Танки ис 2

Чем Т-72 пробьет Abrams: все о наших танковых снарядах

Эхо войны

История использования уникальных по совокупности своих качеств танковых боеприпасов начинается с момента изобретения самого первого танка, однако наибольшего развития и повсеместного применения танковые боеприпасы достигают в период Второй мировой войны. Танки и бронетехника (если сравнивать с аналогичными действиями в период Первой мировой) задействовались все чаще: бронетехника осуществляла прорывы в укрепленные районы, уничтожала танки противника, пехоту, оборонительные и промышленные объекты.

Несмотря на то, что львиную долю славы и боевых заслуг в ходе Второй мировой на себя взял отечественный танк Т-34 и его модификации, в 1944–1945 годах серьезное влияние на ход городских боев, да и на наступления советских войск в целом, оказал легендарный танк ИС-2. Массивный приземистый танк с орудием калибра 122 мм с первого взгляда казался совершенно безнадежной тяжелой колесницей, однако когда в дело вступала пушка, все вопросы к бронетехнике снимались сами собой. Головное орудие танка – пушка Д-25Т на момент создания являлась самым крупнокалиберным из всех орудий существующих танков, включая немецкие PzKpfw VI Ausf H «Тигр I» и PzKpfw V «Пантера».

Военные историки по-разному относятся к тому, что к уникальному орудию по началу был изготовлен всего один тип боеприпаса – бронебойный снаряд БР-471, ведь немецкие оружейники уже к середине войны имели целый список из бронебойных, подкалиберных и кумулятивных боеприпасов. Несмотря на это, БР-471 показывал серьезные огневые характеристики: 122-мм снаряд с 500 метров пробивал 155-мм броню при угле встречи снаряда 90 градусов, а на дистанции в две тысячи метров БР-471 пробивал 120-мм броню при тех же 90 градусах.

Стоит отметить, что ИС-2 эффективно боролся не только с бронетехникой противника, но и постоянно использовался как штурмовое артиллерийское орудие. 122-мм осколочно-фугасный боеприпас ОФ-471, по воспоминаниям ветеранов, принимавших участие в штурме Берлина, действовал весьма эффективно и не просто уничтожал стрелка или пулеметчика, но и делал непригодным для дальнейшего использования целый этаж здания.

«Стрельбу ИС-2 особенно ярко я наблюдал в пригороде Берлина. Фугасной болванкой наводчик попал в окно на третьем этаже кинотеатра, в котором расчет с противотанковым орудием занял позицию. Метров, наверное, с семисот попали. Здание, состоящее из центрального входа и двух вспомогательных, сложилось после второго выстрела, когда экипаж решил окончательно избавиться от опасности. Не исключаю, что здание до попаданий горело, но два выстрела из 122-мм пушки запомнились мне навсегда», – вспоминает в интервью «Звезде» ветеран Великой Отечественной и один из участников штурма Берлина Гурам Чантурия.

Не менее эффективны в бою были и специальные боеприпасы для еще одного советского мастодонта – бетонобойные снаряды Г-530 к танку КВ-2. Следует сразу оговориться, что стрельба бетонобойными снарядами из КВ-2 велась исключительно редко, но в 1941 году, когда положение РККА было откровенно безнадежным, наряду со штатными боеприпасами ОФ-530 применялись любые типы 152-мм снарядов, какие только можно было использовать, включая бетонобойные Г-530, осколочные боеприпасы О-530А и целая масса других боеприпасов.

О могуществе головного орудия танка КВ-2 до сих пор ходят легенды и существует около десятка тысяч споров. В открытых источниках, однако, не описывается реальная пробивная способность снарядов и самой пушки М-10Т, но ветераны войны, лично воевавшие на таких танках или находившиеся непосредственно на месте событий, рассказывали, что 152-мм пушка была в состоянии «разломать» любой немецкий танк образца до 1942 года включительно, а такой показатель, как бронепробиваемость, колебался на отметке в 72 мм брони при попадании под уклоном в 60 градусов.

«Надежда» и «Манго» для НАТОвского танка

Послевоенные НИОКР в области создания танковых боеприпасов показали, что воздействие снаряда на броню танка противника может быть использовано несколькими разными способами. Для танков были разработаны специальные бронебойные оперенные подкалиберные снаряды 3БМ10, 3БМ20 и 3БМ25. Отечественные снаряды, выпущенные из 100-мм танковой пушки Д-10Т, были способны пробивать 180, 240 и 280 мм брони соответственно, а дистанция в два километра позволяла танкам Т-54 и Т-55 находиться на безопасном расстоянии от обстреливаемой цели.

Разработка снарядов осуществлялась с разницей почти в десять лет, и самый новый из списка БОПС – 3БМ25, созданный в 1980-х годах, был снабжен вольфрамовым сердечником в стальной оболочке. Именно такой конструкцией и объясняется самый высокий показатель бронепробиваемости среди отечественных бронебойных оперенных подкалиберных снарядов. Однако в номенклатуре отечественных танковых боеприпасов встречаются и образцы, огневая мощь которых существенно превосходит бронебойные оперенные подкалиберные снаряды.

Специальный танковый боеприпас 3БМ22 с ласковым исконно русским названием «Надежда» – по ощущениям совсем не то, чем является на самом деле. Легкий, но эффективный боеприпас с сердечником из сплава кварца и вольфрама обладает начальной скоростью в 1760 метров в секунду и может быть использован танками Т-64, Т-72 и Т-80 с расстояния в 2–2,5 километра.

По сути, небольшому снаряду требуется секунда с небольшим, чтобы достичь цели и пробить 430 мм брони. Однако внушительные цифры и показатели отечественных снарядов – лишь малая часть того, что в действительности было разработано советскими оружейниками. Одной из таких темных лошадок является танковый боеприпас с экзотическим названием «Манго» и индексом 3БМ42.

125-мм бронебойный «фрукт», выпущенный из пушки танка Т-64 или Т-72, обладает начальной скоростью полета 1700 метров в секунду и при попадании способен пробить 520 мм танковой брони с дистанции в две тысячи метров. «Манго» с сердечником из сплава кварца и вольфрама, однако, не единственный грозный представитель бронебойных подкалиберных снарядов конца 1980-х годов.

«Настоящим чудом военно-технической мысли является боеприпас калибра 125 мм 3БМ42М «Свинец». Название боеприпаса, как мне кажется, очень хорошо описывает его свойства. Свинец – металл тяжелый, и если его кусок уронить себе на ногу, то будет очень больно. Ронять 3БМ42М было поручено все тем же отечественным танкам Т-64, Т-72 и Т-80, однако в случае со «Свинцом» расчетная бронепробиваемость составила уже не 300 мм, не 400 мм, и даже не 500 мм, а остановилась на отметке в 640–650 мм. Боеприпас был выполнен с применением сердечника из обедненного урана и на выходе из ствола орудия танка обладал скоростью 1750 метров в секунду. Думаю, встреча с таким боеприпасом ни одному западному танку не понравилась бы», – рассказывает в интервью «Звезде» военный инженер и офицер запаса выпускник Ульяновского гвардейского высшего танкового командного училища Сергей Архипов.

Своеобразной чертой, подведенной под линейкой мощнейших бронебойных подкалиберных боеприпасов, по словам эксперта, стал 125-мм специальный боеприпас 3БМ44 «Лекало», расчетная бронепробиваемость которого составляла 650–700 мм.

Сверхпробиваемость и эффект устрашения

Cо временем работы над защитой танков начали сдвигаться в сторону применения средств динамической защиты. Несмотря на то, что зарубежные военные инженеры пристально изучали новейшие отечественные разработки в этой области, собственной бронетехники, выдерживающей попадания снарядов, разработанных нашими инженерами, за рубежом смогли лишь в единичных экземплярах.

В отличие от своих коллег из-за границы отечественные танки Т-72, оснащенные блоками ДЗ второго поколения «Контакт-5», эффективно противостояли НАТОвским боеприпасам. Немецкие и американские эксперты в 1990-х годах даже провели специальные военные испытания, итог которых если не поверг специалистов в ужас, то как минимум надолго огорчил. Т-72 с блоком «Контакт-5» оказался не по зубам американскому танку М-1 «Абрамс», который обстреливал советский танк самыми совершенными на тот момент бронебойными снарядами с сердечником из обедненного урана.

Случись встреча «Абрамса» и Т-72 в реальном бою, удивлению экипажа американского танка не было бы предела. Однако панцирь Т-72 – лишь средство выживания. После того как экипаж Т-72 в условиях боя за доли секунды ощущает обстрел, в автомат заряжания подается 125-мм кумулятивный снаряд 3БК31 «Старт-2».

