Взятие Владимира батыем

Битва у Коломны

Битва у Коломны
Монгольское нашествие на Русь
Дата

1 января 1238 года

Место

Коломна

Итог

победа Монгольской империи

Стороны
Великое княжество Рязанское
Владимиро-Суздальское княжество
Новгородская республика
Монгольская империя
Командующие
Владимирский княжич Всеволод Юрьевич
рязанский князь Роман Ингваревич†
воевода Иеремия Глебович†
Батый
Субэдэй
Кюльхан †
Силы сторон
10-15 тыс. чел. 55-65 тыс. чел.
Потери
нет данных нет данных

Битва у Коломны — эпизод Западного (кипчакского) похода монголов (1236—1242) и монгольского нашествия на Русь (1237—1240), в частности, одно из ключевых сражений монгольского похода на Северо-Восточную Русь (1237—1238).

Предпосылки

Основная статья: Оборона Рязани

Первым городом, который стал на пути завоевателей, была Рязань. Битва за Рязань началась 16 декабря 1237 года. С трех сторон Рязань защищали хорошо укрепленные стены, с четвертой река. Возглавлял оборону Рязани великий князь Юрий Игоревич, а Роман Ингваревич отвёл войска на север на соединение с владимирским войском. Лаврентьевская летопись сообщает о последовавшем совместном выступлении владимирских войск, князя Романа и новгородцев из Владимира. Однако, Ипатьевская летопись упоминает вместо Романа безымянного сына Михаила Всеволодовича Пронского, который и принёс во Владимир весть о нашествии, после чего Юрий Всеволодович послал сына своего Всеволода со всими людьми. Князь Роман погиб в битве у Коломны, сын Михаила Всеволодовича Пронского также погиб во время нашествия.

Осада города длилась пять дней. Стены города были разрушены мощными осадными орудиями и 21 декабря Рязань пала. Последствия нападения для города были катастрофичны.

Сражение

Битва под Коломной стала вторым после битвы на Калке сражением объединённых русских войск против Монгольской империи. По количеству войск и упорству сражения бой под Коломной можно считать самым значительным событием нашествия. 1 января 1238 года войска монголов у Коломны встретились не только с остатками рязанских войск, но и с многочисленной дружиной Великого князя Юрия Всеволодовича, усиленной ополчением Владимиро-Суздальской Руси под командованием сына Юрия — Всеволодом и воеводой Еремеем Глебовичем. Русская культура боевых действий того времени предполагала встречу с противником в открытом бою. Поэтому княжич Всеволод с воеводой Еремеем Глебовичем вывели войска в пойму Москвы-реки на речной лёд.

сражение под Коломной было ожесточенным (там погиб сын Чингисхана Кулькан, что указывает на возможный удар русской тяжелой кавалерии — темники и чингизиды обычно находились в тылу сражающихся монголов, которыми руководили) и длилось 3 дня

Обступили их татары у Коломны, и бились крепко; была сеча великая; убили князя Романа и воеводу Еремея, а Всеволод с мелкою дружиною прибежал во Владимир

— русский историк С. М. Соловьёв.

Батый, оставив основные силы осаждать Коломну, двинулся к Москве.

Последствия

«В пределах земли Суздальской» на монголов неожиданно напал отряд под предводительством рязанского боярина Евпатия Коловрата, вернувшегося из Чернигова «в малой дружине» и усилившегося за счёт остатков рязанских войск. Его отряд насчитывал около 1700 человек. Благодаря внезапности нападения, ему удалось нанести огромный урон врагу. В некоторых редакциях «Повести о разорении Рязани Батыем» рассказывается о торжественных похоронах Евпатия Коловрата в Рязанском соборе 11 января 1238 года. Первый город Суздальской земли, лежавший на пути монголов после битвы у Коломны — Москва — был взят 20 января 1238 года после 5-дневной осады.

Несмотря на то, что монголы нанесли поражения трём русским соединениям по отдельности, они понесли существенные потери. После взятия Владимира в феврале 1238 года они не пошли на ещё одно открытое столкновение с русскими — на этот раз с вновь собранным Юрием Всеволодовичем войском, а направили против него второстепенные силы (см.Битва на реке Сить). В то же самое время основные силы монголов потратили на Торжок две недели, затем отказались от похода на Новгород и на 7 недель задержались под Козельском.

