Свободная сирийская армия

Свободная сирийская армия

Свободная сирийская армия

араб. الجيش السوري الحر‎


Официальная эмблема

Является частью

НКСРОС
(с 11 ноября 2012)

Девиз

Победа или смерть!
(араб. ننتصر أو نموت‎ — Нантасыр эу намуут!)

Лидеры

Илах Башир
(с 2014)
Салим Идрис
(2012—2014)

Рияд-аль-Асад
(2011—2012)

Активна в

Сирия

Дата формирования

29 июля 2011 года

Союзники

США (до 2017)
Великобритания (до 2017)

Франция (до 2018)
Турция
Саудовская Аравия
Катар

Противники

  • Сирия
    • Правительство САР
    • ВС САР
    • НСО

Россия
Иран
Хезболла

Сирийские курды

Количество членов

50 000 (осень 2016 года)

Участие в конфликтах

Гражданская война в Сирии, Гражданская война в Ливии

Медиафайлы на Викискладе

Свободная сирийская армия (Свободная армия Сирии, Сирийская свободная армия, сокращённо ССА, араб. الجيش السّورِيّ الحُرّ‎, русская транскрипция Аль-джейш ас-суурий аль-хурр, англ. Free Syrian Army, английская аббревиатура: FSA) — одна из крупнейших вооружённых группировок в Сирии, ведущих вооружённую борьбу против правительства Сирии, возглавляемого президентом Б. Асадом.

О создании ССА было объявлено 29 июля 2011 года, когда группа офицеров-дезертиров во главе с полковником Риядом аль-Асаадом опубликовала видеообращение, в котором призвала солдат сирийской армии переходить на их сторону. В настоящий момент должность главы Высшего военного совета ССА занимает бывший бригадный генерал сирийских вооружённых сил С. Идрис, однако фактически реальное командование организаций осуществляют полевые командиры на местах, таким образом Идрис является скорее представителем ССА, чем военным лидером.

ССА имеет зонтичную структуру и состоит из небольших локальных организаций, действующих на всей захваченной территории Сирии. Наименование «ССА» часто используется как обобщающее для всей вооружённой оппозиции правительству Сирии, но на деле является конкретным альянсом повстанческих группировок. Численность на 2013 год оценивалась от 30 до 50 тыс. человек; по собственным данным группировки, на июнь 2013 года она насчитывала около 80 тыс. бойцов.

Большинство членов ССА являются арабами-суннитами, однако в её составе присутствуют организации, сформированные из курдов, сирийских туркменов, палестинцев, ливийцев и друзов. В составе ССА также присутствуют боевики из Ливана, Туниса, Саудовской Аравии и других стран.

Несмотря на доминирование Братьев-мусульман, Сирийская свободная армия рассматривается как «умеренная» «светская» часть сирийской оппозиции, так как её политическое крыло — Национальную коалицию — часто представляют и возглавляют коммунисты, христиане, коммунисты-христиане и т. д., в отличие от таких радикальных группировок, как «Фронт ан-Нусра». Противоречия между умеренной и радикальной исламистской частью оппозиции нередко приводят к вооружённым столкновениям.

Что представляет собой «Свободная сирийская армия»?

В понедельник, 12 октября, Пентагон подтвердил доставку сирийской оппозиции груза с боеприпасами. Ранее телеканал CNN сообщал о том, что американские самолёты минувшей ночью в северной провинции Хасеке сбросили на парашютах более 50 тонн боеприпасов, которые предназначались для «Свободной сирийской армии» (ССА).

Всё, что нужно знать о Сирии, читайте в справке >>

Напомним, что 8 октября видный представитель сирийской оппозиции Кадри Джамиль заявил, что бойцы ССА намерены объединиться с ВС РФ и сирийскими правительственными войсками, чтобы единым фронтом противостоять запрещённой в России группировке «Исламское государство» (ИГ) и другим радикальным вооружённым формированиям республики. В тот же день официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков сообщил, что ССА действительно предпринимает шаги к налаживанию связей с ВС РФ.

Российские базы временного базирования в Сирии. Инфографика >>

АиФ.ru разбирался, что представляет собой «Свободная сирийская армия».

Образование группировки

«Джейш аль-Хурр» (в пер. с. арабск. — «Свободная сирийская армия») — одна из крупнейших повстанческих группировок Сирии. Она образовалась в 2011 году, когда из республиканских вооружённых сил дезертировали несколько сотен солдат во главе с полковником Риядом аль-Асадом. Он тогда назвал президента Башара Асада «кровавым узурпатором» и призвал граждан к «демократическим переменам», которые, по мнению полковника, могут наступить только после силового смещения Асада с поста главы государства.

Что известно о террористической группировке «Фронт ан-Нусра»?

Руководство

Группировку «Свободная сирийская армия» возглавляет Абдулла аль-Башир, который так же, как и Рияд аль-Асад, до дезертирства являлся офицером ВС Сирии. Кроме того, об аль-Башире известно, что он принадлежит к влиятельному на Ближнем Востоке племени ан-Нуайм.

Количество боевиков и вооружение

Под флагами ССА воюют до 45 000 человек. При этом важно понимать, что «армия» не представляет собой единую силу. Она состоит из десятка незаконных вооружённых формирований, самыми крупными из которых являются группировки «Южный фронт», «13-я дивизия» и «Джихад на пути Аллаха».

ССА хорошо вооружена, она располагает не только стрелковым оружием, гранатомётами и миномётами, но и танками разных моделей, которые были отбиты у сирийских правительственных войск. «Армия» также обладает большим количеством современного вооружения, которое ей поставляют Катар, Саудовская Аравия и США. Так, в ССА широко применяют американский противотанковый ракетный комплекс TOW.

