Японцы о китайцах


В мире есть немало народов, которые снисходительно или даже с презрением относятся к своим соседям.
Русские и украинцы (с недавнего времени), англичане и французы, немцы и французы, американцы и канадцы, аргентинцы и бразильцы – таких пар найдётся достаточно. У скандинавов и прибалтов внутри своих сообществ тоже тёрки насчёт того, кто древнее, кто истинный викинг, а кто просто сельское быдло. Не будем упоминать те нации, которые находятся друг с другом в условиях постоянной войны, тут совсем другой случай.
Например, русский человек с детства растёт в атмосфере анекдотов и стереотипов о соседних народах. С малых лет он твёрдо знает, что белорусы едят картошку, а украинцы – сало, что финны тормоза, что азербайджанцы торгуют арбузами, что евреи жадные и скупые, а хуже татарина разве что незваный гость. Поэтому у россиян таких «дуэлей» довольно много.
Но это всё цветочки! Далеко на Востоке развернулось по-настоящему захватывающее противостояние! Сейчас я расскажу вам о том, как любят друг друга китайцы с японцами.
Да никак! Нельзя даже сказать, что они друг друга просто недолюбливают, как вышеупомянутые пары европейцев. Тут весь спектр негативных чувств и эмоций, от фейспалмов и мемов в интернетике до открытой ненависти.
Каждый из этих народов ставит свою страну в центр Вселенной. Две страны и два народа не перестают друг друга подъёбывать по любому поводу.
Например, японцы говорят, что есть только одна великая культура, а именно японская. Они верят, что китайцы – это обычные варвары, а корейцы – это китайцы, которые хотят быть похожими на японцев.

Нелюбовь китайцев и японцев друг к другу сильно различается. Японцы главным образом испытывают холодное презрение. Почему? Потому что китайцы ВСЁ ПИЗДЯТ! Всё, что японцы придумывают и создают, через несколько лет оказывается на китайских рынках. Они даже поезда у японцев скопировали.

В бытовом плане не лучше. С точки зрения японца, китайцы вечно орут, ведут себя как дикари, толпятся и всё вокруг себя разносят.

А насчёт того, что в их глазах китайцы – не более чем варвары, было очень показательно, когда в Японии выпустили специально для китайских туристов брошюру, которая в том числе учила не срать на тротуар. Японцы даже могут презрительно сказать китайцам «Здесь вам не Китай!», имея в виду, что они не срут на тротуарах (тоже мне достижение). У нас так, наверное, к особо ретивым гастарбайтерам относятся.
Брошюра, выпущенная агентством по туризму Хоккайдо, учит китайского пацанёнка на ссать на ободок унитаза и смывать использованную туалетную бумагу, а не выбрасывать её куда попало. «У нас в Японии высокотехнологичная бумага, которая СМЫВАЕТСЯ». Читаем между строк: «Мы понимаем, что лопухи вам привычнее, но всё же».

1. «Вы достали везде орать».
2. «И рыгать».

Отсюда и отношение японцев к китайцам – как у солидного господина к мелкому вороватому цыганёнку, снисходительно-презрительное.
Разве китайцы сделали бы такое по отношению к японцам? Их восприятие японцев довольно сильно отличается. С одной стороны, китайцы про японцев говорят, что те мудаки, что они оккупировали страну, убивали и насиловали женщин… Но вообще, сейчас страна нормальная: развитая экономика, технологии. Короче, есть чему у японцев поучиться, и в целом они молодцы.


Не знаю, насколько корректно сравнение, но можно сказать, что это примерно так же, как русские относятся к немцам. Мол, раньше мы били фрицев-фашистов, но сейчас смотрим на Германию и понимаем, что немцы крутые. Ну если не считать некоторых упоротых патриотов.
С другой стороны, отношение китайцев к японцам напоминает отношение русских к украинцам. Всяким белым варварам (типа англичан) Китай может простить всё что угодно, включая Опиумные войны. А вот сраным япошкам, этим вторичным пидарасам, которые всё скопировали (культура) и возгордились при этом, простить нельзя ничего!
Потому что японцы и прочие азиаты уже вроде как поняли, откуда исходит свет, но при этом почему-то ломаются. А с белых варваров и спрос меньше: они даже не понимают, где центр Вселенной. Очень по-русски: другим мы ещё можем всё простить, но хохлам не простим даже мелочей.

