Золотая рыбка лодка

National Interest: советские титановые подлодки поставили НАТО в тупик

Об инновационной подлодке проекта 705 «Лира», получившей по классификации НАТО обозначение Alpha, вспомнил эксперт издания The National Interest Калеб Ларсон.

Первые данные о строительстве в Советском Союзе «суперподлодки» в ЦРУ получили в 1969 году. В отчетах, сопровождаемых фотографиями, говорилось о «странном серебристом цвете» секций корпуса, ожидавших сборки.

Аналитики управления не согласились с представленным материалом, они посчитали, что элементы корабля просто покрыли серебристой краской ради дезинформации. В США были уверены, что СССР не обладают технологиями и «не потянут» затраты для производства субмарин из титана. На то были свои аргументы.

Титан в три-пять раз дороже традиционной стали, а придавать ему нужную форму невероятно сложно. Сварка титановых элементов — отдельная наука. При высоких температурах этот металл поглощает кислород, водород и азот, что приводит к дефектам. То есть для соединения частей корпуса советским инженерам было необходимо создать огромные герметичные ангары, заполненные инертным газом аргоном. Сварщикам при этом приходилось надевать специальные костюмы, похожие на космический скафандр. В ЦРУ и Пентагоне отказывались верить, что СССР способны реализовать подобный проект.

Еще одной загадкой стала энергоустановка. Реактор должен был охлаждаться жидким металлом — такая схема обеспечивает высокую производительность при небольших размерах, но повышает риск возникновения аварийных ситуаций. Для снижения потенциальной опасности требовалось создание автоматизированной системы управления. И снова американские аналитики скептически отнеслись к данным о советской разработке.

— Но спустя несколько лет они были вынуждены признать появление нового класса субмарин — самых быстрых из когда-либо построенных. Советская подлодка развивала скорость в 41 узел (76 километров в час — прим. «РГ») под водой. Для сравнения, максимальная скорость эсминцев класса «Арли Берк» (Arleigh Burke) составляет 30 узлов (55 километров в час). Вдобавок титановые подлодки могли погружаться гораздо глубже и лучше выдерживали взрывы глубинных бомб, — пишет обозреватель.

Эксплуатация кораблей проекта «Лира» была дорогостоящей. Например, жидкометаллический теплоноситель энергоустановки должен был постоянно оставаться нагретым, но не все порты СССР имели для этого необходимую инфраструктуру. Из-за этого реакторы зачастую оставляли включенными, что осложняло регламентные работы.

Высокая цена обслуживания в конечном итоге сыграла ключевую роль — в 90-е годы прошлого века все подлодки этого класса были списаны и утилизированы. Однако, уникальные конструктивные решения, принятые при разработке «Лиры», были использованы на других отечественных субмаринах.

«Золотая рыбка» советского ВМФ

Осень 1971 года. Авианосец ВМФ США «Саратога» на подходах к базе зафиксировал сигнал неизвестного преследователя. Корабль шел на полном ходу, на скорости около 30 узлов, но оторваться от погони не получалось. Более того, таинственная подводная лодка не только шла наравне с авианосцем, но и могла его спокойно обогнать…

В тот день Пентагон пришел в замешательство – гордость американского военного флота получила «звонкую пощечину», а ранее неоспоримое превосходство США на море оказалось под вопросом. Что же это была за субмарина, и какова ее история?

Плод советского инженерного гения, секретная разработка, которая вошла в историю ВМФ нашей страны и изменила представление о подводном кораблестроении, подводная лодка проекта 661 «Анчар», более известная как подводная лодка К-162 (в 1978 г. переименована в К-222), – вне всякого сомнения, чудо военной техники, которому принадлежит мировой рекорд подводной скорости. На испытаниях К-162 достигла скорости 44,7 узла, или 80,4 км/ч, что сопоставимо со скоростью торпеды! К сожалению, данный факт не попал в книгу рекордов Гиннеса по причине секретности проекта.

