Территория ставшая колонией португалии в южной Америке

ПОРТУГАЛЬСКАЯ КОЛОНИАЛЬНАЯ ИМПЕРИЯ (Imperio Colonial Portugues)

Общее обозначение совокупности заморских территорий, управлявшихся Португалией в 15–20 вв.

Официальный термин «колониальная империя» в Португалии существовал лишь в 1930–1951 гг., в остальное время территории рассматривались как части единого государства и обозначались как «Заморская Португалия» (Ultramar Português).

Формирование португальской колониальной империи связано с португальскими мореплаваниями эпохи Великих географических открытий и началось с завоевания Сеуты в 1415 г. В континентальной Азии первые торговые посты были основаны в 1501 г. Для управления азиатскими и восточноафриканскими территориями в 1505 г. было учреждено вице-королевство Индии во главе с Франсишку де Алмейда.

Большинство мелких прибрежных владений Португалии в Западной Африке, обретённых в 15 в., уже в 16 в. было утрачено. В Экваториальной и Восточной Африке португальскими владениями были Ангола, Мозамбик, часть Мадагаскара, поселения в Кении, Танзании.

Португальская Индия представляла собой комплекс многочисленных мелких владений, сформировавшихся в начале 16 в. (Гоа, Диу, Даман, Бомбей, Каликут, Кочин, Цейлон и др.), такова же была структура Португальской Индонезии, в состав которой входили Молуккские острова, отошедшие Португалии по договору в Сарагосе (1512), в то время как Филиппинские острова – к Испании. Большинство их было утрачено в 17 в.

Португальские колонии в период пребывания в составе короны испанских королей (1580–1640) подверглись нападениям враждовавших с Испанией государств. Голландцы захватили большинство португальских территорий в Индийском и Тихом океанах. При поддержке англичан персы отвоевали Ормуз (1623), умножились нападения на владения в Бразилии. Были утрачены остров Сан-Томе, крепость Сан-Жорже-да-Мина (Золотой Берег, современная Гана) и другие. В Индонезии в руках португальцев остался лишь Восточный Тимор.

К 18 в. заморские территории Португалии (за исключением Бразилии) приносили португальской экономике преимущественно убытки. Метуэнский договор 1703 г. позволил англичанам оказывать давление на португальскую внешнюю торговлю. В результате все колониальные доходы Португалии уходили через посредников в Англию, Францию, Нидерланды.

В Бразилии с конца 17 в. добывалось золото, с 1730 г. алмазы. Её роль повысилась после переезда в Бразилию короля и двора (1808). Существовали планы переноса столицы империи в рамках проекта единого государства под названием «Объединённое королевство Португалии, Бразилии и Алгарви».

В 1836 г. был запрещён ввоз рабов в колонии, окончательно рабство в португальских владениях отменено в 1869 г. Процесс, начавшийся с отделения Бразилии в 1822 г., набирал силу, и в течение 19 в. колониальный вопрос приобрёл для Португалии большую остроту.

К концу 19 в. на африканские владения Португалии стали претендовать Великобритания и Германия. Притязания утратили характер политических и стали преимущественно экономическими. Португалия присутствовала на прибрежной полосе, а внутренние районы оставались неосвоенными.

Попытка соединить африканские владения Анголу и Мозамбик (т. н. Розовая карта) натолкнулась на противодействие Великобритании, стремившейся соединить свои северные и южные колонии в Африке. На Берлинской конференции 1884–1885 гг. Португалия пыталась противопоставить историческое право действительному контролю над территориями.

Португалия вынуждена была подчиниться Британскому ультиматуму 1890 г. К исходу 19 в. соглашения между Португалией, Бельгией, Германией и Великобританией определили границы португальских владений в Африке. Началась активная эксплуатация колоний, в которой принял участие капитал других государств, прежде всего Великобритании.

Португальская революция 1910 г. провозгласила автономию португальских колоний.

К середине 20 в. владениями Португалии оставались Ангола, Мозамбик, Гвинея-Бисау, Гоа, Даман, Диу (Португальская Индия) острова Сан-Томе и Принсипе, Макао, острова Зеленого Мыса (совр. Кабу Верде), Восточный Тимор.

В период Второй республики (1933–1974) Португалия стремилась сохранить свои владения, переименовав их в «заморские провинции» (1951) и настаивала на том, что они являются не колониями, а неотделимой частью «многонациональной и многоконтинентальной нации» Португалии. Эти общественные настроения выразились в теории лузо-тропикализма – разновидности националистического романтизма, основанного на представлениях о единстве европейской Португалии и её «заморских владений».

В 1961 г. Португалия лишилась владений Гоа, Даман и Диу, аннексированных Индией. В начале 1960-х гг. в африканских «заморских провинциях» возникли политические партии, которые возглавили национально-освободительное движение, принявшее форму вооружённой борьбы.

Непосильная по затратам колониальная война в Африке к началу 1970-х привела экономику Португалии к крайнему истощению. Она стала важным фактором падения режима Салазара–Каэтану.

Демократизация режима в Португалии после «Революции гвоздик» и свержения фашизма (1974–1975) способствовала ликвидации Португальской колониальной империи. В 1975 г. с руководством освободительных движений в Африке были заключены соглашения о деколонизации.

В 1999 г. прекратил существование в качестве португальской территории Макао, переданный под управление КНР; в 2002 г. была формально признана утрата Восточного Тимора (независимость предоставлена в 1975 г., но de jure он продолжал оставаться португальским владением). Из всех португальских территорий, обретённых в ходе завоеваний и открытий, сегодня вне европейского континента существуют только острова Мадейра (c 1418) и Азорские острова (c 1427), составляющие 4 из 22 округов Португалии.

Масштабы исследовательской, торговой и колонизационной деятельности, которую развернула Португалия в 15–20 вв. на огромном пространстве земного шара, в сравнении с её человеческими и материальными ресурсами, не имеют аналогов в истории.

