Владимир Георгиевич винничевский

Свердловский нелюдь: история самого молодого маньяка СССР

Ребенок был испуган и не мог точно описать нападавшего, путаясь не только в описании одежды, но также и в определении пола. Усугублялось все тем, что Рая, как и ее родители, очень плохо говорила по-русски и находилась в шоковом состоянии.

Следы нападения на теле Али Губиной

Выжила и трехлетняя Аля Губина, которую нелюдь также украл со двора, утащил в лесопарковую зону и изнасиловал. Преступник нанес девочке несколько ударов ножом, один из которых буквально выпотрошил ребенка. Произошло это в выходной день в нескольких десятках метров от отдыхающей компании и никто ничего не заметил.

Алю нашли в луже крови среди собственных внутренностей. Раны ребенка даже при современном уровне медицины считались бы смертельными, но свердловские хирурги в ходе 16-часовой операции совершили чудо и спасли девочку. И снова ни свидетелей, ни улик. Монстр не оставлял после себя ничего, кроме изувеченных детей. Осколок ножа, даже спустя 5 детских смертей, по прежнему являлся единственной «железной» уликой.

Следы удушения на шее одной из выживших жертв маньяка

Следствие находилось в безнадежном тупике – прочесывание дворов и опрос местных жителей не приносил плодов. Это был тот случай, когда пролетарским старанием ничего не добьешься – нужен был профессионализм, которого так не хватало свердловским правоохранителям.

Работа следователей усложнялась ситуацией, царившей в обществе. Атмосфера страха, вызванная сталинскими репрессиями, заставляла многих людей сторониться милиции. Также имела место и другая крайность. В первые же дни после того, как по городу пронесся слух о том, что ищут убийцу Герты Грибановой, участковых атаковали заявители, которые знали точно кто убийца и готовы были назвать его имя и точный адрес.

Карта Свердловска с отмеченными на ней первыми двумя местами похищения детей

Обычно виновником всех бед оказывался сосед по коммуналке, жилплощадь которого хотел прибрать к рукам заявитель. Также недруги, поссорившиеся на бытовой почве, сводили между собой счеты таким экстравагантным и опасным способом. Первые двое «убийц», схваченных по наводке бдительных соседей, признались во всех преступлениях. Отпустить их пришлось из-за очевидного незнания деталей преступлений, а главное — из-за продолжавшихся убийств.

Прошел почти год, а жуткие преступления не прекращались. Показания редких очевидцев похищений расходились – один раз следователям описывали 16-17 летнего неопрятного паренька с дефектом дикции, а другой – статную старомодно одетую даму. Убийца расширил географию своих преступлений и случаи пропажи детей начали фиксировать в соседнем Нижнем Тагиле. За ходом дела уже пристально следили из Москвы, то и дело присылая в город проверяющих и экспертов.

Один из туалетов, в выгребную яму которого убийца бросил свою жертву

В свете этих событий главное управление милиции города Свердловск решило организовать беспрецедентную в СССР по масштабам операцию, в которой должны были принять участие сотни милиционеров и курсантов военных училищ, переодетых в гражданских. Патрули, состоящие из 2-3 человек, были рассредоточены по всему Свердловску и перемещались в пределах видимости друг друга.

Участники операции получили оружие и были тщательно проинструктированы. Задерживать было приказано всех взрослых, которые находятся на улице с детьми от 1 года до 7 лет и ведут себя подозрительно или беспокойно. Облава полностью оголила милицейские тылы, так как к ней подключили абсолютно всех сотрудников, в том числе кабинетных работников. В операции не участвовали обычные граждане, так как это могло стать источником утечки информации и заставить убийцу залечь на дно.

Ул. Первомайская, на которой проживала первая жертва. Как оказалось позже, убийца обитал в соседнем доме

Для Свердловского уголовного розыска это был опасный ход, вызванный отчаянием. В случае провала всем руководителям «светила» статья о вредительстве – в столице им не простили бы полную остановку работы милиции Свердловска. К счастью, преступник был пойман прямо на месте преступления, вскоре после начала операции.

Последней жертвой свердловского монстра чуть не стал трехлетний Слава Волков, похищенный у подъезда, где его на минутку оставила мать. Убийца чувствовал, что кольцо вокруг него сжимается, поэтому не побоялся затащить жертву в трамвай, чтобы оторваться от преследования. На одной из остановок окраины города, вышедший из трамвая человек с ребенком показался подозрительным курсантскому патрулю и ребята аккуратно последовали за ними по лесной тропинке.

Опасения подтвердились – зайдя на пару сотен метров в лес, мужчина бросил ребенка на землю и принялся срывать с него одежду. В этот момент курсанты Ангелов, Крылов и Попов произвели задержание злоумышленника. Как потом окажется записано в деле, убийца, увидев, что его поймали, воскликнул: «Жалею, что жизнь кончилась!»

Владимир Винничевский в день задержания

Пойманным за руку монстром оказался Владимир Георгиевич Винничевский 1923 года рождения, учащийся 7 класса одной из свердловских школ. Личность преступника, которому на момент задержания было всего 16 лет, вызвала шок у милиции. Следователи ожидали, что преступник может оказаться молод, но не могли предположить, что он будет несовершеннолетним. Искали молодого человека лет 20-25, возможно инвалида, но никак не ребенка.

Портрет Винничевского, сделанный в ходе следствия

На счету мальчишки, больше года безнаказанно совершавшего ужасные преступления, на момент ареста было 8 убитых и 10 раненных. Преступник орудовал как в Свердловске, так и в Нижнем Тагиле, куда приезжал погостить у родственников. Не все тагильские эпизоды были известны милиции, так как некоторые дети числились просто пропавшими.

Фото Виничевского из уголовного дела

Нелюдь рассказал о неизвестных милиции убийствах и в выгребной яме одного из жилых кварталов Нижнего Тагила было обнаружено еще одно детское тело. Предпоследнее убийство Винничевский совершил в небольшом городе Кушва, убив там трехлетнюю Катю Лобанову и также спрятав труп рядом с ее домом, в яме туалета.

Маньяк пытался совершить со своими первыми жертвами естественное совокупление, но в силу анатомических особенностей жертв это было невозможно. Тогда Винничевский начал совершать анальные половые акты, которые приносили ему удовольствие лишь при удушении жертвы.

Дом Винничевских слева. Свердловск. 1940 год

Владимир Винничевский был ребенком из полной благополучной семьи. Его отец — Георгий Иванович, был мастером в коммунальном хозяйстве Свердловска, а мать — Елизавета Петровна, работала счетоводом на одном из предприятий города. Мальчик не в чем не нуждался — обыск показал, что в его паспоряжении были неслыханные для школьника 30-х годов богатства — перочинный нож (который использовался при нападениях), кожаная обувь и добротная даже по взрослым меркам одежда.

Предметы и одежда, найденные у убийцы дома. Справа внизу — зашифрованный список жертв

В карманах маньяка нашли дорогие шоколадные конфеты, которыми тот заманивал детей, а также 20 рублей денег, что составляло двухдневный заработок заводского рабочего. Одноклассники Владимира сообщили следователям, что парень был не слишком общительным и всегда имел при себе деньги. Винничевский не отказывал себе в удовольствиях почти каждую неделю посещать кинотеатр, театр или цирк, куда нередко приглашал друзей.

Схема одного из убийств, собственноручно составленная Винничевским

Интересно, что одним из друзей Винничевского, которого особенно тщательно допрашивали следователи, был Эрнст Неизвестный — будущий известный российский скульптор. Мальчики дружили и Владимир часто приглашал Эрнста составить ему компанию при походе в театр.

В школе убийцу охарактеризовали как спокойного, неконфликтного ребенка с плохой успеваемостью. Для того, чтобы выяснить обстоятельства некоторых убийств, следователям уголовного розыска пришлось сопоставлять информацию, полученную от Винничевского с школьным журналом. Были случаи, когда маньяк успевал совершить нападение, имея «окно» между уроками, составлявшее не более часа.

Фото нескольких жертв маньяка из уголовного дела

Родители, узнав о том, что безжалостным убийцей и насильником оказался их сын Володя, отказались от него. Ими было оставлено в редакции газеты «Уральский рабочий» такое заявление:

«Мы, родители, отрекаемся от такого сына и требуем применить к нему высшую меру — расстрел. Таким выродкам в советской семье жизни быть не может. 1 ноября 1939 г. 12 часов дня».

Не слишком знакомый с законами Владимир Винничевский вел себя во время следствия спокойно и уверенно. Не зная о существовании постановления о применения высшей меры к лицам, не достигшим совершеннолетия, он был уверен, что получит 10 лет, которые в довоенном СССР были максимальным наказанием для юных преступников, независимо от их злодеяний.

