Войска специального назначения снайпер

После завершения этапа комплектования отдельных снайперских рот, все снайперы будут проходить специальную подготовку в учебных центрах с периодичностью раз в 3-4 года. Для формируемых школ подготовки снайперов разработаны учебные программы, предусматривающие овладение комплексом знаний, умений и навыков, в том числе, по корректировке огня артиллерии, наведению армейской авиации и контрснайперской подготовке. Инструкторы, из числа которых будут комплектоваться вновь формируемые к 1 декабря при окружных учебных центрах (ОУЦ) школы подготовки снайперов, прошли специальный цикл огневой подготовки (ЦОПС) в городе Солнечногорске.
На финише подготовленный снайпер будет способен действовать как в составе подразделения, так и самостоятельно (или в паре). Формирование снайперских подразделений в Сухопутных войсках, укомплектованных профессиональными военнослужащими по контракту и проходящих систематическую подготовку в школах снайперов при ОУЦ и на ЦОПС (г. Солнечногорск), намечено полностью завершить в 2016 году.
В связи с разнообразием выполняемых огневых задач, на вооружении снайперских подразделений предусмотрено наличие нескольких видов винтовок с различными показателями основных боевых свойств. Кроме того, каждому снайперу выдаётся личное оружие – пистолет. Помимо вооружения и прицелов снайперская пара оснащается оптико-электронными средствами наблюдения – малогабаритным лазерным прибором разведки, биноклем и средствами определения исходных данных для стрельбы. Индивидуальная и групповая экипировка снайперской пары включает снайперский комплекс, обмундирование, снаряжение и другое имущество, необходимое для выполнения задач и поддержания жизнедеятельности.
В одну из таких вновь сформированных отдельных снайперских рот (27 омсбр) удалось пробраться с целью узнать как проводятся боевые стрельбы снайперов, в том числе, парами и с применением огневой поддержки, что происходит на тактико-специальных занятиях (перемещение, оборудование и маскировка огневой позиции), зачем нужно психологическое тестирование снайперов и как обстоят дела с медицинской подготовкой.
Для будущих бойцов отдельных снайперских подразделений введены несколько цензов, один из которых — психологический. Специально обученный гражданский психолог (в прошлом — офицер) при помощи наработанных методик по прогнозированию поведения бойца на ранних этапах выявляет людей, не обладающие должным уровнем нервно-психической устойчивости. Тестирование — обыкновенное. Каждый кандидат получает бланк, психолог зачитывает вопросы-утверждения, испытуемый отвечает. Например, один из тестов, состоящий из 86 вопросов, позволяет разделить всех кандидатов на 4 группы. Из них только вошедшие в 1 и 2 группы могут быть рекомендованы к зачислению с последующим допуском к боевому снайперскому оружию. Психологический отбор при комплектовании, как рассказал психолог — очень строгий.
После зачисления в снайперскую роту психолог наблюдает за каждым бойцом индивидуально. При необходимости проводятся опять же индивидуальные занятия со снайпером, в ходе которых можно скорректировать такой показатель, как, например, «решимость» и выдать необходимые рекомендации. При невозможности корректировки и возникновении серьёзных вопросов психологической пригодности, психолог может внести предложение об отстранении снайпера от службы в отдельной снайперской роте. Возможна индивидуальная терапия, а стандартно такого рода терапии проводится еженедельно для небольших групп. Ничего «киношного» в психподготовку снайпера не привносят: никто не ест живых лягушек и не наматывает тёплые кишки врага на кулак. Говорят — не требуется такая подготовка современному войсковому снайперу.

