Янина Ирина Юрьевна

Чтобы помнили. Ирина Юрьевна Янина.

Она возвращалась на передовую за ранеными вновь и вновь, а потом прикрывала боевых товарищей, стреляя из автомата по позициям противника. Не думая о собственной жизни, Ирина Янина, спасала сослуживцев.

Янина Ирина Юрьевна — медицинская сестра процедурного кабинета медицинской роты бригады оперативного назначения в городе Калач-на-Дону, сержант; первая и единственная женщина, получившая звание Героя России за боевые действия в Кавказских войнах.

Уроженка города Талды-Курган, Ирина, 1966 года рождения, до развала Советского Союза проживала вместе с семьёй в Казахстане. Здесь вышла замуж, родила двоих детей. После окончания училища занималась самой мирной профессией на земле – работала медицинской сестрой в родильном доме. Но пришли 90-е годы, которые сделали русских в Казахстане чужими. И на семейном совете было принято решение перебираться в Россию. Так Ирина Янина с родителями и детьми оказалась в Волгоградской области.

В небольшом городке их никто не ждал. Пришлось начинать всё с нуля: снимать жильё, устраиваться на работу, оформлять гражданство. Первым не выдержал муж. Ушёл, оставив жену с детьми без средств к существованию. Чтобы как-то поддержать семью, молодая женщина надела военную форму, устроившись в 1995 году в в/ч 3642. К тому времени от острого лейкоза умерла младшая дочь. Ирине просто необходимо было заняться делом, чтобы пережить горе. Гарантированная зарплата, паёк и льготы военнослужащим определили её выбор

С 1995 года Ирина была на службе по контракту во внутренних войсках МВД России. Дважды направлялась в район боевых действий в Чеченскую республику в 1995-1996 годах.

Вторая Чеченская война началась с Дагестана. Сюда перебрались банды Басаева и наёмники Хаттаба, поддерживаемые исламистами Кадарской зоны. В июле 1999 г. в Махачкалу началась переброска спецназа и отрядов ВВ для предотвращения разжигания гражданской войны в республике. Уже 7 августа чеченские сепаратисты вошли в Ботлих. Перед федеральными силами была поставлена задача вытеснить их на территорию Чечни. В составе группы эвакуации бригады «Калач» Ирина Янина вновь оказалась на войне. Эта командировка оказалась для неё самой сложной. Жизнь в полевых условиях была тяжела. И в письме родителям, на которых она оставила одиннадцатилетнего сына, молодая женщина писала, что хочет домой. Она пожалела, что не оставила службу. Это были минуты слабости, после которых Ирина пообещала: «Повоюем и приеду домой».

Письмо Ирины родителям:

«Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!

Как ваши дела? Извините за то, что не писала. Я надеюсь, что у вас там лучше, чем у меня.

Мы стояли в Кизляре, на границе с Чечней 6 дней, затем передвинулись на 600 метров и… началась война.

Пью таблетки, чтобы поднять жизненную силу. 22-го числа мы выдвигаемся в Ботлих, поднимаемся в горы, затем укрепляемся и задача бригады — взять Ведено. Вот и представь, что я испытываю. Я стала заикаться и просто плакать. Раненых у нас много. Груза «200» мало. Кормят нас очень плохо, холодильников нет, поэтому все на тушенке. В Чечне объявили чрезвычайное положение и забирают мальчиков всех в 16 лет. Ну, мама, всего не напишешь. Приеду, дай Бог, домой, все расскажу. Передавай привет всем, поцелуй Женю.

Повоюем и приеду домой.

Целую всех. Ваша дочь Иринка».

Письмо Ирины сыну Жене:

«Здравствуй, мой маленький, любимый, самый красивый в мире сынок!

Я очень соскучилась за тобой. Ты мне напиши, как у тебя дела, как со школой, с кем дружишь? Не болеешь? По вечерам не ходи поздно — сейчас очень много бандитов. Будь около дома. Один никуда не ходи. Слушай всех дома и знай — я очень тебя люблю. Побольше читай. Ты уже большой и самостоятельный мальчик, поэтому делай все правильно, чтобы тебя не ругали.

Жду твоего письма. Слушай всех.

Целую. Мама. 21.08.99 года».