Примечания

Западный поход монголов 1236—1242 годов
Театры боевых действий

• Волжская Булгария • Аланы • Русь • Половецкая степь • Мазовия и Пруссия • Польша • Чехия • Венгрия • Болгария • Хорватия и Далмация

Сражения

• Рязань • Коломна • Владимир • Сить • Торжок • Козельск • Чернигов • Минкас • Киев • Турск • Хмельник • Краков • Легница • Шайо

Монгольские военачальники

• Батый • Субэдэй
• Мункэ • Бурундай • Кадан • Берке • Бучек • Байдар
• Орда • Шибан • Танкгут • Гуюк • Бури • Кюльхан† • Аргасун

Европейские военачальники

• Баян • Джику
• Пургаз • Нарчатка†
• Котян • Бачман†
• Юрий Игоревич† • Олег Ингваревич • Роман Ингваревич† • Еремей Глебович† • Всеволод Юрьевич† • Евпатий Коловрат† • Филипп Нянка† • Владимир Юрьевич† • Пётр Ослядюкович† • Мстислав Юрьевич† • Юрий Всеволодович† • Святослав Всеволодович • Всеволод Константинович† • Владимир Константинович • Жирослав Михайлович† • Василько Константинович† • Дорофей Семёнович† • сын Ярослава Всеволодовича† • Василий†
• Мстислав Глебович • Михаил Всеволодович
• Дмитр • Пакослав • Якуб Ратиборович • Генрих II Набожный† • Мешко II Толстый • Бела IV • Коломан† • Вацлав I • Фридрих II • Бернард • Иван Асень II • Стефан Владислав I

Как войска Батыя штурмовали Владимир

780 лет назад, 7 февраля 1238 года, армия Батыя штурмом взяла столицу Северо-Восточной Руси – Владимир.

Коломенская битва
После разгрома Рязанской земли ордынское войско двинулось дальше на север, к Коломне. Нашествие вплотную приблизилось к границам Владимиро-Суздальской земли. Великий князь владимирский Юрий Всеволодович, не откликнувшийся на призыв Рязани совместно выступить против Батыя, сам оказался под ударом.

Нельзя сказать, что великий князь не принял никаких мер для укрепления обороны. Однако зимнее наступление и быстрое продвижение ордынцев, которые сравнительно легко смяли сопротивление сильного Рязанского княжества, стало неожиданностью для Юрия Всеволодовича. Ордынцев, судя по всему, не ждали зимой, да и Рязань должна была задержать врага, дав возможность Владимирской Руси собраться с силами и сконцентрировать немалые войска Северо-Восточной Руси на рубежах Владимирского княжества. Великий князь после получения первых известий о нашествии начал готовиться к битве. Кроме того, сыграл фактор феодальной раздробленности, Батый прислал во Владимир послов и предложил «мир» Юрию. Если великий князь и не поверил предложению о «мире», то видимо, решил использовать переговоры для отсрочки войны, что было необходимо для сбора войск. В этих условиях помогать Рязани не стали.
Пока ордынцы громили Рязанскую землю великий князь смог сосредоточить на предполагаемом пути врага довольно серьёзную рать. Местом сбора стала Коломна, которая тогда была частью Рязанского княжества. Прямого пути от Рязани к Владимиру не было. Леса и болота к северу от Оки, по обе стороны реки Пры, почти без населения, были совершенно не приспособлены для прохода большой армии. Единственный удобный путь к центру Владимирской земли лежал по льду Москвы-реки и дальше по Клязьме к Владимиру. Этот путь и запирала Коломенская крепость. Это была довольно сильная крепость, расположенная на пересечении речных путей. В этом стратегическом пункте и собирались полки великого князя. Согласно летописям здесь собирались владимирские полки во главе со старшим сыном великого князя Всеволодом Юрьевичем и опытным воеводой Еремеем Глебовичем. Также к Коломне отошли остатки рязанских войск с князем Романом Ингваревичем, подошли полки Пронска, Москвы и некоторых других городов. Суздальская летопись пишет даже, что на помощь владимирскому князю успели подойти «новгородцы со своими воинами».
Объединенная русская рать расположилась лагерем у стен Коломны, за «надолбами», то есть частоколом. Русские не собирались отсиживаться за стенами крепости и решили принять бой у её стен. Сторожевой отряд воеводы Еремея Глебовича вовремя обнаружил противника. Войска Батыя подошли к Коломне с юга, со стороны Оки и 1 января 1238 года атаковали русскую рать. Все летописцы отмечают решительных характер сражения: «была сеча великая», «бились крепко», «тут у Коломны был бой крепок». То есть русские войска не стали держать оборону за укреплениями и вышли навстречу врагу. Об этом сообщают и восточные источники. К Коломне пришлось стянуть корпуса всех князей-ханов, осаждавших Рязань. Рашид-ад-Дин сообщает, что в яростной схватке пал один из царевичей-чингизидов – Кулькан. Обычно ордынские военачальники руководили войсками, находясь позади боевых порядков, гибель хана показывает степень накала битвы, с разрывами фронта и прорывами противника. Так, Кулькан стал единственным ордынским ханом, который погиб во время похода армии Батыя на Восточную Европу.

