Тоцкий полигон 1954 год

eot56


Совсем недавно произошла очередная годовщина атомным испытаниям на Тоцком полигоне в 1954 году.
И как и много лет подряд опять слышатся речи про кровавых большевиков, умышленно уморивших десятки тысяч солдат. Журналисты ( в основном либеральные) плачут о бедных местных жителях, которые стали «заложниками» кровожадного режима.
И действительно — с точки зрения современности взрывать атомную бомбу в населенном районе и пропускать через эпицент атомного взрыва большое количество войск, кажется настоящей дикость.
Если не учесть одно НО.
А именно исторический и иной
контекст, в котором данные события происходили.
Сферический конь в ваакуме хорош для анекдотов, а любое историческое событие имеет контекст. Так давайте попробуем посмотреть на атомный взрыв на Тоцком полигоне именно в таком формате.
1. Взрыв

14 сентября 1954 года в 9 часов 34 минуты на высоте 8 километров бомбардировщик Ту-4 открыл бомболюк и к земле понеслась атомная бомба РДС-3, через 48 секунд на высоте 350 метров от поверхности земли бомба взорвалась.
Взрыв атомной бомбы сопровождался ослепительной вспышкой, на десятки километров озарившей местность ярко-белым светом. Вслед за вспышкой в месте взрыва начал расти огромный огненный шар.

Ударная волна, которая образовалась при взрыве, достигла поверхности земли через 0,2 с после взрыва. Отраженная от земли, она начала формировать пылевой столб, который сформировал ножку «атомного гриба».
Через 20 с свечение облака взрыва прекратилось. При дальнейшем подъеме верхняя часть облака покрылась белым слоем конденсированных паров воды. Эти пары постепенно обволакивали все облако и стали втягиваться внутрь, образуя при подъеме колоколобразный конденсационный раструб, охвативший пылевой столб.
Примерно через минуту облако взрыва поднялось на ~ 4 км, а через 7 минут — на высоту ~ 15км. В течение всего времени подъема облако сносилось ветром в восточном направлении.
Через 15-20 минут после взрыва облако и пылевой столб рассеялись и их остатки были унесены ветром. Пылевой вал и основание пылевого столба были перемещены с дымом многочисленных пожаров, которые возникли на местности сразу после взрыва.

Что же произошло и зачем атомная бомба была сброшена на Тоцкий полигон? Давайте попробуем разобраться.
2. От второй мировой к третьей мировой

Вторая мировая война закончилась победой союзников, однако уже в мае 1945 года было понятно, что на смену одному противостоянию придёт другое.
Начиналась «Холодная война», где бывшие союзники оказались по разные стороны баррикад.
Имея большое превосходство в дальней авиации англо-американские силы уже в конце войны планировали массированное нанесение бомбовых ударов по нашим городам.
Недавно рассекреченный план «Немыслимое» предполагал нанесение чудовищных бомбовых ударов по городам СССР, а на земле должны были действовать американские, английские и , как ни странно, немецкие дивизии, которых союзники после сдачи в плен, не расформировывали, а держали «про запас».

Часть исследователей предполагает, что варварское уничтожение Дрездена авиацией союзников в феврале 1945 года, которая ничего не решала в военном плане, было тем самым предупреждением нашей стране, ЧТО с её городами может сделать американская авиация.


Дрезден был полон беженцев, которые искали спасения от наступающих армий союзников, а англо-американская авиация активно использовала зажигательные бомбы.
По предварительным данным в Дрездене были сожжены несколько десятков тысяч человек.Это было грозное напоминание о том, какую судьбу ждут наши города после войны.
Появление у США атомной бомбы в 1945 году и варварская бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, подтвердили, что США будут использовать любые методы, для уничтожения своих противников.
К 50ым годам военная авиация США способна была поднять в воздух до 700 атомных бомб. В частности, согласно плану «Дропшот», предполагалось произвести сброс 300 атомных бомб на 100 городов СССР. При этом по предварительному расчету военных должны были погибнуть приблизительно 65 миллионов жителей (Известия, 25 марта 1990).
Наша разведка знала об этих планах и о том, что вооруженные силы США готовятся к применению ядерного оружия.
Наша страна и армия усиленно готовились к такому развитию событий.
Одним из ответов на такие планы нашего врага были войсковое учение с применением атомного оружия 14 сентября 1954 г. Им предшествовало принятия правительством СССР решения о развертывании подготовки Вооруженных Сил страны к действиям в условиях реального применения вероятным противником ядерного оружия.
По этой причине в условиях «холодной войны» и отрабатывался вариант сброса и подрыва советской атомной бомбы с самолета-бомбардировщика.
К этому времени в СССР уже было проведено не одно испытание ядерного оружия, и существовало много реальных данных о способах защиты от его поражающего воздействия.
Несомненно, что опасность применения ядерного оружия для здоровья людей была хорошо известна военному и политическому руководству страны. Однако, в принятии решения о проведении ядерного взрыва в ходе войсковых учений большую роль, по-видимому, сыграло желание не отстать от армии Соединенных Штатов. С 1951 по 1956 гг. США провели 8(!!!) войсковых учений с реальным применением атомной бомбы.
Следует заметить, что армии Франции, Великобритании и Китая также проводила войсковые учения при реальном взрыве атомной бомбы, но об этом позже.
Руководитель Тоцких войсковых учений – маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков писал:

Так значит речь шла о том, чтобы защитить наше страну от попыток её уничтожить!
Попыток настойчивых и очень активных.
А что же другие страны, в том числе и те, что сейчас нас обвиняют в людоедских «экспериментах» на солдатах?
3. Войсковые учения на Западе и в Китае с применением ядерного оружия
Первопроходцами в деле проведения войсковых учений с применением атомного оружия стали США, во время испытания BusterDog (1 ноября 1951). Всего в Америке прошло 8 подобных учений, серия испытаний носила наименование DesertRock, пять из них были произведены до Тоцких испытаний.
Во время учений 1 ноября 1951 года армейские подразделения общей численностью несколько тысяч человек находились на расстоянии около 11 километров от места взрыва на открытой местности и наблюдали за развитием событий. Через некоторое время после прохождения ударной волны отдельные подразделения совершили марш-броски по направлению к эпицентру взрыва (не доходя до него примерно один километр).
DesertRock II, 19 ноября 1951 года, солдаты находились в 8 км от эпицентра взрыва, после прохождения ударной волны военнослужащие совершили марш-бросок через эпицентр взрыва без средств индивидуальной защиты.
Можно отметить, что в дальнейшем во время маневров некоторых добровольцев размещали в открытых стрелковых ячейках на расстоянии в 1,5 км от эпицентра взрыва, после прохождения ударной волны, военнослужащие США с окопов поднимались в атаку. Также в ходе учений производилось десантирование с вертолетов в эпицентре ядерного взрыва .
Всего в этих учениях участвовало более 50 000 военнослужащих армии США. Что касается мирного населения, то в инете есть многочисленные киноматериалы, демонстрирующие как американские обыватели приезжают поглазеть на ядерные испытания и устраивают пикники на фоне ядерного грибка.
Поскольку американцы объявляли о проведении испытаний заранее, в 1950-х годах возник «ядерный туризм».
К намеченному сроку в Лас-Вегас съезжался народ и по 95-й дороге направлялся поближе к полигону, дабы наблюдать грандиозное зрелище. Некоторые оставались в Лас-Вегасе — грибы были прекрасно видны прямо из окон отелей и казино.
.
Для учений был объявлен набор офицеров-добровольцев, которые должны были в стрелковых ячейках (т.н. «лисьих норах») пересидеть взрыв на расстоянии 1500-2000 ярдов (т.е. ок 1,5-2 километров).
Несколько десятков добровольцев действительно пережили взрывы в ходе учений DesertRock V. После этого программу временно закрыли из-за малой научной ценности. Но в 1955 году добровольцы вновь «пошли на передний край» в ходе учений Teapot. По итогам учений Министерством обороны было рекомендовано дальнейшие эксперименты проводить на еще меньшем удалении от эпицентра, «вплоть до порога переносимости», на условиях «рассчитанного риска». Научная служба отказала в этом, обосновывая неизученностью последствий для здоровья и опасностью общественной реакции в случае смертей или инвалидностей добровольцев.
Последнее испытание с использованием добровольцев в «лисьих норах» состоялось в 57 году (OperationPlumbbob). В ходе тех же испытаний в последний раз проводились и привычные тактические учения, и для войск предусматривалось такое оригинальное упражнение, как «движение ползком по зараженной местности». Не имитация, а именно ползание по только что зараженной зоне взрыва.
Информация взята отсюда
Что же касается Франции, недавно выяснялось, что и французские власти также преднамеренно подвергали своих солдат воздействию радиации – во время первых испытаний атомной бомбы, проводившихся в пустыне Сахара в начале 1960-х годов. Это утверждает документ, предоставленный ВВС исследователями Обсерватории вооружений в Лионе.
Франция осуществила свой первый ядерный взрыв 13 февраля 1960 года на полигоне Регган на территории Алжира. А уже четвертое по счету ядерное испытание, которое состоялось 25 апреля 1961 года, было проведено специально для изучения воздействия ядерного оружия на человека. На полигон были отправлены призывники – по существу, в качестве подопытных кроликов.