Есть крутая легенда о том, как появилась Япония. Давным-давно сын Неба, император Поднебесной, узнал, что где-то за океаном растёт трава бессмертия. Растёт она на диких островах. Он собрал 200 юношей и 200 дев и решил отправить их на дикие острова. «Экспедиция» привезла бы ему травки, а он в свою очередь стал бы бессмертным. И вот 200 юношей и 200 дев облачились в белые одежды, сели на красивые корабли и отчалили на восток.
Естественно, они приплыли в Японию и сказали: на хуй этот Китай, сваливаем в нормальную страну! Так появилась Япония. Эта легенда говорит нам о том, что всё пошло из Великого и Прекрасного Китая.
И всю японскую культуру китайцы считают вторичной. Что в Японии архитектура и искусство китайские – так и особых мозгов не надо, чтобы это заметить. Иероглифы? Ну-ну. Стихи? Картины?
Что у них там своего, кроме извращений?! Что дали миру японцы? Вендинговый аппарат с грязными трусами? Кстати, говорят, это фейк. Я хотел этот аппарат сфотографировать, несколько раз искал, но всё тщетно.
Кстати об иероглифах! Аэропорт в Пекине называется «Столичный»… Казалось бы, в чём тут может быть прикол? Прикол в том, что и японцы, и корейцы используют письмо Великого и Прекрасного. Когда они приезжают в токийский аэропорт Нарита, им по громкой связи говорят: «Началась регистрация на рейс в Столицу» (уверен, звучит это ужасно обидно!).
Что ещё говорят китайцы? «Представляем, сколько надо бить детей, чтобы они всем улыбались и кланялись без конца!» Разве нормальный человек будет себя так вести? Японцы настолько достали всех своей показной вежливостью, что их ненавидят не только китайцы, но ещё и корейцы и все остальные.
Но самое главное, что японцы всех поучают, как себя вести!
Я как-то пришел в кафе с тремя крупными мужиками и японским сопровождающим. Мы все заказали кофе, но так как мужики были больших размеров, я сел за соседний стол, хотя мы продолжали вместе разговаривать. Так вот, японскому сопровождающему было не западло сделать мне замечание: «Илья, у нас в Японии так не принято – садиться за соседний стол, ведь этот стол может понадобиться кому-то ещё!»
При этом в Японии главный принцип – не причинить неудобств окружающим. А вот в Китае главный принцип – это сделать себе хорошо. В этом плане страна очень похожа на братскую Россию: у нас вообще всем плевать на остальных.
Между Китаем и Японией огромная разница. Вот мне один человек, который раньше работал в Великом и Прекрасном, а потом переехал в Японию, рассказывал: «Когда прилетаешь в Шанхай, тебя обязательно кто-нибудь подтолкнёт слегка, таксисты подойдут, предложат свои услуги, кто-нибудь порекомендует проститутку – ты всем нужен, с тобой хотят общаться, это живое общество! А в Токио? Тебе будут только бездушно кланяться… Никто не толкается, таксисты на стойке, проститутки только в специально отведённых местах, куда уборщица приходит в 9:00 и в 19:00 по расписанию. Разве это жизнь?! Это общество мертво!»
Но японцы знают, как отомстить китайцам за весь их стёб. Они прилетают трахать китаянок! Как-то раз делегация из 400 мужчин из Японии в возрасте от 16 до 37 лет прилетела в Чжухай и оттрахала сразу 500 китаянок! Остроты ситуации добавило то обстоятельство, что это произошло в годовщину японской оккупации северо-восточного Китая.
А про острова помните? Это же почти как Курилы! Есть такие острова, японцы называют их Сенкаку, китайцы — Дяоюйдао. Обе страны на них претендуют, но поскольку они необитаемые, довольно долго о них просто не помнили. До тех пор, пока 11 сентября (какая дата!) 2012 года правительство Японии не «национализировало» три острова, подписав с частным владельцем контракт о покупке этих островов за $26 млн. Китайцы не смогли просто так смолчать и стали избивать сограждан, ездящих на японских машинах, и громить открытые китайцами японские рестораны!
Тогда многим китайцам, которые владеют японскими тачками, пришлось клеить наклейки: «Машина у меня японская, а сердце китайское!»
Несут плакат «Япония произошла от Китая!» Не шутка.
Ещё у нас в Китае шутят, что у японцев маленькие члены, а в Китае знают в этом толк 😉

24 миллиона убитых, замученных китайцев японцами… Так за что в Китае не любят японцев?

Была у нас такая тема, «Почему японцев ненавидят в соседних азиатских странах?» и вот для более полного понимания ситуации давайте дополним ее вот такой информацией.

Парад в Пекине для китайцев знаменует 70-ю годовщину окончания собственной войны, о которой европейцы почти не знают. Она началась за два года до того, как вермахт вторгся в Польшу. Названия величайших сражений этой войны и 24 миллиона погибших в ней составляют мощный пласт исторической памяти граждан Китая. Именно эта память лежит в основе ненависти, которую многие китайцы до сих пор испытывают по отношению к японцам.

Давайте подробнее …

Восточные варвары

До последней четверти XIX века японцы в представлении обитателей Срединного государства были лишь восточными варварами, впитывающими мудрость Поднебесной: письменность, религию, архитектуру. Однако потом ситуация изменилась: в то время как Китай проигрывал европейцам войну за войной, все больше замыкаясь в изоляции, Япония вестернизировалась и заимствовала достижения европейской цивилизации. Японо-китайская война 1894-1895 годов закончилась унизительным поражением Поднебесной.

После этого страны полностью поменялись ролями, и уже китайские интеллектуалы, включая будущего «отца нации» Сунь Ятсена, отправлялись в Японию учиться. Созданная в Токио организация «Тунмэнхой» стала движущей силой Синьхайской революции 1912 года. Однако вскоре в Китае началась анархия и гражданская война, и в 1931 году японцы почти без сопротивления захватили Маньчжурию, создав там марионеточное государство Маньчжоу-го. К 1936 году милитаристы в японском руководстве окончательно взяли верх, и в следующем году Япония объявила Китаю войну.

Помни Нанкин

Именно вторая война сформировала нынешнее отношение китайцев к соседу за восточными морями. То, что японские войска творили в стране с 1937 по 1945 год, в Китае называют геноцидом. По оценкам китайских историков, жертвами японцев стали около семи миллионов комбатантов и более семнадцати миллионов гражданских лиц.