Финансирование

45-тысячная «армия» получает материальную и техническую поддержку от США, Катара и Саудовской Аравии. Отдельные бригады «армии» промышляют на занимаемой ими территории торговлей оружием и вымогательством денег и ценностей у населения.

С своём интервью телеканалу «Россия» президент РФ Владимир Путин заявил о том, что поддержка американцами ССА делу борьбы с терроризмом особой пользы не принесла. «Наши коллеги в Европе и в Штатах говорят, что они борются с терроризмом, а реальных результатов мы не видим. Более того, в Америке закрыли программу по подготовке так называемой «Свободной сирийской армии». Планировали сначала подготовить 12 тысяч человек. Потом сказали, что будут готовить шесть тысяч. Потом подготовили всего 60 бойцов, а реально с ИГИЛ воюют только 4–5 человек. Истратили 500 миллионов долларов. Лучше бы они нам отдали 500 миллионов долларов. Мы бы ими лучше распорядились, с точки зрения борьбы с международным терроризмом. Это точно, как в народе говорят — к бабке не ходи», — сказал Путин.

Цели и задачи

Вопрос-ответ Карта ударов ВМФ РФ по объектам террористов в Сирии. Инфографика Эксперты говорят, что между декларируемыми ССА ценностями и тем, во что её бойцы действительно верят, есть большая разница. Группировка позиционирует себя как некую умеренную светскую силу, которая стремится сместить Асада ради дальнейших демократических преобразований в стране. Но некоторые отряды внутри ССА близки по идеологии к исламским фундаменталистам. Под знамёна «армии» они встают по двум причинам: во-первых, так можно получить доступ к той поддержке, которая оказывается группировке из-за рубежа, а во-вторых, «умеренных повстанцев» реже бомбят участники международной антитеррористической коалиции.

«Посмотрите, в самом названии «Свободная сирийская армия» присутствует существительное «армия». Исходя из этого можно сделать вывод, что это не умеренная политическая оппозиция, не люди в костюмах и галстуках, а вооружённые люди. При этом известны случаи, когда на подконтрольных территориях они устанавливали законы шариата. Поэтому России необходимо много раз всё взвесить и проанализировать, с кем именно из ССА стоит начать сотрудничать. Надо определить все плюсы и минусы… Ведь, как вы понимаете, под вывеской «Свободной сирийской армии» могут скрываться и откровенные радикалы, которые просто хотят вывести свои базы из-под ударов российских ВКС», — рассказал АиФ.ru первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития Григорий Трофимчук.

Свободная сирийская армия — Free Syrian Army

Не следует путать с сирийской армией или турецкой спинками Свободной сирийской армией .

Свободная сирийская армия

الجيش السوري الحرУчастник в сирийской гражданской войне

Логотип Свободной сирийской армии

активный

  • 29 июля 2011 — конец 2012 (центральная организация)
  • В конце 2012 — настоящее время (постепенное уменьшение центральной организации, использование специальной идентичности FSA)

Группа (ы)

Смотрите раздел

руководство

В основном децентрализованным, номинально объединены под Высшего военного совета 2012-14

Размер

25 000 ( в конце 2011)
40,000-50,000 (2013)
35000 (2015)

союзники

Текущий:

  • Турция ( 2011-настоящее время )
  • Катар ( 2011-настоящее время )

Бывший:

  • Саудовская Аравия ( 2012-17 )
  • США ( 2011-17 )
  • Соединенное Королевство ( 2011-18 )
  • Франция ( 2011-18 )
  • Израиль ( 2013-18 )
  • Нидерланды ( 2014-18 )
  • Норвегия ( 2016-17 )
  • Ливия ( 2012-14 )
  • Бахрейн ( 2012-16 )
  • Объединенные Арабские Эмираты ( 2012-16 )
  • Иордания ( 2012-17 )
  • Египет ( 2012-13 )

Соперник (ы)

  • Сирийские вооруженные силы и союзные вооруженные формирования
  • Иран
  • Россия
  • Хезболла
  • Лива Абуль-Фадль аль-Аббас
  • Баас Бригады
  • Лива Fatemiyoun

Свободная сирийская армия ( Arabic : الجيش السوري الحر , транслит. Аль-Jaysh ас-Сури аль-Hurr , сокращенно ФС ) является свободной фракция в сирийской гражданской войне основана 29 июля 2011 года сотрудников в сирийских вооруженных силах , которые сказали их цель состояла в том, чтобы сбить правительство Башара аль-Асада . Формальная организация при ее создании, его структура постепенно рассеивается к концу 2012 года, а личность FSA с тех пор используется различными оппозиционными группами.

В конце 2011 года он считался главным сирийской военными перебежчиками группой. Он имел успех в борьбе с гораздо лучше вооруженными силами правительства. С июля 2012 года и далее, плохо дисциплины, борьба и отсутствие финансирования ослабили FSA, а исламистские группировки стали доминирующими в вооруженной оппозиции.

Сирийская армия Free стремится быть «военным крылом оппозиции сирийского народа к режиму», и он стремится свергнуть правительство вооруженных операций, побуждая армию дезертирство и проведения вооруженных действий. Как сирийская армия высоко организованная и хорошо вооруженная, Свободная сирийская армия приняла тактику партизанской стиле в сельской местности и городах. АФН военная стратегия ориентирована на дисперсной общенациональные партизанскую кампанию с акцентом на тактическом вооруженных действия в столице Дамаска . Кампания не должна была занимать территорию, а скорее, чтобы распространить правительственные силы и их логистические цепи тонкие в боях за городские центры, чтобы вызвать истирание в силах безопасности, деградировать мораль и дестабилизировать Дамаск, центр правительства.

