В и беринг

Беринг

Витус Беринг родился в Дании в 1681 году. В 1703 году окончил Амстердамский морской кадетский корпус и вскоре поступил на службу на российский флот в чине подпоручика. В 1710 году был переведен в Азовскую флотилию, где участвовал в Прутском походе Петра I (1711). В 1712–1723 годах проходил службу на Балтике, где командовал различными судами. В 1724 году был уволен со службы по личной просьбе.

23 декабря 1724 года Петр I издал указ об организации экспедиции на Камчатку и дал распоряжение подыскать достойного офицера, который мог бы ее возглавить. Адмиралтейство предложило кандидатуру капитана Беринга, имевшего на тот момент определенный опыт. Царь с кандидатурой согласился, и Беринга вновь принимают на службу и присваивают звание капитана 1-го ранга.

Задачи, стоявшие перед экспедицией, лично расписал сам Петр I. Первая Камчатская экспедиция продолжалась пять лет (1725–1730). Беринг и его команда успешно справились с поставленными задачами. На карты были нанесены большие участки побережья Камчатки и Чукотки.

Обогнув Камчатку с юга, русские мореплаватели доказали, что Камчатка не соединяется с Японией, как полагали некоторые. Но самым главным открытием явилось то, что путешественники прошли проливом между Азией и Северной Америкой, который позже был назван Беринговым.

Позже экспедиция продвинулась к востоку от Камчатки более чем на 200 километров, были открыты Авачинский залив и Авачинская бухта. Экспедиция Беринга впервые выполнила съемку 3500 километров западного берега моря, впоследствии названного Беринговым.

В 1730 году он вернулся в Санкт-Петербург, где предоставил подробный отчет в Адмиралтейство. Чиновники морского ведомства к отчету отнеслись с недоверием. Тем не менее труд путешественников был достойно оценен. Витус Беринг получил чин капитан-командора и 1000 рублей деньгами.

После Первой Беринг предложил организовать новую, Вторую Камчатскую экспедицию с целью дальнейших исследований северо-восточных земель и нахождения восточного морского пути в Америку.

Его план был принят, и он возглавил Вторую Камчатскую (Великую Северную) экспедицию. Его заместителем был назначен А. Чириков.

8 сентября 1740 года экспедиция на двух кораблях («Святой Петр» и «Святой Павел») вышла из Охотска, но, пока шли сборы, наступила осень, и отплытие к берегам Америки отложили до следующего года. Корабли встали на зимовку в бухте реки Авачи. Именно здесь Беринг заложил населенный пункт, который назвали в честь кораблей экспедиции. После зимовки в Петропавловске, 4 июня 1741 года, на двух пакетботах экспедиция Беринга и Чирикова отправилась от берегов Камчатки на юго-восток сначала в поисках мифической Земли Жуана да Гамы. Ее поиски успехов не принесли, и корабли взяли курс на северо-восток, но из-за плохой видимости разошлись. Несколько дней Беринг искал корабль Чирикова, но безрезультатно. Оставшись с одним кораблем, Беринг продолжил двигаться сначала на юг, а позднее на северо-восток, где подошел к берегам Аляски. Открытия омрачались обострившейся у Беринга сердечной болезнью.

Несмотря на плохое самочувствие капитана, путешественники продолжили исследования вдоль берегов Америки. В августе – сентябре были открыты остров Туманный (Чирикова), пять островов (Евдокеевские), снеговые горы (Алеутский хребет) на полуострове Аляска. На открытых островах Шумагина русские путешественники впервые встретились с алеутами. 4 ноября 1741 года корабль прибило к острову, на котором капитан-командор скончался 8 декабря. Здесь же от цинги умерло 14 человек экипажа. В дальнейшем остров был назван островом Беринга.

За 10 лет (с 1733 по 1743 год) отряды Второй Камчатской экспедиции нанесли на карту северное и восточное побережье России, внутренние территории Восточной Сибири, разведали пути в Америку и Японию, открыли побережье Северо-Западной Америки, острова Курильской и Алеутской гряд.

В 1991 году российско-датская экспедиция нашла на Командорских островах могилу великого мореплавателя. Профессор В. Звягин по черепу реконструировал истинный облик Беринга.

Именем капитана-командора Беринга названы море, пролив, остров, подводный каньон, река, озеро, ледник, залив, два мыса, исчезнувшая суша (Берингия), некогда соединявшая Азию с Северной Америкой, улица в городе Петропавловске-Камчатском.

Из Витуса в Ивана

«Лента.ру» продолжает цикл статей, посвященных знаменитым путешественникам, землепроходцам и первооткрывателям. В предыдущем материале речь шла об испанце Эрнандо де Сото. Новый герой — российский капитан-командор датского происхождения Витус Беринг. Родившись на берегу фьорда, он с детства мечтал о мореходстве и спустя годы возглавил в России экспедиции такого масштаба, каких не было ни до, ни еще полвека после него.

На пути в империю

Долгие годы никто не знал, как в действительности выглядел Витус Ионассен Беринг. Мальчику, родившемуся третьим в семье церковного старосты Йонаса Свендсена и его жены Анны Педерсдаттер Беринг из древнего датского рода, дали имя умершего дальнего родственника. Путать мореплавателя с его тезкой, придворным летописцем, перестали лишь спустя десятки лет исследований, когда по черепу из захоронения реконструировали его реальный портрет.

Перемудрили историки и с днем рождения Беринга. Считалось, что он родился 12 августа 1681 года, но в церковных книгах при этом было указано, что 5 августа ребенка крестили в лютеранской церкви. Есть версия, что на самом деле датчанин появился на свет 2 августа, а 10 дней исследователи прибавили, думая, что речь идет о дате по старому стилю, хотя Дания на тот момент уже перешла на григорианский календарь.

Водная стихия завораживала будущего первооткрывателя с детства. И, видимо, неслучайно он появился на свет в портовом городе Хорсенс, раскинувшемся на берегу фьорда. Мальчик убегал в порт со школьных уроков ради того, чтобы пообщаться с моряками и услышать их рассказы о дальних морских странствиях. Окончив школу, 14-летний Беринг подался юнгой на голландский корабль и несколько лет провел в дальних плаваниях по Ост-Индии и Карибским островам. Юношей он окончательно решил связать свою судьбу с морем и, высадившись в Амстердаме, поступил в морской кадетский корпус.

В это время там по поручению императора Петра I находился русский адмирал норвежского происхождения Корнелиус Крюйс — он искал опытных моряков, чтобы пригласить их на службу. В 1704 году получивший офицерское звание Беринг поступил в чине подпоручика в российский военно-морской флот, переехал в Петербург и взял себе имя Иван. На родине он побывает еще однажды, спустя 10 лет, и больше никогда туда не вернется.

Лошадьми, лодками, собаками

Двадцать лет Беринг жил в бесконечных трудах и ожидании. На долю моряка выпало немало ответственных дел: под его руководством по воде доставлялся лес с берегов Невы к острову Котлин для возведения крепости Кронштадт, он командовал шнявами «Мункер» и «Таймалар», участвовал в войне с Турцией в составе Азовской флотилии, служил на Балтийском флоте во время Северной войны, перегнал в российскую столицу судно «Перл» из немецкого Гамбурга, а из Белого моря в Ревель вокруг Скандинавского полуострова — корабль «Селафаил», и, наконец, командовал крупнейшим на тот момент в стране трехпалубным 90-пушечным кораблем «Лесное».

Внезапно Беринг подал в отставку — несмотря на чин капитана 2-го ранга, награды и многочисленные заслуги. Есть мнение, что причиной тому была гордость — моряк все эти годы мечтал о звании капитана 1-го ранга, но назначения не дождался. Спустя пять месяцев мореход получил повеление Петра I вернуться на службу, а также — желанное повышение. За месяц до своей смерти император издал указ отправить экспедицию на Дальний Восток и собственноручно составил секретную инструкцию к путешествию.

Морякам предстояло добраться до Камчатского полуострова, а затем отправиться вдоль берегов «земли, которая идет на норд», и отыскать пролив или перешеек между Азией и Северной Америкой. Первая Камчатская экспедиция под руководством Беринга с помощниками — морскими офицерами Алексеем Чириковым и Мартыном Шпанбергом, — а также геодезистами, штурманами и корабельных дел мастерами стартовала из Петербурга 24 января 1725 года и длилась пять лет.

