У дяди гиляя

Гиляровский Василий Алексеевич (1876 — 1959) — советский психиатр, академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР.

Работал ординатором, прозектором в Москве и Харькове. С 1910 г. — ассистент, а с 1917 г. заведующий кафедрой психиатрии медицинского факультета 2-го Московского государственного университета (с 1930 г. — 2-й Московский медицинский институт).

В 1945 — 1952 гг. директор, а в 1952 — 1959 гг. — заместитель директора Института психиатрии АМН СССР.

Исследовал анатомические основы психозов, проблемы галлюцинаций, бредообразования, клинику шизофрении, психогений, органических и инволюционных психозов, психические расстройства при соматических заболеваниях, автор ряда работ по детской психиатрии.

Описал «бред двойника» при сыпном тифе. Выделил катестезическое бредообразование. Много внимания уделял изучению психических расстройств военного времени. Автор исследований в области лечения психических расстройств (психотерапия, электросон). Руководство В. А. Гиляровского по психиатрии выдержало четыре переиздания.

Работы: «О генезе расстройств памяти при корсаковском симптомокомплексе» (1909); «О психических изменениях при сыпном тифе и в связи с ним» (1920); «Введение в анатомическое изучение психозов» (1928); «Психиатрия» (1931); «Старые и новые проблемы психиатрии» (1946); «Учение о галлюцинациях» (1949); «Избранные труды» (1973).

Проблема формирования нашего представления о прошлом (По К.Г. Паустовскому)

В центре внимания К.Г. Паустовского находится проблема формирования нашего представления о прошлом.
Автор убеждает читателя в том, что живое представление о прошлом может дать встреча с человеком, жившим в те времена. К.Г. Паустовский приводит в пример В.А. Гиляровского, который и общался со многими писателями, актерами и художниками своего времени, и был любим бедными людьми. Автор отмечает: «Он был знатоком московского «дна», знаменитой Хитровки, приюта нищих, босяков, отщепенцев – множества талантливых и простых людей, не нашедших себе ни места, ни занятия в тогдашней жизни». К.Г. Паустовский приходит к следующему выводу: у каждой эпохи должен быть свой «летописец», который раскрывает не только исторические события, но и быт и уклад народа.
Авторскую позицию можно сформулировать так: благодаря тем людям, чья деятельность тесно связана с историей страны, формируется представление о прошлом.
С данной точкой зрения можно согласиться. Люди, которые жили в определенное время, могут поведать об этом времени и дать последующим поколениям представления о прошлом.

Поднятая в тексте проблема отражается во многих художественных произведениях.
Стихотворение «Бородино» М.Ю. Лермонтова имеет необычную форму. Оно представлено как диалог между юношей и «дядей» – старым солдатом, который участвовал в бородинском сражении. Рассказчик является ветераном войны 1812 года. Он дает собственное отношение к прошлому. Рассказчик повествует не столько об исторической хронологии, сколько о тех чувствах и эмоциях, которые испытывали солдаты того времени. «Дядя» подчеркивает героизм русского народа и прославляет его через годы. Юноша, который находится с рассказчиком в своеобразном диалоге, воспринимает прошлое через образ рассказчика, через его отношение к происходившему.
Рассказ В.Г. Распутина «Уроки французского» построен в форме воспоминания участника событий. Рассказчик повествует о послевоенном времени. Через воспоминания героя читатель узнает о том голоде, который преследовал людей того времени. Рассказчик говорит о том, что ему часто приходилось есть глазки от картошки, чтобы не умереть от голода. Из повествования читатель понимает: чтобы выжить, даже дети шли на хитрости. Так, рассказчик вместе с другими детьми играет в игры на деньги. Рассказывая о своей жизни, главный герой демонстрирует и эгоизм, присущий людям того времени: семья, у которой жил рассказчик, воровала у него еду; директор школы без разбирательств уволил учительницу Лидию Михайловну. Весь рассказ «Уроки французского» наполнен воспоминаниями о том, как в те времена было тяжело жить. Через историю, рассказанную повествователем, читатели могут представить прошлое страны, которая только вышла из войны.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что представление о прошлом формируется благодаря тем людям, которые жили в те времена, которые были непосредственными участниками исторических событий.
С полным текстом К.Г. Паустовского можно ознакомиться по ссылке.