Пехотинцы получили приказ через 45 минут после взрыва приблизиться на расстояние нескольких сот метров к его эпицентру и окопаться там в
течение 45 минут. На них была только стандартная для пустыни полевая униформа.
«Власти знали, что подвергают их опасности, когда послали их на эти маневры, и по меньшей мере они должны были принять меры для охраны их здоровья» — сказал в интервью ВВС сотрудник Обсерватории вооружений ПатрисБувере.
Французское правительство долго утверждало, что оно ни при чем, но в 2009 году согласилось на принятие закона о компенсациях ветеранам.
Согласно мнению алжирского ученого-ядерщика Аммара Мансури, Франция произвела там не 17 атомных взрывов, а 57, 40 из которых являлись дополнительными к основным испытаниям. Поэтому он требует, чтобы Франция сняла гриф «секретно» со всех архивных данных, касающихся этих испытаний, чтобы стало возможным оценить реальный ущерб, нанесенный местным жителям. Но этому препятствует довольно деликатная проблема, — считает Мансури. После провозглашения Алжиром независимости Франция продолжила (уже секретные) испытания и после 1962 года, в обмен на Эвианские соглашения (по которым де Голль признал независимость Алжира). Так что гриф секретности, похоже, не будет снят никогда.
Первые четыре взрыва были произведены неподалеку от алжирского города Регган. «Французские военные не приняли в расчет, что в 1960 году население этого региона составляло, по разным данным, от 16 до 20 тысяч человек», — говорит Абдерахам Лекасси, вице-президент алжирской ассоциации 13-го февраля. Все эти жители должны быть признаны жертвами последствий облучения, — считают в ассоциации.
В то время французские власти ничего не сделали для того, чтобы предупредить местное население об опасностях облучения. Некоторые жители даже умудрились приспособить в хозяйстве отходы после испытаний: они собирали остатки металлических каркасов от ядерных установок, радиоактивность которых представляла прямую опасность для жизни. Это неудивительно, ведь Франция вела войну против сторонников независимости Алжира и мало заботилась о жителях мятежной колонии.
Англия не сильно отставала от своих западных коллег.
Не так давно Телеграф опубликовал статью в котором рассказывается, как ветераны в Великобритании, которые участвовали в ядерных испытаниях пытаются получить компенсацию от правительства в счет утраченного здоровья.
Издание утверждает, что в период с 1952 по 1962 годы более 21000 английских военнослужащих получили различные дозы радиационного облучения во время испытаний ядерного оружия.
В Китае испытания атомной бомбы также проходили специфически.
На полигоне возле озера Лоб-Нор (это самый большой в мире полигон) поставили вышку, построили здания, поставили технику. Вечером 16 октября 1964 ядерная бомба была взорвана.
Что интересно, во время испытания проходили учения с использованием военнослужащих и кавалерийских подразделений. Конный полк поскакал близко к эпицентру взрыва (позже такие учения проводили еще раз во время воздушного ядерного взрыва такой же мощности .
Как мы видим — учения с применением атомного оружия, было не советской выдумкой и уж не советским уникальным проектом.
Это был общий тренд развития стран, обладающих ядерным оружием.
4. Войсковые учения в Тоцке
Рассмотрев учения в США, Франции, Англии и Китае с использованием атомного оружия, перейдём к Тоцким учениям.
То́цкие уче́ния — советские войсковые тактические учения с применением ядерного оружия (кодовое название — «Снежок»), которые были подготовлены и проведены под руководством маршала Г. К. Жукова 14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне в Оренбургской области.
Общее количество военнослужащих, участвовавших в учении, достигало 45 000 человек.
Задача учений заключалась в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Тоцкий полигон был выбран в связи с тем, что рельеф местности там напоминает типичный рельеф Западной Европы — как считалось, наиболее вероятного места начала Третьей мировой войны.
По замыслу учения для наступающей стороны была поставлена задача: прорыв подготовленной тактической обороны условного противника с применением атомного оружия, для обороняющейся — организация и ведение обороны в условиях применения атомного оружия. Основное внимание уделялось наступающей стороне, войска которой реально осуществляли атомную, артиллерийскую и авиационную подготовку прорыва обороны и преодолевали район атомного взрыва. При этом войска, занимавшие оборону, были заблаговременно выведены на безопасное удаление.
Всего на учение привлекалось порядка 45 тыс. чел. личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов и 6 тыс. тягачей и автомобилей различного предназначения.
Войска на учение были выведены в специально разработанных штатах применительно к организации и обеспечены новым вооружением и техникой. Наступление стрелкового корпуса планировалось обеспечить тремя взрывами: одной атомной бомбой среднего калибра и двумя штабелями ящиков с тротилом и бочек с бензином (имитаторы ядерного взрыва). Реальную атомную бомбу было намечено сбросить по батальонному району обороны на позиции полковых резервов. Этот район по замыслу представлял собой хорошо подготовленный узел сопротивления в глубине обороны «западных», подавление которого должно было нарушить устойчивость всей обороны противостоящего полка, а также подорвать боеспособность основной группировки их артиллерии.
Личный состав войск на время атомного взрыва выводился из зданий и располагался в щелях и укрытиях. На случай, если бы взрыв был наземный, а не воздушный, — аварийная ситуация, учение отменялось, и вступали в силу особые мероприятия, разработанные штабом руководства.
Для проведения мероприятий по обеспечению безопасности населения район учения в радиусе до 50 км от места взрыва был разбит на пять зон:
В Зоне 1 (до 8 км) полностью исключено нахождение местного населения.
В зоне 2 (8-12 км) за 3 часа до взрыва население отводилось в естественные укрытия, расположенные вблизи населенных пунктов; за 10 минут по установленному сигналу все жители должны были лечь на землю лицом вниз.
В зоне 3 (12-15 км) за 1 час до взрыва население выводилось из домов на удалении 15-30 метров от строений; за 10 минут до взрыва по сигналу все ложились на землю.
В зоне 4 (15-50 км) предусматривалась защита населения только от возможного сильного радиоактивного заражения местности по пути движения облака главным образом в случае наземного взрыва.
Население зоны 5 было вывезено за её пределы в безопасные районы за 3 часа до взрыва. Скот был отогнан или укрыт в сараях
За 10 минут до нанесения атомного удара был дан сигнал «атомная тревога», по которому личный состав участвующих в учении войск ушел в укрытия и убежища. Экипажи танков и самоходно-артиллерийских установок заняли свои места в машинах и задраили люки. В 9 ч 33 мин самолет-носитель с высоты 8 км сбросил атомную бомбу, через 45 с на высоте 350 м от поверхности земли последовал взрыв
.
Через 5 мин после атомного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем нанесли удар бомбардировщики.
По окончании артподготовки, в направлении эпицентра взрыва атомной бомбы, на танке (чья броня снижала радиацию в 8-9 раз) были высланы дозоры радиационной разведки, прибывшие в район эпицентра через 40 мин после взрыва. Они установили, что уровень радиации в этом районе через 1 ч после взрыва составлял 50 Р/ч, в зоне радиусом до 300 м — 25 Р/ч, в зоне радиусом 500 м — 0,5 Р/ч и в зоне радиусом 850 м — 0,1 Р/ч. Команда отметила специальными флажками зоны «более 25 Р/ч», «0.5-25 Р/ч», «0.1-0.5 Р/ч».
Обозначение границ зон заражения было полностью закончено через 1,5 ч после взрыва, т.е. до выхода наступающих войск в районы заражения. Данные дозоров так же проверялись дистанционным гамма-ренгеномером, установленным на расстоянии 750 м от эпицентра. Только эта команда находилась в зоне заражения более 25 Р/час и только эта команда теоретически могла получить сколь-нибудь заметную дозу облучения.
Однако находилась она в эпицентре менее получаса, не выходила из-за брони танка (установка флажков осуществлялась автоматически, методом отстрела) и даже чисто теоретически не могла бы получить дозу более 2-3 ренген. Хотелось бы напомнить, что лучевая болезнь 1-й степени происходит при единовременном получении дозы облучения 100-200 рентген.
Около 12:00 передовой отряд механизированной дивизии «восточных», двигаясь впереди боевых порядков первого эшелона и преодолевая очаги пожаров и завалов, вышел в район атомного взрыва. Через 10-15 мин за передовым отрядом в тот же район севернее эпицентра взрыва выдвинулись подразделения стрелкового полка, а южнее — подразделения механизированного полка. Войска двигались по дорогам колоннами. Впереди колонн следовала войсковая радиационная разведка, которая установила, что уровень радиации на местности на удалении 400 м от эпицентра взрыва к этому времени уже не превышал 0,1 Р/ч. Войска преодолевали район атомного удара со скоростью 5 км/ч, а передовой отряд механизированной дивизии в районе эпицентра еще быстрее — 8-12 км/ч. В момент взрыва в воздухе находились самолеты-истребители на удалении 30-35 км, а бомбардировщики — в 100 км от эпицентра взрыва. Ко времени их выхода на цель радиоактивное облако переместилось на 30 км от эпицентра взрыва.

