Военная техника Турции

Основная бронированная военная техника сухопутных войск Турции (2019)

Подполковник Ю. Кузьмин,
А. Шорник

Анализ взглядов военно-политического руководства (ВПР) Турецкой Республики (ТР) показал, что страна стремится к развитию национальной оборонной промышленности и переоснащению вооруженных сил (ВС) современной техникой собственного производства. На эти цели в соответствии с текущими планами только до 2023 года предполагается выделить 70 млрд долларов США.

В настоящее время на вооружении сухопутных войск (СВ) страны находится более 3 000 танков.

В отличие от ОБТ «Леопард-2A4» танки M60-T Mk 2 «Сабра» исчерпали свой модернизационный потенциал и их усовершенствование маловероятно.

С целью повышения технического уровня машин «Леопард-2A4» компанией «Аселсан» разработан проект их модернизации до уровня «Леопард-2NG».

Планируется проведение мероприятий по оснащению танков новыми пушкой, электронными, механическими и гидравлическими системами. Наиболее важными элементами модернизации можно считать: замену пушки L44 на L55 с электромеханическими приводами наведения по вертикали и горизонтали; установку дистанционно управляемого модуля вооружения; усовершенствование СУО с заменой телевизионных и тепловизионных приборов наблюдения и прицеливания; монтаж новой защищенной цифровой системы связи; оснащение машины новыми элементами дополнительного бронирования, в частности крыши корпуса башни.

В результате модернизации в башне машины высвободится пространство, которое может быть использовано для размещения дополнительного количества боеприпасов, в том числе танковых управляемых снарядов. Ожидается, что в состав боекомплекта войдет немецкий выстрел НЕ DM11 (масса 22 кг, максимальная дальность стрельбы 5 км).
Данный осколочно-фугасный снаряд предназначен для поражения живой силы, укрытой в окопах, в естественных складках местности, а также легкобронированной техники.

Наряду с вышеуказанным эта программа направлена на разработку новых технических решений, которые будут использованы при производстве собственного ОБТ «Алтай». Так, представленный на выставке вооружения и военной техники образец в 2018 году был оснащен башней, похожей на башню танка «Леопард-2NG».

Выпуском ОБТ «Алтай» занимается компания «Отокар». Начало серийного производства машины ожидается не ранее 2020 года. Опытные образцы уже прошли ходовые и огневые испытания в течение последних лет. В период до 2025 года на вооружение СВ Турции может поступить около 250 таких машин.

Особенностью нового танка станет его оснащение 120-мм орудием МКЕК-120, аналогичным немецкому Rh-120/L55. Данная пушка способна обеспечить начальную скорость бронебойного подкалиберного снаряда M829A2 около 1 750 м/с (у орудий L44 — 1660 м/с), что увеличит бронепробиваемость и точность стрельбы.

Таким образом, турецкий оборонно-промышленный комплекс сможет массово производить танки уровня «Леопард-2А6/7», что приведет к увеличению собственно боевого потенциала ВС. ОБТ «Алтай» придет на смену в первую очередь уже устаревшим, но еще состоящим на вооружении танкам M48 и M60, не прошедшим модернизацию. В дальнейшем будут заменены и модернизированные танки M60, и устаревшие машины серии «Леопард-1».

Основными боевыми бронированными машинами (ББМ), состоящими на вооружении СВ, являются ACV, бронетранспортер (БТР) М113 и ББМ «Кобра» различных модификаций. К настоящему времени они частично израсходовали свой эксплуатационный ресурс и обладают более низким техническим уровнем по сравнению с ББМ ведущих зарубежных стран. С целью продления срока службы и повышения технического уровня существующих образцов проводятся работы по их модернизации. Как правило, акцент делается на совершенствование комплекса вооружения боевых бронированных машин в варианте БМП (в частности, ведутся НИОКР по созданию безэкипажных башен с 25-50-мм автоматическими пушками).

Особое внимание в ходе модернизации уделяется максимальному высвобождению внутреннего заброневого пространства машины с целью размещения в десантном отделении военнослужащих, оснащенных современным боевым комплектом пехотинца, транспортировки малогабаритных дистанционно управляемых машин и/или малогабаритных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Таким образом, в перспективе можно ожидать, что боеприпасы будут размещаться не в гибких элементах внутри ББМ, а в безэкипажных башнях с выносом всего комплекта вооружения за пределы корпуса машины, где размещается экипаж и десант.

Для легких и средних по массе боевых машин уже на этапе разработки конструктивно-схемных решений закладываются требования по изменению их функционального предназначения. Это станет возможным за счет перехода на быстросменную модульную установку вооружения на поворотной платформе с введением в систему управления огнем СУО различных программ и автоматической сменой индикации в прицельных приспособлениях таким образом, чтобы ББМ смогла вооружаться в зависимости от условий боя. Модульность конструкции обеспечит адаптацию ее шасси под различное вооружение, что позволит создать многофункциональные машины на единой универсальной платформе с сокращением общей номенклатуры имеющихся ББМ.

Например, в рамках модернизации ББМ «Арма» планируется установка на них необитаемой башни «Мизрак-30».

Ожидается, что при этом будут дополнительно усилены погон башни, корпус машины и ходовая часть, а также усовершенствована система управления огнем.

Башня «Мизрак-30», предназначенная для установки на ББМ «Арма», имеет противопульное и противоосколочное бронирование. В пределах защищенного объема размещены основное вооружение, ящики для боекомплекта, аппаратура наведения и прицельные системы. Башня может комплектоваться различным вооружением калибра 25-50 мм.

В качестве спаренного с пушкой оружия может использоваться любой пулемет калибра 5,56 или 7,62 мм. При наличии внешних креплений оружия на маске пушки корпус пулемета располагается за пределами башни, а ящики для патронов укрыты броней. Питание пулемета ленточное, подача патронов с левой стороны.

На башне размещается блок аппаратуры для наблюдения и управления вооружением, а на общей стабилизированной платформе монтируется видеокамера, тепловизор и лазерный дальномер. Информация с этого оборудования передается на пульт управления, расположенный на рабочем месте наводчика-оператора.

