеты по одному маршруту до цели и обратно. Выполнение боевого полета с использованием средств РЭБ и САБ осуществлялось, как правило, под прикрытием специально выделенных групп самолетов (вертолетов), при этом, по возможности, исключалась работа двигателей на максимальном режиме и форсаже. При угрозе применения средств ПВО выполнялись противозенитные и противоракетные маневры с одновременным отстрелом расходуемых средств РЭБ, а в районах возможного применения ПЗРК и при обнаружении пуска ракет при подходе к объекту удара и выходе из атаки широко применялся отстрел ППИ сериями из нескольких патронов с минимальным интервалом между отстрелами.

Надежно было организовано и прикрытие военно-транспорт­ных самолетов от ударов с моря силами ПВО корабельной группы Черноморского флота при выполнении перевозок с заходом на аэродромы выгрузки со стороны моря.

ЗРК «Патриот». Фото с сайта www.army.mil

Тактика и действия ПВО Ливии в 2011 году

Средства ПВО объединены системой управления и контроля Senezh. По CSIS имеется 3 зенитно-ракетные бригады, 5 зенитно-ракетных полков. По IISS – 4 бригады С-200 (в каждой 2 батареи по 6 ПУ в каждой, 4 зенитно-артиллерийских дивизиона и РЛС) и 5 районов ПВО, в состав которых входят 5–6 бригад с 18 ПУ С-75 в каждой, 2–3 бригады с 12 ПУ С-125 в каждой и ~3 бригады с 20–24 ПУ «Квадрат» и «Оса» в каждой. Большая часть зенитной артиллерии, ПЗРК и легкие ЗРК входят в состав сухопутных войск. В состав ливийской системы противовоздушной обороны, по данным на конец 2010 года, входили более 900 единиц зенитных ракетных комплексов Стрела-1/2/10, ЗСУ-23–4 «Шилка», ЗПУ-2, С-60, С-200 (все советского производства) и 24 Crotale (Италия).

После ливийских событий в феврале 1982 года, операции «Огонь в прерии» 24–25 марта 1986 года и операции «Каньон Эльдорадо США» в ночь с 14 на 15 апреля 1986 года должные выводы ливийским руководством сделаны не были. Командование ливийских Вооруженных сил не смогло подготовить противовоздушную оборону страны к отражению натовского ракетно-авиационного удара. Прежде всего следовало объединить и четко скоординировать действия разнородных войск и сил наземной ПВО, корабельной ПВО и истребительной авиации ВВС, провести для этого необходимые организационные мероприятия и учения. После первых воздушних ударов войск НАТО некоторые боевые средства ливийской ПВО, в частности, мобильные комплексы ЗРК типа SA-6 («Квадрат») и SA-8 («Оса») избежали огневого поражения после первого удара, направленного против стационарных систем ПВО.

Однако в целом система ПВО и РЛС раннего предупреждения Ливии, как заявил вице-адмирал Билл Гортни (Bill Gortney), были уничтожены. Он также сообщил, что наблюдалось «значительное снижение активности работы ливийских радаров обнаружения воздушных целей». Активность ливийской ПВО свелась к постановке заградительного огня ствольными системами.

Характерной особенностью построения зенитно-ракетной обороны ливийцев было наличие в ней разнотипных РЛС: советских и итальянских. Информация от них собиралась, обобщалась и отражалась средствами автоматизации различного производства, которые изначально не сопрягались друг с другом, поскольку не были сведены в единую систему разведки и целеуказания (наведения ИА), действующую по общему замыслу.

Децентрализованная выдача информации командным пунктам ЗРВ от ближайших радиотехнических подразделений организована не была. Имелись недостатки и в инженерном оборудовании позиций ЗРДН, то же самое имело место и в радиотехнических подразделениях. Отсутствие защиты кабелей аппаратных и индикаторных кабин РЛС влекло за собой их неоправданный вывод из строя осколками от ПРР. Не был осуществлен своевременный перевод РЛС, средств связи и КП РТБ Триполи на работу от штатных систем электроснабжения при отключении (в целях светомаскировки) промышленной электросети города. Слабыми были инженерное оборудование и маскировка позиций, располагавшихся главным образом в пустынной местности. При этом большая влажность и температура воздуха, солнечная радиация влияли не только на стабильность работы радиоэлектронной аппаратуры, но и на личный состав.

В построении группировок родов войск и системы управления ПВО Ливии имелись недостатки и уязвимые места. Непродуманно применялись средства разведки. Отсутствие как централизованного оповещения войск о воздушной обстановке, так и децентрализованная выдача необходимых данных от радиолокационных рот ближайшим к ним частям и подразделениям ЗРВ и ЗА не позволяло командирам последних своевременно ставить задачи на уничтожение целей. Ограничивала реализацию возможностей огневых средств и незавершенность системы связи для сбора информации, оповещения и боевого управления. Нарушения требований скрытого управления войсками и противодействия иностранным техническим разведкам, несоблюдение условий электромагнитной совместимости РЭС облегчили противнику огневое подавление средств ПВО.

Личный состав подразделений слабо знал вооружение и тактику действий воздушного противника НАТО, возможности своей техники, не обладал должной морально-психологической устойчивостью. По мнению российских экспертов, при надлежащей выучке ПВО даже при наличии устаревших комплексов С-75 и С-125 можно было произвести захват и полный залп всем боекомплектом ЗРК. Упущения в организации радиолокационной разведки и выдачи информации, невысокая готовность к боевому применению сил и средств РТВ явились одной из причин невыполнения войсками ПВО возложенных на них задач во время нанесения американской авиацией первого удара 19 марта 2011 года и недостаточной эффективности противовоздушной обороны, когда последовали новые атаки.

С одной стороны, не раскрыли позиции, пытались работать по инструкции, потери ПВО тоже, судя по всему, были очень небольшие, большая часть ПВО уцелела и сохранила материальную часть. С другой – активной защиты объектов и себя от удара не было. Работы систем постановки помех с ливийской стороны не фиксировалось. Шансов на отражение атаки практически не было. Возможности указанных комплексов ЗРК не позволяли работать в такой обстановке с помехами. Системами внешнего наведения они также не были оборудованы, что исключило использование внешних радаров.

Украина в гражданской войне 2014–2015 годов

Основа сил украинской ПВО – примерно 30 дивизионов зенитных ракетных комплексов разных типов, в том числе системы С-200, С-300 и «Бук М 1».

Сиcтемы ПВО, находящиеся на руках у ополченцев ДНР, имеют как раз украинcкое проиcхождение (изъяты на cкладах, отобраны у разложившихcя чаcтей, захвачены в отделениях CБУ и у разоруженных деcантных чаcтей), что не позволяет доcтоверно определить, из какой именно cиcтемы ведетcя огонь. Не имея должного опыта преодоления подобной очаговой cиcтемы ПВО, поcтроенной на маccировании ПЗРК в районе cтратегичеcких пунктов (по cути, ополченцы ДНР создают в районе удерживаемого города мини-район ПВО). Эти узлы ПВО не являютcя в должной мере панацеей от авиаударов, но при отcутcтвии комплекcной cтратегии по преодолению этой cиcтемы ПВО cопротивление приводит к cиcтематичеcким и крайне болезненным потерям.

Если в первые дни июня у ополчения старые ПЗРК «Стрела-2» (приняты на вооружение в 1967-м), то уже 2 июля на улицах Луганска запечатлено прохождение колонны сил ополчения ЛНР, в состав которой, помимо трех БМП-2, входит боевая машина ЗРК ближнего действия «Стрела-10». ПВО «Стрела-10 М²» (несколько единиц, досягаемость по высоте – не более 5 км; в итоге борьба с высотными целями для ополчения затруднена). При этом производство «Стрел» прекращено в начале 2000-х, а срок их хранения в оптимальных условиях не превышает 10 лет; на территории Украины ПЗРК не производились. В итоге половина «летальных» потерь ударной авиации пришлась на 23 июля – после катастрофы «Боинга» украинские ВВС рассчитывали на пассивность ПВО и не принимали элементарные меры безопасности. Эффективность ПВО ополченцев объективно не слишком высока.

ВВС Украины потеряла Ан-30, ИЛ-76 и от 1 до 3 вертолетов Ми-24, бомбардировщик Cу-24, cбитый на отходе поcле авиаудара по Горловке (попадания в здание меcтного МВД – 2 убитых, 7 раненых). Пилот cумел катапультироватьcя и поcле непродолжительных поиcков был пойман меcтными ополченцами. Как нетрудно заметить, поcле понеcенных потерь полеты над районами, контролируемыми ополченцами, cопровождаютcя cиcтематичеcким отcтрелом тепловых ловушек.