К-162 на испытаниях ()

В середине XX века внешняя политика США постоянно менялась. Учитывая веяния времени и напряженные отношения с СССР, командованием ВС США была принята новая стратегия «реалистического устрашения», главным пунктом которой значилось достижение превосходства в океанском пространстве. Создание ударных морских сил происходило путем формирования групп авианосцев, которым Советскому Союзу нечего было противопоставить.

В те годы СССР не обладал достаточными средствами для разработки и строительства своих авианосных кораблей, но руководство страны не могло проигнорировать новый виток внешней политики Америки. Поэтому был найден компромисс – развитие и модернизация подводных лодок.

Как говорится, новое время рождает новые потребности, которые субмарины тех лет удовлетворить не могли. Основным пунктом технического задания на разработку новой подлодки значилась возможность производить ракетный залп без всплытия, на небольшой глубине. В конце 60-х годов уже был принят на вооружение ракетный комплекс «Аметист», имевший возможность подводного пуска, поэтому перед советскими конструкторами встала задача создания субмарины-носителя, которую можно было вооружить этим комплексом.

Эта проблема рождала новую – «Аметист» обладал небольшим радиусом действия, всего лишь около 80 км, поэтому разрабатываемая подлодка должна была обладать высокой скоростью и достаточной маневренностью, чтобы в кратчайшее время сблизиться с целью, произвести пуск и скрыться. Проект такой подводной лодки был разработан в 1960 году академиком Н. Н. Исаниным.

Макет подводной лодки К-162 в масштабе 1:350, автор В. Королев (http://scalemodels.ru)

Субмарину Исанина, вне всякого сомнения, можно назвать экспериментальной. Некоторые технические решения, примененные в конструкции К-162, по мерке тех лет считались прорывом в корабельной отрасли. Большинство систем лодки было автоматизировано, а их контроль осуществлялся при помощи телемеханических средств – еще ни одна военная разработка СССР не использовала такого количества электроники!

Энергетический вопрос также был решен на должном уровне – специально для К-162 разработали новый атомный реактор. Лодка оснащалась двумя такими реакторами, которые обеспечивали работу новейшей пароэнергетической атомной установки. Запаса хода субмарины хватало без малого на четыре кругосветных плавания! Этот показатель в разы превышал все известные зарубежные аналоги.

Своим внешним видом К-162 напоминала кита. Можно сказать, что это символизировало слияние морской биологии и кораблестроения. Может быть, именно поэтому военные стали называть ее «Подводная лодка золотая рыбка», хотя общепринятой версией появления этого неофициального названия является дороговизна проекта – общие затраты на разработку составили один процент бюджета всего государства!

Пожалуй, самым революционным решением в конструкции «Золотой рыбки» стал материал обшивки корпуса – впервые в мировой практике судно было изготовлено из титанового сплава. Высокая стоимость этого металла была полностью оправдана – лодка получила невероятную прочность, коррозийную стойкость и малый вес. Именно благодаря этому были достигнуты впечатляющие скоростные характеристики.

Окончание работ над новой субмариной планировали завершить к 17 декабря 1969 года, ко дню рождения Л. И. Брежнева, но советские корабелы справились гораздо раньше – уже 13 декабря был произведен торжественный спуск лодки на воду…

Рубка легендарной «Золотой рыбки» на судостроительном заводе «Звездочка» в Северодвинске.
К-222 была исключена из состава флота 14 марта 1989 г. и в 2008–2010 гг. разделана на металл.
Рубку предполагается использовать для монумента подводникам. (http://zvezdochka-ru.livejournal.com)

Глубина погружения на испытаниях составила 100 метров. Подлодка вела себя устойчиво и стабильно набирала скорость. Всего лишь на 80% мощности реактора субмарина разогналась до 42 узлов (77 км/ч), что является невероятным показателем для морской техники, обладающей массогабаритными характеристиками уровня подводной лодки. Это было оглушительное достижение, которое ясно давало понять – ни один американский эсминец не сможет поймать нашу «Золотую рыбку».