Основные качества, над закреплением и развитием которых работает психолог — решительность, смелость, адекватное реагирование на любые новые ситуации. Особое внимание уделяется действиям снайпера в будущем бою, самое главное из которых — чёткое и быстрое расставление приоритетов.
«СВД» 7,62-мм снайперская винтовка Драгунова
Сержант-контрактник Вельматкин. Отслужив в армии срочную службу совсем не снайпером, демобилизовался, подумал и вернулся в армию опять. Хотел быть снайпером. И стал.
Такого рода маскировочные костюмы с масками бойцы должны уметь приготовить для себя самостоятельно, лучше всего — из подручных средств. Основная задача — скрыть силуэт бойца и оружия, защитить лицо и руки. Конечно, в продаже спецкостюмов на сегодняшний день немало, но как говорят профи — действительно хороших и не нуждающихся в доделках и «кастомизации» — нет. Да и ценник бодрит обычно. Тысяч 5-6 выложить придётся. Оно, конечно, доступно, если ты менеджер-страйкболист (это без иронии и подколок, если чего). А если сержант-контрактник? Желающие изготовить под себя годный и правильный костюм могут пройти сюда. К слову — мои знакомые из милицейского спецназа, немало повоевавшие, самодельными снайперскими нарядами не пренебрегают.
Для начала снайперы под руководством молодого офицера продемонстрировали типовые меры по маскировке своей позиции. Ситуация сильно осложнилась погодными условиями — в ночь выпал снег и с утра начал подтаивать. Мокро, грязно, не осень и не зима. Но дождь идёт. Пришлось снайперам выкручиваться как в бою. Белый маскхалат плохо годится для непокрытых снегом пространств, а зелёный — для заснеженных. На вопрос — «а что делать, если надо немедленно в бой?», офицер сообщил, что вместо белого халата сгодятся бинты и нательное бельё, а вместо зелёного — оборудование непросматриваемых со стороны «лёжек» и спецзаграждений.
Первый из снайперов выбрал место для будущей «лёжки». Ямка, достаточная для того, чтобы скрыть лежащего человека, была застелена теплоизолирующей «пенкой» и плащ-палаткой. Боец ложится на живот и гнездится удобным ему образом, а его товарищ покрывает лежащего нехитрым матом. Речь, конечно, о плетёной из «местных» веток, прутьев и комьев снега плоской конструкции. Примерно над головой лежащего снайпера тем же методом устраивается кочка. В эту самую кочку снайпер просовывает винтовку так, чтобы сквозь прицел был виден сектор обстрела и наблюдения. Ствол в таких случаях бинтуют, чтобы воронёная винтовка не выделялась на снегу. В подобном укрытии снайпер может провести от нескольких часов до нескольких суток.
В зависимости от срока пребывания делается запас по объёму укрытия, чтобы лежащий боец мог бы немного размяться, поесть, попить. Зимой находиться в такой лёжке, как рассказали, на удивление не холодно, если конечно, снайпер грамотно заизолировал себя. Отлично подходит для изоляции «местный» еловый лапник под плащ-палаткой. Небольшое отверстие для вентиляции позволяет дышать, а если внутри закрытой со всех сторон «лёжки» ещё и свечку зажечь — теплеет. В том числе и на душе, как сообщил офицер-снайпер. На вопрос об естественных надобностях был получен утвердительный ответ. Да. А куда деваться?

Соседнюю открытую позицию занял снайпер с белой бумажной маской на лице (дёшево и сердито) и куском провода, примотанного к муляжу. Муляж дополнительно оборудован микрозеркльцем, ответственным за яркие блики. Дёрнул за провод — зеркальце забликовало. Вражеский снайпер вполне может и пальнуть по вспышке, тут-то его и выявят методом простого наблюдения. Ну а дальше — как повезёт.
На открытом поле установили простейшую проволочную конструкцию с заплетёнными в оную ветками и пучками высохшей травы. На полное «безрыбье» и такая маскировка хороша. Она лёгкая, подвижная и, при умелом изготовлении, непроницаема для стороннего наблюдателя.
Старая, разбитая бронетехника — отличное место для оборудования позиции. Часто снайперы готовят для себя так называемые «пни». Это может быть как реальный полый пень, так и пень сделанный вручную на каркасе. Из под него можно и наблюдать, не опасаясь быть замеченным, и стрелять, если необходимо. Про «пни», конечно, знают все снайперы, потому перед выходом на позицию их нередко «простреливают» самостоятельно или с помощью пехоты. Обезопаситься от снайперов противника никогда не лишне. Снайперские укрытия нередко бронируются собственными силами и подручными средствами. В общем говоря — хитростям нет границ. Сейчас в ходу проволочный «паук». Металлические прутья на одном болте, собранные в конструкцию, напоминающую зонт. Разложил, замаскировал, накрылся — всё, позиция готова. Наблюдаешь оттуда, нашёл цель — жаль и уходи на новое место. Маскировка — это жизнь.
После занятия по маскировке перешли на полосу препятствий. Снайперская пара в лице бойца со снайперской винтовкой и солдата с автоматом (на его месте может быть и второй снайпер), должны были быстро и старясь не высовываться, преодолеть открытое пространство с препятствиями, прикрывая друг друга огнём. Бойцы из группы обеспечения обеспечивали взрывы, дымы и стрельбу, стремясь несколько затруднить действия снайперской пары. Некоторые препятствия в поле подожгли для большего натурализма.
Боевые действия снайперы ведут в составе, например, мотострелкового подразделения. Это значит, что в атаку идут (или сидят в обороне — неважно) стрелок, пулемётчик, гранатомётчик, радист, наводчик и прочие важные парни. С ними — штатный санинструктор. То есть в случае ранения на поле боя кто-то из товарищей сможет раненого вынести, а специалист по оказанию первой помощи эту самую помощь окажет в самые короткие сроки, он для того в каждом подразделении и назначается. Другое дело — работа снайперской пары в составе исключительно пары, вне боевых порядков подразделения. Два человека работают отдельно от всех, бывает, что и на значительном удалении от своих. И в случае ранения даже доврачебную помощь оказать будет некому. Кроме себя и своего напарника. Остаются лишь само- и взаимопомощь — других вариантов нет.
Самая распространённая задача в указанном случае — установить куда ранен боец и как ему помочь. Средств для оказания помощи у снайпера немного — в основном это жгут и индивидуальный перевязочный пакет. И, в общем-то, всё. Никаких шприц-тюбиков с промедолом нет. В боевых условиях дела могут (и, надеюсь — будут) обстоять иначе.