При необходимости на крыше башни может устанавливаться дополнительная платформа с приборами наблюдения. На правом борту башни имеются крепления для установки транспортно-пускового контейнера с противотанковой управляемой ракетой «Лумтас», а в перспективе они будут использоваться и для размещения одноразового малоразмерного БПЛА.

На первом этапе эксплуатации возможности этого аппарата будут ограничены ведением визуальной разведки, но в последующем ожидается оснащение БЛА средством лазерной подсветки цели, что позволит применять управляемые боеприпасы с лазерной головкой самонаведения.

С целью повышения разведывательных возможностей запланировано оборудование ББМ выдвижной мачтой с размещенной на ней комбинированной системой оптико-электронных средств наблюдения (оптические приборы, лазерные дальномеры, тепловизионные и телевизионные приборы).

Семейства колесных ББМ «Парс» и «Арма» имеют колесную формулу 4×4, 6×6 и 8×8. Изделия обладают повышенной маневренностью, проходимостью и надежностью. При их проектировании основное внимание уделено обеспечению размерной и конструктивной унификации образцов. Семейства ББМ выпускаются в следующих вариантах: боевой машины пехоты (БМП), бронетранспортера, боевой разведывательной машины (БРМ), самоходного миномета (СМ), бронированной ремонтно-эвакуационном машины (БРЭМ), бронированной медико-эвакуационной машины (БМЭМ).

Семейство ББМ «Парс» с колесной формулой 8×8

Особенностью новых колесных боевых бронированных средств является наличие в их конструкции электротрансмиссий с тяговым электромотором в колесе машины (так называемый мотор-колесо).

Агрегаты электротрансмиссии с электромотором между собой не связаны, что расширяет компоновочные возможности при проектировании машин.

Благодаря отсутствию карданной передачи в такой компоновочной схеме увеличиваются углы поворота управляемых колес, что в комплексе со всеколесным рулевым управлением и возможностью разнонаправленного вращения колес разных бортов сокращает минимальный радиус поворота. Это повышает управляемость и маневренность машины. С внедрением системы одновременного рулевого управления всеми колесами с использованием встроенных индивидуальных электрических механизмов поворота колеса появляется возможность исключения из конструкции гидросистемы рулевого управления.

Кроме того, наличие на колесных ББМ электротрансмиссий обеспечивает выполнение следующих требований:
— исключение из конструкции машины механических систем передачи момента в виде коробки передач, угловых передач, раздаточных коробок, бортовых редукторов, колесных редукторов и карданных валов;
— снижение массы и увеличение грузоподъемности машины при равных габаритных характеристиках с существующими образцами;
— размещение дополнительных источников электроэнергии.

Так, высвободившийся от агрегатов механической трансмиссии полезный объем позволил разместить дополнительные источники питания и повысить противоминную стойкость машины.

Семейства гусеничных ББМ «Тулпар» и «Каплан» разрабатываются для замены имеющихся на вооружении ББМ ACV, БТР М113 различных модификаций.

Несмотря на схожесть основных ТТХ, машины имеют существенные отличия друг от друга.

Например, ББМ «Тулпар» представляет собой многофункциональную платформу массой от 32 до 45 т, в зависимости от степени защиты, где предусмотрены два ее варианта (A и C), которая может меняться в зависимости от условий обстановки.

ББМ оснащена дистанционно управляемым боевым модулем с 30-мм автоматической пушкой. Возимый боекомплект орудия 400 снарядов (200 уже находятся в лентах боепитания, а еще 200 — в укладке, в передней части корпуса сразу за двигателем).

Вариант «А» — боевая масса машины составляет 32 т, что обеспечивает возможность ее переброски по воздуху с использованием транспортных самолетов А400М. Броневой корпус гарантирует защиту от поражения пулями крупнокалиберных пулеметов и снайперских винтовок калибра до 14,5 мм во всех проекциях, а также от осколков артиллерийских снарядов. В лобовой проекции броня защищает от попадания 30-мм снарядов автоматических пушек и гранат ручных противотанковых гранатометов.

Вариант «С» (повышенный уровень защиты) — боевая масса машины 45 т. В этот вариант она переводится путем добавления специальных броневых модулей, которые устанавливаются как на лобовые детали корпуса и башни, так и на бортовые и кормовые, а также на крышу корпуса. В случае повреждения любого из модулей он может быть заменен в полевых условиях.

Кроме того, обеспечивается защита экипажа и систем от 30-мм подкалиберных снарядов автоматических пушек и гранат ручных противотанковых гранатометов не только в лобовые, но и в бортовые проекции машины. Что касается остальных проекций, то обеспечивается их защита от попадания пуль стрелкового оружия калибра до 14,5 мм.

Анализ требований и конструктивно-компоновочных решений, используемых при создании ББМ «Тулпар», указывает на то, что в процессе НИОКР были заимствованы некоторые научно-технические заделы, полученные при разработке высокозащищенной немецкой боевой бронированной машины «Пума», что дает основание отнести «Тулпар» к новому типу высокозащищенных боевых средств, сочетающих в себе возможности танка и БМП.

В отличие от «Тулпар» при создании ББМ «Каплан» основные усилия разработчиков были направлены на повышение ее амфибийных возможностей, а также учитывались предъявляемые к машинам такого класса требования, а именно:
— способность перевозки до восьми пехотинцев в боевой экипировке в десантном отделении;
— перемещение по воде со скоростью не менее 10 км/ч;
— возможность ведения совместных боевых действий с механизированной группой в ходе длительных операций на берегу на всех типах местности;
— возможность поражения высокозащищенных целей и живой силы противника;
— информационное взаимодействие с пехотным отделением и обнаружение целей на максимальной дальности;
— обеспечение защиты экипажа и десанта от огня 30-мм автоматических пушек, ручных противотанковых гранатометов и осколков артиллерийских снарядов и мин, действующих с верхней полусферы, а также от поражающих факторов оружия массового поражения;
— сопряженность средств разведки, управления и связи с автоматизированной системой управления тактического звена, а также надежность работы всех систем в условиях ведения действий на море и суше.