Война в Сирии

Территория САР разделена на две зоны: Северную и Южную ПВО. Сирийское командование, анализируя опыт боевых действий в Югославии, Ираке и Ливане, прилагает значительные усилия для укрепления своей системы ПВО. В первую очередь закупаются современные ЗРК и системы радиоэлектронной борьбы. Однако пока на вооружении стоят устаревшие зенитные ракетные комплексы, которые не могут эффективно противодействовать современным израильско-американским средствам воздушного нападения.

Значительный потенциал сирийской ПВО стал важнейшим фактором, предотвратившим интервенцию НАТО против Сирии, при этом на ее счету уже есть турецкий разведчик RF-4Е (и, возможно, истребитель F-16С, упавший в 2013 году рядом с сирийской границей) и американский боевой беспилотник «Предатор». Однако в гражданской войне ПВО, к сожалению, бесполезна. Лояльные Асаду части ВС Сирии демонстрируют весьма высокий уровень боевой и морально-психологической подготовки. Этому способствует еще и то обстоятельство, что алавиты и христиане воюют за свое физическое выживание.

Российская группировка ПВОв Сирии

РФ не только разворачивает системы противоракет в Сирии на линиях соприкосновения с Турцией, но ПВО по факту обеспечила блокирование воздушного пространства в Крыму, Калининграде, у балтийских границ и на севере. В ноябре 2015 года в районе проведения боевых действий группы совместно с Вооруженными силами Сирии развернута объединенная система ПВО в составе: ЗРПК «Панцирь-С1», ЗРК среднего радиуса действия «Бук –М2Э», ЗРК дальнего радиуса действия ЗРС С -200, ЗРК малого радиуса действия С-125 «Печера», ЗРК большой и средней дальности С -400, ЗРК «Оса». 25 ноября 2015 г. министр обороны России Сергей Шойгу сообщил, что РФ перебросит на авиабазу Хмеймим в Сирии зенитную ракетную систему С-400 «Триумф». Предназначена для поражения средств воздушного нападения и разведки (в том числе летательных аппаратов, выполненных по технологии «Стелс») и любых других воздушных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия.

У С-400 «Триумф» имеются такие характеристики, которые стирают былые западные преимущества над советскими зенитно-ракетными комплексами. Во-первых, это по-настоящему сетевая система, которая может обрабатывать данные, поступающие с различных активных и пассивных приборов обнаружения и РЛС. В прошлом советские комплексы ПВО полагались только на одну радиолокационную станцию управления стрельбой, в случае ее уничтожения из строя выходила вся батарея. Но с С-400 дела обстоят иначе. Кроме того, у основной ракеты этого комплекса 40Н6 очень качественная радиолокационная головка самонаведения, способная осуществлять поиск и поражение целей самостоятельно после утраты связи с наземными системами. Она также может засекать системы радиолокационного противодействия и уничтожать их. «Умные» датчики имеют возможность анализировать цели и угрозы по их поведению. Поэтому данную ракету гораздо сложнее обмануть, ей труднее поставить помехи, от нее почти невозможно защититься. Таким образом, по чисто практическим соображениям после развертывания в Сирии С-400 Соединенные Штаты существенно сократили число полетов в западных районах страны.

Выводы

1. «Ракетный дождь» вскрыл серьезные недоработки и недостатки в организации противоракетной и противовоздушной обороны Израиля. Система противоракетной обороны «Эйлат» и зенитно-ракетные комплексы «Патриот» – продукты военно-технического сотрудничества США и Израиля – оказались неспособными поразить ракеты «Кассам» на низколетящих траекториях и бесполезными для предотвращения удара дозвуковой противокорабельной ракеты.

2. Один из тяжелых для израильской стороны итогов военной кампании – неспособность израильской противоракетной обороны защитить собственную территорию и потеря высокого статуса современного израильского противовоздушного вооружения. Опыт военных действий в секторе Газа показал, что силами только одной авиации, даже при слабой ПВО, невозможно разгромить партизанское движение.

3. По итогам войны с Грузией следует заняться разработкой новых радиолокационных станций для обнаружения и опознавания беспилотных летательных аппаратов и других малоразмерных воздушных объектов и целей, поскольку имеющиеся на вооружении российской армии РЛС с данной задачей не справляются.

4. Проблема ПВО России, к сожалению, стара как мир. У семи нянек дитя без глаза. Куда только ПВО не толкали наши «мудрые» руководители. То в ВВС, то армейским военачальникам кажется странным, но командующий ВКС не ракетчик, не летчик, а мотострелок.

5. Наступило время обновления требований к тактико-техническим характеристикам российских средств ПВО, необходимость перенацеливания части сил и средств на разработку вооружений тактической противоракетной обороны для поражения реактивных снарядов с низколетящими траекториями зенитными ракетными комплексами, поражающими неуправляемые снаряды с помощью миниатюрных ракет «земля-воздух».

6. Следует продолжать опытно-конструкторские работы, чтобы создавать высокоэффективные образцы вооружений, которые будут иметь качественные показатели и не будут превзойдены зарубежными аналогами на протяжении 10–15 лет. Провести модернизацию в зенитно-ракетных системах и комплексах, разведсредствах для того, чтобы продлить сроки эксплуатирования и их интегрирования единой системой ВКО в государстве и в ВС с наделением их функциями нестратегических противоракетных средств на театрах военных действий.

7. Требуется оснастить образцы вооружений ПВО электронно-оптическими приборами, телевизионными системами, тепловизорами, чтобы обеспечить боеспособность ЗРС и ЗРК в условиях интенсивных помех, что позволит максимально снизить зависимость ПВО-комплексов от погоды и усовершенствование моделирования гидрометеорологических процессов и явлений, разделения воздуха высокого и среднего давления.

Одним из наглядных примеров противостояния меча и щита можно считать противодействие средств воздушного нападения (СВН) и зенитно-ракетных комплексов (ЗРК). С самого начала появления ЗРК они стали представлять огромную угрозу для боевой авиации, вынудив самолёты вначале забраться максимально высоко в небо, а затем прижаться к земле.

Для противостояния ЗРК разрабатывались специализированные авиационные боеприпасы, такие как ракеты с наведением на излучение радиолокационной станции (РЛС), совершенствовались средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), ну и наконец, были созданы боевые самолёты и авиационные боеприпасы с использованием технологий малозаметности «stealth», позволяющих существенно уменьшить дальность их обнаружения ЗРК.

Одним из наиболее эффективных способов противодействия ЗРК является превышение её возможностей по перехвату воздушных целей. Ограничением может выступать максимальное количество целей, одновременно обнаруживаемых и отслеживаемых РЛС, ограничение числа каналов наведения зенитных управляемых ракет (ЗУР) или ограничение количества самих ЗУР в боекомплекте ЗРК.

Повышение устойчивости ПВО осуществляется путём создания эшелонированной обороны, включающей в себя комплексы большой, средней и малой/ближней дальности. Ввиду того, что границы комплексов малой/ближней дальности в настоящее время размыты, в дальнейшем будем говорить – малой дальности.

ЗРК большой дальности С-400, средней дальности С-350, малой дальности Панцирь-С1

Задачи ЗРК разной дальности

Приоритетной задачей ЗРК большой дальности является уничтожение самолётов стратегической авиации, самолётов топливозаправщиков, самолётов дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО), самолётов разведки и целеуказания типа E-8 Joint STARS, самолётов РЭБ на максимальном удалении от защищаемого объекта. Также приоритетными целями ЗРК большой дальности являются оперативно-тактические ракеты (ОТРК) и крылатые ракеты (КР).

Для ЗРК среднего радиуса действия приоритетной задачей является уничтожение самолётов тактической авиации, по возможности до запуска ими средств поражения воздух-земля (в-з), а также запущенных авиационных средств поражения, представляющих наибольшую угрозу обороняемому объекту.

Ну и наконец приоритетной задачей ЗРК малой дальности является защита обороняемого объекта и своих «старших собратьев» от уничтожения прорвавшимися авиационными средствами поражения.

Всё это распределение ролей не подразумевает, что ЗРК большой дальности не может сбить планирующую авиабомбу, а ЗРК малой дальности не должен работать по самолётам. Смысл разделения зон ответственности в том, чтобы противник не исчерпал ограниченный боезапас ЗРК большой дальности ложными целями или массированным применением недорогих высокоточных боеприпасов.

Приоритетные цели для ЗРК большого радиуса действия – самолёт ДРЛО E-3 «Sentry», самолёт боевого управления и целеуказания E-8 «Joint STARS», бомбардировщики B-1B «Lancer», B-2 «Spirit»

Авиация в противовоздушной обороне

Ещё одним средством противодействия авиации противника являются средства РЭБ, но их пока придётся вынести за скобки, поскольку достоверно неизвестна эффективность этого вооружения против СВН противника. Учитывая, что авиация противника также применяет средства РЭБ для противодействия ПВО атакуемого объекта, будем считать, что их действие имеет примерно равную эффективность для обоих сторон.

