В с гризодубова

Биография Валентины Гризодубовой

Окончив среднюю школу и музыкальное училище по классу рояля, Гризодубова поступила в Харьковский технологический институт (ХТИ) и одновременно в консерваторию.

В ноябре 1928 года, будучи студенткой ХТИ, была зачислена в первый набор Харьковского Центрального аэроклуба. Пройдя трехмесячную летную подготовку, она получила звание пилота. Для продолжения обучения летному мастерству в Харькове не было возможностей, и Гризодубова, оставив институт, поступила в 1-ю Тульскую летно-спортивную школу ОСОАВИАХИМа (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству).

В 1929 году окончила Пензенскую школу летчиков-инструкторов.

С 1930 года по 1933 год Гризодубова работала летчиком-инструктором в аэроклубе ОСОАВИАХИМа «Добролет» в Туле, затем — инструктором летной школы около подмосковной деревни Тушино.

В 1934-1935 годах — летчик агитэскадрильи имени М. Горького, базирующейся на Центральном аэродроме в Москве. Работая в эскадрилье, она облетела почти всю страну на различных типах самолетов того времени.

С 1936 года Валентина Гризодубова в рядах Красной армии. В 1937 году на самолетах УТ-1, УТ-2 и АИР-12 она установила пять мировых авиационных рекордов высоты, скорости и дальности полета.

24-25 сентября 1938 года в качестве командира экипажа на самолете АНТ-37 «Родина» вместе с летчицами Полиной Осипенко (второй пилот) и Мариной Расковой (штурман) совершила беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток, установив мировой женский рекорд дальности полета (за 26 часов 29 минут преодолено расстояние в 6450 километров).

За выполнение этого перелета и проявленный при этом мужество и героизм 2 ноября 1938 года Валентине Гризодубовой было присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1937-1946 годах — депутат Верховного Совета СССР.

В 1939 году была назначена начальником Управления международных воздушных линий СССР. Училась в Ленинградском институте инженеров гражданского воздушного флота.

Во время Великой Отечественной войны с марта 1942 года по октябрь 1943 года командовала 101-м полком авиации дальнего действия, с октября 1943 года — командир 31-го гвардейского бомбардировочного авиаполка.

Совершила около 200 боевых вылетов (в том числе 132 — ночных) на самолете Ли-2 на бомбардировку вражеских объектов и для доставки военных грузов партизанам.

В 1941-1945 годах была председателем Антифашистского комитета советских женщин.

В 1942-1945 годах — член Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков.

С 1946 года полковник Валентина Гризодубова — в запасе.

С 1946 года по 1963 год была заместителем начальника НИИ-17 (позднее Институт приборостроения, в настоящее время Концерн радиостроения «Вега») по летной части. Гризодубова лично принимала участие в испытательных полетах по испытанию и доводке разрабатываемого в НИИ-17 радиолокационного оборудования.

В 1963 году по личной инициативе Валентины Гризодубовой был создан Научно-исследовательский летно-испытательный центр (НИЛИЦ), который она и возглавила. В 1972 году она вернулась в Институт приборостроения на должность заместителя начальника института по летной части, где проработала до 1993 года.

В 1986 году за вклад в создание бортовых радиоэлектронных комплексов и систем Гризодубовой было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Валентина Гризодубова была награждена двумя орденами Ленина (1938, 1986), орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалями.

Почетный гражданин города Пензы (1965).

Валентина Гризодубова скончалась 28 апреля 1993 года в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

В Москве на Кутузовском проспекте установлен памятник Гризодубовой, а на доме, в котором она жила — мемориальная доска. В 1972 году в Харькове в квартире Гризодубовых был открыт музей истории авиации.

Имя Валентины Гризодубовой было присвоено 103-му гвардейскому Красносельскому Краснознаменному военно-транспортному авиационному полку (дислоцировался в Смоленске, в октябре 2009 года расформирован, боевое знамя, исторический формуляр переданы на авиационную базу в Оренбурге).

(Дополнительный источник: Военная энциклопедия. Председатель Главной редакционной комиссии С.Б. Иванов. Воениздат, Москва. В 8 томах, 2004 г.)

