Захват заложников в кизляре

Справа от главного входа центральной горбольницы Кизляра теперь стоит трехтонный камень.

— Мама, а что это? Для чего?

— Чтобы такие маленькие детки как ты, знали и помнили. А мы и так никогда не забудем, — вздыхает женщина, крепко прижимает дочурку к себе и гладит, гладит, гладит по упругим кудряшкам. То, что сейчас она услышит — даже для взрослых очень тяжело. Если разгон демонстрантов в Санкт-Петербурге 9 января 1905 года вошел в историю России как «кровавое воскресенье», то 9 января 1996 года можно назвать настоящим «кровавым вторником» для Кизляра…

ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Шел второй год чеченской войны. Озверевшие боевики шли на все более бесчеловечные преступления. Под Рождество отряды двух известных террористов Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова получили приказ уничтожить вертолетную базу российских войск под Кизляром. Хоть боевикам и удалось сжечь два «Ми-8» и топливозаправщик, вылазку они в целом провалили. Около 300 бандитов отступили в город.

— Жителей города необходимо было собрать в двух-трех местах, не для того, чтобы объявить их заложниками, а чтобы поведать миру о масштабе операции и привлечь внимание мировой общественности к проблемам Чечни, — рассказывал потом на допросах Радуев (здесь и далее цитаты приводятся по стенограмме обвинительной речи генпрокурора России Владимира Устинова по делу банды Радуева от 19 декабря 2001 года — Прим.).

Салман Радуев. Фото: стоп-кадр архивных съемок. НТВ

Террористы с гранатометами на спинах, «лимонками» на поясах, патронными лентами на плечах и пулеметами в руках врывались в дома, захватывали и женщин с детьми, и стариков. С попадающими по пути милиционерами не церемонились — расстреливали, сжигали. Из магазинов выносили продукты и загружали ими «КАМАЗы».

Заложников колоннами гнали в больницу. Фото: стоп-кадр архивных съемок. 5 канал.

Заложников стали сгонять в главный корпус центральной городской больницы. Вывели всех даже из родильного отделения — у одной женщины схватки начались прямо в коридоре. Говорят, именно тогда Радуев получил одну из своих кличек — «Гинеколог».

— Одну роженицу уже прямо с гинекологического кресла подняли, другая в тяжелом состоянии после родов была — столкнули с кровати, — вспоминает Айшат Джамалова. — Сама я родила за два дня до этого. Это мой пятый ребенок был. Сына вынесла другая женщина, это его спасло. Вообще, собирали новорожденных, не зная даже, чьи они… Меня муж пришел навестить в тот день. Его ранили, и он умер от потери крови.

Почему никто не смог оказать мужчине помощь, объяснил врач Гаджиев:

— Боевики ворвались в кабинет, сказали, что я во власти армии Дудаева. Заставили оперировать своих. Сказали, если с теми что-то случится — расстреляют. Пока умирал муж Айшат, я оперировал раненого араба…

— А мы все это время стояли, присесть негде было, хотя я только родила, и было очень тяжело, — говорит пациентка Магомедова. — Мы детям рты зажимали, потому что они плакали, а боевики кричали, что если они не замолчат, их расстреляют. Женщин выставляли в окна живым щитом, и мы махали белыми тряпками, чтобы военные по нам не стреляли.

Три тысячи заложников с трудом помещались в больнице. Фото: стоп-кадр архивных съемок. НТВ

— Я даже не стану спрашивать Радуева и его подельников, как это все расценивать. Знаете, этому однажды уже дано определение — обыкновенный фашизм, — заявил потом на суде генпрокурор Устинов.

ПАМЯТНИК-ГЛЫБА — ЛЮДЯМ-ГЛЫБАМ

Когда заложников скопилось около трех тысяч, боевики стали требовать от российского правительства «коридор» для беспрепятственного выхода из Дагестана на территорию Чечни. Тяжелые переговоры шли всю ночь. В итоге, бандитам предоставили 11 автобусов, а большинство захваченных кизлярцев они согласились обменять на заложников из числа депутатов, членов республиканского правительства, журналистов и других добровольцев.

В их числе был и стоматолог Ахмед Саламов. Он переступил не порог больницы. Он переступил черту между обычной жизнью и бандитским миром, в котором нет места правилам, здравому смыслу и состраданию.

— Я позвонил своему другу Камилю Омарову, директору телестудии «Прометей», — делится Саламов. — Мы стали первыми парламентерами, с которыми Радуев согласился общаться. Все дальнейшие переговоры он вел только с нашим участием. История еще даст свою оценку этим событиям. Но нам уже тогда все говорили, что это первый в истории страны случай, когда парламентерам удалось провести такие удачные переговоры и спасти столько жизней.

Заложники махали белыми тряпками: «Не стреляйте!». Фото: стоп-кадр архивных съемок. НТВ

Километров через 10 отходящую колонну боевиков остановили под селом Первомайское. Переговоры возобновились и растянулись на пять дней. Но когда боевики расстреляли несколько милиционеров и дагестанских старейших, стало понятно — говорить дальше не о чем. Поступил приказ на штурм. При поддержке вертолетов и артиллерии Первомайское взяли.

Более 150 террористов было уничтожено, около 30 взято в плен, еще нескольким десяткам удалось сбежать. В Чечню они удирали босиком, чтобы не создавать дополнительного шума, и прямо через минные поля — терять им было уже нечего.

Через год после этих страшных событий в городском парке Кизляра установили монумент в честь всех жертв теракта. Но главный врач ЦГБ Ибрагим Алиев после этого долгие годы мечтал, чтобы памятный знак был установлен и на территории больницы. Его мечта сбылась 30 апреля 2015 года. Именно в этот день состоялось открытие трехтонного камня с мемориальной табличкой. Его специально искали и везли из гор. Людям-глыбам — памятник-глыбу…

Памятник жертва теракта 9 января 1996 года. Парк Кизляра. Фото: пресс-служба горадминистрации

Главврач настаивал — мемориал должен появиться до 20-й годовщины трагедии, торопил всех. Сам Алиев в момент захвата заложников в кизлярской больнице еще не работал там. Но он пришел всего через месяц после теракта, поэтому успел лично пообщаться со всеми медиками, самоотверженно продолжившим оказывать помощь пациентам под дулами автоматов, перешагивая через мины, установленные по всей больнице.

Из 80 человек Алиев не застал только одного — Магомеда Газимагомедова. Он до последнего не покидал свой пост. Только пуля смогла заставить его выпустить скальпель из рук. Посмертно Газимагомедов был награжден Орденом Мужества.