Автор статьи А.П. Черных

Португальская колониальная империя

Португальские колониальные владения в XVI в. включали территории главным образом в Азии (вице-королевство Индии), а также в Африке и Южной Америке. Открытие американских земель экспедицией Педру Алвариша Кабрала в апреле 1500 г. во время путешествия в Индию вокруг Мыса Доброй Надежды не вызвало энтузиазма в Португалии. Поиски путей на Восток представлялись долгое время гораздо более важными. В то время, когда первые исследователи пытались обнаружить хоть что-то полезное на пустынных побережьях Бразилии, заселенных нищими племенами, поток сказочных богатств направлялся из первых колоний цветущей Индии и берегов Африки, где один только захваченный португальцами Золотой Берег давал до 10 % всей мировой добычи золота.

Замедление колониальной активности португальцев было связано с тем, что в 1581–1640 гг. их страна входила в состав Испании, а также ей случилось временно утратить контроль над Бразилией, попавшей в руки голландцев. Неудачи в европейской политике, способствовали тому, что Португалия не смогла удержаться в Индии и попала в зависимость от британской короны. Это побудило ее направить главные силы в Новый Свет.

Португальская колониальная система отличалась тем, что метрополия «точечно» выделяла отдельные важные в стратегическом и торговом отношении опорные пункты и не тратила силы для освоения окрестных территорий, полагая, что они и так окажутся под контролем. В колониальных походах для Португалии была характерна ставка на демонстрацию силы, шантаж, обеспечение морского превосходства, что давало хорошие результаты в Азии, но было чрезмерно для рассеянных по суше небольших индейских племен.

Стремление к сплошной колонизации больших территорий не было свойственно португальцам в связи с тем, что численность населения самой страны была сравнительно невелика, и это ограничивало потенциал миграции. Наиболее активные слои населения в трудоспособном возрасте были вовлечены в освоение богатых азиатских и африканских колоний. Даже на землях метрополии наблюдалась нехватка рабочих рук, часть земель была выведена из сельскохозяйственного оборота, часть подверглась запустению. Овладев Невольничьим Берегом между устьями рек Вольты и Нигера, где находились самые густонаселенные районы Африки, португальцы первыми с 1530 г. начали ввозить на территорию своих американских колоний чернокожих рабов, когда выяснилось, что главным богатством американских колоний являются плодородные почвы, на которых можно возделывать сахарный тростник и другие колониальные культуры. Работорговцы предпочитали высокорослых и сильных работников из африканских племен мандинге, сонгаи, мосси.

На северо-востоке Бразилии возникли первые плантации сахарного тростника, что ускорило дальнейшую колонизацию страны. Сахар высоко ценился в Европе. Бразилия была на протяжении полутора веков его главным производителем и поставщиком на мировой рынок. Спиртные напитки из тростника – ром и тростниковая водка – также были популярны в Европе и приносили неплохую прибыль португальским купцам.

Рост населения Бразилии происходил высокими темпами. Для работы на плантациях не прекращавшимся потоком ввозились чернокожие рабы с португальского побережья Африки. Охотно принимались для работы в шахтах европейские каторжники. Свободная европейская иммиграция в Бразилию началась лишь в годы пребывания на американской земле португальского монарха, разрешившего иностранцам покупать землю, но заметной она стала лишь во второй половине XIX в. Население метрополии охотно отправлялось в колонию по экономическим причинам, а после того, как Португалия стала превращаться в английский протекторат, а затем в зону оккупации наполеоновских войск, появились политэмигранты.

Немалую роль в освоении Бразилии, как и в Испанской Америке, сыграла и католическая церковь. Например, португальскими монахами-иезуитами в январе 1554 г., в день Св. Павла, был основан миссионерский центр Сан-Паулу, в наши дни ставший одним из крупнейших городов мира. Церковные и монастырские земли были под защитой королевской власти. Церковь обеспечивала идеологическую поддержку колониального режима и получала десятую часть всех налоговых отчислений.

Владения других держав в Центральной и Южной Америке не были значительны. Голландцы обосновались лишь на острове Кюрасао и побережье Гвианы. Англичане и французы были активны в Северной Америке. Колониями Англии были лишь несколько групп островов и часть побережья Гвианы. Франция владела островами Гваделупа и Мартиника в Вест-Индии, частью побережья Гвианы и некоторое время частью острова Гаити, где в конце XVIII в. появилась французская колония Сан-Доминго.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Португальская колониальная война — Portuguese Colonial War

Ангола , Гвинея и Мозамбик

Гвоздика революции : конец Estado Novo режима и последующая независимость Анголы , Кабо — Верде , Гвинеи — Бисау , Мозамбик и Сан — Томе и Принсипи

Португальские заморские территории в Африке стали независимыми.

Португальской колониальной войны
Guerra Colonial Португальская
Часть деколонизации Африки и холодной войны
Дата Место нахождения Результат Территориальные
изменения
Воюющие

Португалия

При поддержке :

  • Южная Африка
  • Родезия
  • Малави
При поддержке :

  • Советский Союз
  • Куба
  • Китай
  • Соединенные Штаты
  • Заир
  • Алжир
  • Тунис
  • Танзания
  • Замбия
  • Сенегал
  • Гвинея
  • Конго-Браззавиль
  • Египет
  • Болгария
  • Либерия
Командующие
В целом : Ангола : Португальская Гвинея : Мозамбик :

  • Антониу Аугусто дос Сантос (1964-69)
  • Ди Арриаг, Каулз (1969-74)
Ангола : Португальская Гвинея : Мозамбик :

  • Мондлане (1962-69)
  • Жоаким Чиссано (1962-75)
  • Филипе Сэмуел Магаия (1964-66)
  • Самора Машел (1969-75)
Прочность

148000 Европейские португальские регулярные войска

  • 65000 в Анголе
  • 32000 в Португальской Гвинее
  • 51000 в Мозамбике

40,000-60,000 партизаны +30,000 в Анголе

  • 10000 в Португальской Гвинее
  • 10-15,000 в Мозамбике
Потери и убытки
  • 8289 погиб
  • 15507 раненых (физический и / или психологический)
  • с. 30 000 Всего погибло в Анголе
  • с. 4000 раненых в Португальской Гвинее
  • более 10000 убитых в Мозамбике
Потери среди гражданского населения :

  • 50 000 убитых в Мозамбике

Португальская колониальная война ( португальский : Guerra Colonial Португальский ), также известная в Португалии как заморская война ( Guerra делать Ultramar ) или в бывших колониях , как Освободительная война ( Guerra де за освобождение ), велась между военными Португалии и формирующимся националистом движения в африканских колониях Португалии между 1961 и 1974 годами Португальская режим был свергнут в результате военного переворота в 1974 году , и изменения в правительстве привели конфликт до конца. Война была решающая идеологическая борьба в португалоязычной Африки, прилегающих к народам, и материковой Португалии.

