Стратегические наступательные силы США

ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ № 8/2008, стр. 12-15

ОПЕРАТИВНАЯ И БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СИЛ США

Генерал-майор М. ВИЛЬДАНОВ,

профессор Академии военных наук,

кандидат военных наук;

подполковник Д. ГАЛКИН

Стратегические оборонительные силы (СОС) США предназначены для защиты территории Североамериканского континента от средств воздушно-космического нападения противника. В условиях мирного времени и угрожаемый период развития военно-политической обстановки СОС осуществляют контроль воздушно-космического пространства, а в военное время на них возлагается решение задач предупреждения о ракетно-ядерном ударе, контроля космического пространства, противовоздушной и противоракетной обороны территории США.

Стратегические оборонительные силы включают: системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе (СПРЯУ), контроля космического пространства (СККП) и противоракетной обороны (ПРО). Информация, предупреждающая о ракетно-ядерном ударе, формируется группировкой космических аппаратов (КА) «Имеюс», тремя наземными радиолокационными системами — «Бимьюс», «Пейв Пос» и «Парке», радиолокационным постом ПРЯУ в Норвегии и двумя вспомогательными постами на территории США. Силы и средства объединенной СККП американских ВС «Спадатс» включают один КА, оптоэлектронный комплекс, один пункт и 23 поста наблюдения за космическим пространством. Административно СПРЯУ и СККП входят в состав 21 -го космического крыла 14-й воздушной армии космического командования (КК) ВВС США и командования ПРО и космоса сухопутных войск, силы и средства противоракетной обороны — в командование ПРО и космоса сухопутных войск. Оперативное управление стратегическими оборонительными силами осуществляет объединенное стратегическое командование (ОСК) ВС США, которое организует планирование боевого применения, обеспечивает поддержание боевой и мобилизационной готовности войск (сил), управление и взаимодействие с объединенными командованиями (ОК) ВС США. Командующий ОСК несет ответственность за предупреждение военно-политического руководства США о ракетно-ядерном ударе противника, организацию контроля космического пространства, а также за обеспечение противоракетной обороны территории США и их союзников.

Один из порталов командного центра НОРАД в горе Шайенн (справа — фрагмент работы дежурной смены)

Оператор РЛС системы «Пейв Пос» осуществляет контроль воздушной обстановки

Выполнение задач боевого дежурства дежурной сменой командного центра НОРАД

Работа оперативного состава в ходе учений по оценке обстановки на КП одного из объединенных командований ВС США

Военное руководство США уделяет особое внимание повышению боевой и мобилизационной готовности стратегических оборонительных сил. С этой целью совершенствуется система мероприятий оперативной и боевой подготовки, основными из которых являются оперативно-стратегические и оперативно-тактические учения, позволяющие всесторонне проверять и оценивать реальность оперативных планов и состояние боевой готовности органов управления, частей и подразделений СОС. Так, оперативно-стратегические учения проводятся ОК ВС США в зоне Северной Америки совместно с объединенным американо-канадским командованием воздушно-космической обороны Североамериканского континента (НОРАД). Оперативно-тактические учения с 21-м космическим крылом организуются командованием 14-й воздушной армии.

Эффективной формой оперативной и боевой подготовки СОС считается контроль за учебно-боевыми пусками ракет, проводимыми в Российской Федерации и других государствах. При этом осуществляется проверка боевой готовности СПРЯУ с доведением соответствующей информации до органов военного руководства США и других потребителей. Ежеквартально планируются командно-штабные тренировки с отработкой действий оперативных групп и личного состава дежурных сил в начальный период ракетно-ядерной войны. Кроме того, проводится значительный комплекс плановых и внезапных тренировок дежурных смен и боевых расчетов. Применяются компьютерные формы обучения оперативного состава пунктов управления. Для моделирования различных ситуаций согласно замыслу учений и имитации ракетно-ядерного удара условного противника используются аппаратно-программные комплексы и информационные технологии.

К учениям привлекаются оперативные группы штабов и пункты управления объединенного стратегического командования (ОСК), ОК ВС США в зоне Северной Америки, других региональных ОК, командования НОРАД, боевого авиационного и КК ВВС США, ОК стратегических перебросок ВВС США, соединения и воинские части видов ВС США. Для решения практических задач задействуются органы управления и формирования министерств внутренней безопасности и энергетики, ФБР, Федерального агентства по действиям в чрезвычайных условиях (ФЕМА) и других ведомств. Значительная продолжительность учений (не менее 10 сут) позволяет отрабатывать учебные вопросы в реальном масштабе времени с минимальными ограничениями. Следует отметить, что подготовка к этим мероприятиям начинается за год до их начала, с периодическим контролем хода разработки планирующих документов, подготовки органов управления, войск (сил) и их материально-технического обеспечения.

Результаты анализа информационных материалов позволяют сделать следующие выводы о составе учебных и исследовательских целей, содержании замыслов учений, направленности учебно-боевых задач и мероприятий.

Так, основной учебной целью учений является: контроль состояния боевой и мобилизационной готовности СОС, а также оценка реальности оперативных планов. Предусматривается совершенствование форм и способов боевого применения СОС, практических навыков личного состава дежурных смен и боевых расчетов командных пунктов, постов СПРЯУ, СККП, соединений и частей ПВО и ПРО США. В обязательном порядке в планы учений включается значительное количество исследовательских задач. Их содержание связано с оценкой эффективности функционирования новых средств СПРЯУ и СККП, а также способов сокращения сроков доведения информации до потребителей. Исследуются алгоритмы работы органов управления и направления дальнейшей оптимизации их организационно-штатных структур. Особое внимание уделяется изучению проблем административного и оперативного управления СОС и определению путей их решения.

Замыслом учений предусматривается возникновение и эскалация кризисной ситуации в мире, несущей непосредственную угрозу безопасности США. В дальнейшем резкое обострение отношений с государством, обладающим оружием массового поражения и средствами его доставки, приводит к развязыванию вооруженного конфликта с применением обычных средств поражения. Стратегические оборонительные силы систематически участвуют в боевых действиях по отражению воздушно-космического нападения условного противника. Проводится комплекс разведывательных мероприятий по контролю за состоянием сил и средств ракетно-ядерного нападения и подготовкой их к боевому применению. Разыгрывается вариант нанесения ракетно-ядерного удара по территории США. С получением информации американское военно-политическое руководство США производит оценку ситуации и принимает соответствующее решение.

Согласно требованиям руководящих документов ВС США учения этих сил обычно включают подготовительную, активную и заключительную фазы.

Содержанием подготовительной фазы учений являются: анализ и оценка военно-политической обстановки в мире, существующих и прогнозируемых угроз на различных воздушно-космических направлениях, принятие решений и постановка задач по повышению боевой готовности органов управления и войск (сил). Проводятся целенаправленные штабные тренировки оперативного состава пунктов управления, уточняются документы, регламентирующие их работу на период перевода с мирного положения на военное. Вносятся коррективы в планы взаимодействия органов военного и государственного управления, привлекаемых к учениям. Осуществляется комплексная проверка функционирования систем предупреждения и оповещения о ракетно-ядерном ударе условного противника. Увеличивается количество и интенсивность тренировок дежурных смен различного предназначения на пунктах управления по порядку выполнения поставленных задач. При необходимости выполняются отдельные мероприятия по переводу СОС с мирного времени на военное.

Активная фаза учений включает три этапа. На первом этапе отрабатываются вопросы перевода органов управления и сил с мирного положения на военное, предусматривающие: усиление дежурных сил и организацию боевого дежурства в высших степенях боевой готовности; занятие пунктов управления оперативным составом; перевод системы связи и управления на режим военного времени; активизацию разведывательной деятельности; усиление радиоэлектронной борьбы и информационного противоборства; наращивание сил и средств охраны и обороны важных объектов; проведение других мероприятий оперативного и материально-технического обеспечения; поддержание устойчивого обмена данными между постами СПРЯУ, СККП и пунктами управления ВПР США.

На втором этапе отрабатываются вопросы управления СОС в условиях эскалации вооруженных конфликтов и перехода к крупномасштабным военным действиям. Основным содержанием этого этапа являются действия командования ОК ВС США в зоне Северной Америки, НОРАД, а также ОСК по управлению стратегическими оборонительными силами и проведению мероприятий по обеспечению их живучести в различных условиях обстановки. Кроме того, осуществляется контроль боевой готовности ряда постов СПРЯУ: Клир (штат Аляска), Туле (Гренландия), Файлингдейлз-Мур (Великобритания), Отис (штат Массачусетс), Бил (Калифорния) и Гранд-Форкс (Северная Дакота). При этом радиолокационные станции СККП используются также для предупреждения о ракетно-ядерном ударе условного противника. Для работы органов военного и государственного управления и войск (сил) создается сложная оперативная обстановка. Цель — добиться слаженности действий и устойчивого взаимодействия при отработке различных практических задач (вводных), таких как: усиление режима охраны и обороны, организация защиты ключевых объектов военной и гражданской инфраструктуры при угрозе воздушно-космического нападения условного противника; ликвидация последствий применения террористами ОМП и совершения диверсий на железнодорожном транспорте; предотвращение инцидентов с ядерным оружием, захватов и угонов пассажирских самолетов; борьба с пожарами и т. д.

На третьем этапе отрабатываются действия органов управления по руководству СОС при нанесении условным противником массированного удара МБР и БРПЛ по континентальной части США. При этом используются специальные аппаратно-программные средства, которые позволяют проверить боевую готовность систем «Имеюс», «Бимьюс», «Пейв Пос», «Парке» и радиолокационных станций СККП. Обеспечивается максимальная загрузка каналов передачи информации и проводится контроль обмена данными между постами СПРЯУ, СККП и командными центрами НОРАД, ОСК с оповещением военно-политического руководства страны и других потребителей. С учетом ограничений отрабатываются учебные задачи опытно-боевого применения сил и средств ПРО.

На заключительной фазе учений проводятся мероприятия по приведению органов военного и государственного управления и войск (сил) в исходное состояние. Осуществляется переход к несению боевого дежурства в режиме повседневной деятельности. И наконец, подводятся итоги учений с постановкой задач по устранению выявленных недостатков и совершенствованию боевой и мобилизационной готовности стратегических оборонительных сил.

Результаты проведенных учений позволяют сделать следующие выводы о сильных сторонах и проблемных вопросах стратегических оборонительных сил. К сильным сторонам относятся: высокая боеготовность и способность к наращиванию боевого потенциала СПРЯУ и СККП; возможность перераспределения между этими системами задач наблюдения на смежных направлениях; значительный научно-технический задел по их модернизации; благоприятные возможности СПРЯУ и СККП по контролю за проведением учебно-боевых и испытательных пусков ракет стратегических ядерных сил ВС РФ в район Камчатки; наличие запасных командных пунктов, позволяющих обеспечить устойчивое управление СОС в любых условиях обстановки; достаточное финансирование программы развертывания системы ПРО.