31 августа 1999 года сержант Янина И.Ю. в составе эвакуационной группы выполняла боевое задание в районе населенного пункта Кара-махи. В период зачистки территории наши войска встретили организованное сопротивление исламистов, отчаянно сражавшихся за каждую улицу, каждый дом. Сержант Янина И.Ю., находясь на передовой, под ожесточенным огнем противника оказывала первую медицинскую помощь раненым военнослужащим, пострадавшим в ходе боя. Она, рискуя своей жизнью, пришла на помощь 15-и нашим воинам и организовала их эвакуацию в медицинский пункт временной дислокации части. При ее личном участии было совершено три рейса на бронетранспортере к линии противостояния, в результате чего 28 военнослужащих, получивших тяжелые огнестрельные ранения, были направлены в тыл, где им была оказана своевременная медицинская помощь.
В самый ожесточенный момент сражения, когда противник перешел в контратаку, пренебрегая опасностью, сержант Янина И.Ю. в четвертый раз устремилась на помощь ведущим бой нашим подразделениям. Организовав погрузку раненых, она, непрерывно стреляя из автомата, не давала возможности противнику вести прицельный огонь. При отходе от позиций, бронетранспортер оказался в зоне сильного гранатомётного огня. Две гранаты попали в корпус и топливный бак боевой машины, которую мгновенно охватило пламя. Помогая раненым выбраться из бронетранспортера, мужественная медсестра не смогла покинуть горящую машину…

Ефрейтор Кулаков был водителем БТРа, в котором погибла Ирина Янина. После попадания снаряда он пришёл в себя, лишь когда в машине оставались только он и медсестра. Выбираясь через люк с её стороны, он попытался вытащить молодую женщину. Но из-за оборвавшейся разгрузки упал на асфальт. Машину протащило вперёд на несколько метров, а спустя минуты взорвался боекомплект.
Благодаря самоотверженным действиям Ирины Яниной были спасены капитан Кривцов АЛ., рядовые Гольнев С.В. и Лядов И.А. Сержант Янина И.Ю., не думая о себе, до последнего дыхания отчаянно боролась за жизнь боевых товарищей. Она геройски погибла, до конца выполнив свой воинский долг. Ей было всего 32 года…

14 октября 1999 года Ирине Яниной присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно), она навечно зачислена в списки личного состава воинской части. Ирина Янина стала первой и единственной женщиной, удостоенной звания Героя России за боевые действия в Кавказских войнах.

Санинструктор Ирина Янина

Ирина слышала, что смерть, которая приходит не ко времени, всегда выбирает лучших. Слышала, но никогда всерьез об этом не задумывалась. Также, как никогда не верила в судьбу и в потусторонние миры. Сегодня, она отнеслась бы к этому иначе. И если бы смогла перелистать свою жизнь как книгу, наверняка определила бы, когда злой рок впервые коснулся ее своей черной отметиной. Только так и не поняла, за что…

Жизнь на крутых поворотах

От короткого и неудачного первого брака (с кем не бывает по молодости) остался сын Женька. А также — бытовая неустроенность, и совершенно другой, уже взрослый взгляд на жизнь. Чуть позже было еще одно замужество, переезд вместе с родителями из заграничного Казахстана в приволжский Калач-на-Дону, дочурка Яночка… Если рассказать как было тогда трудно, значит вызвать чью-то ухмылку: «А кому легко?» — поэтому жили как все.

Муж не выдержал первым, собрался в одночасье и, как говорится, ушел с одной зубной щеткой. Ничего другого просто не было. Даже нормальной крыши над головой. Ирина разрывалась на части: дети, работа в больнице, строительство дома. Вопрос — как выжить — стал для Ирины главным. И она, чтобы элементарно свести концы с концами, пошла на контрактную службу в медроту батальона внутренних войск.

Она всегда была добросовестной и относиться иначе к своей новой работе не могла. Командировки, ночные дежурства, незапланированные вызовы… «Это моя служба, мама, — отвечала она каждый раз, оставляя детей. — Мне регулярно платят зарплату, дают паек, что еще нужно. Я потерплю».

Первая настоящая беда пришла, когда Яночке едва исполнилось три года. Острейшая форма белокровия «сожгла» девочку на глазах несчастной матери в считанные дни. Отплакала, отголосила Ирина, зажав, чтобы не сорваться, остатки сил в своих маленьких женских кулачках. А когда очнулась, словно ослепла. От любви к сыну — единственной после матери с отцом родной кровиночке. Семилетний Женька стал главным смыслом ее жизни.

