Золото по японски

Содержание

У военных трофеев, особенно золота, есть одна удивительная особенность. Оно неизбежно «прилипает» к рукам победителей и затем бесследно испаряется. Так было тысячи лет назад, так было и во Вторую мировую войну. Так было и у американцев, так было и у Советов. Но так бывает в классических историях. Наша же история не с одним тайным дном, до которого еще никому не удалось докопаться.

Маньчжурия и Маньчжоу-Го

Маньчжурия — историческая область на северо-востоке Китая до 1860 года включала также территории, отошедшие к России по Айгунскому договору (1858) и Пекинскому трактату (1860), т.е. современные Приамурье и Приморье. К началу ХХ века Маньчжурия, граничившая с Кореей и Россией, занимала около 1 млн. км², с населением в 5,7 млн. жителей. За исключением южной части, Маньчжурия представляет собой невысокую горную страну. Климат — суровый. Население: китайцы, маньчжуры, монголы, тунгусы, корейцы, японцы. Главные занятия: земледелие, скотоводство, горное дело. Главный город Маньчжурии — Мукден. Через Маньчжурию проходит Китайско-Восточная железная дорога, являющаяся продолжением Сибирской дороги до Владивостока (1482 км) с ветвями к некоторым городам.

Месторасположение Маньчжоу-Го на карте.

18 сентября 1931 года Япония вторглась в Маньчжурию, с ходу захватив Мукден. К весне все земли Маньчжурии и некоторые прилегающие к ней территории были оккупированы японцами. 1 марта 1932 года японской военной администрацией была создана Великая Маньчжурская империя или Маньчжоу-Го -марионеточное государство Японской империи. Площадь страны составляла 1 554 тыс. км². Население в 1934 году насчитывало почти 31 млн. человек, а к 1945 году достигло 50 млн. Во главе государства был поставлен последний китайский император из маньчжурской династии Цин — Пу И.

Правитель Маньчжоу-Го Пу И.

1 марта 1934 года Маньчжоу-го была объявлена монархией. В Маньчжоу-Го был создан собственный государственный аппарат с подчеркнутым представительством разных народов на корпоративной основе – в противовес китайской политике китаизации – на деле главным органом управления страны стало командование японской Квантунской армии, а также сеть японских администраторов в маньчжурских государственных органах. Командующий Квантунской армией одновременно занимал пост посла Японии, и имел право вето на решения императора Пу И. Таким образом, статус Маньчжоу-Го фактически не отличался от статуса протектората какой-либо из европейских колониальных империй.

Лига Наций отказалась признавать Маньчжоу-Го, что привело Японию к выходу из этой организации в 1934 году. В то же время, Маньчжоу-Го признало 23 из 80 существовавших на тот момент государств мира. Среди них — СССР и Германия. Благодаря японским инвестициям и богатым природным ресурсам, быстро пошли индустриализация страны и развитие экономики. В 1939 году вооружённые силы Маньчжоу-го участвовали в боях на реке Халхин-Гол. В ходе советско-японской войны Маньчжоу-го прекратило существование. В 1949 году территория Маньчжоу-го вошла в состав КНР.

Плен императора Маньчжоу-го

Несмотря на то, что Маньчжоу-Го не была процветающей страной, а ее император Пу И был марионеткой японских властей, как само население, так и его правитель не бедствовали. Кроме того, Пу И был все-таки из династии императоров, и хоть и не владел всей страной, но все же обладал каким-то наследством императорского двора, фамильными ценностями и императорскими атрибутами. Кроме того, и казна государства, по европейским меркам совсем не маленького, тоже не была пустой; содержалась и армия и полиция и чиновники… Считается что Маньчжоу-Го могло иметь и золотой запас, хотя о его размерах нет даже намеков.

С началом стремительного советского наступления в Китае в августе 1945 года, император Пу И, как не последний человек в Японской империи, вместе со своим правительством собрался в страну Восходящего солнца. Правитель Маньчжоу-Го прекрасно понимал, что Халхин-Гол ему Советский Союз прощать не будет — либо Советы сами осудят, либо передадут Мао Цзэдуну — в любом случае перспектива была нерадостной. Поэтому загодя — 19 августа 1945 года — когда Красная Армии находилась еще за несколько сот километров от Мукдена, император со своей свитой на аэродроме ожидал заправки самолетов для эмиграции в Японию. Поскольку собирались основательно, а не впопыхах, здесь же был и самый ценный личный багаж императора. Многие исследователи отмечают, что на аэродроме был и золотой запас государства. Однако, в этот самый ответственный момент, откуда-то взялся советский десант. Ни часом раньше, ни часом позже. А именно в момент нахождения на аэродроме и императора и ценного груза. Совпадение?

Если для императора это и было совпадением, то для командующего 12-й воздушной армией, входившей в состав Забайкальского фронта, маршала авиации Сергея Худякова, это была четко спланированная дерзкая операция. Уже 14 августа 1945 года имперский генеральный штаб, по указу императора Хирохито выпустил общий военный и военно-морской приказ, который повелевал всем командующим в Японии и за ее пределами японским вооруженным силам и контролируемым японцами войскам прекратить военные действия немедленно, сложить оружие, остаться на своих настоящих позициях и безоговорочно капитулировать перед командующими, действующими от имени Соединенных Штатов, Китайской Республики, Британской Империи и Советского Союза.

В это время командование Красной Армии принимает решение о выброске морских и воздушных десантов на острова, крупные промышленные и военные центры с целью захвата архивов, высокопоставленных пленных, ценного оборудование и просто ценностей, с которыми чиновники и генералы собирались убегать. В Москве понимали, что американцы также не будут сидеть, сложа руки — будут занимать объекты. Делиться же Москве не очень хотелось. Того же ожидали и от Союзников.

Поскольку японские войска практически не оказывали сопротивления, Забайкальский фронт под командованием маршала Малиновского провел несколько крупных десантных операций: 16 августа — в город Тунляо, 19 августа — в расположенный неподалеку Шуан-ляо и в Чанчунь, где располагался штаб Квантунской армии. Десанты были высажены также в Харбине, Гирине, Порт-Артуре и Дальнем. Десантники занимали банки, почту, радиостанции, телеграф и железнодорожные узлы, производили захват пленных и разоружение японцев.

На Мукден 19 августа был направлен десант 12-й воздушной армии из 225 человек вместе с особоуполномоченным — начальником политотдела штаба Забайкальского фронта генерал-майором А.Д. Притулой. Командовал десантом майор Петр Челышев. Приземлившись на аэродроме Мукдена около 11:30, десантники захватили начальника японского гарнизона и представителя манчьжурского императора. Во время зачистки в одном из аэродромных помещений обнаружился и сам император Пу И, который вместе со свитой и родственниками прибыл в аэропорт на полчаса раньше советского десанта и готовился к отлету в Японию.

В этом месте в военных документах имеется пробел. Либо советские десантники были настолько знакомы с политической жизнью Маньчжоу-Го, что в лицо знали его императора, либо перед вылетом их весьма точно проинструктировали. Первая версия вызывает обоснованные сомнения, ибо большинство десантников вряд ли знали о существовании и самого государства, а уж запомнить лицо императора, которое дважды за десять лет мелькнуло в советской прессе, и вовсе представляется полной фантастикой. Вторая версия более реалистична, но откуда советское командование могло знать, что десантникам встретится император? Так на всякий случай показали. А участие в десанте целого генерал-майора, да еще комиссара к случайностям уже не отнесешь. Значит, знали, зачем летели с таким представителем.

Поскольку гарнизон Мукдена составлял минимум 50 тысяч японских солдат, советское командование довело численность десанта до тысячи человек, что собственно было тоже смехотворным соотношением пленных и победителей. После занятия города, во избежание каких-либо неожиданностей, Пу И со свитой 20 августа 1945 года по распоряжению маршала Василевского, согласованного со Сталиным, был перевезен в СССР в район Читы. К тому же к Мукдену подошли американские войска, и тоже «случайно» искали то ли императора, то ли его казну.

С моментом вывоза императора, тоже туман. Очевидцы утверждают, что Пу И со свитой был отправлен немедленно после захвата то ли одним, то ли двумя самолетами. Сам император в мемуарах пишет, что его отправили на следующий день со свитой из восьми человек на одном самолете. Причем не сразу в Читу, а с пересадкой. Исследователи отмечают, что вылетело два транспортника — один с императором, второй с золотым запасом Маньчжоу-Го. Долетел до места назначения только самолет с императором. Второй исчез бесследно. Правда, в 1960-х годах его найдут в тайге, но совершенно пустым.

Арестованного императора Пу И переправляют в СССР.

Дальше история об императоре и его казне раздваивается и развивается каждая отдельно. Сколько самолетов, и какое добро вывозили вместе с императором доподлинно неизвестно. Хотя, по воспоминаниям Челышева для перелета в Токио императору было подготовлено два транспортных самолета. Сам же император дает показания о трех самолетах. Предположительно, что и советских транспортников было два. Утверждать можно лишь одно, что делали это самолеты 12-й воздушной армии. По воспоминаниям фронтовиков, принимавших участие в охране императора, среди его личных вещей было много чемоданов и саквояжей, которые запрещалось досматривать, но по убеждениям охраны, характер присмотра за ними со стороны императора, неоднозначно показывал, что там находились весьма ценные вещи.

В Чите императора и его свиту поселили в Молоковке на «Объект 30». По воспоминаниям Пу И с ним было 8 человек, включая родственников, врача и слугу. Кроме того, на объекте находилось 19 японских генералов. Берия докладывал Сталину 22 августа: «…Интернированные содержатся в благоустроенных жилых помещениях; снаружи здание охраняется специально выделенным подразделением воинской части; внутри здания наблюдение ведут оперативные работники управления по делам военнопленных». В первой половине октября 1945 года Пу И был отправлен на аналогичный объект в Хабаровск, где содержался в течение пяти лет на «Спецобъекте №45». Здесь в заключении находилось 142 японских генерала и 2 адмирала. Обслуживающего персонала для высоких чинов не было, военнопленные и интернированные размещались в одном помещении.

Пу И готовили к выступлению в качестве свидетеля на Токийском процессе. На слушаниях в Хабаровске Пу И показал, что своим вторжением в Маньчжурию Япония преследовала цель политического, экономического и религиозного ее порабощения и подготовки военного нападения на СССР. В сопровождении оперативной группы МВД СССР 9 августа 1946 года Пу И был доставлен в Токио и в присутствии представителя советского обвинения допрашивался главным обвинителем США и начальником следственного отдела Международного трибунала, подтвердив все ранее данные им показания.

Император все время боялся, что его выдадут Китаю. Стремясь снискать расположение советских властей и избежать более серьезного наказания, Пу И 10 мая 1946 года заявил о своем желании передать Советскому Союзу часть своих драгоценностей и украшений. В заявлении Пу И советскому правительству значилось, что эти драгоценности он жертвует, «с тем, чтобы использовать их в послевоенном фонде восстановления и развития народного хозяйства СССР».

Еще по дороге к месту первого заключения под Читой император начал раздавать конвоирам наручные часы, табакерки, заколки для галстуков и тому подобные безделушки. Делал он это, не для подкупа охраны, поскольку ничего взамен не просил, а скорее всего, либо со страху за свою жизнь, либо по доброте своей душевной. В Хабаровске дело приняло совсем иной оборот. Чемоданы изъяли. И официально оценили их содержимое: 111 наименований драгоценностей на общую сумму 473 975 рублей. Судя по описи вещей, оценка была весьма заниженной. Ценности, переданные императором по дарственной принял подполковник НКВД М.М. Кудрявцев по расписке.

Листы из описи ценностей императора Пу И.

Пу И и подполковник М.М. Кудрявцев, «сагитировавший» императора на дарственную.

Поскольку император все-таки был не совсем наивным человеком, в дар СССР были переданы, в основном, габаритные или недорогие драгоценности. Самое ценное, как потом напишет император в своей книге, было спрятано в двойном дне чемодана с его личными вещами. Однако, места в тайнике было мало, и чтобы драгоценности не достались Советам, часть из них император выбросил, а жемчуг сжег в печке. Так ли это было, или так написал бывший император, уже никто не узнает.