Особенностью уникального кумулятивного снаряда является его способность пробивать двойную встроенную динамическую защиту танков. Несмотря на то, что встроенной (равно как и навесной) динамической защитой большинство зарубежных танков не обладает, «Старт-2» способен с помощью тройного кумулятивного заряда пробивать до 660 мм брони за встроенной динамической защитой или 680 мм за навесной.

По словам экспертов, информация о том, что танки Т-72 могут стрелять снарядами с ужасающей способностью к бронепробитию, долгие годы беспокоит зарубежных военных специалистов. Российские военные говорят, что советские бронебойные и кумулятивные боеприпасы – лишь малая часть того, что не имеющие отношения к секретным образцам вооружения люди могут знать, а отставные офицеры, отвечая на вопросы о том, чего же ждать от нового поколения танковых боеприпасов, которые будут использоваться, в частности, и в новом танке Т-14 «Армата», расплываются в довольной улыбке и сухо отвечают: «Потенциальному противнику это точно не понравится».

Дмитрий Юров

Фото: Минобороны России/defense.gov

Кто же лучше: ИС-2 или «Тигр»? Боевое применение «немецкой легенды»

На основе «Тигра» производились следующие типы бронетехники:

  • Tiger (P) — прототип Порше (5 единиц);
  • Befehlswagen Tiger I Ausf. E (Sd. Kfz. 267/268) — командирский танк;
  • Sturmtiger ausf E — тяжелая самоходная мортира (18 единиц);
  • Bergenpanzer Tiger — тяжелая восстановительная машина (3 единицы);
  • Ferdinand/Elefant — тяжелая противотанковая САУ, шасси от «Тигра» Порше (90 единиц).


«Тигр» ранней серии 503 батальона. Россия, 1943 г.

С учетом уличных боев в Сталинграде 5 августа 1943 г. было решено создать штурмовую САУ на базе «Тигра», вооруженную 380-мм корабельной мортирой (дальность стрельбы — 4600 м). Новой САУ было присвоено наименование 38cm RW61 auf Sturmmurser «Tiger» или просто «штурмтигры» (Sturmtiger). Всего было выпущено 18 машин, все они поступили на вооружение в 1001-ю, 1002-ю, 1003-ю роты штурмовых мортир. Впервые применены при подавлении восстания евреев в варшавском гетто. В основном использовались при обороне территории Германии.

В 1944 году три машины были переделаны в восстановительные машины Bergenpanzer Tiger. Вместо башни на корпусе устанавливалась лебедка. Все машины воевали в Италии (Анцио).

В 1945 году планировалось переоборудовать некоторое количество «Тигров» в огнеметные танки. На машинах «Фламмтигр» огнемет устанавливался вместо курсового пулемета MG.34 калибра 7,92 мм.

Боевое применение

Первым подразделением, получившим танки «Тигр», был первый взвод 502-го тяжелого танкового батальона. Поспешно собранные танки в августе 1942 г. были направлены под Ленинград. Танки не удалось сразу применить в бою, поскольку две машины вышли из строя из-за механических поломок. Впервые «Тигры» участвовали в бою 7 октября 1942 года. Удивляет участок фронта, на котором немцы решили впервые применить тяжелые танки. Это болота в районе Мги. В первой атаке, двигаясь гуськом по узкой дороге, немецкие танки попали под фланговый огонь советской противотанковой артиллерии. Один «Тигр» был подбит, а три других остановились из-за поломок. Эти машины, по-видимому, вышедшие из строя по техническим причинам, удалось эвакуировать, а четвертая поврежденная осталась на нейтральной полосе, где простояла почти месяц. Затем по личному указанию Гитлера ее взорвали.

Отзывы о машине среди немецких танкистов были вполне положительные, хоть танк и имел некоторые проблемы с ходовой, многие противотанковые пушки противника его не брали. В последствии, в январе 1943 года, 1-я рота 502-го батальона участвовала в тяжелых боях в ходе отражения советского наступления по прорыву блокады Ленинграда. На 10 января в составе роты имелось семь «Тигров», а также три Pz.IIIN и семь Pz.IIIL. К концу месяца пять «Тигров» было потеряно в боях, причем три из них подорвали экипажи. Одна машина, сравнительно легко поврежденная и по какой-то причине не подорванная экипажем, была захвачена нашими войсками. Советские бронебойщики повредили смотровые приборы машины. Немцы пытались отбить танк в контратаках. Впоследствии танк вывезен на полигон в Кубинке советскими войсками и обстрелян из орудий для выявления слабых мест и для получения информации о стойкости брони.

Позже «Тигры» стали поступать в отдельные тяжелые танковые батальоны и в роты тяжелых танков трех дивизий СС и дивизию «Великая Германия».

«Тигры» входили в состав специальных тяжелых танковых батальонов — schwere Panzer Abteilung (sPzAbt.) в обоих танковых родах войск: Wehrmacht (с 501-го по 510-й) и Waffen SS (с 101-го по 103-й). Эти подразделения были впервые специально созданы для танков «Тигр». Они могли действовать как самостоятельно, так и в составе подразделений сухопутной армии.

В 1942 и в начале 1943 годов тяжелый танковый батальон организационно состоял из четырех рот, причем только две из них были танковые (с весны 1943 года — соответственно пять и три). Следует отметить, что в ряде случаев вплоть до осени 1943 года батальоны имели смешанный боевой состав. Наряду с тяжелыми танками «Тигр» на их вооружении состояли средние Pz.III Ausf.L, M и N. Причем в 1942 году в тяжелых батальонах последние составляли большинство. К 1944 году боевой состав новых частей стал более однородным. В танковых ротах и штабе имелись теперь только «Тигры», машины иного типа — средние Pz.lV Ausf.H — сохранились лишь в танковом взводе роты обеспечения. Кстати, эти танки, резко отличавшиеся от остальных «четверок» по внешнему виду из-за противокумулятивных экранов, наши бойцы часто принимали за «Тигры». Более того, даже в боевых донесениях они часто именовались «Танк «Тигр», тип 4″, что резко «увеличивало» статистику примененных на том или ином участке фронта немецких тяжелых танков. Впрочем, в некоторых батальонах по-прежнему оставались на вооружении Pz.III N, а в sPzAbt 502, например, имелся взвод самоходных установок Jagdpanzer 38(t) Hetzer

Первое массовое применение «Тигров» — операция «Снежная буря» — неудачная попытка деблокады 6-й армии Паулюса в начале 1943 года у реки Мышковая, хотя на данный момент идут споры среди историков об истинности факта пребывания «Тигров» в этой ударной группировке Гота. Несколько «Тигров» 501-го танкового батальона приняли участие в боях в Северном Тунисе в декабре 1942.

В 1942 — 1943 годах немцы сформировали 10 тяжелых танковых батальонов Вермахта и 4 роты для дивизий «Великая Германия» (Gross deutschland), «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» (Leibstandarte SS Adolf Hitler), «Рейх» (Das Reich) и «Мертвая голова» (Totenkopf). На базе этих рот затем также были сформированы батальоны. Большинство тяжелых танковых батальонов воевало на Восточном фронте. На Восточном фронте никогда не появлялся sPzAbt 504, действовавший в Африке, а затем в Италии, и sPzAbt 508, также сражавшийся в Италии. На Восточном фронте находились и все роты, а также один из сформированных на их основе батальонов — 3-й батальон моторизованной дивизии «Великая Германия». Остальные батальоны воевали на Западе.


«Тигр» 503 батальона на учебных маневрах перед операцией “Цитадель”

Наиболее массово «Тигры» использовались во время Курской битвы, или, как она называлась у немцев, операции «Цитадель». К 12 мая 1943 года для участия в этом сражении планировалось иметь 285 боеготовых «Тигров», но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции «Цитадель» приняли участие два тяжелых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий. На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один — 505-й тяжелый танковый батальон (45 танков «Тигр», 4 потеряно в бою в районе Теплое). Основную ударную силу на северном фасе составляли более надежные «Фердинанды», в sPzJagAbt 653 и 654 было 88 машин (потери за июль — 39 машин). В 503-м тяжелом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 «Тигра». Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы «Кемпф» и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии: его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре «Тигра». Что же касается сражения под Прохоровкой, то непосредственное участие в нем 11-12 июля 1943 года приняли «Тигры» моторизованных дивизий СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», «Рейх» и «Мертвая голова» — всего 42 машины этого типа. Еще 15 «Тиграми» располагала моторизованная дивизия «Великая Германия», наступавшая на Обояньском направлении. Таким образом, в операции «Цитадель» приняли участие только 144 тяжелых танка «Тигр», что составляет всего 7,6% от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они, конечно, оказать не могли, тем более что применялись достаточно разрозненно. Вместе с тем следует признать, что пропагандистская кампания, сопровождавшая их появление на фронте, определенного результата достигла. Сообщения об атакующих и подбитых «Тиграх» часто поступали с участков фронта, где их не было и в помине. Вопервых, за «Тигры» часто принимали танки других типов, а во-вторых, из-за так называемой «тигробоязни». Страх перед немецкими танками, сидевший в солдатах с 1941 — 1942 годов, оставался еще силен, а тут появился новый танк, почти неуязвимый для нашей артиллерии. Естественно, что все противотанковые возможности РККА, в первую очередь, применялись к «Тиграм». Если верить немецким данным, то в течение июля-августа 1943 года безвозвратные потери составили 73 танка «Тигр», а к концу года — 274 танка. При этом в 1943 году в строй после ремонта вернулись только 19 танков этого типа!