Всего в районе реального ядерного взрыва было задействовано около 3 тысяч человек, то есть не более 10% от всего привлекавшегося к учению личного состава войск (вспоминаем про 43000 «убитых» человек, ага), при этом непосредственно через эпицентральную зону прошло около 500 человек.
Некоторые самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после атомного взрыва, пересекали ножку «атомного гриба» — ствол радиоактивного облака. Дозиметрический контроль летчиков и техники после посадки показал крайне незначительный уровень их заражения. Так, на фюзеляже он составил 0,2-0,3 Р/ч, внутри кабины — 0,02-0,03 Р/ч.
Для проведения санитарной обработки личного состава, а также дезактивации боевой техники, вооружения, обмундирования и снаряжения в войсках предусматривалось развертывание обмывочно-дезактивационных пунктов в заранее намеченных районах. Через 6 часов после входа в область заражения началась полная дезактивация техники, помывка личного состава и тотальная смена верхней одежды. До этого прямо в войсках была проведена частичная дезактивация и санитарная обработка.
Как мы видим, даже из этого краткого описания — учения на Тоцком полигоне были проведены с высочайшей степенью организованности. Всё выполнялось по плану и имело очень четкие поставленные цели.
Войска учились использовать новое оружие, зарубежные гости получали подтверждение, что атомной бомбардировкой СССР не сломить, союзники понимали, что в случае чего они не будут раздавлены.
Стоит заметить, что на Тоцких учениях учениях присутствовал заместитель председателя КНР Чжу Дэ и министр обороны Пэн Дэхуай, что в свою очередь привело к тому, что 5 января 1955 года на заседании секретариата ЦК КПК китайским руководством было принято решение о разработке и создании собственного ядерного оружия.
5. Итог
С началом перестройки, когда стремительно разрушали Советский Союз, про взрыв на Тоцком полигоне вспомнили вновь.
Но уже с другими целями – начались завывания в духе «Жуков десятки тысяч солдат погубил, специально облучив их радиацией».
Спекуляции были направлены на создание образа некого людоедского государства, которое только и может, что своих граждан уничтожать.
Осенью 1991 года на волне гласности по депутатскому запросу была сформирована комиссия, которая провела работу по оценке радиационно-гигиенической обстановки на месте проведения Тоцких учений. Комиссия сделала следующие выводы:
«1. Во всех населенных пунктах Тоцкого, Бузулукского, Сорочинского районов радиационная обстановка определяется нормальным естественным фоном и является безопасной для населения.
2. По ретроспективной оценке ситуации расчетные дозы облучения не могли оказать воздействия на состояние здоровья населения, проживающего в обследуемых районах.
3. Состояние здоровья населения в обследованных районах в настоящее время по основным медико-демографическим характеристикам соответствуют среднеобластным показателям, включая онкозаболеваемость и врожденные аномалии, и не превышают таковых в контрольных районах области и РСФСР»
Естественно, что это никого из «обличающих» не убедило и в 1994 году в рамках выполнения программы работ по подготовке совместных учений миротворческих сил обследование места проведения учений провела совместная российско-американская группа. В ходе своей работы комиссия производила измерение мощности гамма-излучения проб воздуха и грунта. По результатам измерений было установлено, что «мощности дозы гамма-излучения и в эпицентральной зоне воздушного ядерного взрыва, осуществленного 14.09.1954 г., и в точках контроля на Тоцком полигоне не превышали 20 мкР/ч, что… находится в пределах вариаций естественного радиационного фона».
Но спекуляции продолжались:
«14 сентября 1954 г. государство провело над своими гражданами чудовищный эксперимент, равного которому нет в мировой истории — испытание атомного оружия на собственном народе — в центре густонаселенного района Оренбургской области. Из 45 тыс. военных, участвовавших в испытаниях, в живых осталось менее тысячи.» заявлял депутат партии «Яблоко» Сергей Митрохин в 1999 году.
Если кто не помнит, это тот самый Митрохин, который бегал за консультациями в американское посольство во время событий на Болотной.
Ранее мы уже посмотрели, как такие же учения проходили в других странах.
При рассмотрении таких сложных и многомерных событий, каковыми были учения 1954 года на Тоцком полигоне, никогда нельзя отходить от исторического контекста.
История не терпит сослагательного наклонения «а что бы было бы если бы бы».
Никто не спорит, что в результате взрыва атомной бомбы большое количество личного состава и мирных жителей получили различные дозы радиационного облучения. Никто не спорит, что сегодня такие испытания кажутся достаточно неоднозначными, но не надо забывать в КАКОЕ время они проходили и ЧТО стояло на кону.
Было крупнейшее мировое противостояние, где на кону стояла судьба всего земного шара и жизни миллиардов людей. Наше государство делало всё, чтобы наши заокеанские «демократизаторы» не могли сжечь наши города атомным оружием.
Одним из этапов защиты от удара наших американских «партнёров» были учения 1954 года на Тоцком полигоне.
Это одна из трагических и одновременно героических страниц нашей истории.
Tags: СССР, США, Тоцк, Тоцкий взрыв, Тоцкий полигон, Холодная война

Жертвы «Снежка». История самых секретных ядерных испытаний СССР

Тоцкий полигон вошёл в историю благодаря проводившимся на его территории тактическим учениям войск под кодовым названием «Снежок», в ходе которых военнослужащие и гражданские лица подверглись прямому воздействию радиации. Суть учений состояла в отработке возможностей прорыва обороны противника с использованием ядерного оружия. Материалы, связанные с данными учениями, до сих пор не до конца рассекречены.

Ни участники Тоцкого эксперимента, ни жители ближайших к полигону посёлков до сих пор не знают, к каким последствиям привели и приводят те секретные испытания. Корреспондент АиФ.ru поговорила с жителями села Тоцкого и непосредственным участником ядерного эксперимента.

Леониду Погребному до сих пор снятся учения на Тоцком полигоне. Фото: АиФ / Полина Седова

Кошмар наяву

«Нас похоронило заживо. Я вместе со своим отрядом лежал в траншее глубиной 2,5 метра на расстоянии 6 км от взрыва. Сначала была яркая вспышка, потом услышали такой громкий звук, что на минуту-другую оглохли. Через мгновенье почувствовали дикий жар, тут же стали мокрыми, было тяжело дышать. Стены нашей траншеи сомкнулись над нами. Спаслись только благодаря Коле, который за секунду до взрыва сел поправить пилотку. Поэтому он смог вылезти из траншеи и откапывал нас», — вспоминает участник тоцких учений Леонид Погребной.

