США 1 мировая война

Соединенные Штаты были единственной страной, которая ничего не потеряла, а напротив, выиграла от участия в первой мировой войне. Нажившись на военных поставках, США вступили в войну, когда она приближалась к концу, силы обеих сторон истощились и исход борьбы был близок. Участие американских войск в военных операциях было крайне ограниченным, в ходе их США потеряли 130 тыс. человек убитыми и около 200 тыс. ранеными. Европейские державы понесли несравненно большие потери. Расположенные на тысячи километров от театра военных действий, США не ощутили страшных последствий войны. Ни одна бомба или снаряд не упали на территории США.

Прибыли американских монополий за годы воины выросли в несколько раз, они составили свыше 35 млрд. долл. Так, в 1912—1914 гг. доход 18 крупнейших компаний составлял 75 млн. долл., а в 1916—1918 гг. доход тех же компаний поднялся до 337 млн. долл., т. е. увеличился более чем в четыре с половиной раза. Капиталовложения американского империализма за границей возросли после первой мировой войны по сравнению с довоенным временем в 6 раз. Огромные займы американского правительства союзникам и обнищание стран Европы дали возможность сохранить экспорт США после войны на высоком уровне. В 1920 г. было вывезено товаров на сумму 8,2 млрд. долл., при этом экспорт превысил импорт на 2,9 млрд. долл.

В течение войны усилился процесс концентрации и централизации производства и капитала, возросла мощь американских монополий. Так, например, три крупнейших автомобильных концерна расширили свою долю в общем объеме производства автомобилей с 42% в 1909 г. до 51% в 1915 г. и до 71% в 1920 г. В 20-х годах произошло слияние более чем 4000 крупных фирм в обрабатывающей и добывающей промышленности, а еще 3000 были попросту поглощены. Произошло усиление роли крупных монополий в экономической и политической жизни страны.

Капиталистам война принесла новые прибыли, для трудящихся она означала снижение жизненного уровня, рост нищеты.

Хотя в годы войны несколько увеличилась зарплата рабочих, она намного отставала от роста цен. С 1913 по 1919 г. зарплата рабочих выросла на 55%, а стоимость жизни поднялась на 104%. Материальное положение рабочих ухудшилось. Ухудшилось также положение беднейшего фермерства в результате огромного роста цен на товары широкого потребления, усиления давления налогового пресса. До войны США были должником европейских стран, после войны, наоборот, они стали их кредитором: европейские страны задолжали США по военным займам около 10 млрд. долл. В. И. Ленин отмечал, что Соединенным Штатам «все должны». «Американские миллиардеры, — писал В. И. Ленин, — были едва ли не всех богаче и находились в самом безопасном географическом положении. Они нажились больше всех. Они сделали своими данниками все, даже самые богатые, страны. Они награбили сотни миллиардов долларов США превратились в мирового кредитора.

Значительное расширение производства в США и рост внешних займов в годы первой мировой войны и в послевоенный период привели к тому, что США далеко превзошли по своей мощи все капиталистические страны мира.
В настоящее время почти каждый работающий житель США может позволить себе многое, например приобрести шевроле тахо, хотя это не самый дешевый автомобиль, в отличии от европейских жителей, которые довольствуются малолитражками или вообще не покупают авто из-за дороговизны бензина. Сравнивать США с другими странами, по уровню жизни и развитии промышленности можно много. Ясно одно, что правительство Соединенных штатов, как правило, придерживается односторонних отношений, по типу — «только нам» и вне зависимости от мировой ситуации, будь то война или всемирный потоп.