Чтобы чем-нибудь занять Пу И ему, как и другим заключенным китайцам, выделили при тюрьме маленький участок земли на котором он выращивал зеленый перец, помидоры, баклажаны, фасоль, цветы и т. п. Последний период своего заключения в Хабаровске император провел в более комфортных условиях. Он был отделен от основной группы заключенных и переведен на двухэтажную дачу военного советника Дальневосточного фронта на Красной речке, находившуюся в 12 — 15 км от Хабаровска. Ни император, ни его соотечественники к работам не привлекались, целые дни проводили в безделии и праздности. Питание и условия их проживания были конечно не императорскими, но и такие, обычным гражданам СССР не могли приснится даже в чудесном сне. Маясь от безделья, император то просил Сталина дать ему гражданство СССР, то принять в коммунистическую партию, требовал учебники по русскому языку и книги по русской истории. Следует отметить, что император и его свита, содержались как интернированные лица, т.е. без следствия, суда и сроков ограничения свободы и прав, что хоть и не соответствовало международной практике, но практиковалось каждой страной на свой лад и понимание.

В июле 1950 года китайцы запросили Советский Союз о возможности возвращения императора Пу И в Китай. Находясь в то время с Китаем в очень дружеских отношениях, СССР 3 августа 1950 года передал Китаю бывшего императора и его свиту, министров, генералов и чиновников бывшего правительства Маньчжоу-Го в количестве 58 человек и принадлежавшие им личные ценности. В Китае Пу И был помещен в тюрьму в Фушуне, где трудился на заводе по производству кокса, дробил уголь молотком. Позже вся тюрьма, а с ней и император была переведена в Харбин, а в 1954 году возвращена назад в Фушунь.

Пу И в тюрьме пишет книгу.

Пу И в последние годы жизни. 1961 г.

17 сентября 1959 года китайское правительство приняло постановление «Относительно особой реабилитации действительно исправившихся преступников» на основании, которого 4 декабря 1959 года последовало специальное решение суда об амнистии Пу И. Ему разрешили жить в Пекине, а с марта 1960 года он уже работал в Ботаническом саду Академии наук Китая. В 1964 году, с одобрения Мао Цзэдуна, в Пекине была издана книга его воспоминаний «Первая половина моей жизни», из которой цензура выкинула более 100 тысяч слов, оставив из подлинника четверть повествования. 17 октября 1967 году в возрасте 65 лет Пу И в результате тяжелого заболевания и после множественных операций умер.

О судьбе переданных в дар СССР драгоценностях сегодня ничего не известно. Переводчик императора Георгий Пермяков утверждал, что ценности передали Китаю вместе с императором. Однако, золотая шпага Пу И до конца пятидесятых годов хранилась в Особом архиве в Москве, а потом была передана в один из московских музеев. Саблю императора видели в Штабе Дальневосточного военного округа… В Гохране России китайские ценности не были обнаружены, что вполне объяснимо: если ценности передавались в специальный фонд восстановления, то они могли быть проданными и разойтись по частным рукам.

Две жизни маршала Худякова

Между судьбой советского маршала авиации Худякова и императора Маньчжоу-Го на первый взгляд прослеживается почти незаметная паутинка связи. В плен Пу И брали десантники 12-й воздушной армией, которой командовал Сергей Худяков. Назвать это связью при здоровой голове не у каждого получится. Но знаменитое ведомство Берия или зрело в корень, или подозревало где-то наличие этого корня. Точнее их интересовала не связь, не корень, а обычное золото Маньчжоу-Го, которое по их убеждению имело место быть, а затем таинственно исчезло. Паутинкой этой связи был тот второй, пропавший самолет, вывозивший пленного императора. Претворяя паутинку в устойчивую связь, НКВД задержало несколько десятков командиров-авиаторов, пока таки не нащупали «паука», который сплел сеть. 14 декабря 1945 года Худякова вызвали в Москву из Чанчуня в Китае. Добираться пришлось с пересадкой, а на аэродроме в Чите маршала арестовали. В Москву он приехал уже в тюремном вагоне.

Маршал авиации Худяков. 1945 г.

Обвинение Худякова оригинальностью не блистало: «Обвиняется в шпионской деятельности. Агент английской разведки». Однако, неизвестно из каких источников, то ли в НКВД кто-то «настучал», то ли сам Худяков «раскололся», выплыло, что никакого Худякова в природе не существовало и не существует. А есть Арменак Ханферянц, которого опознали родственники на очной ставке. Отсюда и начинается вторая часть нашей истории.

Арменак Артемиевич Ханферянц родился 7 января 1902 года в селе Беюк Даглар близ Гадрута, в Нагорном Карабахе. Рано остался без отца, уже в 1915 году подался на заработки в Баку. Там берется за любую подвернувшуюся работу — разделывает рыбу, трудится слесарем на железной дороге, телефонистом, нефтяником на промыслах Манташева. Там же и попал в нешуточный политический водоворот: революция, Бакинская коммуна, мартовская резня азербайджанского населения… В тот момент, когда в город уже входила турецкая армия, а дашнаки вместе с большевиками его спешно покидали, Арменак Ханферянц исчез. Исчез в самом прямом смысле: о нем ничего не знали даже его родственники, а сам он и не пытался возобновить с ними отношения. Родственники его больше не видели; они были уверены, что Арменак где-то погиб в Гражданскую войну. Активно его пытался искать лишь старший брат Арташес, однако поиски не дали результата, а в конце 1941 пропал без вести и сам Арташес.

Вот выдержка из уголовного дела: — «Ханферянц А.А., в 1918 году был завербован в г. Баку английским офицером Вильсоном для шпионской деятельности, по его заданию дезертировал из Красногвардейского отряда и вступил в дашнакский отряд меньшевистко-эсеровского правительства, нес патрульную службу по г. Баку и конвоировал политических заключенных, участвовал в вооруженной борьбе против Советской власти. В сентябре 1918 года принимал участие в конвоировании арестованных 26 Бакинских комиссаров из г. Баку к месту их казни в г. Красноводск. По заданиям английской разведки перебрасывался в период 1918-1919 гг. в расположение частей Красной Армии и доставлял англичанам шпионские сведения, скрыв свою настоящую фамилию, национальность и социальное прошлое, внедрился на военную службу в Красную Армию и пролез в ряды ВКП(б). Имел связь с английским разведчиком Воскресенским, а также с агентами британской разведки Карпушиным-Зориным, Лухавой и Мосиным, впоследствии осужденными. На протяжении многих лет выдавал себя за Худякова Сергея Александровича, сына железнодорожного машиниста, тогда как на самом деле происходит из семьи владельца рыбного промысла Ханферянца».

Что здесь правда, а что «фантазии» следователей, останется неизвестным навсегда, но с этого момента появляется Сергей Александрович Худяков с точно такой, же датой рождения, как и Ханферянц. Биография Худякова начала писаться со стрелкового полка 1-й Конной армии с 1919 года, где он с оружием в руках защищал Царицын. Откуда и какие документы раздобыл Ханферянц не известно и сегодня. Но то, что это была не одна бумажка, а пакет, выполненный добросовестно на несуществующее лицо в природе, очевидно. И здесь можно догадываться, что это было дело рук солидной организации. В 1922 году Худяков оканчивает 2-е кавалерийские курсы усовершенствования командного состава в Тифлисе, с 1924 года работает начальником полковой школы, а затем (1928-1931) начальником штаба червонно-казачьего кавалерийского полка в Изяславле Каменец-Подольской области. Там в 1928 году женится на Варваре Петровне Леляк. В 1924 году Худяков становится членом РКП(б), притом добивается рекомендации от старой большевички из города Вольска Саратовской области, откуда якобы был родом Худяков. При расследовании выяснилось, что большевичка слыхом не слыхивала о таком Худякове во время бурных революционных лет, но настойчивость молодого человека, который «вспоминал» общие с ней дела, вынудила ее дать ему рекомендацию в партию. Почему-то, кажется, что и в этом моменте где-то торчат чужие глаза и уши, и похоже той же организации, старающейся легализовать Ханферянца-Худакова.

Дальше карьера Худякова стремительно пошла вверх. В 1936 году, блестяще окончив командный факультет Военно-Воздушной Академии РККА имени Н. Е. Жуковского, майор Худяков отправляется в Белорусский военный округ на должность начальника оперативного отделения штаба авиабригады. В 1937 году стал начальником оперативного отделения штаба ВВС, а в 1938 — начальником тыла управления ВВС. В июне 1941 года Худяков — полковник и начальник штаба Белорусского особого военного округа. День 22 июня застал его в больнице, с травмой позвоночника. Не исключено, что именно это спасло от расправы: Сталин в ярости искал виновных в летнем провале. Практически все командование Западного фронта проследовало известным путем «трибунал — расстрел», но Худяков под раздачу не попал. Участие в битве за Москву в качестве командующего ВВС Западного фронта приносит ему звание генерал-майора и тесное знакомство с Г.К. Жуковым. Дальнейшая карьера Худякова уже полностью зависела от протекции Жукова, который всегда покровительствовал подхалимам. В 1942 году Худяков становится начштаба ВВС, а затем получает назначение на командование 1-й воздушной армией на Западном фронте. В 1943-м генерал-полковник С. Худяков координировал боевые действия авиации Воронежского и Степного фронтов в Курской битве и в битве за Днепр. В августе 1944 года Худяков становится начальником штаба и заместителем командующего ВВС Красной армии. В это же время получает воинское звание маршала авиации.

В феврале 1945 года в составе советской делегации маршал авиации Худяков в качестве советника по авиации участвует в работе Ялтинской конференции Большой тройки. И здесь допускает крупные проколы. Первый. Явный подхалимаж в адрес Рузвельта, за что тот дарит Худякову американский спортивный самолет, выводит Сталина из себя. Второй, активное общение с союзниками с выдачей лишней информации, за что Худякову сразу же «села на хвост» советская контрразведка. Однако, вместо детальной разработки маршала, его в марте 1945 года ссылают командующим 12-й воздушной армией, входившей в состав Забайкальского фронта. Там он организует десант в Мукден.

Наряду с «доказанными» фактами шпионской деятельности, в деле Ханферянца-Худякова, как бы между прочим, фигурировал и пропавший самолет с маньчжурским золотом. В итоге обвиняемый «сознался» в присвоении целого самолета золотых слитков. По сложившейся практике, дела такого рода штамповались в рекордно короткие сроки, и очевидный приговор приводился в исполнение безотлагательно. Не церемонились ни с маршалами, ни с рядовыми. Но тут следствие почему-то длилось целых четыре года. Бывший начальник следственного управления Генрокуратуры СССР Рюмин на допросах показал, что все эти четыре года маршала жестоко пытали. И снова, кажется, что добивались от него не выдуманных историй о заговорах, а о месте «захоронения» золота. Также, кажется, что эти четыре года чекисты не только кости маршалу ломали, а скорее по тайге экспедиции устраивали. Лишь в 1949 году следствие было закончено. Приговор огласили 18 апреля 1950 года, расстреляли в тот же день.

Объяснения Ханферянца о смене анкетных данных, как и послевоенные версии исследователей и его почитателей приводить не будем, поскольку они ничтожны, и даже недалекими следователями НКВД в расчет не брались.

Худяков перед расстрелом. 1950 г.

В августе 1954 года Главная Военная прокуратура полностью реабилитировала маршала. А спустя многие годы в Армении героизировали Ханферянца, попутно приписав ему кучу подвигов и заклеймили позором сталинский режим.

Заключение

Из всего вышеизложенного, на первый взгляд, вряд ли можно сложить пазлы в одну картину. Слишком уж все тонко и мутно. Но поскольку мы не прокуроры, и нам не надо идти в суд с неопровержимыми фактами доказательства вины, право на построение синтезирующей версии мы все таки себе позволим. Тем более, что на главный вопрос, до которого следствие не докопалось, мы нашли возможный ответ, позволяющий связать в едино разбросанные факты. Сначала перечислим их:

— Ханферянц получает отлично сработанные документы на имя Худякова и поддержку при вступлении в партию от какой-то серьезной организации;

— Худяков откуда-то получает информацию о дате, месте и времени нахождения в Мукдене императора Пу И с золотым запасом Маньчжоу-Го;

— именно самолет 12-й воздуш­ной армией с грузом золота бесследно пропадает;

— в связи с исчезновением самолета первоначально арестовали большую группу высших авиационных офицеров, но потом за решеткой остался только Худяков-Ханферянц.

— расследование дела и пытки Ханферянц длятся необычно долго;

— послевоенная героизации Ханферянца в Армении.

Во всем этом перечне не достает только названия организации, которая оказывала поддержку Ханферянцу, снабжала информацией, приняла самолет с золотом, а под конец организовала его героизацию. Имя этой организации – армянская мафия. И хотя, продвинутые знатоки криминала, отметят, что она возникла в Москве лишь в 1980 годах, они будут неправы. Время ее рождения уходит еще в глубокие дореволюционные годы, а территория ее деятельности и тогда охватывала десятки стран мира. Не вдаваясь в историю армянской мафии, отметим только, что в Харбине, среди русских эмигрантов было приличное количество армян еще со времен Гражданской войны в России. И похоже Ханферянц имел с ними контакт.