В сентябре 1971 года, находясь в составе ВМФ СССР, подлодка совершила первый боевой выход, во время которого и состоялась знаменательная встреча с авианосцем «Саратога». С тех прошло много лет, и военные технологии совершили большой скачок вперед, но проект 661 вошел в историю как начало нового этапа в подводном кораблестроении всего мира. Это памятное достижение научной мысли советских ученых.

Титановая «Золотая рыбка»

В 2008 году на предприятии «Севмаш» началась утилизация атомной подводной лодки К-222. На первый взгляд, это было рядовым событием. Подводные лодки, как и любая другая техника, вырабатывают свой ресурс и списываются. Далеко не всем подводным кораблям удается стать музеем, большинство режутся «на иголки». Лодка К-222, ранее носившая номер К-162, не смогла стать памятником самой себе и отправилась на слом. Так печально окончилась судьба подлодки-рекордсмена, давшей своей стране не только несколько достижений, но и ряд полезных технологий.


История лодки К-162 началась в 1959 году, когда Совмин СССР выпустил постановление «О создании новой скоростной подводной лодки с новым типом энергетических установок и развитии научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок». Перед ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») была поставлена очень сложная задача. Требовалось создать подводную лодку, характеристики которой превосходили бы данные предыдущих субмарин, а также решить ряд технических вопросов. Основные задачи, стоявшие перед конструкторами, выглядели следующим образом. Обеспечить возможность ракетной стрельбы из подводного положения, а также добиться максимально возможной скорости подводного хода. Примечательно, что в техническом задании на новый проект присутствовал негласный запрет на использование имеющихся материалов, оборудования и вооружения. Иными словами, заказчик в лице Минобороны и Совмина желал видеть совершенно новую конструкцию, выполненную с использованием новых технологий.
Главным конструктором проекта, получившего индекс 661 и имя «Анчар», был назначен Н.Н. Исанин. От флота проект курировал капитан 2-го ранга Ю.Г. Ильинский. Работы по созданию новой скоростной лодки были очень и очень непростыми. То или иное участие в проекте принимали почти четыре сотни организаций: судостроители, металлурги, инженеры-электронщики и т.д. Совместными усилиями в 1960 году был подготовлен предэскизный вариант проекта 661. Примечательно, что в ходе предварительных работ прорабатывались почти два десятка основных и вспомогательных версий проекта. На этом этапе разработки активно обсуждались все нюансы конструкции и оборудования. К примеру, в качестве основного вооружения для новой подлодки предлагались новые крылатые ракеты «Аметист», старые ракеты с надводным стартом, или же доработанные торпеды с повышенной дальностью. Кроме того, основным материалом конструкции могли стать сталь, алюминий или титан. В результате анализа возможностей и перспектив каждого варианта было принято решение сделать новую лодку из титана и оснастить ее крылатыми ракетами «Аметист» с возможностью подводного старта.
Вскоре после окончания предэскизного проектирования началась подготовка полноценного «белового» проекта. В 1961-м он был утвержден, и примерно через год на Северном машиностроительном предприятии началось строительство головной подлодки. Стоит отметить, официальная закладка АПЛ К-162 состоялась только в конце 1963 года. Дело в том, что в ходе сборочных работ первых элементов конструкции проявились некоторые недочеты технического характера. На их исправление ушло дополнительное время. Да и после решения этих проблем строительство нового подводного корабля шло долго и с большими сложностями. В первую очередь, на затягивании сроков сказался недостаток титана, который был нужен не только для новой подлодки, но и для строительства некоторых самолетов и ракет. В результате лодка К-162 была спущена на воду только в декабре 1968 года.
Проект 661 подразумевал создание двухкорпусной подлодки с широким использованием в конструкции титановых деталей. Легкий корпус лодки имел круглое сечение, но его кормовая часть была выполнена по схеме «раздвоенная корма». Два обтекателя несли в себе валы двух гребных винтов, разнесенные друг от друга на пять метров. Такая схема получила неофициальное название «штаны» и после использовалась в нескольких проектах подлодок. Внутри легкого корпуса был помещен прочный, имевший оригинальную конструкцию. В носовой части субмарины он состоял из двух частично перекрывающихся горизонтальных цилиндров (сечение такой конструкции напоминает цифру 8). Каждый из них имел диаметр в пять с половиной метров, но из-за перекрывающихся сечений высота всей конструкции равнялась девяти метрам, что сходилось с диаметром цилиндрической средней и кормовой части прочного корпуса. Интересно, что «трубы» носовой части прочного корпуса считались отдельными отсеками. В верхнем цилиндре – первом отсеке лодки – поместили торпедные аппараты калибра 533 миллиметра, запас торпед, устройства заряжания и т.п. Кроме того, в первом отсеке располагался пост управления ракетами. Второй отсек вмещал в себя часть аккумуляторных батарей и гидроакустическую аппаратуру. В третьем отсеке (находился сразу после «восьмеркообразной» части прочного корпуса) находились жилые помещения и остальные аккумуляторы. Четвертый отсек предназначался для центрального поста, поста управления энергетической установкой и нескольких вспомогательных помещений. Пятый отсек был отдан под реактор, шестой – под турбины, седьмой – под турбогенераторы и распределительные щиты, а в восьмом располагались компрессоры, вспомогательное оборудование и т.п. Наконец, в корме, в девятом отсеке монтировались приводы рулей. Носовые горизонтальные рули были размещены в передней части лодки и при необходимости убирались под легкий корпус.