На горизонте между тем рос огненный столб. Там, где недавно пели птицы и стояли вековые дубы, возвышался атомный гриб, заслонивший полнеба. Пахло гарью, а вокруг не осталось ничего живого. Уже позже мужчина поймёт, что последствия тех учений, на которые его призвали как офицера запаса, не менее ужасны, чем созерцание самого «гриба».

Это одна из немногих доступных фотографий атомного взрыва на Тоцком полигоне. Фото: АиФ / Полина Седова Справка Взрыв атомной бомбы мощностью около 40 кт был осуществлен в 9 часов 33 минуты московского времени. Бомба была сброшена с высоты 8 км. Взрыв произошел, когда бомба находилась в 350 м от земли. Мощность взрыва вдвое превышала мощность бомб, сброшенных на японские города Хиросиму и Нагасаки. В учениях участвовали около 45 тысяч военнослужащих. Часть из них прошли через зону поражения сразу после взрыва.

«Из девяти человек, кто работал в составе биологической группы особого назначения, остался я один. У меня образование ветеринара, поэтому мне поручили отобрать клинически здоровых животных — лошадей, крупный и мелкий рогатый скот, свиней и даже кроликов. Мы разместили их на расстоянии 500 метров от предполагаемого эпицентра взрыва под разными системными укрытиями. Лошади — под бетонными урытиями, свиней — под дощатыми, коров — под свайными, кроликов и коз — в самолётах и танках. В живых остались только лошади и несколько коров, но на них было жалко смотреть — оплавившиеся рога, а тела будто облили кипятком».

От остальных животных остался лишь пепел или отдельные фрагменты — копыта и хвосты. От температуры поплавились самолёты, а песок превратился в гранулированное стекло. Ударная волна перевернула многотонные танки, оторвала их башни и отбросила на полкилометра.

Взрыв был произведён в непосредственной близости от посёлков. Схема из книги. Фото: АиФ / Полина Седова

На месте деревьев стояли обгоревшие колья, множество степных зверей и птиц погибло, немногие выжившие ослепли. В домах на расстоянии 25 километров вылетали оконные рамы, трескались стены. Две деревни, к счастью, заранее переселённые, сгорели дотла.

Леонид Петрович признаётся, что сам взрыв и животные до сих пор снятся ему в кошмарах.

Умирали от рака

После испытаний здоровый 26-летний Леонид начал жаловаться на неизлечимые головные боли и постоянную слабость. Через три года у него родилась младшая дочь, также мучающаяся головными болями. Девочке поставили диагноз — врождённая мигрень. Болезнь позже передалась и её сыну. «Генная мутация», — качает головой Леонид Петрович.

Многие участники Тоцкого ядерного эксперимента умирали от онкологии. Два ветеринарных фельдшера, работавших под руководством Погребного, в течении года после учений умерли от рака: один от рака лёгких, хотя никогда не курил, второй — от рака поджелудочной железы.

На месте взрыва теперь вновь растёт трава и стоит мемориал с колоколами. Фото: АиФ / Полина Седова

Родственники Леонида Петровича, жившие недалеко от полигона, тоже умирали от рака. Сейчас существуют две версии пагубных последствий эксперимента: то ли вредное воздействие радиации не было хорошо изучено и мирное население рисковало по неведнию, то ли власти специально испытывали воздействие радиации на человеческий организм.

«Тогда самым страшным последствием взрыва считалась ударная волна, поэтому все сидели в укрытиях. Нам выдали плащ-накидки и противогазы. Сейчас такое обмундирование кажется смешным, но именно благодаря противогазам мы выжили, когда траншею засыпало», — говорит Леонид Погребной.

Сам Леонид Петрович тоже стоял одной ногой в могиле: гемоглобин был почти на нуле, дело шло к лейкозу. Мужчина спасся от смертельной болезни лишь чудом: брат постоянно отправлял с Дальнего Востока посылки с чёрной и красной икрой.

«Сегодня не хотят устанавливать взаимосвязь между онкологией и ядерным взрывом, хотя всем давно известно, что по числу больных раком наш регион существенно превосходит средние показатели по России», — вздыхает ветеран подразделений особого риска.

Такое обмундирование получали участники ядерного эксперимента. Фото: АиФ / Полина Седова

Спасали велосипеды

Клавдии Карасёвой в 1954 году было 17 лет. Она хорошо помнит толпы военных в родном Тоцком. Все знали о готовящихся масштабных учениях, никого не удивляла огромная техника — танки, самолёты, БТРы. За каждыми десятью дворами закрепляли человека, который вёл разъяснительные беседы, советовал отсюда уходить подальше и проводил инструктажи, как вести себя во время взрыва.

«Меня мама отправила в путь с подружкой, а сама осталась дома. Соседи отдали нам свои велосипеды, чтобы те в случае чего не пострадали. Мы всю ночь ехали через лес, с нами шли ещё человек 20. Под утро сил не осталось, все хотели спать. Но тут за нашими спинами что-то грохнуло, мы обернулись — а там «гриб», как будто над нашим селом. Про усталость тут же забыли и бросились домой», — вспоминает события 60-летней давности теперь уже пенсионерка Клавдия Никифоровна.

Местные жители привыкли к постоянным стрельбам на полигоне: ведь он существовал задолго до учений 60-летней давности. О том, что там будут испытывать атомное оружие, сельчанам, разумеется, не говорили, но слухи всё же ходили.

Цитата Георгия Жукова из книги о тоцком взрыве. Фото: АиФ / Полина Седова

Тогда никто не мог представить и опасных последствий ядерного взрыва. Дети играли поблизости от эпицентра, взрослые собирали в лесах небывало большие грибы и ягоды. Многие топили печи дровами, обгоревшими после взрыва.

Участники Тоцкого испытания давали подписку о неразглашении государственной тайны сроком на 25 лет, хотя их рассказы мало чем отличаются от воспоминаний очевидцев. Леонид Погребной до сих пор не знает ничего о тех выживших животных, которых они отправили на обследование куда-то в столицу. За 60 лет после взрыва достоверной информации об испытаниях появилось мало.

За 60 лет было издано несколько книг с воспоминаниями участников тоцких испытаний. Фото: АиФ / Полина Седова

Мало в свободном доступе и фотоснимков — в то время работа профессиональных фотографов и операторов изымалась, а любительскими фотокамерами в 50-е годы могли похвастаться лишь единицы, и большинство из них жили не в провинции. Но до наших дней дошёл легендарный снимок жителя Сорочинска.

Утром 14 сентября 1954 года музыкальный руководитель районного дома культуры Иван Шаронин, выйдя на улицу, увидел огромное огненное облако. Мужчина схватил фотоаппарат, которым накануне «щёлкал» детвору, и сделал снимок, но впопыхах не передвинул кадр. Так дети навечно застыли на фоне ядерного гриба.

Снимок атомного «гриба» наложился на кадр с детьми. Фото: Иван Шаронин

Цель оправдала средства?

Журналист Татьяна Филимонова не раз беседовала с очевидцами и участниками событий 1954 года. Она говорит, что тогда все воспринимали эти учения как должное: отвоевали мир в Великую Отечественную — теперь нужно его отстоять.

«Мы были патриоты, коли надо — значит надо. Говорили, что будет тяжело, но надо пережить учения ради будущего страны. С политической, государственной позиции всё сделано правильно. Вскоре после этого закончилась холодная война. Но с человеческой, житейской точки зрения мы были подопытными, как те же лошади и кролики», — размышляет Леонид Погребной.

Сегодня те немногие, кто остался в живых, и их потомки обижаются на власть: мол, сделали нас заложниками, «атомными» людьми, а правды о тех событиях до сих пор не открыли. Льгот лишили в 90-х годах (хотя, по некоторым сведениям, последствия Тоцкого взрыва катастрофичнее чернобыльской аварии), ни разу не делали массового медицинского обследования жителей.