Основное производство этих ББМ направленно на экспорт, однако в период до 2023 года ожидается закупка для ВС Турции не менее 1000 новых образцов.

Одновременно с созданием боевых бронированных машин ведутся исследования, связанные с разработкой средств обеспечения. В качестве примера можно привести плавающую землеройную машину AACE (Armored Amphibious Combat Earthmover).

Изделие AACE представляет собой амфибийную бронированную гусеничную машину, предназначенную для подготовки берегов реки и других водоемов ко входу в воду боевых средств во время форсирования водных преград.

Ее особенностью является способность выполнять тяжелые бульдозерные работы на глубине до 1 м посредством регулируемого гидравлического оборудования. По существу, это бронированная плавающая бульдозерная машина.

Кроме того, ведутся работы по созданию безэкипажных наземных машин (БНМ), которые в ближнесрочный период будут выполнять функции боевого обеспечения: ведение разведки, поиск мин и самодельных взрывных устройств, осуществление непрерывного подвоза боеприпасов и прочего снаряжения на передовую.

В последующем при решении проблемы автоматизации движения роботов в условиях заранее неизвестной пересеченной местности функции БНМ могут быть расширены до выполнения боевых задач в автономном режиме.

Таким образом, в Турции созданы возможности для проектирования и производства бронетанковой военной техники, удовлетворяющей потребности ВС. Создаваемые при этом боевые машины оснащаются современными системами, соответствующими мировым стандартам. Анализ темпов развития ВВТ и выделяемых на их закупку средств позволяют сделать вывод о том, что в ближнесрочный период технический уровень СВ Турции повысится и станет сопоставимым с уровнем ведущих зарубежных стран.

Зарубежное военное обозрение. — 2019. — №10. — С. 45-51

За спиной у Эрдогана: Что представляет собой турецкая армия

Турция всегда была и остаётся одним из ключевых элементов всей геополитической архитектуры Ближнего Востока, а то и всего Средиземноморского бассейна. Наблюдатели, правда, не сходятся во мнении, чья армия окажется сильнее в прямом столкновении — Турции или Израиля. Но в основном они сходятся в том, что такое столкновение будет напоминать стычку волка с гиеной — такая же маловероятная, но такая же кровавая, если вдруг случится.

В любом случае турецкая военная мощь достаточно велика, чтобы при выведении Израиля за скобки признавать армию Турции сильнейшей в регионе.

Почему Эрдоган столь самоуверен

Именно поэтому президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган так уверенно требовал от Владимира Путина оставить его армию один на один с режимом Башара Асада в Сирии. Ибо несмотря на вполне приличное по меркам Ближнего Востока насыщение качественной боевой техникой и наличие хорошо обученных и накопивших боевой опыт бойцов, Сирийская арабская армия (САА) в прямом столкновении с турецкой вряд ли выстоит. Собственно, уже не выстояла — под Саракибом. И правы нынешние истерящие турецкие политики, когда говорят: «Если бы не русские с их авиацией…».

Впрочем, к делу. Каков же потенциал современной турецкой армии, если, не дай Бог, не сирийцам, а нам случится с ней воевать?

Первое — численность. Её обычно указывают в пределах 350-360 тысяч человек, что, по мнению военных экспертов, даже нормально для страны с населением в более чем 80 млн человек. То есть, по традиционной оценке, мобилизационный потенциал ВС Турции — 8 млн солдат. При этом в войска набирают по призыву с 20 лет, а срок службы составляет от 6 до 12 месяцев. Таким образом, с резервистами первой очереди (т. е. только-только завершившими обязательную службу и остающимися в резерве один год) турецкая армия может выставить в строй более 700 тысяч военнослужащих. Например, по состоянию на 2019 год число таких резервистов составляло около 380 тысяч человек. Отсюда ясно, что с резервом 2-й очереди (до 41 года) ВС Турции уходят минимум к четырём миллионам. А есть ещё и резерв 3-й очереди — до 60 лет.

Численность сухопутных сил — 260 тысяч, флота — 45 тысяч, военно-воздушных сил — 50 тысяч.

В дополнение к этому контингенту за плечами у Эрдогана стоит также весьма развитый и хорошо накачиваемый деньгами военно-промышленный комплекс. Так, по самым свежим данным уважаемого и достаточно объективного рейтинга Global Firepower, Турция с её рейтингом 0,2098 (чем меньше, тем лучше) занимает 11 место среди 138 рассматривавшихся армий мира.

Армия Турции находится на 11 месте рейтинга. Фото: скриншот страницы сайта Global Firepower

При этом военный бюджет составляет 19 млрд долларов, что на ВВП в более чем 700 млрд долларов накладывает не слишком тяжёлый груз — 2,6% в год. Немного просели в сравнении с рейтингом позапрошлого года. Правда, военные эксперты уверены, что турки открывают не все свои расходы на оборону.

Благодаря этому турецкий ВПК в состоянии и обеспечивать техническое обслуживание, ремонт и модернизацию всего того оружия, которое страна закупает за рубежом (кроме наших С-400, и то, похоже, пока), и производить собственные вооружения. В частности, здесь налажено сборочное производство и модернизация американских самолётов F-16.

Про собственные беспилотники весьма высокого качества и боевого потенциала напоминать не будем.

Турецкие беспилотники «Байрактар» стали неожиданным явлением на поле боя. Фото: Petro Poroshenko / Globallookpress

Сухопутные силы получают несколько видов боевых бронированных машин (ББМ) собственного производства. С учётом, так сказать, технологий германских танков «Леопард» создаётся собственный основной танк «Алтай».

Судостроительная промышленность способна закрыть строительство и ремонт тоннажа в 50 тысяч тонн в год.

Практически полностью освоено производство собственных систем связи, радиолокации, навигации, РЭБ и так далее. Правда, по лицензиям.