Понравилось сочинение? А вот еще:

  • Проблема философского осмысления времени (По В.Д. Дудинцеву)
  • Проблема отношения к своему и чужому (По Ю.И. Чичёву)
  • Проблема определения понятия «шедевр» (По К.Г. Паустовскому)
  • Проблема экологии (По Ю. Карякину)
  • Бурлаки

    Рассветало, когда мы с Андреевым-Бурлаком вышли от А. А. Бренко. Народу на улицах было много. Несли освященные куличи и пасхи. По Тверской шел народ из Кремля. Ни одного извозчика, ни одного экипажа: шли и по тротуарам и посреди улиц. Квартира Бурлака находилась при театре в нижнем этаже, вход в нее был со двора.

    Три хорошо обставленные комнаты, кабинет с кроватью, письменным столом и книжным шкафом, столовая с кожаной мебелью, большая комната с буфетом и двумя турецкими диванами и обширная прихожая, где за загородкой помещался его слуга Федор, старик, бывший камердинер его дяди.

    Федор уже позаботился накрыть на стол: кулич и баба из булочной Филиппова, пасха, блюдо крашеных яиц и разные закуски. Федор не спал, он вернулся от заутрени и поддерживал огонь в кипевшем самоваре. Расцеловались со стариком.

    – Вот, Федя, мой друг Владимир Алексеевич, будет жить у нас. Нравится? Ну, вот завтра и переезжай!

    – Да я уж переехал. А чемодан завтра принесу!

    Мы пили чай, второй раз разговелись, чтобы поддержать компанию старику, изображавшему хозяина дома. На другой день я принес свой чемодан из соседних номеров Голяшкина, излюбленных актерами. Федор вынул черную пару и белую полотняную и повесил в гардероб.

    Увидел как-то Бурлак мои белые штаны.

    – Пожалуй, они мне впору будут. Дай-ка померяю… Хорошо, что увидал, а то бы никогда не собрался… Федя, давай мерить.

    Оказались впору.

    – Широковаты немного, да это еще лучше!

    Бурлак вышел в свой кабинет, я разговаривал с Федей, который брился у окна в своей комнате. Он брился ежедневно, чисто, оставляя только маленькие бачки, разрезанные пополам белым полумесяцем, что очень шло к его строгому, еще свежему лицу с большим лбом, с наползшим мысом густых, коротко остриженных седых волос. Сухой, стройный, он красиво донашивал старые костюмы Бурлака, как будто они были на него сшиты.

    – Матушка, пожалей о своем бедном дитятке! – вдруг раздался вопль сзади меня.

    Я вскочил и ошалел. В двери кабинета стоял весь в белом человек, подняв руки кверху. Из-за его ладони мне не видно было лица.

    – Ну вот, Володя… Сейчас поедем к Конарскому сниматься. Давно собирался, да все штанов не было!

    Мы поехали в Газетный переулок, к фотографу Конарскому. Там Бурлак переоделся, загримировался и снялся в десяти позах в «Записках сумасшедшего». Жутко было смотреть.

    Бурлак подарил мне с разными надписями эту коллекцию кабинетных портретов, которые пропали во время моей бродяжной жизни.

    Помню одну карточку, на обороте ее было написано:

    «Спасибо за твои штаны, получи их изображение, а штанов не отдам – в них всегда читать буду».

    * * *

    Зажили мы у Бурлака втроем по-хорошему, впрочем не– надолго. Как-то мы пришли от А. А. Бренко рано и стали раздеваться. Вдруг звонок. Федя с кем-то говорит, спорит, и в столовую вваливается седой бородатый мужчина в поддевке и широкополой шляпе,

    – Вася, что же это меня не пускают.

    – Александр Иванович! Раздевайся, умывайся и входи. А ты, Федя, закусить накрой… да самоварчик… Это мой старый приятель… Александр Иванович Якушкин. Брат того народника, Павла Якушкина, которого Некрасов упоминает в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо»… Помнишь:

    Павлуша ВеретенниковС гармоникой в руке…

    Этот тоже народник, точь-в-точь брат. Я с ним познакомился в Туле, года три назад, когда его вернули из Сибири. Живет в имении у родственницы, под Тулой, близ Черни. Я был у него там в гостях… Помню только имя этой старой дамы – Елизавета Мардарьевна.

    Все это Василий Николаевич рассказал мне, пока гость сопел, фыркал и плескался, умываясь в прихожей.