Четыре тома уголовного дела Владимира Винничевского

Прозвучавший 16 января 1940 года приговор — расстрел, шокировал выродка. Винничевский запаниковал и тут же начал писать прошения о помиловании, но все они были отклонены. Также маньяк просил, чтобы его отправили на фронт (на момент суда над убийцей СССР вел боевые действия в Финляндии), где он готов искупить свою вину кровью, став танкистом, но его прошение осталось без ответа.

В мае 1940 года Владимир Георгиевич Винничевский, которому на тот момент исполнилось 17 лет, был расстрелян на одном из полигонов под Сведловском и там же захоронен. В то время тела расстрелянных хоронили в общих могилах и, вероятнее всего, маньяк оказался в одном захоронении с жертвами репрессионной машины. Интересным совпадением является то, что бывший одноклассник Винничевского, Эрнст Неизвестный, спустя пол века после его казни, создал на месте расстрела монумент «Маски скорби», посвященный жертвам сталинских репрессий.

Монумент «Маски скорби» на 12 км Московского тракта

Смотрите также: «Каннибал Саша»: история новокузнецкого людоеда

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на нашу страницу в Facebook и канал в Telegram.

Рубрики: дети • история • лонгриды • Российская Федерация Теги: маньяк • насильник • СССР • Урал

«Расстрелять без разговоров»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. Их преступления заставили содрогнуться страну. Они забирали жизни без жалости и сожаления. В первой статье мы рассказывали о Василии Комарове по кличке Шаболовский душегуб, первом серийном убийце в истории СССР. Сегодня наш рассказ — об Уральском монстре Владимире Винничевском, самом молодом серийном убийце не только в советской, но, возможно, и в мировой истории. Он начал нападать на детей в 15 лет, а к 16 годам на его счету уже было 18 жертв. По законам того времени за свои преступления Винничевский должен был получить всего десять лет лагерей, но сыщики нашли способ подвести маньяка под расстрел…

«Очень скрытен и молчалив»

Детство Владимира Винничевского, родившегося 8 июня 1923 года в Свердловске, нельзя назвать счастливым. Его семья была обеспеченной: отец, бывший чекист, трудился в типографии «Уральский рабочий», мать работала кассиром. Владимир страдал генетическим заболеванием, из-за чего заикался и имел слегка асимметричное лицо. По другой версии, заикаться мальчик стал от испуга, после падения в глубокую яму.

Как бы то ни было, из-за этих дефектов Винничевский комплексовал и не мог найти общий язык со сверстниками. Он рос очень застенчивым и нередко подвергался нападкам дворовых ребят и одноклассников: те толкали и пинали мальчика, зная, что тот не сможет дать им отпор. Родители Винничевского видели это и неоднократно пытались лечить сына от заикания, но безуспешно.

«Я наблюдала, что он вял, необщителен… Таким он был с раннего детства. Здоровье у него было слабое. Три раза болел воспалением легких, был коклюш, корь, однажды была операция на горле, удаление аппендицита… У него было стремление к путешествиям, причем ему хотелось путешествовать без родителей. Он очень скрытен, молчалив, никогда ни о чем не рассказывал. Он бесстрашный, ничего не боялся», — рассказывала мать Владимира.

Не сумев поправить здоровье сына, его родители стали потакать всем его прихотям: покупали ему хорошую одежду и обувь, подарили велосипед и фортепиано. Подросток мог похвастаться модными в то время танковым шлемом и перочинным ножиком, а еще — постоянными карманными деньгами. Дядя Винничевского вспоминал, что как-то в копилке у племянника насчитал целых 600 рублей — по тем временам две месячные зарплаты рабочего.

Неудавшийся грабитель

Семья Винничевских жила в бараке на Первомайской улице. До пятого класса Владимир был хорошистом и проявлял себя как весьма смышленый мальчик, но потом сильно сдал в учебе и даже остался на второй год. Он объяснял это постоянными головными болями, ослабевшей памятью и переводом в другую школу. Правда, причиной последнего стала неприятная история, в которой Винничевский оказался одним из главных героев.

Он украл у отца деньги, револьвер, порох и дробь, а потом вместе с двумя одноклассниками планировал уехать на Кавказ. Причем перед поездкой Винничевский вместе с товарищами собирался… ограбить военный склад. К счастью, отец вовремя заметил пропажу оружия и поначалу отругал сына. Но затем решил, что подросток поддался дурному влиянию сверстников, и Владимира перевели в другую школу.

Впрочем, ходили слухи, что Винничевского попросту выгнали из предыдущей школы — он якобы в компании все тех же неудавшихся беглецов напился вина. А поскольку инцидент произошел прямо посреди учебного года, в другую школу Владимира взяли только следующей осенью. Полгода он нигде не учился и в сентябре отправился снова в пятый класс. Правда, и в этой школе у Винничевского не заладилось с одноклассниками, поэтому ему вновь пришлось сменить место учебы.

Холод без страстей

В конце концов у подростка полностью пропал интерес к учебе — и он стал рваться на работу, от чего его дружно отговаривала вся семья. Тогда он вновь решился на побег и добрался до Тагила, но там его задержали и передали приехавшей туда матери. Владимир нехотя вернулся к учебе — и на этот раз сумел найти себе друга — Эрнста Неизвестного, ставшего позже знаменитым скульптором. Мальчики вместе ходили в школу, кино, театр и в гости друг к другу.

Читать юный Винничевский особо не любил и к книгам относился прохладно. Зато подростку нравились патриотические фильмы, особенно на военную тематику. А еще, несмотря на нелюбовь к учебе, Владимир брал частные уроки игры на фортепиано.

Когда у Винничевского настала пора переходного возраста, он, в отличие от сверстников, не стал активно интересоваться противоположным полом. Напротив, подросток с удивлением понял, что девушки его не только абсолютно не интересуют, но и вызывают чувство брезгливости. Его друг Неизвестный заметил это — и попытался завести разговор с Владимиром о противоположном поле. Но Винничевский эту тему не поддержал, а лишь поморщился и заявил, что «половых сношений не любит и никогда не имел».

Ошибки воспитания

Не исключено, что на психику молодого Винничевского в плане общения с девушками повлияли несколько обстоятельств. Во-первых, отец строго наказывал ему не вступать в связи с противоположным полом — мол, по Свердловску ходят венерические заболевания. Во-вторых, в 1937 году дядя Владимира устроил племяннику урок полового воспитания и, среди прочего, посоветовал не насиловать девушек — иначе могут вычислить по следам или жертва опознает.

Не пошла на пользу Винничевскому и история из пятого класса: мать школьника нашла любовные письма, которые тот писал девочкам. Она сочла интерес сына к противоположному полу преждевременным — и грубо отругала его. Впрочем, Елизавету Винничевскую всегда отличало своеобразное поведение и довольно странные поступки.

Так, однажды она отправила сына в аптеку, вручив ему пустой пузырек от лекарства отца — тот страдал эректильной дисфункцией. При этом Винничевский прекрасно понимал, что и зачем он покупает. Больше того: родители спали с ним в одной комнате, хотя позже Елизавета будет утверждать, что у них с мужем при сыне никогда не бывало близости. Зато Винничевский часто становился свидетелем вспышек ревности у собственного отца, который порой нападал и на самого подростка, грозя отправить в интернат за плохую учебу.

Опасный интерес

Между тем в какой-то момент у молодого Винничевского пробудились нездоровые чувства к детям. Он играл с ними в песочницах, поначалу помогая лепить куличики, а со временем стал тайком придушивать малышей. Испуганные дети жаловались родителям, но те думали, что подросток просто заигрался — и не обращали на их слова внимания.

Странности в поведении друга замечал и Эрнст Неизвестный. У него подрастала пятилетняя сестра, которую он как-то ненадолго оставил наедине с Владимиром. А когда снова появился в комнате, заметил, что тело приятеля сотрясает крупная дрожь. Неизвестный поинтересовался у одноклассника, в чем дело, — но ничего толком объяснить его друг не смог.

Дети 3 и 5 лет жили и в соседней комнате с Винничевским, но тот никогда не обижал их, боясь за свою репутацию в глазах жильцов барака. Даже начав совершать страшные убийства, детей из комнаты за стенкой маньяк не тронул. Впрочем, первое из своих преступлений Винничевский все равно совершил неподалеку от своего жилья — в соседнем доме.