Специальное упражнение было посвящено отработке навыка быстрой эвакуации раненого снайпера из опасной зоны своим напарником. Заметив, что боец попал в беду, коллега по-пластунски подбирается к нему, выясняют чем и куда тот ранен, накладывает жгут, останавливает кровь и перевязывает товарища индивидуальными пакетами. Когда кровь остановлена, а непосредственная опасность гибели от полученного ранения и кровопотери не грозит, необходимо эвакуировать раненого. В процессе эвакуации снайпер должен попытаться все свои действия совершать незаметно для противника, пригибаясь как можно ниже и используя доступные средства маскировки. В нашем случае раненый снайпер был по условиям задачи в сознании, потому получил указание держать обе снайперские винтовки на себе и помогать при переползании, толкаясь «здоровой» ногой.
За действиями по эвакуации раненого наблюдал офицер-медик, гвардии лейтенант медицинской службы. По его мнению, задача была выполнена на оценку «удовлетворительно». Первая доврачебная помощь была оказана быстро, верно и в надлежащем объёме, а вот на этапе отползания бойцы недостаточно низко пригибались к земле и представляли собой неплохую мишень для противника.
Дальше, по плану, все проследовали на стрельбище мимо нарядных зелёных «танчиков». Снайперы стреляли в положении «лёжа» из обычных СВД с обычными же четырёхкратными ПСО на дистанцию 100 метров. Дистанция нетиповая, но учитывая количество съёмочных групп и желание всех собравшихся дойти после стрельб до мишеней — удобная для всех.
После стрельб, по команде заместителя командира 27 отдельной мотострелковой бригады подполковника Дмитрия Аксёнова, все выдвинулись к мишеням.
Товарищ сержант отстрелялся точно и кучно. Молодец!
Тут — результат похуже. Но и снайпер начинающий, только учится.
В конце заезда удалось пообщаться с одним из офицеров отдельной снайперской роты. Обсуждались такие вопросы:
Какую задачу может решить обычный солдат, прошедший снайперскую подготовку из своей обычной винтовки?
Может уверенно поразить цель на дальности 200-500 метров. На этих дистанциях в плановом порядке отрабатываются все типовые упражнения. В реальном бою выстрел на дистанцию более 500 метров просто нецелесообразен. Зачем? Да и редко бывает такая ситуация. При боевых действиях в городе — так и вовсе исключена. И не надо забывать о необходимости опознать цель как противника. Четырёхкратный прицел ПСО, устанавливаемый на винтовку СВД не очень-то такое и позволяет. Как принять решение на поражение цели, не будучи уверенным, что цель — та самая?
Часто ли проводятся стрельбы? Много ли в роте стреляют?
В нашем подразделении стрельбы проходят два-три раза в неделю. Минимум — еженедельно, но это редко. Подразделение вновь сформированное, так что и внимание к нам соответствующее, надо готовить личный состав усиленно. Готовим. Патронов не жалеем.
Есть ли в среде снайперов-новобранцев «звёзды» снайпинга?
Есть. Процентов 10 стреляют действительно здорово, показывают выдающиеся результаты. Практики в этом деле недостаточно, нужен ещё и талант. Так что отличные стрелки есть и среди бывалых контрактников с большим опытом и среди срочников, раньше, до службы, к снайперскому оружию близко не подходившими. Снайпер — это призвание. Необходимо ощущать это и уметь владеть собой. Это действительно необходимое условие. Эмоции, дыхание, настроение — всё должно быть в гармонии с винтовкой. Азы стрелковой подготовки даются бойцу при помощи типовых инструментов, например, командирские ящики КЯ-73 и КЯ-83 позволяют наглядно и доходчиво донести информацию об условиях, необходимых для точного выстрела. Это и теория и практика прицеливания. Позже переходим к упражнениям с боевой стрельбой.