Таким образом, по количеству войск и накалу сражения бой под Коломной стал самой решительной битвой нашествия Батыя на Северо-Восточную Русь. Это была попытка объединенной великокняжеской рати дать решительный бой врагу и остановить ордынцев на границах Владимиро-Суздальской Руси.
Сражение завершилось тяжелым поражением русского войска. Ордынская конница в ожесточенной схватке сломила сопротивление русских дружин и погнала их к «надолбам». В бою погиб коломенский князи Роман Ингваревич, воевода Еремей Глебович и множество других воинов. Князь Всеволод Юрьевич с малой дружиной смог прорвать кольцо врагов и бежал во Владимир. После этого ордынцы сломили остатки русских войск в самой Коломне и двинулись по льду Москвы-реки дальше на север, в глубь Владимирской земли.
Таким образом, в решительном сражении у Коломны основные силы Владимиро-Суздальской Руси потерпели решительное поражение и почти полностью полегли. Владимирская земля осталась без войска. План отразить вражеское вторжение на границе Владимирской Руси потерпел крах.

Взятие Суздаля. Миниатюра из русской летописи
Гибель Москвы
Москва тогда была обычным русским городом, защищённым деревянной стеной. Там стояла дружина под началом сына великого князя Владимира Юрьевича и воеводы Филиппа Нянка. 15 января 1238 года ордынцы осадили Москву. Это было первое в истории города нападение внешнего противника. Город отбивал штурмы врага 5 дней и пал 20 января. Воевода погиб, а князь Владимир попал в плен. Судя по всему, Москва уже тогда была большим городом, так как сопротивлялась 5 дней, почти столько же как столица рязанской земли. Только «сообща», то есть объединенными силами ордынского войска, сопротивление москвичей сломили.
Лаврентьевская летопись так описала разорение города: «Взяша Москву татарове, и воеводу убиша Филипа Нянка за правоверную хрестьянскую веру, а князя Володимера яша руками, сына Юрьева, а люди избиша от старьца и до сущаго младенца; а град и церкви святыя огневи предаша, и манастыри вси и села пожгоша и много именья вземше отъидоша».
Предав огню Москву и её окрестности («и села пожгли»), войска Батыя двинулись к Владимиру. Видимо, снова пошли сначала по льду Москвы-реки на север, а затем, миновав лесистый водораздел, прошли на Клязьму. По Клязьме шла пряма дорога к столице Владимирского княжества. Ордынцы двигались по льду рек. Это характерная особенность похода Батыя. Иначе зимой по Руси тогда было не пройти. Однако и в этих условиях войска двигались медленно. От Рязани до Владимира шли более месяца. Расстояние между Рязанью и Владимиром немногим более 300 км, то есть в день проходили около 15 км. С учётом остановок для осады крепостей, борьбы с отдельными русскими отрядами.

Взятие Владимира. Миниатюра из русской летописи
Битва за Владимир
4 февраля 1238 года войска Батыя подступили к Владимиру. Город, защищенный высокими стенами и башнями, валами, был мощной крепостью. Русские города строили в удобных для обороны местах. С юга Владимир прикрывала Клязьма, с севера и востока – река Лыбедь с обрывистыми берегами и оврагами. Город имел три оборонительные линии: его защищали рвы, валы и стены Нового города; вал и стены Среднего, или Мономахова города; каменные стены владимирского кремля — детинца. Владимирский кремль имел стены, сложенные из монументальных туфовых плит, которые смыкались с городскими валами. Мощная надвратная каменная башня дополняла укрепления детинца. Кроме того, опорными пунктами могли послужить многочисленные каменные церкви и монастыри: Успенский и Рождественский монастыри, Дмитриевский и Успенский соборы, Спасская, Георгиевская и Воздвиженская на Торгу церкви.