Первая кровь

Первое преступление, о котором стало известно милиции, Владимир Винничевский совершил летом 1938 года, когда ему было всего 15 лет. Жертвой маньяка стала трехлетняя Герта Грибанова — девочка не дожила до своего четырехлетия всего месяц. В роковой день за Гертой присматривал ее дед, но куда больше внимания он уделял ее старшей сестре Ираде: та отходила после непростого удаления зуба, и у нее поднялась температура.

Герта же была по большей части предоставлена самой себе и играла во дворе дома на Первомайской улице — этим и воспользовался маньяк Винничевский. Он зашел во двор и предложил девочке пойти на огород. Герта знала Владимира — и доверчиво протянула ему руку. Уже на огороде маньяк стал душить свою жертву, а когда та перестала дышать, несколько раз с такой силой вонзил ей нож в голову, что часть лезвия застряла в черепе. После этого Винничевский надругался над телом, частично расчленил его, спрятал останки под кустом черемухи и сбежал.

Вскоре дед хватился Герту: он попытался найти внучку сам, но безуспешно. После полуночи искать девочку стали ее родители, которые вернулись из театра. А вот милиция не спешила начинать поиски: стражи порядка убеждали близких Герты, что та найдется сама. Но в итоге тело ребенка обнаружили воришки, которые на следующее утро залезли на огород у дома Грибановых в поисках чего-нибудь съестного. 12-летний Вася Молчанов увидел под черемухой тело Герты, прикрытое лопухами и верхней одеждой, — и сразу поднял шум, на который сбежались взрослые…

Только тогда на Первомайской улице появились милиционеры, которые сразу же завели уголовное дело и пообещали найти убийцу в кратчайшие сроки. Они не знали, что маньяк был совсем рядом: Винничевский стоял в толпе зевак и смотрел, как тело Герты выносят из огорода. На него в тот день никто даже не подумал, а в число подозреваемых попали родители и дед погибшей, а также Вася Молчанов и его друзья. Правда, вскоре все подозрения с них сняли — но пока следователи пытались получить признания от задержанных, маньяк Винничевский вновь вышел на охоту.

Вооруженный легендой

Осторожный Винничевский придумал себе легенду на случай, если его остановит кто-либо из взрослых. В те годы подростки активно зарабатывали карманные деньги, собирая у населения и сдавая государству металлолом. И маньяк решил при необходимости выдавать себя за одного из таких малолетних сборщиков.

В августе 1938 года Винничевский вошел во двор дома по улице Анри Марти, где проживала семья Плещеевых. Во дворе маньяк заметил четырехлетнюю Нину Плещееву: девочка не испугалась незнакомца и согласилась показать ему, где находится туалет. Когда они оказались у сарая с лошадиными стойлами, Винничевский затащил Нину внутрь, изнасиловал и, как ему показалось, задушил. После этого он положил жертву в деревянный ящик и закопал в сено.

Однако маньяк просчитался: Нина выжила, очнулась и начала стонать. Мать нашла ее и увидела на шее девочки следы удушения, после чего вызвала врача. Но медик даже не осмотрел маленькую пациентку и сходу предположил, что Нину покусала корова. То, что Плещеевы такой скотины не держали, врача ничуть не смутило. После такого медосмотра семья решила не обращаться с заявлением в милицию, рассудив, что там они тоже ничего не добьются. О том, что произошло с Ниной на самом деле, станет известно лишь после поимки Владимира Винничевского.

Снежная могила

В феврале 1939 года весь Свердловск содрогнулся от новости о новом преступлении маньяка. Прогуливаясь вечером по улице Луначарского, Винничевский вдруг заметил, что около одного из домов стоят санки с маленьким мальчиком — двухлетним Борей Титовым, которого мать ненадолго оставила под присмотром старшего сына, пятилетнего Натана. Но «дозорный» заигрался со снегом — и не заметил, как Винничевский подкрался к санкам и бросился бежать вместе с ними. Пропажу Бори заметила вернувшаяся мать: она побежала по улице, громко выкрикивая имя сына.

В какой-то момент в 20-30 метрах от себя она заметила незнакомца, тащившего за собой детские санки. Но прежде, чем женщина догнала его, Винничевский схватил ребенка и убежал. К поискам мальчика сразу же подключилась милиция, которую вызвали очевидцы. Именно внимательность одного из стражей порядка спасла Боре Титову жизнь: обходя окрестности в поисках мальчика, милиционер услышал слабый стон, который доносился из глубокого сугроба.

Страж порядка увидел следы, говорящие об одном: что-то закопали в снег. Тогда милиционер стал копаться в сугробе — и нашел там мальчика, которого маньяк зарыл, надеясь, что жертва задохнется. К счастью, ребенок отделался испугом и несколькими синяками. Но поскольку мальчик выжил, уголовное дело из-за этого инцидента милиция заводить не стала. Милиционеров не насторожил тот факт, что место гибели Герты Грибановой и место похищения Бори Титова разделяли всего 200 метров.

Чудо на операционном столе

Несмотря на прокол, маньяк Винничевский и не думал прекращать свои преступления. 1 мая 1939 года он напал на четырехлетнюю Раю Рахматуллину, которая дожидалась мать около своего дома на улице Шевченко. Он заманил девочку в туалет — и там стал бить ножом в лицо, а потом сбежал, бросив жертву истекать кровью. Рая в полуобморочном состоянии направилась к дому и по пути ее заметил сосед, который сразу же вызвал врачей. Состояние девочки шокировало даже повидавших многое медиков — по лицу девочки словно прошлись теркой.

Допрос потерпевшей едва не запутал следствие: Рая путалась в своем рассказе, говоря, что на нее напал то ли дядя, то ли тетя. Но тут помогла мать девочки, которая объяснила, что та хорошо знала башкирский язык, а русский — слабо, из-за чего могла попросту путать слова. По делу о нападении на Раю задержали двоих подозреваемых, но их вину доказать не удалось.

Полтора месяца спустя, 12 июня 1939 года, внезапно пропала юная жительница Пионерского поселка — Аля Губина, которой исполнилось 2,5 года: ее семья жила в доме на Флотской улице. Винничевский похитил девочку благодаря тому, что ее отец и мачеха устроили застолье с друзьями. Маньяк привел свою жертву в безлюдный Основинский парк и набросился на нее с ножом… Девочку нашли час спустя — прохожие заметили, что у дерева сидит ребенок, и подошли ближе. Увиденное шокировало их: живот Али напоминал зияющую рану, при этом девочка находилась в сознании.

Ребенка госпитализировали — но врачи особо не надеялись, что Аля выживет. Однако случилось чудо: она попала к молодому и талантливому хирургу Зинаиде Нигановой, которая провела безупречную операцию, спасла Але жизнь и не допустила развития сепсиса. Вскоре маленькая пациентка пошла на поправку.

Проклятый путь

Следующей жертвой маньяка Винничевского стала Рита Ханьжина, которой через два месяца должно было исполниться четыре года. Ее семья жила в поселке Красная звезда, и мать девочки постоянно держала дочку при себе. Но однажды Рита ускользнула из дома — и на свою беду наткнулась на Винничевского. Тот завел девочку в лес, задушил, исколол ножом и надругался над трупом. Тело жертвы маньяк завалил ветками, а ее голову прикрыл валуном. Останки Риты четыре дня спустя нашли две соседки семьи Ханьжиных, которые перегоняли через лес стадо коз.

Но поиски убийцы милицией все время оставались бесплодными, несмотря на то что на теле одной из жертв он оставил след своего ботинка — потенциальную зацепку для следствия.

А кровавая жатва Винничевского между тем продолжалась: трехлетняя Валя Камаева, четырехлетняя Лида Сурнина, двухлетний Коля Савельев, трехлетний Коля Петров, четырехлетняя Тася Морозова — все они стали жертвами Уральского монстра (такую кличку дали убийце). Но не исключено, что пострадавших от рук маньяка было куда больше — ведь далеко не все родители сообщали в органы о происшествиях со своими детьми.

При этом орудовал Винничевский не только в родном Свердловске и его окрестностях, но и в других городах. В Нижнем Тагиле жертвой маньяка стала Рита Фомина — ей было 2,5 года. А в Кушве, где Уральский монстр в свое время лечился от заикания, он расправился с трехлетней Валей Лобановой.

Страх и ненависть в Свердловске

Весь Свердловск погрузился в настоящий ужас: напуганные матери старались ни на шаг не отпускать от себя детей. А милиционерам и курсантам милицейских училищ поступил приказ организовать патрули и внимательно наблюдать за всеми взрослыми, в компании которых находятся дети.

