Водка 100 грамм

Содержание

Приказано остограммиться: как выдавали фронтовые 100 грамм

В советских и постсоветских фильмах о Великой Отечественной войне нередко можно увидеть, как бойцам выдают «фронтовые 100 грамм». Действительно, о выдаче солдатам водки распорядился сам Иосиф Виссарионович Сталин, однако мнения о пользе этого решения расходятся. Некоторые ветераны рассказывали, что солдаты, выпившие водки перед боем, сразу становились легкими жертвами, а опытные бойцы старались вообще не пить алкоголь. Кто-то считает, что привыкшие к водке солдаты спивались после окончания войны. Мы узнали, как выдавали солдатам алкоголь в Красной армии.

С чего все началось

Вообще, началось все с Советско-финской войны. В январе 1940 года народный комиссар обороны К.Е. Ворошилов обратился к Сталину с просьбой выдавать бойцам и руководящему составу Красной армии по 100 граммов водки в день. Объяснялось это суровой зимой, когда столбики термометров показывали до 40 градусов ниже нуля. Суточная норма танкистов была в два раза больше, а летчикам полагался коньяк. Сохранились сведения, согласно которым с января по март 1940 года Красная армия выпила больше 10 тонн водки и почти 9 тонн коньяка.

Первый же документ, регламентирующий раздачу бойцам водки во время Великой Отечественной, – это постановление Государственного комитета обороны СССР №562 от 22 августа 1941 года «О введении водки на снабжение в действующей Красной армии». Подписано председателем ГКО Сталиным. Текст следующий: «Установить, начиная с 1 сентября 1941 г. выдачу водки 40 градусов в количестве 100 г. в день на человека (красноармейца) и начальствующему составу войск передовой линии действующей армии».

Почему «наркомовские»?

В народе эти самые фронтовые 100 грамм часто называли наркомовскими. Почему, спросите вы? Очень просто – после того, как постановление издавало ГКО, оно спускалось на уровень Народного комиссариата обороны, высшего военного ведомства СССР.

Кто получал водку

В августе 41-го ГКО распорядился, чтобы получали водку только красноармейцы и начальствующий состав на передовой. «Летному составу ВВС Красной Армии, выполняющему боевые задания, и инженерно-техническому составу, обслуживающему полевые аэродромы действующей армии, водку отпускать наравне с частями передовой линии», – говорится в приказе комиссариата №0320. Стоит отметить, что государство требовало строгой отчетности и контроля за правильным распределением спиртного, в конце каждого месяца ответственные должны были докладывать точную численность войск передовой линии, а также количество остатков водки (если таковые имелись).

Однако в мае 1942-го вышло новое постановление, согласно которому водка теперь выдавалась только бойцам тех частей, которые имели успехи в боевых действиях. Причем дневная норма выдачи увеличивалась до 200 грамм. Все остальные передовые красноармейцы могли рассчитывать на полстакана спиртного по праздникам, в том числе в День физкультурника (19 июля). Но и это продлилось не долго.

Так, 6 июня выходит очередное постановление ГКО. Теперь массовая ежедневная выдача водки вообще прекращается. «Боевые 100 грамм» продолжают получать только те части, которые идут в наступление. Все остальные могут рассчитывать на горячительное только по праздникам.

В ноябре 1942 года выходит новое постановление. Стограммовую порцию получают войска на передовой, разведчики, экипажы боевых самолетов после вылетов. По 50 грамм в день выделили «полковым и дивизионным резервам, подразделениям и частям боевого обеспечения, производящим работы на передовых позициях; частям, выполняющим ответственные задания в особых случаях, и раненым, находящимся в учреждениях полевой санитарной службы, по указанию врачей». Все остальные могли выпить в дни праздников, причем на Закавказском фронте 100 грамм водки заменили на 200 грамм крепленого вина или 300 грамм столового. Порядок выдачи водки потом еще менялся, но незначительно.

Сколько пили

Согласно сохранившейся статистике, только с 25 ноября по 31 декабря 1942 года Карельский фронт, 7-я армия, Ленинградский, Волховский, Северо-Западный, Калининский, Западный, Брянский, Воронежский, Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронт суммарно выпили 5 миллионов 691 литр водки. Закавказский фронт употребил 1 миллион 200 тысяч литров вина. Таким образом, за пять лет Красная армия могла выпить более 20 миллионов литров водки.

Как обстояли дела с алкоголем у немцев

По данным издания «Военное обозрение», «немецкие солдаты также не были трезвенниками. Рядовым на фронт в массовом порядке шёл шнапс, а командному составу — французское шампанское. Британская разведка могла по сообщению о крупных закупках французского шампанского тыловиками вермахта вычислить начало крупной операции на Западном или Восточном фронте. Кроме того, немцы осуществляли программу по деградации творческого, интеллектуального и физического потенциала населения советских оккупированных территорий. Суть этой программы хорошо выразил Гитлер: «Никаких прививок, никакой гигиены — только водка и табак» (причём, сам фюрер был трезвенником). Оккупанты первым делом восстанавливали на захваченной территории колхозы, храмы и водочные заводы».

Водка Русская Эскадра

ВОДКА> Русская Эскадра

Водка Русская Эскадра — это элитный крепкий спиртной напиток, который производится отечественной компанией «Стандартъ», расположенной в Нижнем Новгороде. Предприятие специализируется на выпуске статусного алкоголя с оригинальным дизайнерским оформлением. Во многом благодаря своей эксклюзивности, водка Русская эскадра и другие товары марки «Стандартъ» пользуются большим успехом в России и странах СНГ, а также некоторых европейских государствах.