«Тигр» ранней серии 503 батальона буквально утонул в грязи при попытке объехать деревянный мост, который явно не выдержал бы веса тяжелого танка

К началу высадки союзников в Нормандии в июне 1944-го немцы располагали на Западе 102 «Тиграми» в составе трех тяжелых танковых батальонов СС: 101, 102 и 103-го. Больше других отличился первый, в основном благодаря тому, что одной из его рот командовал самый результативный немецкий танкист — оберштурмфюрер СС Михаэль Виттман. Боевую карьеру он начал на Восточном фронте в январе 1943 года, участвовал в Курской битве и к апрелю 1944 года довел число своих побед до 117 (по немецким данным). Весной 1944 года дивизию «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», в которой служил Виттман, перебросили в Бельгию. Здесь на базе 13-й роты 1-го танкового полка этой дивизии и сформировали 101-й тяжелый танковый батальон СС. Свой, без сомнения, самый известный бой Виттман провел на улицах городка Виллер-Бокаж в Нормандии, где он грамотно воспользовался преимуществами местности и разгромил колонну британских танков. Виттман погиб 8 августа 1944 года близ Фалеза в бою с «Шерманами» 4-й канадской танковой дивизии. С дистанции 1800 м он подбил два «Шермана» из 1-го эскадрона. Чтобы разорвать строй атакующих, «Тигр» Виттмана рванулся вперед, подбил еще один «Шерман», но тут же получил пять попаданий с близкой дистанции. Три снаряда пробили башню, весь экипаж погиб. Помимо этой версии есть еще несколько: танк Виттмана был подбит польским танкистом на «Кромвеле» либо британским летчиком на «Тайфуне». В своем последнем бою Виттман подбил три танка. По немецким данным всего на его счету числится 138 танков и САУ. Вероятно, цифра завышена. Для сравнения, самый результативный советский танкист старший лейтенант Д.Ф. Лавриненко, по официальным данным, уже за четыре военных месяца 1941 года на своем Т-34 подбил 52 немецких танка. Если бы не гибель в декабре 41-го, он вероятно мог бы составить серьезную конкуренцию немецкому танковому асу. Когда Адольф Гитлер узнал о подвигах немецких танкистов-асов, он сказал, что теперь знает, что один батальон «Тигров» значит намного больше, чем стандартная танковая дивизия. Впрочем, высокая результативность отдельных танкистов не могла спасти немецкие войска от поражения. Так, например, 101-й тяжелый танковый батальон СС, в котором служил Виттман, в боях у Фалеза был полностью разгромлен.


«Тигр» ранней серии 503 батальона 1-го августа 1943 г. в районе Белгорода

Чтобы рассказать о тактических приемах немцев, обратимся к рапорту 2-й новозеландской дивизии о боях под Флоренцией в сентябре 1944 года. Итак: «Применение. Обычно Тигры действуют из засады, причем обязательно хорошо замаскированной, чаще всего ветками и листвой. Наиболее распространены следующие способы боевого применения Тигров:

  1. Скрытый до половины корпуса, Тигр тщательно выбирает подходящую мишень для своей пушки.
  2. Тигр действует на заранее подготовленном участке, подступы к которому хорошо защищаются. В этом случае Тигр наносит несколько страшных ударов из первой позиции, а затем быстро отступает на следующую.
  3. Тигр действует в тесном взаимодействии с пехотой, усиливает ее своим присутствием и разрушает наши укрепления.
  4. Тигр действует при поддержке, по меньшей мере, одного танка или САУ. Это самый распространенный случай его применения.
  5. Иногда сопровождает пехоту. В данном случае 6-12 пехотинцев двигаются на расстоянии 50 ярдов (45,6 метра) от танка.»

Толстая броня «Тигра» и мощное вооружение делали его грозным противником для советских танков и танков союзников.

Вот что писал в своих мемуарах командир «Тигра» Отто Кариус: «…Нашими самыми опасными противниками в России были танки Т-34 и Т-34/85, которые были оснащены длинноствольными 76,2- и 85-мм пушками. Эти танки представляли для нас опасность уже на расстоянии 600 метров с фронта, 1500 метров с боков и 1800 метров с тыла. Танк «Иосиф Сталин», с которым мы познакомились в 1944 году, как минимум, был равен нашему «Тигру». Он значительно выигрывал с точки зрения формы корпуса и башни».

Но на дальних дистанциях у средних танков не было шансов против «Тигра». Известны случаи поражения танком «Тигр» советских Т-34-85 с дистанции 3900 м.

Все эти превосходства породили так называемую «Тигробоязнь». Это влияло на моральный дух как немцев, так и их врагов.

Из рапорта 2-й новозеландской дивизии о боях под Флоренцией. Сентябрь 1944 г.: «…Излишняя самонадеянность. Немцы столь высокого мнения о своих тяжелых танках, что зачастую используют их совершенно безрассудно, не останавливаясь перед неоправданным риском. Например, были случаи, когда экипажи подставляли Тигры под огонь тяжелых противотанковых орудий, действовавших с небольшого расстояния. Часты случаи, когда Тигры далеко отрываются от сопровождения, превращаясь в удобную мишень.»

Основным средством борьбы с танками «Тигр» на Западном фронте являлась авиация. Вследствие полного превосходства союзников в воздухе на крышу башни «Тигров» стали монтировать зенитный пулемет MG.42. Для борьбы с «Тиграми» на больших дистанциях довольно эффективно применялись американские истребители танков М10 Wolwerine (пушка 76,2-мм), M18 Hellcat (76,2), M36 Slugger (90-мм). Действовали эти машины в основном из засад. У британцев едва ли не единственным средством для борьбы с «Тиграми» являлся танк Sherman Firefly (светлячок), представлявший собой танк М4 Sherman, поставлявшийся из США по ленд-лизу с устанавливаемым на него с февраля 1944 года 76,2-мм (17 фунтовым) орудием. В среднем один Firefly давался на группу из 4 танков.

Пехота же отбивалась от грозных немецких танков в основном ручными гранатометами. В апреле 1945 года зафиксирован случай, когда британский солдат подбил «Тигр» благодаря одному-единственному удачному выстрелу из ручного гранатомета «PIAT».

На Восточном фронте имелись танки и САУ, способные бороться с «Тиграми» на больших дистанциях, но в основном они начали применяться с 1944 года (ИС-2, ИСУ-152, Су-85, Су100 и др.). Что касается противотанковой артиллерии, то можно сказать, что бронебойный снаряд самого распространенного орудия ЗиС-3 (76,2- мм) пробивал лобовую броню с 500 м, а бортовую и кормовую — даже с 1500 м. Довольно эффективно себя показали 122-мм снаряды, выпущенные из пушки МЛ-20, поставленной на прямую наводку. И вообще, массированное применение полевой артиллерии оказалось эффективным способом обратить «Тигров» в бегство. Экипажи опасались за оптику, электрооборудование и прочие хрупкие детали машины и ретировались с поля боя. Довольно эффективными были противотанковые авиабомбы (ПТАБ), сброшенные со штурмовиков Ил-2.

В большинстве случаев вне зависимости от типа танка (Т-34-85, например, не уступал по скорострельности пушки, но ему еще нужно было подойти на эффективную дистанцию) победа над «Тигром» одерживалась при численном превосходстве. И наши танкисты, и союзные стремились быстрее сблизиться с «Тигром», чтобы уравнять шансы.


“Тигр” ранней серии 503 батальона увяз в грязи. Без помощи мощного трактора-тягача не обойтись

На малых дистанциях боя «Тигр» терял свои основные преимущества в вооружении и броневой защите. Интенсивно маневрировать он не мог. Башня его вращалась слишком медленно. Тут в полной мере сказывался основной его недостаток — слишком большая масса, вызванная нерациональным расположением броневых листов корпуса и башни, применение ходовой части с шахматным расположением катков, а также стремление добиться минимального отношения длины опорной поверхности к ширине колеи, повлекшие увеличение ширины корпуса.