Преобладающей португальский и международный исторический подход рассматривает португальскую колониальную войну , как это было воспринят в то время: один конфликт не участвовал в трех отдельных театрах военных действий : Ангола , Гвинее-Бисау и Мозамбике (иногда в том числе 1961 Индийской аннексии Гоа ).

В отличие от других европейских стран , в течение 1950 — х и 1960 — х годов, португальцы Estado Novo режим не выходить из своих африканских колоний, или заморских провинций ( Provincias ultramarinas ) , поскольку эти территории были официально называться с 1951 г. В течение 1960 — х годов, различные движения вооруженные независимость стали АКТИВНО: Народное движение за освобождение Анголы , Национальный фронт освобождения Анголы , Национальный союз за полную независимость Анголы в Анголе, Африканской партии независимости Гвинеи и Кабо — Верде в португальской Гвинее, и фронт освобождения Мозамбика в Мозамбике. В ходе последовавшего конфликта, зверства совершались всеми силами , участвующими.

На протяжении всего периода Португалия столкнулась растущее инакомыслие, эмбарго на поставки оружия и другие штрафные санкции, введенные международным сообществом. К 1973 году, война становится все более непопулярной из-за его длину и финансовые затраты, ухудшение дипломатических отношений с другими членами Организации Объединенных Наций, а также роль, которую она всегда играла как фактор увековечения укоренившейся Estado Novo режима и не- демократический статус-кво.

Конец войны пришел с гвоздика революции военного переворота в апреле 1974 года вывод привел к исходу сотен тысяч граждан Португалии плюс военнослужащих европейского, африканского и смешанного этнического происхождения из бывших португальских территорий и новых независимых африканских государств. Эта миграция рассматривается как один из крупнейших мирных миграций в мировой истории.

Бывшие колонии столкнулись с серьезными проблемами после независимости. Разрушительные и жестокие гражданские войны последовали в Анголе и Мозамбике , которые длились несколько десятилетий, унесшие миллионы жизней, и в результате большого числа перемещенных беженцев . Экономический и социальный кризис , авторитаризм , отсутствие демократии и других элементарных гражданских и политических прав , коррупция , бедность, неравенство , и не централизованное планирование подорвали первоначальный революционный пыл. Уровень социального порядка и экономического развития , сравнимой с тем, что существовало под португальским правило, в том числе в период колониальной войны, стало целью независимых территорий.

Бывшей португальской территории в Африке стали суверенными государствами, с Нето в Анголе, Самора Машел в Мозамбике, Луиш Кабрал в Гвинее-Бисау, Мануэль Пинту да Коста в Сан — Томе и Принсипи, и Аристид Перейра в Кабо — Верде , как главы государства .

Гонконг, в последнее время, пользуется большой популярностью – его посещают как целенаправленно, начитавшись хвалебных отзывов, так и проездом – по пути на Филиппины, в Китай и другие страны Восточной Азии.

При этом ближайший гонконгский сосед – Макао, скромно остаётся в тени, по крайней мере для русских путешественников, он не так популярен, и до него доезжают гораздо реже. Так и мы, собственно, в наш первый февральский приезд в Гонконг упустили Макао из виду, а в этот раз, в ноябре, решили исправить это недоразумение и включили его в наш маршрут.

В этой и следующих статьях про Макао мы расскажем и покажем вам китайскую Португалию и азиатский Лас-Вегас одновременно. Приступим!

Общая информация о Макао

Макао находится всего в 60 км по Южно-Китайскому морю от Гонконга, а отличается от своего китайского родственника разительно (как добраться в Макао, также прочая полезная информация – в конце статьи).

Еще в 16 веке этот кусочек Китая стал португальской колонией, и только в конце 1999 года, как и Гонконг, приобрел статус специального административного района КНР. Здесь свои законы, своя валюта, своя правовая, судебная и таможенная система, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Официальная денежная единица Макао — патака (MOP, 1 USD = 7.98 MOP), прочно привязана к гонконгскому доллару (HK$ 1 ~= MOP 1). Более того, гонконгские доллары здесь в свободном обращении, мы например, валюту вовсе не меняли — где-то расплачивались картой, а где-то гонконгскими долларами, причем сдачу нам давали как HK$, так и MOP$.

Португалия за 4 века не могла не оставить ощутимый след в Макао – португальский язык является официальным, наравне с китайским, и большинство живущих здесь португальцев китайский язык учить даже не пытаются, это ни к чему.

Хотя основное население и состоит, в основном, из местных уроженцев и китайцев из соседней провинции, выходцев из Португалии здесь также довольно много. Как следствие, много и смешанных браков, в таких семьях в ходу, обычно, три языка – португальский, китайский и английский. Вообще, по-английски здесь говорят не так хорошо, как в Гонконге, но, всё же, гораздо лучше, чем в Китае.

Названия улиц и прочие указатели в Макао дублируются на китайском и португальском и оформлены, часто, в португальском стиле

Чтобы ещё больше прочувствовать атмосферу Португалии в Макао, мы решили остановиться у каучсёрфера – коренного португальца. Кстати, если говорить про наш европейский опыт каучсёрфинга, то именно в Португалии он был, пожалуй, самым интересным.