Одним из самых страшных эпизодов стала знаменитая Нанкинская резня. После трехмесячных боев за Шанхай японцы двинулись на тогдашнюю столицу Китая — Нанкин. Зверства начались еще по пути: пока японские войска шли на беззащитный город, два японских офицера, Тосиаки Мукаи и Цуёси Нода, соревновались в убийствах безоружных китайских пленных. Дуэль азартно комментировали японские газеты. Изначально спор шел о том, кто быстрее убьет мечом 100 человек. Победителя установить не удалось и потребовался дополнительный раунд — убить на скорость 150 человек.

Нанкин, 1937 год.

Нанкин. Японские солдаты тренируются в штыковом бое на китайских гражданских

«Соревнование в убийстве 100 человек мечом»

То, что японцы устроили несколько дней спустя в Нанкине, больше напоминало хладнокровное и планомерное истребление: все мужчины призывного возраста были выведены за городскую черту и убиты, после чего началась резня уже в самом городе. Японские солдаты даже не тратили патроны — они рубили безоружным гражданским головы мечами, закалывали их штыками, травили собаками, выкалывали глаза и вспарывали животы. До сих пор не известно точное число жертв — по китайским данным, оно составляет от 200 до 500 тысяч человек. По воспоминаниям очевидцев, по Янцзы нельзя было нормально проплыть на лодке — мешали десятки тысяч трупов. Были изнасилованы от 20 до 80 тысяч женщин, включая девочек, беременных, старух и даже монахинь. Сексуальному насилию подвергались и мужчины.

Химия и смерть

Именно на территории Китая работал знаменитый Департамент предотвращения эпидемий и очищения воды и его специальные исследовательские отряды, занимавшиеся, помимо прочего, секретными исследованиями в области химического и биологического оружия. Японские военные медики намеренно заражали людей холерой, оспой, тифом, бубонной чумой, травили их газами, тестировали на них лекарства, замораживали и последовательно ампутировали конечности и пытали, чтобы проверить реакцию на боль.

Подопытным материалом для исследований прогрессивных японских ученых служили местные жители и пленные китайские солдаты. Военнослужащие китайской армии, попадавшие в плен к японцам, практически не имели шанса на выживание — достаточно сказать, что после капитуляции Японии из лагерей были освобождены всего 56 военнопленных-китайцев.

Полученные знания японцы применяли на практике, сбрасывая на китайские позиции керамические бомбы, заполненные зараженными чумой блохами. Но в целом японская авиация предпочитала крупномасштабные бомбардировки с применением обычных и зажигательных бомб. С февраля 1938-го по август 1943 года японские самолеты провели более пяти тысяч рейдов на крупные китайские города.

Японские наземные войска руководствовались стратегией генерала Окамуры, получившей название «санко сакусен» — «три все»: все жги, все убивай, все грабь. Японцы забирали весь урожай, уничтожали деревни и сгоняли китайцев на саперные работы, безжалостно расправляясь со всеми нелояльными или подозрительными. Считается, что жертвами стратегии Окамуры стали более двух с половиной миллионов человек. В тылу японских солдат обслуживали так называемые «станции утешения» — солдатские бордели, куда отправляли, часто насильно, китайских женщин. В 1942 году в Китае действовали 280 таких «станций».

Японские солдаты с китайскими подростками перед казнью

После японской бомбардировки

Китаянка и ее замученный муж

После того как Япония капитулировала, по приговору международного трибунала были казнены 920 человек, еще 475 получили пожизненный срок. Но ничего подобного денацификации, которую союзники провели в Германии, в Японии не было. Так, из числа обвиняемых был вычеркнут император Хирохито, подпись которого стояла под большинством преступных приказов, а многие военные преступники получили небольшие сроки.

Поклонение преступникам

После войны отношения между Токио и Пекином строились по формуле «чжэн лэн, цзинь жэ» («холодно в политике, жарко в экономике»): японский премьер Сигиру Ёсида, автор антикоммунистической доктрины внешней политики, в частных беседах заявлял, что ему все равно, какими будут китайцы — хоть красными, хоть зелеными, лишь бы покупали японские товары. В 1973 году страны восстановили дипломатические отношения, и в КНР рекой потекли государственные японские инвестиции.

Тем не менее под внешней дружбой тлел огонь раздражения. Негодование Пекина вызывали в основном две вещи: походы японских лидеров в синтоистский храм Ясукуни, где поклоняются душам погибших за Японию воинов, и переписывание школьных учебников.

В 1978 году японские власти перенесли на территорию храма прах четырнадцати главных японских военных преступников. С тех пор любой, кто приходил в храм Ясукуни, чтобы почтить память погибших солдат, заодно демонстрировал свое уважение тем, кто организовывал массовые убийства. Визиты японских лидеров в храм рассматривались Пекином как заведомо недружественные акции.

Возмущало китайцев и упорное нежелание Токио признать свои военные преступления, выражавшееся в переписывании учебников, в которых японские зверства на китайской территории замалчивались или оправдывались. Так, по мнению японских авторов, никакой резни в Нанкине не было: город был захвачен почти бескровно, погибли всего 20 тысяч человек — неминуемые жертвы в ходе взятия укрепленного пункта. Фотографии — фальшивки, а свидетели лгут.

