Сражение при ларге

Блестящие победы русской армии под руководством П. А. Румянцева над турецко-татарскими войсками: битвы у Рябой Могилы и Ларге

7 (18) июля, 245 лет назад, на реке Ларге произошло сражение между русской армией под командованием генерал-аншефа Петра Александровича Румянцева и войсками крымского хана Каплан-Гирея. Несмотря на большой численный перевес, турецко-татарское войско было разгромлено и бежало.

Предыстория
Битва состоялась в ходе Русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Поводом к очередному столкновению России и Турции послужили события в Речи Посполитой. Речь Посполитая долго деградировавшая из-за коренных внутренних противоречий стала ареной противоборства внутренних партий и внешних сил. Когда в 1763 году в Польше умер король Август III, начались обычные распри партий. Вмешались другие великие державы. Россия стояла за короля Станислава Понятовского. Против русского влияния выступила Барская конфедерация (военно-политический союз польского дворянства), которую поддерживали Австрия и Франция. Началась война, в которой конфедераты вели борьбу с русскими и польскими правительственными войсками.
Французы активно старались натравить на русских Османскую империю. Под давлением Франции конфедераты согласились уступить Волынь и Подолию Турции в случае благоприятного исхода войны. Стамбул, который хотел сохранить своё влияние в Северном Причерноморье и не допустить дальнейшего укрепления России в регионе, решил вмешаться в войну.
Поводом к войне османы использовали пограничный инцидент в городе Балта, который входил в сферу влияния Османской империи. Османы бросили русского посла Обрескова в Семибашенный замок, что означало объявление войны по османскому обычаю. 29 октября (10 ноября) в Турции началась мобилизация. Порта обвинила Россию в том, что русские нарушали заключённые трактаты, строили крепости вблизи границ Турции, вмешались в дела Речи Посполитой, стремясь ограничить вольности поляков и способствуя избранию на престол «человека из числа офицеров, недостойного быть королём, и из фамилии и предков которого никто не был королём»; наконец, в том, что русские войска разорили Балту. В ответ русская императрица Екатерина II объявила войну Турции манифестом от 18 (29) ноября 1768 года.
Зимой обе державы активно готовились к боевым действиям. Кампания 1769 года в целом завершилась в пользу России. Русские войска заняли Хотин, Яссы. Турецкие войска отступили за Дунай. Однако главная русская армия под началом князя А. М. Голицына действовала нерешительно. Императрица, недовольная оборонительным характером действий Голицына, произвела его в генерал-фельдмаршалы и отозвала из армии. На его место она назначила Румянцева. Генерал до этого командовал 2-й армией, которая защищала южные границы России от вторжений крымских татар. В ноябре русские войска заняли Бухарест и выдвинули передовые отряды до левого берега Дуная.
Румянцев, несмотря на свои сравнительно слабые силы и недостаток продовольствия, решил действовать наступательно. По составленному Румянцевым плану военных действий на кампанию 1770 года главная армия должна была окончательно очистить от турок Валахию и Молдавию и помешать переправе главной османской армии через Дунай, а 2-я, действуя в связи с ней, — овладеть Бендерами и охранять южные границы России. Одновременно Первая Архипелагская экспедиция Балтийского флота под началом Алексея Орлова и Григория Спиридова должна была поддержать восстание греков против османского ига на Пелопоннесе (Морее), нарушить коммуникации османов в Средиземном море и при успехе блокировать Дарданеллы. Восстание не привело к успеху, но русская эскадра уничтожила турецкий флот в Чесменской бухте (Чесма; Часть 2) и отвлекла значительные силы османов на себя, что способствовало действиям русской армии на Дунае.

