Тайны блокадного города

Блокада Ленинграда: историческая хроника событий, потери, итоги и значение

19.11.2019 Мемориал, посвященный блокаде Ленинграда

Ленинград — второй по значению город СССР — в годы Великой Отечественной войны стал местом многолетнего и крайне упорного сражения, которое повлияло на весь ход боевых действий. Ленинградцам и советским воинам-защитникам города пришлось действовать в крайне тяжелых условиях полной блокады, с возможностью опираться только на собственные силы и ресурсы.

Ленинградская блокада, длившаяся с сентября 1941 по январь 1944 годов, стала значимой страницей в истории города и страны. Ленинградцы смогли упорной обороной спасти город от полного уничтожения, которое угрожало ему в случае падения.

Исторические предпосылки и положение города

Заложенный как новая столица, Санкт-Петербург играл эту роль вплоть до конца существования Российской Империи. Несмотря на близость к границе, войны обходили его стороной. Революции, смена государственного строя, возврат центра управления страной в Москву отразились в переименованиях города на Неве в Петроград, затем в Ленинград, но сохранился его статус важнейшего политического, промышленного, научного, культурного и транспортного центра.

К концу 1930-х годов «северная столица» насчитывала более 3 миллионов жителей, а расположенные здесь предприятия являлись существенной составляющей оборонно-промышленного потенциала СССР. Но наличие госграницы всего лишь в 30-35 километрах от Ленинграда представляло собой проблему безопасности стратегического значения.

Попытки обеспечить перенос советско-финляндской границы дальше от города путем переговоров были довольно активными, но не принесли успеха. По итогам военного конфликта с Финляндией в 1939-1940 гг., несмотря на трудности первоначального этапа, СССР добился требуемого переноса границы, притом на более значительное расстояние.

«Финская война» оказала заметное влияние на жизнь Ленинграда и его население, которое первым в Советском Союзе ощутило на себе все превратности статуса «прифронтового города». Нехватка транспорта, задействованного для обеспечения боевых действий, перебои с топливом и продовольственным снабжением имели место, но оказались преодолены и дали нужный опыт многим городским руководителям. А даже частичные военно-мобилизационные мероприятия (светомаскировка, передача части школ под военные госпитали) сделали ленинградцев более подготовленными к грядущей большой войне.

В составе Ленинградского военного округа после советско-финляндской войны оставались штабы трех армий (7-й, 14-й и 23-й). Но их численный состав и ударную мощь, основанную на современной военной технике, к тому времени уже существенно сократили в пользу западных приграничных округов. В Ленинграде также размещалось командование Краснознаменного Балтийского флота (самого многочисленного в ВМФ СССР). Флот располагал внушительными силами авиации и противовоздушной обороны.

Начало войны (июнь-сентябрь 1941 года)

Германский план «Барбаросса», разработанный для войны с Советским Союзом, прямо указывал на Ленинград в качестве одного из трех главных направлений ударов. На этом направлении должна была действовать группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала В. фон Лееба. В ее составе с начала войны значились 16-я и 18-я армии, 4-я танковая группа, а в качестве поддержки этим силам отряжался 1-й воздушный флот.

По итогам приграничного сражения группе армий «Север» удалось рассечь надвое советский Северо-Западный фронт и уже 9 июля взять Псков. Советское руководство, осознав непосредственную угрозу Ленинграду, еще с начала июля направило силы на возведение укрепленных линий на рубежах вокруг города, общая протяженность которых составила около 900 километров. 10 июля было образовано Главное командование Северо-Западного направления во главе с маршалом К. Е. Ворошиловым.

Возведение Лужского оборонительного рубежа

Красная Армия, опираясь на Лужский оборонительный рубеж, смогла задержать немецкое наступление почти на месяц. Этому в немалой степени способствовал удачный контрудар в районе город Сольцы, где удалось нанести чувствительные потери мотомеханизированным ударным силам вермахта.

Выигранное время дало возможность сформировать резервы в виде двух новых армий (42-й и 55-й) для защиты подступов к Ленинграду. Кроме того, был запущен процесс эвакуации части предприятий и населения, охвативший почти полмиллиона ленинградцев. Но после паузы на восполнение потерь немцы смогли прорвать советскую оборону и к концу августа выйти к окрестностям Ленинграда. 29 августа немцы захватили станцию Мга и перерезали основную железнодорожную магистраль.

После бомбардировки 25 июня советской авиацией городов и военных баз в Финляндии эта страна объявила войну Советскому Союзу. Активные наступательные действия на Карельском перешейке финская армия начала с 31 июля и за месяц смогла добиться успеха, остановившись на рубеже старого советского Карельского укрепрайона.

Начало блокады (сентябрь-декабрь 1941 года)

Уже в середине июля командование вермахта исключило в качестве возможной задачи штурм Ленинграда, сделав ставку на полное окружение города. Согласно директиве Гитлера номер 35 от 6 сентября, использованную для прорыва к советской «северной столице» 4-ю танковую группу надлежало в срочном порядке передислоцировать для наступления на Москву. После взятия германскими войсками Шлиссельбурга 8 сентября сухопутное сообщение Ленинграда с остальной страной было прервано.