Фестиваль памяти в храме Ясукуни

В итоге возникает неразрешимое противоречие: на официальном уровне Токио десятилетиями декларировал сожаление по поводу событий той войны, в то же время японские суды отказывали китайским гражданам в рассмотрении дел о компенсациях. Это вызывало понятное раздражение Пекина. Японцы, не желая ссориться с соседом, гасили китайское недовольство все новыми и новыми кредитами, общий объем которых к 2010 году достиг 30 миллиардов долларов.

Дорога к храму Ясукуни

К 1990-м ситуация изменилась. Китай переживал бурный экономический рост и начал претендовать на роль региональной сверхдержавы, а в Японии началась полоса экономического упадка и череда политических кризисов. К тому же к власти в Стране восходящего солнца пришло новое поколение японских лидеров, желающих пересмотреть итоги ВМВ, — японцам надоело платить и каяться. Китайцев это пугало. Они с подозрением относились к попыткам Японии усилить войска самообороны и со временем превратить их в нормальную армию, обвиняя Токио в милитаризме.

Чехарда японских премьеров приводила к тому, что политика страны в отношении Китая постоянно менялась. Так, Дзъюинтиро Коидзуми демонстративно ходил в храм Ясукуни, хотя при этом извинялся за преступления японских войск, а его преемник и товарищ по партии Синдзо Абэ на время отказался от визитов, при этом поощряя ревизионизм в учебниках истории. Так же поступил Ясуо Фукуда, а Ёсикихо Нода, наоборот, заявил, что японские военные не были преступниками, а посещение храма — всего лишь дань памяти погибшим за страну.

Показателем роста напряженности между двумя странами стал знаменитый антияпонский погром 2005 года: после того как премьер Коидзуми посетил храм Ясукуни, а в Японии небольшим тиражом вышел новый учебник, где обелялись действия японских военных на территории Китая, в Пекине, Шанхае, Харбине и Гуанчжоу прошли массовые антияпонские акции. Власти дали народному гневу выплеснуться на улицы, и протесты были остановлены лишь спустя несколько дней, когда японские бизнесмены понесли значительный ущерб.

Время молодых патриотов

Показательно, что главной движущей силой протестов стала молодежь — дети тех китайцев, которые сотрудничали с японцами все предыдущие годы. Выяснилось, что нынешняя китайская молодежь по уровню национального самосознания даст фору своим отцам и дедам.

Но в Шанхае, к примеру, относятся к японцам гораздо лучше, вся атмосфера там более дружелюбная, хотя город находится всего в двух часах езды на поезде. Мне потребовалось четыре года жизни в Шанхае, чтобы начать воспринимать Японию как нормальную страну».

Ничего удивительного: еще в школах детям рассказывают про зверства японцев. В Пекине существует музей войны с Японией, куда ежедневно приходят на экскурсии сотни и тысячи школьников и студентов, чтобы своими глазами увидеть страшные фотографии японских зверств — изнасилованных женщин, груды детских трупов, китайских мужчин с выколотыми глазами и вырезанными кишками.

Не отстает и китайский кинематограф: в 2005 году, например, на экраны вышел анимационный фильм «Маленький солдат Чжан Га», рассказывающий историю 12-летнего мальчика, пытающегося выжить в горниле войны с японцами. По сюжету, бабушку маленького Чжана убивают японские военные, и он присоединяется к подпольщикам-коммунистам. В финале фильма он взрывает японский эшелон, и за это получает от командира пистолет, чтобы убить еще больше японцев. Ни одного положительного героя-японца в фильме нет. В титрах сообщалось, что лента основана на реальной истории мальчика Янь Сюфэна.

В то же время черная комедия «Дьяволы у порога», завоевавшая гран-при в Каннах, была запрещена в Китае в том числе из-за того, что в фильме завязывается дружба между китайскими крестьянами и пленным японским солдатом, — чиновники сочли, что это может создать превратное впечатление о поведении китайцев в годы войны.

Антияпонская демонстрация в провинции Сычуань в 2012 году

Свою лепту в разжигание ненависти вносят и сами японцы — так, Токио объявил о продаже частному лицу спорных островов Сенкаку прямо перед XVIII съездом КПК в 2012 году, в момент подъема национального самосознания китайцев, что было предсказуемо воспринято как плевок в лицо всей нации и привело к новым погромам. И даже искренние извинения отдельных лиц государства не могут этого отношения поколебать. Бывший японский премьер Юкио Хатояма заявил: «Как японский гражданин я чувствую, что мой долг — извиниться; даже если бы лишь один китайский гражданский был жестоко убит японскими солдатами, такое деяние не имеет оправдания только потому, что это произошло во время войны». В социальной сети Weibo тут же появились тысячи отзывов пользователей примерно такого содержания: японцы все время лгут, верить их словам нельзя, и дай им только шанс — и они снова повторят в Китае все зверства, которые творили во время войны. По сути, в сознании многих китайцев японцы дегуманизированы — ровно так же, как в свое время японцы дегуманизировали китайцев.

На Западе эту китайскую особенность воспринимают с известным недоумением, называя уроки истории в китайских школах «упражнениями в национальном унижении». Многие эксперты считают, что КПК нарочно подогревает ненависть к японцам, чтобы сплотить нацию и укрепить свои позиции. Учитывая 24 миллиона погибших, Нанкинскую резню, солдатские бордели, спецотряды и ковровые бомбардировки, такие аргументы кажутся малоправдоподобными.