Армия и флот

Сухопутные силы сведены в 4 армии, 9 корпусов, 3 механизированные и 2 пехотные дивизии, 39 отдельных бригад. Имеется два полка специального назначения. В состав сухопутных войск входят также три вертолётных полка (прежде всего AH-1 Cobra), самолётные эскадрильи общей численностью 400 машин.

«Леопард-2/2А4» — современные танки немецкого производства. Фото: Philipp Schulze / Globallookpress

На вооружении этого вида вооружённых сил стоят более 3500 танков, более 3000 артиллерийских систем, а также более 10 000 миномётов и 350 единиц РСЗО, 5000 ББМ.

Танки, правда, по большей части (2400 штук) устаревшие — американские М48 и М60. Однако их удачно дополняют тоже старенький, но вполне ого-го, ибо немецкий, «Леопард-1» (400 единиц) и вполне современный «Леопард-2/2А4» (более 300 единиц). При этом активно проводится замена устаревших машин современными.

Впрочем, как показала война в Сирии, турецкие «Леопарды-2» вполне себе активно горят даже не от самых современных противотанковых средств.

На вооружении турецкой армии имеются также оперативно-тактические ракеты — американские ATACMS (72 единицы), собственные J-600T (более 100 единиц).

Очень сильными признаются ВВС Турции в составе 21 эскадрильи боевых машин и 11 эскадрилий вспомогательной авиации — транспорт­ные, учебные и заправочные. Базируются они на 34 аэродромах с искусственной взлётно-посадочной полосой.

Истребители 4-го поколения F-16C. Фото: Airman 1st Class Kyle Cope / Globallookpress

Авиация достаточно современна. Практически наполовину она состоит из истребителей 4-го поколения F-16C и учебных F-16D (более 160 и 40 машин соответственно), остальные — F-4 и F-5 — впрочем, модернизированные. Именно их турки собирались заменить истребителями 5-го поколения F-35А.

В составе ВВС также есть многоцелевые вертолёты Bell Helicopter Textron UH-1H и транспортные Eurocopter AS.532UL.

Зато, по оценке экспертов авторитетного портала militaryarms.ru, турецкая система ПВО — довольно устаревшая, хотя и многочисленная.

Наконец, ВМС Турции считаются тоже одними из самых сильных в регионе. Больших кораблей здесь нет, но зато есть заставляющее себя уважать число фрегатов — 16 единиц — и 9 корветов. Кроме того, 13 (плюс одна) дизель-электрических подводных лодок, снова родом из Германии. Из них восемь — современные, то есть малошумные, качественные, надёжные. А шесть собираются заменить в той же Германии на суперсовременные.

Частично вооружены противокорабельными ракетами.

Имеются большие флотилия ракетных катеров и минная флотилия, более 70 единиц вспомогательных судов, серьёзная флотская авиация, состоящая из противолодочных самолётов и вертолётов, патрульных и разведывательных самолётов. В общем сложности, утверждают эксперты, турецкий флот превосходит наш Черноморский флот в полтора раза по огневой мощи.

Есть у турок и два отряда морского спецназа — противодиверсионные боевые пловцы и боевые пловцы-диверсанты, бригада морской пехоты.

Общая характеристика

Но вооружение, как известно, — не всё. Большую роль играет также выучка, опыт, боевой дух армии. И с этим, признают специалисты, у турок всё хорошо: жёсткая дисциплина и управляемость по вертикали, обеспеченная к тому же самыми современными видами связи и управления, высокая обученность профессионального личного состава, постоянно проводящаяся боевая и оперативная подготовка. Наконец, хороший боевой опыт, накопленный в боях с курдами как на своей территории, так и в Ираке и Сирии. На фоне уже упомянутой высокой насыщенности вооружённых сил Турции тяжёлой техникой — и при мощной собственной военной промышленности — эта армия ни для кого не будет легко разгрызаемым орешком.

Большую роль в силе армии играет выучка, опыт, боевой дух. Фото: Ma Yan / Globallookpress

И к этому нелишне будет добавить ещё два важных фактора. Первый — БПЛА, как качеством, так и количеством, а также умелым применением сумевшие весьма чувствительно удивить массу военных экспертов в разных странах. Да и наших военных. И второй — наличие в распоряжении турецкой армии дешёвого и хорошо мотивированного «мяса» — сирийских и вообще исламистских боевиков разного пошиба, которых турки беззастенчиво пускают перед собой в бой и в Сирии, и в Ливии.

И это — в традициях Оттоманской Порты. Вспомним: крымские татары, ногайцы, черкесы. Имам Шамиль и Ведено. И снова Ведено. И Шали, и Урус-Мартан, и Сельментаузен. И в XVI-XVIII, и в XIX, и в XX веках Турция с удовольствием и с успехом применяла своих «прокси» в войнах с её (не их) врагами, умело этих прокси вербуя, убеждая, вооружая и направляя в бой. И это тоже — важный военный резерв Турции, с которым нельзя не считаться.

В конце ноября появились сообщения о новых действиях турецкого военного руководства в связи с текущим конфликтом в Сирии. Ряд зарубежных средств массовой информации сообщил о переброске турецкими вооруженными силами большого количества вооружений и военной техники на границу с Сирией. В частности, сообщалось о доставке в приграничные районы некоторого количества танков. Высказываются опасения в возможности использования этой техники для вторжения на территорию Сирии с целью окончательного свержения законной власти.

По понятным причинам, основные опасения в этом контексте вызывают турецкие танки. Именно такая техника, согласно нынешним взглядам на ход вооруженных конфликтов, способна обеспечить быстрое продвижение войск по захватываемой территории. Таким образом, именно танки вооруженных сил Турции могут представлять особую опасность для сирийской армии.

Перевозка танков в приграничные районы.

Тем не менее, нельзя не отметить, что турецкие бронетанковые войска имеют несколько специфических особенностей. К примеру, можно отметить, что большая численность армейской бронетехники компенсируется наличием значительного числа машин устаревших типов. Рассмотрим парк турецких танков подробнее.