Компьютер сыну купила на боевые

Белокурая, статная с чувственными, немного припухлыми губами. Она совсем не смотрелась с войной. И все же… Она попала в бригаду «Калач», расквартированную под Волгоградом в ее же городке Калач-на-Дону. Бригаде пришлось принимать участие в боевых действиях на Северном Кавказе.

«Вся наша рота в полном составе едет, ты что мама?!» На свою первую войну, которую называли восстановление конституционного порядка на территории Чеченской республики, санинструктор Ирина Янина пошла добровольно. Хотя, как мать-одиночка имела полное право отказаться.

Она воевала всего три месяца — таков был срок командировки — но этого хватило сполна, чтобы увидеть и понять суть настоящей войны. Если бы ее педагоги из медучилища видели, каких раненых приходилось доставать с того света, из каких безнадежных операций удавалось возвращать к жизни, они бы, наверное, заново переписали все свои наставления и пособия по практической медицине.

С той командировки Ирина привезла легкое осколочное ранение в ногу и долгую затянувшуюся на несколько месяцев неулыбчивость. Она «оттаивала» потихоньку, маленькими порциями; гордясь успехами сына в школе, видя, как он радуется компьютеру, купленному на «боевые». И произнесла как-то сама себе, а получилось так, что услышала мама: «Мой Женька не будет нуждаться ни в чем. И обязательно станет военным». О себе — словно крест поставила — всерьез даже не задумывалась.

Она успела спасти только бойцов

В Дагестан на границу с Чечней их батальон направили в июле 1999-го. Мама воспротивилась отъезду дочери и даже попыталась использовать запрещенный прием: «Не останусь с Женькой!». «Тогда попрошу соседей, — Ирина стояла на своем. — Пойми, я специально попросилась в первую очередь, чтобы успеть вернуться к 1 сентября. Вместе с сыном в 6-й класс пойдем…»

Срок ее командировки должен был закончиться 28 августа, но им добавили еще трое суток. Батальону, куда медсестру перевели в целях усиления медобеспечения, поступил приказ выдвинуться в район села Карамахи для проведения зачистки.

Ирина Янина в составе эвакуационной группы оказывала помощь раненым солдатам. Трижды на бронетранспортере выезжала непосредственно на линию огня, откуда помогла вывезти около четырех десятков раненых бойцов.

Во время четвертого выезда боевики перешли в контратаку и медсестре, вместо погрузки раненых, пришлось вступить в бой. На выходе из села их БТР подбили бандиты. Янина еще успела помочь контуженным солдатам выбраться наружу, и выбралась бы сама, но взрывная волна от брошенной гранаты откинула ее в моторное отделение. Наши бросились к горящей машине, но боевики хладнокровно отсекли их пулеметным огнем. А вскоре в БТР, начиненном под завязку боезапасом, раздался взрыв, потом второй…

Женька пошел в школу без мамы

1 сентября Женька пошел в школу без мамы. Он не знал, почему она не приехала, не знал, где находится в настоящий момент, но был на нее обижен: обещала ведь… В тот день еще никто не знал что случилось с сержантом Яниной. На войне не говорят о гибели, до тех пор, пока не увидят тело погибшего. Об Ирине не говорили несколько дней, пока экспертиза не установила, что несколько фрагментов уцелевших косточек, найденных в моторном отделении сгоревшего БТР — всего 15 граммов — принадлежат именно ей.

Отец — Юрий Федорович лично ездил в Ростов-на-Дону, чтобы в последний раз привести дочь в родительский дом в маленькой картонной коробке, в которую обычно складывают елочные игрушки. Когда ее хоронили, даже мужики не сдерживали своих слез. Не плакал только одиннадцатилетний Женька. Он шел за закрытым гробом, знал, что там не лежит мама, поэтому не верил, что ее больше нет…

***

14 октября 1999 года Ирине Яниной было присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Родилась 27 ноября 1966 года в Казахстане. Там же окончила медучилище и работала санитаркой, медсестрой. С 1995 года — на службе по контракту во внутренних войсках МВД России. Дважды направлялась в район боевых действий в Чеченскую республику в 1995-1996 гг. В ходе контртеррористической операции находилась в Дагестане с июля 1999 года.

Звание Героя Российской Федерации присвоено 14 октября 1999 года (посмертно). Навечно зачислена в списки личного состава части.

