В северный союз входили

СЕВЕРНЫЙ СОЮЗ

СЕВЕРНЫЙ СОЮЗ

антишведская коалиция в Северной войне 1700-21.

Первые основы С. с. были заложены Равским соглашением 1698 (см.) Петра I с польским королем и саксонским курфюрстом Августом II. Приехав в Москву, Петр в глубокой тайне приступил к переговорам с датским посланником. Переговоры завершились заключением договора между Россией и Данией согласно которому в случае нападения на одно из договаривающихся государств другое должно придти на помощь не позднее трех месяцев. В сепаратных статьях этого договора указывалось, что под «нападателем» и «оскорбителем» имелась в виду Швеция. Петр потребовал сверх того подписания особого пункта о том, что война будет вестись союзниками совместно до самого ее окончания. Датский король ратифицировал этот пункт и подтвердил союз; то же самое сделал Петр 30. IV 1700. Это был первый случай собственноручного подписания русским государем дипломатического акта, вместо древнего обычая целовать крест. Для переговоров о союзе в Москву приехали представители Августа II — ген. Карлович и Паткуль (см.). 21. XI 1699 был подписан Преображенский союзный договор (см.) с Августом II как саксонским курфюрстом (Речь Посполитая присоединилась к С с. только в 1704). Договором устанавливалась «верная и постоянная дружба и соседство» и взаимные обязательства в общей войне против шведов. Договор предусматривал ликвидацию шведского господства над восточной Прибалтикой и передачу Лифляндии и Эстляндии Августу II, Ингрии и Карелии- России. К началу Северной войны С. с. представлял собой трехстороннее соглашение России, Саксонии и Дании. Союзники обязались также стараться привлечь к С. с. бранденбургского курфюрста (будущего прусского короля). С. с. пережил сложную историю. Уже в самом начале Северной войны Дания потерпела поражение и, подписав Травендальский мирный договор 1700 с Швецией, вышла из С. с. Август II после долгой и неудачной борьбы с Карлом XII заключил с ним Альтранштедтский мирный договор 1706 (см.), и С. с. фактически распался. Россия продолжала войну с Швецией одна. После Полтавской победы 1709 С. с. возобновился; Во время свидания Петра I и Августа II были подписаны 20. X 1709 Торуньские союзные договоры (см.), которые должны были заменить все прежние договоры. Здесь впервые появилось новое условие: не только Ингерманландия. но и Эстляндия с г. Ревелем должны были в результате войны со шведами перейти к России. В Торуне велись также переговоры с Данией, завершившиеся подписанием Копенгагенского союзного договора 1709 (см.), которым возобновлялся и подтверждался русско-датский союз. При свидании Петра I с прусским королем Фридрихом I был заключен Мариенвердерский договор 1709 об оборонительном союзе. Позднее (в 1714) Пруссия активно примкнула к С. с. На последующих этапах Северной войны к С. с. временно присоединились и другие государства — Мекленбург и Ганновер. К концу войны отношения между союзниками ухудшились. Дания и Польша приступили к сепаратным переговорам с Швецией. Только Россия непрерывно несла на себе всю тяжесть войны. Распад С. с. не помешал Петру Великому закончить войну блестящим Ништпадтским мирным договором 1721 (см.). Оцените определение: Отличное определение — Неполное определение ↓

Источник: Дипломатический словарь

Северный союз

У этого термина существуют и другие значения, см. Северный союз (Япония).

Северный союз 1699—1700 годов — заключен между Россией, Речью Посполитой, Данией и Саксонией против Швеции в результате российской дипломатической миссии в Европу (Великое посольство). В частности, был заключен русско-польский договор.

История

Главы государств Северного союза

Первые основы Северного союза были заложены тайным Равским соглашением Петра I с польским королём и саксонским курфюрстом Августом II в 1698 году.