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Валентина Гризодубова – Золотая Звезда отечественной авиации

Среди имён Героев Советского Союза имя военной лётчицы Валентины Степановны Гризодубовой заслуживает особого упоминания: она первая женщина, получившая Звезду Героя. Боевой путь Валентины Гризодубовой уникален ещё и тем, что она командовала целым полком дальней авиации. Эта хрупкая и одновременно мужественная русская женщина сбрасывала бомбы на головы врагам, эвакуировала детей и участвовала в снабжении партизанских отрядов, действовавших в глубоком вражеском тылу.

По одним источникам, Валентина Гризодубова появилась на свет в Харькове в новогоднюю ночь 1910 года, по другим – 10 мая 1909 года. Авиационное будущее Гризодубовой было предопределено тем, что её отец, Степан Васильевич Гризодубов, был талантливым авиаконструктором и пилотом. Он был до глубины души увлечён своим делом и посвятил ему всю жизнь. Степана Гризодубова можно по праву считать одним из гениев отечественного авиастроения: он являлся автором нескольких типов летательных аппаратов и двигателей к ним.

Из яслей – в небо
Именно отец поднял свою дочь Валентину в небо не только в переносном, но и в прямом смысле. Гризодубова совершила свой первый полет едва ли не раньше, чем научилась как следует стоять на ногах – в 2,5 года! Отец привязал девочку к себе ремнями, поднял аэроплан в небо и навсегда заразил дочь собственной страстью к полётам и авиации. Итогом столь раннего авиационного воспитания стал первый самостоятельный полёт, который состоялся на слёте планеристов в Коктебеле, когда Вале было 14 лет. По окончании средней школы Валентина поступила в Харьковский технологический институт, где получила превосходное инженерное образование, позволившее ей заниматься авиацией уже профессионально. Стоит сказать, что небо было не единственным увлечением девушки – в продолжение учёбы в ВУЗе Гризодубова успешно осваивала рояль в музыкальном училище, после чего будущая гроза фашистских тылов была зачислена в Харьковскую консерваторию.


В 1928 году, пройдя трёхмесячную летную подготовку в Школе гражданской авиации Осоавиахима, Гризодубова получила долгожданное звание пилота. Позднее юная лётчица окончила также Пензенскую школу летчиков-инструкторов, после чего, в 21 год, уехала в Тулу, где устроилась на работу в аэроклуб. Карьера Гризодубовой продолжала своё стремительное развитие и, наконец, она попадает в подмосковное Тушино, а затем и на Центральный аэродром Москвы, который являлся базой агитэскадрильи им. Максима Горького. Работа в агитэскадрилье позволила Валентине получить уникальный лётчицкий опыт: за время службы в подразделении, летая по городам СССР, ей приходилось управлять самыми различными самолетами того времени.
Девичий перелёт
Хрупкая юная девушка летала над горами Кавказа и Памира, прокладывала новые воздушные маршруты и устанавливала новые рекорды, давая фору лучшим лётчикам-мужчинам страны и всего мира. Один из таких полетов принёс Валентине Гризодубовой мировую известность. 24-25 сентября 1938 года на самолете АНТ-37 «Родина» женский экипаж Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Мариной Расковой совершил беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток, преодолев расстояние в 6450 километров за 26 часов и 29 минут. Именно за этот рекордный перелёт девушкам были присвоены звания Героев Советского Союза.
На фронте
Перед началом войны Гризодубова получила должность начальника Управления международных воздушных линий СССР, а с началом освободительной борьбы советского народа стала во главе Антифашистского комитета советских женщин. Однако отважная лётчица прекрасно понимала, что в тыловая работа, при всей её важности, ей не подходит – её огромный опыт пилотирования был нужен фронту, и Гризодубова возглавила 101-й авиаполк Авиации дальнего действия — тот самый, чьи крылья несли оружие и продовольствие партизанским отрядам Ковпака, Сабурова и Федорова.
В одиночку управляя тяжелым «Ли-2», Валентина совершила около 200 боевых вылетов, около 2/3 из которых были ночными с опаснейшими посадками на партизанских аэродромных площадках. За время вылетов из вражеского тыла Валентина эвакуировала около 4000 детей, что характеризует её заслуги перед Родиной как выдающиеся и неоценимые, ведь стоит ли спорить, что во все времена дети были и будут главным достоянием и главной надеждой России, именно этим спасённым детям предстояло восстанавливать страну после войны, крепить её оборону, создавать самую мощную в мире промышленность.
«Ни одного дня без войны я в армии находиться не буду»
Именно так ответила Валентина на предложение маршала авиации Новикова возглавить дивизию. Герой Советского Союза, отважная лётчица Гризодубова предпочла военной карьере научную и общественную деятельность. По ее инициативе и при её деятельном участии был создан НИЛИЦ – Научно-исследовательский летно-испытательный центр, задачей которого стала разработка новейшей авиационной электроники. За работу на этом поприще Гризодубова получила свою вторую Звезду — на этот раз Героя Социалистического Труда. Авторитет Гризодубовой в партийной среде, как и среди простого народа, был огромен, она была вхожа в кабинеты верховных руководителей, что позволяло ей выручать людей, попавших в сложную ситуацию и решать нерешаемые вопросы. Именно благодаря хлопотам Гризодубовой удалось спастись с Колымы отцу-основателю русской пилотируемой космонавтики Сергею Королеву.