Особенно сильные укрепления были на западе, где не было естественных преград и перед городскими стенами располагалось ровное поле. Именно здесь располагались знаменитые Золотые ворота, построенные при владимирском князе Андрее Боголюбском. Мощные ворота, кроме оборонительных функций, выполняли роль парадного въезда в город и служили непосредственно религиозному назначению (над ними была церковь). Вплотную к воротам с севера и юга примыкали насыпные валы с глубокими рвами с наружной стороны. Через ров от ворот проходил мост, выводивший за город. Высота арки достигала 14 метров. Массивные дубовые створы ворот, висевшие на кованых петлях, примыкали к арочной перемычке. Ворота были покрыты листами золоченой меди, ярко блестевшей на солнце и поражавшей воображение современников. Отсюда и название ворот – Золотые. Казалось, что хорошо укрепленный город с сильным гарнизоном, который подкрепляло городское ополчение, должен был выдержать долгую осаду. Однако, как показали дальнейшие события, великий князь не смог подготовить столицу к длительной обороне. Видимо, не рассчитывал, что враг прорвётся к Владимиру.

Золотые ворота со стороны Козлова вала
Князь Всеволод Юрьевич с малой дружиной «прибежал» во Владимир и сообщил о разгроме у Коломны. Нужно было срочно принять новый план войны. Остановить врага на дальних подступах не удалось. Большой рати, чтобы дать новое решительное сражение врагу у Владимира не было, а собрать войско не успевали. Ордынцы приближались к городу. На княжеском совете мнения разделились. Одни бояре предлагали вывезти княжескую семью и казну в тайные лесные крепи, а в городе оставить только воинов. Другие предлагали оставить в городе дружину с сыновьями великого князя, а самому Юрию собрать войска неподалёку от Владимира «в крепком месте», чтобы ордынцы, ведая, что русское войско рядом, «не смели города добывать». В итоге приняли решение оставить часть дружины с сыновьями великого князя для обороны города. Сам Юрий с малой дружиной покинул город и отправился на север собирать новую рать, чтобы дать решительной бой врагу. Великий князь, видимо рассчитывал, что Всеволод и Мстислав сумеют отбиться за мощными укреплениями, наступление врага будет остановлено. А он в это время соберёт рать и не даст ордынцам разорить Северо-Восточную Русь. К великому князю должны были прибыть дружины его братьев – Ярослава и Святослава, полки из городов Северо-Восточной Руси, и Новгорода. В итоге ослабленный жестокими боями противник, в условиях наступления весенней распутицы, вынужден будет отступить в степь.
После отъезда великого князя оборону города возглавили его сыновья Всеволод и Мстислав Юрьевичи, при которых был опытный воевода Пётр Ослядакович. Город готовился к обороне: из окрестных селений и городков бежали жители, мужчины вставали в ряды ополчения, подвозили продовольствие, гнали скот.
3 февраля 1238 года ордынские войска вышли к Владимиру. Они сразу определил самое слабое место – на западной стороне. Степняки показали стоявшим на стенах князьям и горожанам плененного при разгроме Москвы Владимира Юрьевича и потребовали добровольной сдачи города. Они кричали: «Где суть князи Рязанские, ваш град и князь ваш великий Юрьи, не рука ли наша емши и смерть преда?» Им ответили стрелами. Ордынцы убили Владимира на глазах горожан и начали готовиться к осаде. Многочисленные войска окружили город, а главные силы расположились станом у Золотых ворот. Ордынцы начали сооружать частокол вокруг города, чтобы предотвратить внезапную вылазку или прорыв защитников, а также не дать жителям убежать.

Пока главные силы готовились к штурму столицы, большой корпус по льду Клязьмы и Нерли двинулся в сторону Суздаля. Батый и его военачальники хотели избежать возможного удара русских войск, обезопасить тыл. Суздаль располагался всего в 30 км от Владимира и оттуда Юрий Всеволодович мог нанести контрудар. Ордынское командование, судя по всему, знало о том, что великий князь покинул Владимир. Суздаль не смог оказать серьёзного сопротивления. Зимой его главные оборонительные рубежи – с трех сторон град окружала река Каменка, с а четвертой находился глубокий ров, заполненный водой, — были проходимы. По льду ордынцы сразу вышли к городским стенам. Кроме того, в Суздале практически не было гарнизона. Суздальский полк ушёл с великим князем, оставшиеся воины ушли во Владимир. Поэтому град взяли с ходу. Через день конный корпус, громивший Суздаль и его окрестности, вернулся. Ордынцы привели многочисленных пленных, которых использовали для осадных работ.