Приехав в Москву, Пётр в глубокой тайне приступил к переговорам с датским посланником. Переговоры завершились заключением договора между Россией и Данией согласно которому в случае нападения на одно из договаривающихся государств другое должно прийти на помощь не позднее трёх месяцев. В сепаратных статьях этого договора указывалось, что под «нападателем» и «оскорбителем» имелась в виду Швеция. Пётр потребовал подписания в договоре особого пункта о том, что война будет вестись союзниками совместно до самого её окончания. Перед этим, 14 сентября 1699 года, в Дрездене, между Августом II и Фредериком IV был также заключен союзный договор, направленный против Швеции.

Одновременно, для переговоров о союзе в Москву приехали представители Августа II — генерал Карлович и Паткуль. В итоге 21 ноября 1699 года был подписан Преображенский союзный договор с Августом II как саксонским курфюрстом (Речь Посполитая присоединилась к Северному союзу только в 1704 году). Договором устанавливалась «верная и постоянная дружба и соседство» и взаимные обязательства в общей войне против шведов. Договор предусматривал ликвидацию шведского господства над восточной Прибалтикой и передачу Лифляндии и Эстляндии Августу II, а Ингрии и Карелии — России. После чего Август II начал войну, поведя свои войска на захват Риги.

К этому моменту и датский король ратифицировал введенный Петром пункт союзного договора, чем и подтвердил союз. 30 апреля 1700 года договор с Данией ратифицировал и Пётр. Это был первый случай собственноручного подписания русским государем дипломатического акта, вместо древнего обычая целовать крест.

Это позволило России начать борьбу за выход к Балтийскому морю, приняв участие в Северной войне 1700—1721 годов, после подписания Константинопольского мирного договора с Турцией.

К началу Северной войны союз представлял собой трёхстороннее соглашение России, Саксонии и Дании. Союзники обязались также стараться привлечь к нему бранденбургского курфюрста (будущего прусского короля).

В самом начале боевых действий из союза вышла Дания (1700 год), затем в 1706 году польский король и саксонский курфюрст Август II заключил мирное соглашение со Швецией, выйдя из войны. После этого Россия продолжала вести боевые действия со Швецией уже без союзников. Но в 1709 году после блестящей победы русских войск под Полтавой над шведами во главе с королём Карлом XII союз был восстановлен. Во время свидания Петра I и Августа II был подписан 20 октября 1709 года Торуньский союзный договор, который долженн был заменить все прежние договоры. В договоре впервые появилось новое условие: не только Ингерманландия, но и Эстляндия с городом Ревель должны были по итогам войны со шведами перейти к России.

В Торуне велись также переговоры с Данией, завершившиеся подписанием Копенгагенского союзного договора 1709 года, которым возобновлялся и подтверждался русско-датский союз.

При свидании Петра I с прусским королём Фридрихом I был заключён Мариенвердерский договор 1709 года об оборонительном союзе. Позднее, в 1714 году, Пруссия активно примкнула к Северному союзу.

На последующих этапах Северной войны к Северному союзу временно присоединились и другие государства — Мекленбург и Ганновер.

К концу войны отношения между союзниками ухудшились. Дания и Польша приступили к сепаратным переговорам с Швецией. Только Россия непрерывно несла на себе всю тяжесть войны. Распад Северного союза не помешал Петру закончить войну великолепным для России Ништадтским мирным договором 1721 года.

Страны-участники Северного Союза

Страна Русское царство Дания Речь Посполитая Саксония
Правитель Пётр I Великий Фредерик IV Август II Август II

Что такое Северный союз ? Какие страны в него входили ? Что желала получить Россия в начале Северной войны ?