Два года 34 исследователя шли через Сибирь до Охотска, сменяя лошадей лодками, и в конце концов добрались на собачьих упряжках до построенного для них бота «Святой Гавриил». На нем они за несколько месяцев обогнули берега Камчатки и Чукотки, зашли в пролив и убедились, что «нельзя Азии соединяться с Америкою». Плывя сквозь туман, экипаж подгоняемого северным ветром и окруженного китами бота открыл новые бухты и заливы. Миссию экспедиции сочли выполненной: другого материка на расстоянии двух сотен верст от камчатских земель обнаружено не было. Заручившись поддержкой остальных участников, боявшихся попасть во льды, Беринг развернул судно в столицу.

Мореплаватель представил дворцу внушительные материалы по итогам путешествия, в том числе журнал и карты инструментальной съемки западного побережья моря на протяжении более 3,5 тысячи километров. Адмиралтейская коллегия, хоть и упрекнула Беринга в некоторой нерешительности, пожаловала ему чин капитана-командора и денежную награду в размере тысячи рублей. Сам же он в то время уже задумывался о новой экспедиции к дальним берегам.

В Сибирь с клавикордами

Слабостью мягкого и кроткого по натуре Беринга называли его жену. Дочку состоятельного коммерсанта Анну Кристину Пюльзе он повстречал в отвоеванном у шведов Выборге и меньше чем через год, в октябре 1713-го, на ней женился. Сразу после свадьбы мореплаватель надолго оставил дом, попав в плен к шведам в ходе войны. Оставшись в одиночестве практически с самого начала замужества, Анна, по всей видимости, решила сопровождать мужа в дальнейших плаваниях и навсегда избавиться от титула «соломенной вдовы».

Когда Беринг получил добро на очередной поход к американскому континенту, жена моряка отчаянно последовала за ним. Двое их старших сыновей Йонас и Томас остались на попечении в пансионе ревельской гимназии. А вот младших, Антона и Анну, пришлось взять с собой — во Вторую Камчатскую экспедицию. Чтобы не ударить в грязь лицом, Берингша, как любовно ее звали члены экипажа, захватила на борт и столовое белье, и изящную фарфоровую и серебряную посуду, и даже клавикорды. Есть мнение, что супруга моряка стала первой, от кого сибирские народы услышали звуки европейской музыки.

Путешествия, равного этому, мир еще не знал. Из Петербурга в Сибирь в начале 1733 года направились по меньшей мере полтысячи морских офицеров, ученых и матросов, среди которых были Степан Малыгин, Дмитрий и Харитон Лаптевы, Семен Челюскин. Им было поручено детально изучить все тысячекилометровое северное побережье Азии, описать местную природу и историю сибиряков, найти морские пути в Японию и Северную Америку для торговли, а в случае обнаружения новых земель — привести их жителей в подданство России.

Два пакетбота — «Святой Петр» под руководством Беринга и возглавляемый Чириковым «Святой Павел» — вышли в море из Охотска только через семь лет — из-за задержки в строительстве. Семейство капитана долгое время жило в Якутске: оттуда контролировалось передвижение отрядов и работа железоделательного завода, туда доставлялись корабельные снасти, строительные материалы и письма из Петербурга. К слову, поведение начальства в лице Беринга некоторых не устраивало — на него доносили.

В письмах, адресованных Тайной канцелярии, например, говорилось, что он вместо того, чтобы заниматься экспедицией, катал свою Берингшу по городу на саночках, а еще якобы гнал вино и выменивал его на пушнину. Самой Анне приписывали кражу двух якуток, из-за чего позднее, по возвращении домой, ее ждал тщательный досмотр на Сибирской таможне. Тогда же ходили слухи, что «капитан-командорша» вывозила нажитое за годы экспедиции в более чем 10 сундуках — среди сибирских диковинок были ткани, китайский фарфор, серебряные предметы и пушнина.

Судна Беринга и Чирикова выдвинулись к берегам Америки осенью 1740 года. Чтобы не потерять друг друга из виду в густом тумане, корабли били в колокола и стреляли из пушек. Из-за сильной бури они все же разошлись и больше не встретились, продолжив путь поодиночке. 16 июля 1741 года, на день позже «Святого Павла», потрепанный штормами «Святой Петр» достиг поставленной 10 лет назад цели и доплыл до американского побережья. Эти земли чуть позже назвали Русской Америкой.

Между землей и океаном

В родной порт вернулись далеко не все участники Великой Северной экспедиции. Подойдя к суше, Чириков высадил на шлюпках 15 человек — их судьба неизвестна до сих пор и остается одной из неразрешимых загадок Севера. Беринг членов команды к берегу не отправлял — пополнив запасы воды и бегло изучив местный быт, корабль взял обратный курс. Там его ждала полоса свирепствующих штормов — один из них был помечен в вахтенном журнале как «великое волнение» — моряки двигались, не видя земли, солнца и звезд из-за плотной завесы туч: «корабль плыл, как кусок мертвого дерева, почти без всякого управления и шел по воле волн и ветра, куда им только вздумалось его погнать».

Среди членов экспедиции в условиях сырости и жуткого холода разыгралась цинга. К осени от острого недостатка витамина С погибла треть экипажа. Беринг, также обессиленный болезнью, продолжал выходить на палубу и пытался подбодрить остальных. Поздней осенью судно выбросило на берег. Поднявшись на вершину горы на разведку, моряки осознали, что высадились не на Камчатке, как предполагали, а на необитаемом острове (позже ему дадут имя капитана-командора) и вокруг них — только безбрежный океан. 8 декабря 1741 года Беринг умер, лежа в вырытой для него землянке, прикрытой брезентом. Со стен на первооткрывателя постоянно сыпался песок, но он запрещал себя откапывать — говорил, что так ему теплее.

Оставшиеся в живых моряки под командованием штурмана Свена Вакселя выстроили из обломков пакетбота гукор и сумели вернуться на нем на Камчатку. В Петропавловске они узнали, что «Святой Павел» возвратился еще год назад, точно так же открыв американские земли. Столь масштабных географических экспедиций не было никогда ранее, ни полвека позднее. К слову, спустя годы на останках капитан-командора не нашли следов цинги, и есть мнение, что умер мореплаватель от какой-то другой болезни.

Заслуги Беринга признали не сразу. Считалось, например, что Первая Камчатская экспедиция серьезными географическими открытиями не обозначилась. Моряки лишь подтвердили то, что и раньше уже было известно. С другой стороны, плавание позволило открыть Карагинский залив с островом, залив Креста, бухту Провидения, Анадырский залив и остров Святого Лаврентия. А составленной Берингом и его помощниками картой впоследствии активно пользовались западноевропейские картографы. Вторая же экспедиция Беринга на Камчатку оставила после себя еще более богатое картографическое наследство, уникальные метеорологические данные и записи о Сибири и ее обитателях, а также завершилась открытиями нескольких островов Алеутской гряды — Шумагина, Атка, Кыска и Булдырь. Объем собранных сведений настолько велик, что полностью они не освоены до сих пор.

Памятью о капитане-командоре служат Берингово море, Берингов пролив, ледник на Аляске, поселок в Чукотском автономном округе и Командорские острова. На возвышении одного из них, острова Беринга, лежат друг на друге два каменных блока с чугунной плитой. Так обозначено предполагаемое место смерти первооткрывателя. Сверху — трехметровый железный крест, навечно развернутый как, вероятно, и вся жизнь мореплавателя, в сторону бушующего океана.