Черный человек с черной бородой — Хаттаб-головорез — обустраивал свою семейную жизнь в черном селе Карамахи, что в Дагестане, неподалеку от черной Чечни…

Еще задолго до войны места эти пользовались дурной славой — здесь, как в черной дыре, исчезали люди, скот, автомашины. Заправлял этой вотчиной международного террориста Хаттаба его тесть — уголовник, отсидевший десять лет за убийство. Больше ни ему, ни его разбойникам сидеть в тюрьме не хотелось, людей в темницах держали теперь они сами, сами выносили приговоры своим узникам, сами казнили и миловали… Впрочем, миловали редко — в лучшем случае в наказание требовали с провинившегося машину бетона. Его тут же пускали на строительство укреплений. Как говорил сам Хаттаб, по воле всевышнего здесь должен быть военный лагерь.

Женщины передвигались по селе тенями — закрытые черными покровами от щиколоток до самых жгучих пронзительных глаз. Славянок здесь не видали давно…

Наградной лист — это почти всегда немного легенда. Но мы их пишем именно такими — слегка плакатно-пафосными, стараясь вместить в мраморно-бронзовую страничку строгой “формы № 2” и картинку кромешного боя, и волевой напряг бойца или командира, и сгусток боевого опыта в назидание — “Возьми в пример себе героя!”. На лакировку (напишем это слово без кавычек и без негативного к нему отношения) геройского образа смотрим спокойно-сознательно, не кривя душой. Герой — он всегда красив. Своим подвигом, своим самопожертвованием. И все, что будет о нем написано — от наградного листа до возможной книги, должно быть красиво. Красиво и правдиво. Философы, эстеты много веков разрешают неразрешимый спор на тему — может ли быть красивой смерть. Но смерть героя ведь называют Подвигом. На его примере будут учить будущие поколения верности воинской присяге, матери-Родине.

Из наградного листа:

“Медицинская сестра процедурного кабинета медицинской роты сержант Янина Ирина Юрьевна с 22 июля выполняла специальные задачи по защите территориальной целостности Российской Федерации в Республике Дагестан.

31 августа 1999 года сержант Янина И.Ю. в составе эвакуационной группы выполняла боевое задание в районе населенного пункта Карамахи. В период зачистки территории наши войска встретили организованное сопротивление исламистов, отчаянно сражавшихся за каждую улицу, каждый дом. Сержант Янина И.Ю., находясь на передовой, под ожесточенным огнем противника оказывала первую медицинскую помощь раненым военнослужащим, пострадавшим в ходе боя. Она, рискуя своей жизнью, пришла на помощь 15 нашим воинам и организовала их эвакуацию в медицинский пункт временной дислокации части.

При ее личном участии было совершено три рейса на бронетранспортере к линии противостояния, в результате чего 28 военнослужащих, получивших тяжелые огнестрельные ранения, были направлены в тыл, где им была оказана своевременная медицинская помощь.

В самый ожесточенный момент сражения, когда противник перешел в контратаку, пренебрегая опасностью, сержант Янина И.Ю. в четвертый раз устремилась на помощь ведущим бой нашим подразделениям. Организовав погрузку раненых, она, непрерывно стреляя из автомата, не давала противнику возможности вести прицельный огонь.

При отходе от позиций бронетранспортер оказался в зоне сильного гранатометного огня. Две гранаты попали в корпус и топливный бак боевой машины, которую мгновенно охватило пламя.

Помогая раненым выбраться из бронетранспортера, мужественная медсестра не смогла покинуть горящую машину. Благодаря ее самоотверженным действиям были спасены капитан Кривцов А.А., рядовые Гольнев С.В. и Лядов И.А. Сержант Янина И.Ю., не думая о себе, до последнего дыхания отчаянно боролась за жизнь боевых товарищей. Она геройски погибла, до конца выполнив свой воинский долг.

За героизм, мужество и самопожертвование, проявленные при спасении раненых военнослужащих, сержант Янина Ирина Юрьевна представляется к присвоению звания Героя Российской Федерации (посмертно)”.

Ирина Янина стала первой женщиной, заслужившей высшее звание за героизм, проявленный в бою на кавказской войне.

За рамками строгого наградного документа остались страшные реалии того кровавого боя в горах Дагестана. “Калач” — так по-военному лаконично и по-товарищески просто именуют бригаду оперативного назначения из Калача-на-Дону — в числе первых частей внутренних войск начинал вторую кавказскую кампанию. Пятеро калачевцев стали Героями России.

Во внутренних войсках каждый согласится, что “Калач” — бригада тертая.