Основным преимуществом авиации является высочайшая мобильность, позволяющая гибко концентрировать имеющиеся силы для атаки того или иного объекта. Комплексы ПВО не обладают такой гибкостью. Самолёт, исчерпавший свой боезапас, может вернуться на удалённую базу, а ЗРК в лучшем случае можно переместить на другую позицию, поскольку его мобильность ограничена скоростью автотранспорта и необходимостью прикрытия определённого объекта.

Основной проблемой ПВО является то, что, используя малую заметность, средства РЭБ, низкий профиль полёта и особенности рельефа местности, противник может выйти на рубеж запуска/сброса высокоточных боеприпасов в таком количестве, которое с высокой вероятностью перенасытит возможности даже эшелонированной ПВО.

Один истребитель F-15Е ВВС США может нести 28 управляемых авиабомб (УАБ) GBU-53B/SDB II на семи балочных держателях типа BRU-61/A

США и другие страны НАТО постоянно наращивают номенклатуру средств, для прорыва ПВО противника. Учитывая, что мощной эшелонированной ПВО из потенциальных противников обладают только Россия и Китай, нетрудно догадаться, против кого все эти приготовления ведутся.

Малозаметный истребитель F-35 может нести во внутренних отсеках 8 малогабаритных крылатых ракет класса воздух — поверхность SPEAR компании MBDAИстребитель Eurofighter Typhoon может нести 16 ракет MBDA SPEAR

БПЛА и ложные цели для прорыва

Одним из перспективных направлений прорыва ПВО является совместное применение пилотируемых самолётов и беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Это существенно снижает риски для пилотов, оставляя им роль координаторов боевых действий. В свою очередь БПЛА могут обладать меньшими размерами и меньшей заметностью, чем пилотируемый самолёт, а соответственно большей выживаемостью в противостоянии с ПВО противника.

В рамках программы Gremlins, реализуемой агентством DARPA, транспортный самолёт или стратегический бомбардировщик смогут выпускать десятки малогабаритных многоразовых БПЛА для прорыва ПВО противника. В свою очередь БПЛА Gremlin могут быть оснащены ещё более малогабаритными управляемыми боеприпасами, например, ракетами JAGM с многорежимной головкой самонаведения (ГСН) и дальностью 16-28 км.

Изображение запуска БПЛА Gremlin с борта транспортного самолёта и реальное испытание прототипов

Для повышения вероятности прорыва ПВО и снижения собственных потерь противником будут применяться ложные цели, например, такие как ракета MALD, способная имитировать радиолокационные сигнатуры 140 типов самолетов США и НАТО, а также осуществлять постановку помех РЛС обнаружения и наведения противника. Носителями ракеты MALD являются практически все ударные самолеты ВВС США.

Ракета-имитатор боевых самолётов MALD

Презентация прорыва ПВО с использованием ракет-имитаторов MALD

Проблема недостаточного боезапаса

Хотя возможности РЛС большой и средней дальности позволяют обнаруживать сотни целей, но одновременно обстреливать одновременно они могут порядка 10-20 целей (для одного комплекса). Увеличить интенсивность обстрела целей можно применяя ракеты с активной радиолокационной головкой самонаведения (АРГСН), однако, разработка ракет этого типа в России затянулась, и лишь в последнее время вышла на финишную прямую. Также стоимость ракет с АРГСН выше, чем ракет с полуактивным наведением, и потенциально меньше устойчивость к средствам РЭБ.

Количество ЗУР на пусковых установках (ПУ) также ограничено. При этом, после исчерпания боезапаса ЗРК на длительное время становится небоеспособен, и восстановит свою боеготовность за время порядка 1 часа, при условии, что запасной боекомплект вообще есть в наличии (имеются транспортно-заряжающие машины).

Перезарядка ЗРК С-400 «Триумф»

Разработчики пытаются решить проблему увеличения боекомплекта, например, новый ЗРК средней дальности С-350 «Витязь» имеет боекомплект, увеличенный в несколько раз по сравнению с комплексами С-300ПМ и БУК-М2/М3, которые он должен заменить.

Другим способом увеличения боекомплекта комплексов большой и средней дальности является размещение в транспортно-пусковом контейнере (ТПК) нескольких ракет (до четырёх) меньшей дальности. Однако, это пропорционально уменьшает количество ракет большой и средней дальности, превращая ЗРК по сути в комплекс малой дальности.

ЗУР 9М96 с АРГСН и ЗУР 9М100 тепловым наведением на конечном участке, в фоне счетверённый ТПК ЗУР 9М100 – устанавливается вместо одного «большого» ТПК для ЗРК С-400

Таким образом, несмотря на то, что главной ударной силой ПВО являются ЗРК большого и среднего радиуса действия, ограничение их возможностей по боезапасу и количеству каналов наведения, показывает важность ЗРК малого радиуса действия как средства для противодействия атакующим боеприпасам противника.

Возможности отечественных ЗРК малой дальности

Какими же возможностями обладают российские ЗРК малой дальности? В настоящий момент в России есть два современных комплекса ПВО малой дальности, это ЗРК Тор-М1/М2 и ЗРПК Панцирь-С1/С2.

Боекомплект ЗРК Тор-М1/М2 составляют соответственно 8/16 ракет и про перспективы его увеличения пока не слышно.

ЗРК Тор-М2

Боекомплект ЗРПК Панцирь-С1/С2 составляет 12 ЗУР и 1400 снарядов калибра 30 мм для двух спаренных зенитных автоматов 2А38М. Как показывают результаты испытаний и реальное применение ЗРПК Панцирь-С в боевых действиях, эффективность зенитных автоматов можно поставить под сомнение, как минимум до появления управляемых 30 мм боеприпасов, или хотя бы снарядов с дистанционным подрывом на траектории.

Таким образом, боекомплект двух ЗРПК Панцирь-С1/С2 меньше боекомплекта одного истребителя F-15E, вооружённого УАБ SDB II, а боекомплект одного ЗРК Тор-М2 сравним с боекомплектом истребителя Eurofighter Typhoon вооружённого ракетами MBDA SPEAR. Если учесть, что для поражения опасных или сложных целей могут потребоваться одновременно две ЗУР, то ситуация ещё более ухудшается.

К недостаткам ЗРК Тор-М1/М2 и ЗРПК Панцирь-С1/С2 можно отнести также и то, что их ракеты требуют управления на всём протяжении полёта, а количество одновременно обстреливаемых целей ограничено тремя для ЗРПК Панцирь-С2 и четырьмя для ЗРК Тор-М2. При этом одновременно обстреливаемые цели должны находиться в зоне обзора РЛС наведения, т.е. невозможна одновременная работа по целям, атакующим с разных направлений.

Варианты решения проблем

Каким образом можно увеличить производительность ПВО? Ввод дополнительных ПУ с большим количеством ракет малой дальности в состав ЗРК большой и средней дальности не имеет смысла, поскольку производительность ЗРК всё равно будет ограничена количеством каналов одновременного наведения ракет на цель.

Снизить зависимость от количества каналов наведения могут ракеты с АРГСН и тепловыми ГСН, не требующие управления на всём протяжении полёта, но их стоимость во многих случаях будет значительно превышать стоимость поражённых ими целей.

Проблему исчерпания боезапаса ЗРК могут решить перспективные комплексы ПВО малого радиуса действия на базе мощных лазеров, с условно бесконечным боекомплектом. Однако, их возможности по отражению массированной атаки ограничены необходимостью удержания луча на цели, в течении 5-15 секунд, необходимых для её поражения. Помимо этого, не считая загадочного комплекса «Пересвет», в России отсутствует информация о разработках зенитных лазерных комплексов, поэтому прогнозировать их эффективность в составе российской ПВО невозможно.

Таким образом, мы возвращаемся к ЗРК малого радиуса действия, стоимость ЗУР которых должны быть существенно меньше стоимости ЗУР для ЗРК большой и средней дальности.

Проблема прорыва ПВО путём превышения её возможностей по перехвату целей известна российским вооружённым силам и оборонным предприятиям, и работы по её решению ведутся.

В частности, в настоящий момент близится к завершению разработка модернизированного ЗРК/ЗРПК Панцирь-СМ. Двойное обозначение ЗРК/ЗРПК указано потому, что предположительно должны быть реализованы две версии комплекса, с ракетно-пушечным вооружением – ЗРПК, и только с ракетным вооружением – ЗРК.

С учётом низкой эффективности зенитных автоматов больший интерес представляет чисто ракетная версия ЗРК Панцирь-СМ.

Предполагаемый облик ЗРК Панцирь-СМ

За счёт отказа от пушечного вооружения боекомплект ЗУР в ЗРК Панцирь-СМ может быть увеличен до 24 единиц. Предположительно ЗРК/ЗРПК Панцирь-СМ получит РЛС с активной фазированной антенной решёткой (АФАР), однако пока не ясно, будет ли использована АФАР только в РЛС предварительного обнаружения, или и в РЛС наведения и сопровождения.