Румянцев
Петр Александрович Румянцев вошёл в историю как один из лучших русских полководцев. Румянцев сформулировал принципы наступательной стратегии и тактики и вместе с Суворовым по праву стал основоположником русской военной доктрины. Румянцев был сторонником самой решительной наступательной тактики и стремился полностью использовать холодное оружие пехоты. Русская штыковая атака не раз решала исход сражений в пользу нашей армии. Румянцев предпочитал бить массы противника в поле, не теряя время на осады крепостей, считая, что после поражения полевых войск, твердыни и так падут.
Петр Александрович Румянцев считался среди современников человеком-загадкой. Во многом это было связано с его происхождением. Официально он был сыном выдающегося дипломата и сподвижника царя Петра Александра Ивановича Румянцева и Марии Андреевны Матвеевой. По другой версии, Мария Матвеева была любовницей царя Петра, и он был внебрачным сыном русского императора.
При императрице Анне Иоанновне Румянцевы попали в опалу и несколько лет провели в ссылке на территории Саровского уезда. В возрасте 10 лет Петра Александровича записали рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. В 1739 г. его зачислили на дипломатическую службу и отправили в составе посольства в Берлин. Однако дипломатическая карьера у Петра не сложилась. Он вёл разгульный образ жизни, поэтому уже в 1740 году за «мотовство, леность и забиячество» был отозван и зачислен в Сухопутный шляхетский корпус.
Не задержался Румянцев и в этом учебном заведении. Кадет-хулиган покинул корпус и был направлен в действующую армию в чине подпоручика. В ходе русско-шведской войны 1741-1743 гг. молодой офицер приобрел свой первый боевой опыт, сражаясь под Вильманстрандом и Гельсингфорсом. На поле боя молодой Румянцев отличался большой храбростью и заботой о своих подчиненных. При этом Румянцев продолжал свои проделки. Его отец писал: «мне пришло до того: или уши свои зашить и худых дел ваших не слышать, или отречься от вас…». В 1743 году в чине капитана был послан в Петербург с известием о заключении Абоского мирного договора. Императрица Елизавета Петровна при получении этого донесения произвела молодого человека сразу в полковники и назначила командиром Воронежского пехотного полка.
Елизавета Петровна благоволила семье Румянцев, что способствовало карьере молодого офицера. В 1748 г. полковник Петр Александрович принял участие в походе русского экспедиционного корпуса на Рейн, а спустя год потерял отца. Смерть отца сильно повлияла на Петра Александровича, он образумился.
К началу Семилетней войны Румянцев имел уже чин генерал-майора, командовал пехотной бригадой. Он отличился сражении при Гросс-Егерсдорфе 19 (30) августа 1757 г. Его бригада стояла в резерве за Норкиттенским лесом, который считался непроходимым. Румянцев выяснил, что лес, хотя и заболочен, но проходим. В самый разгар битвы, когда казалось, что русская армия потерпит поражение, Румянцев, по своей собственной инициативе, провел полки бригады через лес и нанес удар по открытому флангу противника. Участвовавший в этом сражении А. Т. Болотов писал об этом: «Сии свежие полки не стали долго медлить, но давши залп, с криком «ура» бросились прямо на штыки против неприятелей, и сие решило нашу судьбу и произвело желаемую перемену». Прусская армия потерпела поражение. Однако командующий С. Ф. Апраксин даже не упомянул Румянцева в реляции к императрице, так как завидовал его таланту и считал выскочкой.
В 1758 году Румянцев получил звание генерал-поручика и возглавил дивизию. Войска Салтыкова и Румянцева заняли Кёнигсберг, а вслед затем и всю Восточную Пруссию. 12 августа 1758 года дивизия Румянцева сыграла решающую роль в сражении у селения Кунерсдорф в Силезии. Кунерсдорфское сражение выдвинуло Румянцева в число лучших командиров русской армии, за него он был награждён орденом Святого Александра Невского. В кампании 1761 г. корпус под началом Румянцева отличился взятием мощной крепости Кольберг. В ходе осады Кольберга впервые в истории русского военного искусства были использованы элементы тактической системы колонна — рассыпной строй.
Когда Елизавета умерла, Пётр III заключил мир с Пруссией, лишив Россию плодов уже одержанной победы, но отметил Румянцева орденами св. Анны и Андрея Первозванного и присвоил ему чин генерал-аншефа. Видимо, император Пётр хотел, чтобы Румянцев возглавил армию в готовящемся Датском походе. После дворцового переворота, когда вступила на престол императрица Екатерина II, Румянцев, думая, что его карьера закончена, подал прошение об отставке. Но новая императрица не стала обижать заслуженного полководца. Екатерина удержала его на службе, и в 1764 году назначила генерал-губернатором Малороссии.
В 1768 году, когда началась война с Османской империей, Румянцев был назначен командующим 2-й армией, которая должна была защищать русские границы от набегов крымских татар. После того как князь Александр Голицын в 1769 году не оправдал возложенное доверие, Румянцев возглавил главную армию.
Румянцев сочетал в себе необыкновенную быстроту ума с разумностью, храбрость с хладнокровием. Все его действия отличались спокойствием духа. Румянцев никогда не сомневался. Он всегда старался быть между солдатами, вникая в их нужды, и одновременно много работал с бумагами. Румянцев обращал особое внимание на поддержание дисциплины в войсках. Пётр Александрович говорил: «потворством можно испортить лучшую армию». При этом строгость у него была всегда неразлучна со справедливостью. Поэтому Румянцев пользовался всеобщей любовью среди офицеров и солдат.

