Захват турками константинополя

Конец прекрасной эпохи. Чем стало взятие Константинополя турками в 1453 г.

5 апреля 1453 года султан Мехмед II Завоеватель раскинул свой походный шатёр на европейском берегу Босфора. Началась осада Города. Именно так – с заглавной буквы. По той простой причине, что Константинополь был единственным. Единственным настоящим центром европейской цивилизации. Его потеря окончательно разделила течение истории на «до» и «после».

К этому важнейшему эпизоду отношение сложилось странное. Дескать, и так всё шло к тому, что Константинополь будет захвачен турками. Их тьмы и тьмы, а в Городе только и умеют, что молиться и совершать крестные ходы. Да и вообще время Византии уже подошло к концу – она одряхлела и обладала всего лишь тенью былого величия.

Мехмед II Фатих. Фото: Commons.wikimedia.org

Действительности это, мягко говоря, не соответствует. Даже с чисто военной точки зрения «обречённость» Константинополя – вопрос спорный. Красивые песни о непобедимых суровых бойцах ислама и изнеженных греках, которые не знают, с какого конца браться за меч – не более, чем плод недобросовестной пропаганды.

В реальности взятие Города стоило Мехмеду II очень и очень большой крови. И это несмотря на то, что к подготовке он отнёсся весьма ответственно.

Так, Константинополь был изолирован со стороны суши и со стороны Чёрного моря, где султан в кратчайшие сроки возвёл крепость Румелихисар, которая имела неофициальное, но очень характерное название – Богаз-кесен. То есть «Перерезающая глотку».

Для осады и штурма Мехмед подготовил войско общей численностью до 150 тысяч человек, куда входили непосредственно штурмовые отряды, сапёры и артиллерия. В те времена артиллерия считалась сильной, если на тысячу солдат приходилось одно орудие, производящее от 3 до 5 выстрелов в день. Бомбардировка Константинополя велась ежедневно на протяжении 6 недель. В день производилось от 100 до 150 выстрелов, причём довольно эффективно использовались бомбарды венгерского инженера Урбана. В частности, «Базилика», которая метала каменные ядра весом в полтонны на расстояние до 2 км. Словом, подготовлено всё было умело, грех жаловаться. Город с населением в 50 тысяч и войском не более 10 тысяч должен был сразу упасть к ногам султана.

Вид на Константинополь византийской эпохи с высоты птичьего полёта (реконструкция). Commons.wikimedia.org

Но не упал. Если составить график сражений с 6 апреля по 29 мая, то выйдет, что турки раз за разом терпели поражение.

7 апреля. Штурм передовых укреплений. Отбит с уроном для турок.

12 апреля. Турецкий флот пытается прорваться в бухту Золотого Рога. Атака отбита.

17-18 апреля – ночная атака турок, четырёхчасовой бой. Позиции удержаны, атака отбита без потерь и с большим уроном для турок.

20 апреля три венецианские галеры с оружием и золотом, а также один греческий корабль с зерном прорываются в осаждённый Константинополь. Командующий турецким флотом Балтоглу проигрывает этот бой вчистую. Султан в ярости приказывает пороть его плетьми.

7 мая. Турки с помощью артиллерии проделывают значительную брешь в районе ворот св. Романа. Использование венгерской бомбарды «Базилика» почти виртуозное. Но развить успех не могут – греки контратакуют, турки бегут.

16 мая. Греки взрывают турецкий подкоп под стены Константинополя. Взятые в подземном бою пленные турки сдают все остальные подкопы. Они взрываются или заливаются водой.

18-19 мая. Греки делают вылазку, подрывают и сжигают турецкие осадные башни.

План стен Константинополя. Commons.wikimedia.org

После всех этих щелчков по носу «непобедимый» Мехмед Завоеватель берёт тайм-аут. Настроение у него подавленное. Первый советник султана, Али-паша, изрекает: «Относительно этого я с самого начала предугадывал, как будет, и часто говорил тебе это, но ты меня не слушал. И теперь опять, если тебе это угодно, хорошо было бы уйти отсюда, чтобы не случилось с нами чего худшего».

Тем не менее, в ночь с 28 на 29 мая назначается приступ. И он поначалу не приносит успеха туркам. Отборные штурмовые отряды готовы дрогнуть. Некоторые даже бегут. Однако за их спинами стоят надёжные люди. Чауши и равдухи – полицейские и судебные чины османов. Которые в этот критический момент не сплоховали: «Они стали бить отступающих железными палками и плетьми, чтобы те не показывали спины врагу. Кто опишет крики, вопли и горестные стоны избитых!»

Но и это не приносит успеха. Штурмовые отряды всё-таки откатываются. В том единственном месте, где несколько сотен турок сумели прорваться в город через бреши, их попросту окружили и вырезали до последнего человека.

На чашу весов бросают последнее. Вот что обещает султан своему «непобедимому» войску, которое вроде как пылко верует и вроде как готово воевать во имя высоких идеалов ислама: «Если победим, жалованье, которое я уплачиваю, будет увеличено вдвое с сегодняшнего дня и до конца жизни. И на три дня весь город будет вашим. Что награбите там – золотую утварь или одежду, или пленных, будут то мужчины и женщины, дети и младенцы, вы вольны распоряжаться их жизнью и смертью, никто не потребует от вас ответа». Призыв к животным, низменным инстинктам – действительно последнее средство. Никакими идеалами здесь и не пахнет – только кровь, насилие, зверство.

Последний император Восточной Римской Империи Константин XI отлично это понимал. Свидетельством тому – его речь перед последним штурмом Города. «Те, кто идёт против нас, подобны бессловесным животным. Пусть же будут направлены против них и щиты ваши, и мечи, и копья. Думайте так, что охотитесь на множество диких свиней, чтобы знали враги, что они имеют дело не с бессловесными животными, как они сами, а с господами и повелителями их, с потомками эллинов и римлян».

Вступление Мехмеда II в Константинополь. Картина Жана-Жозефа Бенжамен-Констана. репродукция

Город был захвачен вечером. Потомки эллинов и римлян не смогли его удержать. Верх взяла жестокая сила, прервавшая правильное течение истории и стеревшая с лица земли последний островок античности, где до последнего момента сохранялась живая европейская цивилизация. Заново к её ценностям Запад придёт только после Возрождения. Которого не понадобилось бы при наличии Константинополя – преемника и наследника Греции и Рима.

ПАДЕНИЕ КОНСТАНТИНОПОЛЯ
(29 мая 1453 года)

Статьи — История

Падение Константинополя (1453) — взятие турками-османами столицы Византийской империи, приведшее к окончательному ее падению.

День 29 мая 1453 года, несомненно, является поворотным пунктом в истории человечества. Он означает конец старого мира, мира византийской цивилизации. В течение одиннадцати столетий на Босфоре стоял город, где глубокий ум являлся предметом восхищения, а науку и литературу классического прошлого тщательно изучали и берегли. Без византийских исследователей и переписчиков мы знали бы сейчас не очень много о литературе древней Греции. Это был также город, правители которого в течение многих веков поощряли развитие школы искусства, не имеющей аналогии в истории человечества и явившейся сплавом неизменного греческого здравого смысла и глубокой религиозности, видевшей в произведении искусства воплощение Святого Духа и освящение материального.

Кроме того, Константинополь был великим космополитическим городом, где наряду с торговлей процветал свободный обмен идеями и жители считали себя не просто каким-то народом, а наследниками Греции и Рима, просвещенными христианской верой. О богатстве Константинополя в ту пору ходили легенды.