Витус Беринг, или Северный путь командора


Витус Беринг. Реконструированное изображение
4 июня 1741 года Авачинскую бухту на Камчатке покинули два небольших корабля под Андреевским флагом. Они взяли курс на юго-восток. Это событие явилось началом Второй Камчатской экспедиции Витуса Беринга и Алексея Чирикова. Со времени отъезда из Санкт-Петербурга минуло уже более восьми лет. Такой немалый срок ушел на подготовительные и организационные работы, получение необходимых ресурсов и материалов и, самое главное, на затяжную упорную борьбу с местным бюрократическим аппаратом, не привыкшим к столичному присмотру. Курс, которым двигались экспедиционные пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел», был выбран заранее, после долгих дискуссий и споров. Согласно имеющимся в распоряжении прикомандированного к экспедиции профессора астрономии Людовика де ла Кроера картам именно на юго-восточном направлении следовало искать таинственную и обширную землю Хуана де Гамы. Ее довольно часто изображали в своих работах картографы XVIII века. Никто из принимавших участие в совещаниях перед отплытием еще не знал, что представленная профессором карта ошибочна, и указанная на ней земля не более чем миф. Это заблуждение сыграло определенную роль в судьбе экспедиции, но всё еще было впереди.
Замыслы императора
Петр I был натурой деятельной и энергичной. На протяжении всего его царствования России в полной мере пришлось вкусить плоды его трудов и принятых решений. Были проекты и замыслы, вовремя задуманные и осуществленные. Имелись те, к осуществлению которых у императора, скончавшегося отнюдь не в старом возрасте, руки не дошли. Император был увлечен идеей вывести свою страну из провинциального захолустья, достичь богатых и экзотических стран, чтобы наладить с ними торговлю. Для осуществления этих монарших чаяний требовались не только острые солдатские штыки и орудия линейных кораблей и фрегатов. Нужна была подробная информация о далеких землях и территориях и разыскание путей, как до них добраться. Еще в 1713 г. сподвижник царя, бывший долгое время морским агентом в Лондоне, Федор Салтыков представил идею построить суда в устье Енисея, для того чтобы обойти Сибирь по побережью и отыскать острова и земли, которые можно было освоить, или установить торговые отношения с Китаем.
Однако только в 1724 г., уже под конец своего царствования, Петр Алексеевич, наконец, приступил к осуществлению подобного проекта, то есть к исследованию пути через «Ледовитое море» в Индию и Китай. Государь считал, что на этом поприще русские могут добиться больших успехов и в итоге получить более короткий путь к источникам дорогих колониальных товаров. В декабре 1724 года Петр подписывает указ об организации географической экспедиции с широкими задачами. Она должна была окончательно выяснить местоположение пролива между Азией и Америкой, изучить дальневосточные берега России и в первую очередь Камчатку. Для этой цели предписывалось изготовить на месте два судна, на которых и планировалось осуществить морские походы.
Командование экспедицией было поручено датчанину Витусу Ионассену Берингу, который уже 21 год находился на русской службе. Выбор этот не был случайным, да и случайного человека щепетильный в кадровых вопросах император не поставил бы на столь ответственный пост. Беринг родился в 1681 г. в Копенгагене и на момент своего назначения был опытным и грамотным офицером – ему шел уже 44 год. Окончив в 1703 г. кадетский корпус в Амстердаме, он в том же году отправился в Россию, которая остро нуждалась в квалифицированных и обученных морских кадрах. Большую роль в принятии такого решения сыграла встреча Беринга с адмиралом Корнелием Крюйсом, который по поручению царя занимался кадровыми вопросами в Европе. К этому времени Беринг уже имел за плечами плавание в Ост-Индию.
Молодой моряк был без проволочек принят на русскую службу в чине подпоручика. Участвовал в событиях Северной войны, а в 1710-м переведен на Азовский флот, где уже в чине капитан-лейтенанта командовал шнявой «Мункер». После неудачного Прутского похода и окончания русско-турецкой войны Беринг вновь оказался на Балтике, где продолжалась борьба с все еще сильной Швецией. Датчанин служил исправно и уверенно продвигался по служебной лестнице: в 1719 г. он командует кораблем «Селафаил», который совершил нелегкое плавание из Архангельска в Кронштадт, позже, в 1720 г., – кораблями «Мальбург» и «Лесное». Последний являлся на тот момент одним из самых крупных кораблей Балтийского флота, был вооружен 90 орудиями. В том же году Беринг получил звание капитана 2-го ранга. В 1724 году, на момент принятия решения об организации Камчатской экспедиции, он был уже капитан-командором.
Первая Камчатская экспедиция

Территории, где предстояло работать экспедиции, были тогда малоизученными, и их расположение на картах начала XVIII века было весьма приблизительным. По одной из версий, Петр I имел в своем распоряжении карту «Камчадалии», составленную в 1722 г. нюрнбергским картографом И. Б. Хоманом. На этом документе рядом с Камчаткой был изображен довольно большой массив суши, обозначенный как «Земля Хуана де Гамы». В обязанности Беринга, кроме всего прочего, входило определить точное расположение этой земли и выяснить, соединяется ли она с Северной Америкой.
Первоначально состав экспедиции насчитывал 37 человек. 24 января 1725 г., в последние дни правления Петра I, она покинула Санкт-Петербург и направилась через Сибирь в Охотск. Впоследствии личный состав экспедиции расширился и временами доходил до 400 человек, включая солдат, матросов и мастеровых. Путь этот в тогдашних условиях – пешком, на лошадях и на речных судах – занял почти два года. Длинная дорога была полна трудностей. Личный состав страдал от морозов, приходилось голодать – были случаи смерти и дезертирства. На последнем этапе пути до Охотска протяженностью в 500 км крупногабаритные грузы везли на нартах, в которые в качестве тягловой силы впрягались люди.
6 октября 1726 г. с передовым отрядом Беринг прибыл в Охотск, где ему пришлось дожидаться весь остальной состав экспедиции, разделенный на партии. В январе 1727 г. в этот населенный пункт прибыла последняя из них, возглавляемая Мартыном Шпанбергом, тоже датчанином на русской службе, как и сам Беринг. Места для размещения личного состава и имущества не было, поэтому путешественникам пришлось обустраиваться в Охотске самостоятельно, построив и оборудовав себе жилища собственноручно, чтобы прожить в них до окончания зимы 1726–1727 гг.