США после Первой мировой войны кратко

Краткое содержание о Соединенных Штатах после войны:

  • Из дебитора в кредиторы
  • Экономика
  • Население

Кратко говоря, США после Первой мировой войны оказались крупнейшей и наиболее сильной мировой державой. Вступив в конфликт практически в самом конце, американские штаты понесли несравнимо меньшие людские потери. Что же касается экономики, то в отличие от истощенной Европы, США чувствовали себя более чем замечательно, заработав за годы мирового противостояния значительные прибыли.
Из дебитора в кредиторы

До начала I мировой войны у Соединенных штатов Америки были немалые долги перед европейскими государствами, составлявшие 4500 млн. долларов. Однако в результате затянувшегося мирового конфликта, предоставляя свои товары и договора на военные заказы, они не только сумели погасить все свои задолженности, но и сделать практически всю Европу своим должником.
Почти 10 млрд. долларов – именно такую сумму оказались должны страны европейского континента своей союзнице по итогам войны.
Экономика

За годы войны США не только смогли успешно преодолеть экономический кризис, но и значительно увеличить свои доходы и развить практически все сферы своей экономики.
В послевоенные годы производство промышленной продукции США превышало совместные показатели таких крупнейших индустриальных стран, как Великобритания, Франция, Германия, Италия и Япония.
В 20 годы на их долю уже приходилось больше половины всей мировой добычи угля, чугуна и стали, почти 70% от общего объема нефти. Также здесь производилось более 85% автомобилей.
Параллельно с увеличением производства шла и его рационализация. Ряд предприятий освоили массовый выпуск стандартных изделий. Товары народного потребления были поставлены на поток.
Кроме того, за счет эмиграции (в первые десятилетия XX века в США приехали около 14 млн. человек) значительно возрос интеллектуальный потенциал страны.
Увеличилось производство сельскохозяйственной продукции, а также выросли частные американские инвестиции в других странах.
В годы военного конфликта в США значительно возросла мощь монополий, а вместе с тем и их роль в политической и экономической жизни страны.
Население

Что касается жителей США после Первой мировой войны, то они, кратко говоря, находились в некотором недоумении и растерянности.
В течение 5-6 лет, начиная с 1913 года, значительно повысилась заработная плата американских рабочих. Однако на фоне растущих цен это повышение было абсолютно не заметно. Ухудшилось и положение фермеров в результате усиления налогового бремени.
Кроме того, население утратило веру в технический прогресс, который вместо гарантии безопасности нес горе и опустошение.
Скептицизм, утрата веры и также растерянность в результате смены ориентиров привели к тому, что в США все больше теряли свое значение церковь, семья, большая часть моральных принципов, считавшихся ранее незыблемыми.
Росли города, и жажда людей получить от жизни как можно больше именно сегодня, так как завтра могло и вообще не наступить. Были значительно раздвинуты границы дозволенного, что в результате привело к падению нравов, росту преступности и беззакония.
Чтобы как-то стабилизировать обстановку, был введен «сухой закон». Однако это только ухудшило положение, так как стал появляться подпольный рынок спиртного.
Кроме того, наиболее ярко в эти годы стали проявляться национальные вопросы, деление на «своих» и «чужих».

В 1919 году Соединенные Штаты впервые в истории стали всерьез претендовать на роль глобального лидера. Прибывшего в Париж президента США Вудро Вильсона встречали восторженные толпы, к его словам прислушивались главы ведущих государств. Предложенная им программа из 14-ти пунктов легла в основу нового мироустройства. Однако в самих США к перспективам участия страны в Лиге Наций отнеслись с опаской и сенат Версальский договор не ратифицировал. Американское общество предпочло лидерству проверенный десятилетиями изоляционизм.

Рост международного престижа США был связан с идеологической привлекательностью вильсонианства и американских ценностей в условиях глобального кризиса. Ущерб, нанесенный войной европейским экономикам, позволил США увеличить отрыв по ВВП от своих традиционных международных конкурентов. США впервые превратились в кредиторов Старого Света. В 1914 году внешний долг США составлял 4 млрд долларов – а в 1922 году уже европейские страны были должны Америке 16 миллиардов.