Как на счёт попасть в мишень, размером, скажем, с голову? Дистанция — километр.
Многое зависит от оружия, от прицела, от позиции, от силы ветра, от опыта. В целом — бывает. Не чудо. Особенно в порядке установления личного спортивного рекорда.
Что скажете про СВД? Хорошая винтовка?
Да как сказать однозначно? Оружие, считаю, бессмертное. И её достоинства на практике перевешивают любые досужие разговоры. Считаю, она морально устарела, но для широкого применения в войсках она до сих пор — «самое то». Не надо её сравнивать со штучными иностранными винтовками, укомплектованными многотысячедолларовыми прицелами — ведь ничего подобного массово в армии нет и не будет. А СВД с ПСО — есть. И для своих задач она до сих пор — отличный инструмент. Желающие, как и везде, видимо, в армии, могут за свои купить любой прицел. Да, такая практика есть, постоянно пробуем что-то новое. Лично я не сторонник подобного «обвешивания», считаю, что чем проще — тем надёжнее и лучше будет.
Очень важная деталь — винтовку СВД тяжело испортить неумелым обращением. Бывает — некогда чистить. В реально экстремальных условиях — снял с себя носок, наскоро почистил грязнющий механизм, он будет работать. Когда условия обычные, нет цейтнота — обязательная чистка после каждого использования. Если винтовка всё же ломается или ведёт себя странно — официально отправляется в ремонт в оружейную мастерскую. После ремонта — опять процедуры подгонки-настройки-пристрелки. Не могу припомнить винтовку, испорченную неумелым обращением. Износ — да. Нет ничего вечного.
Применяются ли при подготовке какие-то специально отобранные патроны?
Нет, только те, что поступают в цинках с надписью «Снайперские». Нормальные патроны. Надёжные. А вот холостые бывают всякими — нередко утыкания случаются.
Винтовка закрепляется за конкретным бойцом?
Винтовка закрепляется за каждым бойцом индивидуально. Он и готовит оружие «под себя» сам — подгоняет, приводит к нормальному бою, пристреливает, чистит, холит и лелеет.
Есть ли внутри воинского коллектива соперничество?
Среди бойцов существует некоторая неформальная соревновательность, дух соперничества, конечно, присущ мужскому коллективу. Обычно все знают кто на что способен, если человек хорошо стреляет — конечно, он пользуется авторитетом среди товарищей. Метко стрелять — престижно.
При необходимости — можно ли сделать приличного снайпера из взятого наугад обычного солдата?
Скорее всего — нет. Снайперы — это элита. Все не могут быть лучшими. Да и помимо, собственно, снайперов есть много других потребностей. Нужны толковые солдаты в группы деблокирования, в прикрытие, в разведку. Из тех, кто уже попал в ряды снайперов, некоторые уходят. Отсеивание есть постоянно. Передумал, не справился, профнепригоден. Такие люди просто переводятся в другие подразделения, например, в обычные мотострелки.
Какой-то иностранный опыт используется при подготовке наших снайперов? Есть ли что-то новое в снайперском деле?
На мой взгялд — всё самое важное уже давно придумано. Снайперское дело — он очень кропотливое. Надо аккуратно и специально для себя «заточить» уже давно накопленный опыт. В этом деле здорово помогают воспоминания снайперов РККА. Из точно зарубежного опыта — полезным нашли немецкий учебный фильм о подготовке снайперов, сделанный для обучения снайперов Вермахта. Например, проволочный веер в качестве основы каркасной маскировки заимствован оттуда. Воспоминания наших ветеранов-снайперов и разведчиков изучаем, это точно. Благо сейчас они в интернете есть.