Танком аналогичного класса, что и «Тигр», в Красной Армии являлся ИС-2, поэтому рождается вопрос — а кто же лучше? Честно говоря, столкновения ИС-2 с «Тиграми» были довольно редкими. Во всяком случае в описаниях боевого пути немецких тяжелых танковых батальонов таких фактов встречается не более десяти.

По сравнению с «Тигром», ИС-2 был лучше и рациональнее бронирован, и это несмотря на то, что советский танк весил на 10 тонн меньше. Главной причиной этого преимущества была все та же компактность и меньший внутренний объем ИСа. По бронепробиваемости 88-мм пушка «Тигра» была примерно равна 122-мм пушке ИСа, в частности, это зависело и от более качественных боеприпасов, однако в 1,39 раза уступала ей при стрельбе фугасными снарядами. Боезапас «Тигра» был втрое больше, чем у ИС-2.

Скорострельность немецкой KwK 36 была вдвое больше, чем у Д-25 (с полуавтоматическим затвором) и почти втрое — чем у А-19Т (с поршневым затвором). Немецкая оптика превосходила советскую. По маневренности оба танка были примерно равны, но «Тигр», будучи почти квадратным, обладал исключительной поворотливостью. Оба танка могли уверенно пробить лобовую броню друг друга с дистанции 1 км. На более длинных дистанциях успех зависел от выучки экипажа и условий поля боя. Благодаря чуть более толстой броне ИС-2 имел некоторое преимущество над «Тигром» на дистанциях больше 1500 метров, с другой стороны, немецкие танки были оснащены более качественными прицелами, которые повышали точность огня на дальних дистанциях. Поэтому преимущество зависело прежде всего от тактической ситуации и подготовки экипажа.

Отто Кариус: «Мощь танка в его броне, его подвижности и, наконец, в его вооружении. Эти три фактора следует соотнести друг с другом так, чтобы была достигнута максимальная эффективность танка в действии. Похоже, что этот идеал нашел свое воплощение в «Тигре». 88-мм пушка достаточно хороша для того, чтобы уничтожить любой танк, исходя из того, что вы наносите ему удар в уязвимое место. Наш «Тигр» был достаточно прочным спереди, чтобы выдержать несколько артиллерийских нападений. Однако мы не могли допустить, чтобы удар нам был нанесен сбоку, сзади и особенно сверху. И тут требовался расчет и опыт.

Правилами, которыми мы руководствовались, были: «Стреляй первым, а если не можешь этого сделать, по крайней мере, нападай первым». Предпосылкой для этого, конечно, было функционирование в полной мере связи от танка к танку, а также между членами экипажа. Более того, требовалось наличие быстро действующей и точной системы наводки орудия. В большинстве случаев у русских отсутствовали обе эти предпосылки. По этой причине они часто оказывались в невыгодном положении, даже при том, что не уступали нам в броне, вооружении и маневренности. С танками «Иосиф Сталин» они даже превосходили нас.»

У союзников же ничего подобного не было до самого конца войны. В начале 1945 года на фронте появился тяжелый М26 Pershing, но на ход боевых действий он никак не повлиял. Несколько машин повоевали на Окинаве.

Всего в 1944 году немцы потеряли 756 «Тигров», при этом из ремонта вернулись в строй только 60. На начало ноября 1944 года вермахт и войска СС располагали 317 «Тиграми» на Восточном фронте, 84 — на Западном и 36 — в Италии. К 1 марта 1945 года Красной Армией и войсками западных союзников было уничтожено 1032 танка этого типа. На ту же дату, по официальной немецкой статистике, в армии резерва имелось 43 «Тигра», включая пять учебных, а во фронтовых частях — 142 машины, включая 31 командирскую.

«Тигры» были на вооружении и у союзников Германии. Летом 1943 года три танка «Тигр» передали во временное пользование итальянцам. После капитуляции Италии их вновь вернули под знамена Панцерваффе.

В 1944 году небольшое количество (от 3-х до 12-ти) «Тигров» было продано в Венгрию. Также один танк был закуплен Японией, но доставить на подлодке в разобранном виде не получилось. В итоге Япония сдала танк в аренду немцам.

В настоящее время два «Тигра» находятся в Британском Королевском танковом музее в Бовингтоне; по одному — в музее Абердинского полигона в США, во французском танковом музее в Самюре и в подмосковной Кубинке.

Общая оценка танка

Компоновка «Тигра» обеспечивала комфортные условия экипажу в бою и позволяла рационально и удобно разместить внутренние агрегаты. Техническое обслуживание трансмиссии осуществлялось без выхода экипажа из танка. Вместе с тем при более сложных неисправностях для ремонта приходилось снимать башню.


Для установки двигателя Maybach HL 210 P30 на «Тигр» необходим трехтонный кран

О трансмиссии и органах управления стоит поговорить особо. Ничего подобного с точки зрения удобства для механика-водителя не встречалось ни на одном танке тех лет, за исключением «Королевского тигра», имевшего аналогичную трансмиссию. За счет применения автоматического гидравлического сервопривода для управления 56-тонным танком не требовалось сколь-нибудь значительных физических усилий. Передачи переключались буквально двумя пальцами. Поворот осуществлялся легким поворотом штурвала. Управление танком было настолько простым, что с ним мог справиться любой член экипажа, что в боевой обстановке оказывалось немаловажным. Отто Кариус: «…Он и в самом деле ездил, как автомобиль. Буквально двумя пальцами мы могли управлять 60-тонным гигантом мощностью 700 лошадиных сил, ехать со скоростью 45 километров в час по дороге и 20 километров в час по пересеченной местности. Однако с учетом дополнительного оборудования мы могли двигаться по дороге со скоростью 20-25 километров в час и соответственно с еще меньшей скоростью по бездорожью.»

Помимо трансмиссии, хорошей поворотливости танка способствовало маленькое отношение длины опорной поверхности к ширине колеи L/B — 1,26 (для сравнения: у «Пантеры» — 1,5, у ИС-2- 1,78, y Mk lV — 1,72), а также прямоугольная форма корпуса.

Вооружение — сильнейшая сторона этого танка. 88-мм орудие отлично боролось со всеми видами бронетехники врагов Германии. Благодаря великолепным прицелам и выучке танкистов «Тигр» мог поражать вражеские танки, не подпуская их близко к себе, а иногда и не обнаруживая собственной позиции. При этом орудие имело неплохую скорострельность — 6…8 выстрелов в минуту.

«Тигр майора Шульце, благодаря мастерству водителя унтерофицера Фринлинга, добрался до Ахума и спрятался за пылавшей фермой. В это время по дороге перед фермой двигался танковый авангард 5-ой танковой дивизии США. Внезапно порыв ветра отнес завесу дыма, и Тигр оказался как на ладони. Шерманы устремились к Тигру, но его орудие повернулось в их сторону и сделало четыре выстрела. Три американских танка и бронеавтомобиль были подбиты.» («Малоизвестная история кампф-группы Шульце» из статьи доктора Джузеппе Финицио).

Как видим, чтобы поразить четыре движущиеся цели танку потребовалось всего четыре выстрела.

Ходовая часть с шахматным расположением катков, хотя и обеспечивала танку ряд преимуществ перед традиционной (плавность хода, меньший износ резиновых бандажей), но, кроме недостаточной маневренности в ближнем бою, сложности в производстве и эксплуатации, была очень тяжелой. Суммарная масса опорных катков «Тигра» составляла 7 т, а у ИС-2, например, — 3,5. Общий же вес ходовой части с гусеницами у «Тигра» равнялся 14 т, у ИС-2 — 9,3 т — соответственно 24,6% и 20,2% от массы машины. Помимо этого недостатка шахматного расположения катков, минусом можно считать и то, что в зимних условиях на Восточном фронте грязь и снег, с вечера набившиеся между катками, к утру не позволяли танку сдвинуться с места. При поломке катка, расположенного ближе к корпусу, ремонт мог затянуться на целый день.


«Тигр» последней модификации, предположительно 506 батальона тяжелых танков, уничтоженный в ходе операции “Багратион” в районе Дрогобыча летом 1944 года

Вероятно, если бы немецкие конструкторы расположили броневые листы под рациональными углами наклона и немного уменьшили их толщину (что не сказалось бы отрицательно на защищенности машины), применили бы традиционную ходовую часть и, наконец, ограничили значение L/B=1,5 (как у «Пантеры»), то у них бы вышло снизить массу «Тигра» до 45…46 т. При этом удельная мощность возросла бы до 14 л.с./т, а удельное давление существенно понизилось, что положительно сказалось бы на подвижности и проходимости танка (что было особо важно в условиях Восточного фронта), был бы исключен перегрев двигателя и трансмиссии, связанный с перегруженностью конструкции. Именно выход из строя двигателя и трансмиссии был «хронической болезнью» танка, от которой не получилось избавиться до конца войны. Наверное, самым невезучим в плане поломок оказался 508-й тяжелый танковый батальон. С 23 по 25 мая 1944 года батальон потерял практически все свои танки возле Чистерна-ди-Рома. Тут ярко и фатально проявилась техническая ненадежность «Тигра». Например, когда 23 мая 1944 года шестнадцать «Тигров» попытались выехать на насыпь возле железнодорожного вокзала, три «Тигра» «скончались», так и не увидев противника: у двух слетели гусеницы с ведущих колес, а у третьего классически сломалась коробка передач. Несколько «Тигров» просто не смогли взобраться по склону на насыпь из-за того, что орудия упирались в склон и, главное, двигатели машин не тянули собственный вес.