Во втором случае должны существенно возрасти возможности комплекса по одновременному обстрелу нескольких целей. И в том и в другом случае, при сохранении текущей конфигурации комплекса, проблема ограниченного обзора РЛС наведения и сопровождения остаётся. Дальность обнаружения цели должна увеличиться с 36 до 75 км.

Дальность поражения должна увеличиться с 20 км у Панцирь-С до 40 км у Панцирь-СМ, максимальная скорость ЗУР составит 1700-2300 м/c, ч (5-7М). Также Панцирь-СМ сможет поражать цели, движущиеся по баллистической траектории.

Другим способом повысить боекомплект ЗРК, как уже говорилось ранее, является размещение нескольких ракет меньшей дальности в одном контейнере. Учитывая, что ЗРК Панцирь-С1/С2/СМ является комплексом малой дальности, но в последней модификации приблизится по характеристикам к комплексам средней дальности, появление на нём таких ракет более чем оправдано.

Для комплекса Панцирь-СМ (а возможно и для комплексов Панцирь-С1/С2) разрабатывается малогабаритная высокоманевренная ЗУР, получившая неофициальное наименование «Гвоздь». Данная ракета предназначена для поражения БПЛА, миномётных мин, управляемых и неуправляемых боеприпасов. Компактные размеры позволяют размещать данную ЗУР в количестве четыре единицы в одном ТПК. Таким образом, при вооружении одними ракетами «Гвоздь», боекомплект ЗРК Панцирь-СМ может составить до 96 ЗУР.

Макет ЗУР малой дальности «Гвоздь», размещаемой по 4 ракеты в одном стандартном ТПК ЗРК Панцирь-СМ

Ракеты существующего комплекса Панцирь-С1/С2 выполнены по бикалиберной схеме, разгонный двигатель расположен в отделяемой первой ступени. После завершения разгона и отделения первой ступени, вторая – боевая ступень летит по инерции. С одной стороны, это снижает скоростные и маневренные характеристики ракеты с увеличением высоты и дальности, с другой стороны, возможно, что у противника возникнут проблемы с обнаружением второй ступени ЗУР комплекса Панцирь-С1/С2 системами предупреждения о ракетной атаке, работающими на принципе обнаружения инфракрасного (ИК) и ультрафиолетового (УФ) излучения от работающего двигателя ракеты.

Вполне возможно, что система AN/AAQ-37 малозаметного истребителя F-35 не сможет отслеживать вторую ступень ракет ЗРК Панцирь-С1/С2 после отделения первой ступени.

Пока неясно, изменится ли схема ракет ЗРК Панцирь-СМ, возможно, что для получения увеличенной дальности стрельбы до 40 км, вторая ступень также будет оснащена двигателем. Если нет, то преимущество внезапной атаки может сохраниться и за Панцирь-СМ. По крайней мере, исходя из внешнего облика малогабаритной ЗУР «Гвоздь», можно предположить, что двигатель на второй ступени отсутствует.

Предполагаемый внешний облик ЗРК/ЗРПК Панцирь-СМ возможно говорит ещё об одной особенности данного комплекса. На изображениях присутствует ракетно-пушечный вариант с обзорной РЛС и ракетный вариант с увеличенным боекомплектом без обзорной РЛС.

Изображение ЗРПК Панцирь-СМ с обзорной РЛС и ЗРК Панцирь-СМ без обзорной РЛС

Стоимость обзорной РЛС, особенно если она выполнена на базе АФАР, должна составлять значительную сумму, составляющую существенную часть стоимости ЗРК/ЗРПК. Соответственно, разработчики могут реализовать несколько вариантов комплекса – с обзорной РЛС и без неё, и скорее всего это возможно, как для ЗРК, так и для ЗРПК. В этом случае, комплексы малой дальности должны действовать в группе подобно ЗРК большой и средней дальности.

Например, в группе из четырёх машин Панцирь-СМ только одна оборудована обзорной РЛС. Возможности РЛС с АФАР позволят отследить куда больше целей, чем может обработать один ЗРК, особенно учитывая остающееся ограничение на сектор обзора РЛС наведения. В этом случае ЗРК с обзорной РЛС выдаёт целеуказание остальным машинам, которые обеспечивают сопровождение и поражение целей. Помимо этого, ЗРК/ЗРПК Панцирь-СМ без обзорной РЛС сами способны осуществлять поиск целей имеющейся у них оптико-локационной станцией (ОЛС).

Группа из четырёх машин сможет отражать атаку средств воздушного нападения одновременно со всех направлений, или концентрировать огонь на наиболее угрожаемом участке. Четыре ЗРК Панцирь-СМ только с ракетным вооружением могут нести суммарно 48 ракет с дальностью стрельбы 40 км и 192 ракеты типа «Гвоздь» с предполагаемой дальностью стрельбы 10-15 км.

Сочетание 240 ракет земля-воздух и большого количества каналов наведения позволят четырём ЗРК Панцирь-СМ отразить массированный огневой налёт противника, например, удар звена из четырёх истребителей-бомбардировщиков F-15E с 28 УАБ GBU-53B на каждомй или залп восьми реактивных систем залпового огня M270 MLRS.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что принятие на вооружение ЗРК средней дальности С-350 «Витязь» с ЗУР 9М96 и 9М100, а также завершение разработки ЗРК/ЗРПК Панцирь-СМ (особенно в чисто ракетном варианте) с ЗУР дальностью 40 км и малогабаритными ЗУР «Гвоздь», позволят придать принципиально новые возможности российской ПВО для отражения массированных огневых налётов СВН противника.
Остаётся «тёмной лошадкой» проектируемый ЗРК большой дальности С-500 «Прометей», и можно только гадать, какие возможности он предоставит российской ПВО.

В данном материале не упомянуто взаимодействие ЗРК и боевой авиации в рамках решения задач ПВО, но об этом поговорим в следующей статье.

/Андрей Митрофанов, topwar.ru/

Состояние и перспективы развития зенитных ракетных комплексов ближнего действия за рубежом (2003)

Подполковник П. Алексеев

По мнению зарубежных военных экспертов, для защиты особо важных объектов от ударов с воздуха необходима интегрированная эшелонированная система ПВО, так как средства воздушного нападения (СВН), оснащенные высокоточным оружием (ВТО), могут иметь сверхзвуковую скорость и малую эффективную площадь рассеяния (ЭПР), что затрудняет их поражение. Немаловажная роль в борьбе с СВН отводится ЗРК ближнего действия (дальность стрельбы до 20 км).

Основным требованием, предъявляемым к ЗРК ближнего действия, является обеспечение надежной защиты войск и объектов от СВН, летящих на малых высотах. Их средства обнаружения имеют много общих конструктивных особенностей, обусловленных такими специфическими факторами как небольшие угловые скорости перемещения целей относительно РЛС, особенно вертикальные. Эффективная дальность действия информационных средств выбрана в расчете на возможность обнаружения цели в низковысотной зоне обзора с потолком до 3-5 км. Кроме того необходимо, чтобы ЗУР комплексов данного типа имела время готовности к пуску 3-4 с, а ее двигательная установка должна обеспечить достижение максимальной скорости полета ракеты в течение 3-5 с и дальность не менее дальности применения ВТО, причем ЗУР должна поражать различные типы целей с перегрузкой не менее 10g.

По оценкам зарубежных аналитиков, применение РЛС ЗРК становится все более опасным в связи с разработкой высокоскоростных противорадиолокационных управляемых ракет (ПРУР), способных поражать станцию даже после выключения, используя последние данные о ее координатах. Наличие и использование ПРУР, а теперь и беспилотных летательных аппаратов, вызывает необходимость применения в составе ЗРК пассивных ИК-систем обнаружения и сопровождения. Например таких, как АДАД, «Протектор», «Мирадор» и других.

АДАД. Английская фирма «Тэйлс оптроникс» (Thales Optronics) разработала оптоэлектронную систему обнаружения низколетящих целей АДАД (ADAD — Air Defence Alerting Device), работающую в диапазоне 8-12 мкм, для выдачи целеуказаний ПЗРК «Старбёст» и ЗРК «Старстрик» СВ Великобритании. Кроме того, немецкая фирма «Атлас» закупила систему АДАД для ЗРК «Асрад».

«Протектор». Фирма «Пилкингтон оптроникс» (Pilkington Optronics) создала комплексную оптоэлектронную систему «Протектор» (Protector), в состав которой входит аппаратура системы АДАД, телевизионная камера и лазерный дальномер.

Эти средства обеспечивают точное определение координат воздушной цели.