Какие ещё виды подготовки обязательны для снайпера, кроме физической, стрелковой, медицинской и психологической?
Например, снайпер проходит дополнительную инженерную подготовку. Нельзя сказать, что она сильно углублённая, но обнаружить, например, мину, он вполне способен. Обезвреживание взрывоопасного предмета в задачи снайпера не входит. Обнаружил — просто обойдёт или пометит. Ну и инженерную разведку никто не отменял.
Что обычно у снайпера есть при себе на задании?
Чем меньше груза несёт на себе снайпер — тем лучше. Основной груз — оружие, боеприпасы, приборы, вода, еда. Иногда, если условия позволяют — рация. Еда самая обычная. Сухие пайки, шоколад, тушёнка.
Какие чувства испытывает снайпер, поразивший противника?
Никаких раскаяний и ужаса нет. Есть удовлетворение от чётко выполненного дела, которому обучали. Сделал свою работу отлично — молодец, радуйся. Чему тут терзаться? (Хм, примерно те же чувства испытывал снайпер, заваливший из своей СВТ не одного немца за войну — автор.)
Как попадают в снайперы?
Добровольно. По собственному желанию. После жесткого отбора, конечно. У нас служат только те, кто хочет. Это в наших же интересах. Подразделение у нас специального назначения, нужны, кроме дисциплины и личные устремления. Люди приходят, конечно, разные. Толковых больше. Из обычных, но профессионально пригодных, мы делаем хороших и отличных стрелков-снайперов. И про «элиту» — это ж не просто так говорится. Данная «идеология» новобранцу навязывается, она исключительно важна, без неё трудно развиваться и саморазвиваться как воину. Да у некоторых, что называется, крылья распускаются, снайперская винтовка, опять же — не каждому достаётся. Говорят даже: винтовка — только у снайпера, у остальных — оружие. Ну и отличительные знаки у нас есть. Это шевроны. Шеврон надо заслужить. Носят их во всей бригаде только две роты — снайперов и деблокирования. Шеврон — это по-настоящему престижно. Отличный повод для гордости за себя. Солдаты это понимают.

Как готовят снайперов в спецназе

Российский снайпер-срочник учится на протяжении всего периода службы. О своем опыте подготовки рассказал Леонид Канцлер, служивший в роте спецназа в начале нулевых, после 2-й чеченской кампании. Они ежедневно, в любую погоду, бегали по 10 км, а также подтягивались, отжимались и ползали (очень много ползали). Тщательно изучали устройство всех снайперских винтовок, находившихся на вооружении ВС РФ, баллистику, тактику боя, маскировку. Даже сами шили маскировочную одежду. Много было практических занятий на стрельбищах – из разных объектов (здания, окопы, подвалы и много другое). Стреляли из всех видов снайперского вооружения и автоматов Калашникова, гранатометов. В полевых условиях их учили выживанию и организации разного рода тайников, умению захватывать «языка» и убрать часового… Физическая и психологическая нагрузка, по словам Леонида Канцлера, была колоссальной, поэтому в первую же неделю две трети кандидатов в снайперы отсеялись.

… Современная подготовка снайперов, по мнению историков вооруженных сил РФ, принципиально отличается от советской по целому ряду параметров: линейка снайперского вооружения значительно расширена, снайперы получили возможность набираться боевого опыта в разного рода «горячих точках», что в конечном итоге неизбежно сказывается на специфике обучения стрелков. К тому же, в действующей российской армии делается упор на подготовку профессиональных снайперов.

Служба по призыву

Входит в состав парашютно-десантного отделения. Может действовать как вместе с отделением, так и в отдельной специальной группе. Два снайпера могут выполнять поставленную задачу совместно (один ведет огонь, другой корректирует стрельбу и, при необходимости, прикрывает огнем товарища).

В боевую задачу снайпера, как правило, входит уничтожение наиболее важных целей в расположении противника (офицеров, наблюдателей, пулеметчиков, связных, членов экипажей танков и расчетов орудий, операторов противотанковых ракетных комплексов и др.). Огонь из снайперской винтовки может вестись по амбразурам дотов, дзотов, наблюдательным пунктам, воздушным целям.

Снайпер должен не только в совершенстве владеть своим личным оружием (винтовкой с оптическим прицелом), но знать и умело применять другие виды оружия и боевой техники отделения, успешно выполнять задачи при действиях отделения в наступлении, во встречном бою, в обороне, при форсировании водных преград. Он обязан уметь оборудовать различного рода укрытия, правильно пользоваться средствами индивидуальной защиты, производить маскировку, преодолевать препятствия и заграждения противника и т.п.

Hаиболее сложная боевая задача, которую приходится выполнять снайперу-десантнику, – это борьба (дуэль) со снайпером противника. Успех в этом виде боя зависит от многих качеств воина: выдержки, упорства, хладнокровия, наблюдательности, сноровки, хитрости.