Войска группы армий «Север» постарались выполнить приказ на полное окружение города, но упорная оборона частей Красной Армии не позволила это сделать. Господствующие Пулковские высоты остались под контролем советских войск. К немногочисленным успехам вермахта относятся взятие Красногвардейска, Пушкина и Красного Села, а также рассечение советской обороны в районе Петергофа, где образовался изолированный Ораниенбаумский плацдарм.

Образование кольца блокады толкнуло советское командование на поспешные и несогласованные действия в рамках Синявинской операции. Снимать возникшую осаду предполагалось силами отдельной 54-й армии под командованием маршала Г. И. Кулика. Это наступление встретило мощное противодействие немцев и в итоге смогло продвинуться лишь на 5-10 километров.

При этом все высшее советское военное руководство ошибочно пребывало в ожидании штурма вермахтом «города Ленина». Генерал армии Г. К. Жуков, 13 сентября сменивший Ворошилова во главе войск Ленинградского фронта, предпринял ряд активных мер по формированию и переброске частей, включая пополнение сухопутных подразделений моряками Балтфлота. В итоге Жуков фактически распылял свои силы, вынуждая подчиненных командиров соединений проводить постоянные контратаки на второстепенных по значению направлениях, зачастую уже укрепленных немцами.

На этот период приходится важная операция советских войск по захвату небольшого плацдарма в районе Невской Дубровки, получившего название «невский пятачок». Попытки развить отсюда наступление с целью ликвидации Шлиссельбургского выступа и дальнейшего прорыва блокады оказались безуспешными и привели к значительным потерям.

Карта обстановки под Ленинградом по состоянию на конец 1941 года

Немецкие войска, закрепившись в пригородах на удалении в 4-7 километров от городской черты, перешли к активным артиллерийским обстрелам и воздушным бомбардировкам Ленинграда. Верхушка «Третьего рейха» откровенно признавалась в стремлении полностью уничтожить «город Ленина», уповая при этом на разрушение жилых домов артиллерией и скорую смерть осажденных от голода.

С первых же дней блокады в Ленинграде остро встала проблема организации продовольственного снабжения. Имеющихся запасов могло хватить максимум на месяц, что заставляло городское руководство уже с октября значительно урезать нормы их потребления. Снабжение посредством авиации и водным путем через Ладогу лишь частично решало проблему, но вскоре и этот маршрут был поставлен под угрозу.

Группа армий «Север» смогла к началу ноября захватить Тихвин и Волхов, угрожая выходом к реке Свирь, на рубеже которой были остановлены финские войска. Соединение войск противника восточнее Ленинграда грозило городу неминуемой гибелью. Северо-Западный фронт сумел сперва остановить немцев, а к началу декабря — вернуть утраченные ранее города и железную дорогу к побережью Ладожского озера.

Запасы продовольствия в блокадном Ленинграде быстро таяли, и с 20 ноября по 25 декабря 1941 года нормы выдачи продуктов достигли минимального размера за все время блокады. Для служащих, иждивенцев и детей эта норма составила 125 граммов хлеба на день, для работающих граждан — 250 граммов. Только ближе к концу 1941 года удалось, нарастив ледовый покров Ладожского озера, установить транспортные коммуникации с блокированным городом.

125 граммов хлеба: минимальная дневная продовольственная норма блокадника

1942 или страшный год блокады

В предновогодние дни нормы выдачи продовольствия ленинградцам были немного увеличены, но продолжали оставаться недостаточными для выживания ослабленных длительным голоданием людей. Первые зимние месяцы 1942 года сотням тысяч ленинградцев пережить не удалось. К голоду добавились аномальные холода этой зимы, в то время как центральное отопление в условиях блокады перестало существовать.

Дата введения нормы Суточные нормы хлеба в блокадном Ленинграде (в граммах)
по отдельным категориям граждан
Рабочие горячих цехов Рабочие и ИТР Служащие Иждивенцы Дети до 12 лет
11 сентября 1941 700 500 300 250 300
1 октября 1941 600 400 200 200 200
13 ноября 1941 450 300 150 150 150
20 ноября 1941 375 250 125 125 125
25 декабря 1941 500 350 200 200 200
24 января 1942 575 400 300 250 250
11 февраля 1942 700 500 400 300 300

Решающее значение для осажденного города приобрела «Дорога Жизни», проложенная по льду Ладожского озера. Именно она позволяла направлять в город машины с продовольствием и вывозить из него гражданское население, прежде всего детей. Это зачастую приходилось делать под обстрелами и бомбежками. Ледовая трасса действовала вплоть до апреля 1942 года, что позволило еще несколько раз повысить нормы выдачи продовольствия остающимся в городе жителям.

Похоронная процессия в блокадном Ленинграде

В январе 1942 года советское командование предприняло новую попытку разорвать кольцо немецких войск вокруг Ленинграда. Сформированная под эту задачу 2-я ударная армия в ходе Любаньской операции смогла прорвать оборону, но для развития успеха привлеченных сил оказалось недостаточно. Весной 1942 года армия попала в окружение и после тяжелых боев была почти полностью уничтожена либо пленена.

Германское военное командование при этом понимало, что взять Ленинград в ходе весенне-летней кампании 1942 года не представляется возможным. Немцы предприняли активные попытки уничтожить корабли советского Балтийского флота ударами авиации и артиллерии. Но каких-либо существенных результатов эти атаки не принесли.