Создание водки Русская Эскадра осуществляется в условиях полной стерильности на инновационном оборудовании по классической технологии. Основным ингредиентом напитка является зерновой спирт класса «Альфа», прошедший несколько циклов дистилляции, бережную фильтрацию натуральными коагулянтами природного происхождения и купажированный с подготовленной родниковой водой. Изысканные нотки водке Русская Эскадра придает небольшое количество зародышевых хлопьев и сахарного сиропа, поэтому в ее букете чувствуются не только классические свежие, но и чуть сладковатые тона, гармонирующие со слабо выраженной спиртуозностью. Оттенок напитка идеально прозрачный, без единого намека на примеси.

Водка Русская Эскадра подойдет как для торжественной дегустации по солидному поводу, так и для душевных дружеских посиделок в небольшой компании, поскольку напиток способен создать нужную атмосферу в любой ситуации. Чтобы употребление водки Русская Эскадра стало как можно более приятным, рекомендуется дополнить ее сытными закусками из мяса, овощей, рыбы, соленьями, супами или домашней выпечкой, которые смягчат опьянение и подчеркнут классические оттенки спиртного продукта. Оптимальная температура его подачи к столу составляет 6-8 °C.

Несмотря на то что водка Русская Эскадра обладает традиционным букетом без каких-либо вычурных тонов, ее визуальное оформление едва ли можно назвать стандартным: бутылку украшает стильная металлическая этикетка, на которой изображены великие сражения русского флота. Однако этим фантазия дизайнеров компании «Стандартъ» не ограничилась, ведь они решили еще и поместить в каждую бутылку по миниатюрной импровизированной мине из золота или серебра, точь-в-точь повторяющей черты своего прототипа — подводного боевого снаряда.

Вы можете купить водку Русская Эскадра в нашем магазине, выбрав нужный напиток в каталоге этого сайта. Алкогольный продукт продается в одиночных бутылках и подарочных упаковках, изготовленных из дерева или натуральной кожи. Изысканный вид и высочайшее качество делают водку Русская Эскадра презентабельным подарком для любого гурмана и желаемым экземпляром в «сокровищнице» коллекционера элитного алкоголя.

Водка Русская Эскадра Премиум 0.5 л.

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40%% / 0.5 л
Тип спирта Альфа
Цена: 540 руб. Артикул
36838
Водка Русская Эскадра сереб. монета Танк

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.5 л
Тип спирта Альфа
Цена: 540 руб. Артикул
41874
Водка Русская Эскадра сереб. монета Самолет

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.5 л
Тип спирта Альфа
Цена: 540 руб. Артикул
41873
Водка Русская Эскадра 0.5 л. Серебряная Монета (Корабль)

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.5 л
Тип спирта Альфа
Цена: 540 руб. Артикул
39541
Водка Русская Эскадра Чемпион №1 премиум 0.5л

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.5 л
Тип спирта Альфа
Цена: 570 руб. Артикул
42319
Водка Русская Эскадра Серебряная Мина 0.7 л.

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40%% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1240 руб. Артикул
36847
Водка Русская Эскадра (танк)

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1240 руб. Артикул
39540
Водка Русская Эскадра 0.7 л. Корабль

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1240 руб. Артикул
41872
Водка Русская Эскадра (десант) 0.7л

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1240 руб. Артикул
42320
Водка Русская Эскадра (самолет)

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1240 руб. Артикул
41871
Водка Русская Эскадра Золотая Мина 0.7 л. в подарочной упаковке

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40%% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 1383 руб. Артикул
36839
Водка Русская Эскадра Дельфин 0.7 л.

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 1401 руб. Артикул
94154
Русская Эскадра Танк 0.7 л. в п/у

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 1525 руб. Артикул
93085
Водка Русская Эскадра 0.7 л. Корабль 0.7 л. в п/у

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 1525 руб. Артикул
93084
Водка Русская Эскадра Самолет 0.7 л. в п/у

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 1525 руб. Артикул
93086
Водка Русская Эскадра Золотая Мина 0.7 л. кожанной упаковке

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40%% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 3990 руб. Артикул
36841
Водка Русская Эскадра Серебряная Мина 0.7 л. в п/у кожа

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 4370 руб. Артикул
93629
Русская Эскадра Лимитированная Серия Трёхместный набор

Страна производства Россия
Объем бутылки 0.7 л
Тип спирта Альфа
Подарочная упаковка Водка в подарочной упаковке
Цена: 6580 руб. Артикул
edition3
Водка Русская Эскадра лимитированная серия

Страна производства Россия
Градус / Объем бутылки 40% / 0.7 л
Тип спирта Альфа
Цена: 8930 руб. Артикул
edition

Из книг, фильмов, а кто из рассказов фронтовиков знает, что на фронте выдавали по 100 граммов водки. Одни утверждали, что наливали перед боем, иные — после боя, третьи в принципе говорили, что спирт или водка на фронте не проблема. Были и такие, которые водки и в глаза не видели. В тоже время, перед глазами встают кадры из многих военных фильмов, где в солдатской фляжке всегда булькало что-то крепкое, а не обычная вода. Чем дальше уходим от войны, тем больше легенд и мифов появляется для широкого потребления. Тем более, что очевидцев этого явления уже почти не осталось в живых. Поэтому, справедливости ради, пройдемся по документам и фронтовым воспоминаниям, дабы еще раз зафиксировать правдивую картину солдатского бытия.