Проблемными вопросами считаются недостаточная физическая защищенность и уязвимость ключевых объектов военной и гражданской инфраструктуры и наземных объектов СОС от воздушных и наземных атак террористических организаций, а также ограниченные боевые возможности развертываемой системы ПРО.

По итогам учений военное руководство США уточняет формы и способы боевого применения, планы модернизации и развития СОС. При необходимости вносятся изменения в руководящие документы, оперативные планы боевого применения, программы подготовки личного состава. Оптимизируется состав задач и функции оперативного и административного управления СОС. Сокращаются временные нормативы выполнения мероприятий по переводу войск с мирного положения на военное. Уточняются алгоритмы действий по оценке данных СПРЯУ, проводятся организационно-технические мероприятия по совершенствованию специальной сети оповещения и предупреждения органов ВПР страны об угрозе ракетно-ядерного удара противника, а также по исключению выдачи несанкционированной и ложной информации. Важной задачей считается повышение роли и значимости ОСК в планировании и проведении стратегических командно-штабных учений с участием стратегических наступательных и оборонительных сил.

Таким образом, военное руководство США уделяет особое внимание совершенствованию системы оперативной и боевой подготовки стратегических оборонительных сил как основы повышения их боевой и мобилизационной готовности.

Подробнее о пунктах управления ВС США см.: Зарубежное военное обозрение. -2001. -№ 12. -С. 7-13.

См.: Зарубежное военное обозрение. — 2007. — № 7. — С. 2-6.

masterok

Россия:
По состоянию на 22 июня 2013 года, согласно сведениям в рамках обмена данными по договору СНВ-3, в составе стратегических ядерных сил (СЯС) России находилось 448 боеспособных (но не обязательно развёрнутых) стратегических носителей, способных нести 2 323 ядерных боезарядов.
На развёрнутых носителях находилось 1480 ядерных боеголовок, т.к. не все БРПЛ на атомных подводных лодках укомплектованы «штатным» числом ЯГЧ, а крылатые ракеты Х-55 на стратегических бомбардировщиках-ракетоносцах не развернуты вовсе, а находятся «в пунктах хранения» отдельно от самолётов.
Двумя годами ранее наша страна располагала 492 развёрнутыми стратегическими носителями, т.е. за 2 года количество носителей уменьшилось на 10% .Сокращение количества ядерного оружия России продолжается довольно интенсивно. С 2005 по 2008 годы утилизировано 337 МБР/БРПЛ. До 2020 года планируется утилизировать 399 МБР и БРПЛ и 260 ШПУ/СПУ. Сокращение российских ядерных зарядов и средств доставки идёт гораздо более высокими темпами, чем предусмотрено договором с США. Кроме того, в отличие от американской стороны, наша страна не обладает значительным возвратным потенциалом ядерных боезарядов.
Давайте посмотрим, как это выглядит «с высоты» Google Earth
ШПУ УР-100НУТТХ 28-й гвардейской ракетной дивизии в районе Козельска
Ракетные войска стратегического назначения являются наиболее грозной и боеспособной частью российской ядерной триады. На вооружении РВСН состоят наземные межконтинентальные баллистические ракеты мобильного и шахтного базирования с ядерными боеголовками.
ШПУ Р-36 М УТТХ 13-й ракетной дивизии, Оренбургская область
В составе Ракетных войск стратегического назначения находится 311 ракетных комплексов, способных нести 1078 ядерных боезарядов. В настоящее время на вооружении РВСН находятся 52 тяжелые ракеты Р-36М2 (SS-18), 40 ракет УР-100НУТТХ (SS-19), 108 подвижных грунтовых комплексов Тополь (SS-25), 60 комплексов Тополь-М шахтного базирования (SS-27), 18 мобильных комплексов Тополь-М (SS-27) и 33 новых мобильных комплекса с ракетой РС-24 Ярс.
ШПУ Тополь-М, 27-й гвардейской ракетной армии, Саратовская область
Ракетные войска стратегического назначения — единственный род войск в ВС РФ, в котором целиком сохранена армейско-дивизионная структура, видоизменённая либо упразднённая в остальных видах и родах войск.
img title=»Российские стратегические ядерные силы и средства ПРО на снимках Google Earth» src=»» alt=»Российские стратегические ядерные силы и средства ПРО на снимках Google Earth» />
Ангары для мобильных РТ-2ПМ «Тополь», ЗАТО «Озёрный» Тверская область
РПКСН «Дмитрий Донской» пр. 941УМ в Северодвинске
ПЛАРБ пр. 955 «Борей» во время прохождения ремонта в Северодвинске, крышки ракетных шахт открыты
ПЛАРБ пр. 667БДРМ в Гаджиево
В Гаджиево, расположенном на Кольском полуострове, базируются действующие пять ПЛАРБ пр. 667БДРМ «Дельфин», которые оснащены в общей сложности 80 пусковыми установками ракет Р-29РМ.
Неподалёку в Росляково расположена ремонтная база, где ПЛАРБ северного флота проходят ремонт и обслуживание.
ПЛАРБ пр. 667БДРМ в сухом доке в Росляково
В Рыбачьем, недалеко от Петропавловска-Камчатского базируются атомные подводные лодки Тихоокеанского флота. Там в перерывах между походами находятся две лодки пр. 667БДР «Кальмар». В настоящее время за ракетоносцами 667БДР числится 32 ракеты Р-29Р.
Там же в Рыбачьем, на другом берегу бухты находится комплекс по обслуживанию и ремонту подводных лодок.
ПЛАРБ пр. 667БДР в Рыбачьем
На вооружении стратегической авиации состоит 66 тяжелых бомбардировщиков, на вооружении которых находились примерно 200 крылатых ракет большой дальности. В это число входят 11 бомбардировщиков Ту-160 и 55 бомбардировщиков Ту-95МС.
Стратегический бомбардировщик Ту-95МС оснащен турбовинтовыми двигателями. Ударное вооружение бомбардировщика состоит из шести крылатых ракет большой дальности Х-55, размещенных в бомбовом отсеке. Вариант бомбардировщика, обозначаемый как Ту-95МС16, может дополнительно нести до 10 крылатых ракет, размещаемых на пилонах под крыльями, но дальность бомбардировщика при этом значительно уменьшается.
Стратегический бомбардировщик Ту-160 является самым мощным ударным авиационным комплексом в мире. Ударное вооружение сверхзвукового бомбардировщика состоит из 12 крылатых ракет большой дальности Х-55, размещаемых в бомбовом отсеке. После осуществляемой в настоящее время программы модернизации бомбардировщики будут способны нести бомбы свободного падения и неядерные крылатые ракеты.
Бомбардировщики Ту-95МС и Ту-160 на аэродроме Энгельс
Основным местом дислокации российской дальней авиации является 6950-я Гвардейская авиационная база в городе Энгельсе (Саратовская область). Она включает в свой состав два полка тяжелых бомбардировщиков: 121-й гвардейский с бомбардировщиками Ту-160 и 184-й полк с бомбардировщиками Ту-95МС.
Ту-95МС, аэродром Украинка, Амурская область
Остальные Ту-95МС базируются на Дальнем Востоке, в Амурской области, на 6952-ой авиационной базе, расположенной на аэродроме Украинка.
Традиционно к стратегической обороне относятся — системы противоракетной обороны, предупреждения о ракетном нападении, контроля космического пространства.
Информация со спутников системы предупреждения о ракетном нападении принимается и обрабатывается в реальном времени на западном пункте управления Серпухов-15 (деревня Курилово Калужской области) и восточном пункте управления, расположенном в районе Комсомольска-на-Амуре.