После турецкого военного вмешательства в Сирии в 2016 году, неформальная группа турецких спинками арабов и туркмен была создана под названием «Свободная сирийская армия», с опорой на наземные организованной военной поддержке турецких и британских военно — воздушных сил. Группа тесно сотрудничает с турецкими войсками в Сирии .

Главная ударная сила Коалиции США готовится войти в состав армии Сирии

«Сирийские демократические силы» уже давно не являются полностью подконтрольными Вашингтону. Напомним, что именно курдские формирования много лет являлись в Сирии главной ударной наземной силой международной Коалиции, возглавляемой США. Они выполняли роль пехоты, их вооружал и готовил Пентагон, а в ходе наступательных операций американские военные осуществляли планирование, артиллерийское и воздушное прикрытие.

«Вы не хотите защищать людей, и вы при этом не хотите, чтобы пришла другая сила, которая бы защитила нас. Вы предали нас. Это аморально!» — заявил еще в конце прошлого года курдский командующий «Сирийскими демократическими силами» Мазлум Абди заместителю спецпредставителя США в международной коалиции по борьбе с террористами Уильяму Робаку.

С тех пор прошло уже около полугода, а ситуация в отношениях СДС и американского военного командования принципиальным образом не поменялась.

Более того, с завидной периодичностью заокеанские сенаторы и военные называют курдов главными стратегическими партнерами Вашингтона в регионе, заверяют лидеров этого этнического меньшинства во всевозможной поддержке.

Однако в реальности «Сирийские демократические силы» уже давно не являются полностью подконтрольным организмом Соединенных Штатов…

Первые серьезные разногласия, как это очень часто бывает, возникли еще в середине 2019 года на финансовой почве. По информации Дамаска, лидеры СДС уверены, что командование американской военной миссии и лично генерал Пэт Уайт наживаются на помощи, поступающей из Вашингтона.

Более того, уже почти год курдских лидеров полностью не устраивает распределение денег от добываемой на востоке Сирии нефти. С недавнего же времени командование миссии США в регионе практически полностью отказалось от «услуг» курдов: осуществляя добычу, транспортировку и продажу «черного золота» при поддержке наемников из всевозможных ЧВК.

Серьезные разногласия между курдскими формированиями и американскими военными также систематически возникают из-за отношения США к оставшимся в регионе ячейкам ИГИЛ. Представители всевозможных американских разведывательных учреждений без особого стеснения заигрывают с бывшими и действующими боевиками ИГИЛ, привлекая их ко всевозможным провокациям против сирийских правительственных войск.

Сравнительно лояльное отношение американцев к террористам породило у них определенное чувство безнаказанности: заключенные боевики без стеснения требуют встреч с американскими военными, устраивают дебоши и провокации в местах заключения.

Один из таких инцидентов получил широкое освещение в местных СМИ и закончился бунтом террористов ИГИЛ в тюрьме в Хасеке. Подавить восстание и вернуть в тюрьмы боевиков отряды «Сирийских демократических сил» смогли самостоятельно, без помощи США, которые, по некоторым данным, отказали курдам в содействии.

После этого происшествия лидер СДС Мазлум Абди призвал своих партнеров из США полностью пересмотреть отношение к антитеррористической операции в Сирии…

Накануне же один из лидеров сирийских курдов Айша Хассо выступила и вовсе с довольно-таки сенсационным заявлением о возможности включения местных вооруженных формирований в состав правительственных войск САР для совместной борьбы против турецкой экспансии в провинции Идлиб.

Отметим, что заявление представителя курдского народа является своеобразным ответом на недавнее интервью президента Башара Аль-Асада, который заявлял о нежелании курдских отрядов народной самообороны участвовать в борьбе против Турции и лояльных Анкаре боевиков.

Возвращаясь к теме добровольного вхождения курдов в состав САА, нельзя не назвать и условия, которые выдвигают представители «Сирийских демократических сил».

Здесь речь идет о сохранении существующей структуры курдского формирования на севере и востоке САР, что, во-первых, не представляется реальным прежде всего из-за сильнейшего американского влияния на отдельные отряды СДС, состоящие преимущественно из иностранных наемников.

А во-вторых, легальное существование полностью независимых вооруженных формирований противоречит самим принципам сирийской государственности.

В заключение же нельзя не отметить, что американцы своими действиями всячески подталкивают курдов к выходу из-под их опеки. И кроме вышеназванной финансовой стороны вопроса, связанной с незаконной добычей нефти, существует и немаловажный политически момент: Соединенные Штаты с завидной периодичностью обращаются к турецкому руководству с предложением отказаться от российских комплексов С-400 в пользу нормализации отношений и «решения сирийского вопроса». Под последним в США, естественно, подразумевают курдскую проблему…

Что ж, решение «сирийского вопроса» действительно возможно, только не в результате сговора Вашингтона и Анкары: именно включение курдских формирований в состав сирийских правительственных войск позволит не только завершить многолетнюю гражданскую войну в республике, но и окончательно разгромить ИГИЛ*, не допустить расширения турецкой экспансии и нормализовать жизнь сирийцев на обоих берегах Евфрата.

Читайте также: Ад у базы США в Сирии: коронавирус проник в американские концлагеря

Рияд Фарид Хиджаб, специально для «Русской Весны»

* Запрещенная в РФ террористическая организация.