Внутри США ситуация выглядела не столь оптимистично. Перестройка экономики на мирный лад происходила болезненно. Недовольные безработицей, инфляцией и низкими зарплатами рабочие бастовали в 1919 году целыми городами, группы анархистов устраивали теракты по всей стране. Охваченные страхом обыватели винили во всех бедах “большевистских агентов” и требовали от властей пресечь распространение опасных коммунистических идей. Власти реагировали, и в 1919—1920 годах, в ходе печально знаменитых “рейдов Палмера” (названных по имени министра юстиции), сотни людей пострадали от внесудебных расправ всего лишь за подозрения в связях с левыми радикалами.

Шок, вызванный Первой мировой войной, отвлек американцев от их главного довоенного увлечения – прогрессизма. В 1919–1920 годах уже мало кто был готов с прежним рвением обличать социальные пороки и бороться за светлое будущее. Вместе с войной пришла мощная волна социального пессимизма. Однако инерция предыдущих десятилетий все же продолжала действовать, и ее плодами стали две новые поправки к конституции. 18-я поправка (принята конгрессом в 1917, ратифицирована в 1920 году) устанавливала в США “сухой закон”, 19-поправка (принята в 1919, ратифицирована в 1920 году) наделяла американских женщин избирательными правами. Эти меры завершили первую волну социального реформизма в США и на протяжении следующего десятилетия Америка пыталась жить совсем по другим правилам.

Соединенные Штаты вступили в Первую мировую войну

Сохранявшие нейтралитет с самого начала конфликта, Соединенные Штаты Америки 6 апреля 1917 года вступили в Первую мировую войну на стороне Антанты. Американские войска воевали на Западном и Итальянском фронтах. За время войны в армию было призвано более 4 миллионов человек. Потери США в Первой мировой войне составили 117 465 человек.

В начале войны в США доминировало стремление сохранить нейтралитет. Президент Вильсон, шокированный разрушительным характером конфликта и озабоченный его возможными неблагоприятными последствиями для США в случае затягивания военных действий, пытался выступить в качестве посредника между противоборствующими сторонами.

Его миротворческие усилия не увенчались успехом, главным образом из-за того, что обе стороны не теряли надежду победить в решающем сражении. Тем временем США все глубже увязали в споре о правах нейтральных стран на море. Великобритания контролировала обстановку на Мировом океане, позволяя нейтральным странам осуществлять торговлю и одновременно блокируя германские порты. Германия пыталась прорвать блокаду, применяя новое оружие — подводные лодки.

В 1915 году немецкая подводная лодка потопила британское пассажирское судно «Лузитания», при этом погибли более 100 американских граждан. Вильсон немедленно заявил Германии, что нападения подводных лодок на суда нейтральных стран являются нарушением общепринятых норм международного права и должны быть прекращены. Германия в начале 1917 года согласилась прекратить неограниченную подводную войну, но лишь после угрозы Вильсона применить самые решительные меры.

Тем не менее, в феврале и марте 1917 года были потоплены еще несколько американских судов, а телеграмма Циммермана мексиканскому правительству с предложением союза против США вынудила Вильсона запросить согласие Конгресса на вступление страны в войну. В результате 6 апреля 1917 года Конгресс объявил войну Германии.

США незамедлительно расширили масштабы экономической и военно-морской помощи союзникам и начали подготовку экспедиционного корпуса для вступления в боевые действия на Западном фронте. Согласно принятому 18 мая 1917 года закону об ограниченной воинской повинности, в армию призывался 1 миллион мужчин в возрасте от 21 до 31 года. Первые американские войска прибыли во Францию в июне 1917 года, но лишь в октябре на линию фронта прибыла первая дивизия.

С конца марта 1918 года союзники сдерживали мощное немецкое наступление. Весной американские войска помогли французам остановить немецкие войска на подступах к Парижу. Летом американская армия приняла участие в битве на Марне. В сентябре Первая американская армия провела первую самостоятельную операцию против вклинившейся Сен-Миельской группировки противника.