    * * *

    Часа два просидели и проболтали. Оказалось, что Бурлак его вызвал письмом. Он рассказал о нем А. А. Бренко, а та предложила выписать старика: дадим ему место контролера.

    В Сибири в ссылке Якушкин пробыл шестнадцать лет, а потом старика вернули в свою губернию, без права въезда в столицы. Это смущало его.

    – В Москве-то меня не схапают?

    – Ничего. Это уладим. Только, конечно, оденем тебя по-европейски.

    Как-то Бурлак рассказал случай, за который в молодости был выслан из Москвы Павел Якушкин. Попал Якушкин с кем-то из московских друзей на оперу «Жизнь за царя» в Большой театр. Билеты у них были в первом ряду. Якушкин был в козловых сапогах, в красной рубахе и щегольской синей поддевке.

    Публика первых рядов косилась на него, но он сидел рядом со своим другом, весьма уважаемым известным профессором. Все бы шло хорошо, но в антракте они ходили в буфет и прикладывались. Наконец, запели на сцене:

    После битвы молодецкойПолучили мы царя…

    Якушкин встал и, грозя кулаком на сцену, гаркнул на весь театр:

    – Говорил вам, что драка до добра никогда не доведет…

    * * *

    Летом труппа А. А. Бренко играла в Петровском казенном театре. Огромное, несуразное здание с большой прекрасной сценой. Кругом обширный сад, огороженный глухим забором. В саду буфет и эстрада для оркестра военной музыки. Репертуар и труппа, как зимние.

    Играли шесть дней в неделю; по субботам и накануне больших праздников спектакли не разрешались.

    По субботам у А. А. Бренко, на ее даче около Соломенной сторожки, бывали многолюдные обеды, на которых присутствовали московские знаменитости, а в обыкновенные дни тоже садилось за стол человек пятнадцать своих, в том числе Якушкин, уже в черном пиджаке, и Васильев.

    Они сразу сошлись: столько у них оказалось общих знакомых; кроме того, оба были народники. Иногда обедали и нелегальные из Петровской академии, никогда не являвшиеся на многолюдные субботние обеды.

    Эти семейные обеды были особенно веселы: интересные люди – и все свои.

    Здесь

    …На свободное словоНикто самовластно цепей не ковал…

    Здесь Вася читал стихотворения Огарева и Рылеева. Бурлак смешил компанию рассказами о своей знаменитой губе, о которой поэт Минаев напечатал в левой газете тех дней, «Московском телеграфе», такой экспромт:

    Москва славна Тверскою,Фискалом М. Н. К. 1И нижнею губоюАктера Бурлака.

    Действительно, губа у Бурлака была особенная. На его красивом лице, освещенном прекрасными голубыми глазами, она, огромная и толстая, была, казалось, совсем некстати, но она умела выражать малейшее настроение ее обладателя: губа то смеялась, то сердилась, то плакала. Она плакала в «Записках сумасшедшего», она смеялась в «Аркашке», она сердилась в «Городничем», когда он цыкал злым шепотом на Держиморду, а в его рассказах она подчеркивала все слова, придавая им силу. Когда Бурлак молчал и слушал чей-нибудь разговор, я смотрел на губу и знал, что он думает. Когда надо было сдерживаться, его глаза ничего не выражали, лицо каменное, а губа говорит.

    * * *

    Мы познакомились с Бурлаком в 1877 году и сразу подружились, вместе служили в саратовском летнем театре, а потом уж окончательно сошлись у А. А. Бренко, несмотря на то, что он был актер, окруженный славой, а я – актер на маленькие роли.

    Бурлаку я обязан тем, что он ввел меня в литературу и изменил путь моей жизни дружеским приглашением служить у Бренко. Отсюда все и пошло.

    Не встреться я с Бурлаком в Кремле на пасхальной заутрени, служил бы я где-нибудь и уездных городишках на провициальных сценах и в лучшем случае сделался бы сторублевым актером и ходил бы по шпалам. Ни о какой литературе и речи бы не было.

    Мы оба бурлаки волжские. Я настоящий бурлак, лямочник, но во время службы в театре об этом никто, кроме него, не знал; только ему я открылся. Время было не то: после «первого марта», когда мы служили, и заикаться об этом было рискованно. А он носил громкую фамилию Бурлак открыто и прославил это красивое, могучее слово.

    Именитые миллионеры считали за счастье пожать руку Бурлаку, да не очень-то он жаловал их.