Столица: Дамаск, пригороды и осажденные территории

Постер «Корпуса аль-Рахман», на котором изображен город Дамаск

Столица Сирии окружена широким поясом пригородов, где за последние полтора десятилетия поселились сотни тысяч экономических мигрантов. Эти районы быстро сделались одним из важнейших центров революции. Как и во многих других бедных, в основном сельских районы, населенных консервативными арабами-суннитами, в этих районах наблюдалось значительное недовольство властями. Получая недостаточно материальных благ, местные жители постоянно становились жертвами коррупции и репрессий. В густонаселенных городских районах от Думы до Ирбина, Замалки и Эйн-Тармы быстро начались продолжительные протесты, которые жестоко подавлялись. Аналогичная ситуация возникла в южных пригородах (Ялда, Баббила, Бейт-Сахем), а также в западных (Моадамийя аш-Шам, Даръа).

Летом-осенью 2011 года в пригородах столицы возникли повстанческие ополчения, которые к лету 2012 года достаточно окрепли и скоординировались, чтобы начать масштабное наступление на город. Однако операция «Дамасский вулкан» провалилась, несмотря на гибель высокопоставленных правительственных чиновников в «комнате кризисного управления» от взрывного устройства. С тех пор повстанцам не удавалось проводить наступления в центр Дамаска.

Последующие годы характеризовались в основном контрнаступлениями правительственных сил, в ходе которых контролируемые оппозицией районы подвергались разделению, бомбардировкам и осадам с целью принудить повстанцев к эвакуации и/или перемирию. После провала операции «Дамасский вулкан» и стабилизации фронта правительственные силы заняли стратегические территории в районе шоссе на аэропорт и продвинулись на юго-восточном и северо-восточном флангах Восточной Гуты. В результате этот район был взят в мешок, хотя контрабанда не прекратилась. Эта стратегия окружения, укрепления и осады повторилась в южных и западных пригородах. Там применение этой стратегии облегчалось близостью широкого пояса военных баз к югу и юго-западу от столицы.

На данный момент из 900 000 сирийцев (5% довоенного населения), находящихся в осаде, 250 000 находятся в пригородах Дамаска. Помимо осад, наблюдались и другие военные преступления, наиболее известное из которых — применение правительственными силами химического оружия (зарина) по нескольким пригородам в Восточной Гуте в ходе контрнаступления в августе 2013 года. После этой атаки контраступление было фактически приостановлено. За этим последовало расследование ООН и соглашение США и России о сдаче Асадом арсеналов химического оружия.

Политика изоляции и осады удерживаемых повстанцами районов продолжилась. В итоге районами продолжительных активных боев остаются Даръа, контролируемая исключительно ССА (5-6 тысяч мирных жителей), крупный анклав в восточной Гуте (~175 тысяч мирных жителей) и контролируемый ИГ лагерь беженцев Ярмук. Другие осажденные районы, а именно южный пояс пригородов, Моадамийя аш-Шам в западной Гуте и несколько районов к северо-востоку от центра города остаются под контролем повстанцев, но соблюдают напряженное одностороннее перемирие с правительственными силами.

В начале января в Телеграме была опубликована карта, иллюстрирующая проблемы, вызванные наличием многочисленных группировок, приведшие к потери важной территории, использовавшейся для сельского хозяйства. На карте представлены логотипы «Корпуса аль-Рахмана», «Джейш аль-Ислам» и «Армии Фустат»

В восточной Гуте взаимоотношения повстанцев характеризуются напряженным противостоянием, зачастую выливающимся в открытые столкновения но смягчаемым общим для всех состоянием осады. Сильнейшая из группировок — «Джейш аль-Ислам», созданная в сентябре 2013 года посредством слияния не менее 60 группировок в Гуте. Эту группировку возглавлял Захран Аллуш, погибший в результате авиаудара в декабре 2015 года. На долю ДаИ приходится около половины сил повстанцев в Гуте: в «мешке» присутствует порядка 10-12 тысяч бойцов группировки. «Джейш аль-Ислам» также располагает наибольшим из всех повстанческих сил парком боевой техники, в частности танками, бронемашинами, артиллерийскими орудиями и ЗРК «Оса». Вторая по численности группировка — «Файлак эр-Рахман». В феврале 2016 года в ее состав вошли базировавшиеся в Гуте отряды «Исламского союза Ажнад аш-Шам». На данный момент в рядах ФаР/АаШ насчитывается 6-7 тысяч бойцов. Противостояние этой группировки с ДаИ доходит до открытых столкновений. Например, катастрофическая вспышка конфликта в марте-апреле 2016 года стоила жизни 500 бойцов оппозиции и позволила правительственным силам значительно продвинуться. Также следует упомянуть «Джейш аль-Фустат» — филиал коалиции «Джейш аль-Фатх», в состав которого входят местные бойцы «Джебхат Фатх аш-Шам», «Ахрар аш-Шам» и несколько других более мелких местных группировок. В ходе мартовских столкновений с ДаИ «Джейш аль-Фустат» приняла сторону «Файлак эр-Рахман», в результате чего мешок разделился приблизительно на две половины. Однако под давлением наступления правительственных сил, влиятельных местных жителей и внешних спонсоров было заключено шаткое перемирие.

Несмотря на лидерство ДаИ в Высшем комитете по переговорам, на восточную Гуту никогда не распространялось перемирие. Операции правительственных сил продолжались, характеризуясь недопуском гуманитарной помощи и и ежедневным артобстрелами и авиуадурами. В результате восточная Гута осталась одним из самых активных фронтов гражданской войны, а также одним из наиболее неблагоприятных для мирных жителей районов Сирии.