— А ведь он только-только вышел на работу после переезда из Ставрополя, — рассказал на открытии памятного камня главврач больницы. — Защищая земляков, он погиб как герой, ни на минуту не задумываясь о том, что его пятеро детей останутся сиротами. Мы всегда будем помнить о его подвиге, и чтить его память, как и память остальных 51 погибшего (по другим данным их было не менее 78 — Прим.).

Помимо Газимагомедова Орден Мужества получил Ахмед Саламов. А еще одного врача Магомедгаджи Читаева наградили медалью «За спасение погибающих».

— В те дни кизлярцы всех конфессий и национальностей как никогда продемонстрировали интернационализм, понимание, взаимопомощь и поддержку, — сказал Саламов на торжественной церемонии.

9 января 2012 году ко всем наградам заслуженного врача республики (помимо Ордена мужества, у него есть орден Имама Шамиля, медали Георгия Жукова, «За ратную доблест», «Участнику КТО» и «Участнику боевых действий» ) Ахмеда Саламова добавилось звание «Народный Герой Дагестана».

— У меня все земляки — герои, — скромно отвечает Саламов. — Когда в 1999 году бандформирования вторглись в Дагестан, кизлярцы поднялись как один. Многие уехали защищать малую родину — в Ботлихский, Новолакский, Цумадинский районы. А мы, ополченцы, сутками охраняли покой кизлярцев и готовились отразить нападение бандитов. Очень мужественно вели себя наши женщины. Они нас поддерживали, как могли, приносили еду и воду.

— Доченька, пойдем… — женщина убирает руку с кудрявой копны. Но дочка, кажется, ее не слышит, погрузившись в мысли. Может, она представляет — а смогла бы она, рискуя жизнью, но не задумываясь об этом ни на миг, помогать своим защитникам? Маленькая, пусть никогда тебе не придется этого делать. Мирного неба тебе над головой…

Теракт в Кизляре и Первомайском (9-18 января 1996 г.)

21 год назад произошло нападение чеченских боевиков на дагестанский город Кизляр — один из кровавых эпизодов Первой чеченской войны, дерзкий теракт, в ходе которого погибли мирные граждане и военнослужащие. 9 января 1996 года боевики под командованием Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова атаковали город Кизляр (Республика Дагестан) и, взяв заложников, 18 января возвратились на территорию Чечни. В результате нападения на Кизляр и боя в районе села Первомайское погибло около 70 человек, более ста получили ранения.

«Кавказский Узел» публикует информацию об обстоятельствах совершения этого террористического акта, хронику и результаты расследования событий, связанных с нападением на Кизляр и боевыми действиями в селе Первомайском.

Подготовка операции

Предпосылки

22 (по другой информации — 23-го) декабря 1995 года президент Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) Джохар Дудаев приказал полевым командирам Салману Радуеву и Хункар-паши Исрапилову подготовить и провести войсковую операцию по захвату военного аэродрома дагестанского города Кизляр, куда по его данным 8-10 января 1996 года должны были прибыть 8 вертолетов с боеприпасами и ракетами HУРС. В соответствии с приказом Дудаева четыре вертолёта необходимо было уничтожить, а остальные переправить в Чечню.

Формирование отряда

Для проведения операции был сформирован сводный батальон в количестве примерно 250 человек, в который входили:

  • подразделение Айдамира Абалаева – ок. 70 человек;
  • подразделение Турпалали Атгириева – ок. 40 человек;
  • сводное подразделение Северо-Восточного фронта вооруженных формирований Чеченской Республики Ичкерия (ВФ ЧРИ) под руководством Сулеймана Радуева (брат Салмана Радуева) — ок. 60 человек;
  • сводное подразделение Юго-Восточного фронта ВФ ЧРИ, во главе которого стоял родной брат Хункар-паши Исрапилова – ок. 30 человек;
  • «Наурский батальон» под командованием Мусы Чараева – ок. 40 человек.

В их число входили также 8 пленных военнослужащих Российской Армии, которые должны были помочь в ходе следования через блокпосты российских войск. 1

В сводках различных силовых структур приводились данные о численности отряда в 200, 400 и даже более 500, причем половину боевиков якобы «составляли профессиональные арабские наёмники».

Общее руководство операцией Д. Дудаев возложил на Х. Исрапилова и С. Радуева, причем Х. Исрапилов осуществлял военное руководство операцией, а С. Радуев – политическое: после захвата Кизляра он должен был вести переговоры с представителями российских властей и СМИ.

План нападения на Кизляр

5 января 1996 года сводный отряд должен был собраться в поселке Новогрозненский.

6 января утром на грузовых автомашинах отряд должен был выдвинуться в район села Азамат-Юрт.

В ночь с 6 на 7 января на лодках предполагалось осуществить переправу через реку Терек и сосредоточиться в лесном массиве в районе станицы Шелковская. Там пересесть на другие автомашины и к вечеру 8 января прибыть на административную границу между Чечней и Дагестаном в районе станицы Бороздиновской.

9 января в 2 часа ночи основные силы должны были пешим порядком выступить из Бороздиновской и через Каргалинский гидроузел прибыть в Кизляр. Отряд Атгириева на автомашинах с боеприпасами должен был прибыть в город окружным путем через блокпосты федеральных войск. Отряд должен был находиться на заранее спланированных позициях, а подразделение Атгириева подвезти боеприпасы к 4 часам утра 9 января.

Начало штурма Кизляра планировалось на 4 часа утра.

Подразделению Айдамира Абалаева была поставлена задача атаковать вертолетную базу, ликвидировать охрану, захватить вертолеты с боеприпасами, часть из них уничтожить, а остальные переправить в Чечню с помощью плененных летчиков или боевиков, которые, по их словам, умели управлять вертолетами.

«Наурский батальон» под командованием Мусы Чараева получил задание захватить войсковую часть №3693. Необходимо было подавить сопротивление охранявшего её батальона Внутренних войск МВД России и постараться захватить как можно больше военнослужащих в плен. Затем, захватив хранящиеся в войсковой части боеприпасы, вместе с пленными направиться в комендатуру, которую планировалось создать в здании больницы.

«Сводному отряду Северо-Восточного фронта ВФ ЧРИ» под командованием Сулеймана Радуева была поставлена задача захватить авиационный завод, расположенный недалеко от вертолетной базы, уничтожить находящееся там оборудование, затем, собирая из близлежащих домов заложников, направиться вместе с ними к больнице. По прибытии к зданию больницы это подразделение должно было выдвинуться к железнодорожному вокзалу и взять его под контроль.

Подразделение брата Исрапилова должно было быть в резерве. Группа управления во главе с С.Радуевым и Х.Исрапиловым должна была находиться в одном из помещений, расположенных недалеко от РОВД. После захвата здания РОВД планировалось организовать там штаб.