Западный КП СПРН в Калужской области
Наземным компонентом Системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) являются РЛС контролирующие космическое пространство. Для этого используются РЛС типа: «Дарьял», «Волга» и «Воронеж».
РЛС «Дарьял», в окрестностях г. Печора
На смену громоздким и энергоёмким станциям старого типа должно прийти новое поколение радиолокационных станций «Воронеж», которые возводятся за год полтора (ранее требовалось от 5 до 10 лет).
Новейшие российские РЛС семейства «Воронеж» способны обнаруживать баллистические, космические и аэродинамические объекты. Существуют варианты, работающие в диапазоне метровых и дециметровых волн. Основой РЛС является фазированная антенная решётка, быстровозводимый модуль для личного состава и несколько контейнеров с радиоэлектронным оборудованием, что позволяет быстро и с небольшими затратами модернизировать станцию в процессе эксплуатации.
РЛС Воронеж-М, п. Лехтуси Ленинградской области (объект 4524, в/ч 73845)
РЛС Воронеж-ДМ, Калининградская область
Принятие «Воронежа» на вооружение позволяет не только существенно расширить возможности ракетно-космической обороны, но и сосредоточить наземную группировку системы предупреждения о ракетном нападении на территории Российской Федерации.
Позиции РЛС СПРН и их секторы обзора
Для прикрытия потенциально опасных в плане ракетного нападения районов всего планируется поставить на боевое дежурство 12 РЛС этого типа. Новые радиолокационные станции будут работать как в метровом, так и в дециметровом диапазоне, что расширит возможности российской системы предупреждения о ракетном нападении. Минобороны РФ намерено полностью заменить в рамках госпрограммы вооружения до 2020 года все советские РЛС дальнего обнаружения пусков ракет.
Эксплуатацию системы противоракетной обороны А-135, развернутой вокруг Москвы, обеспечивает дивизия ПРО. Командно-измерительный пункт системы ПРО, совмещенный с РЛС Дон-2Н, расположен в г. Софрино Московской области.
РЛС Дон-2Н
Рядом с РЛС расположены шахты противоракет 53T6
В состав системы ПРО Москвы входят РЛС Дон-2Н, командно-измерительный пункт и противоракеты 68 ракет 53T6 (Gazelle), рассчитанных на перехват в атмосфере. 32 ракеты 51T6 (Gorgon), призванные осуществлять перехват за пределами атмосферы, выведены из состава системы. Российские противоракеты, в отличие от американских имеющих кинетическую БЧ, оснащены ядерными зарядами.
ШПУ противоракет 53T6 в Ащерино
Противоракеты размещены в шахтных пусковых установках, расположенных в позиционных районах вокруг Москвы. Противоракеты ближнего перехвата расположены в пяти позиционных районах — Ащерино (16 пусковых установок), Оболдино (16),Королев (12), Внуково (12) и Софрино (12).
ШПУ противоракет 53T6 во Внуково
Противоракеты дальнего перехвата с мегатонными термоядерными БЧ были развернуты в двух частях, базирующихся в Наро-Фоминске-10 и Сергиевом Посаде-15, в настоящий момент они сняты с боевого дежурства и выгружены из шахт.
РЛС и шахты противоракет 51T6 в Наро-Фоминске-10
В состав системы контроля космического пространства входит оптико-электронный комплекс «Окно» в Нуреке (Таджикистан), позволяющий производить обнаружение объектов на высотах до 40 000 км. Комплекс начал работу в конце 1999 г. Средства комплекса позволяют проводить обработку данных, определение параметров движения объектов и передачу их на соответствующие командные пункты.
Комплекс «Окно» в Таджикистане
Для этой цели используется так же радиотехнический узел «Крона» неподалёку от станицы Сторожевая в Карачаево-Черкесии. В составе узла работают специализированные РЛС дециметрового и сантиметрового диапазонов. Система «Крона» состоит из радара дальнего обнаружения, и оптической системы слежения. Она предназначена для идентификации и отслеживания спутников. Система «Крона» способна классифицировать спутников по типу.
Часть комплекса «Крона» с дециметровой РЛС, Карачаево-Черкесия
Система состоит из трех основных компонентов:
— Дециметровая РЛС с фазированной антенной решеткой для идентификации целей
-РЛС сантиметрового диапазона с параболической антенной для целевой классификации
-Оптическая система, сочетающая оптический телескоп с лазерной системой
Часть комплекса «Крона» с сантиметровой РЛС и лазерным дальномером, Карачаево-Черкесия
Система «Крона» имеет дальность 3200 километров и может обнаруживать цели на орбите на высоте до 40000 километров. Аналогичный комплекс создается на Дальнем Востоке в районе Фокино. Систему, размещённую в Приморье иногда называют «Крона-N», она представлена только дециметровой РЛС с фазированной антенной решеткой.
Комплекс системы «Крона» в Приморском крае
США:
</div>
</div>
По Договору СНВ-3 к февралю 2018 года количество «оперативно-развернутых» ядерных боезарядов (ЯБЗ) у каждой стороны не должно превышать 1550 единиц, а количество стратегических носителей – 800 единиц, из которых «оперативно-развернутых» должно быть не более 700 носителей.
В тоже время США обладают значительным «возвратным потенциалом». Это ядерные боеголовки, снятые с носителей, но не разобранные, а хранящиеся на складах. Использование «возвратного потенциала» позволяет США в условиях СНВ-3 увеличить общее количество боезарядов более чем в два раза (с 1550 до 3342 ед.).
Основу американских стратегических сил составляют баллистические ракеты, размещённые на подводных лодках (БРПЛ). Каждая ПЛАРБ типа «Огайо» оснащена 24 БРПЛ класса «Трайдент-2″(D 5). На настоящий момент морской компонент СЯС США составляют 14 атомных подводных лодок (ПЛАРБ) с 336 БРПЛ.
Спутниковый снимок Google Earth: ПЛАРБ типа «Огайо» возвращается с похода
БР UGM-133A «Трайдент-2» (D5) имеет максимальную дальность 11 300 км и обладает разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения, оснащёнными термоядерными зарядами мощностью 475 и 100 килотонн. Благодаря высокой точности БРПЛ этого типа способна эффективно поражать малоразмерные высокозащищённые цели — углублённые бункеры и шахтные пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет. «Трайдент-2» — единственная БРПЛ, оставшаяся на вооружении ПЛАРБ ВМС США. Боезаряды, развёрнутые на «Трайдент-2», составляют 52 % от СЯС США. В соответствии с действующим договором ОСВ ракеты на подводных лодках не могут нести больше 8 боеголовок.
В США действуют два объекта, где базируются ПЛАРБ. На тихоокеанском побережье это Бангор, штат Вашингтон. На атлантическом побережье это Кингс Бей, штат Джорджия. Обе военно-морские базы имеют развитую инфраструктуру для текущего ремонта и обслуживания ПЛАРБ.
ПЛАРБ типа «Огайо» в пункте базирования Кингс Бей
В силу способности вести длительное время патрулирование находясь в подводном положении, ПЛАРБ являются сложными для спутниковой визуальной разведки объектами. Гораздо легче наблюдать за АПЛ находящимися у причалов, в доках и пунктах утилизации.
</div>
Спутниковые снимки Google Earth: ПЛАРБ типа «Огайо» в пункте базирования Бангор
Морской компонент американской ядерной триады представляет собой наиболее боеспособную её часть, американские лодки находятся в море 60% времени в году (т.е. около 219 суток в году) в отличие от российских лодок, которые ведут патрулирование не более 25% времени в году (91 сутки в году).
Наземный компонент СЯС США составляют стратегические ракетные комплексы, оснащенные межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР). В настоящий момент развёрнуто до 450 «Минитмэн-3» в шахтных пусковых установках (ШПУ). Ракеты LGM-30 «Минитмен-3» несут службу в ВВС США с 1970 года и являются единственными МБР наземного базирования, состоящими на вооружении. Твердотопливная ракета «Минитмен-3» несёт блок Мк12 с 3 боеголовками W78 индивидуального наведения, с дальностью до 13000 км. Часть состоящих на вооружении «Минетменов» были модернизированы и оснащены новыми боевыми блоками Mk 21, с боезарядом W87.
Спутниковый снимок Google Earth: Пусковой комплекс «Минетмэн-3» 319-й ракетной эскадрильи в штате Вайоминг
К 2013 году планировалось произвести установку по одной боеголовке W87 на всех 300 ракетах LGM-30G Minuteman-III на авиабазах Уоррен (штат Вайоминг) и Мальстром ( штат Монтана). 150 ракет на авиабазе Минот ( штат Северная Дакота) продолжат дежурство с боеголовками W78.
Спутниковый снимок Google Earth: Пусковой комплекс «Минетмэн-3» в штате Монтана
Ракеты «Минитмен-3» на сегодняшний день являются устаревшими, они не имеют системы прорыва ПРО. Ряд проведенных испытательных пусков ракет взятых из числа находящихся в дежурстве, были признанны не удачными. Таким образом, можно предполагать, что значительная часть американских МБР наземного базирования не способны выполнить боевую задачу. Впрочем, хочется надеяться, что это никогда не будет проверено на практике.
Спутниковый снимок Google Earth: Авиабаза Минот, бомбардировщики Б-52Н
Стратегический бомбардировщик В-1В, принят на вооружение в июле 1985 года, поставки в войска завершены в августе 1988-го. В боевом составе имеется около 50 единиц, ещё 12 в активном резерве.
Спутниковый снимок Google Earth: Авиабаза Элсворт, бомбардировщики В-1В
Самолеты В-1В рассматриваются командованием ВВС США в качестве основных бомбардировщиков для действий с обычными средствами поражения, в связи, с чем проводятся мероприятия по их переводу в неядерный статус.
</div>
Спутниковый снимок Google Earth: В-1В на авиабазе Тексон
Для повышения эффективности боевого применения В-1В реализуется программа дальнейшей модернизации стратегических бомбардировщиков с целью расширения комплекта применяемого управляемого авиационного вооружения, а также усовершенствования бортовых систем. После модернизации стратегические бомбардировщики В-1В планируется использовать самостоятельно или в составе смешанных авиационных формирований для нанесения ударов, как с больших дальностей, так и в зонах действия объектовой системы ПВО противника.
Стратегический бомбардировщик В-2А принят на вооружение в декабре 1993 года. Самолет, выполненный по технологии «стелc», предназначен для скрытного преодоления современных систем ПВО и последующего поражения как ядерным, так и обычным оружием стратегических объектов в глубине территории противника, в первую очередь подвижных комплексов МБР.
</div>
Спутниковый снимок Google Earth: В-2А на авиабазе Уайтмен
В боевом составе находится 16 таких машин. Из 20 выпущенных бомбардировщиков этого типа 2 потеряны в лётных происшествиях.
Постоянным местом базирования бомбардировщиков В-2А является авиабаза Уайтмен (штат Миссури). В тоже время, осуществляется регулярная переброска этих самолётов на другие аэродромы, достаточно часто они осуществляют посадку на авиабазе Андерсен, на острове Гуам.
</div>
Спутниковый снимок Google Earth: В-2А на авиабазе Андерсен, о.Гуам
В обычных условиях мирного времени стратегические бомбардировщики дислоцируются на пяти основных авиабазах континентальной части США: Минот (штат Северная Дакота) — 22 В-52Н, Элсворт (Южная Дакота) — 24 В-1В, Уайтмен (Миссури) — 16 В-2А, Дайс (Техас) — 12 В-1В и Барксдейл (Луизиана) — 41 В-52Н.
Спутниковый снимок Google Earth: Авиабаза Барксдейл, бомбардировщики Б-52Н
В ходе отработки задач в зонах Тихого и Индийского океанов и Европейской зоне для временного базирования стратегической авиации может использоваться до 16 аэродромов.
Спутниковый снимок Google Earth: В-52Н и В-1В на авиабазе Андерсен, о.Гуам
Договором СНВ-3 в отношении развернутых стратегических бомбардировщиков введено правило подсчёта ЯБЗ, согласно которому за одним бомбардировщиком засчитывается только один ядерный боезаряд, причем на введении данного правила, судя по сообщениям СМИ, настояла именно американская сторона.
США тем самым фактически вывели ядерные вооружения своих ТБ, в первую очередь КРВБ, из-под количественного контроля. Теперь США, имея на вооружении любое количество ядерных КРВБ, может вообще не представлять последние для контрольных процедур Договора СНВ-3, а «отчитываться» в рамках последнего, например, только 60 ядерными бомбами.
В настоящее время только для авиационного компонента триады разрабатываются качественно новые ядерные средства поражения – крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) следующего поколения и управляемые авиабомбы с высокоточным наведением. Ядерные вооружения наземного и морского компонентов триады только модернизируются. Причем согласно заявлениям высокопоставленных американских военных новыми КРВБ будут оснащаться все без исключения стратегические бомбардировщики – носители ядерного оружия: как существующие В-2А и В-52Н, так и перспективные.
Следует добавить, что в результате почти двадцатилетнего сокращения стратегических наступательных вооружений РФ и США наземный и морской компоненты ядерной триады Соединенных Штатов в значительной степени утратили свой контрсиловой потенциал в отношении СЯС России, имеющих в своем составе группировку подвижных грунтовых ракетных комплексов. Это обстоятельство, судя по всему, не устраивает американское военно-политическое руководство, продолжающее претендовать в новом столетии на безоговорочное глобальное лидерство своей страны.
Во многом этим объясняется выход США из договора по ПРО. В условиях количественного сокращения СЯС, в случае глобального конфликта, ставка делается на возможность уничтожения носителей в районах базирования, в превентивном ударе и перехват уцелевших и запущенных по территории США БР.
Определёнными противоракетными возможностями обладает ЗРК «Пэтриот» PAC-3 с противоракетой ERINT. Как утверждают создатели ракеты ERINT, она способна уничтожать баллистические ракеты с дальностью полета до 1000 км.
Спутниковый снимок Google Earth: ЗРК «Пэтриот» в Форт-Худ
Однако эта система предназначена в основном для перехвата тактических и оперативно тактических ракет на театре военных действий. Она не способна обеспечить перехват боеголовок МБР.
Для защиты территории США от БЧ МБР создаётся: «Система национальной противоракетной обороны США» (НПРО). Это комплексная система обнаружения, отслеживания и перехвата баллистических ракет различных классов, предназначенная для защиты территории США, а также их союзников и передовых военных баз, от ракетных ударов.
Она представляет собой комплекс РЛС дальнего обнаружения (раннего предупреждения), спутников слежения за запусками ракет, пусковых установок и станций наведения ракет-перехватчиков наземного и морского базирования, предназначенных для уничтожения боевых блоков баллистических ракет малого, среднего и межконтинентального радиуса действия как в космическом пространстве, так и в атмосфере на разных участках траектории.
2 октября 1999 США провели первое испытание прототипа НПРО, в ходе которого над водами Тихого океана была сбита баллистическая ракета «Минитмен» с боеголовкой-мишенью. А в июне 2002 года США официально вышли из Договора 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны.
Основным компонентом системы национальной ПРО США является наземный комплекс перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории, известный как Ground-Based Midcourse Defense (GBMD). Этот комплекс состоит из системы РЛС раннего предупреждения и сопровождения, отслеживающих перемещение целей в космическом пространстве, и противоракет шахтного базирования. Поражение целей — баллистических ракет и их боеголовок осуществляется кинетической БЧ на встречном курсе.
На данный момент комплекс GBMD является единственным компонентом НПРО, способным к перехвату межконтинентальных баллистических ракет. Радиус действия комплекса ограничен только возможностями радаров космического слежения, и с введением в строй мобильного радара морского базирования комплекс приобрёл потенциальную способность поражать космические объекты в любой точке земного шара.
</div>
Спутниковый снимок Google Earth: Плавучая РЛС ПРО в ВМБ Перл-Харбор
РЛС ПРО SBX с фазированной антенной решёткой установлена на модернизированной нефтяной платформе, способной передвигаться со скоростью до 4 узлов. Размещение её планируется в Тихом океане, у берегов Аляски.
29 сентября 2004 года было объявлено об установке первых пяти ракет-перехватчиков GBI системы ПРО США в пусковые шахты на базе Форт-Грили в рамках первого этапа развёртывания системы ПРО.