Подобная бдительность в итоге и спасла жизнь маленькому Славе Волкову — последнему ребенку, которого похитил Винничевский. Вечером 24 октября 1939 года родители собрали трехлетнего мальчика на прогулку — и он вместе со старшей сестрой Ритой первым вышел на улицу. Дети ждали взрослых у своего дома на улице Культуры, но в какой-то момент девочка внезапно вернулась домой.

Она рассказала родителям, что к ней подошел молодой человек — и сообщил, что мама попросила ее подняться к ней. Рита оставила брата в компании незнакомца и прибежала в квартиру. Поняв, что произошло, вся семья бросилась во двор — но Славы нигде не было.

В это время Уральский монстр вместе со своей жертвой уже ехал в трамвае. Они добрались до безлюдной остановки — и маньяк повел мальчика за руку в сторону леса, где была убита Рита Ханьжина. Но тут странную пару заметил курсант Свердловской школы рабоче-крестьянской милиции Иван Попов — и, доверившись своей интуиции, пошел следом. Вскоре компанию ему составили двое одногруппников, которых Попов встретил по пути.

Троица следила за подозреваемым очень осторожно: боясь спугнуть его, курсанты держали с ним большую дистанцию. А Винничевский, даже не подозревая о «хвосте», взял жертву на руки, отнес вглубь леса, снял с мальчика верхнюю одежду и начал душить. Медлить было нельзя — курсанты с наганами наперевес накинулись на маньяка и скрутили его. Поговаривали, что при задержании Уральский монстр рыдал громче своей жертвы — настолько он испугался за свою жизнь.

Горькая правда

При обыске у задержанного следователи, помимо прочего, нашли обертки от дорогих шоколадных конфет — сам Винничевский их не любил, зато при помощи сладостей приманивал своих маленьких жертв. Обыск стал шоком для родителей Уральского монстра: не зная о задержании сына, они поначалу решили, что тот пропал без вести. Отец Винничевского даже успел отнести в милицию заявление о пропаже подростка. Но когда в дверь к родителям маньяка постучались стражи порядка, шокирующая правда полностью открылась им.

Позже они отреклись от Винничевского, правда, мать сделала это скорее под давлением своего супруга, а сама до конца ходила и обивала пороги чиновников, прося о помиловании сына. Разбирая его бумаги, Елизавета Винничевская нашла странные записи с шифром — и уверилась в мысли, что ее сын действовал под влиянием и по наводке некого хитроумного подельника. Женщина даже пыталась найти его самостоятельно, но со временем оставила эти попытки.

На допросе Елизавета говорила, что сын мечтал много путешествовать, был скрытен и нелюдим, но при этом проявлял бесстрашие. Она рассказала, что в три года он вместе с другим мальчиком пытался заживо закопать собаку. Но позже похожих попыток он не предпринимал: наоборот, Винничевский ухаживал за купленными кроликами и просил купить ему поросенка.

«Десять лет лагерей ему мало!»

Между тем отец Уральского монстра, по некоторым данным, лично требовал для своего сына расстрела. Изначально действия Винничевского квалифицировали по пункту «е» статьи 136 «Умышленное убийство, с использованием беспомощного положения убитого» УК РСФСР. Однако позже эту квалификацию в уголовном деле маньяка аккуратно заменили на статью 59/3 «Бандитизм». Это не было ошибкой: Винничевского специально подводили под расстрельный приговор, ведь по изначальной квалификации максимум, что мог получить убийца, — десять лет лагерей.

Против перспективы даже гипотетического освобождения одного из самых страшных маньяков СССР категорически выступили абсолютно все сыщики, знакомые с его делом. Писатель Алексей Ракитин в своей книге «Уральский монстр» так описывал мысли сотрудников милиции: «Этого молодца надо под «вышку» подводить, расстреливать без разговоров — десять лет лагерей ему мало!»

Правда, сам Винничевский о намерениях стражей порядка даже не подозревал — и спокойно готовился к долгому тюремному сроку. В одиночной камере он писал стихи и распевал похабные песенки собственного сочинения. Маньяк стал сотрудничать со следствием и рассказал даже о тех преступлениях, про которые сыщики не подозревали. А на следственных экспериментах Винничевский без особых эмоций показывал, как убивал и насиловал своих жертв.

«Было приятно, когда я душил и мучил»

На суде Уральского монстра обвинили в нападениях на 18 детей в 1938-1939 годах: восьмерых он убил, на жизни десяти покушался. Процесс над Винничевским начался 15 января 1940 года. «Мне было приятно, когда я душил, когда мучился ребенок», — прямо заявил маньяк. В его монологах на суде не было ни жалости к замученным жертвам, ни сожаления о содеянном. Приговор подсудимому вынесли за рекордный срок: его огласили уже на следующий день после начала процесса. В нем говорилось:

«Винничевского Владимира Георгиевича расстрелять. Вещественные доказательства по делу — рубашку, брюки и ботинки Винничевского — возвратить родителям Винничевского, перочинный нож направить в Областное управление милиции, обертки от конфет — уничтожить, а остальные вещественные доказательства оставить при деле».

Родственники вспоминали, что когда-то якобы смелый Винничевский на вопрос, не страшно ли ему возвращаться поздно вечером домой, невозмутимо отвечал: «Все равно когда-нибудь умирать придется». Но сразу после приговора былая бравада у маньяка исчезла: он стал писать жалобы, в которых выставлял себя запутавшимся в жизни ребенком, просил о помиловании и обещал встать на «путь истинный».

Одновременно осужденный пытался прикинуться невменяемым — но его уловку быстро раскусили специалисты из института Сербского. В итоге Винничевскому при помощи бюрократии удалось прожить меньше 12 месяцев: его расстреляли 11 ноября 1940 года. Где захоронен Уральский монстр — неизвестно, но, вероятнее всего, его останки покоятся на 12 километре Московского тракта.

Именно в этом месте Свердловской области в общей могиле хоронили расстрелянных, в том числе и по политическим статьям. В память о погребенных там жертвах репрессий в 2017 году на Московском тракте появился мемориал «Маски Скорби: Европа — Азия». А создал его скульптор Эрнст Неизвестный — школьный друг одного из самых страшных маньяков Советского Союза.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru Больше интересного и удивительного — в нашем Instagram. Подписывайся! Ariana Grande

Биография прыщавого маньяка подростка Владимира Винничевского

Малолетний убийца, от преступлений которого кровь стынет в жилах… Ему было всего 15 лет, когда впервые изнасиловал и убил трехлетнюю девочку… Кто он, страшный маньяк, орудовавший в 1930-х годах в Свердловске?

Жизнь до убийств

Родился Владимир в 1923 году в Свердловске. Семья по тем временам считалась обеспеченной: у родителей имелся частный дом в центре города, мальчик всегда был хорошо одет, ему давали карманные деньги (при аресте было изъято 20 рублей, что составляло заработок рабочего за два дня). Отец, Винничевский Георгий Иванович, был мастером в городском коммунальном хозяйстве, а мать, Елизавета Ивановна, работала счетоводом.

Дом Винничевских второй слева

Учился Вова в школе №16, успеваемость была низкая, он часто оставался на второй год. Одноклассники (среди которых был и прославившийся впоследствии скульптор Эрнст Неизвестный) характеризовали парня как нелюдимого и застенчивого. К тому же, он еще и немного заикался, что, конечно же, не добавляло желания общаться со сверстниками – замкнутость почти всегда свойственна детям с дефектами речи.

На допросе в 1939 году Неизвестный, бывший, наверное, самым близким другом Винничевского – мальчики вместе ходили в кино, на концерты, бывали друг у друга в гостях – рассказал, что Владимир не любил стандартных для каждого подростка разговоров о девочках. Он признался другу, что его не тянет к ровесницам, и он никогда не имел с ними сексуального контакта. Но о том, к чему же его на самом деле тянуло, парень благоразумно предпочел умолчать…

Первые убийства

Впервые мальчик почувствовал тягу к убийству в 1938 году, когда ему было всего 15 лет. Причем это было непосредственным образом связано с сексуальным желанием подростка. Известно, что в таком возрасте у юноши наблюдается повышенный интерес к девушкам, его тянет на разговоры об этом. Как уже говорилось, Винничевский был совершенно иным. Он чувствовал, что его тянет… к детям. При этом свое сексуальное напряжение подросток не снимал самостоятельно – это обстоятельство было документально зафиксировано врачами при осмотре преступника, да и он сам на допросах всячески акцентировал на этом внимание. Остается лишь гадать – почему. В то время занятия онанизмом, конечно же, не одобрялись, ходили слухи о якобы крайнем вреде мастурбации. Кроме того, вероятно, парень просто считал это унизительным для себя.