Тертая в многомесячных походах по воюющему Кавказу, в коварных горных ущельях, в стреляющих развалинах Грозного. И сержант Янина была не новичком — на военную службу она была принята в сентябре 95-го, а уже в 96-м дважды выезжала в Чечню, где провела три с половиной месяца. Эту зрелую, как принято говорить в таких случаях — во цвете лет, красивую женщину надеть военную форму заставила вовсе не романтика. Гарантированное государственной службой невеликое жалованье, кое-какие льготы для военных, да паек — очень важная для них с сыном прибавка…

Как ни красива да пригожа была Ирина, сколько ни старалась для семьи, а судьба все хлестала ее пребольно. Сначала пришлось уезжать из ставшего чужим Казахстана в Россию… Потом начались трудности переселенцев — ни жилья нет, ни денег. А тут еще… не беда даже, а горе горькое — от острого лейкоза умерла кроха доченька. Ирина осталась с одиннадцатилетним сыном Женькой. Как же она его любила!

“Здравствуй, мой маленький, любимый, самый красивый в мире сынок!

Я очень соскучилась за тобой. Ты мне напиши, как у тебя дела, как со школой, с кем дружишь? Не болеешь? По вечерам не ходи поздно — сейчас очень много бандитов. Будь около дома. Один никуда не ходи. Слушай всех дома и знай — я очень тебя люблю. Побольше читай. Ты уже большой и самостоятельный мальчик, поэтому делай все правильно, чтобы тебя не ругали.

Жду твоего письма. Слушай всех.

Целую. Мама.

21.08.1999 года”.

Родителям в тот же день она писала другое…

“Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!

Как ваши дела? Извините за то, что не писала. Я надеюсь, что у вас там лучше, чем у меня.

Мы стояли в Кизляре, на границе с Чечней, 6 дней, затем передвинулись на 600 метров и… началась война.

Пью таблетки, чтобы поднять жизненную силу. 22 числа мы выдвигаемся в Ботлих, поднимаемся в горы, затем укрепляемся. Задача бригады — взять Ведено. Вот и представь, что я испытываю. Я стала заикаться и просто плакать. Раненых у нас много, «груза-200» мало. Кормят нас очень плохо, холодильников нет, поэтому все на тушенке. В Чечне объявили чрезвычайное положение и забирают мальчиков всех в 16 лет. Ну, мама, всего не напишешь. Приеду, дай Бог, домой, все расскажу. Передавай привет всем, поцелуй Женю.

Повоюем и приеду домой.

Целую всех. Ваша дочь Иринка”.

Вот свидетельство, пожалуй, главного очевидца гибели Ирины Яниной, водителя того самого БТРа, в котором она сгорела.

Ефрейтор Кулаков:

“31 (августа. — Ред.) 1999 года, примерно в 11 часов мы в составе батальона выдвинулись в направлении полевого стана с. Карамахи. Со мной в БТРе №157 находились наводчик, стрелок и медсестра Янина. После прохождения населенного пункта мой БТР подбили. После того как я пришел в сознание, в машине кроме меня и Яниной никого не было. Внутри машины все горело, и я полез к выходу через боковой люк с правой стороны. С этой же стороны сидела на сиденье десанта Янина. Я зацепился спиной за люк, попытался вытащить Янину, но разгрузка порвалась, и я упал на асфальт. БТР проехал после этого метров 10. Наводчик и стрелок лежали по другую сторону дороги. Я им сказал, что там осталась женщина и надо ползти, доставать ее оттуда. Когда мы подползли близко к машине, нас стали обстреливать, не подпуская к технике. Минуты через 3 из машины пошел черный густой дым, и я сказал ребятам отходить, а то могут взорваться боеприпасы. Мы отползли метров 5, и за нами пришли БТРы и забрали нас. Янину мы не смогли вытащить из БТРа. После того как забрали нас и подошли основные силы к моему БТРу, прошло около 5-7 минут. В БТРе уже начал взрываться боекомплект, и ничего нельзя было рассмотреть из-за дыма”.

Шел бой. Чадящим факелом, то и дело брызжущим оглушительными фейерверками, горел БТР № 157. Когда закончился бой, в самом углу десантного отсека, там, где оставалась в последние минуты своей жизни сержант Ирина Янина, среди горячего пепла удалось найти лишь несколько сохранивших очертания косточек — позвонки, фаланги пальцев… Останки уместились в носовой платок. Экспертиза была пустой формальностью. Ни у кого не было сомнений, что Ирина ушла от нас. Ирину мы потеряли…

Эдгар По, писатель-мистик, фантазер, сочинивший немало жутких триллеров, однажды заметил, что смерть молодой красивой женщины — лучшая тема для художественного произведения. Ирину Янину — единственную из военнослужащих-женщин, чей подвиг на кавказской войне увенчан Золотой Звездой Героя России, — знали и запомним красивой.