Пустыня: Думейр — Танф

Пустыня, простирающаяся от Думейра и восточного Каламуна до треугольника сирийской, иракской и иорданской границ, на протяжении большей части войны имела скорее периферийное значение для конфликта в целом. Ране этот регион являлся фактически ничейной землей, через которую большинство группировок могли перебрасывать людей и снаряжение с востока в направлении Дераа и от иорданской границы через Думейр в восточную Гуту. Однако важность этой пустыни выросла, когда с апреля по июнь 2014 года «Исламское государство» изгнало, поглотило или уничтожило оппозиционные группировки в провинции Дейр эз-Зор. Различные группировки (в том числе «Джебхат ан-Нусра», ныне «Джебхат Фатх аш-Шам»), бежавшие из города Дейр эз-Зор, Абу-Кемаля и других районов в долине Евфрата, зачастую обосновывались в горах в Дераа и на востоке Каламуна, где имеется значительное присутствие давно действующих отрядов ополченцев, например «Бригады мучеников имени Ахмада аль-Абдо», снабжаемой ЦРУ.

Укрепившись на этих рубежах, некоторые группировки попытались осуществить контрнаступление в восточном направлении. В числе их — «Армия восточных львов» («Джейш Усуд эш-Шаркия») и недавно начавшая наступление «Новая сирийская армия», поддерживаемая США и Великобританией. НСиА была создана из остатков группировки ССА «Катаиб Аллаху Акбар», бежавшей из Абу-Кемаля после его захвата ИГ. В настоящий момент НСиА «получает… больше всего самой качественной помощи из всех анти-ИГИЛовских сил» в Сирии». В первую очередь это обусловлено относительной изоляцией НСиА от территории, контролируемой режимом, что позволяет ее западным сторонникам избежать неловкой политической ситуации. На это указал бывший премьер-министр Великобритании Девид Кэмерон в ходе дебатов в парламенте о расширении британских авиаударов против ИГ на территорию Сирии.

На данный момент город Думейр и транзитные пути в горы контролирует «Джейш аль-Ислам», а «Бригада мучеников имени Ахмада Абдо» остается высокомобильной силой, доминирующей на территории от гор на севере до иорданской границы на юге. «Новая сирийская армия» захватила пограничный переход Танф на иракской границе, сделала его своей базой и контролирует территорию к северо-западу от него в направлении восточного Каламуна и к северо-востоку в направлении Абу-Кемаля. Однако, несмотря на широкое освещение деятельности «Новой сирийской армии» в прессе, она остается небольшой группировкой из 150-300 бойцов. Это в разы меньше, чем численность «Джейш аль-Ислам», «Бригады мучеников имени Ахмада Абдо», «Тахрир Шам», «Армии восточных львов» и других группировок, контролирующих территорию в горах восточного Каламуна и в их окрестностях.

— badly_xeroxed (@badly_xeroxed) February 22, 2016

За последние 6-8 месяцев пустыня на востоке Сирии из транзитного маршрута, используемого практически всеми фракциями, превратилась в один из крупнейших районов Сирии, контролируемых ССА. Однако этот район очень редко населен, и в нем практически отсутствуют крупные населенные пункты. Контрнаступления в восточном направлении даются этим группировкам нелегко. Так, в результате недавнего провального наступления на Абу-Кемаль НСиА понесла значительные потери (в том числе репутационные).

Изоляция: Растанский мешок

Группировка ССА «Корпус Хомса» принимает участие в успешном наступлении اليوم_يومك ياحلب на юге Хамы в начале августа 2016 года

Еще один осажденный район, контролируемый повстанцами — территория на севере провинции Хомс в районе городов Хула, Телль-Биса и Эр-Растан. В конце лета 2011 года Эр-Растан стал одним из центров активности повстанцев, Впоследствии он сделался одним из первых в регионе городов, прочно контролируемых оппозицией, когда в январе 2012 года он был занят местными коалициями, например «Батальонами имени Халида бин Валида» и «Батальонами Риджал Аллах». В марте они покинули город, поскольку боялись, что готовившийся силами режима штурм нанесет ему излишний урон. Однако в апреле 2012 года повстанцы вновь заняли его под знаменем новой «зонтичной» коалиции «Военный совет Растана». Впоследствии эти батальоны, как и остатки соперничавших с ними «батальонов Фарука», эволюционировали под влиянием поражений оппозиции в других районах Хомса, в частности оставления города Хомс по договоренности в 2014 году.

В настоящий момент под контролем повстанцев в Хомсе остается только этот «мешок» и осажденный пригород Хомса Эль-Ваэр. После того, как весной-летом 2013 года в ходе крупных наступательных операций были захвачены оплоты повстанцев у ливанской границы в Кусейре и Телль-Калахе, правительственные силы взяли под контроль и сам город Хомс. Тогда осажденные бойцы оппозиции предпочли отойти в мешок «Растан-Телль-Биса» по соглашению, заключенному в мае 2014 года при посредничестве ООН. С тех пор положение фронтов практически не менялось.

— badly_xeroxed (@badly_xeroxed) April 19, 2016

На данный момент пять крупнейших группировок в «мешке» — «Харакат Тахрир Хомс», базирующаяся в Растане, «Джейш аш-Шам», связанная с «Фронтом аутентичности и развития» и базирующаяся в Телль-Бисе, а также несколько исламистских группировок, сотрудничающих посредством «Оперативной комнаты сельских районов северного Хомса». Эти исламистские группировки — «Файлак аш-Шам», «Ахрар аш-Шам» и «Джебхат Фатх аш-Шам». При этом все три плотно сотрудничают с другими группировками, базирующимися в «мешке». Среди других, более мелких группировок — «Ахль эс-Сунна валь-Джамаа». Идеологически обе стоят на сравнительно умеренных исламистских позициях.