Чтобы подчеркнуть важность темы, отметим, что в России в 2011 году даже сериал сняли с интересным названием «Наркомовский обоз», суть которого заключается в доставке на фронт водочного довольствия введенного осенью 1941 года. Авторы фильма «назначили» командовать водочным обозом старшину Филиппова, а вот его помощницами определили девушек-обозниц, так сказать из непьющего контингента. Тем самым создатели кино сразу подчеркнули слабость сильного пола и силу слабого. И хотя кроме наименования груза и его ангелов-хранителей в юбках, больше о водке за четыре серии не вспомнили ни разу, все же важность миссии была пронесена через весь фильм.

Постер сериала «Наркомовский обоз».

По мнению создателей фильма вот так и перевозили водку на фронт.

Сразу возникает вопрос – почему «наркомовские»? Понятно, что не нарком водку гнал, тем более наливал. Бутылок для нее с этикетками не было, а значит, и названию такому взяться было неоткуда. Но ведь прицепилось и до сих пор существует. Отметим, что и в официальных документах, которые ниже мы рассмотрим, такого понятия нет. Да собственно и вводилось водочное довольствие не приказами наркома, а постановлением Государственного комитета обороны (ГКО). «Раскопки» показали, что ноги у названия растут еще из советско-финской войны, известной также как Зимней. Оказывается, в январе 1940 года нарком обороны Клим Ворошилов обратился к Сталину за разрешением выдавать бойцам и командирам РККА по 100 граммов водки и 50 граммов сала в день ввиду тяжёлых погодных условий (морозы на Карельском перешейке доходили той зимой почти до −40 °C). Соответствующее распоряжение немедленно поступило в войска, при этом танкистам норма была удвоена, а лётчикам было решено выдавать по 100 граммов коньяка. С 10 января по начало марта 1940 года военнослужащими РККА было выпито более 10 тонн водки и 8,8 тонны коньяка. Именно тогда в войсках сало стали называть не иначе как «ворошиловский паёк», а водку — «наркомовские 100 грамм». По окончанию Зимней войны и сало, и водку в войсках, конечно, отменили, но терминология осталась.

Выдача наркомовских ста грамм на Зимней войне. 1940 г.

Отметим, что изобретателем водочного довольствия в России был не славный нарком Ворошилов, а Петр I, который в свою очередь позаимствовал эту традицию за границей. Правда царь то ли не понял, зачем применяют вино, то ли по личному опыту усовершенствовал методику профилактики дизентерии, и повелел принимать вино во внутрь, а не для обеззараживания питьевой воды, как это делали древние греки или римляне. Судя по историческим фактам, дошедшим до наших дней, особой разницы в приеме «лекарства» царь не видел. Таким образом, с легкой руки царя-батюшки служивым выдавали порции так называемого «хлебного вина».

«Причастие» служивых «огненной водой».

До 1908 года во время боевых действий нижние чины действующей армии получали по три чарки (160 грамм) водки в неделю, нестроевые — по 2 чарки. Годовая норма выдачи водки в праздничные дни равнялась 15 чаркам. Кроме того, офицер мог награждать отличившихся бойцов за свой счет какой-либо мерой водки. С тех пор, на Руси подносить чарку (гостю, мужу, начальнику) стало традицией доброго гостеприимства и зарождением бытового пьянства. С началом Первой мировой войны в Российской империи был введен сухой закон, но моряки по-прежнему продолжали получать «винную порцию».

Законные ежедневные флотские сто грамм.

К водочному довольствию вернулись уже во времена Великой Отечественной войны. Неизвестно с каких мотивов и побуждений, но водку в армии начали выдавать уже в июле 1941 года. В отдельных источниках указывается, что инициатором этого был Анастас Микоян — председатель комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной Армии. Поскольку холода еще не наступили, скорее всего, водка шла в качестве антидепрессанта, помогала бороться с чрезмерной нагрузкой и стрессом. Хотя с другой стороны, в армию же не кисейных барышень набирали, а в большей мере крепких деревенских мужиков, которым к тяжелому физическому труду и стрессам не привыкать. Похоже, что отцы вожди учитывали совсем иной фактор воздействия водки на человека. Пьяного легче в атаку на смерть отправлять: страху у него меньше, а хмельной храбрости больше. Вероятно, с этого мотива исходил и Сталин, когда подписывал постановление ГКО № 562-с от 22.08.1941 г. «О введении водки на снабжение в действующей Красной Армии». Оно устанавливало, начиная с 1.09.1941 г. выдачу водки 40 градусов в количестве 100 г в день на человека (красноармейца) и начальствующему составу войск передовой линии действующей армии. Уже 25 августа 1941 года заместитель наркома обороны генерал-лейтенант Андрей Хрулёв подписывает приказ №0320 «О выдаче военнослужащим передовой линии действующей армии водки по 100 граммов в день». Наравне с бойцами, сражающимися на передовой, водку должны получать лётчики, выполняющие боевые задания, а также инженерно-технический состав аэродромов действующей армии.

Водку развозили по фронтам в железнодорожных цистернах (по 43-46 цистерн в месяц). На местах её переливали в дубовые бочки емкостью 250-400 литров или жестяные молочные бидоны, емкостью 40 литров и отправляли в части и подразделения. В случае, если водочный завод находился неподалеку фронта, продукцию отправляли в стандартной стеклянной таре.

В таких бутылках выпускалась водка во время войны. Фото из московского музея водки.