1. Состояние экономики Нидерландов. 2. Национально — освободительное движения в Нидерландах: а) экономические и политические причины, б) участники д вижения, в) основные события, г) итоги борьбы за освобождение. 3. Экономический подъём Голландии. О чем говорит Победа царя Алексея в противостоянии с Никоном.Даю 26 б Помогите пожалуйста с вопросами… Ответьте на них, прошу вас…​ СРООЧНО!!!!!!! надо написать конспект 1. Какие знания, технические изобретения сделали возможным совершить великие географические открытия? 2. Каковы причины ВГО? Чем манили новые неведомые земли? 3. Выписать имена главных путешественников, их маршруты, даты экспедиций и открытия. 4. В чем значение ВГО? (развёрнуто, по пунктам) 5. Словарь темы – раскрыть понятия: каравелла, мушкет, колония и др. В какой науке совершил открытия арабский ученый?пожалуйста​ Заговор рабов возник в Выясни, является ли зависимость между величинами прямо или обратно пропорциональной.​ 3. Укажите, что устанавливал земельный закон Тиберия Гракха: 1) выделить участки земли без права их продажи бедным гражданам 2) разделить всю землю по ровну между всеми гражданами 3) передать всю землю в собственность государства 4) запретить богатым землевладельцам силой отбирать землю у бедняков Какие события произошедшие между 60 и 45 годоми до н. э. привели Гая Юлия Цезаря к единовластию в Рима? . Главный бог римской мифологии – это: а) Зевс б) Нептун в) Юпитер

Этот день в истории: 1873 год — заключен Скандинавский монетный союз

5 мая 1873 года в Копенгагене Дания и Швеция заключили соглашение, по которому уравняли стоимость своих валют по отношению к золоту. Этот договор получил название Скандинавского монетного союза.

В соответствии с этим договором, валюты обоих государств приводились в полное соответствие друг к другу. Их золотое содержание устанавливалось в 0,4 032 258 грамма.

Третьим участником этого союза должна была стать Норвегия, находившаяся в то время в личной унии и под единым монархическим правлением со Швецией. Но Норвежский парламент в тот момент не поддержал конвенцию.

Однако позже в Осло передумали. 16 октября 1875 года было подписано дополнительное соглашение, согласно которому Норвегия становилась членом союза с 1 апреля 1876 года. Союз явился одним из заметных результатов политического движения за объединение Скандинавии в XIX веке.

Результатом соглашения стало то, что все три страны сменили название своих валют. Шведский риксдалер, датский ригсдалер и норвежский спесидалер ушли в прошлое, уступив место единой скандинавской кроне.

Союз обеспечивал фиксированный курс обмена и стабильность валют. Однако каждая страна продолжала выпускать свою собственную валюту. Гарантии союза привели со временем к ситуации, когда три валюты принимались к оплате практически на равных условиях почти на всей территории стран союза.

Это валютное единство продолжало сохраняться и после 1905 года, когда политический союз между Швецией и Норвегией был расторгнут. Оно благополучно сохранялось до самой Первой мировой войны.

Великая война стала испытанием, которое Скандинавский монетный союз не выдержал. С началом конфликта страны прекратили обеспечивать монеты золотом. Последовавший переход на бумажные банкноты привёл к снижению курса датской кроны по отношению к золоту ниже номинала уже в октябре 1915 года, также как и норвежской — в декабре того же года.

После этого разница в курсах оказалась существенно не в пользу шведской кроны, и фактически валютное единство закончилось, хотя взаимное хождение по инерции еще некоторое время продолжалось.

После отмены хождения золотых монет в Швеции (8 февраля 1916 года) последовали изменения к договору о союзе, которые привели к переходу на монеты из железа, а к лету 1920 года — на медно-никелевые монеты.

Как только это произошло, датские и норвежские монеты, которые продолжали чеканить согласно договору, потеряли свою привлекательность в качестве платежного средства на территории Шведского королевства. А через несколько лет в Стокгольме решили закрепить сложившееся положение законодательно.

С 1 мая 1924 года был введён запрет на ввоз датской и норвежской валют на территорию Швеции. Пересекающий границу мог иметь с собой лишь некоторое количество этих валют для собственных нужд общей суммой не более 5 крон. А 6 октября 1924 года датские и норвежские кроны были официально лишены статуса законного платёжного средства на территории Швеции.