Даже на молодёжном сленге школьники говорят о последствиях атомного взрыва. Фото: АиФ / Полина Седова

«Все данные и о радиационном фоне, и об обследовании животных, попавших в эпицентр взрыва, и многие другие показатели находятся у военных. Нам их наверняка никогда не скажут. Да мы и сами не станем спрашивать, в неведении жить спокойнее. Сейчас опаснее «душевная радиация» — то враньё, которое льётся с экранов ТВ, — заключает Татьяна Филимонова. — Обидно, что ветеранов подразделений особого риска незаслуженно забывают. Они тогда добровольно принесли себя в жертву, чтобы люди поняли опасность ядерного оружия и не применяли его».

Русский Дом

Советские власти были намного гуманнее американских,поэтому сбрасывали атомные бомбы не на чужих граждан, а на своих: 61 год назад СССР провел операцию «Снежок» в которой погибли 43 000 советских солдат
В Оренбургской области вспоминают события 14 сентября 1954 года, когда на Тоцком ядерном полигоне под руководством маршала Жукова прошли ядерные испытания в рамках военных учений.
14 сентября отмечается годовщина трагических событий на Тоцком полигоне. То, что произошло 14 сентября 1954 года в Оренбургской области, долгие годы окружала плотная завеса секретности.
В 9 часов 33 минуты над степью прогремел взрыв одной из самых мощных по тем временам ядерных бомб. Следом в наступление — мимо горящих в атомном пожаре лесов, снесенных с лица земли деревень — ринулись в атаку «восточные» войска.
Самолеты, нанося удар по наземным целям, пересекали ножку ядерного гриба. В 10 км от эпицентра взрыва в радиоактивной пыли, среди расплавленного песка, держали оборону «западники». Снарядов и бомб в тот день было выпущено больше, чем при штурме Берлина.

Со всех участников учений была взята подписка о неразглашении государственной и военной тайны сроком на 25 лет. Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, они даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим участникам Тоцких учений удалось дожить до сегодняшнего дня. Спустя полвека они рассказали «Московскому комсомольцу» о событиях 54-го года в Оренбургской степи.
Подготовка к операции «Снежок»
«Весь конец лета на маленькую станцию Тоцкое со всего Союза шли воинские эшелоны. Никто из прибывающих — даже командование войсковых частей — понятия не имел, зачем они здесь оказались. Наш эшелон на каждой станции встречали женщины и дети. Вручая нам сметану и яйца, бабы причитали: «Родимые, небось в Китай воевать едете», — рассказывает председатель Комитета ветеранов подразделений особого риска Владимир Бенцианов.
В начале 50-х всерьез готовились к третьей мировой войне. После проведенных в США испытаний в СССР также решили опробовать ядерную бомбу на открытой местности. Место учений — в оренбургской степи — выбрали из-за сходства с западноевропейским ландшафтом.
«Сначала общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954-го была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности», — вспоминал в свое время генерал-лейтенант Осин.
Участники Тоцких учений рассказывают иное. Поле, где планировалось сбросить ядерную бомбу, было видно как на ладони.
«Для учений из отделений у нас отобрали самых крепких ребят. Нам выдали личное табельное оружие — модернизированные автоматы Калашникова, скорострельные десятизарядные автоматические винтовки и радиостанции Р-9», — вспоминает Николай Пильщиков.
Палаточный лагерь растянулся на 42 километра. На учения прибыли представители 212 частей — 45 тысяч военнослужащих: 39 тысяч солдат, сержантов и старшин, 6 тысяч офицеров, генералов и маршалов.
Подготовка к учениям под кодовым названием «Снежок» длилась три месяца. К концу лета огромное боевое поле было буквально испещрено десятками тысяч километров окопов, траншей и противотанковых рвов. Построили сотни дотов, дзотов, блиндажей.
Накануне учений офицерам показали секретный фильм о действии ядерного оружия. «Для этого был построен специальный кинопавильон, в который пропускали лишь по списку и удостоверению личности в присутствии командира полка и представителя КГБ. Тогда же мы услышали: «Вам выпала великая честь — впервые в мире действовать в реальных условия применения ядерной бомбы». Стало понятно, для чего окопы и блиндажи мы накрывали бревнами в несколько накатов, тщательно обмазывая выступающие деревянные части желтой глиной. «Они не должны были загореться от светового излучения», — вспоминал Иван Путивльский.
«Жителям деревень Богдановка и Федоровка, которые находились в 5-6 км от эпицентра взрыва, было предложено временно эвакуироваться за 50 км от места проведения учения. Их организованно вывозили войска, брать с собой разрешалось все. Весь период учения эвакуированным жителям платили суточные», — рассказывает Николай Пильщиков.
«Подготовка к учениям велась под артиллерийскую канонаду. Сотни самолетов бомбили заданные участки. За месяц до начала ежедневно самолет Ту-4 сбрасывал в эпицентр «болванку» — макет бомбы массой 250 кг», — вспоминал участник учений Путивльский.
По воспоминаниям подполковника Даниленко, в старой дубовой роще, окруженной смешанным лесом, был нанесен белый известковый крест размером 100х100 м. В него-то и метили тренирующиеся летчики. Отклонение от цели не должно было превышать 500 метров. Кругом располагались войска.
Тренировалось два экипажа: майора Кутырчева и капитана Лясникова. До самого последнего момента летчики не знали, кто пойдет основным, а кто будет дублером. Преимущество было у экипажа Кутырчева, который уже имел опыт летных испытаний атомной бомбы на Семипалатинском полигоне.
Для предотвращения поражений ударной волной войскам, располагающимся на отдалении 5-7,5 км от эпицентра взрыва, было предписано находиться в укрытиях, а далее 7,5 км — в траншеях в положении сидя или лежа.
«На одной из возвышенностей, в 15 км от запланированного эпицентра взрыва построили правительственную трибуну для наблюдения за учениями, — рассказывает Иван Путивльский. — Накануне ее выкрасили масляными красками в зеленый и белый цвета. На трибуне были установлены приборы наблюдения. Сбоку к ней от железнодорожной станции по глубоким пескам проложили асфальтированную дорогу. Никакие посторонние автомашины военная автоинспекция на эту дорогу не пускала».
«За трое суток до начала учения на полевой аэродром в районе Тоцка стали прибывать высшие военачальники: маршалы Советского Союза Василевский, Рокоссовский, Конев, Малиновский, — вспоминает Пильщиков. — Прибыли даже министры обороны стран народной демократии, генералы Мариан Спыхальский, Людвиг Свобода, маршал Чжу-Дэ и Пэн-Дэ-Хуай. Все они размещались в заранее построенном в районе лагеря правительственном городке. За сутки до учений в Тоцке появился Хрущев, Булганин и создатель ядерного оружия Курчатов».
Руководителем учений был назначен маршал Жуков. Вокруг эпицентра взрыва, обозначенного белым крестом, была расставлена боевая техника: танки, самолеты, бронетранспортеры, к которым в траншеях и на земле привязали «десант»: овец, собак, лошадей и телят.
С 8000 метров бомбардировщик Ту-4 сбросил на полигон ядерную бомбу
В день вылета на учения оба экипажа Ту-4 готовились в полном объеме: на каждом из самолетов были подвешены ядерные бомбы, летчики одновременно запустили двигатели, доложили о готовности выполнить задание. Команду на взлет получил экипаж Кутырчева, где бомбардиром был капитан Кокорин, вторым летчиком — Роменский, штурманом — Бабец. Ту-4 сопровождали два истребителя МиГ-17 и бомбардировщик Ил-28, которые должны были вести разведку погоды и киносъемку, а также осуществлять охрану носителя в полете.
«14 сентября нас подняли по тревоге в четыре часа утра. Было ясное и тихое утро, — рассказывает Иван Путивльский. — На небосклоне — ни облачка. На машинах доставили к подножию правительственной трибуны. Мы уселись поплотнее в овраге и сфотографировались. Первый сигнал через громкоговорители правительственной трибуны прозвучал за 15 минут до ядерного взрыва: «Лед тронулся!» За 10 минут до взрыва мы услышали второй сигнал: «Лед идет!» Мы, как нас и инструктировали, выбежали из машин и бросились к заранее подготовленным укрытиям в овраге сбоку от трибуны. Улеглись на живот, головой — в сторону взрыва, как учили, с закрытыми глазами, подложив под голову ладони и открыв рот. Прозвучал последний, третий, сигнал: «Молния!» Вдали раздался адский грохот. Часы остановились на отметке 9 часов 33 минуты».
Атомную бомбу самолет-носитель сбросил с высоты 8 тыс. метров со второго захода на цель. Мощность плутониевой бомбы под кодовым словом «Татьянка» составила 40 килотонн в тротиловом эквиваленте — в несколько раз больше той, что взорвали над Хиросимой. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Осина, подобная бомба предварительно была испытана на Семипалатинском полигоне в 1951 году. Тоцкая «Татьянка» взорвалась на высоте 350 м от земли. Отклонение от намеченного эпицентра составило 280 м в северо-западном направлении.
В последний момент ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.
Через 5 минут после ядерного взрыва началась артиллерийская подготовка, затем был нанесен удар бомбардировочной авиацией. Заговорили орудия и минометы разных калибров, «катюши», самоходные артиллерийские установки, танки, закопанные в землю. Командир батальона рассказывал нам позднее, что плотность огня на километр площади была больше, чем при взятии Берлина, вспоминает Казанов.
«Во время взрыва, несмотря на закрытые траншеи и блиндажи, где мы находились, туда проник яркий свет, через несколько секунд мы услышали звук в форме резкого грозового разряда, — рассказывает Николай Пильщиков. — Через 3 часа был получен сигнал атаки. Самолеты, нанося удар по наземным целям через 21-22 мин после ядерного взрыва, пересекали ножку ядерного гриба — ствол радиоактивного облака. Я со своим батальоном на бронетранспортере проследовал в 600 м от эпицентра взрыва на скорости 16-18 км/ч. Увидел сожженный от корня до верхушки лес, покореженные колонны техники, обгоревших животных». В самом эпицентре — в радиусе 300 м — не осталось ни одного столетнего дуба, все сгорело… Техника в километре от взрыва была вдавлена в землю…»
«Долину, в полутора километрах от которой находился эпицентр взрыва, мы пересекали в противогазах, — вспоминает Казанов. — Краем глаза успели заметить, как горят поршневые самолеты, автомобили и штабные машины, везде валялись останки коров и овец. Земля напоминала шлак и некую чудовищно взбитую консистенцию. Местность после взрыва трудно было узнать: дымилась трава, бегали опаленные перепелки, кустарник и перелески исчезли. Меня окружали голые, дымящиеся холмы. Стояла сплошная черная стена из дыма и пыли, смрада и гари. Сохло и першило в горле, в ушах стоял звон и шум… Генерал-майор приказал мне измерить дозиметрическим прибором уровень радиации у догорающего рядом костра. Я подбежал, открыл заслонку на днище прибора, и… стрелка зашкалила. «В машину!» — скомандовал генерал, и мы отъехали с этого места, оказавшегося рядом с непосредственным эпицентром взрыва…»
Два дня спустя — 17 сентября 1954 года — в газете «Правда» было напечатано сообщение ТАСС: «В соответствии с планом научно-исследовательских и экспериментальных работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решить задачи по защите от атомного нападения». Войска выполнили свою задачу: ядерный щит страны был создан.