Непосредственный «разлив» водки в мелкую тару был поручен командующим фронтами. Их обязали обеспечить «строжайший порядок в выдаче водки с тем, чтобы она действительно выдавалась действующим частям, и строго соблюдать норму, не допуская злоупотреблений». Поскольку водочное довольствие было еще не привычным для армейских интендантов, возникла проблема с тарой для водки. Интендантским складам, получающим водку в местах производства, отпуск разрешали только по количеству завезенной посуды. Сталин запретил «стекольным заводам Наркомлегпрома СССР и РСФСР производить продажу монопольной посуды другим организациям, помимо водочной промышленности Главспирта Наркомпищепрома СССР». Управление продовольственного снабжения Красной Армии было обязано обеспечить в 45-дневный срок «возврат на водочные заводы с момента отгрузки водки не менее 50% стеклянной посуды и не менее 80% бочковой тары». Сразу три министерства союзного подчинения открыли в тылу «второй фронт» по сбору стеклопосуды. Именно тогда появилась практика, которая дожила до наших дней. Сегодняшние пункты по сбору пустых бутылок с очередями из пенсионеров и бомжей — отзвук стограммовой истории военных лет. Итак, Наркомторг, Центрсоюз и Наркомпищепром были обязаны принять меры «к сбору водочной тары в торговой сети города и села». Перевозка же алкоголя в армию была поставлена на уровень государственного контроля. За нее лично отвечал глава путей сообщения Лазарь Каганович.

Постановление ГКО от 6 июня 1942 г. № 1889 с правками Сталина.

После того как к весне 1942 года на фронтах сложилось тяжёлое положение, в ГКО решили дифференцировать выдачу алкоголя. Проект постановления комитета предусматривал «сохранить выдачу водки только военнослужащим частей передовой линии, имеющим успехи в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, увеличив её до 200 грамм в день». Однако И. В. Сталин собственноручно внёс поправки в этот проект, сохранив «наркомовские» только для тех частей передовой линии, военнослужащие которых ведут наступательные операции. Остальным же военнослужащим передовой линии 100 граммов водки полагалось лишь по праздникам. В число таковых входили революционные и общественные торжественные дни: годовщина Великой Октябрьской социалистической революции (7 и 8 ноября), день Конституции (5 декабря), день Нового года (1 января), день Красной Армии (23 февраля), дни Международного праздника трудящихся (1 и 2 мая), Всесоюзный день физкультурника (19 июля), Всесоюзный день авиации (16 августа), день полкового праздника (сформирования части). Проектом предусматривался ещё и Международный юношеский день 6 сентября, но Сталин его из списка вычеркнул. Это постановление под №1889с «О порядке выдачи водки войскам действующей армии» вышло 6 июня 1942 года.

Незадолго до начала наступления Красной Армии под Сталинградом порядок выдачи алкоголя вновь изменили. 12 ноября 1942 года выдачу 100 граммов возобновили для всех, кто находился на передовой и вёл боевые действия. Тем, кто служил в тылу — дивизионным и полковым резервам, стройбату, работавшему под огнём противника, а также раненым (по разрешению врачей) — полагалось 50 граммов водки в день. На Закавказском фронте было решено вместо 100 граммов водки, выдавать по 200 граммов портвейна или по 300 граммов сухого вина.

Самое распространенное фото времен войны на тему ста грамм. Жаль, что постановочное.

Очередная коррекция норм выдачи алкоголя произошла уже через 5 месяцев. 30 апреля 1943 года вышло постановление ГКО № 3272 «О порядке выдачи водки войскам действующей армии». В приказе НКО предписывалось:

  1. Прекратить с 3 мая 1943 года массовую ежедневную выдачу водки личному составу войск действующей армии.
  2. Выдачу водки по 100 граммов в сутки на человека производить военнослужащим только тех частей передовой линии, которые ведут наступательные операции, причём определение того, каким именно армиям и соединениям выдавать водку, возлагается на военные советы фронтов и отдельных армий.
  3. Всем остальным военнослужащим действующей армии выдачу водки в размере 100 граммов на человека в сутки производить в дни революционных и общественных праздников.

Водочный вопрос вызывал у Сталина неподдельный интерес. Вождь понимал необходимость стимулирования солдат, но и боялся пропустить ту грань, за которой солдат может превратиться в пьяницу. Также вождь понимал, что, сколько водки не отпусти на фронт, ее всегда будет мало. Поэтому от тыловиков требовал реальных расчетов потребности в алкоголе. Уже весной 1942 года потребность рассчитывали из 20% численности войск армии — фронта, находящихся на передовой линии. Однако, это особого порядка не добавило и реальных потребностей никто не знал. Фактическое же потребление было весьма разнобойным. Например, с 25 ноября по 31 декабря 1942 года Карельский фронт выпил 364 тысячи литров водки, 7-я армия — 99 тысяч литров, Сталинградский фронт — 407 тысяч. Западный фронт освоил почти миллион литров. Рекой в 1 миллион 200 тысяч литров лилось вино в частях Закавказского фронта. Вместе с тем, интенданты, пытаясь, навести порядок, предложили ввести лимиты потребления алкоголя. В 1943 году начальник тыла РККА генерал армии Хрулев в докладной на имя Сталина сообщал: «Месячный лимит расхода водки по фронтам исходит из того расчета, что водку будут получать до 2 млн. человек действующей армии, причем 3/4 из них будут получать по 100 грамм, а 1/4 по 50 грамм. Наличие на фронтах и забронированных запасов водки для фронта на складах НКО и прифронтовых водочных заводов составляет 5,9 млн. литров… что равняется, примерно, месячной потребности». По такой арифметике и были установлены ежемесячные лимиты для фронтов.

Сразу после Курской битвы водку впервые стали получать части НКВД и железнодорожные войска. По секретным приложениям к постановлениям Государственного комитета обороны можно отметить, что пили в Красной Армии на всех этапах войны, победных и не очень, примерно одинаково. В 1942 году за декабрь было выпито 5 млн. 691 тыс. литров водки, за тот же месяц 1943 года — 5 млн. 665 тыс. литров. Отмена выдачи водки в армии произошла в мае 1945 года после победы над Германией.