Сейчас у власти в Японии — снова Синдзо Абэ. Возможно, появись он на параде на Тяньаньмэнь, куда его настойчиво приглашали, настроения в китайском обществе стали бы менее антияпонскими. Но «старый друг», как его до недавнего времени именовали в китайской прессе, похоже, предпочел внутриполитические дивиденды укреплению отношений с западным соседом.

Автор Алексей Куприянов

Оригинал взят у masterok в За что в Китае не любят японцев?

Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=75056

Все китайцы люто, бешено ненавидят японцев.
Можете спросить абсолютно любого китайца, он будет брызгать слюной и говорить как он не любит Японию и японцев. Японцев в Китае называют «гоугуожэнь»(жители собачьего государства), а еще чаще просто «гуйцзы» т.е. черти. Вот такая у них к японцам любовь.
Нет, я понимаю, что японцы основательно наследили в китайской истории. На протяжении столетии они пиратствовали, грабили прибрежные города. В годы 2 мировой они строили концлагеря, где испытывали на китайцах биологическое оружие. Устраивали акты геноцида типа резни в Нанкине.
Я как-то спросил у своей китаянки, вот мы русские с немцами воевали. Немцы на нашей территории тоже порядочно накосячили, но у современных русских к немцам нет ни обиды, ни злости, а у вас к японцам есть, почему? Она ответила, мол, немцы извинились за свои злодеяния, а японцы до сих пор нет. Но сдается мне, что причина не в этом.
Все дело в слабости самих китайцев.
Японцы пришли, навели кипиш и ушли безнаказанными. И могли бы еще 100 лет держать китайцев в положении раком, да только русские с американцами не позволили. Вот китайцы и страдают комплексом неполноценности на почве неудовлетворенной мести.
Постоянно крутят по телевизору фильмы как доблестная китайская армия громит армию японскую. Да только не было этого в реальности. Китайцы исторически всегда всасывали у японцев, вот и бесятся.
Современных японцев они также ненавидят, а если фактов не хватает, то пускают в ход различные домыслы:
1)Японцы каким-то образом заставляют китайцев пользоваться одноразовыми палочками (из китайской древесины естественно), а сами пользуются многоразовыми. От этого в Китае все меньше и меньше лесов.
На мои взгляд маленько абсурдное обвинение, в любой забегаловке есть как одноразовые, так и многоразовые палочки на выбор. Пользуйся многоразовыми, чем лично тебе японцы то мешают. Но тут врубается китайский стадный инстинкт «Если все так делают, значит и я так буду делать». Эти китаезы со стадным инстинктом сами себе враги, безо всяких японцев.
2) У себя японцы подвергают хентая строгой цензуре, а в Китай поставляют неотцензурированную версию. Ясное дело чтобы развращать китайскую молодежь. А мы еще, кажется, виним Запад в растлевании подростков, а настоящие то дьяволы вот кто – японцы)))
3) Японские машины во всем мире продаются с бампером, а в Китай поставляются без бампера. Чтобы в ДТП гибло как можно больше китайцев.
Вообще-то на самом деле, машины без бампера продавались в Китай не из-за злоказености японцев, а просто, потому что эта минимальная экономичная комплектация. Больше средние китайцы бы не потянули. Сейчас после скандала новые машины уже идут в Китай с бампером.
4) В Японских школах на уроках истории умалчивают про оккупацию Китая.
И т.д.
Несколько лет назад был большой скандал. В Японии люди поевшие произведенных в Китае пельменей начали массово отравляться. Как выяснилось во всем был виноват проверяющий качество готовой продукции в китайской фирме. Он из идейных соображении подсыпал яд в экспортные пельмени. Движимый праведным желанием потравить как можно больше чертей.
Так что антияпонская пропаганда порой дает вот такие вот плоды.

18 любопытных и шокирующих фактов об особенностях жизни в Японии

Япония — удивительная страна, которая может быть очень непонятной для всех остальных людей на планете. Все дело в том, что в этой стране местами царят уж совсем особенные нравы и порядки, которые чаще всего произрастают из давних традиций.

При всем при этом, сложно отрицать, что в Японии есть какое-то свое, особое очарование. Такое, что иногда кажется будто бы японцы прилетели на Землю с другой планеты.

1. Ругательства

Японские ругательства.

Самые грубые ругательства в японском языке сравнимы с нашими «дурак» или «идиот», а степень серьезности оскорбления зависит от интонации и громкости произнесенного слова.

2. Письмо

Особенности японского письма.

Помимо иероглифов кандзи, для записи текстов в Японии используются еще две слоговых азбуки Хирагана и Катакана. Именно поэтому японский язык входит в тройку самых сложных для изучения языков.

3. Порнография

Литература для взрослых.

Хентай (жанр японской анимации эротического содержания), эротические журналы, а также фильмы для взрослых в Японии продаются на каждом углу, а в небольших книжных магазинах подобная литература составляет треть всего ассортимента.

4. Эротоманы и вуайеристы

Сексуальные домагательства в общественном транспорте.

Множество мужчин в Японии – эротоманы и вуайеристы, а сексуальные домогательства в переполненных вагонах метро уже давно стали национальным спортом. В стране даже появился термин для обозначения людей, занимающихся ощупыванием девушек в общественных местах. В Японии их называют «тикан», где иэроглиф ти обозначает слабоумие, а -кан – парень.