В дальнейшем Первая и Вторая американские армии приняли участие в Стодневном наступлении, в частности, в Мез-Аргоннском наступлении. Также одна американская дивизия приняла участие в битве при Пьяве и битве при Витторио-Венето на Итальянском фронте.

Для эффективной организации тыла Вильсон пошел на беспрецедентные меры государственного контроля над экономикой. Закон о федеральном контроле, принятый 21 марта 1918 года, перевел все железные дороги страны под начало Уильяма Макады, а специально созданное военное управление железных дорог должно было покончить с конкуренцией и обеспечить строгую координацию их деятельности.

Военно-промышленное управление было наделено расширенными полномочиями контроля над предприятиями с целью стимулирования производства и предотвращения излишнего дублирования. Руководствуясь законом о контроле над продуктами питания и топливом, Герберт Гувер, глава федерального ведомства по контролю за продуктами питания, зафиксировал цены на пшеницу на высоком уровне и с целью увеличения поставок продовольствия в армию ввел «безмясные» и «беспшеничные» дни.

Гарри Гарфилд, руководитель ведомства по контролю за топливом, тоже предпринял жесткие меры в отношении производства и распределения топливных ресурсов. Кроме решения военных задач, эти меры принесли немалые выгоды малоимущим социальным слоям, в частности фермерам и промышленным рабочим.

Помимо крупных затрат на развитие собственной военной машины, США предоставили столь большие кредиты союзникам, что в период между декабрем 1916 года и июнем 1919 года общий долг последних вместе с процентами вырос до 24 262 миллионов долларов. Серьезным изъяном внутренней политики Вильсона стала его неспособность надежно защитить гражданские свободы: военная истерия внутри страны вылилась в преследования американцев немецкого происхождения, членов антивоенных групп, в особенности социалистических.

В январе 1918 года Вильсон представил в Конгресс свои «14 пунктов» — общую декларацию целей США в войне. В декларации была изложена программа восстановления международной стабильности и содержался призыв к созданию Лиги Наций. Эта программа во многом расходилась с военными целями, ранее одобренными странами Антанты и включенными в ряд секретных договоров. В октябре 1918 года центральноевропейские страны обратились с предложением о мире непосредственно к Вильсону, через головы европейских противников.

После того как Германия согласилась заключить мир на условиях программы Вильсона, президент направил в Европу полковника Эдуарда Хауса, чтобы заручиться согласием союзников. Хаус с успехом выполнил свою миссию и 11 ноября 1918 года Германия подписала соглашение о перемирии. Несмотря на предварительную договоренность о его условиях, расхождения в позициях Европы и Америки указывали на то, что в ходе послевоенных переговоров возникнут серьезные противоречия. Еще одной проблемой стала фактическая дезинтеграция старой Европы, что не обещало быстрого и легкого восстановления экономической жизни.

«Военные преступления» американцев в Первую мировую войну

15 сентября 1918 года немецкое правительство передало испанскому и швейцарскому послам в Берлине весьма интересную дипломатическую ноту, попросив их переправить оную дальше, в руки представителей американской администрации. В этой ноте немцы обвиняли США в нарушении законов войны, а именно — статьи 23(д) Гаагской конвенции:
Кроме ограничений, установленных особыми соглашениями, воспрещается:
а) употреблять яд или отравленное оружие;
б) предательски убивать или ранить лиц, принадлежащих к населению или войскам неприятеля;
в) убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно сдался;
г) объявлять, что никому не будет дано пощады;
д) употреблять оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания;
В том же послании немцы с помощью дипломатических эвфемизмов пригрозили, что любой взятый в плен американский солдат, при котором найдут негуманное оружие или даже аммуницию к оному, будет казнен на месте. Это доставляет, с учетом пункта (г) из процитированной выше статьи, ну да ладно, речь не о том.
Думаю, некоторым моим читателям эта история уже знакома, но если вы о ней не знаете — прежде чем открывать кат, попробуйте угадать, что же за оружие привело в такое смятение духа людей, которые первыми в мире начали массово использовать ядовитые газы и огнемёты?
Этим оружием был … дробовик! А именно — Model 1897 Winchester, ака U.S. Model of 1917 Trench Shotgun. Вон он, красавец:

Кажется странным, не так ли? Однако если внимательнее рассмотреть характеристики оного карамультука, то немецкая реакция становится более понятной. В M1897 влезало шесть патронов с дробью 00, в каждом из тех патронов было по девять дробин с диаметром 8.4мм, примерно как у пули пистолета Макарова. И конструкционная особенность этого боевого дробовика позволяла обученному солдату выпускать все шесть патронов (т.е. 54 «пули») буквально за пару секунд. Дело в том, что в этих дробовиках не было разобщителя спускового крючка, и при нажатом спуске каждое передергивание цевья приводило к выстрелу (т.н. slam fire). Читатель сам может прикинуть, насколько это ускоряет темп стрельбы. Собственно, прозвище «траншейная метла» — это в первую очередь об этом дробовике, а не о пистолете-пулемете Томпсона. А ещё попадаются упоминания, что марксменов натаскивали на стрельбу по летящим в траншею гранатам, это вам не стендовая стрельба по тарелочкам (upd: но в комментариях пишут, что это байка).

Подробнее про конструкцию M1897 можно почитать на сайте Попенкера. Единственным существенным недостатком этой системы вооружения были картонные гильзы (по центру на фото ниже) — в условиях траншейной войны те часто намокали, что приводило к задержкам. Причем латунные гильзы (слева на фото) вообще-то имелись в производстве, но скупердяи из военного департамента не хотели за них платить; то же самое произошло с американскими морпехами уже в годы Второй мировой войны.

Каждой дивизии Американского экспедиционного корпуса (AEF) полагалось иметь по пятьдесят дробовиков. Немцам это оружие впервые попало в руки 21 июля 1918, когда в коммуне Бакара был взят в плен военнослужащий 307-го полка 77-й дивизии. Постепенное ознакомление с эффективностью «окопных метл» в конце концов и привело немцев к официальному дипломатическому протесту, описанному в начала поста. Американская карикатура тех времен (кликабельно):

Немец говорит: «это самая варварская вещь из тех, о которых я слышал!», вокруг него надписи «убийства женщин и детей», «огнеметы», «иприт», «поджоги», «преступления в Бельгии». Дядя Сэм отвечает: «не смеши меня!», а медвежонок рядом смеется: «кто бы говорил!».
В ответ, командующий AEF генерал Першинг, благодаря горячей поддержке которого дробовики и появились в американских войсках, пригрозил казнить на месте всех взятых в плен немецких солдат, у которых есть огнеметы или зазубренные штыки.

Впрочем, подобных казней как со стороны американцев, так и со стороны немцев зафиксировано не было. Подробнее эти дипломатические коллизии описаны тут: The 1918 Shotgun Protest. Американцы на всякий случай подвергнули цензуре все изображения с фронта, на которых были запечатлены дробовики, дабы не дразнить гусей — во всяком случае, некоторые так думают. Фотография ниже, на которой дробовик вместе с парой винтовок прислонен к стенке, это одна из очень немногих дошедших до нас фронтовых фотографий ПМВ с дробовиком. На ней запечатлен не M1897, а более новый M1912 — у последнего в магазин влезало шесть патронов вместо пяти, плюс конструкторы отказались от открытого курка.

Можно даже отметить такой момент — ещё раз взгляните на карикатуру выше, на ней запечатлен какой-то двуствольный обрез, а не боевой дробовик. Впрочем, отсутствие подобной «рекламы» не помешало гражданскому варианту Winchester Model 1897 оставаться в производстве до 1957 года; всего было сделано более одного миллиона экземпляров.
Ну и небольшой бонус. Картинка из немецкой детской книжки 1915 года, в которой смакуются налеты Цеппелинов на Лондон (кликабельно):