«Мирадор». Оптоэлектронная система «Мирадор» (Mirador) фирмы «Тэйлс мьюнитроникс» (Thales Munitronics), включает цветные и работающие при низком уровне освещенности обзорные телевизионные камеры, телевизионную камеру и ИК-датчики сопровождения, лазерный дальномер. Эта система используется в составе систем управления огнем комплексов ПВО, причем она может действовать автономно или совместно с обзорной РЛС.

Для повышения эффективности войсковой ПВО в зарубежных странах осуществляется модернизация существующих и создание новых комплексов.

ЗРК «Рапира». На вооружении сухопутных войск и ВВС Великобритании находится ЗРК «Рапира-FSC» (Field Standard C), являющийся модернизированным вариантом комплекса «Рапира».

В его состав входят пусковая установка с восемью ЗУР «Рапира» Мк2, трехкоординатная РЛС и оптоэлектронная система обнаружения и сопровождения. По сравнению с базовым вариантом комплекс имеет более высокую огневую производительность и дальность стрельбы около 8 км. На базе ЗРК «Рапира-FSC» фирмой MBDA разработан экспортный вариант — ЗРК Jernas.

ЗРК «Роланд». Фирма «Евромиссайл» разработала ЗРК «Роланд» в интересах противовоздушной обороны мобильных войск и важных объектов.

Модернизированный вариант — ЗРК «Роланд-3» является всепогодным и имеет дальность стрельбы до 8 км. В настоящее время проводится дальнейшая модернизация комплекса за счет внедрения оптоэлектронного модуля «Глэйв» (Glaive) и цифровой системы управления BKS. Кроме того, в составе комплекса планируется использовать ЗУР VT-1. По мнению специалистов фирмы, все это позволит увеличить дальность стрельбы ЗРК до 12 км и повысить его помехозащищенность.

ЗРК «Чапарэл». Элементы комплекса, в состав которых входят четыре ЗУР MIM-72 (разработана на базе управляемой ракеты «Сайдвиндер»), система «Флир», располагаются на гусеничном транспортере М-730. На комплексе в результате ряда модернизаций была усовершенствована система «Флир», ЗУР, получившие обозначение MIM-72 G, -72J, которые оснащены ГСН с розеточным сканированием и улучшенной системой борьбы со средствами ИК-противодействия. Кроме того, предполагается увеличить количество ракет на пусковой установке до шести и осуществить организацию целеуказания от различных РЛС.

ЗРК «Авенджер». С целью придания способности поражения целей вне пределов прямой видимости на американском ЗРК «Авенджер» установлена система разворота пусковой установки по внешнему целеуказанию STC (Slewto-Cue). На полигоне в Форт-Блисс (штат Техас) прошли стрельбы расчетами ЗРК, во время которых впервые были выполнены пуски ракет «Стингер» вне пределов прямой видимости. Комплекс, оборудованный системой STC, выполнял пуск ЗУР по мишени типа QH-50 и обеспечивался расчетом РЛС AN/MPQ-64.

Цель была поражена на дальней границе зоны поражения ЗРК, а тактика и методика выполнения ее перехвата получила обозначение BVRE (Beyond Visual Range Engagement).

Существующие наставления и инструкции СВ США требуют от расчетов ЗРК ближнего действия визуального опознавания цели перед пуском ракет «Стингер» на дальность 2-3 км, однако погодные и боевые условия могут значительно уменьшить ее. Возникают трудности при пуске ЗУР «Стингер» и ночью, а также и при опознавании целей по принципу «свой — чужой». В связи с этим в настоящее время проводится модернизация ЗРК «Авенджер» и «Лайнбекер»: они оборудуются их системой разворота пусковой установки по внешнему целеуказанию и сопрягаются с РЛС AN/MPQ-64 или другими информационными средствами, которые могут обнаруживать воздушные объекты на больших дальностях и автоматически классифицировать их как цель.

Информация о цели передается через АСУ «Фаадс» на пульт управления ЗРК, оборудованных системой STC. После этого пусковая установка автоматически разворачивается в указанном направлении для осуществления пуска ракет. Применение системы STC позволяет вдвое увеличить дальность действия ракеты «Стингер» и захватить цель вне прямой видимости, что повышает боевые возможности комплекса. Полученные результаты испытаний, по мнению американских военных экспертов, вызывают необходимость внесения изменений в тактику боевого применения ЗРК ближнего действия.

ЗРК «Антилопа». В Тайване для ЗРК «Антилопа», состоящем на вооружении ВВС, на базе управляемой ракеты «Скай Сворд-1» разработана новая ЗУР. На ракете проведены доработки хвостового отсека, системы наведения и заменен ракетный двигатель.

Подсистемы ЗРК расположены на базе многоцелевого колесного автомобиля HMMWV (High-Mobility Multi-Purpose Wheeled Vehicle), и включают РЛС, ИК-систему обнаружения и четыре направляющие с ЗУР. Боевой расчет комплекса при осуществлении обзора воздушного пространства и сопровождении целей состоит из двух человек, а дистанционное управление выполняет один оператор. Пуск ракет возможен с места и в движении. Управление огнем ЗРК, обычно, осуществляется маловысотной системой CS/MPQ-78, которая также располагается на автомобиле HMMWV и включает РЛС обнаружения, телевизионный оптический визир, объединенный с лазерным дальномером и системой опознавания «свой-чужой».

Одна такая система может управлять четырьмя пусковыми установками ЗУР и двумя зенитными установками. В стационарном варианте, при обороне особо важных наземных объектов, возможно соединение ПУ с системой управления огнем волоконно-оптическим кабелем.

Во многом ЗРК «Антилопа» подобен американскому комплексу «Авенджер» фирмы «Боинг», который состоит на вооружении ВС Тайваня, однако первый имеет большую зону поражения, которая составляет по дальности до 9, по высоте — около 4 км.

ЗРК SP HVM («Старстрик»). Управление закупок вооружений министерства обороны Великобритании в рамках контракта стоимостью 103 млн долларов планирует проведение работ по модернизации самоходного ЗРК SP HVM за счет интеграции в его состав тепловизионной системы обнаружения (TSS). Предыдущие этапы работ были направлены на создание облегченного варианта комплекса с двумя сборками по три ЗУР. В этой системе будет использоваться технология ИК-датчиков STAIRS-C (Sensor Technology of Affordable Infra Red Systems), которые разрабатывались отделениями фирмы «Тэйлс оптроникс» (в Глазго и Стайнс), а также управлением оборонных оценок и исследований (DERA) в г. Малверн.

Применение технологии STAIRS-C позволит повысить эффективность систем ПВО Великобритании и использовать ее в составе аналогичных средств других стран.

ЗРК SP HVM размещается на гусеничном самоходном шасси БТР «Стормер», на котором установлены турель с восемью направляющими с ракетами, готовыми к пуску, и пассивная система обнаружения, обеспечивающая автоматическое сопровождение целей. Установка новой тепловизионной системы позволит применять эти комплексы в ночное время суток с такой же эффективностью, как и в дневное, и расширить возможности обнаружения и опознавания целей в условиях плохой видимости. В настоящее время в СВ Великобритании для таких ЗРК используется наименование HVM, а для экспортного варианта ЗРК — «Старстрик».

Две модификации ЗРК «Старстрик» предполагается, кроме того, разместить на самоходном колесном шасси 4 x 4.

ЗРК «Бамсё». Шведская фирма «Сааб бофорс дайнемикс» (Saab Bofors Dynamics) создала ЗРК «Бамсё» с дальностью стрельбы около 15 км. В состав комплекса входят до четырех пусковых установок с четырьмя ЗУР РБС-23 на каждой и станцией наведения ракет, командный пункт с РЛС, антенна которой может быть поднята на высоту до 10 м. Пусковые установки комплекса могут располагаться на удалении до 10 км от командного пункта.

ЗРК «Асрад». Немецкой фирмой «СТН атлас электроник» (STN Atlas Electronik) совместно с партнерами создан ЗРК «Асрад» (ASRAD — Atlas Short Range Air Defence System), предназначенный для прикрытия от ударов с воздуха командных пунктов, аэродромов, войск в районе сосредоточения и на марше, а также для обеспечения действий сил быстрого реагирования. В его состав входят: пусковая установка, блок датчиков с телевизионной системой и лазерным дальномером, электронный блок управления датчиками системы и ЗУР, система управления огнем. Экспортный вариант, возможно, будет дополнен наземной навигационной системой, машиной АСУ и машиной технического обслуживания. ЗРК способен вести боевые действия в любых климатических условиях автономно и во взаимодействии с другими средствами ПВО.