5. Вагоны для женщин

Вагоны метро для женщин.

Из-за участившихся жалоб на сексуальные домогательства, правительство Японии распорядилось сделать специальные вагоны, предназначенные исключительно для женщин. Женские вагоны курсируют в утренние и вечерние часы пик и пользуются огромной популярностью у представительниц прекрасного пола.

6. Половое созревание

Возраст половой зрелости.

В отличии от других стран, возраст половой зрелости в Японии – 13 лет. Начиная с этого возраста, добровольные половые связи не считаются изнасилованием или растлением.

7. Чаевые

Чаевые в ресторанах Японии.

В заведениях Японии не принято оставлять чаевые. Более того, попытка оставить деньги официанту расценивается, как оскорбление.

8. Преступления сексуального характера

Статистика изнасилований в Японии.

Несмотря на достаточно раскрепощенные нравы японцев, процент изнасилований в стране один из самых низких в мире.

9. Рабочий день

Рабочий график японцев.

Большинство японцев – настоящие трудоголики, которые приходят на службу не позже, чем за пол часа до начала рабочего дня и трудятся по 15-18 часов без перерыва на обед. Кроме того, служащие в этой стране покидают рабочие места только после начальника, который обычно задерживается на три-четыре часа.

10. Синдром Кароши

Смерть от переутомления.

Около, десяти тысяч человек в Японии ежегодно умирают от переутомления. Случаи внезапной смерти получили название «кароши» в честь японского города Кароши, где в 80-х годах прошлого века произошел первый подобный инцидент.

11. Борьба с гололедом

Тротуары с подогревом.

В Японии нет центрального отопления и все жители отапливают дома собственными силами, зато в северных городах страны все тротуары, оборудованы системой подогрева, поэтому там никогда не бывает гололеда.

12. Школьные порядки

Учебный год и школьная форма.

В Японии учебный год делиться на триместры, разделенные короткими каникулами весной, зимой и отдыхом длинной в один месяц летом. Учебный год в этой стране начинается в апреле, а не в сентябре, как у нас. Даже в холодное время года японские школьницы носят гольфы и юбки, предусмотренные школьной формой. Занимательно и то, что длина школьной юбки зависит от возраста учащихся, чем старше ученица, тем короче форменная юбка.

13. Мода

Уличная мода Японии.

Даже экстремально короткие юбки и шорты воспринимаются, как норма в Японии, а вот глубокое декольте считается дурным тоном и является недопустимым для жителей этой страны.

14. Пунктуальность

Страна пунктуальных людей.

Япония входит в список стран, где живут очень пунктуальные люди, а опозданием считается даже задержка в одну минуту.

15. Курение

Курение в общественных местах в Японии.

В Японии разрешено курить везде, кроме аэропортов и железнодорожных платформ. Однако на улицах нету специальных урн и запрещено стряхивать пепел на тротуар. Так, что каждый курильщик обязан носить с собой маленькую пепельницу.

16. Переработка отходов

Особенности сбора мусора и переработки отходов.

Япония – образец чистоты. В этой стране нет свалок так, как весь мусор сортируется и перерабатывается. Кроме того, на улицах городов нет контейнеров для мусора, только баки для сбора бутылок.

17. Этикет

Правила этикета и обслуживания в Японии.

По правилам японского этикета в любых заведениях обслуживающий персонал сначала приветствует мужчину, а потом женщину, в ресторанах мужчина первый отдает заказ и первым получает свой напиток.

18. Система экстренного оповещения

Система экстренного оповещения о катаклизмах.

Телефоны японцев оснащены системой экстренного оповещения. В случае чрезвычайной ситуации каждый житель страны получает оповещение с подробным разъяснением ситуации и перечнем дальнейших действий.

Уроки ненависти

Парад в Пекине для китайцев знаменует 70-ю годовщину окончания собственной войны, о которой европейцы почти не знают. Она началась за два года до того, как вермахт вторгся в Польшу. Названия величайших сражений этой войны и 24 миллиона погибших в ней составляют мощный пласт исторической памяти граждан Китая. Именно эта память лежит в основе ненависти, которую многие китайцы до сих пор испытывают по отношению к японцам.

Восточные варвары

До последней четверти XIX века японцы в представлении обитателей Срединного государства были лишь восточными варварами, впитывающими мудрость Поднебесной: письменность, религию, архитектуру. Однако потом ситуация изменилась: в то время как Китай проигрывал европейцам войну за войной, все больше замыкаясь в изоляции, Япония вестернизировалась и заимствовала достижения европейской цивилизации. Японо-китайская война 1894-1895 годов закончилась унизительным поражением Поднебесной.

После этого страны полностью поменялись ролями, и уже китайские интеллектуалы, включая будущего «отца нации» Сунь Ятсена, отправлялись в Японию учиться. Созданная в Токио организация «Тунмэнхой» стала движущей силой Синьхайской революции 1912 года. Однако вскоре в Китае началась анархия и гражданская война, и в 1931 году японцы почти без сопротивления захватили Маньчжурию, создав там марионеточное государство Маньчжоу-го. К 1936 году милитаристы в японском руководстве окончательно взяли верх, и в следующем году Япония объявила Китаю войну.