Таким образом, в 1924 году Скандинавский монетный союз окончательно перестал соблюдаться и утратил какое-либо значение. При этом стоит отметить, что официально он так и не был расторгнут. Так что с формальной точки зрения это соглашение можно считать действующим до сих пор.

Также в этот день:

1821 год — смерть императора Наполеона I

1764 год — в Санкт-Петербурге учрежден Смольный институт

1762 год — Петербургский мирный договор

Скандинавский или Североатлантический союз?

Катализатором процесса, который за четырнадцать месяцев — с конца января 1948 до конца марта 1949 г. — привел к полному разрыву с официальным внешнеполитическим курсом Норвегии, стало обнародованное 22 января 1948 г. предложение английского министра иностранных дел Эрнеста Бевина о создании Западного союза. В списке стран, приглашенных Бевином к участию в подобной организации, Норвегии не было, и первая официальная реакция Норвегии была чрезвычайно сдержанной. Премьер-министр лично подчеркнул, что речь Бевина ни в коей мере не является поводом для принятия решения об участии Норвегии в каком-либо блоке или объединении государств с целью обеспечения безопасности. Но в рядах несоциалистической оппозиции, да и в активистских кругах внутри правящей НРП начали появляться признаки нетерпения. В январе 1948 г. правительство, представляя военный бюджет на 1949-й финансовый год, вновь утверждало, что концепция «трехлетнего плана» и оценка международного положения, на которой он основывался, по-прежнему остаются в силе. И тем не менее в представленном бюджетном документе упоминалось об усилившейся в последнее время напряженности в отношениях между великими державами. Это вынудило министра иностранных дел в своем декабрьском заявлении в стортинге выступить с предупреждением о возможном пересмотре политического курса в будущем. В унисон с этим Министерство обороны сообщило о подготовке планов чрезвычайных мер, «если возникнут желание и экономическая возможность повысить уровень подготовки страны к отражению внезапного нападения и усилить мобилизационную готовность».

После этого драматические события стали стремительно происходить одно за другим. Сначала произошел захват власти коммунистами в Чехословакии 25 февраля. Это произвело сильное впечатление в Норвегии, где Чехословакия рассматривалась как еще один участник «наведения мостов» между Востоком и Западом. Затем пришло известие, что Советский Союз «предлагает» Финляндии заключить договор о дружбе и взаимопомощи, предположительно аналогичный пактам, уже подписанным с государствами Восточной Европы, в результате чего те пошли по пути превращения в государства-сателлиты. Хуже того, сообщения об этом сопровождались слухами, что следующей в списке таких «приглашенных» стоит Норвегия. Первой реакцией Норвегии стало достаточно драматическое повышение оборонной боеготовности, в первую очередь в северной Норвегии. В марте 1948 г. стортинг одобрил чрезвычайные расходы на эти цели в размере 100 миллионов крон и санкционировал мобилизацию дополнительного личного состава.


В феврале 1948 г. президент Чехословакии Эдуард Бенеш (на снимке слева) был вынужден назначить лидера компартии Клемента Готвальда (справа) председателем правительства, где преобладали коммунисты. Путч в Чехословакии, политику которой многие норвежцы рассматривали как аналог собственного курса «наведения мостов» между Востоком и Западом, оказал большое влияние на переориентацию норвежской политики безопасности в сторону союза с Западом.