По нашей версии, именно в Харбин и ушло золото Маньчжоу-го, ибо в СССР в то время даже мафии с ним нечего было делать. Это уже после Сталина, в 1960-х годах мафия стала разворачиваться и в Москве, хотя с ней и активно боролись. К примеру, только в одной армянской группе москвичи за пару лет скупили контрабандно поставленные 34 674 золотые монеты на сумму в 2,4 млн. рублей. По тем временам сумма равна Государственному бюджету Армении. В другой группы прямо на таможне задержали 6 кг платины в слитках. Осенью 1945 года харбинский «свет» уже вовсю паковал чемоданы. Одни готовились к репатриации в СССР, другие отправлялись по совсем другим адресам — главным образом в США, потому как в пережившей войну Европе хватало своих неприкаянных и неустроенных. Время для вывоза больших ценностей было самым, что ни на есть подходящим, и каналы для реализации «золотого запаса» у Ханферянца были надежными. Вот только ему самому не удалось проскользнуть по ним.

Ну а что с золотом, — спросите вы? А нет золота, ни с пропавшего самолета, ни подаренного Пу И. Никакого. Таковы законы жанра.

См. также публикации серии Золото Второй мировой | «Венгерский «золотой поезд»», «Золото Сталина на крейсере Эдинбург», «Сокровища генерала Ямасито», «Тайны подлодки с золотом», «Фальшивомонетчики Третьего рейха», «Куда пропал золотой запас Испании?», «Клад британского корабля «Герсоппа»», «Артефакты Керченского музея»

Награды Маньчжоу-Го

Все публикации

История Азербайджана

НУРАНИ

Золото еще с глубокой древности превратилось в этакий всеобщий эквивалент ценности, абсолютно ликвидный товар, на который всегда есть спрос, да еще к тому же не требующий специального ухода и особых условий хранения. Например солидным золотым запасом располагал “омский правитель” адмирал Колчак. Этот “золотой вагон” пропал без следа в гражданскую войну.

Но куда более интригующая история, самым непосредственным образом связанная с Южным Кавказом, развернулась вокруг золотого запаса печально известного “государства” Маньчжоу-Го. Этот марионеточный режим был создан японской военной администрацией на оккупированной Японией территории Маньчжурии и просуществовал с 9 марта 1932 года по 19 августа 1945 года. Спектакль, впрочем, играли с размахом. Создали флаг, герб, денежную единицу Во главе государства был поставлен последний китайский император (из маньчжурской династии Цин) Пу И.

Пожалуй, взаимоотношения хань и мань, то есть китайцев и маньчжуров, и династий Цин и Мин в Китае – один из самых интригующих этапов истории. Династия Цин была возведена на престол в начале XVI века, и сказать, что Цин в Китае признали далеко не все, это ничего не сказать. Существует популярная легенда, что именно после воцарения династии Цин в Шаолиньском монастыре была основана знаменитая триада.

Оттуда, утверждают многие, берут начало и титулы-клички лидеров триад: Желтый дракон – глава тайного союза, Хранитель алтаря – “замполит”, отвечающий за обряды и идеологию, “Соломенная сандалия” – отдел связи, Белый бумажный веер – структура внутренней безопасности… Однако Цинская династия просуществовала в Китае вплоть до начала ХХ века, до падения монархии. Тем не менее страна к рубежу XIX-XX веков находилась в упадке, и Маньчжурия, и до этого сохранявшая определенную самостоятельность, еще больше отделилась от остального Китая.

К тому же интерес к землям Поднебесной начали проявлять и великие державы. Так, Россия высказала значительный интерес к северным территориям Цинской империи, и 1858 году по Пекинскому трактату получила контроль над территориями, называемыми в Китае Внешней Маньчжурией (Приморский край, Амурский край, юг Хабаровского края).

Затем во Внутренней Маньчжурии была построена знаменитая КВЖД, проходившая по маршруту Харбин – Владивосток. Российское правительство рассматривало проект “Желтороссии”, основой которой должна была стать полоса отчуждения КВЖД, формирование нового казачьего войска, и русские колонисты. Столкновение российских и японских интересов, точнее, упорное нежелание России договариваться с Японией в конце концов и привели к русско-японской войне 1905 года.

Героическая оборона Порт-Артура, связанная с именем генерала от инфантерии Мехмандарова, катастрофа под Цусимой и многое другое – все это заслуживает отдельного и обстоятельного разговора. Потери России тогда не ограничились Южным Сахалином – российское влияние в Маньчжурии тоже было заменено японским. В период между 1905 и 1925 годами Япония значительно усиливает свое влияние во Внутренней Маньчжурии, опираясь на экономические рычаги. А во время российской гражданской войны 1918-1921 годов Япония воспользовалась ослаблением России, и оккупировала Внешнюю Маньчжурию. Маньчжурия стала ареной борьбы между Россией, Японией и Китаем.

Между Советской Россией и Японией была образована буферная Дальневосточная республика, однако дальнейшее усиление большевиков, и давление западных держав на Японию привело к выводу оккупационных войск в 1925 году. Но уже 18 февраля 1932 года на карте возникнет Маньчжоу-Го. Лига Наций отказалась его признавать, в ответ Япония в 1934 году “хлопнула дверью”. Тем не менее Маньчжоу-Го было признано 23 из 80 существовавших на тот момент государств мира, в числе прочего дипломатические отношения были установлены и с СССР, Германией, Италией, Испанией, позже – режимом Виши во Франции. Также государство было признано Сальвадором и Доминиканской Республикой.

Именно Маньчжоу-Го использовалось Японией как плацдарм для нападения на Китай. Летом 1939 года территориальные споры Маньчжурии с Монгольской Народной Республикой привели к столкновениям у Халхин-Гола.

“Десантная война”

История Маньчжоу-Го закончилась в августе 1945 года, после падения императорской Японии. Позже эту войну назовут “советским блицкригом”, а советские пропагандисты, уверяя, что американская ядерная бомбардировка 6 и 9 августа не имела военного смысла, будут старательно обходить вопрос, в чем тогда состоял смысл советского танкового прорыва через Хибины. Но не менее показательной в той войне была и роль советских воздушных десантов.

9 августа 1945 года началось массированное наступление войск трех советских фронтов: Забайкальского (с северо-запада) и двух Дальневосточных (с севера и востока) при поддержке монгольских вооруженных сил. Здесь уже было все: и внезапный удар, и масштабное наступление, и прорыв обороны…

Квантунская армия вместе с армиями Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии уступала и по количеству, и по вооружениям. А уже 17 – 19 августа японцы, получившие к тому же из Токио приказ императора о капитуляции, начали массовую сдачу в плен.

Выброска десантов начинается в это время. Война идет за архивы, за высокопоставленных пленных, за ценное оборудование: на море продолжал господствовать японский флот, колонны сухопутных войск не всегда могли двигаться с должной скоростью, и это создавало опасность, что многое, представляющее ценность, может быть вывезено. И хотя конец войны был уже предрешен, в Москве понимали: высаживаться на острова будут, скорее всего, американцы, а делиться Москве очень не хотелось.

Так или иначе, уже в то время, когда японские войска практически не оказывали сопротивления, Забайкальский фронт под командованием маршала Малиновского провел несколько крупных десантных операций: 16 августа – в город Тунляо, 19 августа – в расположенный неподалеку Шуан-ляо, 19 августа десант вылетел в Чанчунь, где располагался штаб Квантунской армии. Перед его вылетом, на рассвете, на самолете С-47 в сопровождении четырех офицеров и шести солдат охраны туда же направился особоуполномоченный штаба Забайкальского фронта полковник И.Т.Артеменко, которому предстояло принять капитуляцию гарнизона.

Как потом описывали многие в военных мемуарах, группа Артеменко неожиданно появилась над Чанчуньским центральным аэродромом, где базировалось около 300 самолетов противника. “Дуглас” вместе с истребителями сделал несколько кругов, после чего пошел на посадку. Советские самолеты заняли взлетную полосу и некоторое время держали аэродром под прицелом своего оружия. Убедившись, что обстановка не является угрожающей, Артеменко передал условленный сигнал на вылет в Чанчунь основного десанта, а сам направился в штаб командующего Квантунской армией генерала Ямады.

В разгар переговоров над городом появились транспортные самолеты и бомбардировщики сопровождения. Генерал первым снял саблю и передал ее советскому представителю, признавая себя военнопленным. То же самое сделали и другие японские генералы, находившиеся в кабинете. К 11 часам дня на городском аэродроме высадились главные силы десанта из состава 30-й гвардейской механизированной бригады под командованием гвардии майора П. Н. Авраменко.

Десантники сняли сложившую оружие японскую аэродромную охрану, заняли круговую оборону и приступили к разоружению частей Квантунской армии и манчьжурских войск. За это время генерал Ямада и премьер-министр Манчьжоу-Го подписали акт о полной капитуляции. Вечером над штабом армии был спущен японский флаг и поднят советский. Подразделения десанта заняли банк, почту, радиостанцию, телеграф и железнодорожный узел.

А вечером того же дня состоялась самая, пожалуй, интригующая десантная операция маньчжурской войны: десант – 225 человек вместе с особоуполномоченным – начальником политотдела штаба Забайкальского фронта генерал-майором А. Д. Притулой – был высажен в столицу государства Манчьжоу-Го Мукден (Шэньян).

Официальная версия выглядит скупо, как и положено военному рапорту. На аэродроме десантников вышли встречать начальник японского гарнизона и представитель манчьжурского императора. Но тут происходит непредвиденное: в одном из аэродромных помещений обнаружился и сам император Пу И, который вместе со свитой и советниками готовился к отлету в Японию. Последний был немедленно интернирован, причем десантники после занятия города во избежание каких-либо неожиданностей поместили его в тюрьму под усиленной охраной, и потребовалось личное вмешательство маршала Василевского, чтобы император был переведен в более комфортабельую резиденцию.

Затем Пу И на транспортном самолете С-47 был вывезен в Советский Союз. Да еще к тому же удалось опередить американцев, которые тоже наступали на Мукден и были удивлены, когда встретили в городе советских солдат. Проще говоря, события развивались примерно так же, как во время марша российских миротворцев на аэродром в косовской Приштине. Но если из Приштины в конце концов пришлось уйти, да и политикам развить успех по большому счету не удалось, но в Мукдене было ради чего стараться.

В официальную версию, что китайский император Пу И нашелся в одной из комнат аэродрома абсолютно случайно, поверить могут только клинически наивные субъекты: не секрет, что особо важные пленные на войне – это ценный трофей. Но самое главное, в распоряжение советского командования попал золотой запас Маньчжоу-Го, не говоря уже о чемоданах с драгоценностями и бриллиантами, которые увозил с собой насмерть перепуганный Пу И. И от того, что в мире бушевала война, золото не переставало быть абсолютно ликвидным товаром.

Как с восторгом писали армянские СМИ, разработал эту операцию маршал авиации Сергей Александрович Худяков, он же – Арменак Артемиевич Ханферянц. Он родился 7 января 1902 года в селе Беюк Даглар близ Гадрута, в Нагорном Карабахе. Рано остался без отца, уже в 1915 году подался на заработки в Баку. Где берется за любую подвернувшуюся работу – разделывает рыбу, трудится слесарем на железной дороге, телефонистом, нефтяником на промыслах Манташева. Где и попал в нешуточный политический водоворот: революция, Бакинская коммуна, мартовская резня азербайджанского населения…

В тот момент, когда в город уже входила турецкая армия, а дашнаки вместе с большевиками его спешно покидали, Арменак Ханферянц исчез. Исчез в самом прямом смысле: о нем ничего не знали даже его родственники. И не догадывались, что он под именем Сергея Худякова записался в Красную Армию, где сделал неплохую карьеру. Сначала командовал взводом, завершил гражданскую войну командиром эскадрона на Закавказском фронте, закончил 2-е кавалерийские курсы усовершенствования командного состава в Тифлисе, служил в Украине, там же женился на Варваре Петровне Леляк.

В начале 30-х годов, излагает его биографию газета “Еркрамас”, кавалеристы массово меняли профиль, кто-то уходил в танкисты, кто-то – в авиаторы, и в 1936 году, окончив командный факультет Военно-воздушной академии РККА имени Н. Е. Жуковского, майор Худяков отправляется в Белорусский военный округ на должность начальника оперативного отделения штаба авиабригады. Где тоже сделал неплохую карьеру.