Валентина Гризодубова дожила до глубокой старости и скончалась ровно 20 лет тому назад, 28 апреля 1993 года. В родовом гнезде Гризодубовых в Харькове после её смерти был создан музей, во многих населённых пунктах бывшего СССР её именем названы улицы, а в Москве на Кутузовском проспекте ей установлен памятник.
Подготовлено по материалам:

Целоваться со Сталиным Гризодубова постеснялась

75 лет назад, 24–25 сентября 1938 года, три советские женщины — Валентина Гризодубова, Полина Осипенко и Марина Раскова — совершили беспосадочный перелет из Москвы на Дальний Восток. Для командира экипажа — 28-летней Гризодубовой — это был уже шестой мировой рекорд: за 26 часов 29 минут самолет «Родина» преодолел 6450 км.

Все участницы перелета были удостоены высшей награды, но именно Гризодубова считается первой женщиной — Героем Советского Союза. На закате жизни ей было присвоено и звание Героя Социалистического Труда. В СССР из женщин только она имела две высочайшие награды страны. А в анналах мировой военной истории так и осталась единственной женщиной — командиром мужского бомбардировочного полка дальнего действия.

В отличие от Полины Осипенко, чей славный путь трагически оборвался в 1939-м, и Марины Расковой, погибшей в 1943-м, Валентина Гризодубова прожила до 1993 года. Но послевоенная судьба летчицы практически не известна — Валентина Степановна трудилась на закрытом предприятии, испытывала новейшее электронное оборудование для самолетов. Писать о ней в 70-е начал ее воспитанник, летчик-испытатель Мстислав Листов, живший в доме Гризодубовой. Сегодня он руководит Общественной комиссией по увековечиванию имени легендарной летчицы, работает над книгой. Спецкор «Культуры» встретилась с Мстиславом Степановичем.

культура: Готовитесь к 75-й годовщине перелета?
Листов: 9 октября на Поклонной Горе состоится вечер, посвященный этому событию. Но с книгой я не тороплюсь. Изучаю документы в архивах, перепроверяю факты. И те, что знаю от Валентины Степановны, и уж тем более — «открытые» исследователями. В альманахе «Легенды и мифы отечественной авиации», например, пишут, что все было иначе: и радиостанция не отказывала, и радиограммы шли без перебоя, и карту у Расковой не могло выдуть за борт самолета… Спрашиваю «изыскателя»: «Вы сидели в той кабине?» — «Нет». — «Вы летчик?» — «Нет»… Теперь это модно: «Я не летчик, но про летчиков все знаю».

культура: Долгие годы замалчивался факт гибели тех, кто искал экипаж Гризодубовой…
Листов: А потом борзописцы ринулись смаковать трагедию: триумф Гризодубовой обернулся катастрофой… Но послушайте! Конец сентября — начало октября (поиски продолжались почти десять дней). Молодые женщины на замерзшем озере. В тайге. В районе Комсомольска-на-Амуре. Экипаж «Родины» ищут 50 самолетов от Байкала до Амура. Вопреки запрету из Москвы, туда же отправляются комдив Сорокин на ТБ-3 и летчик Бряндинский на «Дугласе». В результате «Дуглас» врезался в хвост ТБ-3 — 16 человек погибли. В том числе Сорокин и Бряндинский. Ну и при чем тут Гризодубова?