А самое красивое в этой жизни произведение, на которое способна только женщина, она после себя оставила — белоголового пацана, своего ненаглядного Женьку…

Получила звание посмертно. Что известно о женщине-герое России Ирине Янине?

Больше 20 лет назад совершила подвиг женщина, посмертно получившая звание Героя России. Их всего пять, таких женщин в новейшей истории нашей страны, но эта – единственная, кто получил высшую награду за боевой подвиг. Санинструктор Ирина Янина, спасшая не один десяток жизней, заживо сгорела в бронетранспортере в последний день августа 1999 г. Ей было 32 года.

«Чтобы дети не были бомжами»

Если женщина идёт на вой­ну, то точно не от хорошей жизни. Ирина совсем не собиралась становиться героиней. Но так получилось…

Родилась она в городе Талды-Курган Казахской ССР. Её родители в своё время отправились туда покорять целину. В детстве девочка, говорят, любила играть их медальками за трудовой подвиг целинников…

Ирина окончила медучилище, работала медсестрой. Как рассказывают родные, она порой посмеивалась над сценами кино о войне, где худенькая медсестра на себе волочит огромного бойца – считала, что враньё всё это, так не бывает! И даже предположить не могла, что сама окажется на поле боя в таких же условиях… Но это всё было потом.

Пока же она жила, как любая другая девчонка в Советском Союзе. Отличалась от других, пожалуй, только тем, что была сильной, гордой, волевой.

– Если она перед собой ставила какую-то цель, то она всегда её добивалась, – рассказывает её младший брат Александр.

К моменту, когда в спокойный и размеренный быт казахского городка ворвалась перестройка, Ирина во второй раз вышла замуж и родила дочку. Когда решили уезжать из страны, где оставаться было опасно, сыну было семь, а малышке не исполнилось и двух. Уезжали в чём были, бросив всё нажитое.

Калач-на-Дону Волгоградской области встретил переселенцев неприветливо – все в те времена выживали, как могли. Дали приезжим кусок земли на окраине городка, выделили какие-то средства. Выживайте.

Поставили железную коробку гаража, где и поселились всей семьёй. Жить было не на что. Не выдержав трудностей, уехал обратно в Казахстан муж Ирины. Она же поставила цель – построить дом, чтобы её дети могли смело смотреть в будущее.

Единственная возможность заработать тогда – это пойти служить по контракту в воинскую часть, что была расквартирована в маленьком городке.

Последний бой

Воинская часть № 3642 и сейчас расквартирована там же – это Калачёвская ордена Жукова бригада оперативного назначения Росгвардии. И в её списки личного состава пожизненно зачислена санинструктор Ирина Янина. О ней здесь помнят и рассказывают с гордостью.

Ирина Янина (справа) с коллегами во время боевых действий в Дагестане. Фото: Фото из семейного архива

– Она была очень доброй и всегда готовой прийти на помощь, – вспоминает председатель совета ветеранов реготделения ВОО ветеранов войск правопорядка Сергей Лопатин.

– Весёлая, шебутная, она всё успевала, – рассказывает Лариса Мозжухина, что служила с Ириной. – И отдежурит, и пирожков успеет напечь и съездить их продать… Сильно её, конечно, подкосила неожиданная смерть дочери Яны – девочка сгорела за три дня от лейкоза, едва ей исполнилось три года. Для Ирины это был очень серьёзным ударом, она всё время себя винила. И в ту последнюю командировку только и делала, что повторяла: «Вот меня убьют – так хоть с Яночкой увижусь». Женьку (сына) только жалела – понимала, что не справиться её старикам со строптивым подростком. Мы даже прикрикивать на неё стали – чего каркаешь? А она, словно безумная, продолжала это повторять. И утром 30-го мы проснулись, она говорит: сон странный видела – будто мне кто-то белые носки подарил. Мы посмеялись: белые носки не белые тапочки. А на следующий день её не стало… Из письма Ирины родителям «Здравствуйте, мои дорогие мама и папа! Как ваши дела? Извините за то, что не писала. Я надеюсь, что у вас там лучше, чем у меня. Мы стояли в Кизляре, на границе с Чечнёй 6 дней, затем передвинулись на 600 метров и… началась война. Пью таблетки, чтобы поднять жизненную силу. 22-го числа мы выдвигаемся в Ботлих, поднимаемся в горы, затем укрепляемся, и задача бригады – взять Ведено. Вот и представь, что я испытываю. Я стала заикаться и просто плакать. Раненых у нас много. «Груза 200″ мало. Кормят нас очень плохо, холодильников нет, поэтому всё на тушёнке. В Чечне объявили чрезвычайное положение и забирают мальчиков всех в 16 лет. Ну, мама, всего не напишешь. Приеду, дай Бог, домой, всё расскажу. Целую всех. Ваша дочь Иринка».