Справедливости ради, отметим, что с переходом границ Советского Союза, централизованные поставки алкоголя в армию стали иметь меньшее значение, чем раньше. И хотя население СССР, особенно сельское, технологию самогоноварения знало не хуже чем «Отче наш», ее массовости не наблюдалось. Солдатикам, освобождая Украину и Белоруссию, конечно, удавалось сменять что-то из продуктового пайка или обмундирования, на бутылку-другую самогона, но это были мизерные объемы. Чуть лучше дела обстояли в Молдавии, но ее войска проскочили быстро, и многие так и не попробовали, ни молодого, ни старого вина. Заграница же встретила Красную Армию таким объемом и разнообразием алкоголя, что и деревенские мужики, не видевшие до того ничего кроме мутного самогона, стали гурманами в вине и коньяках.

За Победу!

Вопрос пьянства в армии стоял неоднозначно. С одной стороны, командование само наливало, с другой стороны, само же и пресекало. На передовой вопрос решался весьма просто. Свои пьяницу отправляли в штрафбат или штрафную роту, где шансы выжить были небольшие. Если свои пьяного выпускали в бой, то немцы шансов выжить не оставляли. В тылу, и между боями к выпившим бойцам, если они не «чудили», особо и не придирались. По воспоминаниям фронтовиков-пехотинцев, перед боем пили только новобранцы, ну и, как правило, погибали. «Старики», обычно снимали стресс после боя. Артиллеристам, танкистам и летчикам – наливали после боя или вылета. Выпившего перед боем без лишних разговоров отправляли под трибунал. Опять же по рассказам фронтовиков, пили, как и курили далеко не все. Норма в сто граммов — тоже было понятием растяжимым. Водку выдавали перед боем на всю численность взвода или роты, после боя многим она уже была не нужна. Поэтому оставалось на выживших по 300-400 грамм. Отсюда некоторые и имели «стратегический запас» во фляжке. Но жила пехота на передовой в наступлении всего три-четыре боя. Таким образом, армия в вопросе употребления алкоголя жила на самоконтроле. Точнее на естественном, природном отборе.

В общем, за употребление алкоголя на войне, вождю народов можно было не беспокоится. А вот послевоенные последствия «наркомовских ста граммов» оказались весьма критическими. Однако обратимся к цифрам. В 1936 году вводится единый водочный стандарт, который и зафиксировал официальное наименование продукта – «водка». Напиток стал подразделятся на две разновидности – собственно «водку» (чистую водно-спиртовую смесь) и «водку особую» (допускающую незначительные ароматические добавки). За период с 1942 по 1944 годы в Советском Союзе было возведено 26 новых спиртовых заводов, что больше чем за все предыдущие годы существования СССР. В 1940 году на душу населения приходилось всего 1,9 л потребленного спирта. В войну доля водки в общей структуре розничного товарооборота резко выросла. Если в 1940 году она составляла 11,8%, то в 1943 достигла 25,1%, а в год Победы поднялась до рекордных 35,1%. После войны ассортимент водочных изделий обогатился «Столичной», первая бутылка, которой появилась еще в 1941 году в блокадном Ленинграде, и 95% питьевым спиртом. В дальнейшем появляются «Русская», «Экстра», «Пшеничная», «Сибирская», «Посольская», «Золотое кольцо», «Праздничная»… Постепенно увеличиваются объемы выпуска этилового спирта и водки. Так, в 1970 году по сравнению с 1940-м производство этилового спирта выросло в 3,1 раза и достигло 279,6 млн. дал. Примерно 50% выпущенного этилового спирта уходило на изготовление медицинских препаратов, более 30% шло на производство водки и ликероводочных изделий. Знатоки отметят, что большинство этих «медицинских препаратов» употреблялось совсем не по врачебному назначению. В 1970 году было продано 230,4 млн. дал водки и ликероводочных изделий (6,7 л спирта на душу населения), в 1980-м – 293,9 млн. (10,8 л спирта на душу населения). Другими словами по сравнению с довоенным периодом употреблять «горькую» стали в десять раз больше. То есть те сто наркомовских грамм постепенно преобразовались во всеобъемлющий бытовой алкоголизм.

И несколько слов в заключение. Мы отнюдь не утверждаем, что пьяная армия выиграла войну. Наоборот, это миф и вредное заблуждение. Пьяная армия небоеспособна по определению. Не случайно Георгий Жуков приказывал взрывать оставленные немцами цистерны со спиртом. Но нет и никаких доказательств того, что выдача алкоголя как-либо помогала воевать. Поэтому в послевоенные годы данная мера подвергалась большой критике статистиками от медицины. А поскольку бытовой алкоголизм в Советском Союзе пошел именно с «наркомовских ста грамм», видится виновником этого явления все же не отец народов Сталин, а сумасбродный царь Петр I, который повелел вместо воды, обеззараживать вином организм.

Как «наркомовские 100 грамм» помогали воевать

«Водка не роскошь, а гигиена!»

На войне абсолютных трезвенников не бывает. «Я не пробовал этого зелья до зимы 1942 года, — пишет Н. Никулин, находившийся на службе в Красной армии с ноября 1941 г., — пока нужда не заставила. Морозным днем я провалился в замерзшую воронку и оказался по грудь в ледяной воде. Переодеться было не во что и негде. Спас меня старшина. Он выдал мне сухое белье (гимнастерку, шинель и ватник кое-как просушили у костра), натер меня водкой и дал стакан водки внутрь, приговаривая: «Водка не роскошь, а гигиена!»». В обилии подобных историй спиртное фигурирует именно как «спасение», ибо рассказчикам известно, что не для каждого замерзающего солдата находились в критический момент «костер, сухое белье или старшина с водкой»1.