При разработке реактора для проекта 661 рассматривались два варианта: водо-водяной и с металлическим теплоносителем (сплав свинца и висмута). В результате сравнения сложности конструкций и перспектив был выбран первый вариант. При меньшей эффективности такой реактор мог быть сделан в течение нескольких месяцев и не требовал дополнительных затрат времени и денег. В результате лодка получила два реактора с собственными паропроизводящими установками (В-5Р, 250 тонн пара в час), турбозубчатыми агрегатами ГТЗА-618 и турбогенераторами переменного тока (380 вольт, 50 герц) ОК-3 мощностью по 3000 киловатт каждый. Несмотря на использование уже освоенной водо-водяной схемы, в конструкции реакторов лодки проекта 661 было применено несколько оригинальных технических решений, повысивших эффективность работы. Наконец, довольно смелым решением стало исключение из состава энергетического оборудования резервных дизельных генераторов. На случай проблем с главной энергоустановкой подлодка оснащалась двумя группами серебряно-цинковых аккумуляторов по 152 элемента в каждой.
Новый проект высокоскоростной подводной лодки подразумевал использование новейших электронных систем. Так, навигацию в надводном и подводном положениях планировалось осуществлять при помощи всеширотной системы «Сигма-661», автоматическое управление по курсу и глубине возлагалось на комплекс «Шпат», а общекорабельные системы и устройства управлялись при помощи системы «Сигнал-661». «Ушами» новой подлодки был гидроакустический комплекс МГК-300 «Рубин». Он мог одновременно сопровождать две цели и при этом выдавать данные по ним на систему управления вооружением. Обнаружение мин осуществляла система «Радиан-1». Для визуального наблюдения за окружающей обстановкой подлодки проекта 661 планировалось оснащать перископом ПЗНС-9 со встроенным вычислителем координат. Наконец, в состав оборудования лодки включили две радиолокационные станции и систему определения государственной принадлежности «Нихром».
В первом отсеке лодок проекта 661 разместили четыре 533-мм торпедных аппарата со вспомогательной аппаратурой и боекомплектом в 12 торпед. Управление торпедной стрельбой возлагалось на комплекс «Ладога-П-661», а конструкция аппаратов позволяла производить атаку целей с глубины до 200 метров. Основным вооружением лодок проекта 661 должны были стать противокорабельные крылатые ракеты П-70 «Аметист», разработанные в ОКБ-152 под руководством В.Н. Челомея. В носовой части лодки, по бокам от «восьмерки» первых двух отсеков, размещались десять контейнеров с ракетами, по пять на борт. Ракеты предназначались для пуска из подводного положения. Для этого лодка должна была выйти на глубину в 30 метров и заполнить контейнер водой. По команде экипажа подлодки ракета выходила из контейнера при помощи стартового двигателя, а после подъема в воздух включался маршевый твердотопливный. Все ракеты можно было выпустить двумя залпами с перерывом в несколько секунд. Несмотря на сложности с разработкой и испытаниями, ракета «Аметист» стала первой в мире противокорабельной ракетой с подводным стартом. Примечательно, что контейнеры ракет располагались не вертикально, а под углом в 32,5° к основной плоскости подлодки. Дело в том, что при вертикальном старте пришлось бы усложнить систему управления ракеты для вывода ее на горизонтальную низковысотную траекторию. При наклонном старте эта задача была гораздо проще, что и повлияло на размещение ракетных контейнеров.