В марте 1945 года приказом верховного главнокомандующего Худяков был назначен командующим 12-й воздушной армией, входившей в состав Забайкальского фронта. И приняв командование военно-воздушными силами Дальневосточного военного округа, сражавшимися против войск императорской Японии, активно участвует в разработке той самой уникальной воздушно-десантной операции – высадки в Мукдене с целью захвата императора и золотого запаса Маньчжоу-Го.

Но тут происходит нечто непредвиденное. Один из самолетов с ценным грузом просто не долетел до места назначения – по официальной версии, разбился в забайкальской тайге. Но 14 декабря 1945 года, как признает та же “Еркрамас”, Худяков вызывается из Чанчуня в Москву. Во время промежуточной посадки на аэродроме Чита-1 он был задержан и доставлен на железнодорожный вокзал Читы, где его уже ожидал пассажирский поезд. Маршала посадили в тюремный вагон и отвезли в Москву.

Худякова обвинили и в присвоении трофейного имущества и ценностей с исчезнувшего самолета. Приговор Худякову-Ханферянцу вынесли 18 апреля 1950 года, признав виновным в измене родине и злоупотреблении служебным положением, и в тот же день расстреляли на Донском кладбище. Его жену и сына отправили в ссылку в Красноярский край. Затем, после смерти “отца народов” и массовой реабилитации, Ханферянца-Худякова посмертно оправдали, члены его семьи вернулись из ссылки, а Варвара Петровна наконец посетила село Беюк Даглар в Нагорном Карабахе.

Дело Ханферянца-Худякова “разбирали” слишком долго, что явно не в правилах судопроизводства того времени – “тройки” вообще рассматривали дело за 15-20 минут. а приговор Ханферянцу вынесли только через четыре года после ареста. От маршала явно хотели добиться определенной информации.

Но “начальник авиации” на Дальнем Востоке вряд ли мог располагать “убойным компроматом” на высшее руководство, пригодным для кремлевских интриг. А вот золотой запас Маньчжоу-Го – это именно та тема, которая представляла для Москвы понятную важность, И здесь господину Ханферянцу было о чем рассказать.

Понятно и другое. Золото, конечно, товар ликвидный, только вот в СССР образца 1945 года, при послевоенной бедности, оприходовать императорские драгоценности вместе с госрезервом Маньчжоу-Го было чуть труднее, чем вынести деньги из российского правительственного офиса в коробке из-под ксерокса. Тут нужны были совершенно иные каналы и контакты. И вот эти контакты у господина Ханферянца, по всей видимости, были.

Показательно, что в связи с исчезновением самолета первоначально арестовали достаточно большую группу высших авиационных офицеров, но потом за решеткой остался только Худяков- Ханферянц.

Но самое главное, что с ворованным золотом, по всей видимости, связан и другой эпизод его биографии – та самая бакинская страница. Потому как ни уголовное расследование, ни реабилитация, ни нынешние труды исследователей не дают ответа на куда более интригующий вопрос: при каких обстоятельствах Арменак Ханферянц вдруг стал Сергеем Худяковым? И насколько это связано с той ролью, которую он, возможно, сыграл в судьбе 26 бакинских комиссаров?

Бакинские тайны

Почему и в силу каких обстоятельств Ханферянц вдруг превращается в Худякова? Различные источники, от “Еркрамаса” до вроде бы респектабельной “Красной Звезды”, приводят три версии происшедшего. Согласно первой из них, в изложении армянского исследователя Леонида Гарунца, Сергеем Худяковым был его близкий друг – командир конной разведгруппы Арменака.

Когда баржа, на которой они покидали захваченный Баку, стала тонуть, Сергей спас не умеющего плавать армянина. В одном из боев, когда уже в Закаспии красногвардейцы гонялись за “басмачами”, смертельно раненый Худяков прошептал своему другу: “Ты теперь командир, и ты – Худяков”. Легенда, что и говорить, красивая. Одно плохо: человек по имени Сергей Александрович Худяков не фигурировал ни среди молодых бакинских большевиков, ни в послужных списках 289-го стрелкового полка. Да и в городе Вольске Саратовской области никаких следов семьи Худяковых, у которых там родился сын Сергей, обнаружено не было.

Согласно второй версии, после падения Бакинской коммуны часть “Железного отряда” Петрова, в составе которого был и Арменак, на пароходе отступила к острову Наргин. Но пароход был перехвачен и возвращен в Баку. На пристани турецкие офицеры вели сортировку пленных, и Арменак по вполне понятным причинам решил “подстраховаться”.

Он, по легенде, назвался русским и предъявил свидетельство об окончании гимназии на имя Сергея Александровича Худякова… Документ, показанный турецкому офицеру, Арменак якобы нашел в туркменском городе Мары, где гостил у своего родственника Бахши Барамьянца. Пленных под конвоем доставили и заперли в конюшне на одной из городских окраин. Ночью им удалось совершить побег и к восходу солнца красноармейцы уже были у своих. Так он, дескать, и стал Сергеем Худяковым.

Но и тут нестыковка. Прежде всего после падения Бакинской коммуны, когда большевики в первый раз попытались удрать из Баку, город контролировали еще не турки, а англичане, и тут быть Ханферянцем было даже выгоднее, чем Худяковым. Но даже если простить автору исследования такую нестыковку, тем более что власть в Баку менялась с калейдоскопической скоростью, понятно, что у “своих” Арменак Ханферянц мог бы и не выдавать себя за невесть откуда взявшегося Худякова.

Тем более что время было лихое, военное, и сомнительная “бумажка” могла стоить жизни – достаточно было кому-то не поверить, что явный кавказец пытается выдать себя за “Сережу Худякова”. Не говоря уже о том, что дата рождения, которую с самого начала службы в Красной Гвардии, а затем Армии указал Сергей Худяков, точно совпадает с датой рождения Арменака Ханферянца в Карабахе. Совпадения в жизни, конечно, бывают, но это напоминает заботливо выправленные фальшивые документы.

Есть и третья версия. Дескать, работая во время Бакинской коммуны телефонистом, Арменак заметил, что некий Берия периодически связывается с английским консулом в Баку Р. Макдонеллом и ведет с ним подозрительные разговоры. А в одной из местных газет была помещена фотография группы людей, где, в числе приведенных под нею фамилий, фигурировала и фамилия “Берия”, ставшая ему известной по телефонным переговорам. Газету Арменак передал в ЧК вместе с сопроводительной запиской со своими данными. С тех пор и пришлось ему, дескать, скрываться под чужим именем.

Эта версия, откровенно говоря, не выдерживает никакой критики. 19-летний Берия, конечно, мог и не знать, что телефон не гарантирует конфиденциальности, но вот вряд ли этого не знал Макдоннел, так что шансы Арменака Ханферянца услышать нечто “интригующее” не стоит недооценивать. Да и вряд ли 19-летний Берия представлял собой такую ценную персону, что имел возможность связываться по телефону с британским консулом. Наконец, бакинский телефонист вряд ли мог знать, какую карьеру сделает в СССР Берия, и вряд ли стал бы поспешно менять имя и фамилию из страха, что узнал о нем нечто опасное.

Многие исследователи признавали: вероятнее всего, Арменак Ханферянц решил, что русскому в этой жизни легче, и решил “устроиться”.

Ясно, что имена и фамилии меняли в те годы многие. Достаточно вспомнить, как Бронштейн стал Троцким, Ульянов – Лениным, Тер-Степанян – Камо, Джугашвили – Сталиным. Но Худяков попросту оборвал концы, а так поступают люди, которым есть что скрывать. И логичнее всего искать объяснение в тех бурных событиях, которые происходили в те годы в Баку.

“То, что дело Худякова от начала и до конца сфальсифицировано – нет никаких сомнений. Ни в конвоировании руководителей Бакинской коммуны, ни, тем более, в их расстреле Арменак Ханферянц участвовать не мог. Хотя бы потому, что конвоя, как такового, в Баку просто не было: воспользовавшись временным безвластьем в городе, бакинские комиссары сами покинули тюрьму и организованно направились в порт, – достаточно логично отмечал “Еркрамас”. – Упоминавшиеся же в материалах дела Карпушин-Зорин, Лухава и Мосин, в связях с английской разведкой не обвинялись.”

Только вот это не доказательство, что Худякову-Ханферянцу действительно было нечего скрывать. Плюс ко всему Баку тогда представлял собой не просто кипящий котел: здесь в теснейший узел переплелись интересы политических партий, великих держав. разведок, не говоря уже о мощном национально-освободительном движении…

Арменак Ханферянц был тогда, конечно, фигурой куда меньшего масштаба, но это не значит, что ему было в те годы нечего скрывать. А когда после истории с исчезнувшим самолетом правда начала выплывать наружу, в Москве нашлись те, кто постарался, чтобы правда о том, почему будущий маршал из Ханферянца стал Худяковым, не выплыла наружу. Потому что это только кажется, что золото не оставляет следов.

Из архивов газеты ЭХО

*Все фото и изображения принадлежат их законным владельцам. Логотип — мера против несанкционированного использования.

Куда исчезли сокровища последнего императора Китая?

Автор Правда.Ру 23.07.2003 09:41

Одна из частных выставок, действующих в Киеве, вызвала определенный интерес у специалистов музейного дела, впрочем, и не только у них. Ведь в экспозиции представлено около 400 предметов, принадлежавших последнему в истории Китая императору Пу И. Как они попали в столицу Украины — загадка. Впрочем, общеизвестно, что держатель национальных раритетов обязан доказать источник их приобретения. В противном случае коллекция, если будет вывезена за рубеж, может оказаться под арестом, например, права на нее вдруг предъявит Китай.

«Последний император». Так называется известный киношедевр итальянского режиссера Бернардо Бертолуччи. Эта масштабная интернациональная постановка основана на книге последнего китайского императора Пу И, изданной и в СССР. Жаль, что Бертолуччи не знал, сколько людей охотилось за сокровищами этой коронованной особы. А то, глядишь, вмонтировал бы эту тему в свой сценарий.

Разговор начнем с личности самого Пу И. На трон он взошел в двухлетнем возрасте. Шесть лет спустя, в 1911 году, революция вынудила его отречься от престола. Однако в 1934 году японцы, оккупировавшие Маньчжурию, извлекли Пу И из забвения и посадили его, как марионеточного правителя, на престол в Маньчжоу-го. В августе 1945 года, когда советские войска прорвали оборонительную систему Квантунской армии, император Пу И был пленен в аэропорту города Шеньян вместе со свитой и самолетом. Его отправили сначала в Читу, а позже — в хабаровский спецлагерь.

Боясь быть выданным Китаю, Пу И предлагал сотрудничество Советскому Союзу, неоднократно писал лично Сталину, прося оставить его в СССР. Он боялся суда своего народа… Как позже выяснилось, в том числе и из его воспоминаний, Пу И вынашивал идею перебраться в дальнейшем к союзнику СССР по антигитлеровской коалиции — в США. С этой целью он предусмотрительно припрятал в своем багаже большие ценности, которые не были выявлены при его задержании и аресте, так как не досматривались по дипломатическим соображениям.

Пу И прятал драгоценности — сокровища императорской династии — под вторым дном своего чемодана. Другую, более габаритную часть богатства Пу И и его свита везли открыто — все это было описано и изъято советскими чекистами, а затем передано на хранение в специальное хранилище в Хабаровском крае. Позже ценности были возвращены китайскому правительству. Но, как оказалось, не все, даже из числа описанных представителями советских органов. А точнее, не все из того, что вывозил Пу И и его свита, попало на карандаш. Среди неописанных, а значит, и не возвращенных Китаю, оказались такие раритеты, как личный веер самого Пу И в серебряном окладе, несколько императорских мечей, в том числе предназначенных для исполнения ритуальных обрядов, серебряные ручные молитвенные мельницы буддийско-ламаистского пантеона и пр. Многие из этих предметов сегодня представлены на киевской выставке.

По мнению исследователей данной темы, в свое время эти вещи были тщательно укрыты от посторонних глаз в одном из буддийских монастырей в Хабаровском крае, отдельные помещения которого были использованы в качестве специального хранилища. И вот теперь эти предметы «всплыли» в Украине.