Тяжесть «Тигра» была проблемой и при пересечении рек на Восточном фронте — не каждый советский мост мог выдержать машину массой почти в 60 т.


Тем не менее, несмотря на описанные выше недостатки ходовой части, «Тигр» является едва ли не лучшим тяжелым танком войны. Конкуренцию ему может составить лишь ИС-2, не уступавший «Тигру» ни в чем. «Тигр» не был неуязвимым танком, но его репутация наводила ужас на танкистов, пехотинцев и артиллеристов. «Тигр» стал легендой Второй мировой войны, несмотря на свои недостатки и относительно малый объем выпуска (всего 1355 единиц).

Тигр против ИС-2. Чья пушка круче?

Контент 14+ (лексика, описание военной техники)
Ну что, танк Т-90 и «Абрамс» мы уже оценили, и поняли, что они примерно равны. Наверное, пора пройтись по легендам. Одна из них – что танк «Тигр» был очень крут. Да, по сравнению с Т-34 (тихо!) он был очень крут. В смысле «Тигр» всё-таки – тяжелый танк (может даже сверхтяжелый), а Т-34 – средний, поэтому и сравнивать их можно только как 2 к 1, и тогда Т-34 впереди и побеждает. И создавались они вообще для разных целей.

ИС-2
Короче, будем рассматривать различия между историческим танком «Тигр» и наследием великой отечественной войны «ИС-2».
Небольшой экскурс в историю поможет нам выяснить, чья инженерная мысль была сильнее и эффективнее. Ежедневные споры и километровые «интернет баталии» относительно преимуществ и недостатков той или иной боевой машины ведутся уже достаточно давно.
Приступим)
Тигр (Panzerkampfwagen VI Ausf. H1)

Танк «Тигр» представляет собой результат немецкой инженерной мысли (Хеншель, не Порше, не путать!) и уже достаточно давно претендует на звание самого известного танка в мире. На момент создания представлял собой сильнейший по вооружению и бронированию образец среди всех танков мира.
В качестве основного вооружения использовалась 88-мм пушка, выполненная на базе зенитной установки, что обеспечивает уникально высокие показатели пробиваемости и прямо-таки бешенной скорострельности орудия, разносящего в клочья пехоту и шредирующего броню противника.

В ходовой части бронемашины тоже имеются уникальные особенности – это особое шахматное расположение катков, что обеспечивает несравнимую плавность хода. Но такая чрезмерная сложность конструкции обладает и некоторыми особенностями, ведь процесс замены ходовой части превращает обслуживание и ремонт в неимоверную по сложности процедуру, хотя техническое обслуживание трансмиссии может быть выполнено без выхода экипажа из танка. А ломалась она часто…
Неимоверной оборонительной способностью славиться и броневое исполнение танка, ведь даже Т-34 (до Т-34-85) и M4 Sherman (кроме танков с пушкой 76мм) не могли пробить его борт, по некоторым данным даже при стрельбе в упор – вероятность пробития не больше 30%.

Отдельно стоит вспомнить о невероятной продуманности бортового пространства и рациональном размещении внутренних агрегатов. Таким образом, значительно повышается комфорт экипажа, что увеличивает шансы на победу в бою.
Существенный вес боевой машины в 57 т. требовал значительных затрат топлива для движения. В качестве силового агрегата был использован 23-литровый двигатель, который потреблял более 270 литров этилированного бензина (!) при движении по шоссе, на пересеченной местности значения были еще больше.
Вспоминая о самом современном (на тот момент), вооруженном и бронированном танке, стоит отметить высокую стоимость изготовления и эксплуатации. Можно с уверенностью сказать, что это один из самых дорогих танков за всю войну (800 000 рейхсмарок – месячная зарплата 7 000 рабочих).
ИС-2
Так называемый объект 240 представляет собой советский тяжелый танк, разработанный в период ведения Великой Отечественной Войны. Свою аббревиатуру этот монстр советского машиностроения получил в результате сокращения «Иосиф Сталин».
Тяжелая боевая машина выпускалась в период с 1943 по 1953 год. Он является вторым изделием в семействе этого танка.
Можно с уверенностью сказать, что этот боевая машина является самым мощным, бронированным и тяжелым среди выпускаемых серийных танков советского производства и союзников того времени.
Даже после завершения великой отечественной, танк остался на вооружении до 1995 года.
Имеющиеся на вооружении машины ИС-1 и КВ-85 не имели необходимого вооружением, а потому, являлись менее эффективными в бою.
Так как основным предназначением тяжелых танков была задача прорыва укрепленных полос обороны, то требовалась возможность использования осколочно-фугасных свойств снарядов, что не могли обеспечить имеющиеся до создания ИС-2 боевые машины.
Объект 240 (ИС-2) был принят на вооружение в октябре 1943 года и запущен в серийное производство.
Стремление конструкторов в боевой машине получить максимум возможной брони при относительно небольшой массе имело как положительные характеристики, так и негативные.
Преимущества:
Существенная экономичность и материалоемкость конструкции танка;
Хорошие показатели защищенности, превышающие значения аналогичной по весу «Пантеры» (а снаряд «Тигра» пробивал броню ИС-2 с таким же трудом, как и снаряд Т-34 – «Тигра»);
Общая продуманность конструкции (например бронирование чем-то напоминает современный «Абрамс», хотя при этом ужасающе низкая скорострельность пушки).
Недостатки:
Отсутствие люка механика-водителя (при повреждении танка все лезут по очереди – и не все вылезают);
Размещение части баков с топливом в боевом отделении (возможность получить стейк хорошей прожарки из экипажа и божественный запах все время);
Расположение башни в носовой части корпуса, что усложняло преодоление рвов и траншейных преград.
Таким образом, значительно уменьшались шансы экипажа на спасение после поражения баков дизельного топлива. Часто раненые танкисты просто не успевали покинуть горящую машину.
Так а что в итоге? Кто «круче»?
Прямое столкновение ИС-2 с «тиграми» являлось достаточно редким явлением. В свою очередь, танк ИС-2 доказал свою эффективность как средство мобильного усиления подразделений и прорыва укрепленных точек противника. Штурм городов являлся одним из самых распространённых и эффективных способов использования тяжелого советского танка. С задачей разрушения ДОТов и бронеколпаков он также справлялся отлично.
А «Тигр» был создан и разработан как средство для борьбы с танками противника, как в нападении, так и обороне. С учетом этого применения и была разработана конструкция боевой машины.
Хотя всё-таки отвечу) «Тигру» было достаточно одного попадания дальнобойного ИС-2. В то же время, заряжания у «Тигра» — автоматическое, а у ИС-2 — ручное. Поэтому опять всё зависит от экипажа.
А вообще оба они прекрасно справлялись с поставленными для них задачами. А потому, возможно, не стоит их сравнивать в качестве прямого противостояния, как нельзя сравнивать зенитку, «сорокапятку» и гаубицу.
И, повторюсь – многое решал человеческий фактор.
===Артем Ковалев===

Танки ИС-2 и Tiger. Война на бумаге и в реальности

Известно немало случаев, когда теория расходилась с практикой. Теоретическое сравнение разных боевых машин приводило к определенным результатам, а их столкновение на практике завершалось совсем не так, как ожидалось ранее. К примеру, в годы Великой Отечественной войны наиболее массовый и совершенный советский тяжелый танк ИС-2, имея значительные преимущества перед немецким Pz.Kpfw. VI Ausf. H1 Tiger, порой не мог завершить бой в свою пользу. Попробуем рассмотреть эту технику и определить причины, по которым наши не всегда могли реализовать преимущества своих танков.