Сложность разработки и строительства новой лодки, в конструкции которой преобладали титановые детали, привели к достаточно большой стоимости проекта. Из-за этого еще до конца сборки подлодку К-162 прозвали «Золотой рыбкой», намекая на стоимость металлического сырья. Тем не менее, в конце 1968 года субмарину спустили на воду, а немного позже начались ее испытания. В 1969 году в ходе испытаний К-162 смогла достичь подводной скорости в 42 узла (около 78 км/ч). При этом энергоустановка работала только на 80% от полной мощности. Таким образом, расчетный показатель максимальной скорости, заданный первоначальным техническим заданием, был превышен на четыре узла.
18 декабря 1970 года вошедшая в строй ВМФ СССР подлодка установила мировой рекорд скорости, который не побит до сих пор. При ручном управлении турбозубчатым агрегатом и защитой реактора удалось вывести энергетическую установку на 97% от максимальной мощности. На глубине в 100 метров это позволило лодке разогнаться до 44,7 узла (82,8 км/ч). До и после К-162 ни одна подлодка в мире не ходила с такой скоростью. При разгоне до высоких скоростей наблюдалось несколько интересных явлений. К примеру, по достижении порога в 35-36 узлов появлялся гидродинамический шум от завихрений встречного потока, обтекавшего лодку. Это неожиданное явление могло демаскировать подлодку при выполнении боевой задачи, однако его посчитали достаточной платой за высокую скорость. Кроме того, в ряде случаев подлодка могла уйти от преследования кораблями противника.
Вскоре после установления секретного рекорда у экипажа лодки К-162 появилась возможность проверить скоростной потенциал на практике. Осенью 1971 года, во время похода К-162 в Атлантический океан, пересеклись пути советской субмарины и американского авианосца «Саратога». В результате этого в бортовом журнале американского корабля появилась запись, гласившая, что в течение нескольких часов он пытался оторваться от неизвестной подлодки, но не смог сделать это даже на полном ходу, на скорости в 30 узлов. Подлодка, в свою очередь, маневрировала вокруг авианосца, но не отставала. Командир К-162 капитан 1-го ранга Ю.Ф. Голубков после этого случая отметил, что характеристики лодки позволяли выбрать наиболее удобную позицию для атаки вражеских кораблей.
Служба подлодки К-162 с перерывами на ремонт продолжалась до 1984 года, когда ее поставили на прикол. В 1978 году лодку переименовали в К-222, под этим номером она и окончила свою службу. В марте 1989 года «Золотую рыбку» исключили из боевого состава военно-морского флота, а через десять лет спустили флаг. Далее несколько лет К-222 простояла у пирса в ожидании утилизации, которая началась в 2008 году.

К сожалению, подлодка К-162 или К-222 так и осталась единственным кораблем проекта 661. Одновременно с высокими ходовыми характеристиками она оказалась слишком дорогой для массового производства. Прочный титановый корпус, при всех его преимуществах, был очень сложен в изготовлении. Кроме того, к концу восьмидесятых годов устарело главное вооружение лодки – ракеты П-70 «Аметист». Также стоит отметить, что к тому же времени у потенциального противника появились новые гидроакустические системы, способные гарантированно обнаружить К-162 на достаточно больших расстояниях. Высокая шумность лодки на больших скоростях только усугубляла эту ситуацию. В свете развития противолодочной авиации у скоростной подлодки просто не оставалось шансов. Поэтому «Золотую рыбку» так и оставили в одиночестве, а затем списали.