Фронтовики солидарны в том, что «водка в бою, при физическом и эмоциональном перенапряжении — что лекарство от сильнейших стрессов». А.В. Пыльцын, прошедший войну командиром стрелкового взвода и роты в составе офицерского штрафного батальона 1-го Белорусского фронта, отмечал, что при выдаче спиртного учитывались боевая обстановка и физическое состояние военнослужащих. Вспоминая об участии своего батальона в операции «Багратион», он писал, что ввиду сильного переутомления и трех бессонных ночей, прошедших с начала наступления, командному составу было передано распоряжение комбата разъяснить бойцам, почему не была выдана наркомовская «сотка» водки перед обедом. «Дело в том, что даже эти 100 граммов алкоголя могли усугубить физическое состояние, если их принять на совсем уж пустой желудок и при такой степени усталости. Поэтому водку всем нам выдали только перед тем, как снова поступила команда «вперед»». Пили из кружек, которые наполнялись из стандартных поллитровок, выдаваемых из расчета одна на 5 человек2.

Кому и сколько — решал приказ

Введение спиртного в ежедневное снабжение личного состава на передовой произошло вскоре после начала войны. Постановление Государственного комитета обороны (ГКО) СССР N 562 «О введении водки на снабжение в действующей Красной армии» от 22 августа 1941 г. устанавливало, начиная с 1 сентября 1941 г., выдачу 40-градусной водки в количестве 100 граммов в день на человека красноармейцам и начальствующему составу первой линии действующей армии (Приказ наркомата обороны (НКО) СССР N 0320 от 25 августа 1941 г.). Критерии отпуска водки на протяжении войны менялись. В 1942-1943 гг. было принято несколько постановлений ГКО СССР и приказов НКО СССР, регламентировавших более жесткий порядок выдачи водки в действующей армии и направленных против злоупотреблений в ее распределении.

Так, 11 мая 1942 г. ГКО приказал с 15 мая приостановить массовую ежедневную выдачу водки (приказ НКО СССР N 0373 от 12 мая 1942 г.). Ежедневная выдача была сохранена только для военнослужащих частей передовой линии, которые имели успехи в боевых действиях, к тому же их норма увеличивалась до 200 граммов водки на человека в день. Все остальные военнослужащие передовой линии имели право на 100 граммов в революционные и общенародные праздники. 12 ноября 1942 г. постановлением ГКО N 2507 по 100 граммов водки на человека в сутки полагалось частям, ведущим непосредственные боевые действия (приказ НКО СССР N 0883 от 13 ноября 1942 г.). По 50 граммов полагалось частям резерва, обеспечения, выполняющим ответственные задачи, раненым (по указанию врачей). Сохранялась выдача всем военнослужащим 100 граммов водки в праздничные дни. На Закавказском фронте вместо водки было приказано выдавать 200 граммов крепленого вина или 300 граммов столового вина. Приказ НКО СССР N 0323 от 2 мая 1943 г. определил водочный рацион 100 граммов в сутки на человека военнослужащим только тех частей передовой линии, которые ведут наступательные операции. Всем остальным военнослужащим действующей армии выдача водки в размере 100 граммов производилась только в дни революционных и общественных праздников3.

«Здесь непьющих нет, но нет и пьянствующих…»

В переписке с домашними военнослужащие довольно часто высказывались на тему употребления алкоголя, обычно сообщая, что не злоупотребляют. Старший лейтенант А.В. Перштейн, 1923 года рождения, специально подчеркивал в письме родителям, что в праздник 7 ноября «выпил не больше 50 гр. для аппетита (вообще, не думаю привыкать пить водку)»4. Рядовой В.Н. Цоглин, 1925 года рождения, писал матери, что не курит, «а 200 гр. — это другое дело». «Хотя я часто ребятам отдаю, но иногда выпить необходимо для поднятия духа. После этого что-то горячее по жилам разбегается. После этого больше делаешь и меньше думаешь. Здесь это необходимо»5.

И все-таки жены и матери серьезно опасались, как бы из-за регулярного употребления спиртного не развилась пагубная привычка. Бойцы старались разубедить их. Политрук Д.А. Абаев выговаривал жене: «В отношении пьянства твои напоминания превращаются во что-то нехорошее и оскорбительное… Если будешь повторяться в будущих письмах, не напишу ни слова. Надо понять, что здесь непьющих нет, но нет и пьянствующих, а если попадаются такие, то их разжалуют, сажают, судят и расстреливают беспощадно»6.

Достаточно свободно писали домой о «ворошиловских 100 граммах» на Новый год, 23 февраля, 1 мая и 7 ноября. Кроме того, выделяли те особые праздники, которые пришли с войной. Участник Сталинградской битвы гвардии старшина В.В. Сырцылин писал жене в 1945 г.: «Дорогой Зинок! Сегодня второе февраля — день разгрома немчуры в Сталинграде — это наш праздник — поэтому сегодня я немножко пьяненький и в этом меня ты простишь»7.

«Пьяных я не люблю даже издали»

Не все военнослужащие были пьющими и не все были лояльны к употреблению спиртного сослуживцами. Придерживавшийся довоенных привычек младший лейтенант, политрук роты М. Львович, 1917 года рождения, объяснял в письме другу: «Может, я так настроен, что до сих пор армия не научила меня ни курить, ни пить, ни ходить в самовольную отлучку в поисках «подруги сердца». Но если у меня к этому какое-то имманентное отвращение, то я с такими взглядами и умру, но не отступлю»8. Из контекста письма Львовича видно, что категоричность рождалась от неприятия некоторых ситуаций с участием сослуживцев, которым «дай выпить 50 гр. спирта, они, как правило, устроят дебош»9. Вероятно, основываясь на сходном опыте, военный переводчик В. Раскин, 1920 года рождения, жаловался в письме знакомой: «Имеются неприятности. Например, перспектива встречать 1 Мая с водкой. Пьяных я не люблю даже издали, а провести сутки в одной палатке с каким-нибудь полным скотом (или несколькими) для меня просто мучительна»10.