Спутниковый снимок Google Earth: Шахты противоракет в Форт-Грили, Аляска, США
В качестве мобильных носителей противоракет морского базирования SM-3 используются крейсера класса «Ticonderoga» и эсминцы класса «Arleigh Burke» оснащённые системой БИУС «Aegis».
Спутниковый снимок Google Earth: Эсминец типа Арли Бёрк и крейсер типа Тикондерога, ВМБ Сан-Диего
Система может поражать баллистические ракеты малого и среднего радиуса действия, а также низкоорбитальные космические объекты. К основным достоинствам системы относится её высокая мобильность и широкое использование уже существующих конструкторских решений и технологий. Противоракета SM-3 создана на базе предшествующего семейства ракет «Стандарт» и запускается из обычной универсальной вертикальной пусковой ячейки Mk-41. К концу 2011 года ВМС США имели в общей сложности уже 24 крейсера и эсминца, оснащённых МБИУС «Иджис». Общее количество ракет-перехватчиков SM-3 в ВМС США составляет более 110 единиц.
Для передового прикрытия военных баз и стратегических объектов от входящих в атмосферу боеголовок баллистических ракет малого и среднего радиуса действия предназначен мобильный комплекс THAAD.
Для поражения цели используется кинетический перехватчик, позволяющий сбить боевой блок баллистической ракеты на дальности до 200 км при высоте поражения до 150 км. Ряд элементов комплекса THAAD аналогичен используемым в морском комплексе ПРО «Aegis».
В 2008 году первая батарея из 24 ракет THAAD была развёрнута на Гавайских островах для защиты архипелага от возможного удара северокорейских баллистических ракет среднего радиуса действия.
Спутниковый снимок Google Earth: РЛС системы ПРО AN FPS-123 Pave PAWS, на авиабазе Бейл, США
В настоящее время в состав ПРО США входят объекты, расположенные в северной Америке, Западной Европе и на Дальнем Востоке:
— 4 РЛС раннего предупреждения: Cobra Dane (о. Шемия, Алеутские острова); — Beale (Калифорния); Fylingdales (Великобритания); Thule (Гренландия, Дания);
— РЛС морского базирования SBX, дислоцированную в Тихом океане в районе Аляски;
— РЛС передового базирования FRX-T на острове Хонсю (Япония);
— 16 противоракет наземного базирования GBI, из них 13 — в Форт-Грили (Аляска) и 2 — на авиабазе Ванденберг (Калифорния);
— 24 крейсера и эсминца системы Aegis, оснащённые противоракетами SM-3 и дислоцированные в Тихом океане и Средиземном море;
— противоракетные комплексы «Пэтриот» PAC-3.
Спутниковый снимок Google Earth: РЛС системы ПРО FRX-T на о. Хонсю, Япония
Спутниковый снимок Google Earth: РЛС системы ПРО Cobra Dane в Туле, Гренландия
Спутниковый снимок Google Earth: РЛС системы ПРО в Файнлингделс, Великобритания
В дальнейших планах развития системы ПРО:
— Создание третьего района ПРО континентальной территории США, прикрывающего промышленные центры Атлантического побережья;
— Доведение общего числа противоракет системы GBMD на территории США до 56 (28 на Аляске, 14 в Калифорнии и 14 на Атлантическом побережье); в дальнейшем, до 100 противоракет.
— Развёртывание стационарных версий комплекса Aegis с противоракетой SM-3 в Европе для прикрытия территории европейских союзников США.
— Увеличение числа кораблей с противоракетной версией системы Aegis до 32 единиц.
По замыслу американского руководства реализация этих планов позволит сохранить мировое военно-политическое доминирование США, защитить себя и своих союзников от ракет «стран-изгоев». А в случае конфликта с Россией или КНР прикрыться противоракетным зонтиком от ответного удара.
источники

В опубликованной в апреле 2010 года новой ядерной доктрине США декларируется, что «основное предназначение ядерного оружия США заключается в сдерживании ядерного нападения на США, их союзников и партнеров. Это предназначение будет оставаться таковым, пока существует ядерное оружие». Соединенные Штаты «будут рассматривать возможность применения ядерного оружия только в чрезвычайных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров».

Вместе с тем, Соединенные Штаты «сегодня не готовы одобрить универсальную политику, признающую, что сдерживание ядерного нападения является единственной функцией ядерного оружия». В отношении государств, обладающих ядерным оружием, и неядерных государств, не выполняющих, по оценке Вашингтона, своих обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), «сохраняется небольшой набор дополнительных непредвиденных обстоятельств, в которых ядерное оружие еще может играть роль сдерживания атаки обычным или химическим и биологическим оружием против США, их союзников и партнеров».

При этом не раскрыто, что же подразумевается под вышеупомянутыми непредвиденными обстоятельствами. Это следует расценивать как серьезную неопределенность ядерной политики США, которая не может не влиять на оборонную политику других ведущих государств мира.

Для выполнения возлагаемых на ядерные силы задач Соединенные Штаты располагают стратегическими наступательными силами (СНС) и нестратегическим ядерным оружием (НЯО). Согласно данным государственного департамента США, опубликованным 3 мая 2010 г., ядерный арсенал Соединенных Штатов по состоянию на 30 сентября 2009 г. насчитывал 5.113 ядерных боезарядов. Помимо этого несколько тысяч устаревших ядерных боезарядов, выведенных из запасов, ожидали демонтирования или уничтожения.

1. Стратегические наступательные силы

СНС США представляют собой ядерную триаду, включающую наземный, морской и авиационный компоненты. Каждый компонент триады имеет свои преимущества, поэтому в новой ядерной доктрине США признано, что «сохранение всех трех компонентов триады наилучшим способом обеспечит стратегическую стабильность с приемлемыми финансовыми затратами и одновременно подстрахует в случае проблем с техническим состоянием и уязвимостью имеющихся сил».

1.1. Наземный компонент

Наземный компонент СНС США составляют стратегические ракетные комплексы, оснащенные межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР). Силы МБР имеют значительные преимущества над другими компонентами СНС благодаря высокозащищенной системе контроля и управления ими, исчисляемой несколькими минутами боевой готовности и относительно низкими затратами на боевую и оперативную подготовку. Они могут эффективно применяться в упреждающем и ответно-встречном ударах для поражения стационарных объектов, включая высокозащищенные.

По экспертным оценкам, на конец 2010 года в составе сил МБР на трех ракетных базах находилось 550 шахтных пусковых установок (ШПУ), из них для МБР «Минитмэн-3» – 50, для МБР «Минитмэн-3M» – 300, для МБР «Минитмэн-3S» – 150 и для МБР «МХ» – 50 (все ШПУ имеют защищенность по ударной волне 70–140 кг/см2):

В настоящее время силы МБР подчинены созданному в августе 2009 г. Командованию глобальных ударов ВВС США (Air Force Global Strike Command, AFGSC).

Все МБР «Минитмэн» – трёхступенчатые твердотопливные ракеты. На каждой из них установлено от одного до трех ядерных боезарядов.

МБР «Минитмэн-3» начала развертываться с 1970 г. Оснащалась ядерными боеголовками Mk-12 (боезаряд W62 мощностью 170 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км.

МБР «Минитмэн-3M» начала развертываться с 1979 г. Оснащена ядерными боеголовками Mk-12A (боезаряд W78 мощностью 335 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км.

МБР «Минитмэн-3S» начала развертываться с 2006 г. Оснащается одной ядерной боеголовкой Mk-21 (боезаряд W87 мощностью 300 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 13 000 км.

МБР «МХ» – трехступенчатая твердотопливная ракета. Начала развертываться с 1986 г. Оснащалась десятью ядерными боеголовками Mk-21. Максимальная дальность стрельбы – до 9 000 км.

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договор СНВ-3 (Договора между РФ и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений) 5 февраля 2011 г. в наземном компоненте СНС США насчитывалось около 450 развернутых МБР примерно c 560 боезарядами.

1.2. Морской компонент

Морской компонент СНС США составляют атомные подводные лодки, оснащенные баллистическими ракетами межконтинентальной дальности. Их устоявшееся название – ПЛАРБ (подводные лодки атомные с баллистическими ракетами) и БРПЛ (баллистические ракеты подводных лодок). ПЛАРБ, оснащенные БРПЛ, являются наиболее живучим компонентом СНС США. Как отмечено в новой ядерной доктрине США, «по оценкам на сегодняшний день, в ближайшей и среднесрочной перспективе не будет реальной угрозы живучести американских ПЛАРБ».

По экспертным оценкам, на конец 2010 г. в составе морского компонента СЯС США находилось 14 ПЛАРБ класса «Огайо», из которых 6 ПЛАРБ базировались на Атлантическом побережье (военно-морская база Кингсбей, шт. Джорджия) и 8 ПЛАРБ – на Тихоокеанском побережье (военно-морская база Китсан, шт. Вашингтон). Каждая ПЛАРБ оснащена 24 БРПЛ класса «Трайдент-2».