Что касается утаенных драгоценностей Пу И, то в особых апартаментах хабаровского спецлагеря бывший император, по сути, на них сидел. Он значился узником «спецобъекта» (зона для высокопоставленных генералов и других важных персон), но, по данным исследователей, Пу И жил на спецдаче — «Красной горке» возле Хабаровска. И лишь когда над ним нависла реальная угроза выдачи китайским властям, Пу И «засветил» свои ценности, обратившись непосредственно к Сталину с прошением: «С чувством глубочайшей и величайшей искренности я позволяю себе просить Правительство СССР принять от меня драгоценности с тем, чтобы использовать их в послевоенном фонде восстановления и развития народного хозяйства СССР».

И бывший император передал вместе с заявлением рассыпной жемчуг, золотые и серебряные изделия необычайной красоты. Правда, это его не спасло от выдачи китайским властям, так как Сталина больше интересовали политические ценности. И Пу И был отдан на откуп руководству Китая. Это произошло 3 августа 1950 года на станции Пограничная, где представителям китайских спецслужб вместе с Пу И были возвращены и ценности, переданные Сталину на «восстановление народного хозяйства в СССР».

Из справки милицейского начальника, подполковника Клыкова, явствовало, что китайскому представителю были переданы раритеты, принадлежавшие лично Пу И. Их оценка не производилась. Далее Клыков утверждал: «Пу И, члены его свиты, министры, генералы и бывшие чиновники правительства Маньчжоу-го — всего 58 человек — переданы представителю правительства КНР вместе с принадлежащими Пу И и его свите личными ценностями, не указывая суммы».

Великий кормчий Мао Цзэдун не стал применять к последнему императору династии Цин карательных мер. Он решил продемонстрировать миру силу своих идей, перевоспитав своего пленника. У Пу И был весьма льготный режим существования, он даже писал книгу воспоминаний «Первая половина моей жизни». В 1959-м Пу И был амнистирован, жил в Пекине, а в 1962 году даже стал депутатом Всекитайского народно-политического консультативного совета. Умер Пу И в 1967 году в пекинской больнице.

А что же с ценностями, оставшимися в буддийском монастыре в Хабаровском крае? Оказалось, они каким-то образом попали в частные руки и впоследствии «перекочевали» в Киев. Вот вам и детектив. Возникает вопрос: каков статус предметов, принадлежавших лично Пу И, членам его свиты, а ныне выставленных на показ в Киеве в качестве личной коллекции? Есть предположение, что держатель этих сокровищ пытается их легализовать с правом вывоза за рубеж и возможностью ими распоряжаться по своему усмотрению на правах владельца.

Любопытно, что Китай на правительственном уровне принял недавно решение выкупить один миллион китайских раритетов, находящихся во владении в других странах, которые раскупаются на различных аукционах вне Китая. И наоборот, он же запретил иностранцам покупать китайские антикварные изделия на аукционах внутри страны.

«Киевские Ведомости»

О том же самом читайте на английской версии ПРАВДЫ.Ру:

Российские историки нашли золото Колчака

Поиски так называемого золота Колчака снова вышли на государственный уровень. Но сотрудники института российской истории РАН уверены: ищут не там. Где лежит пресловутый золотой запас царской России, ученые рассказали Infox.ru.

Страсти по золоту

Накануне Первой мировой войны императорская Россия занимала третье место в мире по размерам золотого запаса, уступая США и Франции. На 1 января 1914 года золотой запас России оценивался в 1695 млн руб. (без учета так называемого «золота за границей», хранившегося на счетах в иностранных банках для обеспечения расчетов и поддержания курса рубля). Золотое содержание рубля, согласно Монетному уставу 1899 года, составляло 0,77423 г чистого золота. Каков был удельный вес рубля по отношению к другим валютам? За один фунт стерлингов, тогдашнюю основную мировую валюту, давали 10 рублей, за один доллар — два, иена, которая была не чета нынешней, обменивалась на рубль один к одному. В период Первой мировой и Гражданской войн часть российского золотого запаса была продана, часть отправлена заграницу в качестве обеспечения кредитов и на некоторые другие цели.

Олег БудницкийДоктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Вот уже почти 90 лет советские, а затем и постсоветские власти пытаются выяснить судьбу оказавшегося за границей российского золота, в особенности так называемого золота Колчака, и вернуть его на родину, или же получить компенсацию другим способом. Претензии к великим державам предъявляли советские дипломаты еще в 1922 году на конференции в Генуе. Ими был предъявлен список финансовых агентов колчаковского правительства за рубежом, с указанием, сколько фунтов стерлингов, долларов, иен, мексиканских долларов (имевших хождение в Китае и ныне известных как юани) и т. д. находится на их счетах. Особенно популярной тема возвращения российского достояния из-за рубежа стала в 1990-е годы, в период крайне тяжелого финансового положения российской державы. Вопрос даже рассматривался в Совете безопасности РФ, и всерьез решался вопрос о создании специального агентства по розыску и возвращению потерянных сокровищ. Потом ажиотаж немного спал, но вот недавно депутаты российской Госдумы вновь инициировали вопрос о возвращении 500 т золота Колчака и, натурально, о запросе по этому поводу ФСБ, в архивах которого они рассчитывали найти необходимые сведения.

Что случилось с золотым запасом бывшей Российской империи

Физически большая часть российского золота — в монетах и слитках — находилась в хранилищах Государственного банка в Петербурге, переименованном вскоре после начала Первой мировой войны в Петроград. После начала мировой войны, продолжавшейся, вопреки ожиданиям, не месяцы, а годы, начались путешествия российского золотого запаса. Часть золота была отправлена в Англию, для поддержания курса фунта стерлингов; в этой валюте кредитовались союзники Великобритании, и они были заинтересованы в поддержании покупательной способности фунта. Следует иметь в виду, что, несмотря на переход на золотой стандарт, рубль практически не использовался при расчетах на международной арене, в то время как фунт стерлингов обслуживал около 80% мировой торговли. Фактически российское золото служило обеспечением кредитов, и нетрудно было предположить, что в страну оно более не вернется. Уж больно велики были заимствования, и трудно было представить, что Россия сумеет вернуть долги в срок.

За годы войны в кладовые Английского банка было доставлено русского золота на £68 млн (из них на £8 млн было продано), и российский золотой запас значительно «похудел».

Шансов на возвращение золота было в самом деле немного. Вместо отправленного золота российский Государственный банк получал беспроцентные обязательства английского казначейства, депонированные в Банке Англии. Они должны были быть погашены в период с 5 января 1919 года по 8 декабря 1921 года. Трудно предположить, что Россия смогла бы выкупить «одолженное» золото, даже если предположить, что история пошла бы по-другому и большевистского переворота не случилось. Возможно, если бы Россия оказалась полноправным участником мирных переговоров, встал бы вопрос и о реструктуризации долгов. Но все это — лишь воображаемые возможности, реальность же оказалась страшнее любых фантазий, а проблема золота и внешних заимствований «разрешилась» совершенно неожиданным образом: большевики, захватившие власть в октябре 1917 года, просто отказались платить по долгам царского и Временного правительств.

Золотая наличность Государственного банка в России сократилась к февралю 1917 года до 1096 млн руб. Золотой запас в начале февраля 1917 года весил, в буквальном смысле этого слова, приблизительно 850 т. Вдобавок Временным правительством накануне Октябрьского переворота было отправлено в Швецию золота еще на 5 млн руб.

Золото Колчака

Так называемое колчаковское золото — это большая часть золотого запаса Российской империи, оказавшаяся в распоряжении правительства адмирала А. В. Колчака. Золото, хранившееся в Петрограде, в связи с угрозой захвата города германскими войсками, еще в 1915 году было вывезено в Казань. Сюда же, по разным соображениям, доставили позднее золото из Московской и Самарской контор и Тамбовского отделения Госбанка. Таким образом, к лету 1918 года в подвалах Казанского отделения Госбанка оказалось больше половины российского золотого запаса. Поволжье, казавшееся глубоким тылом, оказалось вскоре в эпицентре Гражданской войны. Большевики, опасаясь захвата золота войсками Комитета членов Учредительного собрания (Комуча) попытались вывезти золото, однако им удалось отправить из Казани лишь 100 ящиков золота на сумму 6 млн руб. В начале августа Казань захватили чехословацкие формирования и части Народной армии Комуча под командованием подполковника В. О. Каппеля, впоследствии одного из самых прославленных командиров войск белых. После различных приключений золото 13 октября 1918 года было доставлено в Омское отделение Госбанка. Через месяц с небольшим (18 ноября 1918 года) адмирал Колчак был провозглашен Верховным правителем России, и к золоту, оказавшемуся в Омске без всякого его участия, навсегда прилипло наименование «колчаковского».

Всего в распоряжении адмирала оказалось золота на 645 млн 410 тыс. 870 руб. Физически это были 490 т 448 кг золота, преимущественно в монете и слитках, а также сравнительно небольшое количество золотых полос и кружков. В состав золотого запаса, наряду с российской, входили монеты 14 государств. Больше всего было германских марок — 24 080 тыс. (в эквиваленте — 11 202 552 руб. 27 коп.), далее по паритету шли испанские альфонсы (монеты достоинством в 25 песет, содержавшие 7,2585 г чистого золота) — 892 750 (8 272 741 руб. 49 коп.) и английские соверены — 532 тыс. (5 024 116 руб. 42 коп.). Наиболее экзотическими на фоне американских долларов, французских и бельгийских франков, японских иен, греческих драхм и т. д. выглядели 36 тыс. чилийских кондоров на сумму 2 781 459 руб. 59 коп.

15 января 1920 года, в 21.55 на станции Иннокентьевская близ Иркутска бывший «Верховный правитель России» адмирал А. В. Колчак был передан союзниками уполномоченным иркутского эсеро-меньшевистского Политцентра. Вместе с адмиралом в руках Политцентра оказалось и «колчаковское золото». Вскоре и адмирал, и золото оказались в распоряжении большевиков. Колчак был расстрелян в ночь на 7 февраля 1920 года. Попавшее в руки большевиков золото на общую сумму 409 625 870 золотых рублей не считая копеек было доставлено в Казань. Но что стало с остальным золотом? Нетрудно подсчитать, что разница составляет почти 236 млн рублей золотом.

Золотая лихорадка

Проблема породила обширную литературу, и не только научную. «Колчаковское золото» ищут в заброшенной шахте, в подвалах японских, британских, американских банков, приписывают похищение золота чехословацким легионерам и японским милитаристам, о колчаковском золоте выходили романы в России и Великобритании, кинофильмы, десятки, если не сотни статей. Пожалуй, ни один сюжет об адмирале Колчаке в средствах массовой информации не обходится без упоминания о загадке колчаковского золота. И в самом деле: что может быть увлекательней истории о пропавших сокровищах?

А что же наш брат, историк? Проблема заключалась в том, что в распоряжении российских (да и каких-либо других) историков никогда не было всех документов, позволяющих восстановить историю колчаковского золота. Последняя информация о судьбе вырученных от продаж и полученных в результате займов под залог золота денег гласила, что в конце декабря 1919 года по распоряжению последнего министра финансов колчаковского правительства П. А. Бурышкина деньги были переведены на счета российских финансовых агентов за рубежом. Когда в 1945 году в руки советских спецслужб и архивистов попал эмигрантский Пражский архив, там оказались сведения о чем угодно, но не о деньгах. Дело в том, что российские дипломаты и финансовые агенты передавали документы о финансовых операциях в архивы в последнюю очередь, причем в архивы, находящиеся как можно дальше от Москвы. А некоторые — как бывший посол в Париже Василий Маклаков — держали их при себе до самой смерти.

Таким образом, документы, позволяющие понять, что же произошло с колчаковским золотом, точнее вырученными от его продаж и «золотых займов» деньгами, оказались рассредоточены между российскими, американскими (Гуверовский архив в Калифорнии и Бахметевский архив в Нью-Йорке) и британскими (Русский архив в Лидсе) архивами. Автору этих строк удалось поработать во всех этих архивах и воссоздать историю «движения денег» и золота.

Где деньги?

Всего, по нашим подсчетам, колчаковскими финансистами было отправлено за рубеж золота на сумму около 195 млн золотых рублей. Часть золота — на сумму $35 186 333 (деньги получали во франках, фунтах стерлингов и иенах) была продана с мая по сентябрь 1919 года французским, японским и британским банкам. Большая же часть была депонирована в японских, британских, американских банках в качестве обеспечения кредитов. Самый крупный заем — на 75 млн золотых рублей — был предоставлен совместно британским банком «Бэринг Бразерс» и американским «Киддер, Пибоди и Ко». Британская часть займа была получена в фунтах стерлингов (£3 млн), американская — в долларах ($22,5 млн). Под залог золота был получен также заем у японских банков на сумму почти 30 млн иен (в то время золотой рубль и иена котировались одинаково). Золото депонировалось также для приобретения в кредит винтовок у американского правительства, у фирмы «Ремингтон», пулеметов Кольта у фирмы «Морлинроквель». Один из золотых эшелонов, направлявшийся из Омска во Владивосток, был захвачен атаманом Г. М. Семеновым. В поезде находилось золота на 43 557 744 руб. Оно было израсходовано атаманом на содержание своих войск, и на такие экзотические цели, как попытка привлечь монголов к борьбе против 3-го Интернационала. Для этого барону Р. Ф. Унгерну, отправившемуся в Монголию, было выделено атаманом 7 млн руб.