Византия

Начало упадка Византии

Вплоть до XI в. Византия была блистательной и могущественной державой, оплотом христианства против ислама. Византийцы мужественно и успешно исполняли свой долг до тех пор, пока в середине столетия с Востока вместе с нашествием турок на них не надвинулась новая угроза со стороны мусульманства. Западная же Европа между тем зашла так далеко, что сама в лице норманнов попыталась осуществить агрессию против Византии, которая оказалась вовлеченной в борьбу на два фронта как раз в то время, когда она сама переживала династический кризис и внутренние неурядицы. Норманны были отброшены, но ценой этой победы явилась потеря византийской Италии. Византийцам пришлось также навсегда отдать туркам гористые плато Анатолии – земли, бывшие для них главным источником пополнения людских ресурсов для армии и запасов продовольствия. В лучшие времена своего великого прошлого благополучие Византии было связано с ее господством над Анатолией. Громадный полуостров, известный в древности как Малая Азия, во времена римлян был одним из наиболее населенных мест мира.

Византия продолжала играть роль великой державы, в то время как ее мощь была уже фактически подорвана. Таким образом, империя оказалась меж двух зол; и это ее и без того трудное положение было еще более осложнено движением, вошедшим в историю под названием Крестовых походов.

Между тем глубокие старые религиозные различия между Восточной и Западной христианскими Церквами, раздуваемые в политических целях на протяжении XI в., неуклонно углублялись, пока к концу столетия между Римом и Константинополем не произошел окончательный раскол.

Кризис наступил тогда, когда армия крестоносцев, увлекаемая честолюбием своих вождей, ревнивой алчностью их венецианских союзников и той враждебностью, которую на Западе испытывали теперь по отношению к византийской церкви, повернула на Константинополь, захватила и разграбила его, образовав на руинах древнего города Латинскую империю (1204-1261).

4-й крестовый поход и образование Латинской империи

Четвёртый крестовый поход был организован папой Иннокентием III для освобождения Святой Земли от иноверцев. Первоначальный план Четвертого крестового похода предусматривал организацию морской экспедиции на венецианских судах в Египет, который должен был стать плацдармом для нападения на Палестину, но потом был изменен: крестоносцы двинулись на столицу Византии. Участниками похода были преимущественно французы и венецианцы.

Вступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 г. Гравюра Г. Доре

13 апреля 1204 года Константинополь пал. Город-крепость, устоявший перед натиском многих могучих врагов, был впервые захвачен неприятелем. То, что оказалось не под силу полчищам персов и арабов, удалось рыцарскому войску. Легкость, с которой крестоносцы овладели огромным, хорошо укрепленным городом, была результатом острейшего социально-политического кризиса, который переживала в тот момент Византийская империя. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что часть византийской аристократии и купечества была заинтересована в торговых связях с латинянами. Иными словами, в Константинополе существовала своеобразная «пятая колонна».

Взятие Константинополя (13 апреля 1204 года) войсками крестоносцев было одним из эпохальных событий средневековой истории. После захвата города начались массовые грабежи и убийства греко-православного населения. Около 2 тыс. человек было убито в первые дни после захвата. В городе бушевали пожары. В огне были уничтожены многие памятники культуры и литературы, хранившиеся здесь с античных времён. Особенно сильно от огня пострадала знаменитая Константинопольская библиотека. Множество ценностей было вывезено в Венецию. Более полувека древний город на босфорском мысу находился во власти крестоносцев. Лишь в 1261 году Константинополь вновь попал в руки греков.

Этот Четвёртый крестовый поход (1204), превратившийся из «пути ко Гробу Господню» в венецианское коммерческое предприятие, приведшее к разграблению Константинополя латинянами, положил конец Восточной Римской империи как наднациональному государству и окончательно расколол западное и византийское христианство.

Собственно Византия после этого похода перестаёт существовать как государство на более чем 50 лет. Некоторые историки не без оснований пишут, что после катастрофы 1204 года образовались фактически две империи — Латинская и Венецианская. Часть бывших имперских земель в Малой Азии были захвачены сельджуками, на Балканах — Сербией, Болгарией и Венецией. Тем не менее, византийцы смогли удержать ряд других территорий и создать на них свои государства: Эпирское царство, Никейскую и Трапезундскую империи.

Латинская империя

Обосновавшись в Константинополе как хозяева, венецианцы усилили свое торговое влияние на всей территории павшей Византийской империи. Столица Латинской империи в течение нескольких десятилетий была местом пребывания самых знатных феодалов. Константинопольские дворцы они предпочитали своим замкам в Европе. Знать империи быстро освоилась с византийской роскошью, переняла привычку к постоянным празднествам и веселым застольям. Потребительский характер жизни Константинополя при латинянах стал еще более ярко выраженным. Крестоносцы пришли в эти края с мечом и за полвека своего владычества так и не научились созидать. В середине XIII в Латинская империя пришла в полный упадок. Многие города и села, опустошенные и разграбленные во время захватнических походов латинян, так и не смогли оправиться. Население страдало не только от непосильных налогов и поборов, но и от гнета чужеземцев, с презрением попиравших культуру и обычаи греков. Православное духовенство вело активную проповедь борьбы против поработителей.

Летом 1261 года император Никеи Михаил VIII Палеолог сумел отвоевать Константинополь, что повлекло за собой реставрацию Византийской и уничтожение Латинской империй.

Византийская империя после возвращения Константинополя

Византия в XIII-XIV вв.

После этого Византия уже не была доминирующей державой на христианском Востоке. Она сохранила лишь отблеск своего былого мистического престижа. На протяжении XII-XIII веков Константинополь казался таким богатым и великолепным, императорский двор таким пышным, а пристани и базары города столь полными товаров, что к императору все еще относились как к могущественному властителю. Однако в действительности он был теперь лишь государем среди равных ему или даже более могущественных. Появились уже и некоторые другие греческие правители. К востоку от Византии находилась Трапезундская империя Великих Комнинов. На Балканах Болгария и Сербия поочередно претендовали на гегемонию на полуострове. В Греции – на материке и островах – возникли мелкие франкские феодальные княжества и итальянские колонии.

Весь XIV век был для Византии периодом политических неудач. Византийцам угрожали со всех сторон — сербы и болгары на Балканах, Ватикан — на Западе, мусульмане — на Востоке.

Положение Византии к 1453 году

Византия, существовавшая уже более 1000 лет, к XV веку находилась в упадке. Она представляла собой очень небольшое государство, власть которого распространялась лишь на столицу — город Константинополь с предместьями — несколько греческих островов у побережья Малой Азии, несколько городов на побережье в Болгарии, а также на Морею (Пелопоннес). Империей это государство можно было считать лишь условно, поскольку даже правители нескольких клочков суши, оставшихся под ее контролем, фактически не зависели от центральной власти.

В то же время основанный в 330 году Константинополь на протяжения всего периода своего существования в качестве византийской столицы воспринимался как символ империи. Константинополь длительное время был крупнейшим экономическим и культурным центром страны, и только в XIV–XV вв. стал приходить в упадок. Его население, которое в XII в. составляло вместе с окрестными жителями около миллиона человек, теперь насчитывало не более ста тысяч, продолжая постепенно сокращаться и далее.

Империя была окружена землями своего главного противника — мусульманского государства турок-османов, которые видели в Константинополе главное препятствие распространению своей власти в регионе.

Турецкое государство, быстро набиравшее мощь и успешно боровшееся за расширение своих границ и на западе, и на востоке, давно стремилось к завоеванию Константинополя. Несколько раз турки нападали на Византию. Наступление турок-османов на Византию привело к тому, что к 30-м годам XV в. от Византийской империи остались лишь Константинополь с окрестностями, некоторые острова в Эгейском море и Морея — область на юге Пелопоннеса. Ещё в начале XIV века турки-османы захватили богатейший торговый город Бурсу, один из важных пунктов транзитной караванной торговли между Востоком и Западом. Очень скоро ими были взяты два других византийских города – Никея (Изник) и Никомидия (Измид).