БРПЛ «Трайдент-2» (Д-5) – трехступенчатая твердотопливная ракета. Начала развертываться с 1990 г. Оснащается либо ядерными боеголовками Mk-4 и их модификацией Mk-4A (боезаряд W76 мощностью 100 кт), либо ядерными боеголовками Mk-5 (боезаряд W88 мощностью 475 кт). Штатная комплектация – 8 боеголовок, фактическая – 4 боеголовки. Максимальная дальность стрельбы – свыше 7 400 км.

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договора СНВ-3 в морском компоненте СНС США насчитывалось до 240 развернутых БРПЛ приблизительно с 1000 боезарядов.

1.3. Авиационный компонент

Авиационный компонент СНС США составляют стратегические, или тяжелые, бомбардировщики, способные решать ядерные задачи. Их преимуществом по сравнению с МБР и БРПЛ, согласно новой ядерной доктрине США, является то, что они «могут быть демонстративно развернуты в регионах для предупреждения потенциальных противников в кризисных ситуациях об укреплении ядерного сдерживания и для подтверждения союзникам и партнерам американских обязательств по обеспечению их безопасности».

Все стратегические бомбардировщики имеют статус «двойного предназначения»: они могут наносить удары с применением как ядерного, так и обычного оружия. По экспертной оценке, на конец 2010 г. в составе авиационного компонента СНС США на пяти авиационных базах на континентальной части США находилось примерно 230 бомбардировщиков трех типов – В-52Н, В-1В и В-2А (из них более 50 единиц в складском резерве).

В настоящее время стратегические авиационные силы, как и силы МБР, подчинены Командованию глобальных ударов ВВС США (AFGSC).

Стратегический бомбардировщик В-52Н – турбовинтовой дозвуковой самолет. Начал развертываться с 1961 г. В настоящее время для его ядерного оснащения предназначены только крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности AGM-86В и AGM-129А. Максимальная дальность полета – до 16.000 км.

Стратегический бомбардировщик В-1В – реактивный сверхзвуковой самолет. Начал развертываться с 1985 г. В настоящее время предназначается для выполнения неядерных задач, однако пока не выведен из-под засчета стратегических носителей ядерного оружия по Договору СНВ-3, поскольку не завершены соответствующие процедуры, предусмотренные этим Договором. Максимальная дальность полета – до 11.000 км (с одной дозаправкой топливом в полете).

Стратегический бомбардировщик В-2А – реактивный дозвуковой самолет. Начал развертываться с 1994 г. В настоящее время для его ядерного оснащения предназначены только авиабомбы В61 (модификации 7 и 11) переменной мощности (от 0,3 до 345 кт) и В83 (мощностью несколько мегатонн). Максимальная дальность полета – до 11.000 км.

КРВБ AGM-86В – дозвуковая крылатая ракета воздушного базирования. Начала развертываться с 1981 г. Оснащается боевой частью W80-1 переменной мощности (от 3 до 200 кт). Максимальная дальность стрельбы – до 2.600 км.

КРВБ AGM-129А – дозвуковая крылатая ракета. Начала развертываться с 1991 г. Оснащается той же боевой частью, что и ракета AGM-86В. Максимальная дальность стрельбы – до 4.400 км.

По экспертным оценкам, на момент вступления в силу Договора СНВ-3 в авиационном компоненте СНС США насчитывалось около 200 развернутых бомбардировщиков, за которыми засчитывалось такое же количество ядерных боезарядов (по правилам Договора СНВ-3 за каждым развернутым стратегическим бомбардировщиком условно засчитывается один боезаряд, поскольку в повседневной деятельности все они не имеют на борту ядерного оружия).

1.4. Боевое управление стратегическими наступательными силами

Система боевого управления (СБУ) СНС США представляет собой совокупность основной и резервной систем, включающих основные и запасные стационарные и мобильные (воздушные и наземные) органы управления, комплексы средств связи и автоматизированной обработки данных. СБУ обеспечивает автоматизированный сбор, обработку и передачу данных об обстановке, разработку приказов, планов и расчетов, доведение их до исполнителей и контроль выполнения.

Основная система боевого управления предназначена для своевременного реагирования СНС на тактическое предупреждение о начале ракетно-ядерного удара по США. Ее главными органами являются стационарные основной и запасной командные центры Комитета начальников штабов вооруженных сил США, командный и запасной командный центры Объединенного стратегического командования вооруженных сил США, командные пункты воздушных армий, ракетных и авиационных крыльев.

Считается, что при любых вариантах развязывания ядерной войны боевые расчеты этих пунктов управления смогут организовать проведение мероприятий по повышению боевой готовности СНС и передать приказ на начало их боевого применения.

Резервная система боевого управления и связи в чрезвычайной обстановке объединяет ряд систем, основными из которых являются резервные системы управления вооруженными силами США с помощью воздушных и наземных мобильных командных пунктов.

1.5. Перспективы развития стратегических наступательных сил

Современная программа развития СНС США не предусматривает в обозримый период строительства новых МБР, ПЛАРБ и стратегических бомбардировщиков. Вместе с тем, сокращая общий резерв стратегических ядерных вооружений при реализации Договора СНВ-3, «Соединенные Штаты будут сохранять способность «дозагрузить» некоторое количество ядерных зарядов в качестве технической подстраховки против любых проблем в будущем с системами доставки и боезарядами, а также на случай существенного ухудшения в обстановке безопасности». Тем самым формируется так называемый «возвратный потенциал» путем «демирвирования» МБР и уменьшения количества боезарядов в два раза на БРПЛ.

Как следует из доклада министра обороны США Роберта Гейтса, представленного в мае 2010 г. американскому Конгрессу, после выполнения условий Договора СНВ-3 (февраль 2018 г.) в боевом составе СНС США будет насчитываться 420 МБР «Минитмэн-3», 14 ПЛАРБ типа «Огайо» с 240 БРПЛ типа «Трайдент-2» и до 60 бомбардировщиков В-52Н и В-2А.

Многолетнее, стоимостью в 7 млрд. долларов, совершенствование МБР «Минитмэн-3» по программе «Продление жизненного цикла Минитмэн-3» с целью сохранения этих ракет в боевом составе до 2030 г. почти закончено.

Как отмечено в новой ядерной доктрине США, «хотя нет необходимости принимать в ближайшие несколько лет решение о любой последующей МБР, сегодня надо начать поисковые исследования по этому вопросу. В связи с этим в 2011–2012 гг. министерство обороны начнет исследования по анализу альтернатив. В процессе этого исследования будет рассмотрен набор различных вариантов разработки МБР с целью определения эффективного по стоимости подхода, который поддержит дальнейшее сокращение ядерного оружия США и одновременно обеспечит стабильное сдерживание».

В 2008 г. началось производство модифицированной версии БРПЛ Trident-2 D-5 LE (Life Extension). В целом до 2012 г. будет закуплено 108 этих ракет на сумму более 4 млрд. долларов. ПЛАРБ класса «Огайо» будут оснащены модифицированными БРПЛ на весь оставшийся срок их службы, который продлен с 30 до 44 лет. Первая в серии ПЛАРБ «Огайо», как планируется, будет выведена из состава флота в 2027 г.

Поскольку для проектирования, постройки, испытания и развертывания новых ПЛАРБ требуется много времени, с 2012 года ВМС США приступят к поисковым исследованиям по замене имеющихся ПЛАРБ. В зависимости от результатов исследования, как отмечено в новой ядерной доктрине США, может быть рассмотрена целесообразность сокращения в перспективе количества ПЛАРБ с 14 до 12 единиц.

Что касается авиационного компонента СНС США, то американские ВВС изучают возможности создания стратегических бомбардировщиков, способных нести ядерное оружие, которые с 2018 г. должны придти на замену нынешним бомбардировщикам. Кроме того, как провозглашено в новой ядерной доктрине США, «военно-воздушные силы проведут оценку альтернатив с целью обоснования решений в бюджете на 2012 год по вопросу, следует ли (а если да, то как) заменить имеющиеся крылатые ракеты воздушного базирования большой дальности, срок службы которых истекает в конце следующего десятилетия».

В области развития ядерного боевого оснащения основные усилия в США в ближайшие годы будут направлены на совершенствование существующих ядерных боезарядов. Начатая в 2005 г. министерством энергетики в рамках проекта RRW (Reliable Replacement Warhead) разработка высоконадежной ядерной боеголовки сейчас приостановлена.

В рамках реализации стратегии быстрого неядерного глобального удара (non-nuclear prompt global strike) США продолжают отработку технологий управляемых боеголовок и головных частей в неядерном оснащении для МБР и БРПЛ. Эти работы ведутся под руководством аппарата министра обороны (Управлением перспективных исследований), что позволяет исключить дублирование исследований, проводимых видами вооруженных сил, более эффективно расходовать денежные средства и в конечном итоге ускорить создание высокоточного боевого оснащения для стратегических баллистических ракет.

Начиная с 2009 года проведен ряд демонстрационных пусков прототипов создаваемых средств доставки межконтинентальной дальности, но пока весомых достижений не достигнуто. По экспертным оценкам, создание и развертывание высокоточных МБР и БРПЛ с неядерным оснащением вряд ли можно ожидать ранее 2020 года.

2. Нестратегическое ядерное оружие

После окончания холодной войны Соединенные Штаты значительно сократили свой арсенал НЯО (нестратегического ядерного оружия). Как подчеркнуто в новой ядерной доктрине США, сегодня Соединенные Штаты сохраняют «только ограниченное количество ядерного оружия передового базирования в Европе, а также небольшое количество на складах в США в готовности для глобального развертывания в поддержку расширенного сдерживания в интересах союзников и партнеров».

По состоянию на январь 2011 г. США располагали примерно 500 боеготовыми нестратегическими ядерными боезарядами. Среди них 400 авиабомб свободного падения В61 нескольких модификаций с переменной мощностью (от 0,3 до 345 кт) и 100 боевых частей W80-О переменной мощности (от 3 до 200 кт) для крылатых ракет морского базирования (КРМБ) большой дальности (до 2.600 км) «Томахок» (TLAM/N), принятых на вооружение в 1984 г.

Примерно половина из указанных выше авиабомб развернута на шести американских авиабазах в пяти странах НАТО: Бельгии, Германии, Италии, Нидерландах и Турции. Кроме того, порядка 800 единиц нестратегических ядерных боезарядов, включая 190 боевых частей W80-О, находятся в неактивном состоянии в резерве.

В качестве носителей ядерных авиабомб могут использоваться сертифицированные для выполнения ядерных задач американские истребители-бомбардировщики F-15 и F-16, а также самолеты союзников США по НАТО. Среди последних бельгийские и голландские самолеты F-16 и германские и итальянские самолеты «Торнадо».