С момента начала операции было решено собрать жителей Кизляра в трех местах: вокруг здания администрации, дома культуры и здания больницы. При этом боевики должны были им объявить, что власть в городе переходит в руки военной администрации вооруженных сил ЧРИ и объявить комендантский час. После этого планировалось занять круговую оборону и подготовиться к возможному нападению со стороны федеральных войск России.

В первых числах января 1996 года план операции был письменно утвержден Джохаром Дудаевым.

По некоторым данным, еще 23 декабря 1995 года президент, премьер-министр и министр обороны РФ получили официальное донесение за подписью начальника Главного разведывательного управления Министерства обороны России генерала Ф.Ладыгина, где сообщалось о планах террористов нанести удар по г.Кизляру в Дагестане. Однако, судя по показаниям Салмана Радуева, именно в эти дни Джохар Дудаев впервые познакомил его с планом нападения на Кизляр.

Кроме того, по данным сайта Агентура.Ru, информация, полученная из неизвестного источника Д.Дудаевым, оказалась ложной – никаких восьми вертолетов с боеприпасами в Кизляре не ожидалось. 2

События в Кизляре

Выдвижение боевиков к Кизляру

Вечером 5 января 1996 года весь отряд боевиков на автобусах и автомашинах отбыл из Новогрозненского (Ойсхара) и мимо населенных пунктов Суворов-Юрт (Нойбёра) и Кади-Юрт доехал до реки Терек в районе села Азамат-Юрт. На двух лодках боевики за ночь переправлялись на противоположный берег и на другом автотранспорте добрались до станицы Шелковская. Часть отряда сосредоточилась в лесном массиве, расположенном недалеко от станиц Шелковская и Гребенская, другая часть была расселена в жилых домах этих населенных пунктов. В период с 6 по 8 января боевики на автомашине «УАЗ-452» неоднократно выезжали в Кизляр для разведки.

Примерно в 21–22.00 8 января отряд на автобусах и автомашинах выехал в направлении станицы Бороздиновская. Двигались в основном по трассе, иногда объезжая посты федеральных войск.

В станицу Бороздиновская боевики прибыли около 3.30 ночи, остановились в поле, недалеко от административной границы между Дагестаном и Чечней. Здесь Салман Радуев впервые сообщил боевикам о том, что объектом атаки будет город Кизляр.

9 января

9 января 1996 года около 4 часов утра батальон боевиков вошел в город Кизляр.

Боевики совершили нападение на вертолетную базу, расположенную у города радом с Кизляром. Удержать аэродром боевики не смогли, хотя в результате боя им удалось уничтожить два вертолёта Ми-8, два бензовоза 3 и разграбить склад неуправляемых реактивных снарядов (НУРС). 4

Отряд боевиков, атаковавший воинскую часть, был отбит. Нападавшие были отброшены от места дислокации батальона и отступили в город.

Как признавал позже Салман Радуев, результаты нападений на вертолетную базу и войсковую часть были не в пользу боевиков: они понесли большие потери убитыми и ранеными, но уничтожить атакуемые объекты не смогли. Полного контроля над городом достичь не удалось.

Вооруженные формирования ЧРИ отступили в город и заняли здание больницы, захватывая в заложники жителей ближайших домов и сгоняя их в больницу. Всего, по разным данным, в заложники было взято от 2000 до 3000 и более человек, среди которых было много женщин и детей. Здание больницы заминировали и предупредили, что в крайнем случае его подорвут вместе со всеми находящимися в нем людьми. Условия освобождения заложников С.Радуев выдвинул следующие: вывод федеральных войск из Чечни, признание выборов в Чеченской Республике в декабре 1995 года (в результате которых президентом Чечни в составе РФ был избран Доку Завгаев) недействительными.

Из здания больницы по спутниковому телефону Салман Радуев связался с крупнейшими информационными агентствами мира и передал информацию о захвате Кизляра. Также С.Радуев связался с Д.Дудаевым, который, узнав о тяжелых потерях, понесенных отрядом, приказал отпустить заложников и возвращаться на территорию Чечни.

10 января

В ходе переговоров с представителями властей Дагестана было достигнуто соглашение о том, что боевикам будет предоставлен транспорт, на котором они покинут Кизляр и через село Первомайское отправятся на территорию, контролируемую силами ЧРИ – в село Новогрозненское. Договоренность между председателем Госсовета Дагестана М.Магомедовым и С.Радуевым предполагала 5, что все заложники, кроме 10 представителей руководства республики, будут отпущены. Однако боевики нарушили этот пункт, захватив еще примерно 50 человек заложников, из числа находившихся в больнице 6.

С.Радуев пообещал отпустить всех заложников, как только колонна боевиков прибудет в Чечню. В дальнейшем возникли разночтения в интерпретации этого обещания. Дагестанские и федеральные власти полагали, что заложники будут освобождены сразу же после пересечения административной границы с Чечней. В этом случае оставалось еще много времени и пространства для того, чтобы предпринять боевую операцию против боевиков Радуева до того, как они достигнут Новогрозненского. Радуев же предполагал освободить заложников по прибытии в Новогрозненское.

10 января около 5.30 утра к зданию больницы прибыла колонна автотранспорта. Сопровождали колонну 10 представителей властей Дагестана во главе с первым заместителем министра внутренних дел этой республики В.Беевым. Среди них были министр по делам национальностей правительства Дагестана Магомедсалих Гусаев, министр финансов Дагестана Гамид Гамидов, заместитель Председателя Народного собрания Дагестана Абакар Алиев, депутат Народного собрания РД Имампаша Чергизбиев (чеченец по национальности), а также ряд других членов правительства, депутатов и представителей администрации Хасавюртовского района.

Колонна с боевиками и заложниками (по разным данным, от 60 до 160 человек) отъехала от больницы примерно в 7 часов утра 10 января 1996 года. Её движением руководил по рации первый заместитель министра внутренних дел Республики Дагестан В.Беев.