культура: Не писали в советское время и о том, что Марина Раскова носила погоны старшего лейтенанта НКВД.
Листов: Это документально подтверждено. Марина работала в Академии имени Жуковского лаборанткой. Потом стала осваивать штурманское дело. И параллельно — азы службы в «органах».

культура: Гризодубова знала об этом?
Листов: Конечно! Известно, что Валентина Степановна к Берии ходила выручать своих летчиков. И однажды в глаза сказала ему все, что думает. Другого за гораздо меньшую провинность лишили бы жизни. Однажды вдруг начала рассуждать: «Вот думаю, почему все-таки Берия не убрал меня?» Помолчала. «Я много анализировала и пришла к выводу, что в те годы мы с Чкаловым обладали таким авторитетом, что он не решился…» Валентина Степановна всегда была женщиной фактуристой. Не Ассоль, прямо скажем. Но однажды я увидел кинохронику 1963 года — она говорила о Терешковой после ее полета в космос. Всего минута на экране, но какой взгляд! Гипнотический! Думаю, мало кто мог перед ним устоять. «Ого!» — подумал я тогда…

культура: Тем более, она была модницей.
Листов: Еще какой! Мать-модистка шила в Харькове для дворян. А сама Гризодубова частенько высказывалась о нарядах зашедших к ней похвастать обновками женщин. Если считала, что платье даме не идет, говорила, не стесняясь. До последних дней следила за собой. И даже когда принимала людей дома, периодически доставала из ридикюля помаду и зеркальце. У нее был очень красивый контур губ и потрясающие серые глаза. Не глаза — рентген.

культура: Верно ли говорят, что у Гризодубовой дворянское происхождение?
Листов: Брак родителей не был сословным. Ее мама Надежда Андреевна Коморенко — из крестьян, отец Степан Васильевич — из дворян, потомственный почетный гражданин Харькова. В интеллигентной, но небогатой семье была хорошая библиотека и даже два рояля. Один из родственников при встрече приезжавшего в город царя дирижировал оркестром. Отец отлично танцевал. Маме, обладательнице прекрасного голоса, харьковские меценаты предлагали оплатить учебу в Италии. Но она предпочла обшивать крылья построенного мужем самолета. Сама Валентина Степановна была невероятно начитанным человеком, знала немецкий и французский, играла на фортепиано, училась у известных педагогов Харьковской консерватории. Потом уже, в Москве, дружила с Иваном Козловским, очень любила Ирину Архипову…

культура: Из-за чего возникла путаница с днем рождения Гризодубовой?
Листов: Трудно сказать. Виталий Власко (директор музея Гризодубовых в Харькове. — «Культура») нашел церковную книгу, в которой записано, что Валентина Степановна родилась 13 апреля (по старому стилю) 1909 года. Хотя сама она считала днем рождения 31 декабря 1910-го. Интересен другой факт, обнаруженный Власко, — наличие шести священников в роду знаменитой советской летчицы. Если бы она где-нибудь упомянула об этом, вряд ли стала бы той Гризодубовой, которую мы знаем… Скорее всего, дату рождения «исправили» из-за родословной.

культура: Она-то, конечно, была неверующей?
Листов: Тонкий вопрос. Была… Но в последние годы — возможно, после смерти Валерки (сын Валентины Гризодубовой, страдавший известным русским недугом, умер в 50 лет. — «Культура»), в ней как будто что-то изменилось.

культура: У такой сильной женщины — такие семейные проблемы. У нее ведь и личная жизнь не сложилась…
Листов: Валера — это был ее крест. Была болезнь. Причем наследственная. И, похоже, с мужем Валентина Степановна развелась по той же причине — еще во время войны. А может, потому что он ревновал к ее славе? Не каждый летчик-истребитель сможет хладнокровно относиться к тому, что его жену постоянно приглашают «в Кремль с супругом»… Кстати, Полина Осипенко о приеме в Кремле в 1938 году вспоминала так: «В зал вошли члены правительства и наш Иосиф Виссарионович. Мы с Мариной кинулись к нему. Расцеловали. Валя постеснялась…»

культура: Писали, что в разводе Валентины Степановны виновата мать, которая просто замордовала зятя, Виктора Соколова: мол, моя дочь — Герой Советского Союза, а ты кто? Хотя он тоже командовал полком…
Листов: Я этого не слышал… Есть живописный портрет матери Гризодубовой — настоящая императрица. Многие боялись ее больше, чем Валентину Степановну (после развода Надежда Андреевна жила с дочерью в Москве, Степан Васильевич остался в Харькове. — «Культура»). И она подливала масла в огонь — могла, например, пригрозить, что пожалуется Сталину. Сама Валентина Степановна редко апеллировала к вождю. Разве что при вызволении с Колымы Сергея Королева… Потом его мать писала Гризодубовой: «Не приди я к Вам в тот дождливый день 1939-го года, кто знает, какой бы День космонавтики мы праздновали сегодня!..» Дочь и внучка Королева ездили к Валентине Степановне поклониться. До последних ее дней.