Помни Нанкин

Именно Вторая мировая война сформировала нынешнее отношение китайцев к соседу за восточными морями. То, что японские войска творили в стране с 1937 по 1945 год, в Китае называют геноцидом. По оценкам китайских историков, жертвами японцев стали около семи миллионов комбатантов и более семнадцати миллионов гражданских лиц.

Одним из самых страшных эпизодов стала знаменитая Нанкинская резня. После трехмесячных боев за Шанхай японцы двинулись на тогдашнюю столицу Китая — Нанкин. Зверства начались еще по пути: пока японские войска шли на беззащитный город, два японских офицера, Тосиаки Мукаи и Цуёси Нода, соревновались в убийствах безоружных китайских пленных. Дуэль азартно комментировали японские газеты. Изначально спор шел о том, кто быстрее убьет мечом 100 человек. Победителя установить не удалось и потребовался дополнительный раунд — убить на скорость 150 человек.

То, что японцы устроили несколько дней спустя в Нанкине, больше напоминало хладнокровное и планомерное истребление: все мужчины призывного возраста были выведены за городскую черту и убиты, после чего началась резня уже в самом городе. Японские солдаты даже не тратили патроны — они рубили безоружным гражданским головы мечами, закалывали их штыками, травили собаками, выкалывали глаза и вспарывали животы. До сих пор не известно точное число жертв — по китайским данным, оно составляет от 200 до 500 тысяч человек. По воспоминаниям очевидцев, по Янцзы нельзя было нормально проплыть на лодке — мешали десятки тысяч трупов. Были изнасилованы от 20 до 80 тысяч женщин, включая девочек, беременных, старух и даже монахинь. Сексуальному насилию подвергались и мужчины.

Химия и смерть

Именно на территории Китая работал знаменитый Департамент предотвращения эпидемий и очищения воды и его специальные исследовательские отряды, занимавшиеся, помимо прочего, секретными исследованиями в области химического и биологического оружия. Японские военные медики намеренно заражали людей холерой, оспой, тифом, бубонной чумой, травили их газами, тестировали на них лекарства, замораживали и последовательно ампутировали конечности и пытали, чтобы проверить реакцию на боль.

Подопытным материалом для исследований прогрессивных японских ученых служили местные жители и пленные китайские солдаты. Военнослужащие китайской армии, попадавшие в плен к японцам, практически не имели шанса на выживание — достаточно сказать, что после капитуляции Японии из лагерей были освобождены всего 56 военнопленных-китайцев.

Полученные знания японцы применяли на практике, сбрасывая на китайские позиции керамические бомбы, заполненные зараженными чумой блохами. Но в целом японская авиация предпочитала крупномасштабные бомбардировки с применением обычных и зажигательных бомб. С февраля 1938-го по август 1943 года японские самолеты провели более пяти тысяч рейдов на крупные китайские города.

Японские наземные войска руководствовались стратегией генерала Окамуры, получившей название «санко сакусен» — «три все»: все жги, все убивай, все грабь. Японцы забирали весь урожай, уничтожали деревни и сгоняли китайцев на саперные работы, безжалостно расправляясь со всеми нелояльными или подозрительными. Считается, что жертвами стратегии Окамуры стали более двух с половиной миллионов человек. В тылу японских солдат обслуживали так называемые «станции утешения» — солдатские бордели, куда отправляли, часто насильно, китайских женщин. В 1942 году в Китае действовали 280 таких «станций».

После того как Япония капитулировала, по приговору международного трибунала были казнены 920 человек, еще 475 получили пожизненный срок. Но ничего подобного денацификации, которую союзники провели в Германии, в Японии не было. Так, из числа обвиняемых был вычеркнут император Хирохито, подпись которого стояла под большинством преступных приказов, а многие военные преступники получили небольшие сроки.

Поклонение преступникам

После войны отношения между Токио и Пекином строились по формуле «чжэн лэн, цзинь жэ» («холодно в политике, жарко в экономике»): японский премьер Сигиру Ёсида, автор антикоммунистической доктрины внешней политики, в частных беседах заявлял, что ему все равно, какими будут китайцы — хоть красными, хоть зелеными, лишь бы покупали японские товары. В 1973 году страны восстановили дипломатические отношения, и в КНР рекой потекли государственные японские инвестиции.

Тем не менее под внешней дружбой тлел огонь раздражения. Негодование Пекина вызывали в основном две вещи: походы японских лидеров в синтоистский храм Ясукуни, где поклоняются душам погибших за Японию воинов, и переписывание школьных учебников.

В 1978 году японские власти перенесли на территорию храма прах четырнадцати главных японских военных преступников. С тех пор любой, кто приходил в храм Ясукуни, чтобы почтить память погибших солдат, заодно демонстрировал свое уважение тем, кто организовывал массовые убийства. Визиты японских лидеров в храм рассматривались Пекином как заведомо недружественные акции.

Возмущало китайцев и упорное нежелание Токио признать свои военные преступления, выражавшееся в переписывании учебников, в которых японские зверства на китайской территории замалчивались или оправдывались. Так, по мнению японских авторов, никакой резни в Нанкине не было: город был захвачен почти бескровно, погибли всего 20 тысяч человек — неминуемые жертвы в ходе взятия укрепленного пункта. Фотографии — фальшивки, а свидетели лгут.