Особенно много претензий насчет пьянства и сопутствующей ему распущенности адресовано службам тыла. Генерал-майор П.Л. Печерица, который в ноябре 1942 г. был назначен членом Военного совета 44й армии, подчеркивал в своих воспоминаниях, что пьянство разъедало аппарат службы тыла, делало его негодным к работе. Он подтверждает это конкретным примером: «Мне, по пути в штаб армии, пришлось лично столкнуться с крупными непорядками. Меня, прибывшего со Сталинградского фронта, где была в тылах строжайшая дисциплина, подтянутость и большое напряжение физических и моральных сил, неприятно поразили расхлябанность, преступное равнодушие работников к своим обязанностям. В селе Калиновка, в госпитале легкораненых на дежурстве была одна санитарка, а остальной персонал пьянствовал на именинах начальника госпиталя»11.

Алкоголь в армейской среде покупался либо «добывался». Купить его можно было, например, в магазинах «Военторга». А.З. Лебединцев сообщал, что очередной день рождения Красной армии (23 февраля 1943 г.) запомнился ему поступлением в столовую «Военторга» шампанского с бывших складов Абрау-Дюрсо, причем по довоенным расценкам. Офицеры воспользовались возможностью «кутнуть», так как продавали по две бутылки на каждого. Многие пили этот «дворянский напиток» впервые в жизни12. Что касается добычи спиртного, то здесь могла проявляться недюжинная изобретательность. По свидетельству Н. Никулина, во время пребывания в эстонском городе Тарту, когда запасы спиртного иссякли, «умельцы стали добывать спиртное из университетских препаратов, заспиртованных крыс, гадов, солитеров»13.

«За хорошую и ответственную работу»

Спиртное нередко фигурировало в качестве вознаграждения или подарков, которые получали военнослужащие. Командир огневого взвода В.Г. Кульнев вспоминал, как однажды среди ночи был вызван в землянку штаба полка, где получил свой первый орден — «Красную Звезду». «Привинтив» орден, командир полка, Герой Советского Союза, гвардии полковник И.М. Богушевич подносил каждому награжденному стакан водки. Кульнев, до этой поры спиртного не пробовавший и деливший свою 100-граммовую норму между отличившимися солдатами и сержантами «как поощрение», вначале растерялся, но затем выпил водку «с маху»14.

Д.И. Малышев, прошедший всю войну шофером, сообщал в своем дневнике, что однажды был награжден подобным образом за разборку и эвакуацию самолета Пе-2, которая проводилась под огнем противника в районе Гродно. «Это была проделана крупная работа, за которую получили мы все благодарность от командира роты. Вечером капитан вызвал меня и старшего группы и поднес нам по стакану водки, сказав: «За хорошую и ответственную работу»15.

Военнослужащих могли одаривать спиртным знакомые женщины из гражданского населения, с которыми возникали близкие отношения. В дневнике Малышева упоминается «знакомая Маруся-самогонщица», за месяц связи с которой он «выпил самогонки, наверное, целое море». «Когда приходила Клава, — пишет он о «дружбе» с другой женщиной, кладовщицей медицинского склада, — то всегда приносила мне подарок: бутылку вина или флакончик спирту, или хороших папирос»16.

«Коньяк три буряка»

Наиболее часто спиртное добывалось путем обменных операций с местным населением либо экспроприаций. Лебединцев вспоминал как настоящего «мастера экспроприаций» рядового из бывших зэков, прижившегося при кухне и особенно поднаторевшего в добыче самогона. «Обычно он предлагал трофейное одеяло или обмундирование в обмен на «горилку», курицу или крынку молока. Старухи, как всегда, отрицали наличие в доме самогона, тогда он вынимал из кармана компас и становился в такую позицию, чтобы стрелка указывала на мешок с зерном или под полати, или на чердак, и показывал стрелку, приговаривая, что «прибор покажет правду». Хозяйка обычно вытаскивала запрятанное «зелье» и делала обмен, так как в любой одежде жители очень нуждались настолько, что брали даже солдатские портянки». Во фронтовой среде самогон фигурировал под названием «коньяк три буряка»17.

«Ребята, вот крепость!»

На завершающем этапе войны употребление спиртного в армии выросло, что подтверждается как официальными документами18, так и личными свидетельствами участников событий.

Многовековая история военных баталий свидетельствует, что взятые «большой кровью» города на территории противника часто отдавались командующими на «милость победителей», служили своего рода компенсацией понесенных человеческих жертв. Такого рода вознаграждение включало разрешение на алкогольные возлияния, позволявшие снять стресс и освободиться от пережитого страха. О том, что и солдаты Красной армии в особенно сложной боевой обстановке ожидали подобной компенсации от своих командиров, говорит фрагмент воспоминаний Н. Никулина, где он соответствующим образом трактует текст листовок «от Рокоссовского», распространявшихся ранней весной 1945 г. у стен Данцига: «И все же сопротивление немцев было сильное, наши потери, как всегда, велики и осада города затягивалась. В одно прекрасное утро на наши головы, а также и на Данциг посыпались с неба листовки. В них говорилось примерно следующее: «Я, маршал Рокоссовский, приказываю гарнизону Данцига сложить оружие в течение двадцати четырех часов. В противном случае город будет подвергнут штурму, а вся ответственность за жертвы среди мирного населения и разрушения падет на головы немецкого командования…» Текст листовок был на русском и немецком языках. Он явно предназначался для обеих воюющих сторон. Рокоссовский действовал в лучших суворовских традициях: «Ребята, вот крепость! В ней вино и бабы! Возьмете — гуляй три дня! А отвечать будут турки!»»19.