Тогда мы путешествовали по стране на машине и старались посетить как можно больше мест, поэтому почти каждую ночь останавливались в новом городе, у нового каучсёрфера, и впечатления от португальцев, как коренных, так и иммигрантах из других стран Европы, проживающих там, остались самые приятные.

К слову, совсем недавно, мы участвовали в конференции о путешествиях, где, почти 2 часа вещали на тему каучсёрфинга, наше выступление с презентацией можно скачать .

Каучсёрфер Педро, у которого мы остановились в Макао – португалец. Он уехал из Португалии около 10 лет назад – вначале учился в Лондоне, потом работал в Китае, а последние два года живёт в Макао. Он довольно много путешествует и, по его словам, для него Макао – одно из лучших мест для жизни по соотношению «уровень/стоимость жизни», сервису, атмосфере и международной доступности.

Педро работает преподавателем английского языка в университете, зарабатывает около 2500-3000 евро в месяц, работая 19 часов в неделю и имея, в совокупности, почти 3 оплачиваемых месяца отпуска в год. При этом, стоимость аренды жилья в Макао не идёт ни в какое сравнения с Гонконгом – за 3-х комнатную квартиру он платит 700 евро в месяц. Абонемент в фитнес-зал с бассейном, который находится в одном из лучших отелей города обходится в 80евро/мес.

Цены на еду в Макао, конечно довольно высокие для Азии, уровень ближе к европейскому, а в ресторанах с настоящей португальской кухней даже выше чем в Португалии, но и доходы у жителей тоже больше. Педро говорит, что в Португалии на аналогичной должности он получал бы втрое меньше.

Вообще, экономика в Макао развивается бурными темпами – около 70% дохода в бюджет приносят казино (которые, кстати, генерируют прибыль большую, чем все казино в США! Подробнее о казино в Макао – в одном из следующих постов).

Правительство охотно вкладывает деньги в развитие инфраструктуры, образование и медицину, богатые китайцы едут в Макао учиться, лечиться и спускать миллионы в покер и рулетку, а португальцы учат китайских детей английскому – все счастливы и довольны =). Уровень безработицы в Макао – один из самых низких в мире, здесь довольно легко устроиться на работу, особенно на должность, не требующую высокой квалификации.

Несмотря на то, что Макао – это отдельный административный регион, всё-таки он является частью Китая, и об этом сложно забыть, гуляя по городу, хотя, глядя на эти вывески, часто складывается впечатление, что это просто китайский квартал какого-нибудь европейского города
Плотность населения в Макао, считается самой высокой в мире — около 20 тыс. человек на 1 км², при том, что в целом, в Макао, проживает чуть более 500 тыс. человек. Правда этой плотности на улицах совершенно не ощущается – в крупных мегаполисах, с меньшей плотностью, но с большим количеством населения (например в Мехико или Нью-Йорке), ощущение многолюдности, всё-таки, в разы выше.

На полуостровной части Макао, где проживает половина населения, мы были не так уж долго – большую часть времени провели на его островной части – острове Тайпа (Taipa), который соединён с полуостровной частью длиннющими мостами
Вообще, по другую сторону от этих мостов раньше было 2 острова – Тайпа и Колоан, но пролив между ними был осушен с целью переселения части жителей с материка на этот перешеек, который сейчас называется Котай (Cotai). Ну а о том, что на самом деле сейчас творится на Котае, мы расскажем в отдельной статье (, чтобы не пропустить новые статьи).

Общественный транспорт в Макао развит довольно хорошо – автобусы ходят часто, и их маршруты покрывают весь город. Оплата проезда – при входе через автомат рядом с водителем, в одном из таких автобусов позабавил автомат на честность – пластиковая коробка, куда пассажиры кидают указанную сумму за проезд.

В городе довольно много мотобайков, правда на дорогах мы их почти не видели – почему-то, большинство стоят на парковках. Причём, забавно, что многие парковки платные, с парковочными автоматами – мы впервые видели такие не для автомобилей, а для байков =)

Старый город и достопримечательности Макао

В историческом центре материковой части Макао у нас в сознании произошло наложение культурных слоёв – португальский архитектурный стиль знаком нам по путешествиям в Европе, к китайцам уже привыкли за время жизни в Азии (особенно в Гонконге и в Малайзии), а на Сенатской площади эти образы совместились в одну картинку — площадь в европейском стиле со старинным собором 16 века, но полностью заполоненная китайцами)).

А вот от собора Святого Павла, остались только руины главного фасада, на который можно подняться по лестнице с обратной стороны
Но жителей города и туристов больше привлекают парадные ступеньки
Как и в Европе, здесь любят не только на них фотографироваться,
но и просто расположиться дружеской компанией и устроить пикник или просто поболтать (тайский холодный чай bubble tea и сюда добрался)
Совсем рядом – старинный форт, также 16 века (вход бесплатный)
По его стенам приятно прогуливаться,
и разглядывать материковую часть Макао
Местные устраивают здесь фотосессии,
выгуливают собак
или просто отдыхают
Туристы любуются видами на город и пушками, направленными, на гигантское казино «Лиссабон»
Кстати, фотосессии молодоженов и просто влюбленных парочек, встречались в Макао сплошь и рядом
А казино «Лиссабон» видно не только из форта, но и практически из любой точки полуостровной части Макао
Прогулялись и просто по городу – старинные цветные фасады и сушка белья вполне сочетаются
Большинство улиц под большим уклоном, совсем как в Португалии
Тротуар и некоторые участки дорог узорчато выложены булыжником 3-х цветов – серым, бежевым и красным
и рисунки везде разные, а на окнах домов обязательно деревянные ставни
Заглянули в парк и на выставку молодых художников

Macau Fisherman’s Wharf

Помимо исторического центра, на полуостровной части есть и современный центр – это огромный туристический комплекс, в котором есть и кафе, и шоппинг, и весьма странные искусственные европейские достопримечательности
Есть и римский Колизей
и амфитеатр, и домики в немецком стиле, и скульптурные композиции
есть даже замок и вулкан
Самое заметное сооружение (за исключением наверное казино «Lisboa») в этих краях – это огромнейшая, входящая в десятку самых высоких сооружений мира, телебашня Макао,
Когда-то, путешествуя по Европе, у нас обязательным пунктиком было подняться на телебашню в каждой стране, чтобы полюбоваться огнями большого города, теперь это наскучило. Исключением, за последние 2 года в Азии, был, пожалуй, подъем на Baiyoke Sky Hotel, в Бангкоке, но и там была смотровая площадка башни-отеля, а не телебашни, хотя этажность впечатляла – открытая смотровая на 88 этаже.