Камнемётная машина (русские пороки). Рисунок из арабской рукописи
6 февраля войска Батыя приготовились к решительному штурму, рубили лес, строили лестницы и пороки (тараны и камнемётные машины). С помощью осадных машин начался обстрел города. Стены и башни пытались разбить огромными камнями, горшки с горючими веществами вызвали пожары. На глазах у защитников вокруг стен водили и избивали огромные толпы пленных. И в этот критический момент владимирская знать пала духом. Князья и бояре, вместо того чтобы встретить свирепого врага с первых рядах защитников, воодушевляя их на бой, с благословения владимирского епископа Митрофана постриглись в монахи. «Элита» молилась и ждала «ангельской смерти», за которой должно было последовать «вознесение» в рай.
То есть владимирская знать действовала не так, как рязанский боярин Евпатий Коловрат, который своей неистовой атакой потряс самого Батыя и всю его армию. Негативную роль сыграла христианская церковь, которая парализовала волю знати. Церковники с самого начала объявили ордынское нашествие «бичом божьим», «карой божьей за грехи людей», призывали к молитвам и посту, а не смертельной борьбе с захватчиками. По мнению церковников, сопротивление было бессмысленно, с «божьей карой» бороться невозможно, необходимо было смириться. Дело дошло до того, что постриженные «монахи» князья Всеволод и Мстислав выехали из города и с богатыми дарами поехали стан Батыя просить ханской «милости». Южнорусский летописей сообщает, что Всеволод «убоялся» битвы и сам вышел из города с малой дружиной, взяв с собой «дары многие». Батый не принял мирных предложений и «велѣ предъ собою зарѣзати». Князей убили. В результате оставшиеся воины и городские ополченцы остались без руководства. Очевидно, что такие действия князей деморализовали гарнизон. А часть профессиональной дружины, которая могла пригодиться при обороне валов и стен, возглавляя ополченцев, погибла без толку.
Пробив несколько брешей в стенах, ордынцы пошли в атаку. В проломах закипела яростная сеча. Владимирцы грудь встретили «приступивших» врагов. Первый штурм отбили. Горожане старались заделать проломы. Рано утром 7 февраля штурм возобновился. При этом наступление шло со всех сторон: одновременно атаковали и стены посада, и детинец над Клязьмой, и валы Среднего города. Тем самым силы владимирского гарнизона распылялись. Но основной удар войска Батыя нанесли с запада, со стороны Нового города. Золотые ворота были неприступной твердыней, но деревянные стены не выдержали. Рухнул большой участок стены южнее Золотых ворот, против церкви Спаса. Почти одновременно укрепления были взломаны ещё в нескольких местах: у Ирининых ворот, у Медяных ворот и у Волжских ворот. Рвы перед проломами были завалены вязанками хвороста, глыбами мёрзлой земли, досками и бревнами. Защитники попытались поджечь завалы, но без успеха. Летописцы сообщают, что рвы были заполнены «сырым лесом».