Тем не менее, полученный при конструировании и строительстве К-162 опыт не пропал даром. Наработки по титановым конструкциям активно использовались в нескольких дальнейших проектах, а вооружение в виде ракет П-70 использовалось на подлодках проекта 670 «Скат».
По материалам сайтов:

Gabby1 ›
Блог ›
К 162 «Золотая Рыбка» Убийца авианосцев — самая быстрая подводная лодка в истории

К 162 «Золотая Рыбка» Убийца авианосцев — самая быстрая подводная лодка в истории

50 лет назад советская военная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд по скорости движения под водой – более 80 километров в час. Ни одна торпеда в те времена не могла угнаться за этим подводным ракетоносцем. Вслед за ним Советский Союз выпустил в Мировой Океан еще более десятка скоростных подводных «убийц авианосцев». Но сейчас ни одного из них уже нет. Кто и как торпедировал отечественный скоростной подводный флот?

Ровно полвека назад в списки кораблей Военно-морского флота СССР была зачислена подводная лодка К-162 (известная позднее также как К-222). Самой лодки как таковой на тот момент еще не было – она только строилась на стапелях «Севмаша». Однако, ни у военных, ни у отечественных корабелов не было ни малейшего сомнения в том, что К-162 через несколько лет будет достроена, сдана в эксплуатацию, и вступит в строй.

Эта уверенность, видимо, основывалась на том, что первая атомная подводная лодка проекта 661 «Анчар» должна была ознаменовать собой появление у Советского Союза совершенно нового класса подводных лодок, предназначенных для торпедно-ракетных ударов по авианосным соединениям противника.

Эта уверенность, видимо, основывалась на том, что первая атомная подводная лодка проекта 661 «Анчар» должна была ознаменовать собой появление у Советского Союза совершенно нового класса подводных лодок, предназначенных для торпедно-ракетных ударов по авианосным соединениям противника.

Напомню, что к середине прошлого века в США окончательно сложилась новая военная стратегия, которая предусматривала создание тотального господства этой страны на просторах Мирового Океана. Основным инструментом для этого было выбрано наращивание мощности морских наступательных сил в виде авианосных ударных групп (АУГ). У СССР, который к тому времени еще не оправился от войны, денег на строительство авианосцев не было. И не было, по сути, и эффективных средств борьбы с ними в открытом океане. Дальность стрельбы торпедами советских субмарин того времени не превышала 3-4 км. А для того, чтобы произвести ракетный залп по американским АУГ, советским подлодкам пришлось бы сначала всплывать на поверхность, что лишало атаку на АУГ всякой внезапности. Поэтому политическое и военное руководство СССР поставили перед советскими конструкторами и инженерами задачу создать крылатую ракету, которая бы с подводного старта могла поражать крупные надводные корабли на расстояние несколько десятков километров, и соответствующий подводный носитель этого оружия.

Такой ракетный комплекс П-70 «Аметист» в ОКБ-52 под руководством Владимира Челомея был создан в конце 60-х годов прошлого века. Низколетящая противокорабельная ракета (ПКР) с подводным стартом, конечно, проигрывала ПКР, запускаемой с поверхности, по дальности (до 80 км) и по массе боевой части. Однако, на тот момент это был революционны шаг. Во – первых, ни у кого в мире такой ракеты еще не было, а во-вторых, советским корабелам удалось создать уникальный корабль для несения и запуска этих ракет.