В августе-сентябре 1942 года завязалось очередное сражение на 15-километровом участке германского кольца блокады, примыкающего на карте к Ладоге. Советские войска повторили попытку прорыва насыщенной немецкой обороны, и вновь безуспешно. В то же время эта атака сорвала намеченное наступление вермахта с форсированием Невы, для чего группу армий «Север» усилили 11 армией, отвлеченной с решающих направлений войны.

Прорыв блокады Ленинграда в 1943 году

Операция 1943 года по прорыву блокады Ленинграда получила название «Искра» (причем такое название предложил лично И. В. Сталин). Для достижения цели в том же районе, где уже сколько раз советские войска терпели неудачи, были сосредоточены силы и средства, обеспечивающие пятикратное превосходство над противником. Операция началась 12 января, и через шесть дней Ленинградский и Волховский фронты соединились, прорвав ленинградское блокадное кольцо.

Прорыв блокады Ленинграда

Чуть более двух недель ушло на то, чтобы в пробитом к Ленинграду сухопутном коридоре запустить в действие железнодорожное и автомобильное сообщение. Этот новый путь снабжения города, по-прежнему остающегося в условиях блокады, был назван «Дорогой Победы». Вторая блокадная зима прошла в достаточно приемлемых условиях продовольственного снабжения «города Ленина».

В феврале-апреле 1943 года советские войска под Ленинградом попытались развить свой успех и разгромить немецкую группу армий «Север», но сделать это не удалось. В составе немецких войск оборонительные действия вела, в частности, испанская «Голубая дивизия», сформированная на добровольческой основе (из-за официального нейтралитета Испании во Второй мировой войне). Эта часть удерживала позиции на реке Ижора и смогла успешно отбить атаки частей советской 55-й армии. В ноябре 1943 года дивизия была отозвана к себе на родину.

Снятие блокады Ленинграда

Операция по полному деблокированию начиналась 14 января 1944 года совместными ударами Ленинградского и Волховского фронтов по флангам немецкой обороны в районах Петергофа и Новгорода. Оборонительная линия противника была прорвана, но значительная часть сил вермахта, бросив тяжелое вооружение, смогла вырваться из уготованного им окружения.

С 21 января немцы начали отвод своих войск из Мгинско-Синаявинского выступа на новые оборонительные рубежи у Нарвы и Луги. Советские войска упорными боями смогли серьезно нарушить эти планы, и после взятия Красногвардейска добиться рассечения 18-й немецкой армии на две части. По итогам этого наступления германские войска были отброшены от города, и 27 января был издан особый приказ по фронту, возвестивший об окончательном снятии блокады Ленинграда.

Дальнейшее развитие этого наступления отодвинуло линию советско-германского фронта от «северной столицы» более чем на 200 километров. В середине июня советские части отбросили финские войска, удерживающие Карельский перешеек, более чем на 100 километров в северном направлении. При этом последовательно было прорвано несколько хорошо укрепленных оборонительных линий противника.

Сколько дней длилась блокада

Неоднократно встречающаяся в различных источниках фраза о «900-дневной блокаде» является не более чем литературным образом, который был вызван стремлением «округлить» значимую цифру. Согласно мнению историков о том, сколько дней продолжалась блокада Ленинграда, эта цифра составляет 872 дня. Основными рубежными датами при этом считаются:

  1. 09.1941 — начало блокады, отсечение города от всех сухопутных коммуникаций;
  2. 01.1943 — соединение войск Ленинградского и Волховского фронтов, осуществивших прорыв блокадного кольца;
  3. 01.1944 — окончательное снятие блокады Ленинграда.

Различия в понятиях «порыв» и «снятие» блокады обусловлены фактором контроля за транспортными коммуникациями Ленинграда. Прорыв блокады не изменил их временный характер, поэтому снятием блокады признано восстановление советского контроля над Октябрьской железной дорогой.

В целом понятие обороны Ленинграда имеет более широкие временные рамки: с 10 июля 1941 года по 9 августа 1944 года, вплоть до окончательного освобождения от оккупантов территории Ленобласти. Ленинградская битва считается одним из наиболее продолжительных сражений Второй мировой войны.

Памятник погибшим в блокаду на Пискаревском кладбище

Итоги, потери и значение

Блокада Ленинграда примечательна тем, что суровые тяготы войны, огромные жертвы и потери коснулись не только военнослужащих, но и простых граждан. Огромный город в течение двух с половиной лет подряд в практически полном вражеском окружении смог не только сражаться, но и продолжить работу своих предприятий, сохранять саму возможность проживания множеству людей.

Блокада нанесла «городу Ленина» очень чувствительные потери. Даже их определение заняло несколько лет. Самые массовые жертвы составили умершие от голода, их число оценивается в 620 тысяч человек, причем большинство этих смертей приходится на первую блокадную зиму. Немецкие артобстрелы и воздушные налеты привели к гибели примерно 17 тысяч ленинградцев из числа гражданского населения.

Потери советских войск в Ленинградской битве в целом составили около 330 тысяч только убитыми. Основная часть из них приходится на неудачные операции по прорыву блокады. Кроме того, эти прорывы, заканчиваясь попаданием атакующих советских частей в окружение, обернулись для 110 тысяч солдат и офицеров статусом «пропавших без вести».