Поначалу Владимир пытался заигрывать с соседскими детьми: возясь с ними в песочнице, он понял, что испытывает особое возбуждение лишь тогда, когда руки его касаются головы и шеи ребятишек. Парень стал предпринимать попытки слегка – как будто бы играя – душить малышей. Дети жаловались родителям, но этому тогда не придали особого значения…

Первое преступление Винничевский совершил летом 1938 года, однако имен пострадавших мы не знаем, так как родственники их не обратились в милицию. По словам самого маньяка, тем летом он убил двоих детей. Возможно, родные пропавших побоялись подавать заявления – время-то было тяжелое – 1930-е годы. И так постоянные аресты, ссылки, расстрелы. Родители, скорее всего, полагали, что в смерти их детей обвинят их самих – так же проще. Боялись навлечь на себя подозрение, боялись судебного произвола… А тем временем маньяк продолжал свой кровавый путь…

Герда Грибанова

Почти четырехлетняя Герда стала первой достоверно известной жертвой убийцы. Ее семья жила по соседству с Винничевскими, и девочка хорошо знала Владимира. Поэтому не удивилась, когда 12 июля тот вошел к ним во двор, взял ее за руку и предложил поиграть в огороде. По сути, преступник и не похищал ребенка. Все произошло в непосредственной близости от дома, в котором находился старый дедушка девочки и ее сестра Ираида. Родители же в этот вечер решили провести время вместе, и пошли в городской театр.

Герда Грибанова

Малолетний маньяк придушил свою жертву и попытался изнасиловать. Однако вскоре понял, что это невозможно по физиологическим причинам. Впоследствии он станет практиковать анальное изнасилование или просто трение гениталий о тело ребенка. Хотя и это было не всегда необходимо – в основном все происходило в момент душения. Парень настолько возбуждался, пока раздевал свою жертву, что в момент убийства у него происходило непроизвольное семяизвержение. Все это он подробно опишет на допросах.

Убив ребенка, Винничевский решил, что этого мало – и, выхватив нож, нанес девочке несколько ударов по голове. Но оружие сломалось у него в руках, оставив в черепе жертвы небольшой осколок. Потом его изымут как улику, надеясь, что преступник будет вновь использовать то же орудие. Но Владимир выбросил нож сразу после убийства.

Тело Герды было найдено не сразу. Сначала внучку пытался отыскать дед, уже почти ночью к поискам присоединились вернувшиеся из театра родители. Утром отец пошел на работу, взял отгул и продолжил искать… Два раза Петр Грибанов приходил и в милицию – но к пропаже детей в то время серьезно не относились… Милиционеры даже не стали фиксировать произошедшее – тогда в полной мере работал принцип «нет тела – нет дела».

Только 16 июля погибшая девочка была обнаружена… во дворе собственного дома под кустом черемухи! Нашел ее 12-летний подросток Вася Молчанов, который жил по соседству. Тело было старательно прикрыто одеждой и лопухами. Правая рука и часть правой ноги были отрезаны и аккуратно уложены рядом.

Кстати, Владимир приходил смотреть на то, как тело Герды забирала милицейская машина. Собралась толпа зевак – соседей, случайных прохожих – юноша затерялся среди них и с любопытством наблюдал… На суде он признается, что лишь в этот момент ему стало жалко девочку «не как знакомую, а как ребенка».

Читая акты о расследовании страшного преступления, начинаешь понимать, чего же боялись родители предыдущих жертв Винничевского, которые даже в милицию не обращались. Под подозрение в убийстве девочки тут же попали… ее родители и дед Михаил! Дескать, почему дедушка, обычно навещавший внучек лишь раз в год, приехал именно в этот день? Почему отпустил сына с невесткой в театр? Почему сразу же после убийства уехал, захватив с собой старшую внучку Ираиду?

На самом деле все логично – дед жил в Челябинской области, годы не молодые, часто ездить не мог. Логично и то, что Грибановы, имевшие двух детей, решили воспользоваться приездом Михаила Андреевича и провести хоть немного времени вдвоем. Логично и то, что дедушка забрал внучку – зачем ей лишний стресс? Да и время летнее, пусть порезвится на природе… Но доблестная советская милиция все это интерпретировала как… действия по подготовке родителями убийства собственной дочери! Как ни парадоксально звучат эти слова, но такая версия действительно существовала и считалась основной – пока не появились другие подозреваемые – тот самый нашедший Герду Василий Молчанов и его дружки.

Почерк маньяка

Однако мы отвлеклись от рассказа о Владимире. После убийства Грибановой он «извлек урок» из произошедшего и принял решение пользоваться более надежными «инструментами» – отверткой и швейцарским ножом. Ему доставлял истинное удовольствие процесс разрезания плоти… Кроме того, парень придумал себе «легенду» – он вообще был достаточно сообразительным. Как беспрепятственно появляться в чужих дворах? Вова решил представляться сборщиком металлолома – это было приметой времени. Школьники действительно часто обходили дома в поисках утиля – подозрений с таким объяснением подросток бы не вызвал.

Также маньяк решил для себя, что преступления необходимо совершать в разных местах – тоже для сокрытия следов. Этим объясняется то, что несколько нападений он совершил в Свердловской области – Нижнем Тагиле и Кушве. Но при этом далеко от места похищения Винничевский жертву никогда не заводил – все происходило в радиусе километра.

Другие жертвы. Первые выжившие

Четвертой пострадавшей от рук Винничевского была девочка, имя которой выяснить не удалось. В пятый раз маньяк впервые изнасиловал мальчика – как подлинному педофилу, пол ребенка был ему неважен. Скорее всего, этот ребенок выжил, но личность его также не установили.

10 февраля 1939 года Владимир похитил четырехлетнего Борю Титова. Мать ненадолго зашла в дом, оставив старшего семилетнего Натана присматривать за братиком. Но когда через минуту вышла, Бори уже не было… Положительную роль сыграло то обстоятельство, что молодая Фаина не растерялась, а, быстро сообразив, что ребенка украли, бросилась в погоню. Она успела заметить высокого молодого человека, который стремительно перебегал улицу, катя за собой санки с ее малышом.

Преступнику удалось оторваться от погони, и мать сразу же побежала в милицию. Там к ее заявлению отнеслись сочувственно и выделили отряд для прочесывания местности. Один из милиционеров, осматривавших территорию в поисках улик, вдруг услышал тихий стон, который вскоре повторился. Не было сомнений, что звук доносился из близлежащего большого сугроба. Мужчина разрыл его и увидел раздетого ребенка, который лежал лицом вниз. Нос и рот его были забиты снегом. Еще немного, и мальчик бы просто задохнулся.

Малыша немедленно доставили в отделение, куда вскоре прибыла и его мать. На теле ребенка были отчетливо видны следы удушения… Однако никаких следственных действий по факту предпринято не было! Хотя даже неопытный следователь обратил бы внимание на то, что убийство Герды и похищение Бори территориально разделяло всего-то 250 метров! Насильники ведь всегда действуют на привычной для них местности…

А тем временем маньяк продолжал свои действия – следующей стала трехлетняя Катя Лобанова, жительница Кушвы. Тело убийца выбросил в выгребную яму, чтобы скрыть запах разложения.

Новая тактика. Аля Губина

Вскоре Винничевский придумал новый хитроумный план – похищать детей и доставлять их для изнасилования и убийства в отдаленные лесные массивы. Там он забрасывал трупы ветками для того, чтобы усложнить поиски. Эту тактику преступник применил по отношению к четырехлетней Лиде Суриной и трехлетней Вале Камаевой. При этом привычные ему убийства в городе, поблизости от собственного дома, Владимир также изредка практиковал.

12 июня 1929 года была похищена Аля Губина, четырех лет от роду. Это был выходной, и родители девочки решили хорошенько отдохнуть – пригласили друзей, выпили пива… Странно, что в такой ситуации игравшей во дворе девочки скоро хватились – но, тем не менее, это так. Мачеха Али вовремя забила тревогу – и вся компания отправилась на поиски… Видимо, участившиеся за последнее время случаи исчезновения детей заставили местную милицию оперативнее реагировать на поступающие заявления – потому что с отцом, пришедшим в отделение, тут же выслали патруль.

Аля Губина

Аля Губина

Через час девочку нашли… Это была страшная картина. Ребенок сидел в лесу позади районной школы. Ее лицо было все исцарапано и окровавлено, а на животе зияла огромная рана, через которую можно было видеть даже внутренности… Малышку доставили в больницу, где обнаружилось, что рана еще и серьезно загрязнена, а на шее имеются следы удушения.