культура: Престижную квартиру в «сталинке» Гризодубовой подарило правительство после знаменитого перелета?
Листов: Да, 104 квадратных метра в профессорском корпусе Академии Жуковского у Ходынки. Плюс «Опель». И 25 тысяч рублей. Кстати, после разговора Гризодубовой со Сталиным то же самое помимо ордена получил конструктор самолета АНТ-37 «Родина» Павел Сухой. В названии самолета фигурируют инициалы Андрея Николаевича Туполева. Но в 1938-м, когда состоялся перелет, корифей отечественного авиапрома уже сидел…

культура: А в 1944-м, когда на стол Сталина легла жалоба на командира 101-го Красносельского авиаполка Гризодубову, та же участь могла постигнуть и ее…
Листов: Недавно в одном из архивов я обнаружил сенсационное письмо Валентины Степановны Иосифу Виссарионовичу. Думаю, никто не мог предположить, что Гризодубова способна на такой крик души. Командир полка, женщина, объясняет, что с ней поступили несправедливо, просит разобраться. А уж Сталину она соврать не могла.

культура: С должности комполка ее, однако, сняли. А после войны уволили и из армии.
Листов: Уволиться пожелала сама. Сразу после войны Главный маршал авиации Новиков предлагал полковнику Гризодубовой возглавить дивизию — она отказалась: «В армию пошла только из-за войны. И ни одного дня после войны меня в армии не будет». И форму носить не любила. Хотя, если бы приняла на себя командование дивизией, сразу стала бы генералом. А она даже пыталась отказаться от пенсии — в 1945-м ей было всего 35 лет. «Мне — пенсию?! Я что, старуха какая-то?» Министр обороны вызвал к себе: «Ты, Валя, не дури! Откуда знаешь, что завтра будет? Приказываю оформить пенсию». Потом, к слову, она ее сильно выручала…

культура: В пресловутые 90-е?
Листов: Не только. В НПО «Вега» Валентина Степановна получала зарплату замдиректора по летным испытаниям, но в кабинете на Кутузовском бывала не часто — ездила на аэродромы, работала дома. Была доплата за Золотую звезду Героя. Плюс военная пенсия. Всех этих денег ей одной хватило бы с лихвой. Но дом Гризодубовой никогда не был пуст. Рекордным оказался день присуждения ей звания Героя Соцтруда — тогда в квартире побывал 141 человек. Десятками приходили и в другие дни. А такого хлебосольства, как у нее, я больше нигде не встречал. Если намечался юбилей или праздник — еще и к Валерию Павловичу отправляла меня с записочкой. Это был ее знакомый кок с подводной лодки. Он работал в ресторане неподалеку и для Валентины Степановны, конечно, готовил отменно. Боже упаси, чтобы человек ушел от нее, не поев или хотя бы не выпив чаю. Ничего не жалела, все выставляла на стол. Кремлевский паек (говорили, семья из трех человек могла питаться им в течение месяца) улетал за неделю. Бывало, спросит вечером: «Пойди посмотри, что у нас в холодильнике». — «Ничего, Валентина Степановна». — «А пенёзы (так она в шутку называла деньги) есть?» Найдет где-нибудь в подкладке НЗ — я бегу в обычный магазин: двести граммов сыра, колбаски… А она достанет из холодильника залежавшийся торт, добавит коньяка или варенья, прокрутит в мясорубке, перемешает, слепит, чем-то посыплет… Вот и весь кремлевский паек. Некоторые, зная, что у Валентины Степановны можно хорошо поесть, без зазрения совести совершали набеги на ее холодильник. А ехали к ней со всей страны. Скольких людей она вызволила из тюрьмы, скольким помогла встать на ноги, поступить в институты, защитить диссертации… Ночью, если раздавался звонок, с палочкой шла открывать дверь. И только когда человек входил, спрашивала: «Кто Вы?» Никого не боялась — ни на земле, ни в воздухе!