Но понесенные жертвы оказались не напрасными. Упорная оборона советских войск под Ленинградом в 1941-1942 годах позволила сковать на этом направлении крупную немецкую группировку, исключив возможность ее использования на других участках советско-германского фронта. Кроме того, Ленинград удалось сохранить в качестве одного из основных оборонно-промышленных и научных центров страны и главной базы Балтийского флота. На протяжении всей войны вклад «города на Неве» в общую победу над фашизмом не прерывался и имел огромное значение.

Признанием величайших заслуг ленинградцев и воинов, защищавших город, Ленинграду в числе первых в стране было присвоено звание «города-героя». А дата снятия блокады Ленинграда (27 января) стала одним из Дней воинской славы, ежегодно торжественно отмечаемых всей Россией.

Почему Гитлер не стал штурмовать Ленинград

Подвигу Ленинграда и его защитников в годы Великой Отечественной войны посвящены многочисленные публикации в СМИ, написаны книги и поставлены кинофильмы. Как войска Красной Армии, под командованием маршала Ворошилова, а затем генерала Жукова, остановили штурм немецких войска на самых ближних подступах к Ленинграду, о несметном количество немецких танков, рвущихся к Кировскому заводу, можно прочитать в любой книге советских времен. Упоминается и о планах Гитлера уничтожить Ленинград полностью.
Однако все эти рассказы о штурме неконкретны. Нигде не приводятся планы штурма города, непонятно, где и какие именно немецкие части и соединения действовали, сколько было дивизий, танков, самолётов. И даже сейчас, мало кто из авторов пытается разобраться.
Битва за Ленинград стала одной из самых драматичных в ходе войны. За спиной его защитников – второй по величине город СССР с населением около трех млн человек, важнейший стратегический, экономический, политический центр Северо-Запада страны.
Как же все обстояло в планах немецкого командования? Думаю, немцы на каком-то этапе рассчитывали использовать портовые сооружения Ленинграда для выгрузки своих подкреплений, но получив серьезный отпор, и за это надо сказать спасибо маршалу Ворошилову, призадумались. Особенно сильно сопротивление немцам было оказано на так называемом Лужском рубеже, именно после этого Гитлер отдал указание не штурмовать город. Очень уж большими потерями могли расплатиться немцы за взятие города штурмом.
Командование противника направило под Ленинград свои лучшие части, выполняя приказ Гитлера во что бы то ни стало захватить и уничтожить город, » колыбель революции»..
На подступах к Ленинграду бои развернулись в труднодоступной, лесисто-болотистой местности, бедной дорожной сетью, что создавало большие сложности для обеих противоборствующих сторон.
В те дни общенациональная газета «Правда», орган ЦК ВКП(б), опубликовала статью «Большое мужество маленького города». Автор статьи Д. Руднев писал о разгоревшихся ожесточенных сражениях на Лужском рубеже, восхищался мужеством его защитников, но по оперативным соображениям Луга была названа в «Правде» городом «Н-ском».
После войны фельдмаршал Э. фон Манштейн в книге воспоминаний «Утраченные победы» признавал: «Под Лугой русские обладали сильной артиллерией». Немцы попали под мощный удар артиллерийской группы под командованием полковника Г.Ф. Одинцова (будущего командующего артиллерией всего Ленинградского фронта, генерала, а впоследствии и маршала артиллерии).
Темп наступления гитлеровцев из-за упорного сопротивления советских войск на Лужском рубеже катастрофически падал, а в конце июля – начале августа и вовсе иссяк. Вражеское командование было ошеломлено непредвиденной задержкой. К тому времени разгорелось и Смоленское сражение, в котором блицкриг также стал давать непредвиденные сбои.
Какой дорогой ценой доставалось врагу продвижение на каждый километр к Ленинграду, свидетельствуют записи в знаменитом дневнике начальника генштаба сухопутных войск вермахта генерала Ф. Гальдера.
«На 1 августа 41 г. группа армий «Север» имела потери 42 тысячи солдат и офицеров. Из строя вышло до 38% автотранспорта». А вот категорическая запись от 2 августа: «Группа армий «Север» не добилась никаких успехов в наступлении». Таким образом, созданный советскими войсками и местным населением Лужский «орешек» оказался явно не по зубам хваленым гитлеровским генералам Рейнгардту и Манштейну.
Упорная оборона Лужского рубежа заставила верховное командование противника на три недели задержать врага на подступах к Ленинграду. 19 июля Гитлер приказал приостановить наступление, чтобы восстановить потрепанные дивизии, оно возобновилось только 8 августа. 45-дневная оборона города Луги является блестящим примером героизма советских солдат и офицеров.
Понятно, что в самом начале войны, конкретные планы перед командованием войск на ленинградском направлении, никто не ставил. Сначала надо дойти до Ленинграда, а там уже решать. Но стоит обратить внимание на записи в дневнике начальника немецкого Генерального штаба Франца Гальдера от 15-го июля, на 25 день войны. В беседе с начальником штаба группы армий «Север» он сообщает, что брать Ленинград не планируется, надо его лишь блокировать.
23 июля он пишет более конкретно. Силами 4-й танковой группы предполагается перерезать дорогу между Москвой и Ленинградом в районе Ладожского озера. При этом Гальдер упоминает, что если перерезать дороги южнее Ладоги, то этого достаточно, так как севернее Ладоги наладить снабжение будет очень трудно. То есть помощь финской армии не особо и нужна. Позже Гальдер ещё не раз упоминает про блокирование города.