Жители окрестных, на две трети сгоревших деревень по бревнышку перетащили выстроенные для них новые дома на старые — обжитые и уже зараженные — места, собрали на полях радиоактивное зерно, запеченную в земле картошку… И еще долго старожилы Богдановки, Федоровки и села Сорочинского помнили странное свечение дров. Поленницы, сложенные из обуглившихся в районе взрыва деревьев, светились в темноте зеленоватым огнем.
Мыши, крысы, кролики, овцы, коровы, лошади и даже насекомые, побывавшие в «зоне», подвергались пристальному обследованию… «После учений мы прошли лишь дозиметрический контроль, — вспоминает Николай Пильщиков. — Гораздо большее внимание специалисты уделили выданному нам в день учений сухому пайку, завернутому почти в двухсантиметровый слой резины… Его тут же забрали на исследование. На следующий день всех солдат и офицеров перевели на обычный рацион питания. Деликатесы исчезли».
Возвращались с Тоцкого полигона, по воспоминаниям Станислава Ивановича Казанова, они не в товарняке, в котором приехали, а в нормальном пассажирском вагоне. Причем состав их пропускали без малейшей задержки. Мимо пролетали станции: пустой перрон, на котором стоял одинокий начальник вокзала и отдавал честь. Причина была проста. В том же поезде, в спецвагоне, с учений возвращался Семен Михайлович Буденный.
«В Москве на Казанском вокзале маршала ждала пышная встреча, — вспоминает Казанов. — Наши курсанты сержантской школы не получили ни знаков отличия, ни специальных удостоверений, ни наград… Благодарность, которую нам объявил министр обороны Булганин, мы также нигде потом не получили».
Летчикам, которые сбросили ядерную бомбу, за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений командир экипажа Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.
На результаты общевойсковых учений с применением ядерного оружия наложили гриф «совершенно секретно».
Третье поколение людей, переживших испытания на Тоцком полигоне, живет с предрасположенностью к раку
Никаких проверок и обследований участников этого бесчеловечного эксперимента из соображения секретности не проводилось. Все скрывалось и умалчивалось. Потери среди гражданского населения до сих пор неизвестны. Архивы Тоцкой районной больницы с 1954 по 1980 гг. уничтожены.
«В Сорочинском загсе мы сделала выборку по диагнозам умерших за последние 50 лет людей. С 1952 года от онкологии в близлежащих селах умерли 3209 человек. Сразу после взрыва — всего два случая смерти. И потом — два пика: один через 5-7 лет после взрыва, второй — с начала 90-х годов.
Изучили мы и иммунологию у детей: брали внуков людей, переживших взрыв. Результаты нас ошеломили: в иммунограммах сорочинских детей практически отсутствуют натуральные киллеры, которые участвуют в противораковой защите. У детей фактически не работает система интерферон — защита организма от рака. Получается, что третье поколение людей, переживших атомный взрыв, живет с предрасположенностью к раку», — рассказывает профессор Оренбургской медицинской академии Михаил Скачков.
Участникам Тоцких учений не выдали никаких документов, они появились только в 1990 году, когда их приравняли в правах к чернобыльцам.
Из 45 тысяч военных, принимавших участие в Тоцких учениях, ныне в живых осталось чуть более 2 тысяч. Половина из них официально признаны инвалидами первой и второй группы, у 74,5% — выявлены болезни сердечно-сосудистой системы, включая гипертоническую болезнь и церебральный атеросклероз, еще у 20,5% — болезни органов пищеварения, у 4,5% — злокачественные новообразования и болезни крови.

В 1994 году в Тоцке — в эпицентре взрыва — был установлен памятный знак: стела с колоколами. 14 сентября они будут звонить в память о всех пострадавших от радиации на Тоцком, Семипалатинском, Новоземельском, Капустин-Ярском и Ладожском полигонах.
США нанесли в 1945 ядерный удар по врагу. Советская власть сделала это по своим.

Испытания ядерного оружия на Тоцком полигоне. Справка

Испытания ядерного оружия в СССР начались еще во время Великой Отечественной войны. Атомный проект Советского Союза возглавлял Игорь Курчатов. Летом 1946 года вышло Постановление ЦК ВКП (б) и Совета Министров СССР о проектировании и строительстве ряда специализированных институтов. Вслед за США СССР стал ядерной державой.

В начале 1950-х годов после испытаний ядерного оружия, проведенных армией США в ходе войсковых учений, политическое руководство СССР приняло решение провести подобные войсковые учения с реальным применением ядерного оружия на территории страны. Аналог атомной бомбы, испытанной на Тоцком полигоне, был создан в 1951 году и испытан на полигоне в Семипалатинске.

Первоначально общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом планировалось провести на ракетном полигоне Капустин Яр, но весной 1954 года была проведена оценка Тоцкого полигона, он и был признан лучшим по условиям обеспечения безопасности.

Войсковые учения в Тоцке получили название «Снежок». Их руководство было поручено маршалу Георгию Жукову.

Весной 1954 года была начата программа подготовки. Гражданское население близ лежащих к Тоцкому полигону деревень было предварительно эвакуировано.