Наличие в составе комплекса активных и пассивных средств обнаружения позволяет вести боевые действия днем и ночью в любых метеоусловиях. Дальность обнаружения ИК-средствами составляет около 25 км. Сопровождение, расчет эффективной дальности и захват цели ГСН ЗУР осуществляются автоматически, что обеспечивает применение ракет на максимальной дальности. В комплексе могут использоваться различные ЗУР, в том числе американские «Стингер» и шведские RBS-70. На пусковой установке расположены четыре ЗУР и еще четыре находятся в боеукладке в машине. В настоящее время рассматривается возможность увеличения количества ракет на пусковой установке до восьми. Совместно со шведскими фирмами Celsius Bofors Missiles и Ericsson Microwave Systems AB создан экспортный вариант ЗРК «Асрад-Р».

В нем используются ЗУР RBS-70 Mk 2 и Mk 1, «Болид». Комплекс обеспечивает поражение целей на дальностях до 7 км и высотах до 4 км. Кроме того, фирмами STN «Атлас» и «Краусс Маффей Вегман ГмбХ» для сухопутных войск Германии на базе ЗРК «Асрад» разработана система ПВО, которая будет иметь в своем составе три зенитные ракетные батареи (могут действовать как автономно, так и во взаимодействии с другими подразделениями ПВО). Батарея состоит из машин: командного пункта батареи, управления ПВО, АСУ, командного пункта взвода (три), пусковых установок (15), технического обслуживания (три). Для основных элементов используется гусеничное шасси боевой машины «Визель», а для машин АСУ и технического обслуживания полноприводное колесное шасси MB WOLF.

ЗРК CLAWS. В США для вооружения подразделений морской пехоты ведется разработка нового ЗРК CLAWS (Complementary Low Altitude Weapons System). Он предназначается для поражения крылатых ракет, самолетов, вертолетов и беспилотных летательных аппаратов в любых погодных условиях. По дальности и высоте поражения цели ЗРК СLAWS будет превосходить другие комплексы, состоящие на вооружении морской пехоты. В состав комплекса входят пусковая установка с четырьмя управляемыми ракетами AIM-120 (AMRAAM) класса «воздух — воздух» средней дальности и электронное оборудование, которые располагаются на базе шасси M1097A1 HMMWV. Тактико-технические требования, предъявляемые к новому комплексу, включают: одновременное поражение целей в секторе 120°, интервал пуска ракет не более 4 с (залпом) и 2 c (одиночно).

Программа разработки и подготовки комплекса к производству включает: двухгодичную фазу подтверждения концепции и демонстрационных испытаний, выбор подрядчика и подготовку к производству начальной партии (минимум 10 ЗРК). Всего командование морской пехоты намерено приобрести около 95 комплексов. Заинтересованность в разработке проявило министерство армии США, которое оценивает потребности сухопутных войск примерно в 450 пусковых установок. По оценкам зарубежных специалистов, решение о начале производства ЗРК СLAWS возможно будет принято в первом квартале 2004 года.

ЗРК VL MICA. На французском испытательном полигоне Centre d’Essais des Landes проведены испытательные пуски ракеты VL (Vertical Launch) MICA из вертикальной пусковой установки.

Основными целями испытаний, проводимых фирмой MBDA, являются проверка основных элементов и новых технологий, использованных при создании транспортно-пускового контейнера (ТПК), а также изучение режимов работы при вертикальном пуске ракеты. Применение вертикальной пусковой установки с новыми ТПК для ракет VL MICA, как специалисты фирмы, послужит основой для создания ЗРК и обеспечения конкурентоспособности нового комплекса. ЗУР хранятся в прямоугольном пусковом контейнере массой около 400 кг (в том числе 112 кг масса ракеты). ТПК спроектирован так, что обеспечивается отвод пороховых газов, образующихся при пуске ракеты. ЗУР, дальность стрельбы которой составляет около 10 км, может использоваться в двух вариантах: с радиолокационной и с ИК ГСН. По оценкам экспертов фирмы MBDA, результаты, полученные в ходе испытательных пусков, подтвердили жизненность концепции вертикального пуска и конструкции ТПК и доказали, что принципиальные риски (от механических и температурных режимов работы пускового контейнера до высоты выброса ракеты из ТПК) успешно преодолены. А так как ЗУР разработана на основе существующей управляемой ракеты MICA класса «воздух-воздух», то режимы работы ракеты после пуска уже известны. Поэтому положительные результаты испытания обеспечили дополнительным временем разработку морского варианта ЗРК, базовая конфигурация которого состоит из восьми ЗУР в пусковых шахтах и системы предстартовой подготовки ракет.

По мнению экспертов, принятие на вооружение нового комплекса можно ожидать после 2004 года.

Таким образом, во многих зарубежных странах с целью повышения эффективности войсковой ПВО проводится модернизация существующих ЗРК для продления срока их службы и повышения боевых возможностей, обеспечения борьбы с различными видами воздушных угроз и создания новых комплексов для борьбы против перспективных авиационных средств нападения. В рамках сокращения затрат на создание новых ЗРК наблюдается тенденция использования мобильных комплексов, в которых применяются ракеты, используемые в ПЗРК, а также ЗРК с комбинированным зенитно-ракетным и стрелково-пушечным вооружением.

В ряде комплексов ближнего действия в качестве ЗУР используются управляемые ракеты класса «воздух — воздух».

Зарубежное военное обозрение 2003 №8, С. 27-32

Российские средства ПВО – современность и перспективы

Что может противопоставить Россия планам США разместить в Европе элементы противоракетной обороны (ПРО) и какие отечественные средства могут быть использованы для борьбы с ними?

Этот вопрос является сегодня одним из самых часто задаваемых на самых различных официальных и неофициальных уровнях и мероприятиях. И если первая часть этого вопроса уже достаточно широко освещалась на страницах печатных изданий, в эфире и на телевидении, то его вторую половину следует рассмотреть более подробно.

Системы ПРО и противовоздушной обороны (ПВО) предназначены для борьбы с различными типами средств воздушно-космического нападения (СВКН) путем поражения: первая — межконтинентальных баллистических ракет (БР) наземного и морского базирования, вторая – самолетов, вертолетов и беспилотных летательных аппаратов, в т.ч. БР и крылатых ракет тактического и оперативно-тактического назначения.

Вторая мировая война показала, что надежная система ПВО является одним из главных показателей боеспособности любого государства. В письме президенту Т. Рузвельту в дни Сталинградского сражения в 1942 г., И. Сталин отметил: «Практика войны показала, что самые храбрые войска становятся беспомощными, если они не защищены от ударов с воздуха». В послевоенное время, как один из итогов войны, выдающийся полководец Г.К. Жуков отмечал, что «Тяжкое горе ожидает ту страну, которая окажется неспособной отразить удар противника с воздуха». Это подтверждает и Э. Лампе (председатель Федерального управления местной системы ПВО ФРГ до 1956 г.) в книге «Стратегия гражданской обороны» словами «Конечно, с помощью ПВО войну не выиграешь, но без ПВО ее наверняка проиграешь».

Эти высказывания подтвердила практика послевоенных локальных войн и вооруженных конфликтов, в которых результаты противоборства между СВКН и средствами ПВО определяли, как правило, окончательный итог военных действий. Так, значительные потери американской авиации во Вьетнаме (не менее 1294 летательных аппарата за период с августа 1964 г. по февраль 1973 г.) привели к бесславному для США завершению этой войны и появлению долголетнего «вьетнамского синдрома». И наоборот, неспособность систем ПВО Ирака и Югославии противостоять современным СВКН явилась одной из главных причин их поражения в локальных войнах 1991, 1993 гг. и 1999 г. соответственно.

Для максимального использования возможностей российских средств ПВО в новых условиях была разработана концепция воздушно-космической обороны (ВКО) России (подписана президентом РФ в 2006 г.), которая базируется на системах противовоздушной (ПВО) и ракетно-космической (РКО) обороны, а также радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Система ПВО, являющаяся основой ВКО России, в мирное время частью сил и средств несет боевое дежурство с целью отражения внезапных ударов СВКН противника по важным объектам военно-государственного значения. С началом и в ходе военных действий все силы и средства ПВО переводятся в полную боевую готовность и совместно с другими видами и родами войск ведут борьбу с воздушным противником в полном объеме. Сегодня для борьбы с ним могут быть привлечены зенитные ракетные войска (ЗРВ) ВВС РФ, войска войсковой ПВО и корабельные средства ПВО флота.

В настоящее время ЗРВ ВВС России оснащены зенитными ракетные комплексами (ЗРК) и системами (ЗРС) различной дальности действия (типа С-75, С-125, С-200 и С-300), которые неоднократно доказали свою боевую эффективность.