культура: Мне казалось, она была жесткой женщиной…
Листов: Очень. Однако никого на три буквы не посылала. И никогда не отключала телефон. Однажды ей предложили переехать в цэковский дом с охраной. Она возмутилась: «Подите вы! Ко мне по сто человек в день приходят — что же, они все анкеты у вас будут заполнять?..» Так и прожила всю жизнь на Ленинградке. В последние годы у нее было лишь два платья. Одно — черное, из звездной ткани «Искорка» — надевала дома, когда приходили важные гости. А на голове всегда был черный ободок — давний подарок Долорес Ибаррури. На приемах Валентина Степановна бывать уже не могла — из-за чрезмерного веса передвигалась с большим трудом. При этом сама садилась за руль, ехала к министрам решать вопросы, и чиновники спускались к ней в машину. На «Волге» гоняла до последних дней. Даже с гипертоническим кризом. И реакция у нее была блестящая! Гаишники шарахались — Боже избавь прицепиться к Гризодубовой, тут же по шапке получишь… Однажды несемся с ней по проспекту. Ночь. Дождь. Она, как всегда, за рулем. И вдруг говорит: «Представляешь, я с трех метров ничего не вижу…»

Умерла Валентина Степановна из-за открывшейся язвы. В больнице, которую не любила. У нее было два железных правила: не позволять делать себе уколы и никогда не ложиться в «кремлевку». «Полы паркетные, врачи анкетные», — говорила она. При этом никого, если приходилось вызывать на дом, не отпускала без конверта с приличной суммой. Знакомый доктор, помогавший ей в последние годы, признался потом, что, если бы в «кремлевке» правильно поставили диагноз, Валентину Степановну можно было спасти. Упустили время…

культура: Вы несколько лет занимаетесь увековечиванием памяти Валентины Гризодубовой — на Новодевичьем кладбище и на Кутузовском проспекте установлены монументы, на доме, где жила, — мемориальная доска, на Поклонной горе — бюст. Ее именем названы улицы в Москве, в Жуковском, в Минске… Но Харьковский музей после пожара никак не восстановят. А в России музея нет вообще.
Листов: Наша комиссия добилась, чтобы одну из московских школ назвали именем Валентины Степановны. Стал оформлять документы, заниматься музеем. Вдруг звонит директор: нас сливают с другой школой и присваивают имя Есенина… Одно скажу: воспитание детей сегодня — самое главное. И учить их надо на примере Гризодубовой. В свое время я предлагал чиновникам сделать квартиру на Ленинградском проспекте, 44, мемориальной — ни понимания, ни поддержки не нашел. Даже эпопея с памятником длилась пять лет — Москва категорически отказывалась его устанавливать. Хотя он был уже отлит и ждал своей участи во дворе здания НПО «Вега» на Кутузовском. Все варианты подходящих площадок отвергались и предлагались альтернативные — один невероятнее другого. Самый удивительный был на улице Лонго, состоящей из четырех домов и упирающуюся в ЛЭП… В конце концов, Гризодубову «бросили» на Кутузовском — на фоне решетчатых окон унылого производственного здания. Ее там просто не видно!

культура: Москве не нужен был памятник Гризодубовой?
Листов: Так как деньги выделялись еще Черномырдиным, из федерального бюджета, готовый монумент по сути, был подарком Москве. А зачем он чиновникам? И, хотя, 3,5-метровый постамент был готов, его срочно заменили на куб в три раза меньше (здесь заинтересованным лицам, очевидно, удалось что-то «состричь»!). Но почувствуйте разницу: фигура летчицы в 3,5 метра должна была возвышаться на роскошном — из полированного токковского гранита — постаменте такой же высоты. Вместо этого появилась стандартная кубышка — метр двадцать. Искажены пропорции, памятник смотрится иначе. Но всем наплевать. Только ветераны войны написали Путину: «Типичное хамское отношение Лужкова к памяти героев Великой Отечественной войны — это установка памятника Гризодубовой на Кутузовском». С Лужкова уже не спросишь. А я теперь бьюсь за монумент в Харькове: страна другая, проблемы — те же. И продолжаю разбирать бумаги Валентины Степановны. Жаль только, что через несколько дней после ее ухода из жизни в квартире не было уже ни орденов, ни наградных листов, ни указов о присвоении званий. У Героя Советского Союза Валентины Гризодубовой остались две невестки, внук и внучка. Больше добавить нечего…