А башня в Макао примечательна не только своим видом с 58 этажа на китайские территории, но и тем, что на ней находится вторая в мире по высоте тарзанка (233 м). Первую, кстати, мы уже видели пару лет назад – она находится в Лас-Вегасе, в башне отеля Stratosphere (260 м). С парашютами мы прыгали оба с 4 тыс. м, а вот до тарзанки пока не добрались, хотя руки и чешутся, но как-то всё «почему-то» не складывается))

Из развлечений в башне Макао есть также возможность пройти по верхней площадке (парапету, шириной в 1.5 м, без перил) вокруг башни и даже взобраться на шпиль, до высоты 338 м, разумеется со страховкой.

Остров Тайпа в Макао

И всё же, исторический центр Макао – немного шумный и пёстрый, а если вам больше по душе европейская атмосфера спокойствия, за ней лучше отправляться на островную часть, на Тайпу
Этот остров нам понравился куда больше. Здесь нет, конечно, таких древних соборов 16 века, но архитектура примерно тех же времен и в португальском стиле
Улочки, вымощенные булыжником
и немноголюдные площади,
европейские ступеньки,
парки
Небольшие площади с голубями и свободными лавочками, цветочными клумбами и редкими прохожими
Опять свадебные фотосессии
Район очень приятный – для жизни, и атмосферный – для прогулок

Кухня Макао

Ну и конечно, ощущение страны было бы неполным, не отведай мы ее кухни.
Безусловным нашим фаворитом стали португальские тарталетки — из слоёного теста, с нежной запечённой яичной начинкой, по HK$ 8 за штучку
И, кстати, знаете что? О чудо, они нас нашли и здесь на Пангане, в Таиланде, продаются вместе с круассанами и прочими европейскими вкусняшками в пекарном отделе супермаркета Tesco :), правда не такие вкусные, видимо у португальцев свои кулинарные секреты))
Также здесь можно отведать вкусный свежесваренный кофе – есть на улицах и Старбакс, и кофейни, предлагающие даже кофе Лювак, ну, а мы, случайно, вышли к кофейне на тихой площади
В которой вот такие кофейные агрегаты-монстры
убедили нас задержаться на чашечку мокки и каппучино
Нельзя не упомянуть и о сети магазинчиков, под кодовым названием «португальские печеньки и китайская свининка», на главной туристической улице португальской деревни – на этой улице можно устроить пир живота.

Печеньки, вафли, имбирные конфеты, хрустящие слойки со всевозможными начинками – от сладких фруктовых, до вяленой свинины.

Такая улица есть и на материке, там она начинается от главной площади с собором, ну а на Тайпе ее сложно пропустить, пожалуй, самая многолюдная из всех в старом районе
Самый главный магазин, устраивающий подобные дегустации называется Pastelaria Koi Kei, его можно узнать не только по красной вывеске, но и по толпящемуся народу у входа
Как гласит вывеска – этот магазин №1, на рынке уже 11 лет! Сотрудник магазина дежурит на улице с подносом вкусняшек, зазывая туристов и просто прохожих в магазин
Эта сеть, и представлена в нескольких местах на улице, остальные подобные магазины предлагают более скромные угощения. Достаточно пройти по улице в одну сторону, не надолго, останавливаясь на призывы продавцов попробовать вкусности, и можно не только утолить голод, но и после передумать идти на ужин:)) Печеньки, вафли, слоёные пирожки и блинчики пекут тут же на месте
Особым вниманием и популярностью пользуется копчёная свинина в многочисленных вариациях
ею угощают как конфетами — и сладкая свинина, и в перчике чили, и в имбирном соусе и в меду, и в кунжуте
Не зря за ней выстраиваются целые очереди, хотя надо сказать, дешевой эту закуску не назовёшь – цены от 78HK$ за 1 фунт (453 г), т.е. около 750 р за 1 кг.

Также в магазине продают сушёную рыбу – в подарочной упаковке. Но до разнообразия нашего любимого рыбного рынка на Бали им ой, как далеко 🙂
Цены в ресторанах, особенно с португальской кухней, кусаются, так что в ресторане мы были только один раз и то – в мексиканском (мексиканскую кухню мы тоже очень любим). Помнится, даже в США, после мексиканского путешествия, мы частенько выбирали мексиканские ресторанчики или мастерили буритосы собственноручно 🙂

Международный гастрономический фестиваль в Макао (Food Festival)

Наше знакомство с кухней Макао мы продолжили на ежегодном мероприятии – фуд фестивале.
Вообще, череда праздников/фестивалей, проходящих в Макао, поражает своим разнообразием, заглянув в календарь мероприятий на официальном сайте, можно убедиться, что независимо от времени посещения Макао, всегда можно попасть на что-нибудь интересное 🙂

Фестиваль еды в Макао не такой масштабный, как на Бали в Убуде, и напомнил больше ночные азиатские базары – найтмаркеты (на подобных, мы не раз бывали и в Малайзии, Индонезии и Таиланде). Цены рыночные, а не ресторанные, так что можно плотно поесть за умеренные деньги.