«Растанский мешок» отличается меньшей интенсивностью боев, чем другие сирийские фронты. В основном это обусловлено тем, что режим предпочитает концентрировать силы в других районах, тогда как изолированные повстанцы испытывают слишком сильные проблемы со снабжением и подкреплениями, чтобы проводить крупные наступательные операции. Несмотря на это, столкновения и авиаудары по-прежнему продолжаются, в особенности в зонах со значительным гражданским населением. Однако интенсивность боев в этом «мешке» гораздо ниже, чем, например, в восточной Гуте или Алеппо. При этом не стоит полагать, что режим будет всегда сосредоточен на других районах, особенно если принять в расчет политические и военные риски наличия обширного контролируемого повстанцами анклава посреди населенной части Сирии.

Оплот революции: Север Хамы, Идлиб, Латакия, Алеппо

Бойцы «1-й береговой дивизии» ССА в горах северной Латакии.

«Сердце» восстания располагается на севере с центром в провинции Идлиб. В него также входят соседние районы Алеппо, севера Хамы и Латакии. Этот «Большой Идлиб» — крупнейший район, находящийся под контролем повстанцев. В нем задействованы 3/5 бойцов повстанцев и некоторые из сильнейших группировок. Здесь также базируются наиболее радикальные группировки, в том числе сирийский филиал «Аль-Каеды» «Джебхат ан-Нусра» (на данный момент официально разорвавший отношения с Аль-Каедой и переименованный в «Джебхат Фатх аш-Шам»). На периферии этой территории происходят наиболее ожесточенные бои.

Осенью 2011 года Идлиб, в особенности его пограничные районы близ Джиср эш-Шугура, Джебель эз-Завии и частично Саль аль-Габа, стал одним из центров растущего восстания. Центральные власти долго игнорировали эти территории, в особенности после того, как в ходе неолиберальных реформ начала 2000-х были прекращены выплаты сельскохозяйственных субсидий эпохи Хафеза Асада, а партия «Баас» стала опираться на городские бизнес-интересы вместо сельских жителей. Идлиб стал одной из ранних горячих точек восстания. Вооруженный конфликт начался здесь подзней весной-ранним летом 2011 года. Уже в июне 2011 года в Джиср эш-Шугуре начались кровавые столкновения силовиков и ополченцев. Последовавшее за этим жестокое подавление восстания с помощью войск привело к первому за всю войну крупному исходу беженцев — 11 тысяч мирных жителей бежали в Турцию.

В течение 2012 года, как и по всей стране в отдельных городах и деревнях и вокруг влиятельных людей формировались местные отряды ополчения. Затем они объединились в более крупные коалиции, охватывающие более обширные районы. Чаще всего эти коалиции объединяли личные взаимоотношения и источники финансирования, которое командиры получали от сирийской диаспоры, религиозных деятелей и других меценатов. В конце 2011 и первой половине 2012 годов появились группировки повстанцев, состоявшие из нескольких тысяч бойцов — значительно крупнее деревенских отрядов ополченцев, доминировавших до этого среди повстанцев. «Бригада мучеников Джебель-Завии» Джамааля Маруфа, впоследствии создавшая «Бригаду сирийских мучеников», а позднее «Сирийский фронт революционеров», была создана в декабре 2011 года и доминировала в районе Джебель-Завии в центре Идлиба. В марте 2012 года была создана «Лива Ахрар эш-Шамаль», контролировавшая коридор «Килис-Алеппо» к северу от города Алеппо. В сельских районах на западе провинции Алеппо доминировала «Лива Дерат Эзза». Впоследствии, летом 2012 года для наступления на город Алеппо они создали более крупную коалицию «Лива Таухид», ныне эволюционировавшую в «Джебхат эш-Шамия». Также в «Большом Идлибе» в конце 2011 года возникла «Катаиб Ахрар аш-Шам» — консервативная салафитская группировка, с тех пор ставшая одной из крупнейших и сильнейших в Сирии. К августу 2012 года в ней уже насчитывалось 6-7 тысяч человек.

Впервые коалиции национального масштаба начали формироваться осенью 2012 года по запросам иностранных спонсоров. Первым в сентябре был создан «Сирийский исламский фронт освобождения» (30 тысяч бойцов, 1/3 повстанцев), а затем, в декабре — более консервативный, контролируемый салафитами «Сирийский исламский фронт». Эти сравнительно аморфные коалиции служили в основном для объединения риторики и политических действий. Однако обе они доминировали всю первую половину 2013 года. Осенью того же года произошла новая реорганизация восстания на основе «значительного сотрудничества повстанческих группировок» Стоит особо отметить создание в ноябре «Исламского фронта», в который вошла основная часть сирийских повстанцев. В нем доминировали исламистские группировки, однако наблюдались значительные идеологические различия. Кроме того, в декабре 2011 года светские, демократические и сравнительно деидеологизированные группировки ССА в значительной сати Идлиба объединились в «Сирийский революционный фронт», насчитывавший 12-15 тысяч бойцов. Это было вызвано реакцией на создание «Исламского фронта», просьбами иностранных спонсоров (а именно Саудовской Аравии) и подготовкой к противостоянию агрессивной группировке иностранных джихадистов, начавшей укрепляться на контролируемой повстанцами территории Сирии и вступать с ними в повсеместные конфликты.