Снайпер должен уметь действовать в любых, даже самых неблагоприятных условиях обстановки (днем и ночью, в жару и холод, в снегопад или при дождливой ветреной погоде).

Снайпер выполняет свои обязанности в составе десанта, он должен хорошо знать устройство парашюта, уметь совершать прыжки с парашютом в различных условиях обстановки и вести боевые действия с ходу с момента приземления, владеть приемами рукопашного боя. Снайперы ВДВ – это наиболее подготовленные, смелые и инициативные воины, способные в любых, самых сложных условиях выполнить поставленную боевую задачу.

Для овладения специальностью необходимо среднее (полное) общее образование.

Подготовка снайперов проводится непосредственно по месту службы в войсках.

Родственные гражданские специальности: гравер, егерь, охотник промысловый, фотограф, ювелир-гравер.

Энциклопедия

Снайпер-разведчик разведывательного подразделения парашютно-десантного полка может действовать как в составе отдельной специальной группы, так и самостоятельно. Действуя в паре с другим снайпером, может выполнять задачу совместно (один ведет огонь, другой корректирует стрельбу и, при необходимости, прикрывает огнем товарища).

Боевыми задачами снайпера-разведчика являются:

  • наблюдение за обстановкой;
  • охрана объекта и личного состава;
  • засада для уничтожения наиболее важных целей в расположении противника и на маршрутах его передвижений;
  • снятие часовых;
  • поражение живой силы и оптических средств наблюдения противника.

Специфической боевой задачей является стрельба по назначенной одиночной цели на большом удалении.

В ходе учебно-боевой деятельности снайпер-разведчик занимается совершенствованием навыков стрельбы, изучением и подготовкой к применению штатного вооружения, отработкой навыков определения параметров движения цели.

Самая сложная боевая задача, которую приходится выполнять специалисту, это – борьба (дуэль) со снайпером противника. Успех в этом виде боя зависит от таких качеств, как выдержка, упорство, хладнокровие, наблюдательность, сноровка, хитрость, знание сильных и слабых сторон противника.

Hаиболее напряженными моментами в деятельности снайпера являются:

  • момент перед производством выстрела;
  • ожидание ответного огневого воздействия противника (особенно при смене огневой позиции).

Снайпер-разведчик обязан в совершенстве владеть следующими специфическими действиями:

  • уметь вести разведку;
  • правильно выбирать позицию;
  • правильно изготовиться для стрельбы;
  • верно определить дальность стрельбы и установить прицельное устройство;
  • метко стрелять.

Снайпер-разведчик должен не только в совершенстве владеть своим личным оружием (винтовкой с оптическим прицелом), но и успешно выполнять задачи при действии парашютно-десантного отделения (специальной группы) в наступлении, встречном бою, обороне, при форсировании водных преград и т.д. Он обязан уметь оборудовать различного рода укрытия, правильно пользоваться средствами индивидуальной защиты, производить маскировку штатными и подручными средствами, действовать в любых, даже самых неблагоприятных условиях обстановки (днем и ночью, в жару и холод, в снегопад, при дождливой и ветреной погоде).

Как воин-десантник, он должен знать устройство парашюта, уметь выполнять парашютные прыжки в любое время суток и в любой обстановке, владеть приемами рукопашного боя, быть способным к совершению длительного марша по пересеченной местности с полной боевой выкладкой.

Основными орудиями труда снайпера-разведчика являются штатная снайперская винтовка и приборы наблюдения (ночного видения).

Профессионально важными качествами снайпера-разведчика являются: аккуратность в работе, способность к работе в одиночестве, терпеливость, находчивость и быстрое реагирование, самообладание и выдержка, выносливость зрительного анализатора, способность к длительной концентрации внимания, несмотря на усталость и действие постоянных раздражителей, быстрая и точная двигательная реакция на движущийся объект, правильная глазомерная оценка величины предметов (расстояний), способность к различению силы зрительного раздражителя, умение сохранять активность при малой загруженности, способность по звуку точно определять расстояние и направление выстрела противника.

Для овладения специальностью достаточным является основное общее образование.

Обучение снайперов-разведчиков проводится в учебной воинской части.

В период службы у снайпера-разведчика имеется возможность для повышения по должности до командира отделения.

Родственные гражданские специальности: газоспасатель, егерь, инструктор-методист по туризму, охотник промысловый, парашютист-спасатель.