Военные успехи турок-османов стали возможны благодаря политической борьбе, происходившей в данном регионе между Византией, балканскими государствами, Венецией и Генуей. Очень часто соперничающие стороны стремились заручиться военной поддержкой османов, тем самым в конечном счете облегчая ширившуюся экспансию последних. Военная сила крепнувшего государства турок с особенной наглядностью была продемонстрирована в битве при Варне (1444), решившей, по сути, также и участь Константинополя.

Битва при Варне — битва между крестоносцами и Османской империей у города Варна (Болгария). Битва стала завершением неудачного крестового похода на Варну венгерского и польского короля Владислава. Исходом битвы стало полное поражение крестоносцев, гибель Владислава и усиление турок на Балканском полуострове. Ослабление позиций христиан на Балканах позволило туркам взять Константинополь (1453).

Попытки властей империи получить помощь от Запада и заключение с этой целью в 1439 унии с католической Церковью отвергались большинством духовенства и народа Византии. Из философов флорентийскую унию одобрили только поклонники Фомы Аквинского.

Турецкого усиления боялись все соседи, особенно Генуя и Венеция, имевшие экономические интересы в восточной части Средиземноморья, Венгрия, которая получила на юге, за Дунаем, агрессивно настроенного мощного врага, рыцари-иоанниты, которые опасались потери остатков своих владений на Ближнем Востоке, и папа римский, который надеялся остановить усиление и распространение ислама вместе с турецкой экспансией. Однако в решающий момент потенциальные союзники Византии оказались в плену собственных запутанных проблем.

Наиболее вероятными союзниками Константинополя были венецианцы. Генуя сохраняла нейтралитет. Венгры ещё не оправились после недавнего поражения. Валахия и сербские государства находились в вассальной зависимости от султана, а сербы даже выделили вспомогательные войска в султанскую армию.

Подготовка турок к войне

Турецкий султан Мехмед II Завоеватель целью своей жизни объявил завоевание Константинополя. В 1451 он заключил выгодный для Византии договор с императором Константином XI, но уже в 1452 нарушил его, захватив крепость Румели-Хиссар на европейском берегу Босфора. Константин XI Палеоло́г обратился к Западу за помощью, в декабре 1452 торжественно подтвердил унию, но это вызвало лишь общее недовольство. Командующий византийским флотом Лука Нотара публично заявил, что «предпочтет, чтобы в Городе господствовала турецкая чалма, нежели папская тиара».

В начале марта 1453 Мехмед II объявил о наборе армии; всего у него было 150 (по другим данным — 300) тысяч войска, снабженного мощной артиллерией, 86 военных и 350 транспортных кораблей. В Константинополе насчитывалось 4973 жителя, способных держать оружие, около 2 тысяч наемников с Запада и 25 кораблей.

Османский султан Мехмед II, поклявшийся взять Константинополь, осторожно и тщательно готовился к предстоящей войне, понимая, что ему придётся иметь дело с мощной крепостью, от которой уже не раз отступали армии других завоевателей. Необыкновенные по толщине стены были практически неуязвимы для осадных машин и даже стандартной по тем временам артиллерии.

Турецкая армия состояла из 100 тысяч солдат, свыше 30 боевых кораблей и около 100 небольших быстроходных судов. Такое количество судов сразу же позволило туркам установить господство в Мраморном море.

Город Константинополь располагался на полуострове, который образуется Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Городские кварталы, выходившие на берег моря и берег залива, были прикрыты городскими стенами. Особая система укреплений из стен и башен прикрывала город с суши — с запада. За крепостные стены на берегу Мраморного моря греки были относительно спокойны — морское течение здесь было быстрым и не позволяло туркам высаживать десант под стены. Уязвимым местом считался Золотой Рог.

Вид на Константинополь

План стен Константинополя

Греческий флот, оборонявший Константинополь, состоял из 26 кораблей. В городе было несколько пушек и значительный запас копий и стрел. Огневого оружия как и солдат для отражения штурма явно не хватало. Всего годных ромейских солдат, не включая союзников, было около 7 тысяч.

Запад не торопился оказывать помощь Константинополю, лишь Генуя послала на двух галерах 700 солдат во главе с кондотьером Джованни Джустиниани, а Венеция — 2 военных корабля. Братья Константина, правители Мореи Дмитрий и Фома были заняты ссорой между собой. Жители Галаты — экстерриториального квартала генуэзцев на азиатском берегу Босфора — заявили о своем нейтралитете, а в действительности помогали туркам, надеясь сохранить свои привилегии.

Начало осады

7 апреля 1453 года Мехмед II начал осаду. Султан послал парламентёров с предложением сдаться. В случае сдачи он обещал городскому населению сохранение жизни и имущества. Император Константин ответил, что готов заплатить любую дань, какую в силах будет выдержать Византия, и уступить любые территории, но отказался сдать город. Вместе с тем Константин приказал венецианским морякам промаршировать по городским стенам, демонстрируя, что Венеция является союзником Константинополя. Венецианский флот был одним из сильнейших в Средиземноморском бассейне, и это должно было подействовать на решимость султана. Несмотря на отказ, Мехмед отдал приказ готовиться к штурму. Турецкое войско обладало высоким моральным духом и решимостью, в отличие от ромеев.

Турецкий флот имел основную стоянку на Босфоре, его главной задачей был прорыв укреплений Золотого Рога, кроме того, корабли должны были блокировать город и не допустить помощи Константинополю со стороны союзников.

Первоначально успех сопутствовал осажденным. Византийцы перекрыли цепью вход в бухту Золотой Рог, и турецкий флот не мог приблизиться к стенам города. Первые попытки штурма провалились.

20 апреля 5 судов с защитниками города (4 — генуэзских, 1 — византийский) разбили в бою эскадру из 150 турецких кораблей.

Но уже 22 апреля турки посуху перевезли 80 судов в Золотой Рог. Попытка защитников сжечь эти суда не удалась, т. к. генуэзцы из Галаты заметили приготовления и сообщили туркам.

Падение Константинополя

В самом Константинополе царили пораженческие настроения. Джустиниани советовал Константину XI сдать город. Средства на оборону расхищались. Лука Нотара утаивал отпущенные на флот деньги, надеясь откупиться ими от турок.

29 мая рано утром начался последний штурм Константинополя. Первые атаки были отбиты, но затем раненый Джустиниани покинул город и бежал в Галату. Главные ворота столицы Византии турки смогли взять. Бои шли на улицах города, в сражении пал император Константин XI, и когда турки нашли его израненное тело, ему отрубили голову и водрузили на шест. Три дня в Константинополе шли грабежи и насилия. Турки убивали подряд всех, кого встречали на улицах: мужчин, женщин, детей. Потоки крови стекали по крутым улицам Константинополя с холмов Петры в Золотой Рог.

Турки врывались в мужские и женские монастыри. Некоторые молодые монахи, предпочитая бесчестью мученическую смерть, бросались в колодцы; монахи же и пожилые монахини следовали древней традиции православной церкви, предписывавшей не оказывать сопротивления.

Дома жителей также подверглись грабежу один за другим; каждая группа грабивших вывешивала у входа небольшой флажок в знак того, что в доме уже брать нечего. Обитателей домов забирали вместе с их имуществом. Каждого, кто падал от изнеможения, тут же убивали; так же поступали и с многими младенцами.

В церквах происходили сцены массового надругательства над святынями. Многие распятия, украшенные драгоценностями, выносили из храмов с лихо напяленными на них турецкими тюрбанами.