Ядерные КРМБ «Томахок» предназначены для вооружения многоцелевых атомных подводных лодок (АПЛ) и некоторых типов надводных кораблей. На начало 2011 г. на вооружении ВМС США имелось 320 ракет этого типа. Все они хранятся в арсеналах военно-морских баз на континентальной части США в 24–36 часовой готовности к погрузке на АПЛ и надводные корабли, а также транспорты спецбоеприпасов, включая транспортные самолеты.

Что касается перспектив американского НЯО, то в новой ядерной доктрине США сделан вывод о необходимости принятия следующих мер:

— на вооружении ВВС необходимо сохранить истребитель-бомбардировщик «двойного предназначения» (то есть способный применять как обычное, так и ядерное оружие) после замены существующих самолетов F-15 и F-16 на общевидовой ударный самолет F-35;

— продолжить выполнение в полном объеме программы продления жизненного цикла (Life Extension Program) ядерной бомбы В61, чтобы обеспечить ее совместимость с самолетом F-35 и повысить ее эксплуатационную безопасность, защищенность от несанкционированного доступа и контроль применения с целью повышения доверия к ней;

— снять с вооружения ядерную КРМБ «Томахок» (эта система признана избыточной в ядерном арсенале США, к тому же она не развертывалась с 1992 г.).

3. Ядерные сокращения в будущем

В новой ядерной доктрине США констатируется, что президент Соединенных Штатов дал указание провести обзор возможных будущих сокращений американского стратегического ядерного оружия ниже уровней, установленных Договором СНВ-3. Подчеркивается, что на масштабы и темпы последующих сокращений ядерных арсеналов США будут оказывать влияние несколько факторов.

Во-первых, «любые будущие сокращения должны укреплять сдерживание потенциальных региональных противников, стратегическую стабильность в отношениях с Россией и Китаем и подтверждать американские гарантии в области безопасности перед союзниками и партнерами».

Во-вторых, «выполнение программы «Поддержание готовности ядерного арсенала» и рекомендованное Конгрессом США финансирование ядерной инфраструктуры (на это предусмотрено выделить свыше 80 млрд. долл. – В.Е.) позволят США отказаться от практики содержания в резерве большого количества неразвернутых ядерных боезарядов на случай технических или геополитических неожиданностей и существенно сократить за счет этого ядерный арсенал».

В-третьих, «ядерные силы России будут оставаться существенным фактором, определяющим, насколько и как быстро США готовы и дальше сокращать свои ядерные силы».

С учетом вышесказанного, администрация США будет добиваться обсуждения с Россией вопросов дальнейших сокращений ядерных арсеналов и повышения транспарентности. Как утверждается, «этого можно было бы достичь через официальные соглашения и/или через параллельные добровольные меры. Последующие сокращения должны быть большими по масштабу, чем это предусмотрено предыдущими двусторонними соглашениями, распространяться на все ядерное оружие обоих государств, а не только на развернутое стратегическое ядерное оружие».

Оценивая эти намерения Вашингтона, следует отметить, что они практически не учитывают озабоченностей Москвы, вызванных:

— развертыванием американской системы глобальной ПРО, способной в перспективе ослабить потенциал сдерживания стратегических ядерных сил России;

— громадным превосходством США и их союзников в обычных вооруженных силах, которое может еще больше увеличиться с принятием на вооружение разрабатываемых американских систем высокоточного оружия большой дальности;

— нежеланием США поддержать проект договора о запрете размещения в космосе любых видов оружия, внесенный Россией и Китаем на рассмотрение Конференции по разоружению в Женеве в 2008 году.

Без нахождения взаимоприемлемых решений по этим проблемам Вашингтон вряд ли сможет склонить Москву к новым переговорам о дальнейшем сокращении ядерных арсеналов.

ЗАРУБЕЖНОЕ ВОЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ № 4/2010, стр. 19-22

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ США: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ВАРИАНТЫ БОЕВОГО СОСТАВА

Генерал-майор М. ВИЛЬДАНОВ,

кандидат военных наук, профессор Академии военных наук

Стратегические наступательные силы (СНС) США предназначены для подготовки и нанесения ракетно-ядерных ударов по стратегическим объектам вероятных противников. Они включают стратегические ракетные силы наземного базирования (силы МБР), стратегическую бомбардировочную авиацию (СБА) и стратегические силы морского базирования (силы ПЛАРБ). Согласно данным зарубежных военных информационных источников, в их боевом составе находится 938 носителей и 5 290 ядерных боезарядов. Оперативное управление компонентами СНС осуществляет объединенное стратегическое командование (ОСК) ВС США (АвБ Оффут, штат Небраска), а административное — командование глобальных ударов ВВС США (АвБ Барксдейл, Луизиана).

Определяющее влияние на формирование структуры и боевого состава СНС США оказывают договоренности между РФ (СССР) и США в области сокращений и ограничений стратегических наступательных вооружений (СНВ). Так, американское военно-политическое руководство (ВПР) к 5 декабря 2001 года заявило о выполнении положений Договора о СНВ-1 и выходе на установленные уровни носителей и связанных с ними боезарядов — соответственно 1 238 и 5 949 единиц. Продолжает действовать Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП), в соответствии с которым уровень оперативно-развернутых ядерных боезарядов сторон к 31 декабря 2012 года должен составить 1 700-2 200 единиц. При этом согласно совместному документу министров обороны и энергетики США «Национальная безопасность и ядерное оружие в XXI веке», опубликованному в сентябре 2008 года, в боевом составе американских СНС предусматривается иметь: 450 МБР типа «Минитмэн-3», 14 ПЛАРБ типа «Огайо» и 76 стратегических бомбардировщиков — носителей ЯО (20 В-2 и 56 В-52). Стратегические бомбардировщики В-1В переводятся в безъядерный статус. Для выхода на уровень 1 700-2 200 ядерных боезарядов (вероятнее всего, 2 200) могут быть реализованы следующие варианты: сокращено количество боеголовок на МБР «Минитмэн-ЗМ» с трех до одной с сохранением платформы разведения; выведено из эксплуатации необходимое количество МБР с консервацией объектов инфраструктуры стартовых позиций; уменьшено количество БРПЛ «Трайдент-2» на ПЛАРБ или боеголовок на БРПЛ; сокращено число стратегических бомбардировщиков (СБ) и (или) крылатых ракет, размещаемых на В-52, авиабомб на В-2 и др. Один из возможных вариантов группировки и боевого состава СНС США после выполнения Договора о СНП с количеством ядерных боезарядов, близким к 2 200, представлен на рис. 1 на с. 20.

Новый договор о СНВ определяет следующие предельные уровни СНВ РФ и США: 1 550 развернутых ядерных боезарядов для каждой из сторон, 700 развернутых МБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков (ТБ), а также 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок СНВ. По оценкам американских политиков и экспертов, данная группировка СНС в условиях перспективных угроз США с трудом обеспечит решение задач ядерного сдерживания и устрашения вероятных противников. При этом учитывается также проблема подтверждения надежности и продления сроков эксплуатации ядерных боеприпасов. Более того, 40 американских сенаторов заявили о нецелесообразности ратификации нового Договора о СНВ до тех пор, пока Белый дом не представит перспективный план модернизации ядерных сил.

Рис. 1. Варианты боевого состава ядерной триады США после реализации Договора о СНП и возможные структуры СНС США в условиях действия нового Договора о СНВ

В связи с этим в Соединенных Штатах повысилась интенсивность научных исследований, направленных на поиск и обоснование рациональных вариантов структуры и боевого состава СНС при сокращении оперативно-развернутых ядерных боезарядов, в том числе до 1 550 единиц и ниже. Наиболее актуальным и значимым может считаться аналитический доклад, подготовленный группой американских ученых из Ассоциации военно-воздушных сил (Air Force Association), представляющей интересы ВВС. Особое внимание в докладе уделено анализу состояния и перспектив строительства ядерной триады в условиях сокращения носителей и оперативно развернутых боезарядов. Для сравнительного анализа и оценок возможных вариантов группировок СНС были выбраны следующие критерии: количество носителей и оперативно-развернутых ядерных боезарядов, обеспечивающих минимальное ядерное сдерживание; оперативная готовность к выполнению боевых задач; точность поражения объектов; способность к реализация функции ядерного сдерживания; степень влияния на поддержание стратегической стабильности; скрытность действия и живучесть; способность к участию в ответных действиях; возможность преодоления системы ПВО/ПРО; «эффективность/стоимость». Исследования американских ученых показали, что сокращение ядерных боезарядов до уровня 1 550 единиц и ниже может привести к ликвидации ядерной триады, переходу к ядерной диаде или монаде.

Это подтверждается следующими выводами из результатов сравнительного анализа различных вариантов структуры и боевого состава СНС США.

Оставшаяся группировка МБР с моноблочной головной частью (ГЧ) должна обладать высокой готовностью к пуску ракет, отличаться высокой надежностью и точностью доставки ядерных боезарядов к стратегическим целям на предельные дальности. Около 95 проц. ракет необходимо иметь в составе дежурных сил, оперативная готовность которых к пуску должна составлять 6-9 мин. Сохраняется техническая возможность оснащения ракет, имеющих моноблочную ГЧ, тремя боевыми блоками, что обеспечивает наращивание боевых возможностей СНС при осложнении военно-политической обстановки.

Американские эксперты относят МБР к оружию первого удара, предназначенному для

нанесения упреждающих и ответно-встречных ракетно-ядерных ударов по стратегическим объектам вероятных противников. Вместе с тем многие конгрессмены и командование ВВС США критически относятся к предложениям по сокращению группировки МБР, как наиболее эффективной составляющей ядерной триады, в которой проводятся работы по модернизации ракетного комплекса, что позволит продлить срок его эксплуатации до 2030 года.

В данном исследовании стратегические силы морского базирования (силы ПЛАРБ) составляют основу ядерной триады, хотя существенно сокращаются по количеству ПЛАРБ и боезарядов на каждой БРПЛ. Благодаря скрытности действий они обладают высокой живучестью и автономностью функционирования. Силам ПЛАРБ отводится важная роль при нанесении ответных ракетно-ядерных ударов и выполнении задач по ядерному сдерживанию вероятных противников.

Стратегический бомбардировщик В-52Н ВВС США — носитель ядерного оружия

Таблица 1

БОЕВОЙ СОСТАВ ЯДЕРНОЙ ТРИАДЫ США

Таблица 2

БОЕВОЙ СОСТАВ ЯДЕРНОЙ ДИАДЫ США

Таблица 3

БОЕВОЙ СОСТАВ ЯДЕРНОЙ МОНАДЫ США

Вместе с тем американские ученые подчеркивают, что ПЛАРБ с БРПЛ «Трайдент-2», находящиеся в пунктах базирования, представляют собой привлекательную стратегическую цель. Отмечается недостаточная живучесть и уязвимость наземной инфраструктуры военно-морских баз Кингс-Бей и Китсап от ударов вероятного противника.