Учениям придавалось огромное значение. В Тоцк прибыли практически все министры обороны стран – союзников СССР. На место учений прибыли маршалы Советского Союза: Александр Василевский, Константин Рокоссовский, Родион Малиновский, Иван Конев, Иван Баграмян, Семен Тимошенко, а также Семен Буденный и Климент Ворошилов. За сутки до учений прибыл министр обороны Советского Союза Николай Булганин, председатель Совета министров Георгий Маленков и Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев. Среди гостей были югославские и китайские военные.

Взрыв атомной бомбы мощностью 40 кт был осуществлен в 9 часов 33 минуты московского времени.

Сброс бомбы осуществили пилоты Василий Кутурчев и Константин Лясников.

Позже обоим летчикам за успешное выполнение этого задания вручили по автомашине марки «Победа». На разборе учений Василий Кутырчев из рук Булганина получил орден Ленина и, досрочно, звание полковника.

Бомба была сброшена с высоты 8 км. Взрыв произошел, когда бомба находилась в 350 м от земли. Мощность взрыва вдвое превышала мощность взрыва атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Сразу после взрыва через зону поражения были проведены войска. В то время основным поражающим фактором атомного взрыва командование считало ударную волну. Солдаты же и офицеры в натурных условиях испытали на себе поражающее действие другого – радиационного – фактора атомного взрыва.

В учениях приняли участие сорок пять тысяч военнослужащих: тридцать девять тысяч солдат, сержантов и старшин и шесть тысяч офицеров, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 320 самолетов, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров и шесть тысяч тягачей и автомобилей.

В момент проведения учений ветер переменился: он отнес радиоактивное облако не в безлюдную степь, как ждали, а прямо на Оренбург и дальше, в сторону Красноярска.

На результаты этих учений был наложен гриф «совершенно секретно». Умирая от ранних инфарктов, инсультов и рака, участники Тоцких испытаний даже лечащим врачам не могли рассказать о своем облучении. Немногим удалось дожить до сегодняшнего дня.

По данным 2004 год, на территории оренбургской области проживало 378 участников войсковых учений на Тоцком полигоне. В 1990 году они были приравнены к участникам чернобыльской аварии, с 1991 года пакет льгот участникам войсковых учений на Тоцком полигоне выплачивается в полном объеме.

Кроме льгот, данная категория имеет право на ряд компенсаций (на питание, на оздоровление, за неиспользованное санаторно-курортное лечение и.т.д.).

В начале 1990-х годов ученые Екатеринбурга, Санкт-Петербурга и Оренбурга опубликовали «Экологогенетический анализ отдаленных последствий Тоцкого ядерного взрыва». Приведенные в нем данные подтвердили, что радиационному воздействию в разной степени подверглись жители семи районов Оренбуржья. У них наблюдался прогрессивный рост онкологических заболеваний.

В 1994 году на Тоцком полигоне в эпицентре взрыва установили памятный знак – стелу с колоколами, звонящими по всем пострадавшим от радиации.

LiveInternetLiveInternet

14 сентября 1954 года на Тоцком полигоне впервые в советской истории состоялись войсковые учения с применением ядерного оружия. После взрыва атомной бомбы войска получили приказ атаковать позиции условного противника в зоне поражения. Учитывая, что больше 30 лет вся информация была засекречена, вокруг этой темы появилось множество мифов.

Как и в случае с созданием атомной бомбы, в деле войсковых учений с применением ядерного оружия СССР оказался в роли догоняющих.

Американцы начиная с 1951 года развернули весьма активную деятельность и за шесть лет провели несколько подобных испытаний. Все они преследовали разные цели. Поначалу проводились только тактические манёвры. В более поздних испытаниях отрабатывалось взаимодействие различных родов войск после нанесения атомного удара по противнику. Немаловажной частью испытаний было исследование психологии военнослужащих и их реакции на атомный взрыв.

В СССР об этих испытаниях не могли не знать. Хотя бы потому, что в 1953 году американцы немного перестарались и устроили радиационное загрязнение в Юте, что вызвало громкий скандал.

Советский Союз в то время ещё не имел средств доставки ядерного оружия, способных нанести удар по США. Тем не менее уже в последние годы жизни Сталина началась подготовка подобных учений. Создавалась специализированная литература по ведению боевых действий в условиях ядерного конфликта, защиты от поражающих факторов и т.д.

К 1953 году СССР уже был готов провести войсковые испытания. Теперь одним махом можно было догнать и перегнать американцев. Те ограничивались участием небольших групп военнослужащих, численностью от 10 до 20 тысяч человек, половина из которых вообще не участвовала в манёврах в поражённой местности. Советское Министерство обороны предложило задействовать в учениях сразу 45 тысяч военнослужащих.

Кроме того, советская бомба РДС-2 имела мощность 38 кт, что было в два с лишним раза больше мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму, и примерно на 6–8 кт больше, чем на американских испытаниях.

Подготовка

Окончательное решение о проведении войсковых учений с применением ядерного оружия было принято осенью 1953 года. Первоначально планировалось использовать для этих целей полигон Капустин Яр. Однако на тот момент это был единственный советский полигон для испытания баллистических ракет, и план отменили. Начались поиски подходящего места.

Весной 1954 года в качестве окончательной цели был выбран Тоцкий полигон в Оренбургской области. Оценивавшие полигон военные основывались на нескольких его преимуществах. Во-первых, он находился в относительно малонаселённой местности. Во-вторых, пересечённая местность представляла интерес для исследователей, поскольку можно было оценить её влияние на поражающие факторы. В-третьих, рельеф был ближе к европейскому. Как уже говорилось, СССР тогда не имел средств доставки, способных достичь Америки, поэтому в качестве потенциальной цели рассматривалась Западная Европа.

За несколько месяцев до начала учений в район прибыли инженерные войска. Им предстояло немало работы. Требовалось вырыть траншеи глубиной 1,5–1,8 метра, построить блиндажи и укрепления, укрытия для артиллерии, боеприпасов, топлива и т.д. Для танков и бронетранспортёров создавались укрытия котлованного типа. Вся обстановка должна была полностью соответствовать реальной боевой.

Была создана цель для бомбометания — белый квадрат, каждая сторона которого достигала 150 метров. Внутри был нарисован крест. По этой цели должны были ориентироваться лётчики. Ежедневно пилоты тренировались, сбрасывая болванки. Визуальное прицеливание было необходимым условием, без которого учения не могли состояться.

На полигон стали прибывать войска. В общей сложности около 45 тысяч человек. Солдаты не знали о реальной цели мероприятий. Только за сутки до начала учений им сообщили о применении атомного оружия, предупредили о секретности мероприятия и взяли с них подписку о неразглашении. В учениях также принимали участие 600 танков, аналогичное количество бронетранспортёров, более трёх сотен самолётов и несколько тысяч грузовиков и тягачей.

Часть техники была размещена в зоне поражения, ещё часть — в укрытиях. Это не только должно было симулировать обстановку на поле боя, но и позволяло оценить поражающий потенциал взрыва. Кроме того, как в укрытии, так и на открытых местностях были размещены животные.

Командовал учениями маршал Жуков. Для наблюдений за учениями прибыли министры обороны стран социалистического лагеря.

Все войска были разделены на две группы: обороняющиеся и атакующие. После нанесения атомного удара и артиллерийской подготовки атакующие должны были прорвать полосу обороны противника. Разумеется, в момент нанесения удара команду обороняющихся отвели на безопасное расстояние. Их участие предусматривалось на втором этапе учений — они должны были контратаковать захваченные позиции. Планировалось одновременно отработать и атакующие действия в условиях нанесения атомного удара, и оборонительные при аналогичных обстоятельствах.

В радиусе 15 километров от места будущего взрыва располагалось несколько населённых пунктов, и их жители также должны были стать невольными участниками учений. Жители деревень, находившихся в радиусе восьми километров от взрыва, эвакуировались. Жители деревень в радиусе от 8 до 12 километров, в час икс должны были быть готовыми выполнять приказы старших по группе домов или специально оставленных там военных. К этому моменту им полагалось собрать вещи, открыть двери в домах, отогнать скот в заранее условленное место и т.д. По специальной команде они должны были лечь на землю и закрыть глаза и уши и оставаться в таком положении до команды «Отбой». Эти жители, как правило, укрывались в оврагах и других естественных укрытиях.