В храме Хоры турки оставили нетронутыми мозаики и фрески, но уничтожили икону Богоматери Одигитрии – самое священное ее изображение во всей Византии, исполненное, по преданию, самим святым Лукой. Ее перенесли сюда из церкви Богородицы близ дворца в самомначале осады, чтобы эта святыня, находясь как можно ближе к стенам, вдохновляла их защитников. Турки вытащили икону из оклада и раскололи на четыре части.

А вот как современники описывают взятие величайшего храма всей Византии – собора св. Софии. «Церковь все еще была заполнена народом. Святая литургия уже закончилась и шла заутреня. Когда снаружи послышался шум, громадные бронзовые двери храма закрыли. Собравшиеся внутри молились о чуде, которое одно только и могло их спасти. Но их молитвы были напрасны. Прошло совсем немного времени, и двери под ударами снаружи рухнули. Молящиеся оказались в западне. Немногочисленные старики и калеки были убиты на месте; большинство же турки связали или приковали друг к другу группами, причем в качестве пут пошли в ход сорванные с женщин платки и шарфы. Многие красивые девушки и юноши, а также богато одетые вельможи были чуть ли не разорваны на части, когда захватившие их солдаты дрались между собой, считая своей добычей. Священники продолжали читать у алтаря молитвы до тех пор, пока также не были схвачены…»

Вступление Мехмеда II в Константинополь

Сам султан Мехмед II вступил в город лишь 1 июня. С эскортом из отборных отрядов янычарской гвардии, сопровождаемый своими везирами, он медленно проехал по улицам Константинополя. Все вокруг, где побывали солдаты, было опустошено и разорено; церкви стояли оскверненными и разграбленными, дома – необитаемыми, лавки и склады – разбитыми и растасканными. Он въехал на коне в храм Св. Софии, повелел сбить с нее крест и обратить в самую большую в мире мечеть.

Собор св. Софии в Константинополе

Сразу после взятия Константинополя, султан Мехмед II первым делом издал декрет о «предоставлении свободы всем, кто остался в живых», однако многие жители города были перебиты турецкими солдатами, многие стали рабами. Для скорейшего восстановления населения Мехмед приказал перевести в новую столицу все население города Аксарая.

Грекам султан даровал права самоуправляющейся общины внутри империи, во главе общины должен был стоять Патриарх Константинопольский, ответственный перед султаном.

В последующие годы были заняты последние территории империи (Морея — в 1460).

Последствия гибели Византии

Константин XI был последним из императоров ромеев. С его смертью Византийская империя прекратила своё существование. Её земли вошли в состав Османского государства. Бывшая столица Византийской империи, Константинополь, стал столицей Османской империи вплоть до её распада в 1922 году (сначала он назывался Константиние, а затем Истанбул (Стамбул)).

Византия имела огромный авторитет как родина и опора Православия, восточной ветви христианской религии.

Большинство европейцев считало, что гибель Византии стала началом конца света, так как только Византия была преемницей Римской империи. Многие современники обвиняли Венецию в падении Константинополя (Венеция тогда имела один из самых мощных флотов). Венецианская республика вела двойную игру, пытаясь, с одной стороны, организовать крестовый поход против турок, а с другой – оградить свои торговые интересы, посылая к султану дружеские посольства.

Однако нужно понимать, что остальные христианские державы и пальцем не пошевелили, чтобы спасти гибнущую империю. Без помощи остальных государств, если бы даже венецианский флот прибыл вовремя, это позволило бы Константинополю продержаться ещё пару недель, но это только бы продлило агонию.

Рим полностью сознавал турецкую опасность и понимал, что в опасности может окажется все западное христианство. Папа Николай V призвал все западные державы сообща предпринять мощный и решительный Крестовый поход и намеревался сам возглавить этот поход. Еще с того момента, как из Константинополя пришло роковое известие, он рассылал свои послания, призывая к активным действиям. 30 сентября 1453 г. Папа Римский разослал всем западным государям буллу с объявлением Крестового похода. Каждому государю предписывалось пролить кровь свою и своих подданных за святое дело, а также выделить на него десятую часть своих доходов. Оба кардинала-грека – Исидор и Виссарион – активно поддерживали его усилия. Виссарион сам написал венецианцам, одновременно обвиняя их и умоляя прекратить войны в Италии и сосредоточить все свои силы на борьбе с антихристом.

Однако никакого Крестового похода так и не получилось. И хотя государи жадно ловили сообщения о гибели Константинополя, а писатели сочиняли горестные элегии, хотя французский композитор Гильом Дюфэ написал специальную погребальную песнь и ее распевали во всех французских землях, действовать не был готов никто. Король Германии Фридрих III был беден и бессилен, поскольку не обладал действительной властью над германскими князьями; ни с политической, ни с финансовой стороны он не мог участвовать в Крестовом походе. Король Франции Карл VII был занят восстановлением своей страны после долгой и разорительной войны с Англией. Турки были где-то далеко; у него же имелись дела поважнее в собственном доме. Англии, которая пострадала от Столетней войны даже больше Франции, турки казались еще более отдаленной проблемой. Король Генрих VI не мог сделать решительно ничего, поскольку он только что лишился рассудка и вся страна погружалась в хаос войн Алой и Белой розы. Больше ни один из королей не проявил своей заинтересованности, за исключением венгерского короля Владислава, который, конечно, имел все основания для беспокойства. Но у него были скверные отношения со своим командующим армией. А без него и без союзников он не мог отважиться на какое-либо предприятие.

Таким образом, хотя Западная Европа и была потрясена тем, что великий исторический христианский город оказался в руках неверных, никакая папская булла не могла побудить ее к действию. Сам факт, что христианские государства не сумели прийти на помощь Константинополю, показал их явное нежелание воевать за веру, если не затронуты их непосредственные интересы.

Турки быстро заняли и остальную территорию империи. Первыми пострадали сербы — Сербия стала театром военных действий между турками и венграми. В 1454 году сербы вынуждены были под угрозой применения силы отдать султану часть своей территории. Но уже в 1459 году в руках у турок была вся Сербия, за исключением Белграда, который до 1521 года оставался в руках венгров. Соседнее королевство Босния, турки завоевали 4 года спустя.

Между тем постепенно исчезали последние остатки греческой независимости. Герцогство Афинское было уничтожено в 1456 году. А в 1461 году пала последняя греческая столица — Трапезунд. Это был конец свободного греческого мира. Правда, какое-то число греков еще оставалось под христианским правлением – на Кипре, на островах Эгейского и Ионического морей и в портовых городах континента, пока удерживаемых Венецией, однако их правители были другой крови и иной формы христианства. Только на юго-востоке Пелопоннеса, в затерянных деревнях Майны, в суровые горные отроги которой не осмеливался проникнуть ни один турок, сохранялось подобие свободы.

Вскоре все православные территории на Балканах оказались в руках турок. Сербия и Босния были порабощены. В январе 1468 года пала Албания. Молдавия признала свою вассальную зависимость от султана ещё в 1456 году.

Многие историки в 17—18 вв. считали падение Константинополя ключевым моментом в европейской истории, завершением Средних веков, подобно тому, как падение Рима в 476 — завершением Античности. Другие полагали, что массовое бегство греков в Италию обусловило там Возрождение.