Носитель П-70 — подводная лодка К-162, разработанная ЦКБ-16 (ныне – «Малахит») под руководством академика Николая Исанина, на тот момент представляла из себя, фактически, квинтэссеницию советской военной инженерной кораблестроительной мысли. В советской кораблестроительной школе как-то так повелось, что степень технической новизны при создании головного, а затем и серийного проекта не должна превышать 20-25% по сравнению с предыдущим поколением лодок. В случае же с опытно-экспериментальной лодкой пр.661 конструкторам было прямо запрещено использовать уже существующие решения. В итоге эту лодку проектировали и строили более 10 лет – с конца 50-х годов прошлого века по 31 декабря 1969 года, когда был подписан приемный акт и корабль вступил в строй. Но что это была за лодка!

В первом «Анчаре» были воплощены в жизнь почти 400 совершенно новых технических решений. Специально для него, например, была разработана двухвальная атомная пароэнергетическая установка мощностью по 40 тысяч л. с., на каждом валу (эта мощность вдвое превосходила на тот момент мощностью любых подлодок в мире). Эта установка включала в себя две автономные группы оборудования левого и правового бортов и состояла из двух реакторов, двух главных турбозубчатых агрегатов, двух автономных турбогенераторов и вспомогательного оборудования. Запасы ядерного горючего в реакторах могли обеспечить более четырех кругосветных плаваний полным подводным ходом без перезарядки активной зоны реактора. Управление пароэнергетической установкой осуществлялось оператором дистанционно из поста управления, путем задания необходимого режима с автоматическим выводом на мощность по заданному режиму хода с помощью автоматизированной системы управления защиты и контроля. Степень автоматизации и телеметрии на К-162 вообще на порядок превосходила ту, что применялась в тот момент на советских и зарубежных атомных подводных лодках. Степень комфорта для экипажа – тоже. К-162 даже внешне кардинально отличалась от советских атомных подводных лодок 1-го поколения — носителей крылатых ракет (пр.659, 675). Если первые были узкие и длинные, с заостренными носами, то корпус «Анчара» напоминал кита с большим закругленным носом.

Однако, главным отличием К-162 от всех существующих на тот момент подводных лодок мира являлся материал, из которого был изготовлен его прочный корпус – титан. В отличие от маломагнитных сталей, из которых строились и строятся сейчас корпуса всех подводных лодок мира, титановый сплав обладает более высокой прочностью, немагнитностью и стойкостью к коррозии. Правда, на тот момент не только в СССР, но и в мире не существовало технологий изготовления деталей из титана больших размеров и сварки их воедино с необходимыми прочностными характеристиками. Поэтому для строительства первой титановой подводной лодки длиной около 120 метров была радикальна преобразована вся советская титановая индустрия. В результате Запорожский и Березниковский титаномагниевые комбинаты смогли производить крупные слитки массой четыре – шесть тонн для подлодок, а на «Севмаше» было создано самое совершенное сварочное производство титановых сплавов с аргоногелиевой защитой.

Итогом все этих усилий стала атомная подводная лодка с 10 установками для подводного запуска крылатых ракет, которая на государственных испытаниях в конце 1969 года при мощности реактора 80% на глубине 100 метров развила скорость 42 узла (77 км в час). Годом позже новая советская подводная лодка официально установила мировой рекорд скорости движения под водой, разогнавшись на той же глубине до скорости 44,7 узла (почти 83 км в час). Что это значило для вероятного противника, российские военные моряки продемонстрировали в 1971 году, когда К-162 в Атлантическом океана «села на хвост» ударному авианосцу 6-го флота США «Саратога», возвращавшегося из Средиземного моря в Майами, и несколько часов преследовала его, периодически обгоняя под водой идущий «на всех парах» авианосец (его скорость в тот момент составляла 30 узлов).

Таким образом, благодаря ПЛ проекта «Анчар», Советский Союз получал мощное средство борьбы против подводных лодок и авианесущих соединений вероятного противника. Эти лодки могли стремительно приближаться к вражеским кораблям, эффективно атаковать их из-под воды, и столь же стремительно уходить из-под удара. «Анчар» на тот момент физически не могли догнать не только корабли противника, но и выпущенные им в сторону новых советских подводных лодок торпеды (скорость торпед в 70-е годы прошлого века не превышала 25 узлов в режиме поиска цели и 40 узлов в режиме сближения с нею).