Осада и штурм Владимира. Февраль 1238 г. Источник карты: В. В. Каргалов. Народ-богатырь: История военных нашествий на Русь. IV — XIV вв.
По завалам – «приметам», ордынцы прошли за рвы, по лестницам и веревкам взобрались на валы и через проломы в стенах ворвались с разных сторон в Новый город. Гарнизон оказался слабым и не смог выстоять сразу в нескольких местах. Противник же имел возможность наносить сильные удары сразу на нескольких направлениях, пользуясь своим численным преимуществом. Один отряд прорвался с запада в пролом у Золотых ворот, другой с севера, от реки Лыбедь, у Ирининых ворот, третий – со стороны Клязьмы, через Волжские ворота. Жестокий рукопашный бой шел на улицах города. Защитники пытались перегородить улицы подручными материалами, рубились в узких проходах, сбивали врагов стрелами из окон. Тогда ордынцы стали поджигать дома, тесня горожан. Владимир горел, многие жители погибли в огне и дыму. К середине дня Новый город пал. «Взяли город до обеда» — сообщает летописец. В этом жестоком бою пала большая часть защитников города.
Оставшиеся в живых малочисленные защитники отступали в Средний (Мономахов) город. Но дело было в том, что его заранее не подготовили к обороне. Отдельного свежего гарнизона, который бы мог сдержать натиск врага и дать возможность остальным защитникам скрыться за стенами и валами, не было. В результате ордынцы с ходу ворвались в Средний город. Организовать его оборону не смогли. Так же с ходу были взяты и каменные стены владимирского детинца. Отдельные кучки защитников просто не могли создать сплошную оборону. При этом княжеская семья, бояре и простые люди прятались в Успенском соборе. Они отказались сдаться. Их обложили досками и бревнами и подожгли. Владимир пал.
Таким образом, столица и сильнейшая крепость Владимиро-Суздальской Руси была захвачена, разграблена и сожжена. Значительная часть населения погибла в сражении, сгорела или задохнулась в пожарище, была вырезана или попала в плен. Великий князь, его сыновья и воеводы не смогли организовать длительную оборону города, чтобы в это время собраться с силами и дать новый бой врагу. Великий князь Юрий Всеволодович собирал войска в заволжских лесах. А его сыновья Всеволод и Мстислав не смогли удержать Владимир и погибли. Армия Батыя получила возможность сравнительно спокойно громить грады Северо-Восточной Руси.

Взятие Владимира войсками хана Батыя. Диорама-макет из Владимирского музея

Разорение Москвы Батыем

2.02.1238 (15.02). — Разорение Москвы Батыем

Героическая борьба русского народа против Батыева нашествия в XIII в., имевшая всемiрно-историческое значение, издавна привлекала внимание историков. К сожалению, далеко не все эпизоды этой борьбы достаточно детально освещены в сохранившихся исторических источниках. К таким эпизодам относится оборона Москвы от войск Батыя в 1238 г.

Наиболее подробно о взятии Москвы войсками Батыя говорится в Лаврентьевской летописи. Но и ее рассказ очень краток – всего несколько строк: «Тое же зимы взяша Москву татарове, и воеводу убиша Филипа Нянка за правоверную хрестьянскую веру, а князя Володимера яша руками, сына Юрьева, а люди избиша от старьца и до сущаго младенца; а град, и церкви святыя огневи предаша, и манастыри вси и села пожгоша, и много именья въземше отъидоша». Другие русские летописи лишь повторяют этот рассказ, так или иначе сокращая его.

В связи с этим большой интерес представляет известие, сохраненное одной из записей на листах, вклеенных в рукописный сборник, основную часть которого составляет текст Никаноровской летописи. На эти записи обратил внимание исследователь летописей А.А. Шахматов, отметивший, что в начале и в конце сборника «имеются выписки, сделанные по-русски, частью по-латыни, из других летописных сводов рукою едва ли не одного из академиков XVIII в.». В печатном описании интересующие нас тексты названы «летописными известиями 1225, 1226 и 1237 гг.», и уточнено, что они «писаны маг. Паусом».

Там содержится несколько иной рассказ об обороне и разорении Москвы: «Татарове приидоша оттуды под град Москву и нача в него бити непрестанно. Воевода же Филипъ Нянскинъ всяде на конь свои и все воинство его с нимъ, и тако прекрепи лице свое знаменьем крестным, оттвориша у града Москвы врата и воскрича вси единогласно на Татаръ. Татарове же, мняще велику силу, убояшася, нача бежати и много у них побито. Царь же Батый паче того с великою силою наступи на воеводу и жива его взяша, разсече его по частемъ и расбросаша по полю, град же Москву созже и весь до конца разорил, людей же всехъ и до младенецъ посекоша».