Согласно справочнику The Military Balance от 2014 года, на вооружении сухопутных войск Турции состоят 2504 танка нескольких типов. Кроме того, около 2000 машин находятся на базах хранения. На вооружении и на хранении имеется техника семи модификаций, закупленная у Соединенных Штатов и Германии. Следует отметить, Турция предпринимает попытки создавать танки собственной конструкции, однако пока подобные проекты не отличаются успешностью.

Так, перспективный основной танк Altay пока существует лишь в виде нескольких прототипов, а его серийное производство начнется не ранее 2017 года. В связи с этим сухопутным войскам приходится эксплуатировать только имеющуюся в наличии технику, в ряде случаев не отличающуюся новизной.

Самыми массовыми танками турецкой армии являются машины M48A5T1 и M48A5T2 американского производства, прошедшие модернизацию по турецким проектам. По состоянию на прошлый год в войсках имелось 850 бронемашин обоих типов. Кроме того, большое количество подобной техники к настоящему времени выведено из эксплуатации и отправлено на хранение. Танки M48A5T1/T2 могут считаться прекрасным примером положения дел в турецких вооруженных силах: на вооружении Турции до сих пор остается большое количество устаревшей техники, замена которой пока не предвидится. В тоже время следует отметить, что в обозримом будущем командование планирует заменить имеющиеся M48A5T1/T2 на новые танки Altay, однако на это потребуется немало времени.

По имеющимся данным, турецкие танки семейства M48 поставлялись страной-производителем в конфигурации M48A5. Эта модификация американского танка имела доработанную башню с пушкой M68 калибра 105 мм и по ряду характеристик не отличалась от ранних версий. В дальнейшем турецкие специалисты при содействии зарубежных коллег провели модернизацию имевшейся устаревшей техники.

Проект M48A5T1 подразумевал установку на имеющиеся танки новых дизельных двигателей немецкой компании MTU и системы управления огнем, заимствованной у танков M60A1. Кроме того, в состав оборудования включалась пассивная аппаратура ночного видения. Следующая модернизация с индексом T2 подразумевала обновление танков T1 с использованием системы управления огнем от танка M60A3 и введением некоторых дополнительных агрегатов, таких как лазерный дальномер.

В общей сложности Турция получила около 3 тыс. танков M48A5, которые до сих пор состоят на вооружении или находятся на хранении. Ввиду выработки ресурса подобная техника постепенно выводилась из эксплуатации и скапливалась на базах хранения. Большая часть неактивных турецких танков в настоящее время относится именно к семейству M48. Тем не менее, несмотря на большой возраст, подобная техника до сих пор является самой массовой в турецкой армии.

Турецкий ОБТ Altay

Вторые по численности танки Турции – американские M60A3. По состоянию на прошлый год, сухопутные войска эксплуатировали 658 машин этого типа. Разработка основного танка M60A3 началась в конце семидесятых годов, и в течение нескольких следующих лет первые боевые машины нового типа были отправлены заказчикам. Характерными особенностями проекта с литерами «A3» было применение обновленной системы управления огнем с улучшенными показателями работы в темное время суток, оснащенной новым лазерным дальномером. При этом, однако, силовая установка, вооружение и бронирование не претерпели заметных изменений. Как и его предшественники, основной танк M60A3 несет 105-мм пушку M68. В дальнейшем базовый M60A3 стал основой для нескольких новых модификаций.

Несколько десятилетий назад турецкие вооруженные силы закупили у США порядка 950 бронемашин нескольких модификаций семейства M60. В настоящее время на вооружении остается меньшее количество этой техники. За время эксплуатации были освоены новые модификации, такие как M60A3 TTS с обновленной оптикой и электроникой или M60T Sabra, разработанный израильскими специалистами. Также на вооружении остаются 274 танка M60A1, не отличающиеся высокими характеристиками. В силу выработки ресурса турецкие танки семейства M60 постепенно выводятся в резерв и отправляются на хранение.

На вооружении турецких бронетанковых войск состоит техника не только американского, но и немецкого производства. Самые массовые машины из Германии – танки Leopard 1 двух модификаций, общая численность которых составляет 397 единиц. В прошлом турецкие военные закупили 227 танков Leopard 1A3 и 120 Leopard 1A4. Эти модификации «Леопарда-1» создавались в начале семидесятых годов и отличались от предыдущих некоторыми изменениями конструкции и состава оборудования. При этом основные показатели бронемашин оставались прежними.

Танк M60 одной из старых модификаций.

Со временем турецкая армия заказала разработку проекта модернизации устаревших танков Leopard 1A3. В рамках этого заказа компания Aselsan разработала новую систему управления огнем Volkan. К настоящему времени все строевые «Леопарды» версии 1A3 получили новую СУО и ряд других комплектующих. Такая модификация получила обозначение Leopard 1T. Танки модификации «1A4» до сих пор служат без каких-либо изменений.

В середине двухтысячных годов вооруженные силы Турции приобрели у Германии танки Leopard 2A4, ранее эксплуатировавшиеся Бундесвером. К настоящему времени было поставлено 354 машины этого типа. На данный момент «Леопарды» варианта «2A4» являются самыми новыми и совершенными бронемашинами своего класса в турецкой армии. Высокие боевые характеристики обеспечиваются современной системой управления огнем и достаточно совершенными прицельными устройствами, а также 120-мм гладкоствольным орудием компании Rheinmetall.

Несколько лет назад появилась информация о создании компанией Aselsan проекта Leopard 2NG (New Generation). Этот проект подразумевал использование ряда новых комплектующих, частично заимствованных у танка Altay. Точные сведения о модернизации имеющейся техники и количестве переоборудованных машин отсутствует. При этом ранее утверждалось, что свой интерес к проекту Leopard 2NG проявляет Финляндия.

M60T Sabra с оборудованием израильской разработки.

Как видим, вооруженные силы Турции располагают достаточно многочисленным, но не самым совершенным парком бронетанковой техники. Из двух с половиной тысяч танков, остающихся на вооружении, современными и имеющими достаточно высокие характеристики могут считаться не более половины – Leopard 2A4, а также модернизированные варианты машин Leopard 1 и M60. Остальные танки уже не в полной мере отвечают требованиям времени, из-за чего в обозримом будущем должны быть списаны и заменены более современной техникой.