По версии журналистов газеты «Сегодня», федералы полагали, что по достижении села Первомайского заложники будут отпущены, а, по пересечении колонны автобусов моста через реку Аксай, начнется операция по ликвидации боевиков. От моста до ближайшего чеченского населенного пункта Азамат-Юрт около шести километров. Этот отрезок пути был очень удобен для атаки: справа жидкий лесок и незамерзающий Терек, а слева — покрытое сетью арыков поле. На чеченской территории колонну автобусов должны были атаковать с воздуха два штурмовика Су-25, остановив ее. После чего звено вертолетов Ми-24 должно было ракетами превратить автобусы в развалины. Разбегавшихся же в панике боевиков брать живыми или мертвыми предназначалось двум ротам 7-й дивизии ВДВ, которых намеревались десантировать по обе стороны шоссе. 7

Примерно в 11.00 колонна прибыла на блокпост федеральных сил около села Первомайского, и направились на территорию Чечни. В это время по рации было получено сообщение, что мост взорван. Колонна по распоряжению Беева остановилась, а сопровождавшая ее милицейская автомашина отправилась проверить эту информацию. Почти немедленно автомашина была обстреляна ракетами с вертолета. Колонна вернулась в село Первомайское, замыкавшее ее подразделение Турпала Атгириева вошло на блокпост и разоружило находящихся там бойцов Новосибирского ОМОНа. Жители Первомайского покинули село еще до прихода боевиков. Все захваченные нами заложники были распределены в жилых домах села Первомайского и охранялись боевиками. Само село было блокировано федеральными войсками.

Бои за Первомайское

11-14 января

С 11 по 14 января обе стороны активно готовились к боевым действиям. Боевики силами заложников укрепляли село. Заложников заставляли рыть окопы, часть из них, несмотря на холодные ночи, специально была оставлена в автобусах для того, чтобы предотвратить обстрелы позиций террористов.

Федеральные войска подтягивали артиллерию, дополнительные подразделения, проводили рекогносцировку. Под Первомайским была сосредоточена группировка войск общей численностью 2,5 тыс. человек, 32 орудия и миномета, 16 огнеметов, 10 гранатометов, 3 установки РСЗО «Град», 54 БМП, 22 БТР, 4 БРДМ, несколько танков и боевых вертолетов. У С.Радуева было от 200 до 300 боевиков, свыше 100 заложников, 82-мм минометы, вывезенные из Кизляра на грузовиках, а также большое количество пулеметов, гранатометов, огнеметов и иного оружия и боеприпасов.

К месту событий прибыли министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов и директор ФСБ Михаил Барсуков. Переговоры зашли в тупик. Радуев постоянно менял свои требования. Настаивал, чтобы Григорий Явлинский, Борис Громов, Александр Лебедь и Егор Гайдар стали то посредниками в переговорах, то добровольными заложниками. Требовал, чтобы в переговорах участвовал премьер-министр Виктор Черномырдин.

13 января директор ФСБ Михаил Барсуков объявил следующий день, 14 января, последним сроком для освобождения заложников боевиками. Он обещал им безопасный проход в Чечню в случае освобождения всех заложников и сдачи оружия.

14 января переговоры возобновились и продолжались примерно до 15.00, после чего были приостановлены. Как говорится в официальном заявлении Центра общественных связей ФСБ России, в 16.30 боевики из стрелкового оружия и минометов начали обстрел подразделений федеральных войск, был обстрелян вертолет.

Структура блокирования села федеральными войсками представляла собой три кольца: два внутренних — в селе и около него — и одно внешнее, растянутое по большой территории. Усиленный мотострелковый батальон 136 ОМСБР в количестве 730 человек блокировал село с северо-востока, востока и юго-востока, а две тактические группы воздушно-десантной дивизии в количестве 80 человек блокировали село с запада и юго-запада. Тактическая группа 22 ОБР СпН с 876 ОР СпН 58 армии в количестве 59 человек блокировала село с северо-запада. Мотоманевренная группа погранотряда в количестве 80 человек блокировала село с севера, взаимодействуя с мотострелковой ротой.

По сообщению корреспондентов газеты «Сегодня», присутствовавших на месте событий, основные силы были развернуты со стороны Дагестана, тогда как западное направление, наиболее угрожаемое для прорыва, так как вело в Чечню, занимала бригада седьмой дивизии ВДВ, лишенная артиллерийского и авиационного прикрытия. Центральную позицию на западном направлении занимала вторая рота в количестве 37 человек. Материально-техническое обеспечение российских войск было неудовлетворительным. 8

15 января

Утром появилась информация, что боевики расстреляли пришедших к ним на переговоры дагестанских старейшин (по разным данным, от 2 до 7) и 6 милиционеров-заложников. Попытки возобновить переговоры успеха не имели и принято решение провести штурм села Первомайского с применением вертолетов, танков и БТРов, невзирая на возможные потери у заложников. Общее командование федеральных сил осуществлял Виктор Зорин, первый заместитель директора ФСБ Михаила Барсукова. 9

Утром 15 января после малоэффективной артиллерийской подготовки и авиационного удара девять штурмовых групп — отряд специального назначения «Витязь», специальные отряды быстрого реагирования (СОБР) и подразделения 22 отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ — пошли на штурм. Во втором эшелоне в полной готовности к штурму строений, в которых могли находиться заложники, шла группа антитеррористического центра «Альфа».

В принципе все эти подразделения не были предназначены для ведения общевойскового боя. Спецподразделения не были оснащены в достаточном количестве гранатометами, огнеметами и подствольниками — самыми эффективными из огневых средств при действиях в населенном пункте. Не было бронетехники, огнем которой они могли сами управлять.

К 13 часам бойцы «Витязя», преодолев канал, захватили первую линию обороны боевиков на окраине села и ворвались в юго-восточный квартал. Остальные, наткнувшись на яростное огневое сопротивление в районе моста и кладбища, вынуждены были остановиться. Через два часа, понеся небольшие потери, остановился и «Витязь». С наступлением сумерек всем подразделениям было приказано отойти на исходные позиции.

16 января

16 января штурм Первомайского повторился. Вновь был атака вдоль южной окраины села, боевики оказали ожесточенное сопротивление. Наибольшего успеха удалось достичь на правом фланге атакующих подразделений «Витязя». Подразделение вторично захватило юго-восточный квартал Первомайского, вышло к центральной улице и наткнулось на второй рубеж обороны боевиков: окопы полного профиля, отсечные позиции, умело оборудованные в домах огневые точки. Особую опасность представляли снайперы, выбивавшие из рядов атакующих в первую очередь командиров. На их счет относят до половины всех потерь в Первомайском.

Все попытки спецназовцев прорвать вторую линию обороны боевиков успеха не имели. Общие потери федеральных войск составили около 15 человек погибшими и ранеными. В 17.00 вновь был дан общий отбой. Отходя, личный состав штурмующих подразделений закреплялся на окраине села, в открытом поле. Ночь они вынуждены были проводить в ирригационных каналах или в неотапливаемых автобусах, горячую пищу начали давать только на третий день противостояния в Первомайском.