Русь — наследник Византии

После гибели Византии Русь осталась единственным свободным православным государством. Крещение Руси было одним из самых славных деяний византийской церкви. Теперь же эта дочерняя страна становилась сильнее своей родительницы, и русские отлично это сознавали. Константинополь, как полагали на Руси, пал в наказание за свои грехи, за вероотступничество, согласившись на объединение с западной церковью. Русские яростно отвергли Флорентийскую унию и изгнали ее сторонника – митрополита Исидора, навязанного им греками. И теперь, сохранив незапятнанной свою православную веру, они оказались обладателями единственного уцелевшего из православного мира государства, чья мощь к тому же постоянно возрастала. «Константинополь пал, – писал митрополит Московский в 1458 г., – потому что отступил от истинной Православной веры. Но в России эта вера все еще жива, – Вера Семи Соборов, какой Константинополь передал ее Великому князю Владимиру. На земле существует только одна истинная Церковь – Церковь Русская».

После брака с племянницей последнего византийского императора из династии Палеологов великий князь Московский Иван III объявил себя наследником Византийской империи. Отныне великая миссия сохранения христианства перешла к России. «Христианские империи пали, –писал в 1512 г. монах Филофей своему господину великому князю, или царю, Василию III, – вместо них стоит лишь держава нашего владыки… Два Рима пали, но третий стоит, а четвертому не бывать… Ты – единственный христианский государь в мире, владыка над всеми истинными верными христианами».

Таким образом, во всем православном мире только русские извлекли некоторую пользу из падения Константинополя; и для православных христиан прежней Византии, стонущих в неволе, сознание того, что в мире все же существует великий, хоть и очень далекий государь одной с ними веры, служило утешением и надеждой, что он защитит их и, быть может, когда-нибудь придет спасти их и вернуть им свободу. Султан-Завоеватель почти не обратил внимания на факт существования России. Россия была далеко. У султана Мехмеда были другие заботы куда ближе. Завоевание Константинополя, безусловно, сделало его государство одной из великих держав Европы, и отныне ему предстояло играть соответствующую роль в европейской политике. Он сознавал, что христиане – его враги и ему нужно зорко следить за тем, чтобы они не объединились против него. Султан мог воевать с Венецией или Венгрией, а также, возможно, с теми немногими их союзниками, которых удалось бы собрать папе, но он мог воевать только с одним из них в отдельности. Никто не пришел на помощь Венгрии в роковой битве на Мохачском поле. Никто не послал подкреплений на Родос рыцарям-иоаннитам. Никого не волновала потеря венецианцами Кипра.

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

Ссылки по теме:
Фильм архимантрита Тихона (Шевкунова) «ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ: Византийский урок» (2008)

Падение Константинополя — это история, которую переполняет пафос. Последний император Византии, бросающийся в битву, чтобы умереть, гигантская бронзовая пушка, стреляющая полутонными ядрами, плавучая крепость, поливающая врагов из огнеметов, предательство Европы, юная империя, пожирающая дряхлую — трудно представить себе что-то более патетичное.

Пятого апреля 1453 года турки подвели армию под Константинополь и началась осада, которая завершилась падением Византийской империи и концом ее тысячелетней истории.

Агонизирующая империя

К тому времени как турецкий султан окружил город, Византия представляла из себя жалкий огрызок прежней могущественной империи, а во владении императора оставался только сам Константинополь и небольшие владения на Пелопоннесесском полуострове. Все остальное было уже в руках турок. Да и сам великий город с когда-то миллионным населением был тенью себя прежнего — на момент осады в нем находилось всего пятьдесят тысяч жителей. Древние каменные стены, построенные тысячу лет назад, были уже обветшалыми и настолько протяженными, что гарнизон не справлялся с их обороной.

Сам гарнизон к моменту осады насчитывал всего 7000 человек: 4983 грека и две тысячи иностранцев — в основном генуэзцев и венецианцев. С флотом тоже дела обстояли прескверно: 26 кораблей, из которых «исконно» византийских только 10 — жалкие останки былых непобедимых флотов. Возглавил же оборону лично император Константин XI.

Союзники Византии клялись помочь в случае нападения сарацинов, но пришли только генуэзские наемники во главе с Джованни Лонго, который привел 700 человек, и турок-перебежчик Орхан во главе шестисот воинов. Венецианские же капитаны, больше всех обещавшие сражаться до последнего вздоха за императора, сбежали посреди ночи, уведя семь своих кораблей и забрав с собой 700 итальянцев.

Вот таким предстал перед турецкой армией некогда великий город: огромные полуразвалившиеся стены, часть которых греки срочно начали ремонтировать, и население, составлявшее едва ли двадцатую часть от прежнего.

В отличие от византийцев, турки имели возможность подготовиться обстоятельно. Учтя прежние неудачные осады, их новый султан Мехмед II, собрал по разным данным от 100 до 120 тысяч воинов. Примерно двадцать процентов из них были башибузуки — иррегулярные войска, которым платили правом грабежа. Остальные — регулярные части и янычары, то есть гвардия самого султана. Флот, которым турки блокировали Константинополь, состоял примерно из 36 крупных и 75 небольших боевых судов.

Еще раньше султан повелел построить прямо напротив Константинополя крепость Румели-хисары. Возведенная всего за пять месяцев, она начала простреливать пролив Босфор в самом узком месте, заставляя все корабли проходить военный досмотр, а тех кто не желал, — топила. Так, например, случилось с венецианским кораблем, который проигнорировал приказ турок, был потоплен, а моряков в назидание казнили. Капитан судна, Антонио Риццо, был и вовсе посажен на кол — в назидание другим упрямцам.

Колоссальная артиллерия турок

Византийцы и в этом аспекте полностью проигрывали более прогрессивным в плане технологий туркам. В самом Константинополе пушек было немного, да и на практике вдруг выяснилось, что обветшалые стены и башни не предназначены для использования артиллерии и при стрельбе та наносит повреждения своим стенам чуть ли не больше, чем вражеская.

Турки превосходили византийцев на порядок. Кроме многочисленного осадного парка, султан пригласил венгерского (а по другим данным германского) мастера Урбана, который по заказу Мехмеда отлил ему несколько гигантских бомбард, самую большую из которых назвали «Базилика». Этот бронзовый монстр достигал, по разным данным, длины от восьми до двенадцати метров, весил 32 тонны и метал полтонные ядра на расстояние до двух километров. На место использования его доставляли тридцать пар быков и двести человек, а обслуживали до семисот рабочих.

Стреляла «Базилика» примерно раз в час, и стреляла так, что стены зачастую разрушались от первого же попадания. Правда, уже на второй день на ней появились трещины, а через шесть недель она и вовсе развалилась, не выдержав эксплуатации. Да и сам мастер Урбан плохо закончил свои дни. По одной из версий он погиб, когда одна из его пушек взорвалась при выстреле, по другой — после взятия города Мехмед узнал, что хитрый мастер приходил сначала к императору и предлагал ему свои услуги, а когда не сошлись в цене, перебежал к султану. Мехмед в гневе казнил незадачливого предпринимателя.

Начало осады и плавучая крепость

Начиная с шестого апреля, турки полностью блокировали город, обстреливали стены, которые греки спешно ремонтировали. Периодически османы проводили разведку боем, а их флот пытался войти в залив Золотой Рог. Однако предусмотрительные греки перегородили его гигантской цепью, тянувшейся из башни на одном берегу к башне на другом через специальные плоты, охраняемые оставшимися кораблями.

Неожиданно для обеих сторон, 20 апреля прибыли три генуэзских и один византийский корабль, везущие оружие, подкрепление и продовольствие осажденному городу. Султан был в ярости и приказал во что бы то ни стало уничтожить их. Сам он при этом настолько нервничал, что заезжал на лошади в море, чтобы лучше видеть, как проходит битва.

И сражение на воде проходило совсем не по плану турок. Корабли генуэзцев были выше и могли безответно осыпать противника градом стрел и дротиков, а византийский корабль еще и жег врага греческим огнем. К тому же ветер мешал туркам быстро подойти вплотную. Когда он все же переменился, и они бросились на абордаж, оказалось, что борта турецких галер настолько ниже, что забираться приходилось словно на крепостную стену. Генуэзским морякам не составляло особого труда отбиваться, рубя головы и руки врагов огромными топорами.