В нелегком деле Берингу помогали его соратники, среди которых выделялись своими способностями и усердием лейтенанты Алексей Ильич Чириков и Мартын (Мартин) Петрович Шпанберг. Чириков был молодым человеком, родившимся в 1703 г. в дворянской семье Тульской губернии. Юноша проявил талант к наукам и в 1715 г. стал выпускником Московской навигацкой школы, а в 1721 году – Петербургской Морской академии. Уже на следующий год после ее окончания Чириков был возращен в Академию в качестве преподавателя. Его острый ум и способности во многом повлияли на назначение его в помощники к Берингу. Лейтенант Шпанберг, поступивший на русскую службу относительно недавно, в 1720 году, успел зарекомендовать себя как опытный моряк, к тому же он лично знал Беринга.
За время долгого пути через Сибирь Алексей Чириков определил 28 астрономических пунктов, что позволило впервые выяснить истинную широтную протяженность Сибири. Дождавшись весны, экспедиция выдвинулась из Охотска дальше. В начале осени 1727 г. на двух речных судах добралась до Большерецка, а оттуда людей и грузы на лодках и собачьих упряжках переправили в устье реки Камчатка, где с 1713 г. был расположен Нижнекамчатский острог. Ездовые собаки были мобилизованы – зачастую принудительно – у местного населения.
Тут весной 1728 г. и началось строительство экспедиционного судна. К лету этого же года был готов бот «Святой Гавриил», на котором 14 июля Беринг вышел в море. Бот двигался на север вдоль побережья Камчатки, параллельно плаванью велась съемка береговой черты. В результате более 600 км ранее практически не изученного побережья было нанесено на карту. Совершены открытия полуостровов Камчатский и Озерный. Достигнув южного побережья Чукотки, совершив 31 августа открытие залива Креста, бухты Провидения и острова Святого Лаврентия, Беринг не стал высаживаться на острове и не подходил близко к побережью, а продолжил движение на северо-восток.
«Святой Гавриил» встретил на своем пути сильные ветры, чередующиеся с туманной погодой, и в следующий раз земля была замечена с борта только 12 августа. На следующий день Беринг, не видя больше берега, решил созвать совещание. Собрав у себя в каюте Алексея Чирикова и Мартына Шпанберга, он предложил им высказать мнение по следующим вопросам: следует ли считать полностью доказанным факт существования пролива между Азией и Америкой? И есть ли необходимость в таком случае двигаться к устью Колымы, как было указано в одном из многочисленных пунктов инструкции для экспедиции? Чириков предложил подойти к побережью и продолжить двигаться на северо-восток, пока не будет достигнуто устье Колымы или полоса льдов. Если погода будет неблагоприятной и сопровождаемой противными ветрами, то не позднее 25 августа повернуть обратно и зазимовать на земле, противоположной Чукотке, богатой лесом, о которой было известно от чукчей. То есть имелась в виду Аляска. Шпанберг придерживался острожной позиции, предлагая идти на северо-восток до 16 августа, а затем уйти зимовать на Камчатку. В итоге Беринг принял решение двигаться на север для дальнейшего прояснения обстановки.
Днем 14 августа, когда видимость стала более-менее приемлемой, со «Святого Гавриила» далеко на западе была замечена земля с высокими горами, скорее всего, это был мыс Дежнева. Витус Беринг и его спутники тогда еще не знали, что почти за 80 лет до них через этот пролив прошли русские казаки под руководством Семена Дежнева, и географическое место это было фактически открыто вторично. Выйдя в море, позже названное Чукотским, путешественники произвели многочисленные замеры глубин и другие наблюдения. Однако для арктических плаваний время было уже довольно позднее, и Беринг отдал приказ возвращаться. Через две недели «Святой Гавриил» вернулся в Нижнекамчатский острог, или Нижнекамчатск, где экспедиция осталась на зимовку 1728–1729 гг.
Летом 1729 г. Берингом была сделана попытка достигнуть американского берега. «Святой Гавриил» покинул место стоянки 5 июня, однако через три дня, пройдя более 100 миль на восток и встретив на пути сильный ветер, вынужден был повернуть обратно. Обогнув Камчатку с юга, открыв Авачинскую губу и Камчатский залив, 24 июля 1729 года бот прибыл в Охотск. За время этого похода члены экспедиции описали большую часть восточного и некоторую часть западного побережья Камчатки. Если брать в расчет подобные работы, проведенные в предыдущем, 1728 году, то общая протяженность береговой линии, исследованной Берингом и его спутниками, достигала почти 3,5 тыс. км. Из Охотска Беринг выехал в Санкт-Петербург с отчетами экспедиции и рапортами. Столицы он достиг спустя 7 месяцев.
Инструкции Сената и подготовка Второй Камчатской экспедиции
За время пятилетнего отсутствия Беринга в России произошли перемены. На престоле теперь восседала императрица Анна Иоанновна, чьи помыслы были далеки от проектов ее великого дяди. По итогам своих плаваний Витус Беринг и Алексей Чириков создали подробную карту, которая еще долгое время была в употреблении. Свое восхищение проделанной картографической работой высказывал впоследствии даже такой известный английский мореплаватель, как Джеймс Кук. Разумеется, на сделанной карте были неточности: Камчатка была несколько короче своего оригинала, не совсем верны очертания Чукотки – однако это был первый документ, известный в Европе, где были изображены доселе совершенно не изведанные земли.
Спустя два месяца пребывания в Петербурге, разобравшись в новых столичных реалиях, Витус Беринг в конце апреля 1730 года подает в Адмиралтейств-коллегию докладные записки. В первом документе, названном «Предложение», датчанин аргументировано доказывал очевидную близость Америки от полуострова Камчатки и необходимость налаживания торгово-экономических отношений с тамошним населением. Поскольку путешествие на Дальний Восток и обратно через Сибирь произвело на Беринга сильное впечатление, в том же «Предложении» он высказывался за более интенсивное освоение этого края – по его мнению, тут можно и нужно было добывать железную руду, поваренную соль и сеять хлеб. Во второй записке, переданной в Адмиралтейств-коллегию, была высказана необходимость дальнейшего исследования побережья Азии, перспективной отправки кораблей к устью Амура и Японским островам. Кроме того, Беринг настаивал на организации специальной экспедиции к побережью Америки с изучением вопроса основания колоний и торговых факторий. Капитан-командор изъявлял желание вновь отправиться на Дальний Восток и принять личное участие в новой экспедиции.
Дела в царствование Анны Иоанновны решались не столь динамично, как раньше, и до Сената докладные записки из Адмиралтейств-коллегии добрались лишь к концу 1730 года. Тем не менее документы, представленные Берингом, не стали добычей пыльных сундуков и долгих ящиков. Рассмотрев отчеты и рапорты, российская Академия наук признала, что Камчатская экспедиция, несмотря на достигнутые успехи, добилась не всех поставленных задач, и исследование Камчатки и в перспективе побережья Америки следует продолжить. Кроме того, следовало произвести плавание по Ледовитому океану с целью изучения возможности проложить в Камчатское море более удобный путь, нежели по суше. Фактически это были идеи создания Северного морского пути, воплощение которых стало возможным лишь много позже.
Проекты Беринга, дополненные учеными Академии наук, рисковали утонуть в гораздо более опасном море, нежели Камчатское, – в море сенатской и придворной бюрократии. Однако у них нашелся деятельный союзник – обер-секретарь Сената Иван Кириллович Кирилов. Он был выдающимся человеком своего времени: государственный деятель, ученый, сподвижник Петра I, Кирилов считается одним из основоположников российской академической географии. Картограф, историк и правовед, он был настойчивым сторонником налаживания взаимовыгодной торговли России с Востоком. В своей сопроводительной записке к материалам Беринга Кирилов перечислил многочисленные выгоды, которые могла бы получить Россия от организации новой экспедиции на Дальний Восток. Следует заметить, что именно тогда была высказана мысль об организации кругосветной экспедиции из Кронштадта к берегам Камчатки. Осуществлен этот замысел был только через семьдесят лет Иваном Крузенштерном и Юрием Лисянским на шлюпах «Нева» и «Надежда».
Преодолев все бюрократические проволочки, в апреле 1732 г. последовал высочайший указ об организации и снаряжении Второй Камчатской экспедиции, руководство которой вновь возлагалось на Витуса Беринга. Она должна была состояться в рамках еще более масштабного проекта, получившего в истории название Великой Северной экспедиции. Основные ее задачи и цели были сформулированы обер-секретарем Сената Иваном Кирилловичем Кириловым и президентом Адмиралтейств-коллегии Николаем Федоровичем Головиным. Предполагалось произвести обширные и комплексные исследования северных земель, Сибири и Дальнего Востока.
Для осуществления этого замысла планировалось снарядить 8 исследовательских отрядов, каждый из которых имел бы свою собственную задачу и регион исследования и действовал независимо от других. Отряд Беринга должен был пересечь Сибирь, достигнуть Камчатки и приступить к исследованию берегов Америки. Кроме того, необходимо было выяснить факт существования так называемой «Земли Хуана де Гамы», все еще волновавшей умы многих ученых. В помощь Берингу дали уже проверенного его товарища по путешествиям Алексея Чирикова, получившего к тому времени уже звание капитан-лейтенанта. Еще один соратник капитан-командора датчанин Мартын Шпанберг получил теперь самостоятельное задание: нанести подробно на карту малоизученные Курильские острова и далее плыть к берегам Японии.
Работу Великой северной экспедиции рассчитывали закончить через 6 лет, на снаряжение входящих в нее отрядов выделили значительную сумму – 360 тыс. рублей. Российская академия наук командировала большую группу ученых, которая стала Академическим отрядом Великой Северной экспедиции.
Второй раз через Сибирь на Дальний Восток
В начале 1734 г. Витус Беринг и его люди сосредоточились в Тобольске. Отсюда ими было отправлено несколько геодезических партий для изучения северных земель. Фактически именно на Беринга была возложена задача координации действий отдельных отрядов Северной экспедиции. В конце октября того же года Беринг прибыл в Якутск, где ему пришлось провести три года. Это не было пустое и бесполезное времяпровождение – усилиями капитан-командора и его соратников организовано строительство железноделательного завода, канатной мастерской для изготовления такелажа для будущих судов экспедиции. Было заготовлено и отправлено в Охотск необходимое снаряжение и продовольствие.
В Якутске между тем скопилось около 800 человек из разных отрядов: офицеры, ученые, солдаты, мастеровые и даже ссыльные, которых использовали в обозе. Беринг требовал от местных властей помощи, однако получал в ответ только отписки и отговорки. Откровенно взбешенное деятельностью энергичного капитана, который в заботе о своих подчиненных нарушал привычные порядки, здешнее начальство начало бойко строчить доносы в Санкт-Петербург. Оно всячески препятствовало заготовке необходимого провианта и снаряжения, как будто Беринг командовал не экспедиционным отрядом, а подразделением вражеской армии. Такая прижимистость местного руководства объясняется, скорее всего, скудностью ресурсов, которыми надо было еще и поделиться с прибывшими. В конце концов, губернатор в свою очередь должен был заботиться о населении вверенного ему города. Петербург внял протяжному воплю из Якутска и лишил Беринга добавочного жалования.
Тем не менее капитан-командор покинул город и отправился в Охотск только после того, как убедился, что его люди обеспечены продовольствием в должном объеме. В Охотске пришлось вновь столкнуться с «всемерным содействием» местных властей. С комендантом города у Беринга были откровенно плохие отношения. «Всевидящее око» Адмиралтейств-коллегии, которое почему-то считало себя таковым только из-за щедрого потока доносов, приходивших из Сибири, раздраженно подгоняло капитан-командора, открыто упрекая того в нерасторопности, указывая на то, что корабли должны были быть уже построены, а паруса сшиты, и надобно не рапорты писать, а поскорее отправляться в плавание. Высоким столичным чинам было невдомек, что трудности, с которыми столкнулся Беринг, были вызваны вовсе не его медлительностью, а местные условия по сложности сродни крепости арктических льдов и почти так же неодолимы.