Эти чрезвычайные меры в области обороны стали самым зримым признаком того, что страна, возможно, стоит на пороге кризиса в сфере безопасности. Тем временем министр обороны Хауге по собственной инициативе негласно предпринял крупную новую инициативу в попытке выяснить возможности получения помощи Запада: 17 февраля, после состоявшейся незадолго до того беседы с американским военным атташе, он вызвал военно-морского и военно-воздушного атташе США к себе в кабинет и «поднял ряд вопросов относительно вероятности и возможного характера американской помощи Норвегии в случае войны». Согласно донесению посольства, он

«спросил, какое место может занять Норвегия в военно-воздушной стратегии американских ВВС, какой помощи можно ожидать на начальных этапах войны и захотят ли США в такой чрезвычайной ситуации создать военно-воздушные, военно-морские и военные базы в Норвегии, а если да, то где и на каком этапе. В особенности он подчеркивал роль Норвегии в военных действиях с применением управляемых ракет. Хауге определенно дал понять, что надеется в какой-либо форме заручиться американским обязательством оказать помощь Норвегии в случае возникновения войны»1.

Вслед за этим министр иностранных дел Ланге 8 марта официально запросил английского и американского послов в Осло, на какую помощь может рассчитывать Норвегия, если подвергнется нападению.


Йенс Кристиан Хауге стал командующим «Милорга» — военной организации Сопротивления — в 1942 г., в возрасте 27 лет. В правительстве НРП, сформированном Эйнаром Герхардсеном в 1945 г., Хауге занял пост министра обороны. Он был твердым сторонником тесного сотрудничества с великими державами Запада, и именно ему удалось убедить премьер-министра и остальных членов правительства согласиться на присоединение страны к Атлантическому пакту. Из-за своей жесткой, даже безжалостной манеры поведения Хауге нажил себе немало врагов как среди военных, так и среди коллег по кабинету, и в начале 1952 г. ему пришлось оставить пост министра обороны. После этого он лишь в 1955 г. на короткое время стал министром юстиции, но неизменно оставался влиятельной закулисной фигурой в политической жизни Норвегии.

Тремя днями позже английский министр иностранных дел Бевин обратился в Вашингтон с предложением безотлагательно начать переговоры о трансатлантическом сотрудничестве в области безопасности, «пока Норвегия не пала». Таким образом, ситуация с Норвегией стала одним из пусковых механизмов процесса, начавшегося с так называемых «переговоров в Пентагоне», продолжившегося в ходе вашингтонских переговоров по вопросам безопасности и завершившегося созданием Атлантического союза.

Суть различных ответов западных держав на запрос Ланге от 8 марта о возможной военной помощи должна была внушать оптимизм в одном отношении: они позволяли предположить, что Норвегия имеет достаточно важное значение для обороны Запада, чтобы послужить детонатором для действий Запада в случае советской агрессии. Но в том, что касается надежд норвежского правительства получить более конкретные заверения о помощи, его ждало разочарование. Официальный ответ на вопросы, которые Хауге задал американским военным атташе, пришел лишь в середине июня, и его содержание нельзя было назвать обнадеживающим. В короткой каблограмме говорилось лишь, что «роль Норвегии в оборонительных планах США зависит от общей стратегии». А она, в свою очередь, будет зависеть от того, какие коллективные меры смогут выработать США и страны Западной Европы, и от эвентуального участия Норвегии в этих мероприятиях. Послание заканчивалось недвусмысленным напоминанием, что «стратегические концепции США находятся вне компетенции военных атташе видов войск». Даже параграф, касавшийся поставок вооружений, ограничивался обещанием «благожелательно рассмотреть» вопрос. Англичане же и этого не могли предложить.