Иоганн-Вернер Паус или Паузе (Pause) (род. в 1670 г.), немецкий ученый, магистр философии Иенского университета, выехал в 1701 г. в Россию. Сначала был воспитателем детей лейб-медика Л. Блюментроста, с 1704 г. – учителем в московской гимназии Э. Глюка, а после смерти последнего – некоторое время директором этой гимназии, затем преподавал географию и историю царевичу Алексею, попутно занимаясь переводами по выбору Петра I, с конца 1724 г. и до своей смерти (в 1735 г.) – переводчик в Академии наук. Изучал русский язык, литературу, фольклор, историю, занимался географией, русской хронологией. Современники считали его знатоком русского и церковнославянского языков. Из приведенных биографических данных о Паусе видно, что он вполне мог разыскать нужный ему и заинтересовавший его летописный текст (в Никаноровской летописи нет рассказа о Батыевом нашествии, и Паус, очевидно, решил ее дополнить своими выписками) и достаточно квалифицированно (для своего времени) скопировать его. Допустить же, что Паус, которому было не чуждо свойственное части немецких ученых, находившихся на службе в Петербургской академии, пренебрежительное отношение к русским, «сочинил» известие, столь ярко показывающее героизм защитников Москвы, невозможно.

Интересно сравнить это с известными иностранными летописными записями. В выписке сказано, что татары «приидоша… под град Москву и нача в него бити непрестанно». Этому соответствует сообщение Джувейни о том, что при осаде города «М.к.с.» на Руси, отождествляемого некоторыми исследователями с Москвой, «против стен его» применялись метательные орудия. О том, что татары сходу взять Москву не смогли, говорит весь последующий текст Пауса – о вылазке москвичей, о бегстве татар и их серьезных потерях («много у них побито»), о том, что Батыю пришлось снова («паче того») «наступати» на воеводу, собрав уже «великую силу», и, очевидно, уже затем, после того как Нянка «жива взяша» и Батый зверски расправился с ним, была взята и сожжена Москва. Вряд ли все это могло произойти в течение нескольких часов или даже одного дня. Подтверждением этого может служить сообщение Рашид-ад-дина о том, что, взяв «в три дня» Рязань и овладев затем Коломной, татары «сообща» (т. е. опять-таки еще до разделения войск Батыя) лишь «в 5 дней взяли также город Макар и убили князя (этого) города, по имени Улайтимур». По новейшим археологическим данным, Москва накануне батыева нашествия была не только развитым экономически и благоустроенным (по тем временам) городом, но и достаточно сильно укрепленным пунктом, чтобы оказать серьезное сопротивление врагу, даже такому мощному, как объединенное войско Батыя.

Сложнее оцепить степень достоверности известий Пауса об успешной вылазке москвичей и о расправе Батыя с воеводой Филиппом Нянком. Но кое-какие данные для этого все-таки есть. Так, в «Скифской истории» А.И. Лызлова читаем следующее: «Окаянный же Батый прииде со многим воинством под Москву, и облеже ю: начат крепко ратовати. Сущий же во граде христиане много противишася им, биющеся изходя из града, обаче не могоша отбитися им до конца. Взяша град погании, и великаго князя Юрья сына Владимiра плениша; а воеводу именем Филиппа Нянька реченнаго убита, и протчий народ посекоша». Здесь недвусмысленно идет речь об активной обороне Москвы, вплоть до вылазок. Очевидно, такая версия существовала в каких-то источниках, не дошедших до В.Н. Татищева, но виденных Паусом.

Использованы цитаты из работы:
А. Д. Горский. К вопросу об обороне Москвы в 1238 г.
http://annals.xlegio.ru/rus/mosk1238.htm

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25021502

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Валера_Богуславский

7 февраля (20 нов. ст.) 1238 г. Взятие Владимира войсками хана Батыя. Сожжение татарами запертых в храме христиан-мучеников вместе с епископом Митрофаном

Разрушив и разграбив Рязань, Коломну и Москву, 3 февраля 1238 г. основная часть войск Батыя подошла к тогдашнему великокняжескому городу Руси Владимiру – столице Владимiро-Суздальского княжества. Город-крепость располагался на возвышении. Оборонительные земляные валы с высокими деревянными стенами, овраги и рвы перед ними, каменные башни с боевыми устройствами, каменные стены кремля внутри города, обрывистые берега реки Лыбеди, прикрывавшие город с севера и востока, позволяли надеяться на продолжительную оборону.

Поэтому Великий князь Владимiрский Юрий Всеволодович решил поехать в соседние княжества, чтобы собрать вместе с братьями объединенное русское войско для совместной защиты от дикой орды. Он поручил оборонять Владимiр своим сыновьям Всеволоду и Мстиславу. Жители небольших городков княжества, крестьяне близ лежащих сел тоже самоотверженно готовились встретить врага. Они вступали в ополчение, прибывали в столицу с запасами продовольствия и боевого снаряжения. Оборонительная система земляных валов спешно укреплялась.