Операция длилась шесть часов… Шансы были очень невелики, но молодому хирургу Зинаиде Негановой удалось спасти девочку. Еще несколько дней после этого жизнь ребенка висела на волоске, но потом состояние стабилизировалось. Через месяц Алю выписали из больницы.

Произошедшее настолько шокировало Георгия Губина, что он дал зарок больше никогда не пить и первые дни не отходил от постели дочери, корил себя за недосмотр…

Аля после того, как пошла на поправку

Последние жертвы

Винничевский все чаще и чаще стал практиковать выбрасывание тел своих жертв в выгребные ямы. Даже если дети были еще живы, их криков никто не слышал, и шансов спастись не было.

Выбраться из такой ямы удалось лишь четырехлетней Рае Рахматуллиной – преступник нанес ей около 30 ударов ножом по голове в уборной, находившейся во дворе ее же дома. Через год от полученных ранений Рая ослепла на один глаз…

Последней жертвой стала четырехлетняя Таисия Морозова, тело которой также было сброшено в выгребную яму.

Поимка

Несмотря ни на что, убийце долго удавалось оставаться незамеченным. Помогало ему бездействие следственных органов – лишь к лету 1939 года совершенные в Свердловске убийства стали связывать в одно, и город наполнился скрытыми милицейскими патрулями.

Один из таких патрулей и заметил высокого молодого человека, который нес на руках маленького ребенка. Курсанты милицейской школы проследили за парнем и застали его в лесу в тот самый момент, когда он душил раздетого мальчика. Потерпевшим оказался четырехлетний Слава Волков. Преступника задержали.

Следствие

Практически сразу после ареста Владимир начал давать признательные показания, причем держался очень спокойно. Он сам рассказал о 18 совершенных им нападениях – даже о тех, о которых следователи и не подозревали, сам раскрыл тайну своей записной книжки. В ней в зашифрованном виде были помечены все совершенные им страшные акции.

Это кажется тем более странным еще и потому, что фактически следствию предъявить Винничевскому было нечего, кроме похищения и попытки убийства Славика Волкова. Ведь как такового четкого расследования произошедших преступлений и не велось. Видимо, сам убийца был уверен, что из-за малого возраста смертная казнь ему не грозит. А, возможно, кто-то из сокамерников убедил подростка, что признание – это самое лучшее, что тот может сделать…

Как бы то ни было, но на допросах Владимир держался с поразительным хладнокровием. Он признавал, что испытывал половое влечение к детям и сексуальное удовлетворение в момент их убийства, подробно расписывал обстоятельства совершенных преступлений.

Интересно, что родители тут же отреклись от своего сына через местную газету «Уральский рабочий», потребовав применить к нему высшую меру наказания – расстрел.

Но сам Винничевский такого конца совершенно не ждал – в камере он распевал песни непристойного содержания, и даже подарил стихи собственного сочинения сотруднику уголовного розыска.

Приговор и попытки его отменить

Тем страшнее для него был оглашенный приговор, прозвучавший как гром среди ясного неба в январе 1940-го… Только сейчас малолетний маньяк осознал, что совершил страшную ошибку, так спокойно признаваясь в собственных ужасных деяниях и утверждая, что он совершенно здоров и не испытывает никакого раскаяния.

Тут же пишется апелляция, в которой тон Виннического уже несколько иной – цепляясь за жизнь, он ссылается на детские травмы, дурное влияние старшего товарища, возможные психические отклонения, свой малый возраст – лишь бы выжить, любой ценой! Правда, благополучно забывает, что возраст его множественных жертв был еще меньше…

Защита Владимира строилась в основном на том факте, что психологическое обследование обвиняемого в условиях стационара не производилось. В итоге преступник действительно смог выторговать себе еще несколько месяцев жизни. Его повезли в Москву в институт Сербского.

Кстати, мать, Елизавета Ивановна Винничевская, так резко отказавшаяся от своего сына в прессе, на деле не спешила с этим решением. Она также поехала в Москву, пыталась добиться встречи с самим Сталиным, потом с Калининым – но безуспешно. Конечно, ее можно понять, каждая мать попытается оправдать и спасти свое чадо. Но вот другим детям (и их родителям) ее отпрыск не дал даже шанса…

Находясь в институте Сербского, Владимир, видимо, подученный более опытными сидельцами, пытался изображать из себя сумасшедшего. Однако специалистам, конечно же, все было понятно, и никого обмануть ему не удалось. Там же выяснились некоторые подробности относительно здоровья парня – оказалось, что при рождении он получил травму, из-за которой впоследствии у него развилось нечто вроде рассеянного склероза – и действительно, подросток страдал забывчивостью. Вот только не в такой степени, чтобы не понимать, что он совершает.

В августе состоялось повторное заседание, результатом которого стал приговор, буквально слово в слово повторявший предыдущий. Естественно, Винничевский тут же подал апелляцию, а его мать опять попыталась обратиться с письмом к М.И. Калинину. В страстном желании спасти жизнь сына Елизавета Ивановна приписала ему шизофрению, которой он не страдал. Однако и это ни к чему не привело.

Жалоба Винничевского

Поданной в высшие инстанции жалобой Владимир Винничевский выторговал себе лишь два с половиной месяца – все это время прошение бродило по инстанциям, пока не было принято окончательное решение – отклонить! 11 ноября 1940 года самый молодой, самый страшный и загадочный маньяк в СССР был расстрелян.

Жалоба, написанная Винничевским, поражает до глубины души. Старательный детский почерк, трогательные исправления грамматических ошибок… И вместе с тем осознание, что это письмо ужасного и жестокого убийцы. Что толкнуло его на этот путь? Наверное, есть вопросы, которые обречены остаться без ответа – ибо никаких разумных причин для таких действий быть не может.

Да, подросток был нелюдим, заикался, возможно, и родители не уделяли ему должного внимания, не контролировали (иначе как объяснить то, что мальчик постоянно разгуливал по улицам, беспрепятственно смог поехать в другой город – ему это все с легкостью разрешали). Но множеству детей тогда не уделяли внимания – тем же пострадавшим ребятишкам, погибшим как раз из-за недосмотра родителей. Все вышеперечисленные обстоятельства не ведут к тому, что человек автоматически становится маньяком. Несомненно, это некая болезнь, род психического отклонения. Однако, в первый раз почувствовав страшное влечение, юноша даже не попытался разобраться в себе, а сразу стал удовлетворять свою ужасную похоть.

Насколько парень ценил свои желания и в целом свою жизнь видно и из его поведения на следствии, и из перемены, произошедшей после оглашения приговора – когда Владимир судорожно пытается найти оправдание собственным преступлениям. Подлинного раскаяния Винничевский так и не испытал, чувствуя лишь животный ужас от того, что и над ним совершат то, что он делал с невинными малышами… Поэтому итоговый приговор, несмотря на всю суровость, видится справедливым.

Буквально на днях, я прочитал книгу известного конспиролога-детектива Ракитна «Уральский монстр» — о самом молодом маньяке СССР Винничевском, который в конце 30-х годов совершал убийство 3-5 летних детей в Свердловске (в основном). Ракитин, в свойственной ему манере, предлагает читателю вычурную и расширенную версию событий. Маньяк, по мнению автора, был гомосексуалистом и действовал в паре с напарником, таким же маньяком. Вот только этот «второй», остался неведом для следствия.

Версия о напарнике-маньяке-гомосеке, мне показалась слишком экстравагантной и после прочтения я засел в интернет на поиск еще каких-либо материалов. Что интересно – статья соответствующая в Вики, основана в основном… на двух книгах Ракитина же. Собственно , «Уральский монстр» и «Социализм не порождает преступности». Но тут же я нашел, что есть совершенно свежий фильм от сентября этого года «Следствие вели…» с Леонидом Каневским — . Я в принципе, уже добрых 10 лет не смотрю НТВ и естественно о этом выпуске не знал. Сегодня я засел за его просмотр, легко найдя в интернетах данный выпуск.

И вот просматривая я был немало удивлен… Нет, конечно же ни о каких гомосеках Каневский не говорит, я этого и не ждал, но между книгой Ракитина и документальном фильмом знатока Каневского есть настолько серьезные расхождения в деталях преступного пути Винничевского, что определенно – кто то из двоих вводит читателя и зрителя в заблуждение. Осталось понят только кто именно. Если лжет Ракитин- то это понять можно- ну хотя бы как сейчас модно «ради хайпа». Но если неправильную информацию подает Каневский? Зачем ему –то это на старости лет? Еще раз повторюсь – определенно кто-то из двух авторов, или Ракитин, или сценаристы «Следствия вели…» привирают.