В апреле 2013 года Абу-Бакр аль-Багдади провозгласил «Исламское государство Ирака и Леванта», ставшее расширившим свой ареал преемником «Исламского государства Ирака», годами сражавшегося против американцев и иракских властей после вторжения 2003 года. Первоначально «Джебхат ан-Нусра» была отколовшейся фракцией ИГИ. Аль-Багдади пытался вернуть сирийский филиал «Аль-Каеды» в свою орбиту, пользуясь для развития ИГИ вакуумом власти, возникшим в Сирии. Однако одностороннее заявление Багдади было негативно воспринято сирийской оппозицией и самой «Джебхат ан-Нусра», отвергшей попытку ИГИ восстановить над ней контроль. В результате ситуация во второй половине 2013 года была напряженной. Основные ресурсы ИГИЛ были направлены на выдавливание и оттеснение других группировок сирийских повстанцев. Псоле многих месяцев переговоров, перестрелок и убийств, между ИГИЛ и почти всей сирийской оппозицией, в том числе и «Джебхат ан-Нусра», разразился открытый конфликт. В течение первых восьми недель 2014 года в ходе наступления во главе с умеренными группировкамии, поддерживаемыми Западом и странами Персидского залива, ИГИЛ было вытеснено из Латакии, Хамы, Идлиба и большей части Алеппо.

Большую часть 2014 года сирийские повстанцы провели, сражаясь на многих фронтах и при этом страдая от внутренних конфликтов, отнимавших значительные ресурсы и зачастую оказывавшихся фатальными. В течение первых нескольких месяцев 2014 года ИГИЛ захватило несколько важнейших городов севера Сирии — Манбидж, Ракку и Тель-Абьяд. В июне они очистили от других повстанческих группировок провинцию Дейр эз-Зор и покончили с оппозицией на востоке Алеппо. Тем временем в ходе наступательных операций повстанцы в марте (ненадолго) захватили участок средиземноморского побережья у турецкой границы и вытеснили силы режима из нескольких стратегически важных населенных пунктов на севере Хамы. Однако ко второй половине 2014 года на передний план вышли внутренние противоречия. В октябре-ноябре «Сирийский революционный фронт», поддерживаемый США и Саудовской Аравией и объединявший большую часть местных светских группировок, был быстро обезглавлен «Нусрой», а его лидер Джамааль Маруф был вынужден бежать в Турцию. Так возникло ядро прото-эмирата «Джебхат ан-Нусра» в Идлибе. ДаН захватила контроль над важнейшими участками границы и большей частью крупного гористого района Джебель эз-Завийя, располагающегося в центре провинции. Позиции «Нусры» еще более укрепились после нападения на поддерживаемую США группировку «Харакет Хазм», также самораспустившуюся в феврале 2015 года.

После фактической нейтрализации некоторых из крупнейших светских группировок произошел новый этап эволюции повстанческого движения на севере. В марте 2015 года «Джебхат ан-Нусра», «Ахрар аш-Шам» и другие салафитско-джихадистские и консервативно-исламистские группировки создали коалицию «Джейш аль-Фатх» («Армия завоевания»). В июле эта коалиция одержала крупные стратегические победы в провинции Идлиб. К началу июня был отбит идлибский выступ, долгое время контролировавшийся режимом и простиравшийся по шоссе от города Джиср-эш-Шугур до городов Ариха и Идлиб. Оппозиция взяла под контроль вторую столицу губернаторства (первой была Ракка, впоследствии захваченная ИГИЛ). Эта победа также ознаменовала фактическое прекращение деятельности «Исламского фронта» на севере. «Ахрар аш-Шам» стал активно действовать в рамках «Джейш аль-Фатх», При этом «Лива эт-Таухид» сохранила присутствие в городе Алеппо и его окрестностях. Однако обе группировки продолжали использовать наименование «Исламский фронт» — по крайней мере до тех пор, пока в июне 2015 года «Лива Таухид» не была вновь переформатирована в «Джебхат аш-Шамия».

Еще одна важная коалиция, сформированная в первой половине 2015 года, — «Фатх Халеб». Эта коалиция возникла как оперативная комната, объединившая группировки в городе Алеппо и его окрестностях. Впоследствии она стала одной из наиболее устойчивых коалиций. «Фатх Халеб», в которой доминируют группировки ССА и умеренных исламистов, заявляет, что насчитывает не менее 22 тысяч бойцов. Таким образом, она соперничает с «Джейш аль-Фатх» по численности, если не по наступательным возможностям. Поскольку «Фатх Халеб» состоит из десятков небольших, зачастую локальных группировок, она оказалась неспособна к крупным наступательным операциям, которые проводит «Джейш аль-Фатх». Однако эта коалиция пользуется крайне важной международной поддержкой: около 20 входящих в нее отрядов получают от США ПТРК TOW.

Остаток 2015 года ознаменовался укреплением разделения основной части повстанцев на севере на упомянутые два крыла — салафитскую «Джейш аль-Фатх» и состояющую из ССА и умеренных исламистов «Фатх Халеб». В «Большом Идлибе» присутствуют и другие светские группировки ССА, в особенности на севере провинций Хама и Латакия. Группировки, объединенные «Джейш аль-Фатх», располагают примерно 30 тысячами бойцов. Численность группировок умеренных исламистов и ССА сравнима с этой цифрой. При этом структурные недостатки светских и умеренных группировок сделали доминирование «Джейш аль-Фатх» неоспоримым. Такие группировки, как «Джебхат ан-Нусра» и «Ахрар аш-Шам» обладают достаточной численностью, дисциплиной и снаряжением, чтобы сокрушить практически любого соперника. Несмотря на то, что «множество бойцов остаются в мелких группировках Свободной сирийской армии», они «не обладают ни возможностями, ни мотивацией к действиям вне населенных пунктов, где они базируются». Это приводит к доминированию джихадистских группировок, способных перебрасывать крупные резервы.