Сначала Батый попытался завладеть городом хитростью, взять его без боя. Не раз монголо-татарские военачальники удачно применяли в подобных случаях наглый обман: обещали осажденным пощаду за добровольную сдачу города, а потом безжалостно разграбляли его. И теперь татары подвели к Золотым воротам захваченного ими московского князя Владимiра Юрьевича, измученного и обезсилевшего, обещая освободить его и пощадить жителей. Но коварство врага уже было хорошо известно русским. Предложение о сдаче владимiрцы отвергли. Получив отказ, татары на глазах у молодых князей саблями зарубили их плененного брата.

Город был взят татарами в осаду. Часть татарских отрядов пошли «…взяли Суздаль, и разграбили церковь Святой Богородицы, и двор княжеский огнем сожгли, и монастырь святого Дмитрия сожгли, а другие разграбили. Старых монахов и монахинь, и попов, и слепых, и хромых, и горбатых, и больных, и всех людей убили, а юных монахов и монахинь, и попов, и попадей, и дьяконов, и жен их, и дочерей, и сыновей – всех увели в станы свои» — несколько тысяч. Этих суздальских пленников, нагих, босых, замерзающих от зимней стужи, татары стали стали водить перед стенами Владимiра, показывая осажденным, чтобы запугать их.

У городских стен главные силы Батыя расположились лагерем против Золотых ворот. Татарское войско насчитывало несколько десятков тысяч, а в окруженном городе русских воинов и вооруженных ополченцев — всего лишь сотни. Поначалу молодые князья хотели храбро выехать в поле и сразиться с войском Батыя, но их удержал от этого воевода Петр Ослядюкович: при таком неравенстве сил оборона была возможна только в городских укреплениях. Кроме того: «Нет мужества и разума, и силы против Божьего наказания за наши грехи», – так восприняли нашествие жители города во главе с духовенством, сообщает Тверская летопись, и «не надеясь ни на чью помощь вошли они в церковь Святой Богородицы и начали каяться в своих грехах»…

После трех дней осады, 6 февраля, татары, как сообщает летописец, начали готовить леса для штурма, к стенам были подведены осадные орудия. С утра 7 февраля тяжелые каменные ядра полетели на укрепления, проламывая дубовые стены. Деревянные укрепления южнее Золотых ворот, у церкви Спаса, не выдержав ударов, рухнули на значительном протяжении. Одновременно татары забрасывали в город огонь, поджигая строения.

Татарам удалось пробить укрепления и в других местах. Они ворвались через проломы в город с трех сторон – запада, севера и юга. Кровавый рукопашный бой разгорелся на улицах и площадях, среди пылающих зданий. Тогда его последние защитники отступили в наиболее укрепленный участок города – детинец, там же располагались и соборы. Но как ни сопротивлялись здесь русские воины – они были изрублены, заколоты. Летопись отмечает, «что кровь лилась как вода».

В последнем укреплении, за каменными стенами Успенского собора, укрылись великокняжеская семья, духовенство, бояре и часть жителей, с покаянною молитвою готовясь к смерти. Попытки сходу ворваться в собор не увенчались успехом. Тогда татары обложили храм деревом и зажгли его. Все укрывшиеся внутри собора задохнулись. Город подвергся жестокому разгрому. От великолепной, богато украшенной великокняжеской столицы осталось лишь пепелище и обгорелые остовы могучих каменных сооружений Успенского и Дмитриевского соборов, Золотых врат и нескольких церквей.

Великий князь Юрий Всеволодович не ожидал такого быстрого взятия своего города-крепости татарами. Весть о разрушении Владимiра и о гибели семьи застала его близ реки Сити (к северо-западу от Ярославля), где он дожидался подхода войск из других княжеств, чтобы дать монголам решительное сражение. 4 марта 1238 г на реке Сити развернулась ожесточенная битва между русскими и монголо-татарскими войсками. Русские оказались вновь в меньшинстве и потерпели жестокое поражение, Великий князь погиб.

Всего же в ХIII веке Владимiр был дважды разгромлен и трижды опустошались его окрестности. Тем не менее Владимiр стал главным городом Руси после переноса туда св. князем Андреем Боголюбским столицы из Киева, и особенно после обезлюдевшего юга Руси после татарского разгрома Киева.