Затянувшаяся операция, приведшее к продолжительному нахождению федеральных войск в тяжелых погодных условиях, с каждым днем снижало боеспособность блокирующих село подразделений. Ночующие в зимнем поле, без нормального отдыха и обогрева, военнослужащие находились в явно невыгодном положении по отношению к боевикам Радуева.

17 января

В 23.30 разведчики сообщили о появлении в тылу, в районе села Советское, отряда боевиков, что было подтверждено прибывшим оттуда местным жителем. Боевики Шамиля Басаева атаковали внешнее кольцо федеральных войск. Для отведенных с позиций спецназовцев, измотанных недельным противостоянием, удар боевиков с тыла оказался неожиданным. В получасовом бою принявшие его дагестанские милиционеры и военнослужащие частей СКВО понесли серьезные потери. Удар вертолетов рассеял атакующих боевиков Басаева. 10

Спустя несколько часов на этом же участке пыталась вырваться из окружения ударная группа боевиков. Вслед за идущими в полный рост с огнеметами и гранатометами боевиками шли заложники и несли раненых чеченцев. На данном участке прорыв не удался, однако, как выяснилось позже, это был лишь отвлекающий удар.

Воспользовавшись разгоревшейся у села Советское перестрелкой, еще основная группа боевиков, в которую входили все участвовавшие в операции полевые командиры вместе с заложниками начала прорываться в сторону Чечни через блокпост к Тереку. В результате внезапной атаки боевиков погибли почти все оказавшиеся на пути отхода боевиков бойцы 22-й отдельной бригады специального назначения, включая начальника разведки 58-й армии СКВО полковника А.Стыцины. Основным силам боевиков, включая Радуева и Турпал-Али Атгериева, удалось вырваться из окружения и вернуться в Чечню, уведя с собой 15 заложников.

Операция завершилась к середине дня 18 декабря.

Захват парома «Авразия»

16 января в турецком порту Трабзон террористами во главе с М. Токджаном, воевавшим, по его утверждению, в батальоне Басаева, был захвачен паром «Авразия» с преимущественно российскими пассажирами на борту. Требованиями террористов были: снятие блокады села Первомайское и вывод федеральных войск с Северного Кавказа.

19 января в 18.10 в результате спецоперации паром был освобожден, все заложники спасены.

Освобождение оставшихся заложников

23 января 20 заложников из числа захваченных боевиками Радуева во время кизлярских событий, а также накануне — в районе села Герзель-Аул, — были освобождены в чеченском поселке Новогрозненском, в руках у боевиков оставались еще 12 новосибирских милиционеров.

Спустя месяц, 9 февраля 1996 года, Государственная Дума России приняла специальное постановление, согласно которому боевики Радуева были амнистированы. После этого Радуев освободил захваченных им новосибирских милиционеров. Задержанные в Первомайском боевики были отпущены на свободу (фактически обменены на пленных милиционеров), а тела погибших переданы для захоронения.

Потери

22 марта комитет Госдумы РФ по безопасности распространил данные о потерях среди военнослужащих и мирных граждан в ходе операции федеральных войск в Кизляре и Первомайском.

В справке, подписанной председателем комитета Виктором Илюхиным, сообщается, что 9 января во время прорыва боевиков в Кизляр погибло 34 человека, в том числе 7 сотрудников милиции и 2 военнослужащих. В селе Первомайское, куда боевики увели с собой 60 заложников, погибло 30 человек, в том числе 16 заложников и 14 сотрудников милиции. Обнаружено 38 тел боевиков, они выданы родственникам. Количество раненых и убитых боевиков, вынесенных при прорыве из оцепления, не установлено.

По другим данным, в ходе операции по освобождению заложников в г. Кизляре и с. Первомайское было уничтожено 153 боевика, убито 16 заложников, от рук террористов погибло 26 солдат и офицеров федеральных войск, ранено 93 человек, разрушено 250 домов, захвачено в плен 30 боевиков, освобождено 82 заложника. 11

Российские военные заявили, что в ходе операции в селе Первомайском были освобождены 82 заложника, а еще 13 погибли. Кроме того, было объявлено, что потери среди штурмующих составили 26 человек убитыми и 128 раненными. По другим данным, в Кизляре и Первомайском погибли не менее 78 военнослужащих и сотрудников милиции.

В Кизляре повреждено и разрушено более 800 домов и квартир, в Первомайском — 330 частных домовладений, также повреждено свыше 60 автомобилей и тракторов. Выведены из строя газопровод, водопровод, ЛЭП, разрушены здания мечети и медсанчасти.

Последствия

19 января Госсовет Дагестана издал указ об объявлении траура по жертвам терроризма в городе Кизляре, селениях Первомайское и Советское: 19, 20 и 21 января 1996 года объявлены днями траура в республике, на всей ее территории были приспущены государственные флаги, отменены развлекательные мероприятия и передачи.

Рейд Радуева на Кизляр сильно обострил отношения боевиков с жителями многонационального Дагестана, ухудшилось отношение местного населения к проживающим на территории республики чеченцам-акинцам.

После завершения Первой чеченской войны Салман Радуев, а также ряд полевых командиров, участвовавших в «кизлярском рейде», были удостоены высшей награды Ичкерии, ордена «Къоман Сий» («Честь нации») и звания бригадных генералов. Салман Радуев стал командующим созданной им «Армии генерала Дудаева» (АГД), Хункар-Паша Исрапилов некоторое время возглавлял Антитеррористический центр ЧРИ, Турпал-Али Атгериев стал министром госбезопасности в правительстве Аслана Масхадова, а Айдамир Абалаев также в течение непродолжительного времени являлся министром внутренних дел республики.

В марте 2000-го года, в ходе начавшейся в Чечне «антитеророристической операции» Салман Радуев был захвачен сотрудниками российских спецслужб в селении Новогрозненский на юго-востоке республики. В октябре того же года был задержан и Турпал-Али Атгериев.

В декабре 2001-го года Радуев и Атгериев были приговорены Верховным судом Дагестана к пожизненному сроку заключения и 15-ти годам лишения свободы соответственно. В 2002-м году оба они умерли в колониях при невыясненных обстоятельствах.

Официально было объявлено о том, что Турпал-Али Атгериев, отбывавший свой тюремный срок в колонии под Екатеринбургом, скончался 8 августа 2002-го года «от лейкемии», а Салман Радуев умер 14 декабря того же года в пермской колонии «Белый лебедь» «от внутреннего кровоизлияния». Между тем, многие в Чечне считают, что Радуев и Атгериев были убиты.