В апреле министр иностранных дел Ланге поделился с общественностью некоторыми размышлениями, мучившими его с начала года. Из его высказываний складывалось впечатление, что, если речь пойдет об участии Норвегии в некоей региональной системе безопасности, то предпочтительным является ее скандинавский вариант, возможно, с привлечением Великобритании в какой-либо форме. Через несколько недель после речи Ланге министр иностранных дел Швеции Бу Эстен Унден, опасаясь отказа Норвегии от политики неучастия в блоках в пользу соглашения о безопасности с Западом, выступил с инициативой о начале переговоров. В ходе переговоров ему в итоге удалось убедить норвежское правительство изучить возможность скандинавского решения проблемы безопасности в регионе. С этого момента и до конца 1948 г. главным вопросом политической повестки дня стало скандинавское сотрудничество в области обороны. Скандинавская альтернатива, очевидно, имела немало привлекательных сторон. Политикам, особенно руководству НРП, она представлялась «меньшим злом» в случае, если Норвегии действительно придется прибегнуть к помощи извне для обеспечения собственной безопасности. Кроме того, этот вариант было бы легче принять общественности, твердо убежденной, что Норвегия является не участвующей в блоках страной, по-прежнему полагающейся на Организацию Объединенных Наций. Для правительства, однако, вопрос заключался в том, какая из альтернатив обеспечит достаточные «гарантии» безопасности: Скандинавский оборонительный союз или Атлантическая система безопасности?


Шведский министр иностранных дел Бу Эстен Унден, убежденный сторонник нейтралитета (на снимке он изображен слева во время беседы с Хальвардом Ланге), в 1948 г. всеми силами пытался предотвратить переориентацию Норвегии в «западном направлении» и убедить норвежцев и датчан объединиться с Швецией в рамках нейтрального оборонительного союза.

Короче говоря, можно сказать, что скандинавский вариант отпал в основном потому, что норвежское правительство сочло недостаточным его вероятный сдерживающий эффект против нападения, учитывая уязвимость стратегического положения страны. Четырнадцатого января 1949 г. экспертный «Скандинавский комитет обороны», приступивший к работе в середине октября 1948 г., представил свой доклад. По важнейшему вопросу о сдерживании участники комитета пришли к следующему выводу:

«Можно сказать, что превентивный эффект оборонительного объединения в целом зависит от того, как нападающая сторона оценивает способность союза защитить себя. Поскольку заранее подготовленное сотрудничество приводит к усилению общей военной мощи, можно ожидать, что Скандинавский оборонительный союз, участники которого на словах и на деле продемонстрировали стремление к совместной защите от нападения, в определенной степени окажет сдерживающее воздействие и послужит некоей гарантией против изолированных акций. Однако само по себе такое оборонительное объединение нельзя считать достаточным для предотвращения изолированного или массированного нападения…»

Поставив таким образом под вопрос убедительность изолированного скандинавского альянса в качестве механизма сдерживания, эксперты комитета затем отметили:

«В целом следует со всей ясностью подчеркнуть, что создание оборонительного союза или любой другой структуры по обеспечению подготовки сотрудничества между тремя скандинавскими странами не исключает необходимости помощи извне. В мирное время потребуется помощь для усиления и модернизации вооруженных сил. Если же они подвергнутся нападению, то уже на первоначальном этапе им потребуется военная помощь»2.

Одна из причин, почему скандинавская альтернатива пользовалась большой поддержкой, заключалась в том, что с точки зрения Советского Союза она могла выглядеть не столь провокационной. В тот период «советская угроза», несомненно, была у всех на уме, хотя вслух об этом практически не упоминалось. Швеция попыталась косвенно поднять этот вопрос, в основном путем намеков на вероятность репрессалий Советского Союза против Финляндии, если другие скандинавские страны присоединятся к западному блоку. В этой связи стоит отметить, что в ходе межскандинавских переговоров шведские министры неоднократно, и вопреки заверениям норвежцев в обратном, утверждали, что неизбежным следствием любой связи скандинавов с западным союзом будет создание военных баз этого союза на их территории. Однако, насколько можно судить по имеющимся советским источникам, в Москве были твердо убеждены, что Скандинавский оборонительный союз, даже при номинальном статусе неприсоединения к блокам, все равно будет связан с западным блоком3.

Примечания

. Составители сборника документов «Советско-норвежские отношения…» сообщают, что им не удалось обнаружить в Архиве внешней политики РФ никаких данных, подтверждающих обоснованность этих сообщений: док. 316, примеч. 5.

1. Foreign Relations of the United States, 1948, Vol. III. P. 24—25.