    У него вышла имевшая большой успех книжка «По Волге», полная бытовых сцен, жизненных и ярких. Он их читал на вечерах с огромным успехом.

    В «Русской мысли» нашумел напечатанный в 1881 году рассказ «За отца». Рассказ проскочил сквозь цензуру безнаказанно только случайно: в нем описывалась не то Шлиссельбургская, не то Петропавловская крепость, где на стене крепости часовой узнает в бегущем арестанте своего отца.

    Как я был счастлив получить от него переплетенную в красный сафьян книжку «По Волге» с надписью: «Моему другу и однокашнику-волгарю, бурлаку настоящему, Володе Гиляровскому от актера Бурлака».

    Это он меня второй раз бурлаком назвал. В первый раз я услыхал от него это слово в 1883 году Великим постом. Я тогда уже работал в газетах и жил в гостинице «Англия» на Тверской, рядом с Английским клубом. Накануне в трактире Саврасенкова я встретил в бильярдной письмоводителя из 2-го Арбатского участка, страстного игрока, с которым я не раз игрывал на бильярде. Ко мне он питал особое уважение потому, что я печатаюсь, а он преклонялся перед литераторами. Отвел он меня в дальний угол, мы заняли столик. Подали пиво.

    – Я уж собрался к вам зайти, Владимир Алексеевич. Скажу вам неприятность, но под величайшим секретом. Если возможно, поскорее уезжайтe из Москвы куда-нибудь. Да. В участке получена из охранного отделения секретная бумага о высылке из Москвы на время коронации неблагонадежных людей, и в числе их стоит и ваша фамилия. Вы живете в номерах «Англия»? Там указано это.

    – За что же?

    – Охранка что-нибудь пронюхала, может, встречали вас в компании поднадзорных, может, за то, что на нелегальных студенческих вечеринках читаете неподобное… Черт их знает, за что, а вышлют. Перед высылкой, может быть, обыск будет. Уезжайте, никому ничего не говорите, когда и куда едете.

    * * *

    Проснулся я на следующий день в отвратительном настроении: куда ехать и на что? Денег никаких. Придется месяца три где-нибудь прожить, а в кармане трешница, и продать нечего. Перебираю бумаги, уничтожаю кое-какую нелегальщину. Вдруг стук в дверь. Я вздрогнул, оглянулся – и ожил.

    – Ну вот, рад, что застал!

    И глаза, и губы, и все лицо смеются. Вместо ожидаемого жандарма или шпика ко мне прихромал Василий Николаевич, никак уже не жданный.

    – Я к тебе! Лето у тебя свободное? Хочешь на Волгу?… Только не думай, не запрягу в лямку старого бурлака, а на пароходе в первом классе, да не вверх, как ты в лямке шел, а вниз побежим.

    Что уж со мной было – сам не знаю. Но первым делом я рассказал во всех подробностях мой вчерашний разговор о высылке.

    – Вот спасибо охранке, а то, пожалуй, не уговорил бы уехать. Значит, кончено, теперь на одном пароходе два бурлака побегут. Вниз по матушке по Волге… А пока вот тебе сто рублей на расходы, и сегодня же вечером привози чемодан ко мне. Федя как рад тебе будет!

    * * *

    Оказывается, Бурлак составил товарищество артистов для поездки по Волге. Труппа была собрана, репертуар составлен, маршрут выработан – объехать все поволжские города, начиная с Ярославля до Астрахани включительно.

    А вот тебе и список актеров.

    Читаю и поражаюсь: Писарев, Глама-Мещерская, Свободина-Барышева…

    – Одна? С Далматовым разошлась? Одна едет?

    Читаю дальше: Очкина, Рютчи с женой, Шмитова-Козловская, Булычевцева, Скалон, Вася Васильев, конечно, привесок к Писареву. Читаю: Корнев – суфлер. Гиляровский – актер и распорядитель по административной части. Бурлак – главный режиссер и распорядитель по ведению всего дела.

    Кроме провинциального актера Илькова, все артисты принадлежали к составу Русского драматического театра, выросшего на развалинах театра Бренко. Театр этот находился в Камергерском переулке, в том же доме, где теперь Московский Художественный театр.

    – Роли уж распределены и розданы. Ты, кроме того, будешь передовым. Твоя обязанность выезжать раньше, снять театр и приготовить все к спектаклю: напечатать афиши, познакомиться с газетами.