Расхождения начинаются во втором эпизоде, ( хотя, пожалуй, в первом они тоже есть) во-первых имя девочки на которую напали. У Ракитина это НИНА Плещева ( или Плещеева, в фамилии Ракитин сомневается), а у Каневского – НИКА. Кто из них ошибается? Кто невнимательно смотрел в документы? Более того – и у Ракитина, и в фильме, мать находит девочку полубездыханную в сарае в куче сена… Вот только у Ракитина в стойле для лошади, а у Каневского в коровнике. В фильме еще присутствует абсолютно не нужная и немного глуповатая зарисовка про коров, где знаток лопает молоко. В обоих версиях девочку осматривает доктор и делает странный вывод, правда по разному изложенный – у Ракитина девочку, по мнению доктора корова укусила, а у Каневского боднула. Вот только по утверждению Ракитина – коровы в это семье не было.

Ну а здесь кто ошибается? Казалось бы – совершенно плевый вопрос – а была ли корова вообще в данном хозяйстве и семье? А между тем именно эта мелкая деталь определяет кто говорит и показывает правду, а кто нет. Положительно, но кто-то из двух авторов врет как сивый мерин. Определенно точно известно – никакая корова девочку Нину (или Нику) не бодала и не кусала, на ней напал маньяк. Корову же с пьяну или просто по дури приплел доктор. Не задумываясь в принципе, есть ли у людей корова. Но Каневский в существовании коровы и не сомневается, вопрос почему не сомневается, если изначально травма нанесенная домашним животным была ложным утверждением, попросту выдуманным? Вопрос без ответа. Кто здесь прав Ракитин или Каневский – я не знаю.

Серьезные расхождения у Каневского есть и в третьем эпизоде – похищение Бори Титова. Сразу скажу, что мальчика удалось спасти благодаря бдительности граждан и оперативным действиям милиции.

В фильме в постановочном ролике действие происходит по все видимости в разгар лета- на деревьях зеленая листва и милиционер Щапов ищет пропавшего Борю бегая по кустам и каким-то поросшим бурьяном развалинам. И в конце концов находит живым, связанным и с кляпом во рту. Но вот закавыка – Ракитин точно называет дату проишествия 10 февраля 1939 года после 19.00… Дело не только в том, что в феврале явно не может быть зеленой листвы и вообще летней погоды показанной в ролике и даже не только в том, что действие происходит днем. Кроме этого – у Ракитина бдительный Щапов выкапывает мальчика из сугроба, в которой его запихнул преступник…

Так кто же говорит правду Ракитин или Каневский? Кому доверять? Хм. В «Следствие вели…» дата этого проишествия вообще не упоминается – просто 1939 год. У Ракитина присутствует при похищении старший брат Бори – Натан,( в «Следствие вели…» никакой Натан не упоминается) и похититель не уносит или уводит мальчика а тащит его за собой на санках. Ну конечно, у Каневского и санки отсутствуют – у него же лето на дворе. Из фильма «пропал» упоминавшийся у Ракитина храбрый школьник Семен Иоэль, помогавший матери похищенного в преследовании маньяка. Зато оставшаяся неизвестной девочка оповестившая милицию есть. Вот только Каневский утверждает, что девочку как важного свидетеля искали «всем миром» несколько недель и не нашли, а Ракитин пишет, что ее никто и не думал искать – просто забыли о ней и все. Увы, но прав скорее всего Ракитин. После фокуса Каневского с не названной датой старому знатоку не очень то хочется доверять.

Хотя может быть я ошибаюсь и прав все-таки фильм Каневского? Как проверить, ведь ссылка в убогой Педивикии ( в которой все шиворот-навыворот) ведет как раз на книгу Ракитина? Но что мешало Каневскому назвать дату события? И точное время? Неужели он начал пороть отсебятину только потому что его проект снимался, по видимому летом, когда понятно никаких сугробов не найдешь?

Несколько далее Каневский называет Борю по фамилии матери – Гусинский. А у Ракитина Боря – носит фамилию Титов.

Следующее нападение, на девочку Раю Рахматуллину у Ракитина отмечено 1 мая 1939. Обратите внимание – 1 мая. Прямо тогда когда идет праздничная демонстрация. Каневский опять обходится без даты… Полагаю здесь, наш, уж не решаюсь называть его «знатоком», пусть будет просто, ну, «ведущий передачи», избегает называть дату уже по двум причинам – во-первых, пришлось бы заострить внимание зрителей на важной для советских людей дате, а во вторых, зритель бы задумался –» 1 Мая? Но ведь в предыдущем эпизоде милиционер Щапов носится по зеленым кустам! То есть действие этого эпизода должно происходить не позднее апреля, но, блин, в апреле тоже не может быть зеленых кустов в Свердловске!»

Следующее нападение. Аля Губина, 12 июня, днем. Это у Ракитина, у Каневского, черт подери, опять нет даты. Может быть среди читающих есть те, кто смотрит «Следствие вели…» более-менее регулярно? Скажите, это во всех выпусках со знатоком нет дат – чисел и месяцев? Это вообще нормально, для детективной передачи?

И здесь же начинаются нестыковки. Причем… странные. У Ракитина Алевтине – 2.5 года – у Каневского все 5! У Ракитина – у девочки мачеха, у Каневского мама. У Ракитина Аля ранее в компании других двух девочек 5 и 7 лет один раз покупает мороженное ( естественно, ребенок до 3-лет вряд ли самостоятельно что-то купит) и продавщица мороженного более девочку не видит – у Каневского же никаких девочек-соседок нет. И мороженное Але покупает со слов продавщицы какой-то юноша. И уводит девочку… У Ракитина Алю находят чуть живую (девочку удалось спасти) какие-то отдыхающие в парке рабочие и еще когда светло, ( вообще с обнаружением Али все крайне запутано — об этом подробно лучше прочитать у Ракитина) а у Каневского в сценке ее находит «влюбленная парочка» и уже когда темно. Опять шиворот-навыворот как в случае с Борей Титовым, перепутаны темное и светлое время суток у авторов.

Кто же здесь излагает правильную версию? Не хочу сразу обвинять Каневского, но… если преступника видела продавшица – то она первый свидетель, который видел убийцу. И ее не надо искать в отличии от неизвестной девочки в случае с Борей Титовым. Был правда, еще Семен Иоэль, но он-то в принципе отсутствует у Каневского в повествовании. Так вот – далее в фильме продавщица НИГДЕ не фигурирует, а ведь она должна, обязана была быть привлечена для опознания когда маньяка наконец-то схватили.

В эпизоде похищения и увы, убийства, Лиды Сурниной опять кто-то из двоих врет. Уже не важно, что у Ракитина опят светлый вечер, а у Каневского почему-то уже ночь, дело в том, что в этом жпизоде у Ракитина появляются наконец-то свидетели, целых двое которые видят маньяка ( и которые по утверждению Ракитина не опознали Винничевского в дальнейшем), а вот Каневский об этом совершенно умалчивает. Правда, тут же в следующих кадрах у Каневского идет ролик с приказом милицейским где фигурируют слова искать убийцу по указанным выше приметам» Каким приметам? У Ракитина они понятно откуда взялись – показали свидетели, а вот Каневский то о свидетелях … молчит. Откуда же чисто логически в фильме взялись эти приметы? Зато у Каневского есть совершенно невместная ставка про велосипеды….

Серьезные расхождения есть и по эпизоду убийства Вовы Петрова. А вот здесь несуразица сразу у обоих – и у Ракитина и у Каневского. Если доселе фигурировал некий «мальчик» как подозреваемый, то теперь свидетель Миша Кириллов рассказал следствие что видел пропавшего и буквально в этот же день найденного убитым Вову с какой-то богато одетой женщиной. Что за женщина, какая женщина? Обратите внимание мальчик Миша Кириллов с рассказом о женщине есть и у Ракитина, и у Каневского. Но далее в «Уральском монстре» появляется еще один свидетель который видел Вову Петрова с этой странной богато одетой женщиной – 11-летняя Лиза Бухаркина. Вот цитата Ракитина по этому поводу –

«Увы, девочка описать внешность таинственной женщины не сумела и честно призналась, что опознать её не сможет, но и без этого рассказ её оказался ценен тем, что отлично дополнил показания Миши Кириллова. Это означало, что некая похитительница реально существовала – это не ошибка Кириллова и не его выдумка. Имелась в сообщении Лизы Бухаркиной ещё одна важная для следствия деталь: девочка уверенно назвала время встречи на Площади 1905 года, поскольку её поход за печеньем был жёстко лимитирован и она оказалась вынуждена его отслеживать. Кириллов о времени встречи высказывался неопределённо, говорил, что встреча состоялась «примерно в полдень», поскольку молодой человек за временем не особенно следил. Воспоминания Лизы о событиях 12 сентября оказались куда точнее – по её словам, встреча произошла в интервале с 13:00 до 13:30, то есть уже после того, как Петровы обнаружили исчезновение мальчика и подняли тревогу. Фактически оба свидетеля – Кириллов и Бухаркина – видели Вову Петрова после похищения, то есть наблюдали преступление в момент его совершения.»