Интересна и запись от 12 июля, в самом начале войны. В ней Гальдер пишет про изучение возможности крепости Кронштадт вести огонь по суше. К этой теме он снова возвращается 28-го июля. Подробности он не пишет, но легко понять, что он узнал. Форты Кронштадта способны вести огонь по суше, да ещё как. Огромные снаряды береговых пушек способны уничтожать все живое в прибрежной полосе километров на десять. А к расположенному на южном берегу Финского залива форту «Красная горка» приближаться километров на пятнадцать-двадцать смертельно опасно. В чем немцы убедились сами, когда несколько залпов форта остановили немецкое наступление в его сторону навсегда.
Кроме этого, в Кронштадте и на берегах Невы сосредоточились корабли Балтийского флота, которые, совершив несколько запоздалый переход из Таллина в Кронштадт под бомбами немецких «Юнкерсов», обладали невиданными для армии орудиями мощного калибра, особенно линейный корабль «Марат» — 305 мм. Кроме этого в Ленинграде оставались орудия главного калибра для строящихся линкоров типа «Советский Союз» — 406 мм. Они не раз вели огонь по немецким позициям. В воспоминаниях немцев это описывалось так: «Слышался далекий гул, и вдруг сверху обрушивался снаряд огромной разрушительной силы, от которого невозможно было спрятаться.» Позже один снаряд из этого орудия разрушил здание электростанции в Тихвине, который захватили немцы. Снаряд весом 1100 кг мог пролететь 45 км и нанести огромный урон наступающим войскам. Воронка от взорвавшегося снаряда была в диаметре около 50 метров и глубиной в 5 метров. Поэтому немцы очень опасались артиллерийских обстрелов с кораблей Балтийского флота.
Можно уверенно сказать, что изучение данного вопроса немецким командованием, едва ли могло сподвигнуть их к желанию строить планы штурма города. В любом случае, штурм города, защищенного столь мощной артиллерией, требовал создания Вермахтом собственной сильной группировки артиллерии особой мощности. Что во время наступления группы армий «Север» на ленинградском направлении и не пытались делать.
5 сентября после поездки в группу армий «Север» и ознакомления с обстановкой на месте, Гальдер на совещании у Гитлера заявляет, что цели достигнуты, и сам Ленинград становится второстепенной целью, в основные действия в районе Шлиссельбурга, где следует форсировать Неву и соединиться с финской армией. Более Гальдер почти не упоминает о действиях на подступах к Ленинграду.
13-го сентября Гальдер пишет, что задачи успешно решены и войска вышли к «внутреннему обводу укреплений». Повод для его радости понятен. 11 сентября захвачен Дудергоф, и немецкие солдаты поднялись на Ореховую гору. Это самая высокая точка Ленинградской области, и весь город просматривается даже без бинокля.
Последнее наступление на подступах к Ленинграду началось 9 сентября на Красногвардейск (Гатчина). На этом участке действовали 1-я и 6-я танковые дивизии 41-го моторизованного корпуса. 36-я моторизованная дивизия того же корпуса 12 сентября взяла Красное Село и продолжила наступать к Пулковским высотам. Эти войска имели директиву Гитлера не позже 15-го начать переброску в группу армий «Центр».
12-го появилась новая директива, в которой говорилось, что переброску начинать только после установления полной блокады. 41-й моторизованный корпус не мог вывести из боя свои соединения, увязшие в боях в районе Красногвардейск, Слуцк, Пушкин до 17-го. После этого никаких танков больше в сторону Ленинграда и не двигались. Да и направление Красногвардейск-Пушкин-Слуцк это не в сторону города, а в сторону Невы, то есть тоже окружение, а не штурм.
Что касается направления на Урицк, то танкам там взяться неоткуда. Разведка 36-й моторизованной дивизии 12-13-го сентября, сразу после взятия Красного Села, могла прорваться к Урицку, до которого примерно 15-20 минут ходу. Но танков в дивизии не было.
В сторону Урицка двигались лишь потрепанные части 58-й пехотной дивизии. Дальнейшие действия на этом участке относятся к боям местного значения. Танки же немецкие вообще там не появлялись.
Не было и артиллерии большой и особой мощности. Огромные пушки больших калибров, немцы под Ленинград привезут позже, но они предназначались не для штурма, который немцы уже не планировали.
Они собирались окружить город и заставить его сдаться измором, обстрелами и бомбардировками. Но взять измором город, в котором, несмотря на холод и голод, при неработающем водопроводе, работает филармония, невозможно. Если жители города, получая 125 граммов хлеба в день, спасают в зоопарке бегемота, который один съедал больше, чем население нескольких домов, то такой город никто никогда не возьмёт. Ни штурмом, ни Блокадой.

Почему не был взят Ленинград?

Версия военного переводчика, писателя Юрий Лебедев 16.03.2018

Мне, как военному переводчику, довелось в начале 90-х годов участвовать во встречах российских и немецких ветеранов. С собой бывшие немецкие солдаты привозили истории дивизий, воспоминания, дневники, которые оседали в моей библиотеке. Постепенно их набралось немало. Вот тогда и появились сомнения: а всё ли однозначно в вопросе, почему устоял Ленинград? Почему немецкое наступление, начавшееся летом 1941 года, закончилось 24 сентября на подступах к Ленинграду, превратившись в 900-дневную блокаду?