    – Сделано!

    – Еще не составив труппы, я уж тебя наметил: Бурлак и выбрал бурлака на Волгу.

    Вечером я переехал к Бурлаку и старался никуда не выходить, чтобы не угодить в охранку. Да и некогда было гулять: масса подготовительной работы, и, кроме того, я назубок учил данные мне роли.

    Двадцатого апреля я выехал передовым в Ярославль, чтобы приготовить там театр, но там и готовить нечего было, нужно было только нанять номера. Театр держал толстяк-украинец Любимов-Деркач, матерый антрепренер, известный картежник. И ничем нельзя было больше обидеть его, как изменив одну только букву фамилии, назвать не Деркач, а Дергач. Слишком ясный намек и, как говорили, не безосновательный, хотя и Деркач – словечко не из красивых: истертый веник.

    Прекрасный ярославский театр. Почти рядом с гостиницей «Столбы», из которой, говорят, в окно Расплюева выкинули.

    Через три дня утром я встретил всю труппу на вокзале, а в воскресенье, при полном сборе, с громадным успехом прошел первый спектакль.

    Последний спектакль, в котором я принимал участие, был «Лес». Я играл Петра и угощал изящнейшую Гламу-Мещерскую подсолнухами, вынимая их из кармана своей поддевки, и та с удовольствием их щелкала, а Бурлак потом сказал мне при всех:

    – Ну и кренделек ты с семечками придумал. А ловко вышло!

    Сыграв Петра, утром в девять часов я отправился на пароходе в Кострому, взглянул на пески левого берега Волги, где шагал впервые в лямке, на гору правого берега, на белильный завод.

    В Костроме через три дня, все приготовив, встретил я на пристани труппу. В Костроме Аксюшу играла Мария Ивановна Свободина, с которой я не видался с Пензы, и мы, старые друзья, очень обрадовались друг другу.

    Я ее тоже угощал семечками, а затем вся труппа от Ярославля до Астрахани запойно грызла их.

    Результаты поездки по Волге были блестящи и в смысле успеха, и в смысле заработка актеров.

    Среди наших светил самый большой успех имел Бурлак: помимо таланта, волгари встречали своего волгаря и как задушевного, доброго, компанейского человека.

    Про него ходила масса анекдотов, популярность его была громадна. Он любил весело выпить, лихо гульнуть, посмеяться, пошутить, но так, чтобы никому его шутки обидны не были. И все же во время поездки по Волге он жестоко обидел актера Илькова. Прекрасный исполнитель характерных ролей, человек со средствами, совершенно одинокий, Ильков был скуп до крайности.

    В Самаре он остановился из экономии имеете с Васей Васильевым, который был тоже скуповат. Все расходы по номеру они платили пополам и даже чай пили пополам – один день Вася заваривал свой чай, причем каждый имел свой сахар.

    Как-то Бурлак и я отправились к Илькову по неотложному репертуарному делу, но не застали его дома. Вася предложил нам чай и налил по стакану. Я взял стоявшую на столе зеленую стеклянную сахарницу, хотел ее открыть, но Вася схватил меня за руку и закричал с испуганным видом:

    – Не тронь, это сахар Илькова! Вот мой, клади его, вот этот.

    – Да не все ли равно – твой сахар или Илькова?

    – Да что ты! Там у него муха сидит.

    Из дальнейшего рассказа Васи выяснилось, что Ильков, подозревая номерную прислугу в краже кусочного сахара, каждый раз, напившись чаю, ловил муху, сажал ее в сахарницу и закрывал крышкой.

    У Бурлака губа удивленно оттопырилась, а потом он бешено расхохотался.

    – Как откроет и мухи нет, значит, он и знает, что сахар воровали, – продолжал Вася.

    Бурлак молча встал и начал ловить мух на окнах и на столе.

    – Вот я ему удружу, доставлю удовольствие.

    Изловив мух, Бурлак поодиночке сажал их в сахарницу и аккуратненько закрывал крышку.

    Конечно, я помогал ему в этой затее, и даже Вася одну поймал:

    – Пятнадцатая.

    Вернувшись в театр, мы рассказали о проделке всей труппе. Вечером шел «Лес». Ильков, игравший Милонова, был очень сконфужен, потому что Вася рассказал ему за вечерним чаем о нашей шутке. Но никто не подавал виду, что знает о мухах. Ильков успокоился, но перед самым выходом Глама спросила его.