Можно предположить, что в общевойсковом бою с любой армией, располагающей современными танками, авиацией и другой техникой, а также соответствующими системами связи и управления, сухопутные войска Турции понесут серьезные потери, связанные, в первую очередь, со специфическим составом парка своей техники. Даже современные «Леопарды-2» и модернизированные бронемашины старых модификаций вряд ли смогут оказать заметное влияние на ход боев. Тем не менее, такие выводы касаются только полноценных столкновений с участием всех родов войск.

Локальные конфликты последних десятилетий в большинстве своем обходились без массовых танковых атак и других явлений, свойственных войнам прошлого. Таким образом, в существующих условиях на первый план могут выйти не только возраст техники и ее техническое совершенство, но и некоторые другие факторы, затрудняющие прогнозирование исхода боев. Так, при вторжении в Сирию турецкие войска вряд ли столкнутся с организованным сопротивлением большого числа вражеских танков. Однако в таком случае возникают новые угрозы.

Большая часть боев в Сирии проходит на территории населенных пунктов, где эффективность танков и другой бронетехники заметно сокращается из-за ряда специфических факторов, в первую очередь из-за большого распространения легких противотанковых средств. Таким образом, даже самые новые и совершенные боевые машины, попав в город, рискуют так же, как и их устаревшие «собратья». В конечном итоге, все это серьезно затрудняет прогнозирование действий той или иной армии.

Танк Leopard 1A3.

Исходя из имеющихся данных, можно предположить, что турецкие бронетанковые войска, располагая многочисленным и «разношерстным» парком техники, вполне способны эффективно бороться с противником, не имеющим большого количества современной техники и вооружений. В то же время, при наличии сравнительно новых танков, противотанковых ракетных комплексов и достаточной авиационной поддержки условный противник вполне способен нанести турецким танковым соединениям большой ущерб, выбив значительное количество техники.

В контексте нынешнего конфликта можно предположить, что турецкие бронетанковые войска вполне способны нанести заметный ущерб множеству участников сирийской войны, от правительственных войск до различных вооруженных формирований. Одновременно с этим они сами рискуют понести серьезные потери от противотанковых средств, имеющихся в регионе в больших количествах.

Кроме того, трудно предугадать, чем могут закончиться танковые дуэли между боевыми машинами Турции и сирийской техникой советской/российской постройки. Так, имеющиеся у Сирии Т-72 различных модификаций имеют заметные преимущества перед устаревшими турецкими танками, а объективное сравнение этих машин с «Леопардами-2» не представляется возможным в силу различных факторов. Тем не менее, в условиях реального конфликта перевес может оказаться на стороне сирийских военных, хорошо знающих свою территорию и владеющих техникой.

Попытки предугадать ход и результаты гипотетического конфликта с участием турецких танков связаны с рядом характерных трудностей, серьезно затрудняющих прогнозирование. Тем не менее, вряд ли можно спорить с объективными фактами: несмотря на большую численность, материальная часть бронетанковых войск Турции не отличается новизной и, как следствие, высокими боевыми качествами, а способность немногочисленной современной техники оказать заметное влияние на ход боев вызывает серьезные сомнения.

/Кирилл Рябов, topwar.ru/

Да будет танк: Турция запускает «Алтай» в серийное производство

В первой половине ноября в Анкаре состоялось подписание контракта между представителями Секретариата оборонной промышленности Турции и компанией BMC. Знаменитый «долгострой» — основной боевой танк «Алтай» наконец пошел в серийное производство. Причины возросшего интереса турецкой «оборонки» к бронетехнике — в материале «Известий».

Подписание контракта на серийное производство ОБТ «Алтай» (назван он не в честь российского региона, который многие исследователи называют прародиной тюркских народов, а в честь генерала Фахреттина Алтая) — не новость, намерения были озвучены еще в мае этого года главой президиума оборонной промышленности Турции Исмаилом Демиром.

Помимо оживления вокруг проекта «национального» танка, заметна активность турецких оборонных компаний в разработке и производстве другой бронетехники, а также в модернизации стоящих на вооружении образцов. В чем дело?

Назад в султанат

Основа сухопутных войск армии Турецкой Республики — это механизированные (14 бригад и 2 дивизии), моторизованные (11 бригад и 1 дивизия) и бронетанковые (1 дивизия и 7 бригад) соединения. По данным Международного института стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies), по состоянию на прошлый год парк боевых машин состоял из 325 танков «Леопард 2А4», 397 «Леопард 1» модификаций 1А4 и 1А3, а также порядка 920 танков М60 всех модификаций, из которых самой современной является М60Т «Сабра». В турецкой армии числится 170 машин такого типа.

Турецкий танк M-60 и БМП ACV-15

Фото: Turkish army

Кроме того, в учебных частях есть 850 активных танков М48А5 Т1/Т2 и еще 2 тыс. машин такого типа находятся на хранении.

БМП, БТР и автомобилей с повышенной противоминной защитой всех типов насчитывается примерно 5 тыс., при этом большую часть из них составляют различные модификации американского БТР М113.

Вся эта сила, несмотря на внушительное количество, имеет главный недостаток — почтенный возраст многих боевых машин. Даже самые новые ОБТ, состоящие на вооружении — «Леопард 2А4» и модернизированные с помощью Израиля М60Т «Сабра», — в основе своей машины 1960–1980 годов, разрабатывавшиеся в других условиях и с учетом других угроз. Самая «молодая» машина в номенклатуре турецкой бронетехники — это МРАП «Кирпи».

МРАП «Кирпи» с колесной формулой 6х6 на EUROSATORY 2016

Фото: flickr.com

В целом турецким специалистам давно было ясно, что армии требуется обновление, однако вопрос не стоял остро — всегда оставался резервный вариант с закупкой зарубежных вооружений. Отчасти по этой причине дела в оборонной промышленности развивались по-восточному неспешно.