Львиная доля денег, полученных правительством адмирала Колчака, а также «унаследованных» его преемниками — генералами А. И. Деникиным и П. Н. Врангелем, — пошла на закупку вооружения, боеприпасов и обмундирования. Огромные деньги — свыше $4 млн — пошли на заказ денежных знаков в США. Финансисты Белого движения стремились стабилизировать денежное обращение, для чего были необходимы надежные денежные знаки. В конечном счете изготовленные Американской банкнотной компанией купюры пришлось сжечь, чтобы не платить за хранение. Так в буквальном смысле деньги были пущены на ветер.

Есть ли где-то за рубежом золото, на которое может претендовать Россия? Боюсь, что нет. Договоры с заграничными банками были составлены таким образом, что в случае несвоевременного возврата долга золото переходило в их собственность. Часть золота была продана российскими финансовыми агентами с тем, чтобы рассчитаться по кредитам. Последняя продажа была осуществлена российским финансовым агентом в США Сергеем Антоновичем Угетом весной 1921 года. После окончательного расчета с фирмой «Ремингтон» освободилась часть золотого депозита. Золото было продано японскому Йокогама Спеши банку за сумму, эквивалентную $500 тыс. Любопытно, что эту сумму дипломаты намеревались сохранить для будущего правительства постбольшевистской России. А чтобы лучше скрыть деньги от докучливых кредиторов, их вложили в акции и векселя одного лондонского банка (London and Eastern Trade Bank). Это был формально британский банк, но с русским капиталом, созданный российскими предпринимателями, оказавшимися в эмиграции. А доверенным лицом, на которое были оформлены акции, стал… Густав Нобель, племянник «того самого» Нобеля. Акции банка были проданы уже после Второй мировой войны, а вырученные деньги пошли на помощь русским беженцам, преимущественно во Франции.

Колчаковскому золоту, точнее, вырученным за него деньгам, была суждена неожиданно долгая жизнь после окончания Гражданской войны. Ответственность за них взяли на себя российские дипломаты, создавшие Совет российских послов в Париже и Финансовый совет при нем. На эти деньги происходило расселение армии Врангеля на Балканах, деньги шли на помощь русской эмиграции. Ручеек мелел, но иссяк лишь в конце 1950-х годов. Мне удалось проследить историю «колчаковских» денег до 1957 года, когда умер последний член Совета послов В. А. Маклаков.

История эта чрезвычайно увлекательная. Ей посвящена моя книга «Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957», вышедшая год назад в издательстве «Новое литературное обозрение». Приведенные в ней сведения позволяют поставить точку в продолжающихся почти 90 лет дебатах о судьбе колчаковского золота.

Однако, как оказалось, не все люди в нашей стране читают книги… Или утруждают себя запросами по историческим проблемам, к примеру, в такое довольно известное учреждение, как Академия наук.

Другое золото: Германия

Расскажем также, чтобы «закрыть тему» о судьбе золота, оказавшегося в хранилищах различных зарубежных банков независимо от операций колчаковских финансистов. Этот вопрос неразрывно связан с проблемой урегулирования дореволюционных долгов России. Напомним, что расплатиться по кредитам военного времени российское правительство должно было в срок от трех до пяти лет. Однако другое правительство — советское — по обязательствам предыдущего отказалось платить вообще, чем и решило судьбу золота, отправленного в период Первой мировой войны в хранилища Английского банка. Оно перешло в его собственность. Отказ советского правительства платить по долговым обязательствам царского и Временного правительств определил судьбу и другой части российского золотого запаса — так называемого Брест-Литовского золота (более 120 млн золотых рублей), переданного большевистским правительством Германии по условиям русско-германского финансового соглашения от 27 августа 1918 года и оказавшегося после капитуляции Германии во Франции. Оно там осталось навсегда в порядке компенсации за аннулированные советской властью долги.

Другое золото: Швеция

Накануне Октябрьского переворота в Швецию в обеспечение кредита на 30 млн шведских крон было отправлено золото на сумму 4 млн 850 тыс. руб. (13,15 млн шведских крон). Швеция была страной нейтральной, и формально кредит был открыт консорциуму русских частных банков во главе с Азовско-Донским. Позднее, в 1930-е годы, правительство Швеции, признавшее, что Азовско-Донской банк был «подставным лицом» и золото было государственным, предложило советскому правительству в обмен на его отказ от претензий на золотой вклад передать в его свободное распоряжение 5,5 млн крон. Это был остаток от суммы вклада за минусом долгов российского правительства шведскому Красному Кресту и государственным железным дорогам Швеции за перевозки военного времени, а также долгов русских коммерческих банков. Советское правительство согласилось на предложенные условия, и деньги поступили на текущий счет Наркомфина СССР 2 июля 1933 года.

Другое золото: Великобритания

Проблема российских долгов Англии была урегулирована лишь в 1986 году Михаилом Горбачевым и Маргарет Тэтчер. Советское и британское правительства договорились отказаться от взаимных претензий, при этом суммы, хранившиеся на счетах банка Baring Brothers с 1918 года, должны были пойти на удовлетворение претензий владельцев обязательств императорского правительства, как частных лиц, так и компаний. Компенсации держателям российских облигаций выплачивались из расчета десяти процентов от номинала. Подлежала возмещению и собственность, утраченная в результате большевистской революции. Банк братьев Бэринг оказался единственным из британских банков, отказавшимся передать казначейству деньги, хранившиеся на счетах российских организаций. В 1918 году эти суммы составляли около £4 млн 300 тыс. К 1986 году они достигли, учитывая набежавшие проценты, £46 млн.

Разбираться с претензиями поручили фирме Price Waterhouse. Педантизм британцев оказался сопоставим с немецким. Так, была предъявлена претензия за утрату багажа, в котором находились четыре коробки сардин, три неиспользованных билета на цикл музыкальных концертов и абонемент в оперу. Самая крупная выплата — £900 тыс. — была сделана одной компании в обмен на несколько сотен коробок российских бондов, самая маленькая — £3,63 — в порядке компенсации за потерянный в одном из банков Петрограда депозит на сумму 127 руб.

Несомненно, соглашение о «нулевом варианте» по взаимным претензиям было крупным достижением советской дипломатии. Ведь долги царского и Временного правительств во много раз превышали стоимость золота, некогда отправленного в хранилища Английского банка.

Другое золото: Франция

Сложнее обстояло дело с Францией. В стране насчитывалось свыше 316 тыс. держателей более 3,76 млн долговых обязательств царского времени. Попытки урегулировать проблему несколько раз предпринимались еще в советское время. Решена она была уже в постсоветский период, когда Россия вернулась в «приличное общество» и, в соответствии с принятыми в нем нормами поведения, расплатилась с долгами. 26 ноября 1996 года российское и французское правительства подписали меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым российская сторона взяла на себя обязательство выплатить правительству Франции $400 млн «в качестве полного и окончательного урегулирования взаимных требований между двумя странами, возникшими до 9 мая 1945 года». 27 мая 1997 года в Париже стороны подписали межправительственное соглашение «об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 года». $400 млн были выплачены восемью полугодовыми платежами, последний из которых был осуществлен в августе 2000 года.

Это был опять-таки несомненный успех российских дипломатов и финансистов. Им удалось снизить сумму претензий в два с половиной раза и переложить ответственность за удовлетворение претензий инвесторов (точнее их потомков) на французское правительство. То, в свою очередь, предупредило владельцев облигаций царского времени, что ни один из них не сможет претендовать на сумму, превышающую 70 тыс. франков (около $9,6 тыс.). Разумеется, это в разы, если не в десятки раз было меньше того, чего на самом деле должны были стоить пожелтевшие бумаги, оставшиеся в наследство от дедушек и бабушек. Чьи франки когда-то способствовали индустриализации России.

Конечно, условия соглашения не вызвали восторга у тысяч потомков мелких инвесторов. «Ассоциация держателей царских займов» и по сей день пытается предъявлять претензии французскому правительству, но вопрос решен окончательно. По-видимому, французское правительство, соглашаясь на подписание не самого выгодного для собственных граждан соглашения, стремилось, во-первых, снять препоны для экономического сотрудничества двух стран, во-вторых, отдавало себе отчет в бесперспективности надежд на получение большей суммы. Мало кто в середине 1990-х годов мог предвидеть стремительный рост цен на энергоносители, также как то, что Россия в начале XXI века будет стремиться не отсрочить выплату своих внешних долгов, а, напротив, погасить их досрочно.