    – Ильков, правда, что вы чай пьете с мухами?

    Ильков не успел рта разинуть, как помощник режиссера вытолкнул его на сцену. Старый, опытный актер так сконфузился, что забыл свои слова и спутал сцену.

    На другой день он переехал в отдельный номер, рассердившись на Васю, а Бурлаку пришлось из своего кармана приплачивать ту половину за номер, которую платил Ильков.

    * * *

    Бурлак был настоящий волгарь, он родился и вырос на Волге и скончался в 1888 году в Казани, куда приехал совершенно больным из своих бесчисленных скитаний по России.

    Великолепный актер, блестящий рассказчик, талантливый писатель, добрый, жизнерадостный человек, он оставил яркий след в истории русского театра, перенеся на сцену произведения наших великих писателей, и не мечтавших, когда они писали, что мысли и слова их, иллюстрируемые живым человеком, предстанут на сцене перед публикой.

    Бурлак первым стал читать в костюме и гриме «Записки сумасшедшего», рассказ Мармеладова, рассказ капитана Копейкина. Он основал Товарищество драматических артистов, которое в 1883 году объехало поволжские города с небывалым успехом, познакомило глухую провинцию с московскими знаменитостями.

    Импровизатор и рассказчик Бурлак был неподражаемый. Все совершалось им легко, как бы между прочим, в вихре жизни, в безалаберных порывах, окутанное сетью анекдотов, скрывающих глубину замысла и серьезность исполнения.

    Василий Николаевич Андреев, сын небогатого помещика, симбирский дворянин, родился и вырос в имении отца на Волге и юношей поступил на буксирный пароход помощником капитана, а потом сам командовал пароходом.

    О своем первом «театральном» выступлении он нам рассказывал следующее:

    – Как-то из Нижнего – еще помощником капитана был – вез я с ярмарки купцов. Конечно, пили в дороге зло. Один из купцов, самарский миллионер, мужчина здоровеннейший, начал бить в каюте посуду и буянить так, что ко мне прибежали собутыльники с просьбой утихомирить «его степенство». Спускаюсь с мостика, заглядываю в каюту: народу человек восемь, все боятся, а купчина лупит бутылкой по тарелкам и неистово орет. Остальные тоже пьяные, но присмирели. Я отворил сразу дверь, да как крикну, глядя на него: «Пожар! Спасайся, кто может!» Буян первый выскочил, да споткнулся, растянулся на полу и встать не может. Его без чувств подняли и отнесли в каюту. На другой день, уже трезвый, входит купчина на мостик, хлопает по плечу, смотрит мне пристально в глаза и совершенно серьезно говорит: «Знаешь что? Брось ты что свое капитанство и поступай в актеры, большие деньги получать будешь. Как ты гаркнул вчера, когда я увидал твою испуганную рожу, не помня себя, бросился спасаться, а потом уж ничего не помню!» Позднее, уже зимой, как-то в клубе в Симбирске, я в своем кружке рассказывал этот случай, а с нами был Александр Андреевич Рассказов. Он ставил дивертисмент на клубной сцене и уговорил меня выйти на сцену и повторить рассказ.

    Успех был громадный, и впоследствии Бурлак стал по зимам выступать в дивертисментах как рассказчик, сперва любителем, а потом попал он в Саратов в труппу Костромского. Так, шутя, начал свою блестящую карьеру Василий Николаевич Андреев-Бурлак.

    1. М.Н. Катков.

    Биография Владимира Гиляровского

    В 1871 году, не окончив образования, Гиляровский сбежал из дома. Был бурлаком на Волге, крючником, рабочим, табунщиком и даже актером.

    В начале 1870-х годов Владимир Гиляровский впервые приехал в Москву и около месяца проучился в юнкерском училище в Лефортове.

    Во время русско-турецкой войны 1877-1878 вступил добровольцем в армию. Служил в разведке, был награжден Георгиевским крестом.

    Все это время Гиляровский писал стихи, зарисовки, письма своему отцу. Впервые произведение Владимира Гиляровского напечатали в вологодском гимназическом сборнике в 1873 году. Это было стихотворение «Листок».

    В 1881 году Гиляровский, поселившись в Москве, работал в театре Анны Бренко. Осенью того же года он бросил театр и занялся литературой.