В поисках ответов на эти вопросы я кое-что перевёл из немецких источников и показал ведущим петербургским историкам. Кто-то выразил заинтересованность в новых материалах, кто-то стал резко защищать принятую в советские годы точку зрения. А она была такой: «Мы не позволили врагу штурмом захватить Ленинград». В доказательство мне приводили дневники начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Франца Гальдера. Действительно, в них неоднократно повторялась мысль о необходимости захвата Ленинграда. Гальдеру при всём желании никто не смог бы возразить. Его хроника Второй мировой войны считается ценнейшим источником. Я уже не знал, что делать. Сомнения не оставляли меня, а ответа на них не было. На помощь пришёл мудрый питерский историк, доктор исторических наук Валентин Михайлович Ковальчук. Он порекомендовал мне, как специалисту немецкого языка, ознакомиться с гальдеровскими дневниками в оригинале.

После этого всё встало на свои места.

Оказалось, что термин «захват» был в советское время искусственно вставлен в русскую редакцию дневника Гальдера. На самом деле тот ни разу это слово не употребляет, притом делает это сознательно. Напротив, Гальдер, видя постоянно возраставшее сопротивление советских войск, стал внушать Гитлеру мысль о блокировании Ленинграда.

Это ему удалось, и 5 сентября Ленинград был объявлен второстепенным театром военных действий. Предстояло окружить его тесным кольцом и ждать, когда советские власти вывесят белый флаг.

Оказывается, в своих сомнениях я был не одинок. На международной конференции «Блокада Ленинграда: спорное и бесспорное» в сентябре 2007 года в Санкт-Петербурге писатель Даниил Гранин озадачил присутствовавших необычным заявлением. Он сказал: «Мне непонятно, почему немцы не вошли в город осенью 1941 года, когда, казалось бы, всё было готово для этого? Во второй декаде сентября город был совершенно открыт для вторжения немцев. 17 сентября, будучи солдатом-ополченцем, я был послан в город, прошёл от передовой у Шушар рядом с Пушкиным почти до центра Ленинграда, не встречая никаких кордонов и патрулей. Проснувшись на следующий день, был в полной уверенности, что немцы уже вошли в город».

На той же конференции я постарался ответить на вопрос писателя. Мой ответ звучал так: «Не было приказа брать Ленинград. Был другой приказ: «Блокировать город и ждать капитуляции». Однако не убедил я тогда Гранина и других участников конференции. Больно уж просто все это выглядело. Правда, мы договорились вместе продолжить изучение этой темы. Выступали, писали статьи, появились и книги. У Гранина в новой редакции вышла «Блокадная книга». С большим интересом читатели восприняли его новые повести и романы: «Заговор», «Всё было не совсем так», «Мой лейтенант». У меня тоже появилось несколько работ. Вышла книга «Ленинградский “блицкриг”», где я привожу полный дневник Лееба и даю корректный перевод текста дневника Гальдера, касающийся действий немецких войск под Ленинградом. Затем появились другие мои книги: «Блокадный пасьянс» и «Уходящие в вечность».

К исследованиям подключились и другие люди, в том числе и с немецкой стороны. Например, сын командующего группой армий «Север» фельдмаршала фон Лееба прислал в 2007 году Гранину письмо, где приводит слова своего отца о том, что ему непонятно, почему не последовало приказа захватить Ленинград, который почти нечем было оборонять.

Георгию Жукову, возглавлявшему Ленинградский фронт, тоже было непонятно, почему немцы прекратили свое наступление. Он не поверил своему начальнику разведки полковнику Евстигнееву, доложившему, что танковые дивизии отходят от Ленинграда. Недоверие Жукова можно объяснить. Как военный стратег он прекрасно отдавал себе отчёт, что огромная ударная группировка противника, сконцентрированная под Ленинградом, просто обязана была штурмовать город. И лишь убедившись, что танковые и моторизованные соединения действительно отошли от Ленинграда, Жуков признал, что штурма не будет.

Подвел итог такого рода размышлениям адъютант фельдмаршала фон Лееба барон фон Грисенбек. Уже после войны он записал в своем дневнике: «Захвату города, который охранялся лишь слабыми силами, препятствовал приказ свыше, согласно которому были отведены семь дивизий с целью их дальнейшей переброски на Москву. Предостережение Лееба, высказанное им в личной беседе с Гитлером, что таким образом не будут взяты ни Москва, ни Санкт-Петербург, подтвердились».

Как же всё происходило в начальный период войны под Ленинградом? Вначале несколько слов о группе армий «Север». Это была огромная группировка войск, численностью свыше 500 тысяч человек. В её состав входили 18-я и 16-я армия, а также 4-я танковая группа. Поддержку им оказывал 1-й воздушный флот в составе 1-го и 8-го авиакорпусов.

В первый же день войны 22 июня 1941 года командующий группой армий «Север», наступавшей на Ленинград, фельдмаршал Риттер фон Лееб столкнулся с тем, чего не было до этого в покорённой немцами Европе. Два определения Лееба: «сопротивление противника» и «плохие дороги» – будут сопровождать его дневниковые записи вплоть до самой отставки.