В конце концов европейцы связали все свои четыре корабля вместе и, создав таким образом плавучую крепость, оборонялись от наседающих турок до появления попутного ветра. С его помощью они добрались до цепи, где их уже ждал союзный византийский флот, который прикрыл их вход в Золотой Рог.

После такого провала турецкий адмирал Балтоглу был лишен всех своих привилегий и званий и бит палками по пяткам, словно какой-нибудь раб.

Ответный ход султана и захват Золотого Рога

Небольшая морская победа принесла облегчение жителям города, но радоваться им пришлось недолго. Буквально через несколько дней, 22 апреля, турки по суше перетащили в залив Золотой Рог 70 судов. Сделали они это с помощью примитивных тележек на колесиках.

Маневр позволил окончательно блокировать город. После этого осталось только подготовиться к штурму. Османы построили в заливе большие плоты, на которые ставили пушки для постоянного обстрела стен. Также через некоторое время они навели понтонный мост из связанных попарно винных бочек. По этому мосту турки перебросили свои войска, и теперь штурма можно было ждать и с этой стороны. Вынужденные прикрывать еще и этот участок, немногочисленные войска защитников еще больше растянулись.

Как будто новой угрозы было мало, в стане защитников города началась вражда. Венецианцы предложили напасть на турок, прорвавшихся в Золотой Рог, всеми силами, но при этом послав к черту генуэзцев. Генуэзцы прознали об этом и затаили обиду.

Бессмысленный и глупый конфликт продолжался шесть дней. К тому моменту, когда все успокоились и выдвинулись давать отпор, слухи об атаке уже давно дошли до турок и нападавших встретили подкрепления и огонь артиллерии с берега. Атака захлебнулась, а пленных турки казнили на виду у всего города, на что византийцы вытащили на стены всех пленных турецких солдат и тоже обезглавили.

Поход последней надежды и минная война

Третьего мая отчаявшиеся византийцы отправляют небольшой кораблик под турецкими флагами прямо сквозь вражеский флот на разведку. Это была отчаянная попытка найти венецианский флот, который республика клялась отправить на помощь осажденным.

Через некоторое время моряки вернулись с плохими вестями — они никого не нашли. При этом между ними произошла ссора, так как часть предлагала уплыть в Венецию, но большинство предпочло сдержать слово и вернуться на верную смерть.

Тем временем турки начали использовать другие осадные тактики. Например, 18 мая они создали огромную башню, обтянули ее верблюжьими и буйволиными шкурами и попытались под ее прикрытием засыпать ров. Но ночью один из греков умудрился заложить под башню бочонок с порохом и она разлетелась в щепки.

Параллельно с этим турки рыли подкопы под стены, одновременно отвлекая греков атаками на цепь в заливе Золотой Рог и постоянной игрой на огромном количестве музыкальных инструментов. Это не особо помогало и византийцы все же обнаруживали подкопы. Некоторые из них они затопили, некоторые взорвали, погубив множество турецких и сербских саперов.

Последний бой Императора

Тем не менее, все шло к своей неминуемой кровавой развязке. Силы защитников были на исходе, моральный дух постепенно падал, а после плохих знамений состояние осажденных и вовсе было близко к панике.

Мехмед II

И вот наступила ночь на 29 мая. По приказу султана на приступ бросились башибузуки и венгерские, немецкие и итальянские наемники. Через два часа, когда они измотали греков, в бой вступили регулярные войска турок, до рассвета штурмуя измученных защитников. Те бросили все силы на стены и отбивали атаки, используя как немногочисленное огнестрельное оружие, так и греческий огонь.

Почти на рассвете «Базилика» одним выстрелом разрушает часть стены и туда устремляются турки, но их снова отбрасывают. И тут султан вводит в бой последний резерв — янычар. Две колонны лучших воинов Османской империи в пешем строю молча идут в атаку. Сам Мехмед II возглавляет их, провожая до рва.

Начинается самая кровавая часть штурма, и в это время тяжело ранят Джованни Лонго, который наравне с императором возглавлял оборону. Генуэзцы выносят командира из боя, и это становится сигналом для отступления всех наемников, ибо они понимают, что бой проигран.

Турки усиливают натиск и тут над важной для обороны башней взвивается стяг султана. Оказалось, что за два часа до этого какой-то шальной отряд башибузуков обнаружил тайную дверцу в башне, через которую генуэзцы делали вылазки. И то ли ее забыли запереть, то ли враги смогли ее выломать, но в итоге они легко заняли башню и подняли на ней турецкий флаг. Император, увидев это, сорвал с себя все регалии и бросился в самую жестокую часть боя, где и погиб. Опознали его много позже, по вышитым на сапогах орлам, отрубили голову и вывесили на всеобщее обозрение.

Ворвавшиеся через стены турки открыли ворота, и завоеватели хлынули в древний город, неся огонь, разрушение и смерть. Два дня город подвергался разграблениям, а на третий султан Мехмед II, отныне именуемый «Завоевателем», железной рукой прекратил грабежи, ознаменовав этим новый этап жизни Константинополя.

Отныне этот тысячелетний город будут звать Стамбул, столица Османской империи. Перевернулась еще одна страница истории, и летописцы тех лет с горечью (или наоборот, радостью) записали: 29 мая 1453 года пал Константинополь, Византия навсегда исчезла с лица Земли.