Среди первых побед ЗРК С-75 «Волга» средней дальности — поражение тайваньского самолета-разведчика RB-57D в районе Пекина (7.10.1959 г.), американских самолетов-разведчиков U-2 «Локхид» под Свердловском (1.05.1961 г.), в Китае (сентябрь 1962 г.) и над Кубой (27.10.1962 г.). Многие из около 500 поставленных в армии 27 зарубежных стран ЗРК С-75 активно использовались в боевых действиях на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии и зоне Персидского залива, а также на Балканах. Кроме впечатляющих результатов во Вьетнаме, этим ЗРК были сбиты несколько самолетов в индо-пакистанских конфликтах, разведывательный RB-57F США над Черным морем (декабрь 1965 г.) и более 25 самолетов в ходе арабо-израильских войн. Он применялся в боевых действиях в Ливии (1986 г.), Анголы против ЮАР, в Ираке, для борьбы с самолетами-разведчиками SR-71 над КНДР и Кубой.

ЗРК С-125 «Печора» малой дальности был создан для борьбы с низколетящими воздушными целями. Высокую эксплуатационную надежность и эффективность продемонстрировали около 530 ЗРК, поставленных в 35 зарубежных стран и применявшихся в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Боевое «крещение» ЗРК С-125 прошел в 1970 г. на Синайском полуострове, где в противовоздушных боях этим комплексом было сбито восемь и повреждено три самолета Израиля. Зенитные ракетные комплексы С-125 использовались Ираком в войне с Ираном (1980-1988 гг.) и в 1991 г. для отражения ударов авиации многонациональных сил, Сирией – в боях с израильтянами в ходе ливанского кризиса 1982 г., Ливией – для обстрела самолетов США в заливе Сидра (1986 г.), Югославией – против авиации НАТО в 1999 г. (по югославским данным именно им был сбит самолет-невидимка F-117А, а второй поврежден).

ЗРС С-200 «Вега» дальнего действия обеспечивает поражение авиации на дальностях и высотах более 100 км и до 40 км соответственно. Она поставлялась в страны восточной Европы, КНДР, Ливию, Сирию, Иран. После уничтожения израильского самолета Е-2С «Хокай» на дальности 180 км (Сирия, 1982 г.) американский авианосный флот отошел от берегов Ливана. В апреле 1986 г. ливийскими системами С-200 были сбиты три палубных штурмовика А-6 и А-7 из состава 6-го американского флота. Несмотря на опровержение США, факт их поражения подтвержден данными объективного контроля и расчетами советских специалистов.

ЗРС С-300 средней дальности и дальнего действия, в зависимости от модификации, способна вести борьбу с различными типами пилотируемых и беспилотных СВН, в т.ч. и крылатыми ракетами. Длительное время С-300 несет боевое дежурство и прикрывает Москву, московский промышленный и другие важные районы России. Новейшая ее модификация С-300ПМУ2 «Фаворит», неоднократно демонстрировавшаяся на многих выставках современных вооружений, высоко оценена за рубежом и закуплена Китаем, Вьетнамом и другими странами.

ЗРС С-400 «Триумф» дальнего действия является дальнейшим развитием ЗРС С-300. Она способна поражать все типы пилотируемых и беспилотных воздушных целей на дальности до 400 км, а также баллистические ракеты с дальностью пуска до 3500 км, гиперзвуковые и другие современные и перспективные средства воздушного нападения. Система С-400, по результатам испытаний конца 2006 г., определена базовой ЗРС для всех видов ВС РФ и поступает на вооружение российской армии. Во взаимодействии с космическими войсками эту ЗРС, также как и С-300ПМУ2, планируется использовать для борьбы с баллистическими целями и ведения нестратегической ПРО.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1» малой дальности предназначен для обороны малоразмерных объектов военно-государственного значения в любой погодно-климатической и радиоэлектронной обстановке днем и ночью. Его боевые возможности обеспечивают эффективную борьбу с любыми типами самолетов, вертолетов, в том числе КР и авиационным бортовым высокоточным оружием. В настоящее время ЗРПК прошел государственные испытания и на его поставку заключены контракты с ОАЭ и Сирией.

Основные характеристики ЗРК и ЗРС ЗРВ ВВС

Войска войсковой ПВО решают комплекс задач по отражению внезапных ударов с воздуха, несению боевого дежурства и своевременного наращивания усилий в мирное время, а в военное время, совместно с ВВС и другими средствами — прикрытию группировок войск и их объектов от ударов воздушного противника при расположении на месте, при передвижении, с началом и в ходе боевых действий. В этот род войск, основой которого являются войска ПВО Сухопутных войск, входят силы и средства ПВО береговых войск ВМФ и Воздушно-десантных войск.

Сегодня на вооружении войск войсковой ПВО состоят, в основном, самоходные ЗРК «Оса-АКМ», «Стрела-10» и «Бук», ЗРС С-300В и «Тор», ЗПРК «Тунгуска», а также переносные ЗРК типа «Игла» и их модификации. Ряд этих средств поставлены на вооружении многих зарубежных стран и доказали свою эффективность в боевых действиях.

Основные характеристики ЗРК и ЗРС войск войсковой ПВО

На международных выставках современных вооружений отечественные ЗРС и ЗРК войсковой ПВО неоднократно демонстрировали свои высокие характеристики и уверенно конкурируют с зарубежными средствами, а такие как ЗРС «Тор-М1» и ЗРК «Бук-М1» не имеют мировых аналогов. Дальнейшее повышение боевого потенциала войсковой ПВО планируется осуществить путем оснащения ее новыми зенитными комплексами.

ЗРК «Бук-М2» средней дальности является средством ПВО армейского (корпусного) звена. Модернизация и перевод на современную элементную базу увеличили дальность (с 32 до 45 км), высоту (с 22 до 25 км) и скорость (с 830 до 1100 м/с) поражаемых целей. Одновременно с 6 до 24 возросло количество целевых каналов в зенитном дивизионе.

ЗРК «Бук-М3» — дальнейшее развитие комплекса и может быть принят на вооружение в 2009 г. как единый комплекс войсковой ПВО армейского звена. Для эффективного парирования вероятных угроз с воздуха в ближайшие 12-15 лет при его создании используются новые технологии и разработки. Ожидается, что «Бук-М3» будет способен поражать воздушные цели, действующие со скоростью до 3000 м/с на дальностях 2,5-70 км и высотах 0,015-35 км. Зенитный дивизион будет 36 целевых каналов.

ЗРС «Тор-М2» малой дальности дивизионного звена, с размерами зоны поражения, огневой производительностью и боекомплектом в 2 раза выше аналогичных показателей ЗРС «Тор» и «Тор-М1», может поступить на вооружение в 2008 году. Характеристики новой ЗРС, предположительно, обеспечат поражение целей, в т.ч. и авиационного ВТО, действующих со скоростью до 900 м/с на дальности 1-20 км и высотах 0,01-10 км. Одна боевая машина сможет одновременно обстрелять до 4 целей.

В 2008 г. планируется принятие на вооружение самоходного («Багульник») и переносного («Верба») ЗРК ближнего действия полкового звена.

В 2008 г. планируется принятие на вооружение самоходного («Багульник») и переносного («Верба») ЗРК ближнего действия полкового звена.

ЗРК «Багульник» поступит на замену ЗРК «Стрела-10». Его ракета с лазерной системой наведения будет способна, предположительно, поражать цели, действующие со скоростью до 700 м/с в диапазоне дальностей и высот 1-10 км и 0,01-5 км соответственно.

В целях повышения боевых возможностей и продления срока эксплуатации, существующие средства войсковой ПВО, также как и ЗРВ ВВС, модернизируются.

Так, в результате комплекса работ на 12-15 лет может быть продлен срок эксплуатации более 450 БМ «Оса-АКМ» 1976-1986 гг. выпуска, одного из самого массового войскового комплекса. Одновременно будет повышена его помехозащищенность и автоматизирован процесс боевой работы. Планируется, что около 100 модернизированных БМ «Оса-АКМ» могут поступить в войска в 2009 году.

Следует отметить, что большой модернизационный потенциал является характерной чертой всех отечественных ЗРК, ЗРС и вызывает значительный интерес со стороны зарубежных обладателей и потенциальных покупателей наших средств ПВО.

Корабельные средства ПВО, унифицированные с наземными ЗРК и ЗРС по ракете, могут быть привлечены для борьбы с воздушным противником на приморских направлениях.

Основные характеристики корабельных ЗРК

Таким образом, в условиях непрерывного повышения количественно-качественных характеристик СВКН, аналогичный подход должен быть и к средствам борьбы с ними, рассматривая наличие системы ПВО как один из главных факторов боеспособности государства, обеспечения его национальной независимости.

Зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) стремительно заменили артиллерийские зенитные системы, особенно на дальностях свыше нескольких километров. При этом, зенитные ракеты имеют минимальную высоту действия, т.е. высоту, ниже которой они не могут поражать цели в силу того, что ракета должна набрать определенную высоту и скорость для успешного маневрирования. По дальности действия ЗРК делятся на системы ближнего, среднего и дальнего радиуса действия. ЗРК ближнего радиуса действия, в целом, действуют в диапазоне менее 15 км по дальности и менее 8 км по высоте.