Техника и ее характеристики
Самый массовый советский тяжелый танк времен Великой Отечественной войны пошел в серию в конце 1943 года. Производство машин типа ИС-2 продолжалось до июня 1945-го. Примерно за полтора года промышленность передала Красной Армии 3385 танков. По понятным причинам, некоторая часть танков последних серий уже не успела попасть на фронт. За время эксплуатации части, имевшие на вооружение ИС-2, потеряли значительное количество такой техники. Впрочем, серийное производство покрывало все потери и позволяло продолжать бои. Мало того, имеющийся парк техники оставался на вооружении долгие годы после окончания войны; существенное количество танков было передано третьим странам.
Советский тяжелый танк ИС-2 первой версии. От более поздних машин он отличается характерной лобовой частью корпуса
ИС-2 имел самую мощную защиту среди всех советских танков военного времени. Изначально такие танки имели лобовой агрегат из листов толщиной 60, 100 и 120 мм, установленных под углами. В 1944 году появился новый вариант лба с верхней лобовой деталью толщиной 120 мм и нижней 100-мм. Борта имели толщину 90 мм, корма – 60 мм. Башня получила круговую защиту в виде 100-мм брони. На лбу также имелась маска равной толщины. Следует отметить, что на некоторых серийных танках вместо катаных деталей использовались литые, отличавшиеся меньшей стойкостью к обстрелу.
Танк комплектовался 12-цилиндровым дизельным двигателем В-2ИС мощностью 520 л.с., что при боевой массе 46 т давало удельную мощность чуть более 11 л.с. на тонну. На шоссе машина разгонялась до 35-37 км/ч, на пересеченной местности – до 15 км/ч. Обеспечивалось преодоление разнообразных препятствий.
С учетом опыта предыдущих сражений танк ИС-2 оснастили 122-мм нарезной пушкой Д-25Т, которая, как ожидалось, могла эффективно уничтожать любую бронетехнику немецкой армии. Д-25Т представляла собой переработанный вариант орудия А-19 с некоторыми новыми элементами. Пушки первых серий имели поршневой затвор, но в начале 1944 года его заменили полуавтоматическим клиновым. Для сокращения импульса отдачи имелся дульный тормоз. Орудие использовало выстрелы раздельного заряжания. Была обеспечена круговая наводка по горизонтали поворотом башни с возможностью точного наведения при помощи отдельных механизмов на установке.
Схема бронирования танка ИС-2. Вверху справа показан корпус танка первой версии, внизу — более поздней, с переработанным лбом
При использовании остроголового калиберного бронебойного снаряда типа БР-471 пушка Д-25Т на дистанции 500 м при угле встречи 90° могла пробить 155 мм гомогенной брони. На расстоянии 1 км бронепробиваемость уменьшалась до 143 мм. На вдвое большей дистанции – до 116 мм. Таким образом, пушка танка ИС-2 в теории представляла большую опасность почти для всей немецкой бронетехники. В одних случаях должно было происходить пробитие с известными последствиями, в иных – фатальное повреждение внешних агрегатов.
В боекомплект танка входило 28 выстрелов раздельного заряжания. Каждый снаряд БР-471 весил 25 кг, гильза типа Ж-471 с переменным зарядом – от 13,7 до 15,3 кг, в зависимости от использованного материала. Необходимости работы с крупными и тяжелыми элементами выстрела привела к сокращению скорострельности до 3 выстрелов в минуту.
Для управления орудием наводчик ИС-2 использовал телескопический прицел ТШ-17 и перископический ПТ4-17. С определенного времени серийные танки лишились перископического прицела, вместо которого установили еще один смотровой прибор. Ситуационная осведомленность улучшилась, но танк лишился возможности самостоятельной стрельбы с закрытой позиции.
ИС-2 с новым лбом в одном из отечественных музеев
Самым массовым немецким танком тяжелого класса стал Pz.Kpfw. VI Ausf. H1, также известный под названием Tiger. Эта машина пошла в серию в конце лета 1942 года и выпускалась в течение двух лет, до августа 1944-го. Танк получился достаточно сложным в производстве и дорогим; за все время производства промышленность изготовила только 1350 единиц такой техники. С начала службы в 1942 году и до конца войны немецкая армия потеряла подавляющее большинство таких машин. Основные потери, по известным причинам, имели место на Восточном фронте и являются заслугой Красной Армии.
Характерной чертой танка «Тигр» являлось мощное бронирование. Лоб его корпуса состоял из катаных листов толщиной 100, 80 и 63 мм, собранных в коробчатый агрегат узнаваемой формы. Борта собирались из 80- и 63-мм деталей, а корма имела толщину 80 мм. Лоб башни изготавливался из 100-мм листа и усиливался маской орудия переменной толщины: от 90 до 200 мм. Борт и корма башни имели одинаковую защиту в виде 80 мм брони.
Танки разных серий комплектовались 12-цилиндровыми карбюраторными двигателями Maybach HL210P30 и HL210P45 мощностью 700 л.с. При массе 57 т танк Tiger имел удельную мощность не более 13 л.с. на тонну. Без ограничения оборотов двигателя танк мог развить на шоссе скорость 44 км/ч. На пересеченной местности скорость ограничивалась 22-25 км/ч. Машина имела достаточно высокую проходимость.
Главным оружием немецкого «Тигра» была танковая пушка 8,8 cm KwK 36 L/56 с нарезным стволом калибра 88 мм. Орудие оснащалось полуавтоматическим клиновым затвором, электрической системой воспламенения и дульным тормозом узнаваемой формы. С KwK 36 использовались унитарные выстрелы 88х570 мм R, комплектовавшиеся снарядами разных типов. Важной особенностью немецкой пушки была настильность траектории, в некоторой мере компенсировавшая ошибки в вертикальной наводке.
Компоненты выстрела для пушки Д-25Т (справа налево, показаны с двух сторон): гильза с метательным зарядом, осколочно-фугасный снаряд ОФ-471Н, бронебойный БР-471 и бронебойный БР-471Б
Для поражения танков пушка KwK 36 могла использовать снаряды нескольких типов: два кинетических (один с вольфрамовым сердечником, другой с баллистическим колпачком и зарядом взрывчатого вещества) и ряд кумулятивных. Последние во всех условиях пробивали до 100-110 мм гомогенной брони при угле встречи 90°. Наиболее эффективный снаряд Pz.Gr.40 с вольфрамовым сердечником на дистанции 500 м пробивал 200 мм брони, на 1 км – 179 мм. На расстоянии 2 км он сохранял энергию для поражения 143-мм преграды. Снаряд Pz.Gr.39, собранный без применения дорогих материалов, на тех же дистанциях пробивал 151, 138 и 116 мм брони соответственно.
Унитарные выстрелы немецкого производства с 88-мм снарядами имели длину более 1150 мм и весили чуть менее 21 кг. Боекомплект орудия KwK 36 включал не менее 90 снарядов. Позже немецкие инженеры нашли способ довести его до 120 снарядов. За счет сравнительно легкого выстрела с унитарным заряжанием удалось получить техническую скорострельность до 6-8 выстрелов в минуту.
Большая часть танков «Тигр» была оснащена бинокулярными оптическими прицелами TZF-9b. На машинах последних серий использовались изделия TZF-9c. Первый имел фиксированное увеличение 2,5х, тогда как кратность второго регулировалась от 2,5х до 5х.
Преимущества и недостатки
Нетрудно заметить, что самые массовые тяжелые танки СССР и гитлеровской Германии имели схожие показатели подвижности и проходимости, но при этом самым серьезным образом отличались с точки зрения защиты и вооружения. Простейшее сравнение двух танков «на бумаге» показывает, в каких сферах рассматриваемые образцы могли иметь преимущество друг перед другом.
Музейный танк «Тигр»
Советский ИС-2 ранних серий имел лобовую броню в виде листов толщиной 120, 100 мм и 60 мм, что с учетом наклона давало приведенную толщину около 195, 130 и 115 мм соответственно. Лобовой агрегат танка Pz.Kpfw. VI Ausf. H не имел больших углов установки деталей, и потому их приведенная толщина оставалась на уровне 100-110 мм. Впрочем, для наклонного 80-мм листа этот параметр достигал 190 мм. Однако наклонная деталь не занимала много места в общей лобовой проекции танка, и потому ее влияние на общий уровень защиты не было решающим.
С точки зрения защиты башни «на бумаге» два танка схожи. При этом «Тигр» имеет преимущество в виде большей толщины маски орудия, а башня ИС-2 отличается более толстыми бортами и кормой.
В целом, преимущество в области защиты остается за советским танком. Однако нужно учитывать, что живучесть боевой машины зависит не только от характеристик ее брони, но и от возможностей оружия противника.
Верхний лобовой лист танка ИС-2 с приведенной толщиной от 195 до 240 мм, в зависимости от серии, можно считать крайне сложной преградой для всех снарядов пушки KwK 36 на разумных дистанциях. Ситуацию мог исправить только самый эффективный и дорогой снаряд с вольфрамовым сердечником. В свою очередь, ИС-2 со снарядом БР-471 в идеальных условиях мог поражать Tiger в лобовую проекцию на дистанциях не менее 1 км.