LiveInternetLiveInternet

В 1204 году средневековый мир потрясло взятие Константинополя крестоносцами. Армия западных феодалов отправилась на восток, желая отбить у мусульман Иерусалим, а в итоге захватила столицу христианской Византийской империи. Рыцари с небывалой жадностью и жестокостью разграбили богатейший город и практически уничтожили прежнюю греческую державу…
фото: «Взятие Константинополя крестоносцами» (Делакруа, 1840)
Эпохальное для современников взятие Константинополя в 1204 году произошло в рамках Четвертого крестового похода, который организовал папа римский Иннокентий III, а возглавил феодал Бонифаций Монферратский. Город был захвачен вовсе не мусульманами, с которыми давно враждовала Византийская империя, а западными рыцарями. Что заставило их атаковать средневековый христианский мегаполис? Еще в конце XI века крестоносцы впервые отправились на восток и отвоевали у арабов священный город Иерусалим. На протяжении нескольких десятилетий в Палестине существовали католические королевства, которые так или иначе сотрудничали с Византийской империей.
В 1187 году эта эпоха осталась в прошлом. Мусульмане отвоевали Иерусалим. В Западной Европе организовали Третий крестовый поход (1189-1192), однако он закончился провалом. Поражение не сломило христиан. Папа Иннокентий III взялся за организацию нового Четвертого похода, с которым и оказалось связано взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году.
Изначально рыцари собирались попасть в Святую землю через Средиземное море. Оказаться в Палестине они надеялись с помощью кораблей Венеции, для чего с ней была заключена предварительная договоренность. В итальянский город и столицу независимой торговой республики прибыла 12-тысячная армия, состоявшая в основном из французских воинов. Венецией тогда правил престарелый и слепой дож Энрико Дандоло. Несмотря на свою физическую немощь, он обладал интриганским умом и холодной расчетливостью. В качестве оплаты за корабли и снаряжение дож потребовал от крестоносцев неподъемную сумму – 20 тысяч тонн серебра. Французы не располагали такой суммой, а это означало, что поход мог закончиться, не успев начаться. Однако Дандоло вовсе не собирался прогонять крестоносцев. Он предложил жаждавшей войны армии небывалую сделку.
фото: Вступление крестоносцев в Константинополь 13 апреля 1204 г. Гравюра Г. Доре
Нет сомнения, что взятие Константинополя крестоносцами в 1204 году не состоялось бы, если бы не соперничество Византийской империи и Венеции. Две средиземноморские державы спорили за морское и политическое владычество в регионе. Противоречия между итальянскими и греческими купцами не могли разрешиться мирно – разрубить этот давний узел могла только крупномасштабная война. Венеция никогда не располагала крупной армией, зато ею правили хитрые политики, сумевшие воспользоваться чужими руками крестоносцев.
Сперва Энрико Дандоло предложил западным рыцарям атаковать принадлежавший Венгрии адриатический порт Задар. В обмен на помощь дож обещал переправить воинов креста в Палестину. Узнав о дерзком соглашении, папа римский Иннокентий III запретил поход и пригрозил ослушникам отлучением от церкви.
Внушения не помогли. Большая часть князей согласилась на условия республики, хотя были и такие кто отказался поднимать оружие против христиан (например, граф Симон де Монфор, который позже возглавил крестовый поход против альбигойцев). В 1202 году после кровопролитного штурма армия рыцарей захватила Задар. Это была репетиция, за которой и последовало куда более важное взятие Константинополя. После погрома в Задаре Иннокентий III ненадолго отлучил крестоносцев от церкви, однако вскоре по политическим причинам изменил свое решение, оставив в анафеме только венецианцев. Христианское воинство вновь приготовилось идти на восток.
Организовывая очередной поход, Иннокентий III пытался добиться от византийского императора не только поддержки кампании, но и церковной унии. Римская церковь давно пыталась подчинить греческую, однако раз за разом ее усилия заканчивались ничем. Вот и теперь в Византии отказались от унии с латинянами. Из всех причин, по которым произошло взятие Константинополя крестоносцами, конфликт папы и императора стал одним из самых ключевых и определяющих.
Сказалась и корысть западных рыцарей. Феодалы, которые отправились в поход, успели разжечь свой аппетит грабежами в Задаре и теперь хотели повторить хищнический погром уже в столице Византии – одном из самых богатых городов всего средневековья. Легенды о его сокровищах, копившихся столетиями, разжигали алчность и жадность будущих мародеров. Однако для атаки по империи требовалось идеологическое объяснение, которое бы выставило действия европейцев в правильном свете. Оно не заставило себя ждать. Будущее взятие Константинополя крестоносцы объясняли тем, что Византия не только не помогает им в борьбе против мусульман, но и заключает вредные для католических королевств в Палестине союзы с туркам-сельджуками.
Главным же аргументом милитаристов было напоминание о «резне латинов». Под таким названием современникам запомнилось массовое убийство франков в Константинополе в 1182 году. Тогдашний император Алексей II Комнин был совсем малым ребенком, вместо которого правила мать-регентша Мария Антиохская. Она была сестрой одного из католических князей Палестины, из-за чего покровительствовала западным европейцам и притесняла права греков. Местное население подняло мятеж и устроило погром в иностранных кварталах. Погибло несколько тысяч европейцев, а самый страшный гнев толпы обрушился на пизанцев и генуэзцев. Многие выжившие после расправы иностранцы были проданы в рабство мусульманам. Об этом эпизоде резни латинов на Западе помнили и двадцать лет спустя, и, разумеется, такие воспоминания не улучшали отношений империи и крестоносцев.
фото: Взятие Константинополя крестоносцами в 1204 г Миниатюра (15 в., Национальная библиотека, Париж)
Какой бы сильной ни являлась нелюбовь католиков к Византии, ее было недостаточно для того, чтобы устроить взятие Константинополя. Годами и целыми столетиями империя считалась последним христианским оплотом на востоке, охранявшим покой Европы перед самыми разными угрозами, в том числе турками-сельджуками и арабами. Атаковать Византию означало пойти против собственной веры, даже несмотря на то, что греческая церковь была отделена от римской.
Взятие Константинополя крестоносцами в итоге произошло из-за совокупности нескольких обстоятельств. В 1203 году, вскоре после разграбления Задара, западные князья и графы наконец нашли предлог для нападения на империю. Поводом для вторжения стала просьба о помощи Алексея Ангела, сына свергнутого императора Исаака II. Его отец томился в темнице, а сам наследник скитался по Европе, пытаясь уговорить католиков вернуть ему законный трон.
В 1203 году Алексей встретился с западными послами на острове Корфу и заключил с ними соглашение о помощи. В обмен на возвращение к власти претендент обещал рыцарям значительное вознаграждение. Как оказалось впоследствии, именно эта договоренность стала камнем преткновения, из-за которого произошло ошеломившее весь тогдашний мир взятие Константинополя 1204 года.
Исаак II Ангел был свергнут в 1195 году своим собственным братом Алексеем III. Именно этот император конфликтовал с папой римским из-за вопроса о воссоединении церквей и имел множество споров с венецианскими купцами. Его восьмилетнее правление ознаменовалось постепенным упадком Византии. Богатства страны были разделены между влиятельными аристократами, а простой народ испытывал все более сильное недовольство.
Впрочем, когда в июне 1203 года к Константинополю подошел флот крестоносцев и венецианцев, население все-таки встало на защиту власти. Обычные греки недолюбливали франков точно так же, как латиняне недолюбливали самих греков. Таким образом, война крестоносцев и империи подогревалась не только сверху, но и снизу.
Осада византийской столицы была крайне рискованным предприятием. На протяжении нескольких столетий ее не могла захватить ни одна армия, будь то арабы, турки или славяне. В российской истории хорошо известен эпизод, когда в 907 году произошло взятие Константинополя Олегом. Однако если пользоваться строгими формулировками, то никакого захвата Царьграда не было. Киевский князь осадил заветный город, напугал жителей своей огромной дружиной и кораблями на колесах, после чего греки договорились с ним о мире. Однако русская армия не захватила город, не устроила в нем грабеж, а только добилась выплаты значительной контрибуции. Символом той войны стал эпизод, когда Олег прибил щит к воротам византийской столицы.
Спустя три столетия у стен Константинополя оказались крестоносцы. Перед тем как атаковать город, рыцари подготовили детальный план своих действий. Свое главное преимущество они заполучили еще до всякой войны с империей. В 1187 году византийцы заключили с венецианцами соглашение об уменьшении собственного флота в надежде на помощь западных союзников в случае конфликтов с мусульманами. По этой причине и произошло взятие крестоносцами Константинополя. Дата подписания договора о флоте стала роковой для города. До той осады Константинополь всякий раз спасался именно благодаря собственным кораблям, которых теперь катастрофически не хватало.
Не встретив почти никакого сопротивления, венецианские корабли вошли в бухту Золотой Рог. Армия рыцарей высадилась на берегу рядом с Влахернским дворцом в северо-западной части города. Последовал штурм крепостных стен, чужестранцы захватили несколько ключевых башен. 17 июля, спустя четыре недели после начала осады войско Алексея III капитулировало. Император бежал и остаток своих дней провел в изгнании.
Заключенный в тюрьму Исаак II был освобожден и провозглашен новым правителем. Однако вскоре в политические перестановки вмешались сами крестоносцы. Они были недовольны результатами рокировки – армия так и не получила обещанных ей денег. Под давлением западных князей (в том числе руководителей похода Людовика де Блуа и Бонифация Монферратского) вторым византийским правителем сделался сын императора Алексей, получивший тронное имя Алексея IV. Так в стране на несколько месяцев установилось двоевластие.
Известно, что взятие Константинополя турками в 1453 году положило конец тысячелетней истории Византии. Захват города в 1203-м не был столь катастрофичным, однако именно он оказался предвестником повторного штурма города в 1204-м, после которого греческая империя на некоторое время попросту исчезла с политической карты Европы и Азии.
Поставленный крестоносцами на трон Алексей как мог пытался набрать сумму, необходимую для расплаты с чужестранцами. Когда закончились деньги в казне, начались крупномасштабные поборы с простого населения. Обстановка в городе все больше накалялась. Народ был недоволен императорами и открыто ненавидел латинян. Крестоносцы тем временем не покидали предместий Константинополя на протяжении нескольких месяцев. Периодически их отряды наведывались в столицу, где мародеры открыто грабили богатые храмы и лавки. Жадность латинян разжигали невиданные богатства: дорогие иконы, утварь из благородных металлов, драгоценные камни.
В начале нового 1204 года недовольная толпа простолюдинов потребовала избрания другого императора. Исаак II, испугавшись свержения, решил просить о помощи франков. Народ узнал об этих планах после того, как замысел правителя выдал один из его приближенных чиновников Алексей Мурзуфл. Новость о предательстве Исаака привела к моментальному восстанию. 25 января оба соправителя (и отец и сын) были низложены. Алексей IV попытался ввести в свой дворец отряд крестоносцев, но был схвачен в плен и убит по приказу нового императора Алексея Мурзуфла – Алексея V. Исаак, как гласят летописи, скончался через несколько дней от горя о погибшем сыне.
Переворот в Константинополе заставил крестоносцев пересмотреть свои планы. Теперь столицу Византии контролировали силы, которые относились к латинянам крайне негативно, что означало прекращение обещанных прежней династией выплат. Однако рыцарям уже было не до давних договоренностей. За несколько месяцев европейцы успели ознакомиться с городом и его несметными богатствами. Теперь они хотели не откупа, а настоящего грабежа.
В истории взятие Константинополя турками в 1453 году известно гораздо больше падения византийской столицы в 1204 году, а ведь катастрофа, поразившая империю в начале XIII веке, была не меньшим бедствием для ее жителей. Развязка стала неизбежна, когда выгнанные крестоносцы заключили с венецианцами соглашение о разделе греческих территорий. Первоначальная цель похода, борьба с мусульманами в Палестине, была благополучно позабыта.
Весной 1204 года латиняне приступили к организации штурма со стороны бухты Золотого Рога. Католические священники обещали европейцам отпущение грехов за участие в атаке, называя ее богоугодным делом. Перед тем как наступила роковая дата взятия Константинополя рыцари старательно засыпали крепостные рвы вокруг защитных стен. 9 апреля они ворвались в город, но после продолжительного боя вернулись в свой лагерь.
Атака возобновилась через три дня. 12 апреля авангард крестоносцев с помощью штурмовых лестниц взобрался на крепостные стены, а другой отряд сделал пролом в защитных укреплениях. Даже случившееся два с половиной столетия спустя взятие Константинополя османами не закончилось такими значительными разрушениями архитектуры, как после боев с латинянами. Причиной тому послужил огромный пожар, начавшийся 12 числа и уничтоживший две трети городских зданий.
Сопротивление греков было сломлено. Алексей V бежал, а через несколько месяцев латиняне нашли его и казнили. 13 апреля произошло окончательное взятие Константинополя. 1453 год считается концом Византийской империи, однако именно в 1204 году по ней был нанесен тот самый роковой удар, который привел к последующей экспансии османов.
В штурме участвовало около 20 тысяч крестоносцев. Это была более чем скромная цифра по сравнению с теми полчищами аваров, славян, персов и арабов, которые империя отражала от своего главного города на протяжении уже многих столетий. Однако в этот раз маятник истории качнулся не в пользу греков. Сказался долгий экономический, политический и социальный кризис государства. Именно поэтому впервые в истории столица Византии пала именно в 1204.
Взятие крестоносцами Константинополя ознаменовало начало новой эпохи. Прежняя Византийская империя была упразднена, а на ее месте появилась новая Латинская. Первым ее правителем стал участник крестового похода граф Фландрии Балдуин I, избрание которого состоялось в знаменитом соборе Святой Софии. Новое государство отличалось от прежнего составом элиты. Ключевые места в административной машине заняли французские феодалы.
Латинская империя получила далеко не все земли Византии. Балдуину и его преемникам, кроме столицы, досталась Фракия, большая часть Греции и острова Эгейского моря. Военный лидер Четвертого крестового похода итальянец Бонифаций Монферратский получил Македонию, Фессалию, а его новое вассальное по отношению к императору королевство стало называться королевством Фесаллоники. Предприимчивым венецианцам достались Ионические острова, Кикладский архипелаг, Адрианополь и даже часть Константинополя. Все их приобретения подбирались согласно коммерческим интересам. В самом начале похода дож Энрико Дандоло собирался установить контроль над средиземноморской торговлей, в конце концов ему удалось добиться своей цели.
Средние помещики и рыцари, участвовавшие в кампании, получили небольшие графства и другие земельные владения. По сути, обосновавшись в Византии, западные европейцы насадили в ней привычные для себя феодальные порядки. Местное греческое население тем не менее осталось прежним. За несколько десятилетий владычества крестоносцев оно практически не изменило свой уклад, культуру и религию. Именно поэтому латинские государства на обломках Византии продержались всего несколько поколений.
Прежней византийской аристократии, не пожелавшей сотрудничать с новой властью, удалось утвердиться в Малой Азии. На полуострове появились два крупных государства – Трапезундская и Никейская империи. Власть в них принадлежала греческим династиям, в том числе свергнутым незадолго до того в Византии Комнинам. Кроме того, к северу от Латинской империи образовалось Болгарское царство. Отвоевавшие независимость славяне стали серьезной головной болью для европейских феодалов.
Власть латинян в чужом для них регионе так и не стала долговечной. Из-за множества междоусобиц и потери интереса европейцев к Крестовым походам в 1261 году произошло очередное взятие Константинополя. Русскими и западными источниками того времени зафиксировано, как грекам удалось вернуть свой город практически без сопротивления. Византийская империя была реставрирована. В Константинополе утвердилась династия Палеологов. Спустя почти двести лет, в 1453 году город был захвачен турками-османами, после чего империя окончательно канула в прошлое. http://fb.ru/article/275244/vzyatie-konstantinopolya-krestonostsami