Два других известных полевых командира: Хункар-Паша Исрапилов и Айдамир Абалаев погибли в ходе Второй Чеченской войны. Исрапилов был убит зимой 2000 г. при выходе боевиков из окруженного российскими войсками Грозного, а Айдамир Абалаев погиб в мае 2002 г. на юго-востоке Чечни. 12

К годовщине вывода федеральных войск из Чечни «Кавказский узел» подготовил подшивку «Первая чеченская: 20 лет с вывода войск», в которой собраны статьи о поворотных моментах войны и биографии главных действующих лиц. Кроме того, в подшивке можно найти кадры военной видеохроники и послушать песни о войне, в том числе произведения чеченского барда Тимура Муцураева.

Примечания

Совершен теракт в Кизляре в 1996 году

Террористический акт в Кизляре — эпизод Первой чеченской войны, в ходе которого 9 января 1996 года боевики под командованием Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова атаковали российский город Кизляр (Республика Дагестан) и, взяв группу заложников, 18 января возвратились на территорию Чечни. Первоначальная цель — ликвидация вертолётной базы федеральных сил. Однако в результате боестолкновения с федеральными силами, боевики закрепились в местной больнице и взяли заложников. Используя ситуацию, Салман Радуев потребовал от руководства России вывести войска с территории Чечни и Северного Кавказа.

9 января 1996 года, сразу после призыва Аслана Масхадова активизировать боевые действия против российских войск, военные формирования Ичкерии, действуя силами нескольких мобильных групп под руководством полевых командиров Хункар-Паши Исрапилова, Салмана Радуева и Турпал-Али Атгериева, совершили вооружённый налёт на территорию соседнего Дагестана, выбрав своей целью город Кизляр. Основной целью атак стали военные объекты города: подразделению Айдамира Абалаева было поручено, используя стрелковое оружие и гранатомёты, напасть на вертолётную базу, физически ликвидировать охрану, уничтожить находящиеся на ней вертолёты и захватить оружейный склад. Но на вертолётной базе ждали нападения, и им удалось отбить атаку боевиков; вертолёты, взорванные на базе, были неисправны. Вертолётная база находилась на окраине Кизляра, в 500 метрах от жилых домов, после неудачной атаки на рассвете боевики вошли в город с целью захвата заложников. Убили водителя рейсового городского автобуса, который пытался скрыться. В роддом они вошли ещё ночью. Утром они брали в заложники людей прямо на заводской проходной, которая находится недалеко от аэродрома. «Наурскому батальону» под командованием Мусы Чараева было поручено захватить войсковую часть № 3693, подавить сопротивление охранявшего её батальона Внутренних войск МВД России и постараться захватить как можно больше военнослужащих в плен. Это нападение в воинской части ждали. Первая же машина с боевиками была уничтожена во дворе примыкающего к воинской части многоквартирного жилого дома, при этом огонь вёлся сразу без предупреждения. Никакие федеральные силы до трёх часов дня в город не входили. Все силовики охраняли сами себя и ждали подкрепления, а боевики согнали с утра всех заложников в больницу и стали выжидать и предъявлять свои требования. Сводному отряду «Северо-восточного направления» под руководством Салмана Радуева — захватить авиационный завод и уничтожить его оборудование. Затем, собирая из близлежащих домов заложников, боевики предполагали выдвинуться вместе с ними к железнодорожному вокзалу и взять его под контроль.

Захват города целиком во время рейда не планировался, но в обстановке неминуемого окружения отрядам боевиков пришлось действовать по обстоятельствам. Удержать аэродром они не смогли, хотя в результате боя им удалось уничтожить два вертолёта Ми-8 и два бензовоза. Под натиском подошедших частей федеральных войск нападавшие были отброшены от места дислокации батальона и отступили в город, где выбрали более доступную для захвата цель — родильный дом и городскую больницу, взяв в заложники свыше ста человек — медицинский персонал клиники и находившихся там пациентов, всецело повторяя будённовский сценарий. Сразу же после этого боевики согнали в здание ещё свыше 3000 человек из близлежащих жилых домов. Разместив заложников на верхних этажах, террористы заминировали второй этаж, а сами забаррикадировались на первом, готовясь держать оборону. Часть из группы боевиков осталась удерживать мост через Терек на подходе к городу. К исходу дня 32 человека оказались убитыми и 64 получили ранения.

Боевики так и не вышли на переговоры с командованием федеральных сил, блокировавшим кварталы возле больницы. 10 января с сотней заложников они покинули город после переговоров с руководителями Республики Дагестан. Аргументы, приведенные дагестанским руководством, остались для всех загадкой. Рейд Радуева на Кизляр сильно обострил отношения боевиков с жителями многонационального Дагестана, ухудшилось отношение местного населения к проживающим на территории республики чеченцам-акинцам.

Обратный маршрут группы Радуева прошёл по территории Дагестана вдоль границы с Чечней. На свою сторону боевики хотели перейти в районе села Первомайское, расположенного в 300 метрах от границы. У приграничной реки Аксай колонна автобусов с боевиками и заложниками (165 человек) была остановлена предупредительным огнём (поразившим машину сопровождения дагестанского ГАИ). Федеральные власти не собирались пропускать боевиков с заложниками на территорию Чечни: предполагалось, что они освободят людей на границе. Боевики же намеревались ехать с заложниками дальше, до штаба Дудаева в поселке Новогрозненский.

После обстрела колонна вернулась в село Первомайское, где боевики, прикрываясь заложниками, разоружили блокпост российской милиции. В результате число пленных у боевиков увеличилось на 37 милиционеров из Новосибирска.

11-14 января боевики укрепились в Первомайском. Село было блокировано федеральными войсками. К месту событий прибыли министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов и директор ФСБ Михаил Барсуков. Переговоры зашли в тупик. Радуев постоянно менял свои требования. Настаивал, чтобы Григорий Явлинский, Борис Громов, Александр Лебедь и Егор Гайдар стали то посредниками в переговорах, то добровольными заложниками. Требовал, чтобы в переговорах участвовал премьер-министр Виктор Черномырдин.

15-18 января состоялся штурм села. Решение о начале операции было принято после известия о расстреле старейшин и нескольких милиционеров. Часть боевиков вырвалась из окружения, воспользовавшись проложенной над рекой Аксай газовой трубой.

9 февраля 1996 г. Государственная Дума постановила амнистировать участников «противоправных действий» в Кизляре и Первомайском, при условии освобождения оставшихся в плену заложников. Позже Генеральный прокурор Юрий Скуратов подтвердил, что группа ОМОНовцев действительно попала в плен, а «правители решили обменять чеченских бандитов, арестованных в Первомайске», но, так как подобные действия являлись формально незаконными, то «выход был найден: Государственная дума приняла решение об амнистии».