Лобовая проекция немецкого танка: наклоны листов минимальны
При этом следует учитывать возможность выведения противника из строя без пробития брони. Осколки снаряда, попавшего в корпус или башню, а также выбитые обломки брони были способны повреждать орудие, оптические приборы и т.п., как минимум, нарушая нормальную работу боевой машины. Так, в ходе испытаний пушка Д-25Т не только пробивала броню трофейного Tiger, но и проделывала в ней проломы, а также смогла сорвать башню с погона.
Несомненным преимуществом немецкого танка являлась более высокая скорострельность, связанная с меньшим калибром снаряда и иным способом заряжания. На подготовку к выстрелу советским танкистам требовалось не менее 20 с, тогда как немецкий заряжающий мог управиться за 8-10 с. Таким образом, «Тигр» мог быстрее скорректировать наводку и сделать второй выстрел с большей точностью. Однако необходимо помнить о соотношении бронепробиваемости немецких снарядов и характеристиках брони ИС-2. Чтобы второй выстрел привел к поражению советского танка, немецкому «Тигру» следовало быть на не самой большой дистанции от него.
Бортовые проекции ИС-2 и «Тигра» имели защиту в виде 90 и 63-80 мм брони соответственно. Это означает, что оба танка могли эффективно поражать друг друга на всех дистанциях, имеющих место в реальном бою. После единственного меткого выстрела с попаданием в борт противник выводился из строя, как минимум, до прохождения ремонта.
Загрузка унитарных 88-мм снарядов в танк
Немецкий танк, отличавшийся лучшей подвижностью, мог быстрее выйти на выгодную позицию. На пересеченной местности Tiger был способен развивать скорость до 20-25 км/ч – в зависимости от особенностей ландшафта. Максимальная скорость ИС-2 была меньше – до 12-15 км/ч. Опытный экипаж мог использовать такое преимущество в свою пользу, а недостаточно обученным танкистам без должного опыта дополнительные километры в час не принесли бы никакой пользы.
Таким образом, при простом и поверхностном рассмотрении тактико-технических характеристик двух тяжелых танков СССР и Германии можно сделать определенные выводы и предположения. ИС-2 имел преимущества перед Pz.Kpfw. VI Ausf. H Tiger в одних характеристиках, но проигрывал в других. При этом за ним оставались серьезные преимущества в части брони и вооружения. Немецким танкистам в случае столкновения с ИС-2 пришлось бы полагаться на лучшую подвижность и более высокую скорострельность.
Столкновение в реальности
Известно, что танкам ИС-2 и Tiger неоднократно приходилось встречаться в бою с весны 1944 года. Однако, по имеющимся данным, такие бои происходили не слишком часто, поскольку разные тактические роли обычно разводили их по разным участкам фронта. Тем не менее, сохранились определенные сведения о столкновениях тяжелых танков двух стран, позволяющие рассмотреть сложившуюся ситуацию и скорректировать ранее сделанные выводы.
По известным данным, впервые ИС-2 встретились с танками Tiger в апреле 1944 г. в районе г. Тернополь. Первыми приняли бой танкисты 11-го отдельного гвардейского тяжелого танкового полка. Впоследствии этот полк и другие части неоднократно встречались с тяжелыми немецкими танками и вели бои с ними. По объективным причинам, установить все результаты этих сражений уже невозможно, однако известно, что обе стороны наносили друг другу ощутимый ущерб.
Рассматривая доступные данные о столкновении «Тигров» и ИС-2, можно заметить несколько основных особенностей таких боев. Танки неоднократно атаковали друг друга с дистанции порядка 1000-1500 м, и в таком бое чаще побеждали советские ИС-2. При этом известны случаи, когда Tiger атаковал советскую машину с расстояния более 1 км и пробивал нижнюю лобовую деталь, что приводило к воспламенению топливных баков. Впрочем, на дистанциях более 1 км преимущество оставалось за танкистами-красноармейцами.
Бои на меньших дистанциях, несмотря на имеющиеся у обоих танков преимущества, оказывались сложными для обеих сторон. На расстояниях от 400-500 до 900-1000 м ИС-2 и «Тигр» могли с переменным успехом атаковать друг друга в лоб и уверенно поражать в борт. При дальнейшем сокращении дистанции между танками шансы на победу и выживание уравнивались. В то же время, в этих обстоятельствах, вероятно, могла возрастать роль подвижности и скорострельности. Соответственно, немного увеличивался потенциал немецкой техники.
Немецкие танкисты изучают вмятину на броне «Тигра». Это явно была не пушка танка ИС-2
Таким образом, два тяжелых танка противоборствующих сторон серьезно отличались друг от друга теми или иными особенностями конструкции и характеристиками, что приводило к появлению различных преимуществ перед противником. Однако в этом контексте имелись достаточно серьезные проблемы. Далеко не всегда реальное боевое столкновение с вражескими танками могло пойти по оптимальному сценарию, позволяющему в полной мере использовать свои преимущества. На практике это приводило к тому, что советские танкисты старались не подпускать «Тигры» на опасную дистанцию, но сами иногда оказывались слишком близко к вражеским позициям.
Вклад в победу
Тяжелые танки Pz.Kpfw. VI Ausf. H Tiger и ИС-2 не слишком часто встречались в боях, что было связано с разными тактическими ролями этих боевых машин. Из-за этого основными их противниками становилась бронетехника иных типов. И в этом деле советские тяжелые танки показали себя самым лучшим образом. 122-мм орудие позволяло атаковать и уничтожать почти все существующие образцы техники противника, а мощное бронирование защищало от множества ответных атак. Кроме того, танки ИС-2 выпускались в значительных количествах, что позволяло усилить бронетанковые войска желаемым образом.
Конечно, тяжелые танки ИС-2 не были лишены недостатков и по некоторым характеристикам проигрывали вражеской технике своего класса, что приводило к потерям. Тем не менее, подлежащие восстановлению машины возвращались в строй, а промышленность поставляла вновь построенную технику. Чуть более чем за полтора года серийного производства Советский Союз построил почти 3400 танков этого типа. 1350 немецких машин Tiger на этом фоне выглядят не слишком убедительно, и около 500 собранных Tiger II вряд ли могли исправить ситуацию.
В конечном итоге, именно танки ИС-2 успешно поддерживали наступление на позиции врага и наносили ему серьезнейший ущерб, способствуя продвижению Красной Армии. Несмотря на свои недостатки и преимущества техники противной стороны, советские бронемашины внесли заметный вклад в разгром врага и победу над гитлеровской Германией. Советские танки ИС-2 вместе с другой бронетехникой наглядно показали, как высокие характеристики, качество и количество боевых машин превращаются в победу.
По материалам:

Огневая мощь немецких танков «Тигр»

По британским отчетам об испытаниях трофейных танков
и немецким донесениям
с Африканского и Европейского театров военных действий
согласно «Армейской серии «Tornado»

Тактико-технические характеристики показывают боевую эффективность танка в аспектах тактической и стратегической маневренности, мощности вооружения и живучести на поле боя. Знание баллистических характеристик танковой пушки позволяет оценить боевые возможности танка, а также сравнить их с возможностями танков противника. Тем самым можно предсказать возможные боевые потери и определить основные тактические принципы применения танка. Однако баллистические характеристики пушки — отнюдь не единственный важный показатель боеспособности танка. Механическая надежность, живучесть на поле боя и тактика определяют уровень потерь в значительно большей степени, чем бронепробивающая способность пушки.

Огневая мощь танка зависит от баллистических характеристик его пушки: бронепробивающей способности, точности и кучности огня, качества прицелов, а также легкости и удобства наведения. Меткость определяется по результатам пробных стрельб и характеризует вероятность попадания из пушки в цель стандартного размера с дистанции, встречающейся на практике. Однако эти результаты не всегда можно приложить к реальной боевой обстановке. В немецкой армии было принято определять способность снаряда пробивать броню, расположенную под углом 30 градусов к траектории. Соответствующие характеристики пушек 8.8 cm KwK 36 L/56 и 8.8 cm KwK 43 L/71 приведены в таблице:

Бронепробиваемость пушек немецких танков «Тигр» и «Королевский Тигра»

88-мм KwK 36 L/56 88-мм KwK43/71
PzGr 39 PzGr 40 Gr 39HL PzGr 39/43 PzGr 40/43
10.2 кг 7.3 кг 7.65 кг 10.2 кг 7.3 кг
773 м/с 930м/с 600 м/с 1000 м/с 1130 м/с
100 м 120 мм 170 мм 90 мм 202 мм 237 мм
500 м 110 мм 155 мм 90 мм 185 мм 217 мм
1000 м 100 мм 138 мм 90 мм 165 мм 197 мм
1500 м 91 мм 122 мм 90 мм 148 мм 170 мм
2000 м 84 мм 110мм 90 мм 132 мм 152 мм

Для испытаний применялась прокатанная гомогенная бронеплита, обладавшая следующими характеристиками:

Толщина, мм Твердость кг/мм2 Твердость по Бринеллю
81-120 95-105 279-309
121-150 80-90 235-265

Цитата из немецкого артиллерийского руководства:

«Прежде всего следует заметить, что все приведенные здесь данные относятся к боеприпасам высокого качества. Оценить характеристики «низкосортных» боеприпасов можно лишь предположительно. Их реальная бронепробивающая способность может оказаться гораздо хуже приведенных цифр. Во время приемки партии боеприпасов производится испытание определенного количества выстрелов (0,5%). Партия считается качественной, если не менее двух третей всех выпущенных снарядов отвечают предъявляемым требованиям. Как свидетельствует опыт, такое испытание достаточно характеризует всю партию боеприпасов. Полной гарантии дать нельзя, всегда есть вероятность того, что несколько выстрелов не будут обладать должной бронепробивающей способностью или разрушаться раньше времени. У разрушенных боеприпасов не произойдет детонация разрывного заряда. Действие снаряда внутри танка и вероятность поражения цели здесь не рассматриваются. Таким образом, мы предполагаем, что снаряд, пробивший броню, выводит танк из строя. В этом отношении особенно эффективны снаряды с разрывным зарядом. Бронебойные снаряды с разного рода сердечником или кумулятивные снаряды не всегда с первого попадания могут вывести танк из строя, поскольку эти снаряды не всегда могут поразить сразу весь экипаж танка. Довольно часто снаряды, даже не пробившие броню, могут частично снизить боеспособность танка (в результате откола внутренних слоев брони или образования сквозных отверстий). В качестве стандарта выбирается бронепробивающая способность снаряда относительно брони, расположенной под углом 30 градусов к горизонту. Бронепробивающая способность снарядов относительно брони, расположенной под другим углом можно рассчитать с помощью следующей таблицы:

Тип боеприпаса Угол атаки
0 30 45 60
PzGr. 39 120 100 60 40
PzGr. 40 120 100 60 30
GrHL 105 100 80 50

Пример: бронепробивающая способность боеприпаса PzGr. 39 калибра 75 мм (пушка Pak 40) на дистанции 1000 метров составляет 81 мм при угле атаки 30 градусов. При углах атаки 0, 45 и 60 градусов, бронепробивающая способность составит 95, 50 и 32 мм, соответственно. Обычно литая броня менее прочна, чем прокатанная броня той же толщины, но качественная литая броня не уступает прокатанной броне. Гетерогенная броня обладает тем преимуществом, что снаряды часто раскалываются на ее поверхности. Однако механическая прочность гетерогенной брони не выше, а бывает даже ниже, чем у гомогенной брони.»

8,8 cm Pzgr. Patr. 39 Kw. K. 36

Боекомплект танка Tiger составлял 92 выстрела, у Panzerbefehlswagen «Tiger» боекомплект составлял только 66 выстрелов. Рекомендовалось половину боекомплекта заполнять бронебойными выстрелами PzGr 39 (бронебойный боеприпас с баллистической головкой, трассером и разрывным зарядом), а другую половину — фугасными выстрелами Sprgr. Иногда боекомплект пополнялся несколькими выстрелами PzGr 40 (подкалиберный с трассером и вольфрамовым сердечником), которые берегли на случай появления тяжелых советских танков и самоходных установок. Поскольку PzGr 40 не имел разрывного заряда, он оказывал ограниченное поражающее действие на экипаж. Кроме того, для 88-мм пушки было разработано четыре типа кумулятивных боеприпасов — Gr 39 HL. Кумулятивный боеприпас первого типа отличался высоким рассеянием и низкой бронепробивающей способностью, но его неоспоримым достоинством было то, что его можно было также использовать в качестве фугасного боеприпаса.

Пушки 8.8 cm KwK. 36 L/56 и 8.8 cm KwK 43 L/71 отличались высокой точностью огня и могли с первого выстрела поразить цель, удаленную на 1000 метров и более. В таблице приведена вероятность попадания снаряда в прямоугольную цель высотой 2 и шириной 2,5 м (имитирующую танк в фронтальной проекции). Результаты верны, если предположить, что расстояние до цели точно определено перед выстрелом. Первая цифра в колонке соответствует результатам пробных стрельб, а цифра в скобках показывает вероятное отклонение. Следует иметь в виду, что реальная точность стрельбы в боевых условиях была ниже. Как правило, меткость первого выстрела также оказывалась ниже из-за погрешностей в определении расстояния и других факторов, действующих на поле боя. Однако наводчик средней квалификации после первого выстрела мог легко взять поправку, и точность второго выстрела уже мало отличалась от точности, указанной в таблице.

88-мм KwK 36 L/56 88-мм KwК 43/71
PzGr 39 PzGr 40 Gr 39HL PzGr 39/43 PzGr 40/43
500 м 100 100 100 100 100
1000м 100 99 94 100 100
1500 м 98 89 72 95 97
2000 м 87 71 52 85 89
2500 м 71 55 74 78
3000 м 53 61 66
3500 м 51
4000 м 42

Танки «Tiger I» до апреля 1944 года оснащались сочлененным башенным телескопическим бинокулярным прицелом Turmzielfernrohr 9b, обеспечивавшего увеличение 2,5х. Оптическая ось прицела проходила параллельно стволу пушки. В каждом тубусе прицела имелась своя сетка визира. На левой сетке в центре располагались семь треугольников, разделенных 4 тысячными. С помощью треугольников также можно было брать упреждение при стрельбе по движущимся целям. Кроме того, сравнивая высоту цели с высотой треугольника, можно было примерно оценить дистанцию. На правой сетке помещались треугольники, а также сетка дальномера. Сетка была проградуирована в диапазоне от 0 до 4000 метров с шагом 100 метров. С апреля 1944 года танки «Tiger I» стали оснащать прицелом Turmzielfernrohr 9с. Прицел обеспечивал увеличение 2,5х и 5х. При малом увеличении наводчик располагал большим полем зрения. Установив большое увеличение, наводчик мог сравнительно легко наводить орудие на удаленные цели. Регулируемая дальномерная шкала позволяла наводчику точно определять расстояние до цели.

Разметка прицелов Т 9b (слева) и Т9b/1

Танки «Tiger II» оснащались сочлененными монокулярными прицелами Turmzielfernrohr 9d. Этот прицел также обеспечивал увеличение 2,5х и 5х. Шкала для PzGr 39 была отградуирована в диапазоне от 0 до 4000 метров с шагом 100 метров. Вторая шкала для SprGr 43 была отградуирована до 6000 метров. Башня танка «Tiger I» оснащалась гидроприводом, отбиравшим мощность у двигателя. При максимальных оборотах двигателя полный оборот башни совершался за 60 секунд. Танк «Tiger II» оснащался улучшенным приводом башни, имевшим повышенную и пониженную передачи, включаемые наводчиком. На повышенной передаче башня «Королевского Тигра» совершала полный оборот за 19 секунд при работе двигателя в режиме 2000 об./мин, за 25 секунд при 1500 об./мин и за 36 секунд при 1000 об./мин. С помощью гидравлического привода наводчик осуществлял грубую горизонтальную наводку, а более точную наводку обеспечивал ручной привод. Вращать башню вручную наводчику помогал командир танка («Тигр») или заряжающий («Королевский Тигр»).

Командир танка находил цель, указывал тип боеприпаса и дальность. Наводчик ловил цель и производил пристрелочный выстрел. По следу трассера и по месту падения снаряда командир давал наводчику указания внести поправку. Танки «Тигр» могли вести огонь без подготовки по бронетехнике противника с дистанции до 1200 метров. На дистанциях, превышающих 1200 метров, сперва требовалось провести пристрелку, взяв цель в вилку размахом 200-400 метров. При известном навыке наводчик мог поразить цель, лежащую в 1200-2000 метрах с четвертого выстрела. Одиночный танк «Tiger» мог поразить неподвижно стоящий танк противника, удаленный на 2500 метров. Концентрированный огонь танкового взвода позволял поражать танки противника на дистанциях до 3000 метров. Танк «Тигр» не мог эффективно поражать движущиеся цели, удаленные на более чем 2000 метров. В течение тридцати секунд танк «Тигр» производил три выстрела, добиваясь при этом по меньшей мере одного попадания. Двигаясь со скоростью 20 км/ч, танк мог за час боя пройти 800-1200 метров. Подобными характеристиками обладала и пушка 8,8 cm KwK 43. Однако благодаря более пологой траектории снаряда и его высокой начальной скорости, прицельная дальность стрельбы у «Королевского Тигра» была выше. Так, без пристрелки «Королевский Тигр» поражал цели на дистанции до 2000 метров, а по стоящим танкам мог вести огонь на дистанциях до 4000 метров.