Особую озабоченность командования ВВС вызывают предложения американских ученых по значительному сокращению авиационного ядерного компонента. В качестве аргументации выдвигаются следующие положения: основой боевого состава СБА являются устаревшие самолеты В-52Н; на их модернизацию и разработку новых типов крылатых ракет требуются огромные инвестиции; стоимость одного самолета В-2А 2 млрд долларов. Разработчики доклада считают более рациональным переориентировать СБА на решение неядерных задач в региональных войнах и конфликтах. Подчеркивается также недостаточная готовность СБА к немедленному выполнению боевых задач, поскольку боевое дежурство на аэродромах в условиях мирного времени отменено.

При этом разработчики доклада отмечают, что ядерная триада, обладая достоинствами каждого ядерного компонента, отличается высокой оперативной готовностью к пуску ракет и способна к нанесению ракетно-ядерных ударов в любых условиях обстановки в кратчайшие сроки, обеспечивает поражение объектов вероятного противника с высокой точностью и, на предельных дальностях; имеет требуемую живучесть, а также позволяет решать задачи ядерного сдерживания и поддержания стратегической стабильности. В то же время требуются значительные затраты на содержание, эксплуатацию и модернизацию морской и авиационной составляющих, различных объектов инфраструктуры, в том числе находящихся за пределами национальной территории США.

Ядерные диады. Учеными из Ассоциации ВВС были исследованы также варианты сокращения носителей и ядерных боезарядов путем ликвидации одного из компонентов с созданием ядерных диад (пар). Отмечено, что наиболее полно критериям оценки боевых возможностей соответствует ядерная диада «МБР — БРПЛ». При этом авиационный компонент переориентируется для решения неядерных задач.

Американские ученые подчеркивают, что данная ядерная диада в основном сохраняет оперативно-стратегические преимущества ядерной триады. Существует значительный возвратный потенциал, позволяющий нарастить количество боевых блоков на МБР до трех, а на БРПЛ до 8-12 единиц. Ядерная диада «МБР — БРПЛ» обеспечивает эффективное решение задач ядерного сдерживания вероятных противников и поддержания стратегической стабильности в мире. Кроме того, ее возможности могут быть дополнены четырьмя атомными подводными лодками с крылатыми ракетами (на каждой ПЛАРК до 154 ракет «Томахок»), способными поражать стратегические объекты вероятного противника. Существует также реальная возможность обратного переоснащения СБА на ядерные средства поражения.

Вместе с тем отмечаются значительные затраты на эксплуатацию и развитие морского компонента, в частности на модернизацию ПЛАРБ типа «Огайо» и БРПЛ «Трайдент-2» с целью продления сроков их эксплуатации. После 2030 года планируется развертывание перспективной морской ракеты и ввод в боевой состав подводной лодки нового поколения. Предусматриваются дальнейшие закупки ракет «Трайдент-2» в объеме 109 единиц.

Ядерная монада. При разработке документа для обоснования необходимости и целесообразности создания ядерной монады был заимствован опыт ВМС Великобритании и Франции, имеющих в составе стратегических ядерных сил (СЯС) только морскую составляющую. Выводы американских ученых показывают, что в наибольшей степени основным критериям оценки боевых возможностей соответствует ядерная монада на основе ПЛАРБ/БРПЛ. При этом морская составляющая практически не подвергается сокращению и сохраняет свои оперативно-стратегические возможности.

В качестве сильных сторон данной монады отмечается живучесть группировки сил ПЛАРБ и высокая готовность к нанесению ответных ракетно-ядерных ударов по объектам вероятного противника из районов боевого патрулирования ПЛАРБ. Сохраняется возможность наращивания количества боеголовок на каждой БРПЛ (до 8-12 единиц) и усиления группировки ПЛАРБ в акватории Тихого океана в интересах ядерного сдерживания Китая и Северной Кореи.

Вместе с тем, по оценкам западных специалистов, из-за особенностей системы боевого управления и связи сил ПЛАРБ указанная ядерная монада не способна наносить ответно-встречные ракетно-ядерные удары по данным, поступающим от системы предупреждения о ракетно-ядерном ударе. Подчеркивается традиционная уязвимость и слабая защищенность ПЛАРБ на военно-морских базах и наземных объектов инфраструктуры боевого управления и материально-технического обеспечения. По сравнению с монадами на основе МБР и СБА группировка сил ПЛАРБ является самой дорогостоящей. Кроме того, при ее формировании не обеспечивается выход на уровень носителей 700 единиц, установленный Договором о СНВ. Сохраняются и другие недостатки, присущие морской составляющей ядерной триады, отмеченные выше.

Результаты анализа доклада американских ученых из Ассоциации ВВС свидетельствуют, что основные усилия ВПР США предлагается направить на сохранение и поддержание в боевой готовности ядерной триады. Выводимое из боевого состава ЯО предусматривается использовать в качестве возвратного потенциала на случай, если потребность в стратегических ядерных вооружениях возрастет сверх того уровня, который определен Договорами о СНП и СНВ. Тем более, как говорилось выше, новым Договором о СНВ разрешено содержание 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок СНВ. Сокращение боевого состава СНС согласуется с реализацией основных оперативных и организационно-технических мероприятий по трансформации традиционной ядерной триады времен «холодной войны» в новую стратегическую триаду. Для неядерного сдерживания вероятных противников и поражения его стратегических объектов формируется группировка сил и средств в неядерном оснащении. Одновременно обеспечивается устойчивое финансирование и осуществление масштабных программ модернизации всех составляющих ядерной триады. Создается научно-технический задел для разработки и принятия на вооружение перспективных стратегических носителей и новых видов боевого оснащения.

Таким образом, СНС США остаются основным средством обеспечения национальной безопасности государства и его союзников.

Стратегические наступательные силы (СНС) США предназначены для ядерного сдерживания агрессии и поражения стратегических объектов противника в упреждающих или ответных (ответно-встречных) действиях. Они состоят из трех компонентов: стратегических ракетных сил наземного базирования (силы МБР), стратегических ракетных сил морского базирования (силы ПЛАРБ) и стратегической бомбардировочной авиации (СБА).

Мидыхат ВИЛЬДАНОВ

Нарат БАШКИРОВ

Алексей КУЗНЕЦОВ

Силы МБР организационно входят в состав 20-й воздушной армии (авиабаза (АвБ) Уоррен) в составе трех ракетных крыльев: 90-е крыло МБР (АвБ Уоррен), 91-е крыло МБР (АвБ Майнот) и 341-е крыло МБР (АвБ Мальстром). Крыло МБР состоит из трех эскадрилий, в каждой – пять отрядов по 10 шахтных пусковых установок МБР Minuteman III.

Стратегические ракетные силы наземного базирования включают в себя МБР, пусковые установки МБР шахтного типа, органы и пункты управления, части и подразделения оперативного и материально-технического обеспечения.

Оперативное управление стратегическими наступательными силами осуществляет Объединенное стратегическое командование (ОСК) ВС США (АвБ Оффут, шт. Небраска). В мирное время в его оперативном подчинении находятся только силы и средства, несущие боевое дежурство. В период непосредственной угрозы агрессии в подчинение ОСК передаются все боеготовые силы МБР, ПЛАРБ и СБА, а также силы и средства обеспечения.

Административное управление силами МБР, стратегическими бомбардировщиками В-2А и В-1В осуществляет Командование глобальных ударов (КГУ) ВВС США, а В-52Н – Командование глобальных ударов и Командование резерва ВВС. Силы ПЛАРБ административно подчинены командующим подводными силами Атлантического и Тихоокеанского флотов ВМС США и сведены в четыре эскадры: 16-я и 20-я эскадры дислоцируются на военно-морской базе (ВМБ) Кингс-Бэй (штат Джорджия); 17-я и 19-я эскадры дислоцируются на ВМБ Китсап (штат Вашингтон).

Карта дислокации шахтных пусковых установок МБР Minuteman III 20-й воздушной армии ВВС США.

Согласно Договору о СНВ и данным обмена уведомлениями о стратегических наступательных вооружениях сторон на 1 октября 2016 г. в СНС США было развернуто 681 МБР, БРПЛ и ТБ, за которыми засчитывалось 1367 боезарядов, а количество развернутых и неразвернутых пусковых установок МБР и БРПЛ и развернутых и неразвернутых ТБ составляло 848 единиц. К 5 февраля 2018 г. в рамках реализации Договора о СНВ планируется выход на уровень в 420 МБР «Минитмен-3» в моноблочном оснащении, что соответствует положениям «Всестороннего обзора состояния и перспектив развития ядерных сил США» от 2010 г., представляющем собой по существу ядерную стратегию.

По взглядам военного руководства США, силы МБР Minuteman III являются главной компонентой ядерной триады, поскольку отличаются высокой готовностью к нанесению ракетно-ядерных ударов, надежностью и всепогодностью функционирования, способностью к реализации различных форм и способов применения с обеспечением высокой точности и эффективности поражения стратегических объектов противника. Высокие боевые возможности сил МБР и тактико-технические характеристики ракетного комплекса Minuteman III подтверждаются результатами несения боевого дежурства, стратегических учений с проведением учебно-боевых пусков ракет. Тем не менее в Министерстве обороны, научно-исследовательских организациях и экспертном сообществе США с целью определения облика перспективной стратегической триады продолжаются дискуссии типа: «Триада», «Диада» или «Монада».

В конце 2016 г. американская газета The New York Times опубликовала предложения бывшего министра обороны США Уильям Перри о необходимости исключения сил МБР Minuteman III из боевого состава ядерной триады. Однако реализация этих предложений маловероятна, что подтверждается заявлением президента Дональда Трампа о необходимости совершенствования и наращивания ядерного потенциала США, сделанное в интервью Reuters 23 февраля 2017 г.

В связи с этим военно-политическое руководство США считает необходимым сохранить все компоненты стратегических наступательных сил в составе новой стратегической триады и рассматривает следующие направления строительства и развития сил МБР.

Первое. Поддержание боевой готовности сил МБР с учетом завершения основных программ по модернизации и продления эксплуатационного ресурса ракетного комплекса (РК) Minuteman III до 2030 г.

Второе. Исследование возможности и целесообразности очередного продления срока эксплуатации РК Minuteman III (после 2030 г.) на 20 лет. Одновременно – проведение НИОКР по разработке перспективного ракетного комплекса и принятие его на вооружение с 2030 г. (в случае невозможности продления срока эксплуатации РК Minuteman III).

РЕЗУЛЬТАТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И СОВРЕМЕННОЕ ТЕХНИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РК MINUTEMAN III

В настоящее время на РК Minuteman III практически завершена «Программа продления жизненного цикла» (LEP – Life Extension Programs). Ее целью ставилось максимальное продление сроков эксплуатации и сохранение ракетного комплекса в боевом составе СНС США. Так, реализованы подпрограммы: модернизации ракетных двигателей маршевых ступеней с продлением срока их эксплуатации до 2030 г.; замены двигательных установок платформ разведения; модернизации системы управления; продления срока службы системы прицеливания МБР; модернизации системы электроснабжения и оборудования пунктов управления пуском и шахтных пусковых установок; замены кабельной сети позиционных районов; совершенствования эксплуатационной безопасности головных частей (ГЧ); дооборудования платформ ГЧ для установки одной модернизированной боеголовки Мк 21 с сохранением возможности по их наращиванию до трех.