Пакетбот «Святой Петр» (рисунок, XIX век)
Тем временем в Охотске под руководством корабельных мастеров Макара Ругачёва и Андрея Ивановича Кузьмина подходило к концу строительство двух экспедиционных судов – пакетботов «Святой Петр» и «Святой Павел». Эти двухмачтовые корабли имели водоизмещение около 200 тонн и вооружены были 14 орудиями. В начале июля 1740 г. пакетботы были спущены на воду, и началось их оснащение для будущего плавания. В сентябре того же года Витус Беринг отплыл из Охотска на Камчатку, где на восточном берегу была открыта удобная бухта, получившая наименование Петропавловской. Тут оба корабля и их команды зазимовали. Весной 1741 г. развернулись окончательные приготовления.

К берегам Америки
За несколько недель до предполагаемого отплытия состоялось совещание офицеров и штурманов, на котором вырабатывался маршрут движения. Основываясь на неточной карте, имеющейся у профессора де ла Кроера, с обозначенной на ней пресловутой «Землей Хуана де Гамы», они постановили идти курсом на юго-восток – для ее открытия и дальнейшего изучения. Это решение было зафиксировано письменным протоколом.
4 июня 1741 г. из Авачинской бухты вышли флагманский «Святой Петр» под командованием Беринга и «Святой Павел», командиром которого являлся Алексей Чириков. Почти две недели корабли продвигались на юго-восток, пытаясь обнаружить то, чего нет. Наконец, когда все возможные расчеты и обманутые ожидания показали, что никакой земли в этом районе нет, Беринг приказал изменить курс на северо-восток. Экспедиция только зря потеряла время и припасы. 20 июня море окутал густой туман, в котором «Святой Петр» и «Святой Павел» потеряли друг друга. Три дня Беринг потратил на поиски Чирикова, пройдя на юг около 200 миль. Но все было напрасно. Дальше корабли следовали к берегам Америки самостоятельно.
17 июля 1741 года с борта «Святого Петра» была, наконец, замечена земля с заснеженными горами. Впоследствии самая высокая из них была названа горой Святого Ильи. Участники экспедиции поздравляли Беринга с долгожданным открытием, однако он не проявлял радости, а по наблюдениям окружающих, был угрюм и неразговорчив. Уже тогда у шестидесятилетнего капитан-командора проявилось недомогание.
«Святой Петр» направился вдоль побережья на запад, и через три дня был открыт остров Каяк у 60 градусов северной широты. Чуть северней была замечена удобная бухта, которой воспользовались для пополнения с берега пресной воды. Уже будучи больным, сам Беринг на американскую землю не высаживался. На берегу были обнаружены следы проживания людей: жилища, утварь и очаги. Вероятно, местные жители бежали, завидев невиданную для них конструкцию – парусный корабль.
21 июля корабль продолжил путь на запад – погода была дождливой и пасмурной. Почти треть команды страдала от цинги, сам Беринг не вставал с кровати. 2 августа был открыт остров Туманный (впоследствии остров Чирикова). 10 августа, когда больных на борту уже было много, Беринг принял решение возвращаться на Камчатку. У юго-западной оконечности Аляски 29 августа были обнаружены безлесые и пустынные острова, на которых спустя пару дней был похоронен матрос, первым скончавшийся от цинги. Впоследствии эта болезнь еще соберет свой урожай. В этом месте «Святой Петр» простоял около недели, тут же состоялся и первый контакт с аборигенами.
6 сентября пакетбот вышел в море и следовал курсом на запад. Временами на горизонте показывалась гористая земля – Алеутские острова. Не хватало провизии. Больных становилось все больше, что затрудняло управление кораблем. Зачастую моряков на вахты у штурвала отводили под руки их более здоровые товарищи. Не имея карт района, в котором находились, офицеры пакетбота вели его исключительно по звездам. Штормовое море отогнало «Святого Петра» к северу.
4 ноября показалась земля с покрытыми снегом горами. Экипаж ошибочно принял ее за Камчатку, однако это был остров. Не обнаружив подходящей для стоянки гавани, «Святой Петр» встал на якорь вблизи берега. Это сыграло фатальную роль в его судьбе. Дважды рвались якорные канаты, и в конце концов волны и ветер посадили корабль на камни.
Смерть Беринга, зимовка и окончание экспедиции
Поняв, что корабль уже не пригоден к дальнейшему плаванию, экипаж, как только позволила погода, начал высадку на берег. Это было 8 ноября. Вскоре выяснилось, что обнаруженная земля вовсе не Камчатка, а остров, берега которого были усеяны плавником. На берегу вырыли шесть прямоугольных ям, которые накрыли парусиной, – они стали жилищами путешественников на ближайшие месяцы. С корабля были выгружены все возможные запасы и снаряжение. Самого Беринга, уже тяжело больного, перевезли на носилках. Из экипажа в 75 человек вскоре после высадки на остров от цинги скончались 20. Из оставшихся не больше десятка могли стоять на ногах. Обессиленный, капитан-командор Витус Беринг пролежал в землянке почти месяц. По его просьбе его полузасыпали песком – больной говорил, что ему так теплее. 6 декабря 1741 г. отважного первопроходца не стало.

Крест на могиле Беринга на острове Беринга (Командорские острова)
Беринг был похоронен в земле острова, названного впоследствии его именем. А все острова архипелага получили название Командорские. Командование экипажем принял на себя старший офицер Свен Ваксель, швед по национальности. Вместе с ним все тяготы зимовки переживал и его десятилетний сын, взятый в плавание. Впоследствии Лаврентий Ваксель стал офицером русского флота. К середине зимы в живых осталось только 45 членов экипажа. К счастью, остров оказался набит топливом, на нем водилось множество песцов, а у берегов – вымершие к нынешнему времени морские млекопитающие, которых называли морскими коровами.
Полуразрушенный зимними штормами «Святой Петр» разобрали и из его компонентов начали строить небольшое судно для эвакуации. Поскольку оба корабельных плотника к этому времени умерли, при постройке возникли трудности, поскольку никто из офицеров и штурманов не являлся корабельным мастером. Положение спас красноярский казак Савва Стародубцев, который принимал участие в строительстве пакетботов в Охотске. С его помощью и удалось построить небольшое судно, названное также «Святым Петром». Впоследствии по рапорту Вакселя за эти заслуги Стародубцев был удостоен дворянства. 9 августа 1742 г. нового «Святого Петра» спустили на воду. 13 августа путешественники покинули приютивший их остров и 29 числа этого же месяца благополучно достигли Петропавловского острога на Камчатке.
Плавание пакетбота «Святой Павел» оказалось более коротким и закончилось благополучно. Потеряв из виду своего флагмана, Алексей Чириков в ночь с 14 на 15 июля заметил землю, оказавшуюся группой островов. Высадившиеся на берег 11, а потом еще 4 человека пропали без вести вместе с лодками, что сделало трудноосуществимой задачу пополнения пресной водой, и 25 июля было принято решение возвращаться на Камчатку. Пройдя вдоль Алеутских островов, 10 октября 1741 года «Святой Павел» вернулся в Петропавловск.
Реальное изображение Витуса Беринга
Долгое время точное место захоронение Витуса Беринга оставалась неизвестным. В 1991 году, когда исполнилось 250 лет плаванию Беринга и Чирикова к берегам Америки, клуб «Приключение» во главе с известным журналистом и исследователем Дмитрием Шпаро вместе с Институтом Археологии СССР и при поддержке других, в том числе и датских организаций, осуществили экспедицию на остров Беринга. В результате проведенных раскопок была найдена могила капитан-командора, его останки извлечены и переправлены в Москву для экспертизы. Впоследствии они были возвращены и перезахоронены на острове Беринга. В результате проведенных исследований удалось восстановить подлинный облик прославленного первопроходца. Известное изображение якобы Витуса Беринга на самом деле принадлежит его родному дяде, датскому придворному поэту XVII века. Подлинный облик капитан-командора был восстановлен.