В любом случае, такие мероприятия интересны, в одном месте, можно попробовать десятки различных блюд, главное не приходить сюда сытым 🙂
Готовят всё прямо при вас, на улице
Вариаций блюд – великое множество, и лобстеры и прочие морские деликатесы,
копчёные ноги
Утки здесь в особом почёте
Многообразие блюд заставляет делать мучительный выбор, за тайской едой – очередь
Разнообразные закуски из запечённых мидий
Можно перекусить снэком или совсем простыми жарёхами
Ну, а напоследок, побаловать себя десертами 🙂
Огромное количество столиков и лавок, где можно удобно расположиться и не спеша отведать всё купленное
Китайцы, в основном, приходят семьями. Помимо еды, есть сцена, там и песни с плясками и развлечения для самых маленьких
Понравилось решение с формой оплаты – подобная система довольно часто практикуется на азиатских фудкортах в шоппинг-молах. Мы неоднократно с ней встречались и в Индии, Малайзии, Таиланде — в кассе покупаются купоны различных номиналов, например на HK$ 100 получаете 3 купона по HK$ 20, 3 по HK$ 10 и 2 по HK$ 5. В той точке, где понравилось блюдо, просто отдаете нужное кол-во купонов, цены везде кратные 5, очень удобно — и покупатели, и продавцы экономят время на денежных операциях, скорость обслуживания повышается в разы 🙂

Как добраться из Гокнога в Макао

Из Гонконга в Макао интереснее всего добираться на вертолете – такая воздушная прогулка длится 15 минут, а стоит около HK$ 2300.

А проще и бюджетнее – морским транспортом. Каждые полчаса с Hong Kong Macau Ferry Terminal на острове Гонконг и с China Ferry Terminal из Kowloon отправляются комфортабельные скоростные паромы, время в пути 60-75 минут.

Без труда можно купить билеты и в порту, ажиотажа нет, особенно в будние дни. Стоимость зависит от дня недели, направления (в одну сторону или туда/обратно) и начинается от HK$ 160
В Макао 2 принимающих порта: главный на материке и второй, на острове Тайпа. От порта в Макао на Тайпу курсируют бесплатные шатлы крупных казино, таких как Venetian и сети The City of Dreams.

Есть в Макао и аэропорт, который находится на Тайпе, до него можно добраться как на общественном транспорте, так и на бесплатных автобусах от казино. Для поиска авиабилетов в Макао на поисковиках, используйте также название города Аомынь. Например, aviasales знает, что такое Макао, но не в курсе про Аомынь, а skyscanner – наоборот.

Такси в Макао довольно недорогое. Стоимость поездки по острову Тайпа – около HK$ 30

Виза в Макао

Для граждан России, виза в Макао не нужна, максимальный срок безвизового пребывания 30 дней (в Гонконге только 15). Пограничный контроль по прибытию мы проходили в порту, а по отбытию – в аэропорту.

В паспорт даже никаких штампов не ставят, дают лишь квитанцию с датой въезда и разрешенной датой выезда (для справки, в Гонконге сейчас тоже штампы уже не ставят, степлером прикрепляют к паспорту талон с датами въезда и максимально возможного выезда).

Отели в Макао

Картина с жильём в Макао, прямо скажем, очень невесёлая. Бюджетного жилья здесь нет в принципе, цены начинаются от 3500 рублей за номер в сутки.

Единственный отель, где номер стоит 1000 рублей находится на самом краю Колоана:

  • Romance Hotel Zhuhai

Пара следующих по стоимости отелей, уже дороже 3 тыс – на материковой части:

  • Hotel Presidente Macau
  • Towns Well Hotel

Самый бюджетный отель на Тайпе:

  • Golden Crown China Hotel

Ну, и если хочется комфорта за хорошие деньги, то можно остановиться в культовых отелях:

  • Sands Macao Hotel
  • Galaxy Hotel Macau
  • The Venetian Macao Resort Hotel

Или в одном из отелей сети City of Dreams:

  • Hard Rock Hotel Macau
  • Grand Hyatt Macau
  • Crown Towers at City of Dreams

Жильё в Макао можно посмотреть также через airbnb (не забудьте получить бонус при регистрации).

Возможно, в ближайшем будущем (если нахлынет ностальгия найдём время), мы напишем и про наш марш-бросок на кабриолете по Португалии, а пока можете почитать про другую португальскую колонию – городок Малакка в Малайзии.

В следующих постах мы расскажем и покажем, почему Макао сыскал славу восточного Лас-Вегаса, а также поделимся впечатлениями от шоу The House of Dancing Water («Дом танцующей воды»), ради одного которого, многие специально приезжают в Макао.

Также можете почитать статьи о Гонконге:

  • Увидеть Гонконг за 5 дней и влюбиться
  • Большой Будда – главный центр буддизма в Гонконге или популярная туристическая достопримечательность. Трекинги на островах Лантау и Гонконг.
  • Гонконг за 3 дня – что успеть посмотреть или прогулка по каменным джунглям
  • 60 фактов о Гонконге
  • И снова Гонконг – идеальный город для жизни
  • Цены на продукцию Apple в Гонконге или где купить iPhone, MacBook и iPad
  • Nikon или Canon – цены на фототехнику в Гонконге
  • Треккинги в Гонконге

Золото, слоновая кость и миллионы рабов: как Португалия укрепляла свои позиции в Африке в XV веке

Португалия обрела независимость в XII веке. Огромное влияние на её развитие оказало географическое положение. Узкая полоса земли, вытянувшаяся вдоль Атлантического океана, оказалась на значительном удалении от основных конфликтных зон Европы, что позволило королевству динамично развиваться. В то же время нехватка свободной земли подтолкнула португальцев к освоению океана. Местное купечество процветало, а флот быстро стал одним из самых мощных в Европе.

Первые шаги

В 1394 году в семье португальского короля Жуана I родился третий сын, которого назвали Энрике. Шансы стать наследником престола у него были минимальны, однако Энрике оказался весьма честолюбив.