Это оказалось серьёзным русским контраргументом против немецких войск. Видя растущее сопротивление Красной армии на Восточном фронте, начальник генерального штаба сухопутных войск Гальдер решил пожертвовать одним из трех направлений наступления на Советский Союз. 2 июля он выразился совершенно недвусмысленно о предстоящей блокадной судьбе города на Неве: «4-я танковая группа должна оцепить Ленинград». Гальдер решил ограничиться окружением Ленинграда в надежде на то, что город, в конце концов, сдастся сам. Тем самым, по его мнению, можно было бы сохранить силы и средства для действий на центральном и южном направлениях. Там уже серьёзно ощущалось снижение темпа наступления. Эти мысли он начал внушать Гитлеру. По существу, это был отход от плана «Барбаросса».

10 июля считается официальной датой начала битвы за Ленинград. В этот день немецкие войска нанесли удары на лужском, новгородском и старорусском направлениях. Финны перешли в наступление на Карельском перешейке и в Восточной Карелии. Непосредственно на Ленинград начали надвигаться немецкая 4-я танковая группа вместе с 18-й армией с юга и финская Юго-Восточная армия с севера. Темп наступления немецких войск неуклонно снижался, чем глубже они вторгались на русскую территорию. У финнов, напротив, успех следовал за успехом: они отвоёвывали свою землю.

Лееб пишет 12 июля: «Большие потери. Если наступление и дальше так пойдёт, то войска вскоре будут измотаны. Фюрер уже больше не придаёт особого значения Петербургу». Этому имелось объяснение. Менее чем через месяц после начала войны импульсивный Гитлер изменил мнение относительно Ленинграда. Город на Неве перестал быть для него объектом, имеющим первостепенное значение. Главенствующая роль в этом судьбоносном решении принадлежит Гальдеру, которому удалось переспорить командование вермахта и окончательно убедить Гитлера отказаться от захвата Ленинграда. Основной причиной этого было всё более возраставшее сопротивление советских войск.

Леебу приходилось вновь и вновь подчиняться приказам из Берлина, которые расходились с его планами по захвату Ленинграда. 2 августа состоялось совещание в штабе командования сухопутных войск. Там была в очередной уже раз озвучена главная цель группы армий «Север»: блокирование Ленинграда. 18 августа в ставке Гитлера это было объявлено официально. Гитлер распорядился начать с Киева, который пожелал не захватывать, а ждать, когда тот выбросит белый флаг. После этого превратить город в пепел и развалины. Такая же судьба ожидала и Ленинград. Однако требование Гитлера не было подкреплено реальными техническими возможностями по уничтожению мегаполисов. Кроме того, большинство немецких военачальников не поддерживали подобных замыслов. Для них уничтожение захваченных городов попросту не имело смысла. Ведь, помимо расхода огромного количества боеприпасов войсками, которые в это время уже блокировали данный город, после его падения нужно было размещаться в тёплых квартирах. А это можно было сделать только в самом городе. С приближением зимы такие мысли всё чаще одолевали немецкий генералитет. Представители высшей военной власти отчётливо сознавали, что идея блицкрига потерпела крах. Поэтому немецкие генералы обоснованно надеялись на то, что Гитлер разрешит всё-таки овладевать крупными городами. С Киевом так и произошло в сентябре после того, как советское командование оставило город. Разрушать город гитлеровцы не стали.

По мере приближения к Ленинграду силы группы армий «Север» все больше истощались.

В дневнике Лееба появилась примечательная фраза о том, что «войска уже не те, что были в начале войны». Она говорит о физической и моральной усталости немецких солдат за два месяца непрерывных боёв. В России война оказалась совсем не такой, как на Западе.

Изменилась даже роль немецких пропагандистских рот. Первоначальной их задачей было отслеживать победоносный путь гитлеровских войск. Теперь для них, как пишет Лееб, наступил этап «вдохновения». Речь шла о «мучительной борьбе с противником». Если темп наступления немцев в первые дни войны действительно соответствовал планам, то на завершающем этапе похода на Ленинград он снизился до двух километров за день, а затем и вовсе до нескольких сотен метров. Немцы буквально прогрызали оборону на подходе к городу-крепости.

Тем не менее командующий группой армий «Север» не оставлял надежды на окружение Ленинграда не только с южного, но и с северо-восточного направления для последующего соединения с финнами на Карельском перешейке. После полного блокирования города, его было бы легче захватить. Для этого он планировал задействовать переданные ему соединения 3-й танковой группы: 39-й моторизованный и 28-й армейский корпуса. Он намеревался оснастить их мостовым имуществом с целью наведения переправы после преодоления Невы на штурмовых лодках. При этом его всё больше беспокоило положение с резервами. Он называл его катастрофическим.

Захват Шлиссельбурга 8 сентября, который считается официальным днём начала блокады Ленинграда, радости у Лееба не вызвал. Именно в этот день он делает примечательную запись в своем дневнике о том, что на данном участке группы армий «Север» придётся вести «войну несчастного человека». Лееб был удручён тем, что рушились его планы: финны остановились на Карельском перешейке и восточнее Ладожского озера, ленинградский фронт был объявлен «второстепенным направлением», сопротивление противника повсеместно нарастало.