Очень странно, но далее у Ракитина эта таинственная женщина больше не упоминается! Автор вынес эту загадочную бабу в заголовок и совершенно о ней забыл. В перечне вопросов в конце книги «Загадки без ответов», так что ли называется под глава, никакая женщина больше не фигурирует. Она также не всплывает и на допросах пойманного маньяка.

А как же с этой бабой у Каневского? А у него просто и сердито – Мища Кириллов эту бабу выдумал. Взял и выдумал. А девочки Лизы Бухаркиной… ее в фильме нет. Тут уж остается только руками развести. Извините за выражение, но пиздаболят здесь, по всей видимости, оба автора.

Как итог. Просмотренный фильм «Следствие вели…» — «Дьявол во плоти» дал не ответы, а лишь прибавил вопросов.

«Жалею, что жизнь кончилась!» (+18)

Идеальные условия

Лето 1938 года, Свердловск. Пятнадцатилетний Вова Винничевский, не сумев укротить своих внутренних демонов, отважился на первое убийство. Жертву он выбрал максимально удобную — четырехлетнюю Герту Грибанову. Дабы обезопасить себя от подозрений, преступник сочинил легенду. На случай встречи с взрослыми людьми, Вова подготовил речь о том, что он зашел во двор, поинтересоваться насчет металлолома.

В те времена о безопасности маленьких детей особо не волновались. Поэтому и трехлетняя, и четырехлетняя детвора отпускалась на улицу без взрослых. А кого бояться? О сексуальных маньяках и серийных убийцах тогда и знать не знали… И Винничевский воспользовался беспечностью непуганного советского общества.

Материалы дела. (wikipedia.org)

Винничевский вошел во двор дома и направился к Герте. Заболтав ребенка, он выманил ее в огород. А уже там свалил и начал душить. После того, как ребенок перестал подавать признаков жизни, Вова достал нож и несколько раз ударил им в голову жертвы. Убийца с таким остервенением бил, что лезвие не выдержало. Оно обломилось и часть осталась в голове Герты. После этого Вова скрылся с места преступления.

Это убийство стало отсчетной точкой в деле Винничевского. Впервые столкнувшись с подобным зверством, милиционеры и судебно-медицинский эксперт решили использовать голову погибшей с обломком лезвия, как улику. Они надеялись, что если удастся найти этот нож, то можно будет провести экспертизу, подтверждающую убийство именно этим оружием. Поэтому родственникам тело девочки выдали без головы. Но стражи порядка ошиблись. Вова сразу же избавился от «меченного» ножа.

На охоте

Рассказывать обо всех ужасах, которые творил подросток, смысла нет. Достаточно сказать, что он стал первым в СССР серийным убийцей (малолетним) и сексуальным маньяком. При этом пол ребенка для Винничевского роли не играл.

От преступления к преступлению Вова совершенствовался и оттачивал свои навыки. В наше время очень удобно изощренность убийц списывать на фильмы, книги и игры соответствующего жанра. Во времена Вовы ничего подобного не было. Кроме книг, конечно, но найти добротный детектив в конце 30-х — начале 40-х годов в Свердловской области являлось задачей почти невыполнимой. Вова, что называется, до всего доходил сам, без посторонней помощи. Таким образом, он стал автором собственного кровавого «почерка».

Пятой (официальной) жертвой маньяка стал мальчик. Выбор был не целенаправленным, просто четырехлетний Боря Титов оказался не в то время в не в том месте. Скорее всего, Боря был вторым мальчиком, на которого напал Винничевский. По версии следователей, жертва сумела выжить, а родственники предпочли скрыть это от стражей порядка.

Боря Титов тоже выжил. Он рассказал, что некий парень предложил покатать его на санках, отвез на безлюдный пустырь, а там напал. После изнасилования, Винничевский бросил бесчувственного ребенка в сугроб, а санки забрал с собой. Почему убийца не удостоверился в смерти жертвы, неизвестно. Возможно, его спугнули, а может быть, он посчитал, что у ребенка нет шансов выжить зимой.

Материалы дела. (wikipedia.org)

Затем Вова решил сменить место дислокации. Ради новой жертвы он отправился в городок Кушва, расположенный в ста девяносто километрах от Свердловска. Здесь его жертвой стала трехлетняя Валя Лобанова. Изнасиловав и убив девочку, Винничевский бросил тело в выгребную яму уличного туалета. Его расчет был прост, как две копейки — специфический запах отхожего места скроет смрад разлагающейся плоти. Кстати, этот способ избавления от тел станет для Вовы в дальнейшем фирменным. Лишь раз он подвел Винничевского. Четырехлетняя Рая Рахматулина сумела выжить. Ее спасло то, что Винничевский ограничился удушением, не применив холодное оружие. Девочка пришла в сознание, находясь уже в выгребной яме. Она начала звать на помощь и, на ее счастье, мимо проходящие люди услышали крики.

Винничевский и не думал останавливаться. Совершив ее несколько преступлений в Свердловске, он отправился на «гастроль» в Нижний Тагил. Затем вновь начал терроризировать Свердловск.

Боря и Рая (из официальных жертв) были не единственными, кому удалось выжить после встречи с маньяком. Трехлетнюю Алю Губину Винничевский похитил у железнодорожной станции «Спецстрой» на окраине Свердловска. Вова заманил девочку в лес, изнасиловал, придушил и несколько раз ударил ее перочинным ножом. После этого поспешил скрыться. Но он просчитался. Алю быстро начали искать. Хоть девочка потеряла много крови, ей удалось выжить.

Преступления и наказание

Власти города делали все возможное, чтобы информация о сексуальном маньяке, охотившегося на детей, не дошла до местных жителей. Но сделать это было нереально. Свердловск наводнили слухи, посеявшие панику.

Ни милиционеры, ни представители прокуратуры и подумать не могли, что они ищут не взрослого мужчину с криминальным прошлым, а школьника, прикрывающегося легендой о сборе металлолома и макулатуры. За время следственных мероприятий было арестовано несколько сотен людей, имевших судимости. Но убийства не прекращались. Милиционеры работали без выходных, город наполнили патрули в штатском, однако поймать маньяка все не удавалось.

Винничевский. (wikipedia.org)

Помогла случайность. В октябре 1939 года Винничевский уболтал трехлетнего Славу Волкова и сел с ним с трамвай. В нем же после патрулирование улиц возвращались домой трое курсантов школы милиции, одетые в штатское. Вова вел себя максимально реалистично. Со стороны казалось, будто в трамвае едут братья. Но курсанты решили проверить так ли это. Подозрения усилились, когда они вышли на остановке «Медный рудник» на окраине города. Там почти никто не жил и вообще, место считалось опасным. Курсанты вышли следом и рассредоточились, чтобы не вызвать подозрений. Но Винничевский был так увлечен новой жертвой, что ничего не замечал. Он завел Славу в лесной массив и напал на него. Тут-то и подоспели курсанты. Они скрутили маньяка, а тот и не думал сопротивляться. Вместо этого Вова расплакался и сквозь слезы пролепетал: «Жалею, что жизнь кончилась!»

Отпираться не имело смысла. Винничевский сразу во всем признался. Более того, он рассказал и тех жертвах, о которых милиционеры не знали. А на вопрос: «зачем ты это делал?», Вова ничего внятного так и не ответил. На его счету оказалось как минимум восемь убитых и десять раненых детей.

Стражей порядка в убийце удивляло все: возраст, жестокость, «почерк». Оказалось, что он рос в нормальной семье, ни в чем не нуждался. В школе к нему относились хорошо. В общем, обычный комсомолец.

Когда родители Вовы узнали о его преступлениях, принесли в газету «Уральский рабочий» письмо: «Мы, родители, отрекаемся от такого сына и требуем применить к нему высшую меру — расстрел. Таким выродкам в советской семье жизни быть не может».

В январе 1940 года суд приговорил Винничевского к расстрелу. В мае его казнили. Это не нарушало законы СССР, поскольку в те времена смертная казнь распространялась на лица, достигшие двенадцати лет.