Открытие Аляски (1741)

Активное освоение региона началось при Петре I. Российскую империю интересовали морские пути в Индию и Китай и достижение «незнаемой части» Северной Америки, куда не успели добраться французы и англичане.

В январе 1725 года, незадолго до смерти, Петр I распорядился готовить экспедицию на поиски места возможного соединения Азии и Америки. Ее возглавил Витус Йонассен Беринг (1681-1741), датчанин на русской службе. Выйдя по суше на восточное побережье Камчатки, Первая Камчатская экспедиция Беринга летом 1728 года направилась на север, а затем на северо-восток вдоль материка. Были выявлены Карагинский и Анадырский залив, залив Креста, бухта Провидения и остров Св. Лаврентия. Как выясниться позже, Беринг вышел через пролив (ныне Берингов) в Чукотское море, но затем повернул назад, посчитав миссию выполненной: стало ясно, что Азия с Америкой не соединяется. В 1729 году он обогнул Камчатку с юга, выявив Камчатский залив и Авачинскую губу, и через Охотск вернулся в Петербург. За два года экспедиция произвела инструментальную съемку трех с половиной тысяч километров западного побережья моря, названного потом именем Беринга, но североамериканское побережье обнаружено так и не было.

В августе 1732 года до Аляски почти добрались участники исследовавшей Чукотку экспедиции якутского казачьего головы Афанасия Шестакова.

Подштурман Иван Федоров и геодезист Михаил Гвоздев на боте «Святой Гавриил» побывали у самого западного на американской стороне мыса (ныне Принца Уэльского), где чукчи встречались с жителями Аляски для меновой торговли. Бот не смог подойти к земле из-за встречного ветра, но Гвоздев и Федоров нанесли на карту оба берега пролива. Однако из-за смерти Федорова и в силу ряда иных причин это открытие осталось практически никому не известным.

В 1733 году Витус Беринг возглавил подготовку Второй Камчатской экспедиции, нацеленной на поиски в северной части Тихого океана гипотетической «земли Жуана да Гамы», якобы необычайно богатой пушниной. В сентябре 1740 года экспедиция погрузилась в Охотске на два построенных там двухмачтовых пакетбота — «Святой Петр» самого Беринга и «Святой Павел» под командой его помощника капитан-командора Алексея Чирикова.

После перехода до Авачинской губы Беринг зазимовал на берегу небольшой бухты, названной им Петропавловской в честь кораблей экспедиции, заложив там поселение (ныне город Петропавловск-Камчатский).

4 июня 1741 года «Святой Петр» и «Святой Павел» вышли в море курсом на восток в поисках суши. 20 июня в густом тумане Беринг и Чириков потеряли друг друга.

Разыскивая помощника, Беринг долго шел на юг, а затем повернул на северо-восток и впервые пересек центральную акваторию залива Аляска.

Тоже взявший ранее курс на северо-восток «Святой Павел» 15 июля 1741 года вышел к побережью Аляски близ острова Бейкер на широте 55°20′. Отправленная к берегу шлюпка с исследовательской партией не вернулась, посланная через неделю вторая — тоже. Потеряв 15 человек, Чириков оставил намерение осмотреть открытую им сушу, хотя «Святой Павел» еще две недели оставался у берегов Америки, а затем повернул назад. Открыв по пути в Алеутской цепи острова Умнак, Адах, Агатту и другие, Чириков в октябре вернулся в Петропавловск.

Команда Беринга увидела берега Аляски 16 (или 17) июля 1741 года, находясь на широте 58°14′. 20 июля «Святой Петр», дождавшись ветра, подошел к острову Каяк. Высадившийся с него натуралист Георг Стеллер за 10 часов успел обнаружить свежие следы пребывания аборигенов (в том числе, подземный амбар с запасами) и собрать 160 видов местных растений. Острову дали имя Святого Ильи, как и горе, видневшейся на горизонте. Это оказалась одна из высочайших вершин Северной Америки (5488 метров).

В конце июля уже на обратном курсе Беринг вышел к острову Кадьяк, затем были открыты остров Укамок и группа Шумагинских островов, в районе которых в начале сентября произошла первая встреча с алеутами. Продолжая двигаться на запад, Беринг открыл остров Туманный (Чирикова) и нанес на карту Алеутский хребет. В начале ноября команда «Святого Петра», страдавшая от цинги, высадилась на небольшом острове в поисках воды, а сам бот спустя несколько дней был выброшен ветром на скалы. Вынужденную зимовку пережили 45 человек из 76. Витус Беринг скончался 8 декабря 1741 года и был похоронен на острове, ныне носящем его имя. Выжившие члены экипажа под командой лейтенанта Свена Вакселя собрали из остатков разбитого бота и плавника небольшое судно, на котором в августе 1742 года пришли в Петропавловскую гавань.

Из отчета Второй Камчатской экспедиции стало известно о живущих в прибрежных североамериканских водах морских бобрах — каланах. Высочайшее качество их меха послужило стимулом к освоению Аляски. Уже в 1760-х годах на острове Уналашка был основан русский поселок и порт, через который велась торговля мехами. В 1784 году купец Григорий Шелихов организовал экспедицию, основавшую поселение на острове Кадьяк. Шелихов же выступил инициатором создания коммерческой колониальной компании для освоения Аляски, по типу Британской Ост-Индской компании. Образованную в 1799 году Российско-американскую компанию (РАК) возглавил Александр Баранов, основавший целый ряд поселений, в том числе, административный центр Русской Америки Новоархангельск (ныне Ситка).

Однако глубокого освоения американских земель не велось. Поселения, фактории и зверобойные базы располагались на побережье и вдоль реки Юкон. Двигаться вглубь континента, во избежание стычек с индейцами, колонистам запрещали. Численность русского населения колебалась от 600 до 800 человек.

Экономической базой колонии оставался пушной промысел, но каланы были почти полностью перебиты, а шкурки норок, лис и бобров приходилось скупать у индейцев. РАК была вынуждена продавать уголь, рыбу и аляскинский лед. Но главной проблемой была уязвимость колонии. Обстоятельства заставляли пожертвовать Аляской и сосредоточить усилия на освоении Приамурья перед лицом активного проникновения Британии на Дальний Восток.

По решению императора Александра II в марте 1867 года Аляска была продана США за семь миллионов 200 тысяч долларов золотом. Официальная церемония передачи состоялась в Новоархангельске 6 октября того же года. Всего на тот момент русских в колонии было 823 человека.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Вторая Камчатская экспедиция Беринга. Историческая справка.

Великая Северная экспедиция («Вторая Камчатская экспедиция», «Сибирско-Тихоокеанская», «Сибирская») — ряд географических экспедиций, предпринятых русскими моряками вдоль арктического побережья Сибири, к берегам Северной Америки и Японии во второй четверти 18 века. Экспедиция состояла из семи самостоятельных отрядов, экспедиции которых состоялись в 1733 – 1743 годах.