Подпишите город осажденный турками

О чем говорит Победа царя Алексея в противостоянии с Никоном.Даю 26 б Помогите пожалуйста с вопросами… Ответьте на них, прошу вас…​ СРООЧНО!!!!!!! надо написать конспект 1. Какие знания, технические изобретения сделали возможным совершить великие географические открытия? 2. Каковы причины ВГО? Чем манили новые неведомые земли? 3. Выписать имена главных путешественников, их маршруты, даты экспедиций и открытия. 4. В чем значение ВГО? (развёрнуто, по пунктам) 5. Словарь темы – раскрыть понятия: каравелла, мушкет, колония и др. В какой науке совершил открытия арабский ученый?пожалуйста​ Заговор рабов возник в Выясни, является ли зависимость между величинами прямо или обратно пропорциональной.​ 3. Укажите, что устанавливал земельный закон Тиберия Гракха: 1) выделить участки земли без права их продажи бедным гражданам 2) разделить всю землю по ровну между всеми гражданами 3) передать всю землю в собственность государства 4) запретить богатым землевладельцам силой отбирать землю у бедняков Какие события произошедшие между 60 и 45 годоми до н. э. привели Гая Юлия Цезаря к единовластию в Рима? . Главный бог римской мифологии – это: а) Зевс б) Нептун в) Юпитер . В честь военных побед в Риме возводились: а) акведуки; б) термы; в) колонны; г) триумфальные арки