«Пели «Катюшу», по-русски и по-мадьярски»

Совместное употребление спиртного облегчало налаживание взаимопонимания с местным населением. Знаменитый писатель Сергей Баруздин вспоминал, что к Венгрии, «воевавшей против нас», было настороженное отношение, однако впоследствии оно смягчилось. «Вечером мы присутствовали в одном доме на выпивке. Пели «Катюшу», по-русски и по-мадьярски, а хозяева танцевали»20.

Страны запоминались, в том числе и национальными напитками: Венгрия — фруктовой водкой «палинкой», Чехия — «замечательным» пивом, Польша — «бимбером». В воспоминаниях А.В. Пыльцына «бимбер» описывался как польский самогон, настоянный на карбиде кальция с его обжигающим эффектом («дрянь первостатейная»). Пыльцын также рассказывал, как в одном польском городе на обеде у «живого ксендза» довелось ему с товарищами узнать вкус настоящей фирменной польской водки «Выборовой» (отборной). В воспоминаниях об «офицерских банкетах» в финале войны довольно часто фигурировало шампанское. Описывая банкет в штабе армии, А.З. Лебединцев подчеркивал, что «наливали только французское шампанское»21.

Спиртное помогло «пережить» и радость долгожданного Дня Победы. «Не было ни одного трезвого солдата», — гласит запись из фронтового дневника капитана Э.И. Генкина, сделанная 9 мая 1945 г. в городе Лобау22. Вспоминая полдень этого праздничного дня, когда начался торжественный обед для всего батальона на местном стадионе в пригороде Берлина, А.В. Пыльцын особо отмечал, что на стол были поставлены «не стаканы и кружки, а по-мирному — рюмки (и где их только набрали?)». «А каждая речь завершалась тостом, и считалось добрым знаком каждый тост сопровождать полной чаркой»23.

Война закончилась, люди стали возвращаться к мирной жизни с ее повседневными проблемами, заботами и маленькими радостями. А чудом добытые довоенные рюмки навсегда остались символом долгожданной Победы.

Фронтовые 100 грамм. Почему их назвали наркомовскими и зачем была выбрана такая норма выдачи водки красноармейцам

Без комментариев

Решение о ежедневной выдачи бойцам и командирам Красной Армии 100 граммов водки было принято с началом «зимней войны». Так у нас называли советско-финскую компанию, которая продолжалась с января по февраль 1940 года. Морозы там в это время опускались до – 40 градусов.

Ворошилов, немногий из сталинского окружения, который мог обращаться к нему на ТЫ

С инициативой выдавать алкоголь личному составу для сугрева и поднятия боевого духа выступил нарком обороны Ворошилов. Сам, видно, знал толк в этом деле. В качестве ежедневной нормы были выбраны 100 грамм водки для пехоты, 200 грамм для танкистов и 100 грамм коньяка для летчиков. Её тут же окрестили наркомовской.

Красноармейцы на советско-финской войне

С началом Великой отечественной войны практику выдачи водки в войска первой линии вернули. Она поставлялась из тыла к фронту в цистернах. Потом в бочках или молочных бидонах её развозили по частям.

Норму и порядок выдачи наркомовских в ходе войны несколько раз меняли. Так, почти весь 1942 год водку выдавали только в войсках, которые вели наступление. Остальным бойцам 100 грамм полагалось по государственным праздникам. В конце того же года выдачу наркомовских на передовой всем возобновили. На кавказском фронте вместо водки выдавали 300 грамм виноградного вина или 200 грамм портвейна. Это правило действовало до 1 мая 1943 года. Тогда снова вернулись к выдаче наркомовских войскам, ведущим наступление.

Младшие командиры могут пить без закуски

Норма алкоголя в 100 грамм была выбрана не случайно. Это своего рода допинг. Здоровому человеку такая доза координацию не нарушит и реакцию не замедлит. А вот страх перед боем и чувство опасности уменьшит. А он, как известно, служит средством защиты, данной человеку природой.

Они пьют грамотно

После окончания войны практика фронтовых 100 грамм была прекращена. Сами участники относились к ней неоднозначно. Те, кто уже имел опыт первых боев, понимал, что алкоголь перед атакой может навредить, поскольку на время снимает страх быть убитым. Поэтому пили его преимущественно необстрелянные и молодые бойцы. Они лезли под немецкие пули и погибали первыми. Тем более что в результате людских потерь в потрепанных боями подразделениях на каждого приходилось куда больше 100 граммов водки. Опытные бойцы пили свою норму после атаки.

Тем не менее, наркомовские 100 грамм прочно вошли в быт фронтовиков. Их упоминали в песнях, пословицах и поговорках. Привычка выпивать свою норму осталась у многих и после войны. Не это ли способствовало последующему росту алкоголизма в СССР?

Обед моряков-подводников в боевом походе

P.S. Эту традицию продолжили в наше время в военно-морском флоте. Подводникам в боевом походе положено в сутки 100 грамм красного вина. Оно требуется для обеспечения нормальной работы пищеварительного тракта. Простыми словами, чтобы не было запоров у моряков от замороженных продуктов.

Два веселых поваренка