Вернувшись в Петербург в 1730 из Первой Камчатской экспедиции, Витус Беринг представил докладные записки, в которых высказал уверенность в сравнительной близости Америки к Камчатке и в целесообразности завязывания торговли с жителями Америки. Дважды проехав через всю Сибирь, он был убеждён в том, что здесь можно добывать железную руду, соль и выращивать хлеб. Беринг выдвинул дальнейшие планы исследования северо-восточного побережья российской Азии, разведки морского пути к устью Амура и Японским островам — а также к американскому континенту.

Проект Беринга был горячо поддержан обер-секретарем Сената Иваном Кирилловичем Кириловым и президентом Адмиралтейств-коллегииНиколаем Федоровичем Головиным. По их инициативе проект был расширен и переработан. Основной задачей экспедиции было поставлено исследование севера России от Печоры до Чукотки и составление его географического, геологического, ботанического, зоологического и этнографического описания. Кроме того, планировались морские походы к берегам Японии и Северной Америки. 28 декабря1732 года указ об организации экспедиции был представлен Сенатом на высочайшее утверждение.

В 1733 Берингу было поручено возглавить Вторую Камчатскую экспедицию . Исследования подразумевалось проводить несколькими отрядами, каждый из которых, фактически, представлял отдельную экспедицию.

Витус Беринг и Алексей Чириков должны были пересечь Сибирь и от Камчатки направиться к Северной Америке для исследования её побережья. Мартыну Шпанбергу поручалось завершить картографирование Курильских островов и найти морской путь к Японии. Одновременно несколько отрядов должны были нанести на карты северное и северо-восточное побережье России от Печоры до Чукотки.

Экспедиция отряда Беринга—Чирикова

В начале 1734 года Беринг отправился из Тобольска в Якутск, где он потом провёл ещё три года, занимаясь заготовкой продовольствия и снаряжения для экспедиции. И здесь, и позднее в Охотске ему приходилось преодолевать бездействие и сопротивление местных властей, не желавших помогать в организации экспедиции.

Письмо Беринга сыну Ионасу, написанное в Охотске в 1740.

Лишь осенью 1740 два пакетбота, «Святой Петр» и «Святой Павел», вышли из Охотска к восточному побережью Камчатки. Здесь в районе Авачинской губы экспедиция перезимовала в бухте, названной Петропавловской в честь судов экспедиции. Здесь было заложено поселение, с которого начала свою историю столица Камчатки — город Петропавловск-Камчатский. .

А. Чириков и В. Беринг на берегу Авачинской бухты на месте основания будущего Петропавловска. Боты «Святой Петр» и «Святой Павел».

Поход «Святого Петра»

4 июня 1741 «Св. Пётр» под командованием Беринга и «Св. Павел» под командованием Чирикова вышли из Авачинской губы на Камчатке отправились к берегам Америки. 20 июня в условиях шторма и густого тумана суда потеряли друг друга. После нескольких дней бесплодных попыток соединиться мореплавателям пришлось продолжать путь уже поодиночке.

«Св. Пётр» достиг южного побережья Аляски 17 июля в районе хребта Св.Ильи. К тому времени Беринг уже плохо себя чувствовал, поэтому он даже не высадился на берег, к которому шёл столько лет. В районе острова Каяк команда ступила на американскую землю пополнила запасы пресной воды, и судно стало продвигаться на юго-запад, время от времени отмечая к северу отдельные острова (Монтагью, Кадьяк, Туманный) и группы островов. Продвижение против встречного ветра было очень медленным, моряки один за другим заболевали цингой, на судне испытывали нехватку пресной воды.

Смерть Витуса Беринга. Рисунок 1898 года

В конце августа «Св. Пётр» в последний раз подошёл к одному из островов, где судно оставалось неделю и где произошла первая встреча с местными жителями — алеутами. На острове был похоронен первый моряк Беринга, умерший от цинги, — Никита Шумагин, в память которого Беринг назвал эти острова. 6 сентября судно направилось прямо на запад через открытое море, вдоль гряды Алеутских островов. В штормовую погоду судно носило по морю, как щепку. Беринг уже был слишком болен, чтобы управлять кораблём. Наконец через два месяца,4 ноября, с судна заметили высокие горы, покрытые снегом. К этому времени пакетбот практически был неуправляем и плыл «как кусок мёртвого дерева». Моряки надеялись, что они достигли берегов Камчатки. На самом же деле это был лишь один из островов архипелага, который впоследствии назовут Командорскими островами. «Св. Пётр» бросил якорь недалеко от берега, но ударом волны его сорвало с якоря и перебросило через рифы в глубокую бухту у берега, где волнение не было таким сильным. Это была первая счастливая случайность за всё время мореплавания. Воспользовавшись ею, команде удалось перевезти на берег больных, остатки провизии и снаряжение.

К бухте примыкала долина, окружённая невысокими горами, уже покрытыми снегом. По долине пробегала небольшая речка с кристально чистой водой. Зимовать пришлось в землянках, накрытых брезентом. Из команды в 75 человек сразу после кораблекрушения и в течение зимы умерло тридцать моряков. Сам капитан-командор Витус Беринг скончался 6 декабря 1741. Позднее этот остров будет назван в его честь. На могиле командора поставили деревянный крест.

Наперекор смерти

Оставшихся в живых моряков возглавил старший помощник Витуса Беринга, швед Свен Ваксель. Пережив зимние бури и землетрясения, команда смогла дотянуть до лета1742. Им опять-таки повезло, что на западном берегу оказалось много выброшенного волнами камчатского леса и обломков дерева, которые можно было использовать как топливо. Кроме того, на острове можно было охотиться на песцов, каланов, морских коров, а с приходом весны — морских котиков. Охота на этих зверей была очень лёгкой, потому что они совершенно не боялись человека.

Весной 1742 было начато строительство небольшого одномачтового судна из остатков полуразрушенного «Св. Петра». И опять команде повезло — несмотря на то, что все три корабельных плотника умерли от цинги, а среди морских офицеров специалиста по судостроению не оказалось, бригаду корабелов возглавил казак Савва Стародубцев, судостроитель-самоучка, который во время строительства экспедиционных пакетботов в Охотске был простым рабочим, а позднее был взят в команду. К концу лета новый «Св. Пётр» был спущен на воду. Он имел гораздо меньшие размеры: длина по килю — 11 метров, а ширина — менее 4 метров.

Оставшиеся в живых 46 человек в страшной тесноте вышли в море в середине августа, уже через четыре дня достигли побережья Камчатки, а ещё через девять дней, 26 августа1742, вышли к Петропавловску.

Поход «Святого Павла»

После того, как корабли разошлись 20 июня 1741, Чириков отказался от поисков земли Делиля и пошёл прямо на восток. 15 июля увидели землю с высокими горами, покрытыми лесом — Америку — на двое суток раньше Беринга, у земель тлинкитов, около острова, впоследствии названного островом Чирикова.

Для поиска места, куда можно было бы поставить корабль, была отправлена шлюпка, но подходящего места не нашлось. Тогда корабль снялся и пошёл дальше на восток вдоль берега.

Вторая попытка высадки была предпринята 17 июля под руководством штурмана Абрама Дементьева. Шлюпка не вернулась. 23 июля был замечен огонь, по предположению, зажжённый моряками, которые не могут вернуться на корабль. Им на помощь была направлена вторая, маленькая шлюпка с 4 людьми на борту, из которых двое были плотниками. Лодка пристала к берегу и исчезла так же, как и первая. Предположительно, с ними произошло то же, что и с лодками Лаперуза в 1786 — потоплены водоворотом приливно-отливных течений. Но доказательств этой версии нет, так же как и другой, связаной с нападением индейцев.

После потери обеих шлюпок высадка и пополнение воды стало невозможным. Тем не менее, была предпринята последняя попытка высадиться на плотах. Но подходящей бухты в течение ближайших 2 дней так и не было обнаружено, и Чириков созвал совет, на котором было решено немедленно возвращаться обратно.