Начавшаяся в конце сентября российская интервенция, а также широкое применение иностранных формирований шиитских джихадистов, сформированных Ираном, вновь значительно изменило картину восстания. Интенсивные бомбардировки, а также подкрепления и новое снаряжение позволили правительственным силам провести крупные наступательные операции в провинции Латакия и в сельских районах на севере и юге провинции Алеппо. Это давление усилило роль «Джейш-аль-Фатх», остающейся наиболее боеспособной коалицией повстанцев на севере. Однако повстанцам не удалось полностью отбить территории, захваченные силами режима в Латакии на на юге Алеппо, или предотвратить окружение и осаду удерживаемых повстанцами восточных районов города Алеппо. В этой ситуации «Джебхат ан-Нусра» переименовалась в «Джебхат Фатх аш-Шам», заявила о разрыве связей с «Аль-Каедой» и призвала другие группировки к слиянию. Такой ход ведет к еще большей интеграции «Джебхат ан-Нусра» и «Аль-Каеды» в сирийскую оппозицию и крайне усложняет деятельность региональных спонсоров оппозиции, а также способствует пропаганде режима. Однако желание оппозиции получить военное преиимущество от слияния может перевесить политические риски.

Находясь на перепутье в условиях военного и дипломатического давления, повстанческое движение на севере остается важнейшим для сирийского конфликта в целом. В то время как в Дераа и Кунейтре фактически по-прежнему соблюдается перемирие, а на фронтах Дамаска и Хомса господствуют осады и война на истощение, именно в «большом Идлибе» решается судьба восстания.

В осаде со всех сторон: анклав «Азаз — Мареаа»

Недавно образованная бригада «спецназа» ССА «Северный гром», базирующаяся в населенном пункте Мареаа на севере Алеппо.

Наиболее недавно сформировавшийся анклав удерживаемой повстанцами территории — полумесяц от Мареаа до Азаза и вдоль турецкой границы на севере Алеппо. Этот «мешок» возник в феврале 2016 года в результате параллельных наступательных операций шиитских джихадистов, поддерживаемых Ираном и курдских ополченцев из кантона Африн. Оба этих наступления активно поддерживались с воздуха российской авиацией и привели к перекрытию основной линии поставок из Турции в Алеппо. В результате повстанцы в городах Азаз, Мареаа и окружающих их деревнях оказались зажаты между враждебными им курдскими ополченцами на западе и ИГ на востоке и полностью зависимы от доступа в Турцию и поддержки американской авиации и турецкой артиллерии.

В течение следующих нескольких месяцев не прекращались бои между ИГ и силами оппозиции за деревни к северо-востоку от «мешка». При этом некоторые деревни переходили из рук в руки десятки раз. В этом районе всегда доминировали группировки умеренных исламистов и ССА, в особенности «Ахрар эш-Шамаль»/»Лива Таухид»/»Исламский фронт»/»Джебхат аш-Шамия». Будучи отрезаны от сил режима курдами (с которыми поддерживается шаткое перемирие, заключенное при посредничестве США), повстанцы сосредоточили практически все силы на боях с ИГ. Это позволило США осуществить непосредственное вмешательство в их пользу, что было бы невозможно в случае их борьбы против сил режима. В частности, США оказывают им непосредственную поддержку с воздуха, поставляют огромное количество вооружений и проводят обучение.

Оператор ПТРК TOW «13-й дивизии» ССА в Мареаа на фоне знамени «Фиркат эль-Амийн аль-Ульвлаа Халеб» — пример активного взаимодействия различных группировок сирийской оппозиции, позволившего Мареаа остаться оплотом революции, несмотря на оружение враждебными силами ИГ и курдов.

Соответственно, доминирующими группировками повстанцев стали поддерживающие наиболее тесные отношения с ЦРУ («Джебхат аш-Шамия», «Исламские батальоны Сафва») и Минобороны США («Фиркат аль-Хамза», «Лива Мутассим»). Однако в условиях ограниченной численности, полной зависимости от доступа к турецкой границе и наличия длинного, труднообороняемого фронта с ИГ и курдами, для 3-4 тысяч повстанцев, номинально подчиняющихся оперативной комнате «Хавар Килис», оказалось крайне сложно стабильно занимать новые территории.

Следует поблагодарить огромное количество людей, без которых этот проект оказался бы невозможен. @JohnArterbury и @LlamameIshmael заслуживают особой благодарности за неоценимую поддержку в переводе с арабского в начале этого проекта. Благодарим @NoorNahas1, чьи замечательные навыки исследователя помогли нам к концу проекта находить менее известные группировки сирийской оппозиции и их аккаунты в социальных сетях. @RaoKumar747 помог найти информацию об одной сравнительно тайной группе, а @putintintin1 заслуживает благодарности за предоставление фотографий «Фракции за освобождение народа» 2012 года. Šerif Imamagić оказал огромную помощь в выявлении и актуальном описании малоизвестных оперативных комнат и подгрупп «Южного фронта».

Наконец, следует отметить замечательную работу по исследованию сирийской оппозиции, выполненную ранее @arabthomness, @archicivilians и @Syria_Rebel_Obs. Их деятельность по документированию сирийской революции неоценима. Работы @Weissenberg7 и @joaska_ очень помогли нам в поисках информации о небольших, малоизвестных группировках джихадистов.