Ситуацию в вооруженных силах и ОПК Турции кардинально изменила неудачная попытка военного переворота летом 2016 года.

В определенном смысле случился откат государственного управления к концу XIX – началу ХХ вв., то есть временам султана Абдул-Хамида. Все значимые политические и военные решения фактически «замкнулись» на одного человека и узкий круг приближенных к нему лиц, а механизмы, способные удержать от ошибок, были устранены или сильно ограничены.

Результаты не заставили себя ждать. Последовавшие за июльским переворотом внутри- и внешнеполитические действия Эрдогана привели к ухудшению взаимоотношений с целым рядом стран. Так сложилось, что именно эти страны либо уже были поставщиками вооружений для Турции, либо могли бы ими стать.

На послепереворотный период пришлась операция «Щит Евфрата» со спорными результатами. Именно тогда бронетанковые силы турок понесли количественно умеренные, но невосполнимые имиджевые потери. Фото сожженных и захваченных «Леопардов» в декабре 2016 года не публиковал только ленивый.

Брошенный «Леопард 2A4» турецкой армии, Сирия, Аль-Баб, 2017 год

Фото: flickr.com

В этот момент «руководящая длань» президента Турции проявилась в оборонке как важный фактор, оказав непосредственное влияние на проект танка «Алтай».

Изначально он разрабатывался компанией Otokar Otomotiv ve Savunma Sanayi, которая, по логике, должна была бы и производить серийные боевые машины.

Однако Otokar фактически «отодвинули» от проекта, передав «Алтай» ВМС — компании турецкого бизнесмена Эдхема Санджака, известного своими тесными связями с Эрдоганом.

Как ни парадоксально, но в этих условиях в оборонной промышленности наметилось оживление. Не в последнюю очередь благодаря сближению Турции с Катаром и ОАЭ на почве исламизации турецкие компании получили инвестиции и заключили контракты на поставку боевой техники, в частности БТР «Рабдан» и МРАП «Амазон».

Гусеничная десантная машина-амфибия от FNSS

Фото: fnss.com.tr

Стоит упомянуть и достаточно широкий выбор новых боевых машин от турецких компаний: колесные платформы PARS III и Otokar ARMA, многоцелевая гусеничная платформа «Тулпар» и другие. Пока новинки уходят на экспорт либо красуются на выставках, но в обозримом будущем вполне могут поступить на вооружение сухопутных войск Турции. Разрабатывается даже гусеничная десантная машина-амфибия. Пока не ясно, будет ли она предложена на экспорт, но в любом случае пригодится для турецкого универсального десантного корабля «Анадолу» которы должны ввести в строй в 2019 году.

Виды на «Алтай»

По сообщению агентства «Анадолу», в течение 20 лет планируется произвести 1 тыс. танков «Алтай». Общая стоимость проекта оценивается в $25–30 млрд.

Конечную стоимость серийного «Алтая» прогнозировать сейчас сложно, поскольку в сумму контракта, помимо налаживания массового производства танков, входит изготовление силовых установок, разработка и производство необитаемой башни, логистическая поддержка в течение жизненного цикла боевых машин, а также строительство и деятельность «Технологического центра танковых систем» (Tank Systems Technology Center).

Кроме того, серийные машины разбиты на три партии, отличающиеся тактико-техническими характеристиками.

Первая партия «Алтай» Т1 будет состоять из 40 машин, которые армия получит в течение ближайших 18 месяцев, то есть уже в 2020 году.

Танки модификации Т1 будут оборудованы комплексами активной защиты AKKOR от ASELSAN и неким «дополнительным бронированием» от ROKETSAN. Скорее всего, под «дополнительным бронированием» имеется в виду комплекс, так как ROKETSAN еще в 2008 была приглашена в проект «Алтай» в качестве субподрядчика по разработке динамической защиты и пассивной композитной брони.

Один из прототипов основного боевого танка «Алтай»

Фото: flickr.com

Вторая партия, обозначенная как «Алтай» Т2, будет состоять из 210 машин. Они получат «улучшенное бронирование» (вероятно, по сравнению с модификацией Т1), изолированную боеукладку, режим обучения экипажа, «возможность стрельбы боеприпасами с наведением по лазерному лучу», проще говоря, танковыми управляемыми ракетами — ТУР, и некой «мобильной системой маскировки».

По последнему пункту подробностей мало, но, судя по публикациям в турецкой прессе, можно ожидать целого комплекса, состоящего из средств РЭБ, радиопоглощающих покрытий и маскировочной сети нового поколения, аналогичной Saab Barracuda.

И, наконец, третья партия танков — «Алтай» Т3 получит необитаемую башню. Возможно, в таком варианте планируется произвести все оставшиеся 750 машин из запланированной 1 тыс., но подробности также пока не сообщались.

В перспективе новые «Алтаи» заменят наиболее устаревшие модели танков. Однако темпы обновления парка бронетанковой техники подразумевают, что параллельно продолжится модернизация М60 и «Леопардов-2».

По планам на первые две модификации «Алтаев» заметно, что акценты сильно смещены на повышение защищенности боевой машины. Это вполне укладывается и в содержание текущих работ, которые также сфокусированы на повышении защиты.

ОБТ «Алтай» с дополнительным оборудованием для ведения боя в городе

Фото: flickr.com

В 2017 году был объявлен конкурс на сумму $500 млн по модернизации танков M60A3, «Леопард 2» и M60T. Основой программы модернизации, по словам официальных лиц, является «улучшение бронирования и установка комплексов активной защиты». Можно предположить, что уроки «Щита Ефрата» были хорошо усвоены.

Эти планы, разумеется, следует воспринимать с изрядной долей скепсиса. На протяжении более чем 20-летней истории проекта по созданию «национального танка» (National Tank Production Project) в него регулярно вносились радикальные изменения, сдвигавшие сроки. Есть основания полагать, что и этот раз не станет исключением, ведь 20 лет, заложенные на производство,— это достаточно долго.