Самым компактным оружием в этом классе являются переносные ЗРК. Они переносятся и используются одним человеком и поэтому имеют широкое распространение в армиях стран мира. В Иране на вооружении стоят несколько ПЗРК, важнейшим из которых является «Мисак-1 и -2».

ПЗРК «Мисак-1» имеет в длину 1,5 метра и может поражать воздушные цели в диапазоне от 30 до 4000 м по высоте и от 500 до 5000 м по дальности. Ракета набирает скорость 600 метров в секунде, весит 11 кг и имеет боеголовку весом 1,42 кг. В общей сложности комплекс (ракета + пусковая установка) весит около 17 кг.

В числе особенностей этих ПЗРК можно привести их долговечность (большой срок хранения), легкие инструкции к использованию, отличную оперативность и возможность применения в большом температурном диапазоне ( от -40 до + 60°С). Ракетный комплекс, имеющий инфракрасную головку самонаведения, позволяет действовать по принципу «стреляй и забудь», т.е. оператор комплекса может уходить в укрытие сразу же после запуска ракеты. Инфракрасная ГСН позволяет обнаруживать и захватывать цели под любым углом обзора.

Эти ПЗРК являются отличным оружием для пехотных войск и могут переноситься на мотоциклах, военных машинах, вертолетах, быстроходных катерах и подводных лодках. Также на машинах типа «пикап» устанавливаются сдвоенные пусковые установки. В некоторых странах на легких и быстроходных плавучих средствах устанавливаются 6-ствольные пусковые установки такого рода зенитных ракет.

Следует заметить, что ЗРК ближнего радиуса действия стояли на вооружении иранской армии еще до исламской революции. Первыми образцами такого оружия в Иране были британские Tigercat, Seacat, а затем и Rapier. Tigercat представлял собой систему наземного, а Seacat – морского базирования одного и тоже типа. Эти ЗРК были приобретены в 1966 г. Ракеты имели в длину около 1,5 м, однако комплекс весил 68 кг. Диапазон действия составлял от 500 до 5000 м по дальности, но скорость ракеты была дозвуковой (менее 1 Маха).

После революции иранские специалисты модернизировали ЗРК Rapier, увеличив его диапазон и по дальности и по высоте. В настоящее время на вооружении стоят счетверенные системы, которые действуют вкупе с РЛС итальянского производства DN181. Комплекс может работать при любых погодных условиях. Помимо РЛС, ЗРК снабжен оптической системой наведения ракеты для «захвата» цели.

Ракета Rapier весит 45 кг, набирает скорость 2,5 Маха и может поражать воздушные цели в диапазоне от 400 до 6800 м по дальности и до 3000 м по высоте. Комплекс перемещается на прицепе и применяется для защиты тактических целей от воздушных атак.

После войны с Ираком в целях устранения существующих недостатков в системе ПВО захваченные у иракских войск ЗРК Crotale французского производства были переименованы в «Шахаб Сагиб» и скоординированы с РЛС Skyguard. Эти комплексы способны поражать цели на сверхмалых высотах и обладают улучшенной системой самонаведения и перехвата.

Впоследствии в Иране началось производство модернизированной версии этого ЗРК под названием FM80. Главное отличие «Шахаб сагиб» и FM80 состоит в РЛС, а зенитная ракета остается неизменной. Высокая маневренность этой ракеты позволяет применять ее для перехвата малых воздушных целей вроде крылатых ракет, которые действуют на сверхмалых высотах. FM80 можно назвать «последней линией обороны» при защите тактических объектов и плавучих средств.

Зенитная ракета в этом комплексе имеет в длину 2,9 м, весит 84 кг, способна переносить ускорения до 25 g, набирает скорость 740 метров в секунду (свыше 2 Маха) и имеет предельную дальность действия в 12 км. Эффективная дальность действия против самолетов составляет около 9 км, а против вертолетов – 11 км. Ракета способна перехватывать цели, движущиеся со скоростью до 440 метров в секунду, и обладает боеголовкой весом 14 кг и инфракрасным взрывателем, срабатывающим при сближении с объектом поражения. Каждый комплекс имеет в своем составе четыре пусковые установки, РЛС и электрооптическую систему наведения. Вероятность поражения воздушной цели одной ракетой составляет 80 %, а двумя ракетами – 96 %.

Самой лучшей системой ПВО ближнего радиуса действия следует, безусловно, назвать российский ЗРК «Тор-М1».

Автономный самоходный зенитный ракетный комплекс (ЗРК) 9К331 «Тор-М1» предназначен для противовоздушной обороны мотострелковых и танковых дивизий во всех видах боевых действий и в районах сосредоточения, защиты наиболее ответственных объектов (командных пунктов узлов связи, радиотехнических средств, мостов, аэродромов) от ударов высокоточного оружия, управляемых и противорадиолокационных ракет, управляемых авиабомб, самолетов, вертолетов, крылатых ракет и дистанционно-пилотируемых летательных аппаратов (ДПЛА).

Комплекс представляет собой компактную функционально завершенную и технически совершенную тактическую единицу — боевую машину, способную автономно или в составе системы ПВО выполнять поставленную боевую задачу. ЗРК 9К331 является результатом последовательной модернизации ЗРК «Тор». В результате модернизации в ЗPK был введен второй целевой канал, в ЗУР применена БЧ из материала с повышенными поражающими характеристиками, реализовано модульное сопряжение ЗУР с боевой машиной, увеличение зоны и вероятности поражения низколетящих целей, обеспечено сопряжение боевой машины с унифицированным батарейным командирским пунктом «Ранжир» для обеспечения управления боевыми машинами в составе батареи.

ЗРК «Toр-M1», способные поражать воздушные элементы высокоточного оружия, неоднократно показывали свои высокие боевые возможности на учебно-боевых стрельбах, на войсковых учениях на выставках современного оружия в ряде стран мира. Эти комплексы обладают хорошей конкурентоспобностью на мировом рынке и состоят на вооружении подразделений ПВО Китая, Греции и Ирана. Для защиты малоподвижных войсковых, а также гражданских и промышленных объектов разработаны варианты комплекса с размещением основных элементов на колесных базах — в самоходном варианте «Tор-M1ТА», с размещением аппаратной кабины (АК) на автомобиле «Урал-5323», а антенно-пускового поста (АПП) — на прицепе ЧМЗАП8335, в буксируемом «Тор-М1ТБ» (на двух прицепах АК — СМЗ-782Б, АПП — ЧМЗАП8335).

В состав комплекса 9К331 входят:

боевая машина 9А331 и зенитно-ракетный модуль 9М334 (с ракетами 9M331 в транспортно-пусковом контейнере 9Я281);транспортно-заряжающая машина 9Т244;транспортная машина 9Т245;машины технического обслуживания 9B887M и 9В888-1Mкомплект такелажного оборудования 9Ф116;машина группового ЗИП 9Ф399-1М1;автономный электронный тренажер операторов боевой машины 9Ф678.

Боевая работа ЗРК 9К331 происходит по схеме, обычной для зенитных ракетных комплексов с радиокомандной системой наведения. Станция обнаружения в движении или на месте осуществляет круговой обзор пространства, обнаруживает и опознает цели. Вычислительные средства боевой машины производят анализ воздушной цели, выбирают наиболее опасные цели для обстрела и вырабатывают данные целеуказания для станции наведения (станция передачи команд, СПК). Станция наведения (станция визирования ракеты плюс станция передачи команд) на основании данных целеуказания осуществляет:

поиск и захват одной цели на автосопровождение;точное сопровождение цели по трем координатам;пуск одной или последовательно (через 4с) двух ракет по сопровождаемой цели;захват ракеты после старта отдельным координатором и ввод ее в луч фазированной антенной решетки;точное сопровождение ракеты;управление ракетами по командам, вырабатываемым по разности координат между ракетами и целью в соответствии с выбранным методом наведения, соответствующим наиболее оптимальным условиям встречи ракеты с целью в зависимости от ее типа, высоты и характера полета;выдачу на радиовзрыватель ракеты команды задержки его срабатывания в зависимости от скорости сближения ракеты с целью.

Эксплуатация комплекса разрешается на высотах не более 3000 м над уровнем моря, в любое время года и суток, в различных метеорологических условиях в интервале температур окружающего воздуха от —50°С до +50°С, в условиях солнечной радиации и относительной влажности не более 98% при температуре (30 ± 5)°С и скорости ветра не более 20 м/с. Режим работы аппаратуры ракеты при включениях на боевой машине циклический: 10 мин работы — 10 минут перерыва. После трех включений должен быть перерыв не менее одного часа. В любое время перерыва допускается одноразовое включение аппаратуры ракеты на одну минуту для проведения пуска.