С 9 сентября начался самый тяжёлый этап боёв за Ленинград. Несмотря на приказ Гитлера не брать город, командование группы армий «Север» всё делало для того, чтобы создать благоприятную ситуацию для изменения этого решения. Но приказ на уход семи немецких дивизий был уже объявлен. Без них взять город не представлялось возможным. Настроение у немецких солдат в этот период было не самым радужным. С психологической точки зрения это изменение планов означало их поражение. Они уходили, так и не завершив задуманного. 14 сентября немецкая 6-я танковая дивизия стояла передовыми танковыми батальонами у Пулковских высот вблизи Пушкина и ждала приказа ворваться в Ленинград. В дивизионной истории в этот день появилась запись: «Имеется твёрдое чувство, что сопротивление противника на внешнем кольце укреплений сломлено. Продолжение наступления привело бы, по крайней мере, в зоне ответственности дивизии, к тому, что её части ворвались бы в город. Но кажется, что по указу сверху приказано прекратить наступление. Решение, которого не понимает ни один человек». На следующий день 6-я танковая дивизия повернула на Москву.

Финны к тому времени были остановлены на старой финско-советской границе. Финское командование опасалось, что по мере приближения немцев к Ленинграду с юга, городское население будет стремиться вырваться из окружения через финский фронт. Поэтому Маннергейм заявил прибывшему в Миккели начальнику немецкой военной разведки адмиралу Канарису, что «крайне желательно, чтобы немецкие войска как можно скорее продвинулись к Ленинграду также и с северной стороны». И добавил: «Надеюсь всё ещё, что немцы форсируют в назначенное время Неву и вклинятся между нами и русскими». По существу, Маннергейм призывал к полной блокаде Ленинграда немецкими войсками, отводя себе роль не оккупанта, а освободителя финской территории. Дальше вопрос для финнов переходил из военной плоскости в политическую. Осложнять отношения с англичанами и американцами, союзниками России по антигитлеровской коалиции, они не хотели, стремясь создать в их глазах статус страны, отвоевавшей свои исконные земли.

С 24 сентября 1941 года под Ленинградом начался новый этап боевых действий. С этого момента ослабленные и измотанные войска группы армий «Север» перешли под Ленинградом к позиционной обороне. Парадоксальная ситуация, когда 18-я немецкая армия, как осаждающая сторона даже не пыталась ворваться в город, а лишь отбивала атаки осаждённых, продолжалась два с половиной года, закончившись 27 января 1944 года снятием немецкой блокады Ленинграда.

С Даниилом Александровичем Граниным мы сошлись, в конце концов, во мнении, что сентябрьская эпопея 1941 года не завершилась взятием Ленинграда из-за стратегической ошибки Гитлера, упустившего благоприятный момент. Но он был обречен на эту ошибку, так как не ожидал столь ожесточенного сопротивления в России.

Здесь будет к месту вспомнить Пушкина:

Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима, иль русский бог?

Юрий Лебедев,

член Союза писателей Санкт-Петербурга

Тайны блокадного города (Юрий Занин) [2004, Документальный, SATRip]

Тайны блокадного города
Год выпуска: 2004
Страна: Россия
Жанр: Документальный
Продолжительность: 00:44:50
Режиссер: Юрий Занин
Описание: Теперь уже остались в прошлом попытки представить блокаду Ленинграда согласно идеологическим штампам, когда следовало помнить только о героях и подвигах осажденного города и забыть об ужасах и трагедии, об ошибках и просчетах руководства страны и Ленинграда.Трагедия блокадного города и его жителей часто рассматривается как обыденное, заурядное явление, закономерное в условиях войны. До сих пор нет объективной истории ленинградской блокады, «белых пятен» и вопросов больше, чем ответов на них.Почему немецкое командование отказалось от захвата Ленинграда осенью 41-го года?Почему финские войска остановились в 23 километрах от Ленинграда и не продолжили наступление, несмотря на категоричные требования немецкого командования?Какими были взаимоотношения Кремля и Смольного в военные месяцы 1941 года?Какую роль сыграла деятельность высшего ленинградского руководства в организации обороны города и в период блокады?Какую истинную роль сыграла Дорога Жизни, которую часто называли Дорогой Смерти?Сейчас осталось уже не так много людей, отстоявших Ленинград, — город, который по праву считается одним из самых красивых в мире. Красота эта стоила более полутора миллионов человеческих жизней. И до сих пор нас продолжает мучить вопрос, возможно ли было избежать таких жертв. Честный рассказ о блокаде Ленинграда, о мужестве его защитников языком рассекреченных документов, фактов и цифр, уникальной фото и кинохроники — это дань всем, кто не дожил, но боролся и верил в Победу.В фильме использованы ранее не публиковавшиеся на русском языке дневники командующего армии «Север» генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба, малоизвестные кадры кинохроники «Ленинградский Киножурнал» 1941-1944 годов.
Качество: SATRip
Формат: AVI
Видео кодек: XviD
Аудио кодек: AC3
Видео: 640×480 (1.33:1), 25 fps, XviD MPEG-4 ~1472 kbps avg, 0.19 bit/pixel
Аудио: 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 2/0 (L,R) ch, ~256.00 kbps avg Скриншоты