Захват школьников в заложники на Новой Земле

Дмитрий КОНЯХИН.
Они хотели расстрелять первоклассников
Главарь банды орал: #Если через пятнадцать минут оружие и бензин не принесут в здание школы, будет первый труп. Нам терять нечего. Будем считать заложников по головам. Сорок первому # расстрел…#
Эти трагические события разворачивались на архипелаге Новая Земля в сентябре 1998 года в суперсекретном поселке Белушья Губа # резиденции Центрального полигона Российской Федерации. Об этом рассказывало телевидение, писали газеты. Но более полную картину происшедшего мы можем дать только сейчас.
Итак, на гарнизонной гауптвахте в одной камере сидят шесть арестованных за казарменный беспредел матросов: Абдуллаев, Бугаев, Мальсагов, Шамхалов, Шарипов, Хозяинов.
Кроме Хозяинова, ненца по паспорту, все остальные родом с Кавказа: из Дагестана и Ингушетии. На #губу# матросов посадили за издевательства над старослужащими. Молодые кавказцы открыли на далеком Севере новый вид криминального бизнеса. Сбившись в стаю, они терроризировали увольняемых в запас моряков. #Дембеля# под угрозой физической расправы отдавали #салагам# свое выходное пособие. По гражданским меркам 500 рублей сумма, может быть, и небольшая, но рэкетиров в погонах эти деньги вполне устраивали. В случае отказа старослужащих выдать требуемое вымогатели грозились написать рапорт о якобы неуставных отношениях. Для подтверждения серьезности намерений самому слабому из стаи могли поставить синяк под глазом. Что называется, #факт на лице#.
Связываться с рэкетирами до поры никто не хотел. Зачем? Еще день-другой, и все окажутся дома без лишних проблем. К тому же многие знали, что один из лидеров группы, Бугаев, имеет условный срок за бандитизм, а его приятель Мальсагов отличается изощренной жестокостью.
Но всему свое время, и однажды удача все-таки отвернулась от вымогателей: пятнадцать объяснительных записок одновременно легли на стол командованию. С этого дня перед зарвавшимися матросами стала вырисовываться реальная перспектива сесть в тюрьму за вымогательство да еще и попутно ответить за старые грехи.
Четвертого сентября в камере гауптвахты банда спланировала побег, хотя само это слово на острове звучит абсурдно. Бежать просто некуда # лишь в тундру, к белым медведям. Тем не менее реализацию задуманного назначили на 5 сентября 1998 года # день, который стал роковым не только для них.
Вот хроника драматических событий 5 сентября.
8.00
Дисциплинарно арестованных выводят на хозяйственные работы: они должны натянуть колючую проволоку неподалеку от здания гауптвахты. Эти минуты # последние в жизни матроса Евгения Никитина. Мальсагов и Бугаев только и ждут момента для нападения.
Никитина бьют ломом по голове, он медленно оседает на землю, обливаясь кровью. Бугаев выхватывает из его слабеющих рук автомат и остервенело колет обмякшее тело штык-ножом. Потом криминалисты обнаружат на теле Никитина двадцать шесть ножевых ран.
Страшная картина убийства потрясает члена банды матроса Абдуллаева. Он отделяется от стаи и бежит, чтобы сообщить о трагедии командирам.
8.45
В здание гарнизонного госпиталя под конвоем входят четыре человека. Случайные прохожие принимают их за #губарей#, которых ведут на работу. Интересная деталь: #конвоирует# своих сообщников Мальсагов.
В госпитале трагические события развиваются очень быстро. Беглецы врываются в кабинет начальника медслужбы и берут его в заложники. Захватывать госпиталь целиком они не спешат, так как военные моряки, пусть даже слегка прихворнувшие, могут оказать сопротивление. Террористам нужен транспорт, и они его находят. Около госпиталя стоит санитарный фургон #Зил-131#. Стая молниеносно принимает решение: начмеда грузят в машину и берут еще одного заложника # старшего матроса Климентьева.
9.00
По трассе Белушья Губа # поселок Рогачево #Зил-131#, управляемый бандитами, развивает запредельную скорость, машина даже не притормаживает на контрольно-пропускных пунктах. Однако часовых это не настораживает, все знают: если #скорая# не тормозит на КПП, значит, кому-то плохо и не стоит тратить время на формальности. За рулем грузовика сидит Шамхалов, а заложников террористы держат под прицелом добытого автомата. Двенадцать километров до Рогачева автомобиль пробегает за считанные минуты, цель # аэропорт Амдерма-2. На взлетной полосе под погрузкой стоит Ил-76. По замыслу банды, он-то и должен доставить террористов на Кавказ, где без труда можно скрыться. Ведь там они хотели предстать настоящими мужчинами, бежавшими от #неверных#.
Впрочем, беглецы догадываются, что экипаж самолета вооружен и может дать отпор, ведь никого не разжалобят заложники в военно-морской форме. Машина останавливается около школы. Террористы врываются в первый класс и сгоняют туда всех учеников и учителей # более 60 человек.
9.35
В здание школы случайно заходит капитан Исаков: перепуганные дети сидят в переполненном классе, окровавленное дуло автомата, снятого с предохранителя, направлено на его дочь, палец террориста лежит на спусковом крючке.
Исакову предлагают стать посредником между террористами и командованием полигона. Беспредельщики требуют оружие и бензин, грозят начать расстрел заложников, если через 15 минут их условия не будут выполнены. На исходе контрольного срока у Мальсагова не выдерживают нервы, и он начинает стрелять над головами насмерть перепуганных первоклашек. Капитан Исаков пунктуален: ровно через 14 минут он доставляет бандитам оружие. Теперь у каждого из них есть автомат, а у двоих # еще и по пистолету.
10.00
В школу прибывает начальник Центрального полигона России контр-адмирал Виктор Шевченко. Он уже знает обо всем, знают и начали действовать военные контрразведчики на полигоне, силы антитеррора на Большой земле.
Шевченко предлагает бандитам себя вместо детей и учителей. Однако преступники до поры до времени не хотят отказываться от столь лакомого кусочка. Адмирал оказывается в западне, а стая требует срочного вылета в Чечню.
10.15
Прикрываясь живым щитом, террористы выходят из школы и затаскивают с собой в машину еще 53 человека, больше фургон не вмещает. #Санитарка# едет на аэродром. Но здесь негодяев ждет первая неудача: Ил-76, на который они рассчитывали и даже видели его на аэродроме, улетел. Они долго не могут поверить в это и на всякий случай проверяют дальние стоянки, но безрезультатно.
11.00
На взлетной полосе, где стоит фургон, появляется Исаков, несущий террористам радиостанцию. А на аэродроме уже развернут штаб по освобождению заложников. Радиообмен между террористами и штабом записывается на магнитную ленту и анализируется психологами ФСБ. Вожакам стаи предоставлена возможность поговорить с сослуживцами. По просьбе штаба руководители Ингушетии и Дагестана пытаются уговорить земляков отказаться от преступных замыслов. Но переговоры результатов не дают.
12.10
Дети замерзли, террористы занервничали. Исаков по поручению штаба уговаривает бандитов отпустить часть детей в обмен на горячее питание, сигареты и теплую одежду. Также предлагается сменить санитарный фургон на более комфортабельный автобус. Бандиты соглашаются на предложенные условия.
14.20
В стае ЧП: Шамхалов переходит на сторону штаба. Террористы взвинчены до предела, из автобуса периодически слышны выстрелы. Хозяинов поставил в дверях автобуса канистры с бензином и держит их под прицелом. Террористы выдвигают штабу ультиматум: #Если к 17.00 не прилетит самолет, будет убит старший матрос Климентьев#. После этого его несколько раз выводят на расстрел.
16.45
На аэродром приземляется транспортный Ан-12 с Большой земли, и террористы пересаживают заложников на борт, предварительно отпустив часть из них. За их действиями с аэродромной вышки наблюдает начальник мурманского регионального отдела специальных операций ФСБ. Спецназовцы готовы в любой момент идти на штурм. Когда и как они оказались на Новой Земле, знают лишь посвященные.
17.30
Террористы решают забрать из казармы все награбленное барахло. Они оставляют Хозяинова охранять самолет и в сопровождении адмирала на машине покидают аэродром.
18.00
Внешне все спокойно, и только руководители операции знают, что вожаки стаи схвачены. Террорист Шарипов тяжело ранен, однако шума и выстрелов никто не слышал.
19.38
Хозяинов, почувствовав неладное, сдается без боя. Спецназ ФСБ исчезает также внезапно, как и появился.
Военная прокуратура предъявила матросам целый букет обвинений: терроризм, захват заложников, убийство при отягчающих обстоятельствах, вымогательство, захват воздушного судна, хищение оружия и боеприпасов и, естественно, дезертирство.
В ходе следствия у Мальсагова судмедэкспертиза обнаружила психическое расстройство. Его дело было выведено в отдельное производство, а самого матроса отправили на лечение в психиатрическую больницу.
Остальным троим террористам военный суд определил меру наказания: Бугаеву # восемнадцать лет пребывания в колонии, Хозяинову # девять и Шамхалову, добровольно сдавшемуся властям, шесть лет.