Портрет П. А. Румянцева-Задунайского работы неизвестного художника конца XVIII века
Русская армия. Кампания 1770 года
Русская армия в этот период делилась на дивизии и корпуса, которые не имели определённого состава. Дивизии и корпуса состояли из бригад, усиленных полковой и полевой артиллерией, кавалерией. Пехотная бригада состояла из двух полков или нескольких гренадерских батальонов. Пехотные полки состояли из 2 батальонов; гренадерские батальоны состояли и 4 гренадерских рот, а мушкетерские батальоны из 1 гренадерской и 3 мушкетерских рот. По штату в батальоне было 650-700 бойцов, но в реальности из различных потерь (в бою, по болезни и т. д), численность батальонов была намного ниже. Так, в сражении при Кагуле в батальонах было всего от 350 до 500 бойцов. Иногда дивизиям придавались егерские батальоны.
В бою пехота строилась в четыре шеренги, при стрельбе две первые становились на колени. Колонны использовались только при походном движении войск. Мушкетеры были вооружены ружьями со штыками и шпагами, а гренадеры, кроме этого, имели в особых сумках по две гранаты. Егеря имели ружья укороченной конструкции с длинными плоскими штыками. Иногда часть пехоты вооружали пиками, для этого в каждом полку необходимо было иметь по 216 пик. Кроме того, для отражения конных атак, в каждом полку возили 3500 рогаточных копий (рогаток), из них, с помощью петель и смычек, строили сплошные рогатки. Румянцев, из-за того что рогатки себя уже изжили, отменил их, считая, что русская пехота должна наступать, подавляя противника огнем и штыковыми атаками, а не пассивно обороняться. Однако полностью рогатки изжили только в следующую войну с Турцией.
Кавалерия делилась на бригады, которые состояли из 2 полков. Кирасирские и карабинерские полки состояли из 8 рот, или 4 эскадронов. Также имели 1 запасной эскадрон. Гусарские полки состояли из 16 рот или 8 эскадронов с 2 запасными эскадронами. Число боеспособных людей в эскадронах не превышало 60-80.
Кавалерия в бою строилась в три шеренги, когда спешивалась — в две. Кирасиры были вооружены палашами, двумя пистолетами и носили железные кирасы, карабинеры имели карабин со штыком, пару пистолетов, палаш, гусары — карабин, пистолеты и саблю. Артиллерия делилась на полевую и полковую. Полевая артиллерия состояла из рот, по 10-12 орудий в каждой. Полковую артиллерию придавали пехотным полкам. В каждом полку было по четыре 3-фунтовых орудия.
Во время сражения с турками войска строились в каре с орудиями. Полковые орудия располагались по флангам батальонов, полевые — на углах и посередине длинных фасов каре. Часть пехоты располагалась внутри каре, как резерв или располагалась отдельным небольшим каре. Стрельбу вели шеренгами и взводами (плутонгами). Кавалерия располагалась в интервалах между каре.