В 1415 году он, командуя португальскими войсками, одержал победу в битве при Сеуте. В результате португальская корона обрела мощную крепость в Северной Африке, однако сам город был разграблен, значительную часть его населения уничтожили. Допрашивая пленных, Энрике узнал, что к югу от Марокко расположены обширные богатые земли. Он начал добиваться от отца разрешения на проведение экспедиций, однако осторожный Жуан ему отказал.

  • Португальский невольничий корабль (раннее изображение)
  • © Миниатюра из Museum of the Forte da Ponta da Bandeira, Лагуш, Португалия

Только после смерти монарха Энрике смог убедить нового короля — своего брата Дуарте I — попытаться захватить Танжер. Но в этот раз португальцы были разбиты и Энрике вернулся домой, оставив в заложниках ещё одного своего брата — принца Фернандо, а также тысячи солдат. Отправляясь на родину, Энрике гарантировал марокканцам, что убедит короля вернуть им Сеуту, но затем сам отговорил старшего брата от обмена. Дуарте намеревался освободить пленного принца силой, но не успел, так как в 1438 году скончался от чумы. Фернандо умер в плену.

Также по теме Мужество и способность учиться военному искусству: почему испанцы несколько веков не могли покорить индейцев мапуче 465 лет назад индейцы мапуче разгромили конкистадоров в битве у форта Тукапель. Это было одно из первых крупных сражений в Латинской…

Новым королём стал сын Дуарте Афонсу V, благосклонно относившийся к инициативам своего дяди. С лёгкой руки Энрике (больше известного в наши дни как Генрих Мореплаватель) португальские моряки в 1420—1430-е годы совершили несколько путешествий вдоль западного берега Африки. Так, преступник Жил Ианиш, уличённый в контрабанде рабов, чтобы заслужить милость властей, обогнул мыс Бохадур (территория современной Западной Сахары. — RT) и привёз оттуда для Энрике розы.

В 1441 году Антан Гонсалеиш и Нуну Триштан достигли мыса Кап-Блан и захватили там десять невольников. Ещё через год Нуну Триштан вывез 30 рабов с острова Арген. В 1446 году он высадился на территории современной Гвинеи-Бисау, но при попытке захвата рабов погиб. Его подчинённые вернулись в Португалию и доложили Генриху Мореплавателю об открытии новых богатых земель.

Успехи подопечных Энрике воодушевили Афонсу. У молодого короля сложились хорошие отношения с Папой Римским Николаем V — они вместе готовили крестовый поход против турок. Поэтому монарх смог легко убедить Святой Престол, пользовавшийся значительным авторитетом в вопросах международного права, одобрить африканские устремления Генриха Мореплавателя.

  • Генрих Мореплаватель
  • © Нуну Гонсалвиш

В 1452 году Папа Римский подписал буллу Dum Diversas, наделившую Афонсу V и его подданных правом захватывать и порабощать «сарацин и язычников». А 8 января 1454 года Николай V издал более детализированный документ — буллу Romanus Pontifex, даровавшую Португалии права на все африканские земли к югу от мыса Бохадур. При этом подданные Афонсу V официально могли не только торговать с Чёрным континентом и создавать на его территории свои колонии, но и обращать африканцев в рабство. Другим европейским странам путь в Африку без соответствующего разрешения португальского короля был заказан.

В 1455 году папа Николай V скончался, и новый крестовый поход не состоялся. Собранные королём Афонсу войска и флот отправились не на восток, а на юг. Генрих Мореплаватель до своей смерти в 1460 году успел пролоббировать государственный статус торговли рабами. А верный его заветам племянник Афонсу вскоре привёл к берегам Марокко 477 кораблей, перевозивших около 30 тыс. солдат. Португальцы захватили Арсилу, где уничтожили 2 тыс. местных жителей, включая женщин и детей, а 5 тыс. человек сделали рабами. 29 августа 1471 года пал Танжер. Португальский монарх Афонсу объявил себя королём Африки.

Африканская конкиста

Сын Афонсу Жуан II продолжил дело отца и двоюродного деда Энрике. Он отправил своих офицеров через Египет в Индию, чтобы выяснить у местных купцов, существует ли в принципе морской путь в Азию. Капитан Диогу Кан открыл устье Конго и достиг берегов современной Анголы, но скончался на обратном пути в Португалию. Сразу после этого мореплаватель Бартоломеу Диаш, который, предположительно, был сыном одного из приближённых Генриха Мореплавателя, двинулся на юг вдоль западного побережья Африки.

В 1488 году его экспедиция обошла мыс Доброй Надежды и оказалась в открытом океане, однако из-за недовольства экипажей была вынуждена вернуться. Тем не менее Диаш нашёл очередное подтверждение тому, что добраться до Азии, обогнув Африку с юга, вполне возможно. Вскоре эти выводы на практике подтвердил Васко да Гама.

Также по теме «Характерный пример европейского колониализма»: как Португалия покоряла Индию с помощью казней, пыток и грабежей 29 декабря 1508 года португальский экспедиционный корпус разграбил и сжёг индийский портовый город Дабул. По свидетельству историков,…

После того как португальцы закрепились в Индии, официальный Лиссабон решил плотно заняться Африкой, где до этого существовали лишь отдельные фактории. В 1568 году 14-летний португальский король Себастьян отправил бывшего генерал-губернатора Индии Франсишку Баррету в Юго-Восточную Африку с целью покорения обширной и богатой страны Мономотапа. Но там португальцев одолела малярия.

При этом командование экспедиционного корпуса решило, что местные жители пытаются их отравить, и, стремясь запугать африканцев, приказало их расстреливать, привязывая к пушкам. К большому удивлению завоевателей, эти меры в борьбе с болезнью оказались неэффективными.

Проникнув вглубь страны, португальцы обнаружили там золото и серебро, но долго не могли закрепиться на этих территориях из-за отчаянного сопротивления местного населения. Под контролем Португалии сразу оказалась только узкая прибрежная полоса и отдельные крепости-фактории на территории современного Мозамбика. В XVII веке португальцы попытались воспользоваться гражданской войной в Мономотапе и перейти в наступление, но достаточно долго не могли добиться решающего успеха. Только в 1752 году они официально объявили о создании колонии Мозамбик.