Однако, в серию подводные лодки пр.661 «Анчар» так и не пошли. Прослужив почти 20 лет, в 1988 году К-162 была выведена из состава ВМФ и осенью 2010 года утилизирована.

Наиболее очевидной причиной того, что «Анчар» так и не пошел в серию, является стоимость лодки. Титановый корпус подводной лодки, по словам генерального директора «Малахита» Владимира Дорофеева, стоит в 5-6 дороже, нежели корпус из маломагнитной стали. И даже с учетом огромных мобилизационных возможностей советского времени, экономика СССР, очевидно, не могла потянуть серийное строительство ПЛ пр.661 «Анчар». По некоторым данным, стоимость первой лодки могла составить до 1% годового ВВП Советского Союза периода 60-х годов прошлого века. Второе обстоятельство, повлиявшее на судьбу проекта «Анчар» — акустическая заметность лодки. С одной стороны, титановый корпус делал эту лодку практически незаметной для гидролокаторов противника. Но только до скорости хода 35 узлов. Когда же лодка разгонялась свыше этой скорости, появлялся сильный внешний гидродинамический шум, созданный турбулентным потоком при обтекании корпуса ПЛА. Причем в районе центрального поста лодки этот шум достигал уровня 100 децибелл1. Это равносильно шуму вагона метра1, проходящего от вас в нескольких метрах, или недалеким раскатам грома. Причем, никто в мире об этом не знал – этот факт обнаружился как раз при эксплуатации К-162. И что с этим делать, до сих пор толком тоже никто не знает. Поэтому скорость всех крупных и российских, и американских подводных лодок третьего-четвертого поколения, построенных в последние полтора десятка лет, по открытым данным, не превышает 35 узлов.

В итоге, проект «Анчар» трансформировался по двум направлениям. Еще во времена строительства в Северодвинске К-162, в Нижнем Новгороде, на судостроительном заводе «Красное Сормово» по проекту ЦКБ «Лазурит» для несения новых крылатых ракет «Аметист» начали строить атомные лодки проекта 670 «Скат». За счет стального корпуса они были относительно дёшевы, обладали меньшим, чем «Анчар» водоизмещением (3580 тонн надводного водоизмещения против 5197 тонн), ходили под водой на скорости 25 узлов, но со своей задачей – караулить вражеские авианосцы, вполне справлялись. В 60-70-х годах прошлого века было построено, в общей сложности, 17 таких лодок, на каждой из которых стояло по 8 пусковых установок П-70 . Все «Скаты» были уничтожены с 1991 по 1994 годы.

Эстафету в скорости «Анчар» передал атомным подводным лодкам «Лира». У них тоже были титановые корпуса, и эти небольшие (надводным водоизмещением 2300 тонн) лодки могли развивать скорость до 41 узла. Ракет на них не было — только торпеды, поскольку лодки этой серии предназначались для поиска и уничтожения вражеских субмарин. При этом лодки получились чрезвычайно верткими – на разгон до полного хода им требовалось не более 1 минуты, а за 42 секунды лодка могла развернуться на 180 градусов. По открытым данным, с 1971 по 1981 год в Ленинграде и на «Севмаше» было построено 7 таких лодок. Все они были выведены из состава флота также в начале 90-х годов прошлого века. Вот так, по сути, закончилась история советских скоростных подводных лодок с титановыми корпусами. Далее конструкторы пошли по пути применения других технических решений для увеличения скорости подводных лодок до 35 узлов. При этом несколько подводных лодок с корпусами из титана, построенных в советское время, по-прежнему находятся в составе ВМФ России – две лодки проекта 945 «Барракуда» (одна из них сейчас модернизируется), две лодки проекта 945А «Кондор», и, предположительно, одна лодка пр.941 «Акула» (ее прочный корпус также сделан из титановых сплавов). Но это уже другая история.