«Привыкла быть лидером»: как лётчица Валентина Гризодубова стала первой женщиной — Героем Советского Союза

Валентина Гризодубова родилась в Харькове 27 апреля 1909 года. Отец Валентины — Степан Гризодубов — был потомственным дворянином и одним из пионеров российского авиастроения. Будучи владельцем собственной электромеханической мастерской, он интересовался техническими новинками. Узнав о достижениях братьев Райт, Гризодубов-старший загорелся идеей создания собственного самолёта. Не имея чертежей, он ориентировался на документальные кадры полётов, изучая специально купленную им для этого киноплёнку. Третий построенный им самолёт успешно поднялся в воздух.

В один из своих полётов Степан Гризодубов взял двухлетнюю дочь, привязав её к себе ремнями.

  • Валентина Гризодубова с отцом
  • © Wikimedia commons

В дальнейшем отец Валентины служил в авиации. С 1919 года он руководил мастерскими Харьковского авиапарка, восстанавливая самолёты для Красной армии, а затем работал в Осоавиахиме и стал одним из родоначальников советского планеризма.

Путь к подвигу

Свой первый самостоятельный полёт Валентина Гризодубова совершила в 14 лет, поднявшись в воздух на планере во время слёта планеристов в Крыму. Но в юности у неё были мечты не только о небе. Девушка окончила музыкальное училище по классу рояля, училась в Харьковском технологическом институте и параллельно в консерватории. Однако небо всё-таки победило. В 1928 году Валентина попала в первый набор Харьковского аэроклуба. Пройдя курс лётной подготовки, Гризодубова оставила институт и поступила в 1-ю Тульскую лётно-спортивную школу Осоавиахима, а потом в Пензенскую школу лётчиков-инструкторов.

«В начале 1930-х Валентина Гризодубова работала инструктором в Тульском аэроклубе и в лётной школе под Тушино. В 1934-ом она стала лётчиком агитэскадрильи имени Максима Горького. Работая в агитационной авиации, Валентина освоила различные типы самолётов, побывала в самых отдалённых уголках Советского Союза, а также на Памире и в горах Кавказа. Позднее Валентина поступила на службу в Красную армию», — рассказала в беседе с RT методист Музея Победы Ирина Архангельская.

Также по темеБелая Лилия Сталинграда: каким был боевой путь легендарной советской лётчицы Лидии Литвяк 1 августа 1943 года совершила свой последний боевой вылет легендарная советская лётчица Лидия Литвяк. Её называют самой результативной…

Осенью 1937 года Гризодубова побила пять мировых авиационных рекордов среди женщин на легкомоторных самолётах — по скорости на замкнутом маршруте (трижды), а также по высоте и дальности полёта.

24 сентября 1938 года в качестве командира экипажа вместе с Полиной Осипенко и Мариной Расковой она отправилась в рекордный беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток. Женский экипаж преодолел за 26 часов 29 минут 6450 км.

Ещё перед вылетом у самолёта возникли проблемы с радиосвязью, но девушки не захотели откладывать старт. В итоге за Уралом связь с экипажем стала прерываться. В условиях сильной облачности лётчицы не увидели Байкала и не смогли вовремя повернуть в сторону Комсомольска-на-Амуре. Сориентировались они, только когда летели уже над Охотским морем. Экипаж повернул самолёт на запад, но до запланированного финиша не хватило горючего.

Гризодубова приняла решение сажать самолёт, не выпуская шасси, прямо на болото в районе реки Амгунь. Для этого манёвра требовалось участие только двух пилотов, поэтому Валентина отдала приказ Марине Расковой прыгать с парашютом — так Валентина могла сохранить жизнь хотя бы одному члену экипажа. Спасательная экспедиция обнаружила Раскову спустя десять дней и уже от неё узнала маршрут движения самолёта. Через несколько часов были спасены и Гризодубова с Осипенко.

За этот рекордный перелёт его участницы были награждены высшими государственными наградами — они стали первыми (и единственными до начала Великой Отечественной войны) женщинами, удостоенными звания Героя Советского Союза. Позже Валентина Гризодубова была избрана депутатом Верховного Совета СССР.