Капитан-губернатором Анголы в 1571 году был назначен внук Бартоломеу Диаша Антониу. В 1575—1576 годах он установил власть короны в разрозненных посёлках работорговцев и основал Луанду. В 1589 году Диаш-младший умер, а португальцы вскоре после этого втянулись в войну с государством Ндонго, армию которого окончательно разгромили в начале XVII века. Власти африканской страны подписали с португальской администрацией союзный договор, пойдя на серьёзные территориальные уступки. Однако вскоре власть в Ндонго перешла к принцессе Нзинге, которая ранее была послом на переговорах с колонизаторами и успела хорошо их изучить. Она взяла курс на вытеснение португальцев из Анголы, закрыла рынки рабов и начала переговоры о сотрудничестве с голландцами.

Война Нзинги с Португалией продолжалась около 30 лет. В 1657 году она официально заключила мир с губернатором, выторговав для своей страны достаточно неплохие условия — подобие протектората с широким самоуправлением. Только после смерти Нзинги Португалия смогла окончательно покорить Ндонго и продолжить экспансию вглубь Африки.

В Гвинее вплоть до конца XIX века португальские колонизаторы довольствовались контролем над побережьем с ключевыми портами. Они склоняли местных вождей к войнам, по результатам которых выкупали у них захваченных невольников. Правда, значительной части африканцев такая политика не нравилась. Только в середине XIX столетия местное население трижды пыталось захватить и разрушить город Бисау.

Колониальная система

Несмотря на отчаянное сопротивление африканцев, португальцы постепенно укрепили свои позиции на Чёрном континенте. Сначала король выделял земли в Африке в феодальную собственность капитанам и военачальникам, но это быстро приводило к тому, что центральная власть теряла над такими территориями контроль. Поэтому Лиссабон стал практиковать частую смену администрации колоний, а земельные концессии стали выдаваться не более чем на три поколения. Однако это, в свою очередь, привело к стремительному росту коррупции и дальнейшему ущемлению прав и свобод местных жителей.

Также по теме «Испанцы уничтожили великую цивилизацию»: как империя инков пала от рук конкистадоров 26 июля 1533 года испанские конкистадоры под руководством Франсиско Писарро казнили правителя инков Атауальпу, несмотря на уплаченный…

Существует миф о лояльном отношении португальцев к африканцам, связанный со значительным количеством смешанных браков. Однако историк Анатолий Хазанов в книге «Португальская колониальная империя. 1415—1974» объясняет, что истинной причиной браков португальцев с коренными обитательницами Чёрного континента была вовсе не толерантность, а практически полное отсутствие в Анголе, Мозамбике и Гвинее женщин из Европы, которые в условиях Африки обычно не выживали.

Любые разговоры о хорошем отношении Лиссабона к африканцам сводит на нет тот факт, что именно португальские работорговцы контролировали львиную долю атлантического невольничьего рынка. Даже в XIX веке на португальцев приходилось более 40% всех трансатлантических перевозок рабов. В целом, по оценкам историков, из Африки в Америку до середины XIX века доставили около 14 млн темнокожих невольников. Причём от одной до двух третей рабов, находившихся в трюмах кораблей, до пункта назначения не доезжали. Миллионы умерших от истощения и болезней людей работорговцы просто выбросили за борт.

Активное участие в португальском колониальном бизнесе принимали предприниматели англосаксонского происхождения. Лондон в своё время получил от Лиссабона серьёзные торговые преференции, поэтому британцы с выгодой для себя перекупали у португальцев не только рабов, но и золото, серебро, слоновую кость. Кроме того, они снабжали португальских колонистов всем необходимым. В конце XIX века, когда Португалия попыталась создать сухопутный коридор между Анголой и Мозамбиком, отношения Лондона и Лиссабона на время охладились. Однако затем наступила их полная реабилитация: в ХХ столетии Португалия пустила в свои африканские колонии британские и американские корпорации.

Историк и публицист Армен Гаспарян в беседе с RT отметил, что подобная модель колониализма была связана с уровнем развития капиталистических отношений в западном обществе.

«Пока пальма первенства принадлежала Лиссабону, он мог захватывать чужие земли и выкачивать из них ресурсы для себя, однако со временем он оказался в подчинённом положении по отношению к таким игрокам, как Англия и Франция», — рассказал эксперт.

Как отмечает в своей книге историк Анатолий Хазанов, Ангола и другие португальские колонии «несли на себе, таким образом, двойное бремя: они были вассалами вассала Англии».

«Грабительская политика европейских колонизаторов имела для них губительные последствия. Она подорвала развитие производительных сил, привела к истощению природных и людских ресурсов, обрекла их на полный экономический застой и деградацию», — пишет Хазанов.

  • Колониальная война Португалии в Африке в ХХ веке
  • © Wikimedia commons

По словам учёного, португальский колониализм стал историческим феноменом. Являясь «паразитарной общественной структурой», он продержался около 500 лет — «дольше, чем какая-либо другая форма колониализма, созданная европейскими державами». По мнению Хазанова, это было связано с подчинённым положением Португалии в мировой империалистической системе: она отказалась от самостоятельной политики, став объектом эксплуатации своих партнёров.

Такое положение сохранялось вплоть до 1960-х годов, когда португальские колонии в Африке подняли восстание. Лиссабон попытался удержать их силой, но после 13-летней кровопролитной войны был вынужден оставить Чёрный континент.

«Залогом первоначальных успехов Португалии был сильнейший океанский флот. Однако со временем «владычицей морей» стала Великобритания, и поэтому реальный контроль над делами в колониях постепенно перешёл к Лондону. И именно англосаксы стали самыми жестокими колонизаторами», — подвёл итог директор международного некоммерческого фонда «Центр геополитических экспертиз» Валерий Коровин.