Террористический акт в Архангельской области (5 сентября 1998)

Материал из Documentation.

Перейти к: навигация, поиск

5 сентября 1998 года пятеро матросов захватили заложников на ядерном полигоне на Новой Земле. В мае 1999 года военный суд Северного флота приговорил троих террористов к длительным срокам заключения. Ещё один участник теракта скончался от ранения, полученного при аресте, а у другого было обнаружено психическое расстройство и он был помещён в психиатрическую больницу.

Предыстория

19-летние дагестанцы Раидин Бугаев, Шамиль Шамхалов, Гусейн Шарипов и Темерлан Мальсагов служили в авиационно-технической части федерального ядерного полигона на Новой Земле. Буквально с первых дней пребывания в части они стали терроризировать сослуживцев, а тех, кто им не подчинялся, жестоко избивали.

3 сентября 1998 года четверых дагестанцев арестовали за неуставные отношения и отправили на гауптвахту в посёлок Белушья Губа. Там они познакомились с 19-летним матросом Дмитрием Хозяиновым, который сидел за самовольное оставление части.

Ход событий

Арестанты решили напасть на часового, похитить его оружие, а затем захватить заложников и потребовать самолёт, на котором планировали вылететь в Чечню. Через два дня, когда их оправили на работы, они убили ломом конвоира, угрожая автоматом, захватили подполковника медслужбы и ЗИЛ-131 с водителем, после чего отправились на военный аэродром.

Офицеру удалось выпрыгнуть из кузова ЗИЛа и поднять тревогу. Тогда планы дезертиров изменились. Они ворвались в местную школу и взяли в заложники 8 учителей и 57 учеников. За их освобождение преступники потребовали оружие, автобус и самолёт для вылета на Кавказ.

Начальник гарнизона контр-адмирал Виктор Шевченко предложил террористам, что останется в заложниках вместо детей, но преступники, взяв его в плен, никого не отпустили. Затолкав в автобус 50 человек, они выехали на лётное поле. На аэродроме у Ш.Шамхалова не выдержали нервы, и он сдался властям.

Пока представители командования гарнизона и ФСБ вели переговоры с преступниками, из Мурманска на Новую Землю перебросили группу захвата регионального отдела специальных операций управления ФСБ. Вскоре после этого на аэродром сел прилетевший с материка военно-транспортный самолёт Ан-12. Террористы, убедившись, что бойцов спецподразделений в нём нет, захватили самолёт с экипажем и перевели на борт пленников. Шевченко в итоге сумел убедить их отпустить всех заложников за исключением лётчиков. Сам Шевченко тоже остался у террористов.

Перед вылетом террористы решили вернуться в часть за документами и личными вещами. Т.Мальсагов, Г.Шарипов и Р.Бугаев, взяв с собой В.Шевченко, отправились туда, а Д.Хозяинов остался в самолёте. В штабе полигона преступников задержал спецназ, при этом Шарипов был тяжело ранен. Удалось обезвредить и Хозяинова.

Расследование

Военная прокуратура обвинила пятерых матросов в терроризме, захвате заложников, убийстве, вымогательстве, захвате воздушного судна, хищении оружия и боеприпасов, а также дезертирстве.

Раненный спецназовцами Шарипов скончался в больнице 1 апреля 1999 года, а у Мальсагова судмедэкспертиза обнаружила психическое расстройство. Его дело было выведено в отдельное производство, и матроса отправили на лечение в психиатрическую больницу.

Трём остальным террористам военный суд Северного флота вынес приговор. Бугаева осудили на 18 лет колонии, Хозяинова — на 10 лет, Шамхалова — на 6 лет.

Ссылки

  • Посадили матросов-террористов // Коммерсантъ, 25 мая 1999
  • Интервью с сослуживцами Германа Алексеевича УГРЮМОВА // «Новости разведки и контрразведки» (Москва). № 9-10, 24.05.2002 года
  • 1998 год. Захват заложников
  • Захват школьников в заложники на Новой Земле
  • Определение ВК Верховного Суда РФ от 11 февраля 2000 г. N 2-0122/99 по делу Бугаева и других