    Он писал рассказы, очерки и репортажи, освещая самые разные стороны московской жизни: пожар в Хамовниках, трагедию на Ходынском поле, открытия выставок и театральные премьеры, заседания Литературно-художественного кружка, Хитров рынок и притоны Грачевки. Его называли «королем репортеров».

    В 1885 году был опубликован очерк Гиляровского «Обреченные», написанный еще в 1874 году.

    В 1887 году Гиляровский подготовил для печати свою книгу «Трущобные люди». Книга была запрещена цензурой, а тираж уничтожен, но рассказы из нее вошли в более поздние сборники писателя.

    В 1894 году Гиляровский издал сборник стихов «Забытая тетрадь». И в последующие годы, на протяжении всей жизни он не оставлял занятий поэзией.

    В 1914 году Гиляровский получил предложение издать свои сочинения. Работа над семитомным собранием была прервана Первой мировой войной. После Октябрьской революции Гиляровский писал для газет «Известия», «Вечерняя Москва», «Прожектор», «Огонек». В 1922 году была издана поэма «Стенька Разин».

    В старости Гиляровский почти полностью ослеп, но продолжал самостоятельно писать.

    1 октября 1935 года Владимир Гиляровский скончался в Москве. Был похоронен на Новодевичьем кладбище.

    Гиляровский являлся действительным членом Общества любителей российской словесности, членом-учредителем первого русского гимнастического общества и почетным пожарным Москвы.

    Известно, что Илья Репин рисовал с него одного из персонажей картины «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», а скульптор Николай Андреев лепил Тараса Бульбу для барельефа на памятник Николаю Гоголю. Личность Гиляровского интересовала не только художников, о нем писали журналисты, писатели и даже поэты.

    В 1966 году именем Гиляровского была названа бывшая 2-я Мещанская улица в Москве.

    Материал подготовлен на основе информации открытых источников

    У Дома дяди Гиляя появились потомки

    Удивительная история. Невероятные совпадения. 30 мая решено записать в летопись Дома дяди Гиляя как «День обретения потомков».

    Все началось со звонка. Мужской голос спросил: «Это Вологда?» И мы, не моргнув, ответили за весь наш город: «Да!»

    — Мы едем из Питера, — сказал мужчина, — мы хотим посмотреть дом № 15 по улице Чернышевского, потому что это дом наших предков.

    — Вы — Паздзерские?! — спросили мы и получили подтверждение.

    И вот мы уже сидим и слушаем рассказы Киры Борисовны и ее сына Александра Владимировича о Вацлаве Адольфовиче Паздзерском, который имел младшую сестру Клару Адольфовну Паздзерскую, чьей внучкой и является наша гостья — Кира Борисовна. То есть она — внучатая племянница Вацлава Адольфовича — последнего владельца домов № 15 и 17 по нынешней улице Чернышевского, ранее — Большой Архангельской.

    Все присутствующие, а собрались мы — домочадцы Дома дяди Гиляя (дом № 15), хозяева Дома с лилиями (дом № 17) Герман и Лариса Якимовы, реставратор Владимир Новоселов, архитектор Владимир Лукин — все еще не верим происходящему. В какую-то минуту возвращаемся из 19 века и наконец спохватываемся:

    — Кира Борисовна! А как ваша нынешняя фамилия?

    — Якимова, — отвечает она.

    — И мы Якимовы, — говорят Якимовы.

    Словом, композиция закольцевалась. Удивительным образом, спустя столетие, в бывшем доме аптекаря-провизора Вацлава Афольфовича Паздзерского его потомки встретились с новыми хозяевами и у них оказалась пусть другая, но одна фамилия!

    Дальнейшие совпадения воспринимались уже как само собой разумеющиеся. После революции Вацлав Паздзерский с семьей уехал в Польшу, на свою историческую родину, в город Быдгощ. И мы с удовольствием показали его родственниками старый польский гарнитур, который стоит на 2 этаже Дома дяди Гиляя, и где на этикетке написано: «Быдгощская мебельная фабрика», Польша.

    Визит был стремительный, расставались Якимовы с Якимовыми и с нами тепло. Обнялись, обменялись адресами и телефонами и обещали бывать в Вологде.

    — Мы вам еще надоедим, — сказала Кира Борисовна.

    — Будем только рады, — отвечали мы, глядя им вслед и думая, как же все-таки причудливо тасуется колода.