  • Экипаж, в составе которого Гризодубова совершила рекордный полёт в 1938 году
  • РИА Новости

К депутатской деятельности она относилась очень серьёзно, бралась за любые сложные дела и заслужила себе до такой степени высокую репутацию, что отчаявшиеся люди как в последнюю инстанцию писали на два адреса: Сталину и ей. Валентина принимала активное участие в пересмотре обвинительных приговоров многих репрессированных. Именно после обращения к Гризодубовой мать Сергея Королёва смогла добиться смягчения приговора авиаконструктору и его перевода с Колымы в ЦКБ-29 НКВД.

В 1939 году Валентина Гризодубова была назначена на должность начальника Управления международных воздушных линий СССР.

Командир полка

В начале Великой Отечественной войны Валентина Гризодубова возглавила Антифашистский комитет советских женщин, а затем попросилась в действующую армию. В 1942—1943 годах она командовала 101-м авиаполком Авиации дальнего действия.

«Гризодубова лично вылетала на боевые задания на самолёте Ли-2. Существуют разные подсчёты, но есть все основания полагать, что в общей сложности она совершила не менее 200 боевых вылетов», — рассказал RT историк и писатель Дмитрий Хазанов.

Комполка лично участвовала в бомбардировках вражеских объектов и полётах за линию фронта к партизанам. «Полёты к партизанам имели огромное политическое и моральное значение. Сам факт появления советского самолёта в тылу противника придавал не только партизанам, но и местному населению, временно находящемуся на оккупированной врагом территории, бодрость, умножал их силы в борьбе с врагом», — пишет в своей книге «В интересах всех фронтов» сослуживец Валентины Гризодубовой Герой Советского Союза Сергей Ушаков, который позднее стал первым замначальника главного штаба ВВС СССР.

Мужской коллектив полка выполнял все приказы женщины-командира беспрекословно, отмечают историки. По их словам, её даже называли матушкой, несмотря на то что тогда ей было всего 32—34 года. А вот гитлеровцы лётчицу ненавидели — её изображение поместили на агитационных плакатах с подписью, что она враг нацизма, и назначили за её голову награду.

В 1943 году Гризодубовой было присвоено звание полковника, однако авиацию дальнего действия она вскоре покинула. «У неё не сложились отношения с командующим — маршалом Александром Головановым», — пояснил Дмитрий Хазанов.

В конце войны Валентина Гризодубова работала в составе Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. После победы решила оставить военную службу и в 1946 году уволилась в запас.

Мирная жизнь

После войны Гризодубова стала заместителем начальника НИИ-17 (будущего Института приборостроения). Она отвечала за испытания радиоэлектронной аппаратуры для Военно-воздушных сил и гражданской авиации СССР. Причём в испытательных полётах принимала участие лично.

В 1960-е годы Валентина Гризодубова на время покинула Институт приборостроения, чтобы создать Научно-исследовательский лётно-испытательный центр на аэродроме в Солнцеве. Однако в 1972-м вернулась в институт и продолжала работать там до 1993 года.

6 января 1986 года Валентина Гризодубова получила вторую звезду Героя — на этот раз Социалистического труда. Легендарная лётчица ушла из жизни 28 апреля 1993 года в возрасте 84 лет.

«Гризодубова была одной из женщин, удостоенных наибольшего количества наград в истории СССР», — подчеркнул Дмитрий Хазанов. Помимо званий Героя она отмечена двумя орденами Отечественной войны, орденом Октябрьской Революции, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, медалью «Партизану Отечественной войны» и рядом других наград.

Сегодня именем Гризодубовой названы улицы многих городов бывшего СССР, воинские части и авиационные учреждения, открыты посвящённые ей музеи.

  • РИА Новости
  • © Владимир Вяткин

Жизнь Гризодубовой — уникальный пример сочетания мирных и военных подвигов, считают историки.

«Валентина Гризодубова привыкла быть лидером. Первая в мире женщина, совершившая перелёт на такое расстояние, командир авиационного полка, создатель научно-исследовательского института… Начальству с ней, конечно, далеко не всегда было комфортно, но окружающие высоко ценили её смелость и способность брать на себя ответственность», — подытожила Ирина Архангельская.