Жители населённых пунктов в радиусе 12–15 километров не покидали их. От них требовалось только отойти на несколько десятков метров от своих домов и по команде лечь на землю. Жителей более отдалённых городов и посёлков планировалось эвакуировать только в том случае, если что-то пойдёт не по плану.

Помимо одного настоящего атомного взрыва, планировалось ещё два фиктивных. Их роль исполнили бочки с топливом. Всё ради большего реализма боевой обстановки и проверки психологических качеств солдат.

За день до мероприятий прибыло высшее военное руководство, а также Никита Хрущёв. Они разместились в так называемом правительственном городке, в значительном удалении от эпицентра взрыва.

Взрыв

В шесть утра 14 сентября бомбардировщик Ту-4 покинул аэродром. Погода была благоприятной, но учения в любой момент могли сорваться. Если бы не было необходимой видимости для визуального прицеливания, операция бы была отменена. Кроме того, требовалось учитывать направление ветра (пригодны были все южные и западный ветер). «Неправильный» ветер также ставил учения под угрозу. Если бы лётчики промахнулись, последствия были бы самыми серьёзными. Если бы взрыв был не воздушным, а наземным, — случилась бы катастрофа. Тогда все участники учений подлежали немедленной экстренной эвакуации, а окрестные населённые пункты, вероятно, пришлось бы эвакуировать навсегда.

Однако всё прошло удачно. В 9:34 бомба была сброшена и менее чем через минуту взорвалась на высоте 350 метров. За 10 минут до этого солдаты заняли места в укрытии. Им запрещалось смотреть на взрыв. Офицерам же роздали специальные стёкла-фильтры, чтобы не повредить глаза. Танкисты укрылись в технике, задраив люки.

Полковник Архипов был одним из немногих, кто своими глазами видел момент взрыва и описал его в воспоминаниях: «От испуга я выронил плёнки из рук и мгновенно повернул голову в сторону. Казалось, воздух вокруг светился голубым светом. Вспышка мгновенно превратилась в огненный шар диаметром примерно 500 метров, свечение которого продолжалось несколько секунд. Он быстро поднимался вверх, подобно воздушному шару. Огненный шар превратился в клубящееся радиоактивное облако, в котором просматривались малиновые языки пламени. Поступила команда лечь на землю, так как приближалась ударная волна. Её приближение можно было наблюдать по быстрому «бегу» колышущейся травы. Приход ударной волны можно сравнить с очень резким громовым разрядом. После удара налетел шквал ураганного ветра».

Сразу же после прохождения ударной волны артиллеристы покинули укрытия и начали артподготовку. Затем нанесла удары по целям авиация. Сразу же после этого к эпицентру взрыва отправилась радиационная разведка. Разведчики находились в танках, поэтому влияние радиации сокращалось в несколько раз за счёт брони. Они замеряли радиационный фон на пути к эпицентру взрыва, устанавливая специальные флажки. В радиусе 300 метров от эпицентра взрыва почти через час после него радиационный фон составлял 25 р\ч. За эти границы военнослужащим запрещалось заходить. Район охраняли части химзащиты.

Следом за разведкой двигались боевые части. Солдаты ехали на броне БТР. Как только части появились в районе радиационного загрязнения, всем было приказано надеть противогазы и специальные накидки.

Практически вся техника, размещённая в радиусе полутора-двух километров от эпицентра взрыва, была очень сильно повреждена или уничтожена ударной волной. Дальше повреждения были менее значимыми. В ближайших к месту взрыва деревнях были сильно повреждены многие дома.

Как уже упоминалось, войскам запрещалось появляться в эпицентре взрыва, где радиационный уровень всё ещё был высок. Выполнив свои учебные задачи, к 16:00 войска покинули полигон.

Жертвы радиации

Тоцкие войсковые учения были засекречены на протяжении трёх десятилетий. О них стало известно только на излёте перестройки, уже на фоне недавней чернобыльской катастрофы. Это и обусловило огромное количество мифов, которые сопровождали эту тему. Чернобыль породил сильные антиядерные настроения, и на этом фоне сообщение о подобных учениях стало шокирующим. Ходили слухи, что в эпицентре взрыва находились заключённые-смертники, а все участники учений умерли от рака в течение нескольких месяцев после их завершения.

Уже тогда друг от друга обособились две точки зрения на последствия атомных учений, которые сохраняются до сих пор. Первая гласит, что учения были проведены образцово, с максимальным вниманием к безопасности участников, а также гражданского населения из окрестных сёл. Никто не получил не то что больших, но даже значительных доз радиации, а жертвой учений стал только один человек — офицер, скончавшийся от сердечного приступа.

Их противники считают, что учения нанесли страшный вред как солдатам, так и гражданскому населению не только окрестных сёл, но и всей Оренбургской области.

Взрыв на Тоцком полигоне был воздушным. От наземных ядерных взрывов воздушные отличаются двумя особенностями. Они обладают гораздо большей поражающей силой за счёт ударной волны, но вместе с тем практически не оставляют длительного радиационного загрязнения. Наземные взрывы, напротив, гораздо менее деструктивны, зато способны надолго отравить окрестности, сделав их непригодными для проживания.

Главной проблемой в оценке последствий остаётся то, что никаких серьёзных исследований не проводилось. По идее власти должны были тщательно отслеживать возможные последствия для всех участников учений и гражданского населения. Причём делать это на протяжении десятилетий. Только тогда можно было бы уверенно оценить конкретные негативные влияния взрыва.

Однако в СССР ничего подобного не делалось. Главной целью учений была отработка боевых действий в условиях ядерной войны, а также психологическая подготовка личного состава войск к подобному конфликту. Десятилетиями отслеживать воздействие радиации на организм солдат никто не собирался.

Ещё в перестроечное время оставшиеся в живых участники учений пытались добиться компенсаций. Они заявляли, что из 45 тысяч к моменту распада СССР в живых осталось не более трёх тысяч, да и те в основном тяжело больны. Их оппоненты утверждали, что в зоне, примыкавшей к эпицентру взрыва, находилось не более трёх тысяч военнослужащих, а для остальных радиационные дозы были не большими, чем при прохождении флюорографии. Кроме того, наличие болезней, появившихся у них за более чем 30-летний срок, невозможно однозначно связать с воздействием радиации.

Масла в огонь подливали и различные исследования в Оренбургской области, которые зачастую, по словам самих же исследователей, «порождали больше вопросов, чем ответов». Уровень онкологических заболеваний в Оренбургской области выше чем в среднем по стране, однако в последнее время область не входит в десятку региональных лидеров. Её обгоняют регионы, где никаких атомных взрывов и производств никогда не было.

В 1996 году в бюллетене национального радиационно-эпидемиологического регистра «Радиация и жизнь» было опубликовано полноценное исследование размеров доз, полученных участниками учений. Авторы опирались на рассекреченные к тому моменту документы Минобороны. С учётом замеров радиационного загрязнения, маршрутов военных отрядов, а также времени их нахождения в заражённой зоне, были оценены дозы радиации, полученные ими.

Авторы пришли к исследованию, что большая часть солдат, участвовавших в учениях, получили дозы внешнего облучения не более двух бэр. Это незначительный уровень, не превышающий допустимого для персонала атомных электростанций. Что касается радиационной разведки, то она получила значительно большие дозы. В зависимости от маршрутов потенциальное облучение могло составить от 25 до 110 бэр. Признаки острой лучевой болезни начинают наблюдаться у человека, получившего более 100 бэр. В меньших дозах однократное облучение, как правило, не вызывает серьёзных последствий. Таким образом, некоторые из разведчиков могли получить весьма значительные дозы. Однако исследователи оговариваются, что речь идёт о приблизительных расчётах, а для более точных необходимо проводить более масштабные исследования.

К сожалению, после успешного проведения учений советское руководство не проявило значительного интереса к последующей судьбе потенциальных пострадавших. Никаких исследований на протяжении почти 40 лет не проводилось. Поэтому однозначно оценить последствия тоцкого взрыва в настоящее время практически невозможно.