В итоге возникает неразрешимое противоречие: на официальном уровне Токио десятилетиями декларировал сожаление по поводу событий той войны, в то же время японские суды отказывали китайским гражданам в рассмотрении дел о компенсациях. Это вызывало понятное раздражение Пекина. Японцы, не желая ссориться с соседом, гасили китайское недовольство все новыми и новыми кредитами, общий объем которых к 2010 году достиг 30 миллиардов долларов.

Дорога к храму Ясукуни

К 1990-м ситуация изменилась. Китай переживал бурный экономический рост и начал претендовать на роль региональной сверхдержавы, а в Японии началась полоса экономического упадка и череда политических кризисов. К тому же к власти в Стране восходящего солнца пришло новое поколение японских лидеров, желающих пересмотреть итоги ВМВ, — японцам надоело платить и каяться. Китайцев это пугало. Они с подозрением относились к попыткам Японии усилить войска самообороны и со временем превратить их в нормальную армию, обвиняя Токио в милитаризме.

Чехарда японских премьеров приводила к тому, что политика страны в отношении Китая постоянно менялась. Так, Дзъюинтиро Коидзуми демонстративно ходил в храм Ясукуни, хотя при этом извинялся за преступления японских войск, а его преемник и товарищ по партии Синдзо Абэ на время отказался от визитов, при этом поощряя ревизионизм в учебниках истории. Так же поступил Ясуо Фукуда, а Ёсикихо Нода, наоборот, заявил, что японские военные не были преступниками, а посещение храма — всего лишь дань памяти погибшим за страну.

Показателем роста напряженности между двумя странами стал знаменитый антияпонский погром 2005 года: после того как премьер Коидзуми посетил храм Ясукуни, а в Японии небольшим тиражом вышел новый учебник, где обелялись действия японских военных на территории Китая, в Пекине, Шанхае, Харбине и Гуанчжоу прошли массовые антияпонские акции. Власти дали народному гневу выплеснуться на улицы, и протесты были остановлены лишь спустя несколько дней, когда японские бизнесмены понесли значительный ущерб.

Время молодых патриотов

Показательно, что главной движущей силой протестов стала молодежь — дети тех китайцев, которые сотрудничали с японцами все предыдущие годы. Выяснилось, что нынешняя китайская молодежь по уровню национального самосознания даст фору своим отцам и дедам.

Ничего удивительного: еще в школах детям рассказывают про зверства японцев. В Пекине существует музей войны с Японией, куда ежедневно приходят на экскурсии сотни и тысячи школьников и студентов, чтобы своими глазами увидеть страшные фотографии японских зверств — изнасилованных женщин, груды детских трупов, китайских мужчин с выколотыми глазами и вырезанными кишками.

Не отстает и китайский кинематограф: в 2005 году, например, на экраны вышел анимационный фильм «Маленький солдат Чжан Га», рассказывающий историю 12-летнего мальчика, пытающегося выжить в горниле войны с японцами. По сюжету, бабушку маленького Чжана убивают японские военные, и он присоединяется к подпольщикам-коммунистам. В финале фильма он взрывает японский эшелон, и за это получает от командира пистолет, чтобы убить еще больше японцев. Ни одного положительного героя-японца в фильме нет. В титрах сообщалось, что лента основана на реальной истории мальчика Янь Сюфэна.

В то же время черная комедия «Дьяволы у порога», завоевавшая гран-при в Каннах, была запрещена в Китае в том числе из-за того, что в фильме завязывается дружба между китайскими крестьянами и пленным японским солдатом, — чиновники сочли, что это может создать превратное впечатление о поведении китайцев в годы войны.

Свою лепту в разжигание ненависти вносят и сами японцы — так, Токио объявил о продаже частному лицу спорных островов Сенкаку прямо перед XVIII съездом КПК в 2012 году, в момент подъема национального самосознания китайцев, что было предсказуемо воспринято как плевок в лицо всей нации и привело к новым погромам. И даже искренние извинения отдельных лиц государства не могут этого отношения поколебать. Бывший японский премьер Юкио Хатояма заявил: «Как японский гражданин я чувствую, что мой долг — извиниться; даже если бы лишь один китайский гражданский был жестоко убит японскими солдатами, такое деяние не имеет оправдания только потому, что это произошло во время войны». В социальной сети Weibo тут же появились тысячи отзывов пользователей примерно такого содержания: японцы все время лгут, верить их словам нельзя, и дай им только шанс — и они снова повторят в Китае все зверства, которые творили во время войны. По сути, в сознании многих китайцев японцы дегуманизированы — ровно так же, как в свое время японцы дегуманизировали китайцев.

На Западе эту китайскую особенность воспринимают с известным недоумением, называя уроки истории в китайских школах «упражнениями в национальном унижении». Многие эксперты считают, что КПК нарочно подогревает ненависть к японцам, чтобы сплотить нацию и укрепить свои позиции. Учитывая 24 миллиона погибших, Нанкинскую резню, солдатские бордели, спецотряды и ковровые бомбардировки, такие аргументы кажутся малоправдоподобными.

Сейчас у власти в Японии — снова Синдзо Абэ. Возможно, появись он на параде на Тяньаньмэнь, куда его настойчиво приглашали, настроения в китайском обществе стали бы менее антияпонскими. Но «старый друг», как его до недавнего времени именовали в китайской прессе, похоже, предпочел внутриполитические дивиденды укреплению отношений с западным соседом.