Шахтная пусковая установка МБР Minuteman III.

Производство всех трех ступеней МБР Minuteman III сосредоточено на одном предприятии. С целью дальнейшей модернизации двигательных установок (ДУ) маршевых ступеней и системы управления (СУ) МБР Minuteman III осуществляются «Прикладная программа совершенствования ДУ БР» (Propulsion Application Program – PAP) и «Прикладная программа совершенствования СУ БР» (Guidance Application Program – GAP). Продолжаются работы по установке на пунктах управления пуском новых оконечных устройств систем связи ДВ/СДВ диапазонов, что существенно повысит устойчивость и скорость передачи данных.

По оценкам американских специалистов после окончательного завершения программ модернизации РК Minuteman III будет обладать запасом эксплуатационного ресурса как минимум до 2030 г. По существу, на вооружение ВВС США поступает новый стратегический ракетный комплекс наземного базирования, хотя и под прежним названием Minuteman III.

Вместе с тем отмечается, что ежегодное подтверждение сроков эксплуатации РК Minuteman III потребует проведения испытательных пусков и расхода развернутых или неразвернутых ракет. Это объективно приведет к сокращению боевого состава сил МБР ниже 420 ракет, что не соответствует положениям ядерной стратегии США. При этом дополнительных закупок ракет данного типа не планируется. С учетом закрытия ключевых технологий и закупок необходимых комплектующих прогнозируется обострение проблемы воспроизводства ряда изделий, деталей и оборудования (взамен неисправных). Следует ожидать принятия решения на сокращение боевого состава СНС или уменьшение количества ежегодных испытательных пусков с возрастанием технических рисков.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ПРОДЛЕНИЕ СРОКОВ ЭКСПЛУАТАЦИИ ИЛИ РАЗРАБОТКА НОВОГО РАКЕТНОГО КОМПЛЕКСА

Министерством ВВС США с 2013 по 2015 гг. в рамках программы «Анализ альтернатив» проведены исследования о возможности очередного продления сроков эксплуатации РК или разработки нового ракетного комплекса. К этой работе были привлечены научно-исследовательские организации Министерства обороны и военно-промышленного комплекса, Научно-исследовательская служба Конгресса США, различные экспертные сообщества и неправительственные структуры.

Результаты анализа открытых информационных материалов позволяют сделать следующие обобщенные выводы из оценки альтернативных вариантов перспективных ракетных комплексов.

Испытательный пуск МБР Minuteman III.

Так, по критерию «стоимость» наиболее экономичным признано развитие сил МБР на основе модернизации и продления срока службы ракетного комплекса Minuteman III. Разработка принципиально новой ракеты потребует средств в два-три раза больше, в зависимости от вида базирования (шахтный, железнодорожный, грунтовый). В то же время, в случае принятия окончательного решения по сохранению в боевом составе 400-420 МБР, в стратегических наступательных силах после 2030 г. не останется ракет для проведения испытательных пусков в интересах подтверждения сроков эксплуатации ракетного комплекса.

По критерию «живучесть» шахтный способ базирования заявлен как наиболее устойчивый, поскольку единственной страной, способной нанести превентивный массированный ракетно-ядерный удар (РЯУ) по шахтным пусковым установкам МБР, является Россия. Вместе с тем традиционно отмечается уязвимость ШПУ, поскольку координаты их расположения известны согласно Договору о СНВ. Так, по расчетам специалистов корпорации RAND, для поражения одной ШПУ необходимо не менее двух боеголовок, для уничтожения всей группировки сил МБР США потребуется более 50% боевого состава российских МБР. Отмечается, что другие государства, прежде всего Китай, не располагают необходимыми средствами.

По данному критерию рассматривались мобильные (грунтовый и железнодорожный) способы базирования МБР с использованием существующей инфраструктуры РК Minuteman III. Так, в отчете RAND отмечено, что мобильные ракетные комплексы способны обеспечить более высокие уровни живучести при постоянном маневрировании, высоких маскировочных свойствах местности, реализации эффективных способов комплексной маскировки и скрытности расположения на местности и марше.

Один из вариантов даже предполагает извлечение ракет из шахт и их рассредоточение автомобильным или железнодорожным транспортом. Вместе с тем сделан вывод, что разработка и принятие на вооружение мобильных ракетных комплексов в несколько раз превышает стоимость разработки и принятия на вооружение шахтных ракетных комплексов. Кроме того, мобильные ракетные комплексы потребуют использования частных территорий за пределами военных баз США, дорог общего пользования и железнодорожных путей. Подчеркнуты проблемы обеспечения надежной охраны и обороны и прикрытия мобильных ракетных комплексов от ударов воздушного и наземного противника и действий террористических формирований. В условиях совершенствования боевых возможностей и наращивания группировок космических аппаратов вероятного противника становится проблематичным обеспечение высокой скрытности действия мобильных РК.

По критерию «эффективность применения» зарубежные специалисты считают возможным осуществить перегруппировку сил МБР, развернув часть из них на АвБ Ванденберг (шт. Калифорния) и мысе Канаверал (шт. Флорида). Это, якобы, позволит частично снять проблему пролета МБР над территорией РФ и КНР для поражения целей за их пределами. Сделан также нестандартный вывод о принципиальной возможности изменения траекторий полета МБР типа Minuteman III, стартующих с ракетных баз на территории США после доработки конструкции, системы управления ракет и оборудования пунктов управления. Разработка новой ракеты с траекторией полета через Южный полюс Земли признана нецелесообразной, поскольку связана с увеличением массогабаритных характеристик и повышением ее стоимости. Заявлено, что задачи нанесения ядерных ударов по южной траектории могут быть решены силами ПЛАРБ или стратегической бомбардировочной авиацией.

В материалах исследовательских отчетов также подчеркнуто, что принятие на вооружение МБР, а также БРПЛ с головными частями в обычном оснащении не должно быть приоритетным, поскольку они способны эффективно поражать лишь стационарные незаглубленные объекты. Кроме того, военно-политическое руководство США выражает серьезную озабоченность в связи с возможным возникновением ядерных инцидентов с Россией и Китаем, так как способов идентификации стартов МБР и особенно БРПЛ с неядерными головными частями не существует, и каких-либо научных исследований в США и России в этом направлении не ведется.

По результатам исследований, Министерством ВВС США принято решение на реализацию концепции «гибридной конструкции», которая предусматривает максимальную унификацию отдельных узлов, систем и агрегатов ракеты и объектов инфраструктуры действующего РК Minuteman III.

В одной из ШПУ 90-го крыла МБР (АвБ Уоррен).

В рамках «Программы создания системы оружия наземного базирования для обеспечения стратегического сдерживания» (GBSD – Ground Based Strategic Deterrent Program) в ВВС США начата разработка нового РК с планируемым сроком начала развертывания по ресурсосберегающей технологии после 2030 г. Она предусматривает постепенное снятие с вооружения МБР Minuteman III с последующей их заменой на МБР нового поколения. Новые ракеты будут комплектоваться усовершенствованными ракетными двигателями с повышенными энергетическими характеристиками и менее подверженными растрескиванию в процессе эксплуатации. Управление вектором тяги маршевых двигателей предполагается осуществлять отклонением сопел с помощью электромеханических приводов. Предусматривается оснащение новой системой прицеливания, модернизированной платформой разведения боеголовок с комплексом средств преодоления ПРО противника. В инерциальной системе управления ракет намечено использовать современную элементную базу, а также радиационно-стойкие электронные компоненты нового поколения. Система управления ракеты будет обеспечивать точность стрельбы не хуже КВО – 120 м. Планируется полностью заменить наземную проверочно-пусковую аппаратуру на пунктах управления пуском и оголовках ШПУ.

Перспективная МБР будет комплектоваться новыми боеголовками, создание которых предусмотрено концепцией «три плюс два» на базе имеющихся ядерных компонентов. Предусматривается разработка унифицированной платформы разведения с жидкостным или твердотопливным двигателем для размещения нескольких боеголовок.

ВЫВОДЫ

Таким образом, решение о разработке новой МБР принято, однако ее тактико-технические характеристики не раскрываются. Анализ заявлений военно-политического руководства США, американских научных докладов и бюджетных документов показал, что новая ракета по-прежнему будет иметь шахтное базирование с более совершенными характеристиками. Наиболее вероятным рассматривается вариант создания МБР на основе новых твердотопливных ракетных двигателей, выполненных в диаметре существующих двигателей МБР Minuteman III.

К 2019 г. планируется окончательно сформировать технический облик ракетного комплекса, уточнить программы его испытаний, производства и развертывания. По программе летно-конструкторских испытаний предусматривается проведение 15 пусков ракет с АвБ Ванденберг в период с 2022 по 2026 гг., в том числе первые четыре пуска – в качестве бросковых испытаний. Начало серийного производства ракет запланировано с 2026 г., общее количество закупаемых МБР составит не менее 500 единиц. Ракеты будут оснащены моноблочной головной частью с возможностью оперативного наращивания количества боеголовок при возникновении затрагивающих интересы США форс-мажорных обстоятельств в мире или отдельном регионе. При этом американское руководство полагает, что ракеты в моноблочном оснащении являются стабилизирующим фактором и менее «привлекательными» целями.

В заключение важно подчеркнуть, что президент США Дональд Трамп в интервью Reuters 23 февраля 2017 г. высказался за укрепление ядерного потенциала США. Он также назвал Договор о СНВ односторонним соглашением и плохой сделкой, которую заключила его страна.

Глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров заявил, что планы Трампа по наращиванию ядерного арсенала идут вразрез с международными соглашениями. Он добавил, что эти намерения «не способствуют установлению взаимопонимания и безопасности в мире».

Наземные испытания ракетного двигателя, разрабатывающегося в рамках «Программы создания системы оружия наземного базирования для обеспечения стратегического сдерживания» (GBSD).

Таким образом, стратегические наступательные силы США являются ключевым средством ядерного сдерживания и устрашения вероятных противников. Для поддержания боевой готовности, развития и строительства СНС реализуется комплекс программ по модернизации существующих и принятию на вооружение новых видов СНВ. Совершенствуются формы и способы боевого применения стратегических наступательных сил.

Особое внимание в США уделяется поддержанию боевой готовности и развитию наземной компоненты – сил МБР.

Мидыхат Петрович ВИЛЬДАНОВ – кандидат военных наук, доцент, преподаватель Военной академии Генерального штаба ВС РФ

Нарат Шакирьянович БАШКИРОВ – кандидат военных наук, капитан 1-го ранга

Алексей Андреевич КУЗНЕЦОВ – военный историк