Танк как национальная идея

Оправданы ли все эти усилия? Очевидно, что с военной точки зрения — нет. Армия Турции не нуждается в новой бронетехнике прямо сейчас, у нее есть масса куда более актуальных проблем.

Начало серийного производства основных боевых танков «Алтай» — это, скорее, имиджевый проект и способ показать, что даже в условиях крайне ограниченных возможностей турецкая «оборонка» технологически независима и способна на реализацию крупных национальных проектов.

Демонстрация адресована сразу трем сторонам. Во-первых, скептикам внутри страны. В случае успеха они лишаются аргумента об отрицательных последствиях напряженных отношений с США и ЕС в виде ограничений на покупку вооружений и военных технологий.

Во-вторых, внешним партнерам на рынке вооружений дается сигнал, что страна по-прежнему способна участвовать в совместных проектах и разрабатывать современные вооружения.

И в-третьих, это показательный жест в сторону ЕС и, в частности, Австрии и Германии: «Мы справились и построили новый ОБТ без вас».

Украинский двигатель 6ТД-3

Фото: gurkhan.blogspot.com

На крайнюю политическую важность успешной реализации проекта указывают и неоднозначные, если не сказать отчаянные, шаги в поиске партнеров по некоторым критическим технологиям. Например, в конкурсе на производство двигателя для «Алтаев» принимала участие компания Tümosan, которая предлагала использовать украинский двигатель 6ТД-3. В то же время на «Сабры» (глубокая модернизация танка М-60, M60T Sabra), скорее всего, будут устанавливать украинский комплекс активной защиты «Заслон-Л». Производство этого комплекса активной защиты планируется в Турции под названием Pulat.

Надо отметить, что и тут политика является определяющим фактором. Тендер и на двигатели, и на производство «Алтаев» выиграла «придворная» и лояльная Эрдогану компания BMC, поэтому есть причины считать, что если бы именно они продвигали украинский двигатель, то сейчас в Харькове праздновали бы заключение большого контракта. К счастью для турецкой «оборонки» и армии, эта опасность миновала.

Проект выглядит чисто политическим еще и потому, что для войн, на которые турецкая армия способна в принципе и которые она ведет на протяжении последних десятилетий, настолько сложная техника выглядит избыточной. А для войн с технологически превосходящим противником Турции, скорее, стоит решать давно наболевшие вопросы с комплексами ПВО и положением дел в ВВС страны.

Украинский комплекс активной защиты «Заслон-Л», установленный на БТР-70

Фото: bm-oplot.livejournal.com

Кроме того, в результате политических событий сложилась непростая ситуация: с одной стороны, армия стремится обновить свои вооружения на более современные, а значит, и более сложные. С другой — не вполне понятно, кто и когда будет готовить кадры для этой армии. В результате чисток уже сейчас ощущается некомплект офицеров и, что более важно, инструкторов. Более того, армия лишилась изрядной доли самостоятельности и контролируется непосредственно президентом.

Есть основания полагать, что Эрдоган, получив возможности вмешиваться в процесс принятия решений в военной области, не преминет ими воспользоваться при первой же возможности, как он это уже сделал в области военного производства.

Сухой остаток

В оборонной промышленности контракты получают компании, лояльные лично Эрдогану или его Партии справедливости и развития. «Национальные» проекты хоть и превозносятся прессой как «небывалые успехи турецкой промышленности», реализуются со сложностями и в значительной степени основаны на заимствованиях. Касается это и танка «Алтай», в основе которого южнокорейский танк К2 «Черная пантера».

Эрдоган уже неоднократно проявлял себя как не слишком дальновидный политик, который вполне способен на непродуманные шаги, ведущие к серьезным последствиям, как, например, его открытые угрозы «затопить Европу волной мигрантов».

Армия частично лишена опытного руководства, частично деморализована чистками. Очевидно, что сейчас кадровые военные либо заменены с «умных на верных», либо не станут проявлять излишней инициативы, опасаясь стать жертвами чужих политических амбиций.

Южнокорейский танк К2 «Черная пантера»

Фото: commons.wikimedia.org/Republic of Korea Armed Forces

Что будет с новыми танками? Скорее всего, «Алтаями» в первую очередь оснастят наиболее лояльные части и будут использовать в основном как и прототипы — для выставок, парадов и демонстраций.

Вероятность увидеть новые боевые машины на поле боя, напротив, исчезающе мала. Как показывает практика, даже элитные бронетанковые части вполне могут получить болезненный «щелчок по носу» от очередных иррегулярных формирований, а потеря даже одного «Алтая» приведет к весьма ощутимым репутационным потерям. Поэтому применение новой техники либо постараются откладывать как можно дольше, либо ее отправят в бой в «тепличных условиях».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Турецкие военные примут на вооружение танк «Алтай» до 2022 года

Разработка танка «Алтай» велась в Турции с 2008 года. Масса машины составляет 60 тонн. Первые серийные танки будут оснащены немецкими мультитопливными двигателями мощностью 1500 л.с. Позднее их планируется оснастить силовыми установками турецкой разработки. Мощность этих двигателей составит 1800 л.с.

Основной боевой танк «Алтай», ВС Турции
«Алтай» получил основное стабилизированное орудие калибра 120 мм и 12,7-мм пулемет. Танк может развивать скорость до 70 км/ч, а запас его хода составляет около 500 км.
В ноябре 2018 года Секретариат оборонной промышленности Турции заключил с BMC контракт на производство в два этапа первой серии танков «Алтай» из 250 машин. На первом этапе соберут 40 танков версии «Алтай T1», на втором – еще 210 танков «Алтай T2» с улучшенным бронированием и вооружением. Контракт также включает материальное обеспечение и обучение личного состава.
Позднее заказ может быть увеличен до 1000 танков.
По словам Этема Санчака, производство первой партии из 40 боевых машин уже началось. Он отметил, что BMC и Otokar планируют полностью локализовать производство танков «Алтай». По словам Санчака, самое позднее через четыре года в Турции будет развернуто серийное производство танков, в которых не будут использоваться импортные комплектующие.