Во время возвращения дважды встретили местных жителей. Первый раз — как только корабли развернулись на запад, показались лодки, плывущие навстречу. Индейцы приближаться к кораблю не стали. Второй раз — около одного из Алеутских островов — алеуты подошли вплотную к кораблю, но не стали подниматься. Тем не менее, они помогли морякам — узнав, что на корабле не хватает воды, они привезли воду в пузырях в обмен на ножи в соотношении один к одному. От такой сделки на корабле отказались, и пузыри были увезены обратно. Так продолжалось всё время, что «Святой Павел» находился у этого острова.

Потребление воды всё сокращалось, и 21 августа Чириков приказал варить кашу раз в 2 дня, а вода раздавалась раз в день равными порциями. В середине сентября эта мера была ещё урезана — каша раз в неделю, воды 5 кружек на человека в день, остальное время питались солониной, варёной в морской воде.

После этого начались массовые заболевания, заболел и Чириков. Командование перешло к штурману Елагину.

В октябре начались смерти от истощения, среди умерших — лейтенанты Чихачёв и Плаутинг.

8 октября корабль вернулся на Камчатку. Из 68 человек, отправившихся в плаванье, вернулось всего 49.

Плаванье 1742 года

25 мая 1742, с целью обнаружения корабля Беринга, Чириков снова вышел с Петропавловска с уменьшенной командой. Из офицеров с ним отправился только Елагин. Но встречные ветры позволили ему дойти только до острова Атту, после чего он повернул обратно. На обратном пути Чириков нанёс на карту остров святого Юлианна, на котором и находилась экспедиция Беринга, но которую «Святой Павел» там не обнаружил.

1 июля Чириков вернулся в Петропавловск. В августе он прибыл в Охотск.

Итоги и историческое значение

В результате деятельности Великой Северной экспедиции впервые произведена опись отдельных участков побережья Северного Ледовитого океана, открыт американский берег и подтверждено наличие пролива между Азией и Америкой, открыты и нанесены на карту Южные Курильские острова, доказано отсутствие каких-либо земель между Камчаткой и Северной Америкой, обследованы побережье Камчатки, Охотского моря и отдельные участки побережья Японии.

Карта Российской империи 1745 года на основе результатов Великой Северной экспедиции

Вторая Камчатская экспедиция была предприятием, грандиозным даже на современный масштаб. Работы ее охватили всю Сибирь, вплоть до Камчатки, Курильские острова, Японию, Америку. Результатом экспедиции явились: открытия северо-западной Америки, описание Камчатки С.П. Крашенинниковым и Г. Стеллером, работы И.Г. Гмелина по изучению Сибири, чрезвычайно важные материалы по исторической географии Сибири, собранные Г.Ф. Миллером, и, наконец, совершенно исключительный в истории географических открытий подвиг- описание северных берегов Сибири.

К XVIII веку ни одно государство не организовывало подобной экспедиции: масштабной по задачам, обширной по территории охвата, представительной по составу ученых, затратной в материальном плане, и значимой для развития мировой науки.

Основные результаты экспедиции, определенные академиком Карлом Бэром как «памятник мужества русских», заключались в открытии морских путей и описании северо-западных берегов Америки, Алеутской гряды, Командорских, Курильских, Японских островов. Положенные на карту, русские открытия поставили точку в истории географических мифов, созданных многими поколениями западно-европейских картографов – о землях Иезо, Кампании, Штатов, Хуана да Гама, о таинственной и сказочной Северной Тартарии.

По некоторым данным, картографическое наследство Второй Камчатской экспедиции составляет порядка 100 общих и региональных карт, составленных мореходами, геодезистами, студентами академического отряда. По результатам экспедиции в 1745 был издан «Атлас Российский», опубликованный под именем известного французского картографии и астронома Ж.Н. Делиля, работавшего над ним по заданию Петербургской Академии наук. Это был первый атлас, охватывавший всю территорию России и вошедший в золотой фонд мировой географии. Он состоял из общей карты России и девятнадцать карт более мелких частей страны, покрывающих совместно всю ее территорию. Современники были очень высокого мнения об этом атласе. В него вошли не все данные беринговой экспедиции, поэтому он не претендовал на совершенство, но, тем не менее, был достаточно точным для своего времени…

Так закончилась Вторая камчатская экспедиция, деятельность которой увенчалась великими открытиями и выдающимися научными достижениями. Русские моряки первыми открыли неведомые ранее северо-западные берега Америки, Алеутскую гряду, Командорские острова и перечеркнули мифы о Земле Хуана де
Гама, которую западноевропейские картографы изображали на севере Тихого океана.

Русские корабли первыми проложили морской путь из России в Японию. Географическая наука получила точные сведения о Курильских островах, о Японии. Результаты открытий и исследований в северной части Тихого океана нашли отражение в целой серии карт. В их создании принимали участие многие из оставшихся в живых участников экспедиции. Особо выдающаяся роль в обобщении добытых русскими моряками материалов принадлежит Алексею Чирикову — одному из блестящих и искусных мореходов того времени, преданному помощнику и преемнику Беринга.
На долю Чирикова выпало завершение дел Второй камчатской экспедиции. Он составил карту северной части Тихого океана, на которой с поразительной точностью показаны путь корабля «Св. Павел», открытые моряками северо-западные берега Америки, острова Алеутской гряды и восточные берега Камчатки, служившие исходной базой для русских экспедиций.

Научное наследство Второй камчатской экспедиции Витуса Беринга столь велико, что не освоено полностью до сих пор. Его использовали и сейчас широко используют ученые многих стран.

Беринг Витус Ионассен (Иван Иванович) (1681—1741), российский мореплаватель, капитан-командор (1730 г.).

Витус Беринг. Краткая биография

Выходец из Дании. Родился 12 августа 1681 г. в городе Хорсенс в семье таможенника. Вместе с двоюродным братом Свеном и товарищем Сивере (будущий адмирал русского флота Т. Сандерс) ходил в Ост-Индию на голландском корабле.

После школы поступил в Морской кадетский корпус. В 1695—1696 гг. участвовал в Азовском походе Петра I, в 1701— 1703 гг. — в плавании к берегам Ост-Индии. Тогда же встретился с вице-адмиралом российского флота К. И. Крюйсом (норвежцем по происхождению), при содействии которого вскоре был зачислен унтер-лейтенантом в состав русского военно-морского флота. В 1706 г. был произведён в лейтенанты.

Позднее Пётр I включил Беринга в число командиров, которым предстояло вести первые корабли под русским флагом вокруг Европы из портов Азовского моря на Балтику, а затем утвердил его командиром крупнейшего тогда в России боевого судна — 90-пушечного линкора «Лесной».

В 1725 г. по поручению императора Беринг возглавил 1-ю Камчатскую экспедицию, направленную в Тихий океан в поисках сухопутного перешейка между Азией и Америкой. Экспедиция прошла по суше через Сибирь до Охотска. В Нижнекамчатске было построено судно «Святой Гавриил», на котором Беринг обошёл берега Камчатки и Чукотки, открыл остров Святого Лаврентия и пролив (ныне Берингов пролив), вышел в Чукотское море и достиг широты 67° 18′.

В 1730 г. Беринг возвратился в Петербург, где ему было присвоено звание капитан-командора. В 1733 г. ему поручили руководство 2-й Камчатской, или Великой Северной, экспедицией, цель которой заключалась в описании северного и восточного побережья Азии и в ознакомлении с побережьем Северной Америки и Японии. Выехав из Петербурга в 1733 г., Беринг достиг Охотска в 1737 г. и только в 1741 г. на построенных там кораблях «Святой Пётр» и «Святой Павел» отправился в море. Во время бури корабли разошлись. Беринг достиг Аляски, обследовал и нанёс на карту её берега, несколько Алеутских островов, ряд Курильских. На обратном пути ему встретилась группа неизвестных островов (ныне Командорские острова). На одном из них (ныне остров Беринга) команда судна зазимовала. Здесь многие, в том числе сам Беринг, умерли от цинги.

Смерть настигла капитан-командора 8 декабря 1741 г.

Оставшаяся часть команды летом 1742 г. возвратилась на Камчатку. Из 38 лет, которые Беринг прожил в России, 16 лет он возглавлял Камчатские экспедиции. Помимо пролива и островов имя Беринга носят море, мыс на побережье Охотского моря и др.