Золото Колчака

Первая Мировая война, с последовавшими за ней революциями, породила легенду о так называемом золоте Колчака, части золотых запасов царской России.
Золотой запас Российской империи начал формироваться в 18 веке, и это начало в истории получило название Уральской золотой лихорадки.
Добывалось тогда золото шахтным способом. Но находили и рассыпное золото в виде самородков и песка. Были и так называемые бугорщики, которые разоряли древние скифские курганы.
В начале 19 века в России все эти экзотические способы добычи золота прекратились, поскольку добыча его по руслам рек оказалась и проще, и эффективнее. Уже в середине 19-го века Россия добывала половину золота мирового запаса.
В начале 20-го века перед самой Первой мировой войной Золотой запас Российской империи составил около 1300 тонн золота на Полтора млрд. руб. Это был крупнейший запас того времени. Отвечало за Золото Российской Империи Казначейство и Госбанк. Золото было в виде золотых монет российского и иностранного производства, золотых кружков, золотых полос, слитков и самородков Горного института в Питере.
Война съела около полумиллиарда этих запасов.
В 1915 году, в связи с угрозой захвата Петрограда германскими войсками, не меньше половины Золотого запаса была отправлена из Петрограда в Казань, Нижний Новгород и другие города, подальше в тыл.
В 1917 году, после Февральской революции, туда же было перевезено золото из Воронежа, Тамбова, Курска, Могилёва и Пензы. В итоге в Казани сосредоточилось более половины золотого запаса Российской империи.
В 1918 году в июне месяце Ленин выпускает директиву о подготовке эвакуации фондов Казанского банка. Исполнителем он назначил Комиссара Народного банка Т.И. Попова. Но эвакуация притормозилась, поскольку инициативу попытался перехватить Управляющий Казанского банка, который выставил охрану вокруг банка. Почувствовав прилив сил, Муравьёв также попытался захватить власть и в самой Казани.
Но с Лениным шутки плохи. Из Москвы была немедленно направленна группа комиссаров, которая начала организацию прокладки путей для перевозки золота из банка на баржи. Нужно было вывести 80 тысяч пудов драгоценностей. В Казанском банке тогда было золото, которое туда перевезли в 1915 г. из Варшавы, Риги и Киева из-за опасений, что оно попадёт в руки немцев. Там было также серебро, царские монеты, золотые рубли, другие ценности. Всего к 1918-му году в Казанском банке оказалось на хранении 640 тонн золота, 480 тонн серебра, церковная утварь, украшения, драгоценности, а также ценности царской семьи Романовых. Всё это называлось Золотым запасом Российской Империи.
Однако успели перебросить только 100 ящиков, 4,5 тонн золота. В этот момент Казань захватили добровольцы полковника В.О. Каппеля, чешские части под командованием Й. Швеца, К. Кутлвашера и русского капитана Степанова. На их стороне были также бойцы Сербского батальона под руководством майора Благотича, которые ранее служили под красными знамёнами. Куда делись 100 ящиков большевиков неизвестно.
Каппель же обеспечил вывоз Золотого запаса России из Казани в Самару, а оттуда в Омск для Белого дела.
Колчак в банкирах никогда не ходил. Его звезда взошла в 1918 году, и это было связано с захватом Каппелем Казанского золота.
В 1918 г. в ноябре месяце Адмирал Колчак был провозглашён Верховным правителем России. С этого момента Казанское золото получило название Золота Колчака. Общий объём этого золота составил 490 тонн золота в слитках и золотых монетах на 650 млн. руб.
Таким образом, в 1918 г. Колчак, назначивший себя Верховным правителем России, не без содействия представителей Антанты, почуявших запах золота, стал также хранителем почти половины Золотого запаса ненавистной Российской Империи. В один миг Колчак стал полноценным участником международной политики. Мировая банковская закулиса начала охоту на это золото. По оценкам того времени всего добра было на 13 млрд. долл. По современным оценкам с учётом покупательской способности, это может составить не менее половины бюджета США.
Золото Колчака тогда же было эвакуировано на пароходах в Самару, где заседал Комитет членов Учредительного собрания. Затем это золото перекочевало в Уфу, потом в Омск, где оно было окончательно оформлено в собственность команды Колчака. На этом пути объём золота несколько уменьшился, его стало уже 470 тонн.
В 1919 г. в мае месяце в банк Омска также поступило золото из других поволжских банков, вместе с Казанским золотом в хранилищах банка оказалось 505 тонн золота на сумму 650 млн. руб.
Колчак не стал сразу тратить золото, поскольку не было ещё пока договоренностей с его зарубежными покровителями. Но охота уже шла по невидимым масонским щелям в недрах Рокфеллеровских сейфов.
В связи с ухудшением обстановки на фронтах 7 ноября 1919 года Правительство Колчака приняло решение провести эвакуацию ценностей из Омска.
В связи с этим Колчак распорядился разделить фонды на 3 части. По всей видимости, западные финансисты приняли такое решение. Первую часть в размере 722 ящиков с золотом, серебром и царскими монетами отправили в Читу. Вторую часть отправили в Тобольск, там были, если верить описи, императорские драгоценности, церковная утварь, художественные реликвии. Третью часть, основную, Колчак оставил при себе. Это золото и серебро на сумму 550 млн. золотых руб. погрузили в спецэшелон, который и получил название Золотой поезд Колчака.
Белочехи, застрявшие в России, особенно их офицеры, называвшие себя легионерами, в конце 1919 года начали продумывать возможности эвакуации своего корпуса в Европу. Они блокировали Колчака в его ставке в Омске под видом усиленной охраны и принудили его вместе с офицерами Антанты отречься от титула Верховного правителя России.
Золото оказалось полностью у белочехов, которые, в свою очередь, следовали указкам английских финансовых баронов.
Было сформировано два литерных состава: «В» и «Д». В литерный состав «Д» было погружено всё оставшееся у Колчака золото и серебро. Состав был отправлен на восток. В Золотом эшелоне Колчака было 28 вагонов с золотом и серебром и ещё там был литерный состав «В» из 12 вагонов, в которых ехали охранники из чешского корпуса, который в то время начал самостоятельные действия, отдалившись от политики Колчака.
Надо думать, что пока эшелон с Золотом Колчака следовал из Омска, в местах, так называемых, ЧП устраивались тайники, где офицеры охраны прятали золото.
14 ноября в хвост состава с золотом врезался поезд с белочехами, выполнявший функции охраны. При этом были разрушены несколько теплушек, почему-то начались взрывы боеприпасов, которые были у охраны. Загорелись и несколько вагонов с золотом. Пока тушили пожары, погибли два десятка солдат и офицеров. Часть ящиков с золотом пришлось перенести в оставшиеся неповреждёнными вагоны, что их утяжелило выше нормы. Движение по трассе замедлилось. Впоследствии на этом месте чекисты находили остатки литерных ящиков с печатями и знаками казначейства Российской Империи. По все видимости, золото из этих ящиков перекочевало в вещмешки солдат и под присмотром офицеров было перенесено на несколько километров от места ЧП, где и было схоронено.
На подъезде к Новониколаевску вагоны с золотом почему-то отцепились и пошли под откос. Солдаты успели кинуть шпалы и брёвна под колёса, что остановило вагоны от схода с рельсов, один вагон оказался повреждённым, пришлось ящики с золотом распределить по другим вагонам, но несколько десятков ящиков поместили в теплушку с офицерами. Это всё происходило на берегу Оби.
Наконец состав добрался до станции Нижнеудинск. Здесь полностью хозяйничали белочехи, за спиной которых были офицеры Антанты, в основном англичане.
Золотой эшелон Колчака продолжает свой путь на Восток уже под флагами Англии, Франции, Америки, Японии и Чехословакии.
Колчак, будучи в полной уверенности, что союзники обеспечат ему охрану, распускает свою собственную охрану.
Но союзников уже не интересовала судьба отставного адмирала. После того, как Колчак передал руководство армией на территории Восточной Сибири и Приамурья Атаману Семенову, представители дипломатического корпуса во главе с французским генералом Морисом Жаненом заявили, что адмирал может отправиться на восток, только в качестве частного лица. Жанен оставил в распоряжение Колчака один вагон, а всё золото поручил охранять чехословакам.
Золотой эшелон Колчака двинулся в сторону Иркутска. В это же время администрацию Колчака в Сибири повсеместно свергают.
12 января 1920 года Золотой эшелон Колчака прибывает на станцию Тыреть. Здесь произвели опись имущества. Оказалось, что бесследно исчезли несколько сотен ящиков.
В Иркутск же и вовсе прибыли только 18 вагонов с золотом и три вагона с серебром из 28 вагонов. Остальное золото оказалось рассыпано по всей Сибири.
Чехов интересовала больше собственная судьба, они идут на сговор с Политцентром эсеров, которые гарантировали им беспрепятственную эвакуацию на родину. После получения заверений из Москвы, они передают Колчака эсерам и большевикам вместе с золотом Колчака в объёме 320 тонн на сумму в 400 млн. руб. за обещание возвратить их на родину.
Таким образом, 185 тонн золота пропало на пути из Казани до Иркутска.
Есть множество версий о пропавшем золоте, которые исследователи этой истории делят на три основных блока, это: Чехословацкая версия, Байкальская версия и Белогвардейская версия.
Адмирал раздавал часть золота своим соратникам за их службу. Это золото они разными путями потом пытались вывезти из России. Поэтому царское золото в небольших объёмах до сих пор находят в посёлках по Транссибирской магистрали в сторону Владивостока, куда офицеры Колчака устремились, чтобы бежать в Америку.
80 млн. золотых руб. Колчак передал людям из своих соратников, сделав их доверенными лицами своего Правительства и хранителями золота. Они должны были покупать всё необходимое для поддержки белого движения в Сибири.
Кстати, часть этих средств должны были идти на оплату существования армии Врангеля, которые после изгнания из России, находились в Сербии и Болгарии. Солдаты там в конечном итоге почти все умерли от голода и болезней, а деньги осели в банках. Хотя некоторое время действительно выплачивались пособия героическим участникам Гражданской войны.
Всё-таки, в изъятии большей части золота в основном обвиняют белочехов, когда они конвоировали его из Омска в Иркутск. Не зря это несложное путешествие было сопряжено с такими серьёзными ЧП, которые и были использованы для изъятия части золота Колчака из общей казны.
Есть переписка офицеров белочехов с руководством Чехословакии, с Бенешем, о том, что Бенеш заинтересован в приобретении всего Золота Колчака. Переписку разыскал краевед из Владивостока Буяков.
Известно, что сразу по возвращении белочехов в Чехию, там возник крупный финансовый институт под названием Легиабанк, принадлежавший офицерам чешских легионеров. Хотя этого золота не хватило бы на выплату всего уставного капитала банка.
Была неподтверждённая информация от министра финансов Колчака Новицкого, который обвинял чехов в изъятии золота на 63 млн. руб. Также в Германии в среде оппозиционеров возникали слухи о краже чешскими легионерами золота на сумму в 36 млн. руб.
Есть информация о том, что Чехословакия выделила крупную сумму денег, более 100 млн. руб., на поддержку русских эмигрантов после Гражданской войны, что можно было бы связать с утратой части Золота Колчака и вывозе его в Чехословакию. Но никаких данных, каким образом это могло быть сделано, не найдено. К тому же все пути, какими можно было перевезти это золото незамеченным в центр Европы, были под контролем большевиков и Японии.
Какую-то часть свалившихся на него средств Колчак потратил на оружие Антанты, которое он приобрёл по космическим ценам. Часть средств пошли на уплату долгов Царской России. Это было условие сотрудничества с Западом.
Есть надёжная версия, что утраченная часть золота была схоронена по личному приказу Адмирала Колчака, в предвидении его ареста. Спрятано оно могло быть на севере Красноярского края в районе Марьино-Гивском в одном из шлюзов Обь-Енисейского канала. К тому же рядом с этим шлюзом было обнаружено захоронение пятисот белогвардейцев, которых выделил Колчак для его эвакуации.
Об этом сообщал некий слепой старец по имени Амвросий в 1969 году, который был, якобы, участником этого отряда. На обратном пути этот отряд попал в засаду и был уничтожен красноармейцами. Старец сумел выбраться из засады, со временем он ослеп. Комиссары же ничего не знали о миссии колчаковцев, поэтому не попытались расследовать это дело. Через некоторое время и самого этого старца нашли утопленным в шлюзе.
Кто-то находил золотые монеты в пещерах Сихоте-Алиньских гор.
Также часто упоминается станция Тайга на севере Кемеровской области в 70 км. от Томска, где останавливался Золотой поезд.
Были сообщения, что какая-то часть Золота колчака была затоплена в Иртыше.
Предполагают, что часть золота было затоплено в Байкале после отбытия состава из Иркутска. Была устроена видимость крушения на Кругобайкальской железной дороге, на его юге, где транссибирская магистраль проходит буквально над берегом озера. Часть золота, по версии офицеров из этого состава, попавших потом в руки чекистов, якобы, упала в озеро. Там действительно есть круча над озером и с неё несколько вагонов можно было столкнуть прямо в Байкал, которые могли полностью скрыться под водой, потому сто в этом месте глубина составляет 150 метров.
Отрабатывалась версия, о том, что белочехи, по приказу Адмирала могли затопить часть ящиков в Байкале,
Действительно, археолог Алексей Тиваненко обнаружил 4 слитка золота на дне озера среди шпал и отсыпных камней. Но похоже, что это другое золото, поскольку на слитках не было клейма Российской империи.
Какая-то часть золота была отправлена зимой 1919 года в сопровождении батальона черноморских матросов. Их путь был в Манчжурию. Руководство представителей Антанты и самого Колчака доверяли им. Им передали золотые монеты, и часть слитков, которые матросы упаковали в вещмешки и в повозки, отправившись по льду Байкала пешком, чтобы пересечь незамеченными озеро, выйти на Транссибирскую магистраль, подсесть в любой поезд, чтобы добраться до Владивостока.
Но по пути из застала буря, лёд встал торосами, батальон застрял в них. Большая часть матросов погибли. Весной их тела поглотили воды Байкала. Часть тел потом находили местные рыбаки на берегу. Кто-то сумел зимой добраться до берега и там схоронить золото в пещерах прибрежных. Несколько таких тайников потом находили охотники, что породило массу легенд о Байкальской версии пропавшего Золота Колчака.