Лариса Михайловна не может сдержать слёз – хоть и прошло больше 20 лет, а всё в памяти живо так, словно это было вчера.

– Её в тот день не должно было там с нами быть – у неё уже командировка закончилась, но из-за спецоперации оставалась, – вспоминает женщина. – Очень переживала, что сын пойдёт в школу без неё.

Женька так и не дождался мать – в далёком Дагестане дымился, остывая, БТР, в котором навсегда осталась хрупкая белокурая молодая женщина.

– От неё остались одни позвоночные косточки, – сквозь слёзы продолжает Лариса Мозжухина. – Мы собрали их, сложили в коробку, белым платочком перевязали и увезли с собой – нужно было двигаться дальше. Их мы потом через 40 дней сожгли и развеяли там, где она погибла.

А родным выдали другую коробочку, с кусочками кожи после экспертизы, которую и похоронили потом в могиле рядом с любимой доченькой Яной.

Его личная война

Смириться со смертью Ирины долго не удавалось никому. В это сложно было поверить. Но сложнее всего пришлось сыну Женьке.

Из казачьего кадетского училища в Новочеркасске, куда с таким трудом его устроила бабушка, его отчислили через три года. Причина — постоянные потасовки с парнями из кавказских республик.

Все они были для Женьки врагами. Кровными. Частью того, что убило его маму. Поэтому поводов для драк искать не приходилось. По телеку трубили о замирении мятежной республики. Женька мириться не хотел. Ни с мыслью, что матери больше нет, ни с теми, кого он считал виновными в её смерти. И в той личной войне он проиграл.

Мы встретились с ним в колонии Урюпинска. До освобождения ему оставалось пятьдесят дней, позади три года отбытия срока за хранение наркотиков.

– Когда из кадетского вернулся домой, бабушка собиралась похлопотать о восстановлении, но я отказался, – говорит Евгений Янин. – Не смог себя переломить. Дед махнул рукой и сказал: раз так, иди, получай рабочую специальность. И я отучился на экскаваторщика.

Того Женьки давно нет. Передо мной Евгений Янин, которому по паспорту 31, а навскидку ещё пяток годков накинуть можно. В глазах усталость, на груди выцветший бейджик осуждённого. В том, что оказался здесь, никого, кроме себя, не винит. И в какой-то степени благодарен судьбе, считает, вовремя взяла за шкирку и бросила сюда.

– Я ведь только здесь, после встряски, смог понять, насколько неправильно жил, не ценил того, что мне давалось…

Три года колонии

После ПТУ друзья матери помогли ему устроиться на стройку военного городка той воинской части, где служила Ирина. Получил квартиру, отдельную, как и мечтала мать. Ради квартиры Ирина и ездила в те командировки. И боевые выплаты копила на неё – та последняя командировка должна была стать последней.

– Мама хотела, чтобы я настоящим мужиком вырос, который не сломается, не сдастся. Помню, как она меня в школу пораньше будила, как к порядку приучала…

Евгений рассказывает, и на лице взрослого человека появляется почти детская улыбка. А потом медленно гаснет. Не оправдал он надежд мамы…

Сначала выпивал, как все, с устатку. Тоска по матери и злость от безвозвратной потери отступали. Потом попробовал первый «косячок» с травкой. Потом суд, приговор – три года колонии-поселения.

Срок Евгений отбывает без нареканий. И ненависть к кавказцам, из-за которой вылетел из училища, прошла. Понял – нельзя с войной внутри жить вечно. Теперь считает дни до освобождения и возвращения в родной Калач. Кроме дяди, никто его там не ждёт. Но Евгения это не пугает – квартира есть, рабочую квалификацию не потерял. Мечтает о своей семье, детях.