Исследователи собрали в единый блок все факты об этих находках, но все они сводились к нескольким слиткам и паре бутылок с золотым песком. Принадлежность и того и другого к пропавшему золоту установить не удалось.
Утраченное золото Колчака ищут уже 100 лет, и поиски эти, хотя и не принесли результата по главному своему направлению, были успешны с точки зрения розысков древней истории освоения этого края народами разных культур и эпох.
Подвизались на пути розысков и академические круги. Известный российский историк О.Будницкий, проанализировав всю противоречивую информацию о пропавшей части Золота Колчака, выдвинул гипотезу, что разыскиваемые слитки золота из казны Российской империи, называемые пропавшим Золотом Колчака были уплочены англичанам за оружие и амуницию.
Документами канцелярии Колчака подтверждается, что на армию он потратил 68 млн. руб., плюс Колчаком были получены кредиты, под золото в залоге, на сумму в 128 млн. руб. Итого почти 200 млн. руб., на что ушло 140 тонн золота. Это к тому, что апологеты героики Колчака утверждают, что Колчак всё золото хранил в неприкосновенности.
Действительно, есть финансовые документы в западных архивах, которые подтверждают эту версию. Согласно найденным Будницким документам, общая сумма средств, выданная англичанам на военные расходы армии Колчака, составила 195 млн. руб., а это 140 тонн. Золота.
Читинская часть золота перехватил в Чите Атаман Семёнов. Это золото ему переадресовал Колчак вместе с правом утвердить свою власть на Дальнем Востоке, чем Семёнов незамедлительно воспользовался, не без помощи Японцев, которые почуяли золотую жилу в Атамане. Ему досталось 32 тонны на сумму 45 млн. руб. Атаман хотел этим золотом купить лояльность монголов с японцами, чтобы привлечь их на свою сторону и с их помощью оттяпать Восточную Сибирь, сделав её Сибирской казачьей Республикой.
Кончилось тем, что часть золота Семёнов передал на хранение в Японию через ряд японских представителей, в основном, военного ведомства Японии.
Одному такому атташе, японскому полковнику Куросаве было передано под его расписку 143 ящика с золотом, что составляет 7,5 тонн.
Ещё 176 ящиков золота Семенов отправил в Японию, в оплату за оружие и обмундирование, которое Япония сделала, но не отдала по причине ареста Атамана, а так и осело в банках.
Также документами подтверждается, что в месяце марте 1920 года в порту Дальний семёновцами были переданы 1,5 тонны золота в 33 ящиках с золотыми монетами. Есть документы, идущие из посольства Японии того времени в России, что это золото была активировано в форму депозита японского банка Тёсэн Гинко на сумму в полтора млн. йен, которые шли в уплату за оружие и амуницию в банк Ёкохама Сёкин Гинко на имя генерала М.П. Подтягина, бывшем тогда военным атташе Дальневосточной армии в Токио.
После всех выплат за оружие остались 1 млн. йен, которые пытались в судах Японии оспаривать Семёнов и Подтягин вплоть до 1929 года. Сам Семёнов был арестован в 1945 году в городе Дальнем и казнён в Москве.
Также в изъятии золота из Золотой Казны Колчака участвовали другие офицеры войска казачьего Атамана Семёнова. В ноябре 1920 года Павел Петров, ген. майор, бывший тогда в должности начснаба Дальневосточной армии, а ранее служивший у Колчака начальником тыла, передаёт на хранение главе оккупационной японской военной администрации в Забайкалье и Маньчжурии полковнику Рокуро Идзомэ 22 ящика с золотом на хранение. Это одна тонна золота. Золото было отправлено в в Японию на, якобы временное хранение. В 20-ти ящиках по описи были золотые монеты и ещё 2 ящика со слитками на сумму 1,2 млн. руб.
Затем Петров долго бегал по японским инстанциям с этой распиской, но золото пропало в недрах японской банковской кухни. Пробегав в поисках своего золота почти 15 лет в 1934 году Петров подал в суд Токио на министерство обороны Японии. Суд продлился до 1940 года. В дело вмешалась внутрияпонская политика, оппозиционеры японского правительства того времени пытались найти изъяны в политике правительства в отношении Советской России и СССР. Оппозиционера также не собирались ничего возвращать по иску Петрова.
Суд Петров проиграл. В своём решении суд установил, что факт получения золота японцами установлен, но в связи с отсутствием владельца, а именно, Дальневосточной армии, от лица которой выступал Петров, то возвращено золото может быть только конституционному правопреемнику Российской Империи, которым не может быть частное лицо.
В Японии частенько появлялись сообщения о том, что многие японские офицеры, получавшие на временное хранение золото из Золотой казны Колчака, а также захваченное в Сибири, было скрыто и поделено между государственной казной Японии и этими офицерами, при условии финансирования секретных организаций.
0,5 тонн золота таможня Советской уже России конфисковала, когда приспешники Верховного Атамана Сибири попытались переправить его в Америку.
Остальное золото Семёнов взял с собой, когда бежал в Китай, где, как оказалось, тоже есть таможенники.
И что-то смогли растащить приближённые к нему офицеры, а также вольные казаки.
Известно также, что чиновники Правительства Колчака покупали доллары на золото, поскольку предчувствовали скорый крах Белого Движения в Сибири. Непонятно правда, где в Сибири торговали долларами, если только не сами представители Антанты при штабе Колчака.
Те, кто сумел получить Золото Колчака, попытались провести его с собой через всю Сибирь, но были вынуждены основную часть схоронить в разных тайниках, о которых до сих пор ходят легенды. Хотя часть этого золота чекисты в начале двадцатых годов смогли найти.
Судьба Тобольского эшелона оказалась более счастливой, почти весь состав попал в руки большевиков. Только часть его пропала.
В 1933 на территории Тобольского Ивановского монастыря чекисты обнаружили часть драгоценностей семьи Романовых. Их хранила бывшая монахиня этого монастыря Марфа Уживцева. Там были бриллианты, диадемы царицы и её дочерей, всего 154 предмета. Но, по словам свидетелей, это был не весь схрон, поскольку драгоценности царской семьи были переданы на хранение не менее, чем десяти монашкам. По описаниям нашли только Марфу. Остальные до сих пор хранят царские драгоценности. Хотя следует обратить внимание на то, что после крушения СССР в отдалённых не более чем 100 км. от Транссиба, древние полузабытые церквушки вдруг превратились в монастыри со своим собственным промыслом, а их купола окрасились в золото.
Легенды о золоте Колчака знают даже в самой глухой деревушке. Сибиряки считают, что оно сокрыто в тайниках, которые сделали белогвардейцы на тот случай, если власть Советов падёт, и можно вернуться за золотом.
Так поступили белогвардейские офицеры Богданов и Дранкевич, которые в 1920-м году изъяли с помощью своих солдат 0,4 тонны золота и спрятали его в трёх каменных церквушках по Байкалу. Однако что-то у офицеров не сложилось, по пути в Китай они устроили то ли перестрелку между собой, то ли это была дуэль из-за таинственной женщины, графини, которая была при них во время всего их пребывания в армии Колчака.
Так или иначе, оставшийся в живых В. Богданов. Сумел-таки добраться в Америку. В 1958 году он под другим именем вернулся в СССР, раскопал часть золота, которое он спрятал на Байкале, сумел доставить его к Российско-турецкой границе и попытался путём подкупа таможенников переправить его в Турцию. Но КГБ не дремало, Богданов вместе с 0,2 тоннами золота был схвачен. Золото после экспертизы оказалось из Казанского хранилища.
Часть золота, порядка 2-х тонн, Колчак сумел каким-то образом переправить в Швецию в фонды Нобелевского комитета, где уже было золото в слитках на 5 млн. руб., отправленное туда Временным Правительством в октябре 1917 года поездом особого назначения. Золото хранилось в шведском Рикс-банке, где оно находится и по сию пору. Швеция не отказывается от получения золота, но отвергает иски по возврату его, обосновывая свою позицию тем, что золото не было присвоено, а направлено в фонды Нобелевского Комитета по желанию отправителей.
Так что чем иски отправлять в Европейские суды, лучше договорить о создании фонда для детей, юношества и студенчества на эти деньги. А этого хватит на несколько сотен премий
Так или иначе, но основная часть пропавшего золота Колчака осела в банках США, Великобритании и Японии. Она находится там и сейчас.
Историки Златоустовского края убеждены, что часть Золотого эшелона Колчак припрятал именно здесь, где-то между Миассом и Златоустом. Продвигает эту версию директор Златоустовской оружейной фабрики Валерий Томея. Дело в том, что отец Адмирала был заказчиком фабрики от имени Российской Империи. Адмирал Колчак посетил фаьрику, когда вместе со своим золотым поездом проезжал через Златоуст. При этом было принято решение эвакуировать также и саму фабрику вместе со всеми её ценностями в Томск. Однако по пути было принято решение схоронить несколько десятков ящиков из ценностей Златоустовской фабрики, куда присовокупилась часть из Золота Колчака.
Есть версия, что часть ящиков золота из эшелона Колчака могла быть схоронена в подвалах самой Златоустовской фабрики, из которой вели несколько подземных ходов, один из которых приводил к Свято-Троицкому собору, разрушенному в начале 40-х годов XX века. А начиная с 1992 года этот Собор стал восстанавливаться, при этом не имея никакого финансирования.
Есть информация, что значительная часть утраченного Золота Колчака, находится на хранении в США. Нашлись организации, которые от имени Российской Империи и РСФСР обратились в американские суды с требованием аудита и возврата этих средств. Но, пока получили отказ.
Согласно архивным документам МИД СССР в октябре месяце 1919 года между Японией и Правительством Колчака было подписано несколько финансовых соглашений о предоставлении Колчаку, который квартировался тогда в Омске, под залог золота кредита на 60 млн. руб. Договора заключались между «Иокогама Спеши банком» и представителем Госбанка Российской Империи в Токио И.Г.Щёкиным, выступавшим от имени Правительства Колчака. Деньги пошли на изготовление и закупку оружия.
Передача золота была зафиксирована актом, о чём было заявлено в Информационном сообщении Банка Японии за 1919 год. Об этом событии писала японская газета «Токе Нити Нити» 3 ноября месяца 1919 года. Всего золота было получено на сумму 54,5 млн. руб. Остальное золото было утеряно по пути его следования по Транссибирской магистрали.
Вскоре Армия Колчака была большевиками разгромлена. Япония отказалась поставлять оружие, сославшись на прекращение юридической способности второй стороны договоров. Было поставлено оружия только на 0,3 млн. руб., которое захватил Атаман Семёнов. До 1927 года Япония ждала требований от Советской России о возврате золотых депозитов, что было оговорено в контрактах. Этого не произошло по непонятным причинам, возможно было какое-то политическое соглашение. В том же году «Иокогама Спеши банк» перевёл все депозиты в правительственные активы, продав их частным компаниям.
В январе месяце 1920 года генерал С.Розанов, одетый в форму офицера японской армии, смог вывезти на крейсер «Хидзэн» 55 тонн золота, которое хранилось в то время во Владивостокском отделении Госбанка РСФСР. Никаких расписок не осталось. Россия предъявила Японии ультиматум, но её правительство никак не ответило, намекнув через недипломатические каналы, что это была хитрая придумка, организованная самим Правительством Советской России.
В том же 1920 году, в февраля войсковой старшина Уссурийского казачьего войска Клок передал командиру 30-го японского пехотного полка полковнику Слуга на хранение два ящика и пять мешков золота.
В 1920 году, в середине года, Генерал Истров передал на хранение японцам золота на 1270 тыс. руб. в золотых монетах.
Следом за ним 10 млн. золотых руб. передал в японский банк Константин Миллер, бывший когда-то финансовым агентом Минфина царского правительства.
Львиная доля Золота Колчака была по сути изъята генералами Правительства Колчака и часть его переправили под разными соусами в Японию. Японцы все эти факты отрицают, а расписки и акты о передачи не считают юридически ценными.
Победа Колчака в гражданской войне никому не была нужна. Большевикам по понятной причине, японцам и англичанам нужно было только золото, а если подфартит, то золотые прииски Дальнего Востока в концессию.
Есть версия, что часть Золота Колчака могла попасть в Петропавловск на Севере Казахстана. Но там, где он бывал, никаких следов золота пока не нашли.
Одному верующему искателю Золота Колчака был сон, в котором невидимый голос запретил ему искать Золото Колчака в Красноярском крае. Голос сказал, что в этом районе Золота Колчака для него нет. Чуть позже он на вокзале Красноярска на книжном развале видел одну книгу у одного странного видом лавочника, которая его заинтересовала, он был книголюб, и он открыл её на какой-то странице. Даже вроде она сама открылась. Там было предложение, которое он запомнил на всю жизнь: Золото Колчака не может быть отыскано. Это золото принадлежит России, но не Советской России, не РСФСР и не СССР. Когда России станет плохо, Золото Колчака само объявится. Этот верующий человек отошёл на несколько шагов, обдумывая эти слова, потом вернулся, но никаких следов ни книги, ни лавочника не обнаружил.
Золото Колчака казённое. Все, кто его забирали, загибались от этого счастья. Найти его может только тот, кто от казны российской уполномочен, от Императора. А где их теперь взять, Императоров-то?
Говорят, что Колчак всем своим нутром ненавидел Императора и его семью. К тому же он было наркоман и любитель малинки. На его утехи уходили ежедневно десятки килограмм золота. Этим пользовались и его приближённые.
В Сибири и Забайкалье самых злобных собак, что на медведя, до сих пор зовут Колчаками. Хорошую по себе память оставил. Поэтому золото, к которому имел отношение этот Адмирал, прячется от людей, боится их, а пойдёт в руки только России.
Говорят также, что колчаковское золото, часть его, находится в затопленных и замурованных подземельях омского транспортного института.
Вообще-то, все разговоры о пропавшем Золоте Колчака, сами сибиряки считают мифами, потому что, во-первых, если золото попало в чьи-то руки, то он его не выпустит никогда, а во-вторых, если бы оно действительно было спрятано где-то в Сибири, то чекисты его бы нашли, как нашли всех чертей на куличках, так нашли бы золото, хоть бы оно было о попа в заднице, всё равно бы нашли. Властью своею они умели пользоваться, несмотря на то, что сибиряки того времени умели молчать.