Справка «АиФ»-НП»

31 августа 1999 года сержант Ирина Янина в составе эвакуационной группы выполняла боевое задание в районе населённого пункта Карамахи. В период зачистки территории наши войска встретили организованное сопротивление исламистов. Сержант Янина, находясь на передовой, под огнём противника оказывала первую медицинскую помощь раненым. При её личном участии было совершено три рейса на БТР к линии противостояния.

В самый ожесточённый момент сражения, когда враг перешёл в контратаку, Ирина Янина в четвёртый раз устремилась на помощь бойцам. Организовав погрузку раненых, она, непрерывно стреляя из автомата, не давала возможности противнику вести прицельный огонь. При отходе от позиций БТР оказался в зоне сильного гранатомётного огня. Две гранаты попали в корпус и топливный бак боевой машины, которую мгновенно охва­тило пламя. Помогая раненым выбраться из бронетранспортера, медсестра не смогла покинуть горящую машину.

Благодаря действиям Ирины Яниной были спасены капитан Кривцов А. Л., рядовые Гольнев С. В. и Лядов И. А. Не думая о себе, она до конца боролась за жизнь боевых товарищей и погибла, до конца выполнив воинский долг.

14 октября 1999 года Ирине Яниной присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно). Она стала первой и единственной женщиной, удостоенной звания Героя России за боевые действия в конфликтах на Кавказе. В 2012 году была выпущена марка, посвящённая Ирине Яниной.

Ирина Янина. Первая женщина Герой России. Посмертно.

28 января 2019 Написать нам

Ирина Янина была первой и единственной женщиной, которую удостоили высшей награды «Герой России» за боевые действия в Чечне.

Ирина родилась в Талдыкоргане, в республике Казахстан. После развала Советского Союза, русские там стали чужими и она с семьей, мужем и дочкой, переехала в Россию в город Калач-на-Дону. Судьба распорядилась очень жестоко – своего угла у семьи не было, муж из семьи ушел, а вскоре после этого дочь умерла от острого лейкоза. Ирина не сломалась, у нее оставался сын Женя, ради которого нужно было жить и бороться с трудностями. Ради сына Ирина надела военную форму и стала медсестрой медицинской роты.

Летом 1999 года Калачевскую бригаду направили в Кизляр, в то время обстановка там была крайне напряжена – вооруженные банды боевиков любой ценой стремились попасть из Чечни в Дагестан. Бои, кровь, ранения уже не были для Ирины чем-то шокирующим, война стала ее работой. Отношения в бригаде были очень теплыми, почти семейными, общие трудности сплотили бойцов, как единую семью. К концу лета боевики установили контроль над несколькими деревнями Дагестана, Ирина поняла, что страна на пороге большой войны и к своему сыну она вернется не скоро.

31 августа 1999 года группа федеральных сил направилась к пункту Карамахи. Эту маленькую деревню боевики превратили в неприступный форпост. Завязался отчаянный бой, боевики неистово сражались за каждый дом и каждый закоулок. Ирина была на передовой, под градом свинца и взрывы снарядов она оказывала помощь раненым, прикрывая бойцов, пока они грузили в БТР истекавших кровью солдат.

Три рейса и несколько десятков спасенных жизней. Бой не останавливался и после короткого затишья разгорался с новой силой, боевики плотным огнем выбивали федеральные войска из деревни. Ирина и тут не осталась в стороне, она рванула на линию огня, ведь там были раненые и единственным для них шансом выжить была она. Она организовала погрузку раненых и непрерывно отстреливалась из автомата, не давая боевикам вести прицельный огонь.

При отходе БТР обстреляли из гранатомета. В корпус попали две гранаты и боевая машина мгновенно вспыхнула. Ирина не растерялась и не думая о себе, помогала выбраться из БТР сослуживцам. Ее пытался вытащить из горящей машины сослуживец ефрейтор Кулаков, но разгрузка, за которую он пытался вытащить Ирину порвалась.

Вернуться за смелой медсестрой не получилось – боевики усилили огонь, который не позволял подобраться к бронетехнике, а через несколько минут взорвался боекомплект. Карамахи взяли после тяжелых боев, все, что осталось от героической медсестры, сослуживцы завернули в платок.

За десять дней до своей гибели Ирина писала своим родным: «Повоюем и приеду домой».

14 октября 1999 года ей посмертно присвоили звание Героя Российской Федерации. Посмертно. На момент гибели ей было всего 32 года.

Понравилось?! Ставьте лайк и подписывайтесь на наш канал РАТНИК на Яндекс.Дзен

Написать нам