Рядовые егеря, с 1765 по 1786 г.
Цель кампании на 1770 год заключалась в том, чтобы завершить покорение территории, которая находилась по левую (восточную) сторону Дуная. Для этого необходимо было взять Бендеры. Эту задачу поручили 2-й русской армии. 1-я армия должна была прикрыть дунайское направление, парировав удар армии визиря. Общая численность 1-й русской армии доходила до 50 тыс. штыков и сабель. Во 2-й армии было до 30 тыс. регулярных и около 17 тыс. нерегулярных войск.
Противник имел большие массы войск. Около 80 тыс. татарской конницы собралось у Кишинёва. Главная османская армия, которую планировали увеличить до 150 тыс. человек, собиралась на Нижнем Дунае, у Исакчи. Османский султан, недовольный неудачами войск, назначил на место визиря Халил-пашу, а на место крымского хана Девлет-Гирея Каплан-Гирея.
В конце апреля 1770 года, оставив в Речи Посполитой для прикрытия тыла армии корпус под командой генерал-поручика Христофора фон Эссена (около 10 тыс. солдат), главная армия покинула зимние квартиры и двинулась к Хотину. 15 мая войска Румянцева переправились через Днестр. Часть войск (6 пехотных и 4 кавалерийских полка) были оставлены в крепости и для охраны переправ через Днестр. Плохая погода, дожди, испортившие дороги, вынудили русские войска простоять у Хотина 10 дней. Войска выступили только 25 мая. 9 июня Румянцев встал лагерем на левом берегу Прута у с. Цицора (30 вёрст от Ясс).
Тем временем турецкое командование пыталось построить переправу на Дунае, но из-за большого разлива реки, это сделать не удалось. Визирь ограничился тем, что переправил 10-тыс. корпус на лодках, который направили к Кишинёву на помощь хану. Получив подкрепление, татарский хан Каплан-Гирей попытался форсировать Прут, но был удержан корпусом Штофельна.
Корпус Штофельна всю зиму вёл упорную борьбу с противником в Валахии. Эпидемия чумы сильно проредила ряды соединения. В апреле 1770 г. Румянцев приказал оставить Бухарест и всему корпусу Штофельна идти на соединение с главными силами. 11 июня новый командир молдавского корпуса Репнин, который сменил умершего от чумы Штофельна, переправился на левый берег Прута для соединения с авангардом главной армии Румянцева. В корпусе Репина осталось всего около 5 тыс. человек.

В это время главные силы Румянцева состояли из двух передовых (авангардных) корпусов генералов Баура и Репнина, трёх дивизий Олица, Брюсса и Племянникова. Численность русской армии составляла около 30-31 тыс. бойцов и 5 тыс. нестроевых, а им противостояли около 70 тыс. татар и 80 тыс. османов.
Победы при Рябой могиле и Ларге
15 (26) июня авангард Баура опрокинул передовые части армии Каплан-Гирея и заставил их отступить к главным силам за ручьем Калма, у Рябой Могилы. Надо сказать, что успехам Румянцева во многом содействовала деятельность генерала-квартирмейстера Фридриха Вильгельма Баура (Бауэр). Этот генерал был главным помощником, правой рукой Румянцева. Баур имел хорошее военное образование, умел строить мосты, различные сооружения, вести осады. Хорошо разбирался в топографии (составил образцовую карту Молдавии).
Румянцев хотел атаковать армию крымского хана утром 17 (28) июня. По его плану русская армия была разделена на несколько отдельных отрядов, атаковавших войска Каплан-Гирея одновременно с нескольких сторон. Однако испугавшись окружения, татарский хан не решился принять бой, хоть и имел превосходство в силах. Татарская армия отступила к реке Ларга, потеряв при этом 400 человек. Русская армия потеряла лишь 46 солдат.

Фактически это была небольшая стычка, но она прославилась из-за применённых Румянцевым тактических новинок. Генерал Румянцев впервые в ходе степных походов русской армии применил дивизионное каре, не испугавшись разделить войска. До этого русская армия в борьбе с противником, имеющим большую массу конницы (татары и османы), использовало единое армейское каре. Кроме того, Пётр Александрович прекратил использование заградительных рогаток, чтобы повысить мобильность войск и увеличить силу залпа (ранее часть солдат использовалась для переноса рогаток и не вела огонь). Теперь для прикрытия пехоты от наскоков вражеской конницы активно использовали артиллерию, пехотинцы встречали противника залпами ружей и ощетинивались стеной штыков. Эти нововведения повысили маневренность войск, сделали действия русской армии более быстрыми, решительными и атакующими.
Татары соединились с турецким отрядом под командованием сераскира Молдавии Абды-паши, и численность неприятельского войска возросла до 80 тыс. человек. Турецко-татарская армия располагалась в четырех укреплённых лагерях на высотах за речкой Ларгой.
Генерал Пётр Румянцев, соединившись с отрядом Потёмкина и оставив часть сил в Фальче, для прикрытия находившихся там переправ и складов с припасами, выступил к Ларге. Русская армия расположилась 4 (15) июля не доходя до реки, в 5 верстах от вражеского лагеря. Несколько дней прошли в стычках. Татарская конница постоянно тревожила передовые русские части. Однако каждый раз противника отбрасывали.
Пётр Румянцев, несмотря на большое превосходство противника (русские имели преимущество только в артиллерии — 115 орудий против 33), решил атаковать первым. Русский полководец хотел предотвратить соединение татарской конницы с армией османского визиря, который всё ещё находился за Дунаем. Главный удар генерал Румянцев решил нанести по правому флангу ханской армии, желая оттеснить татарскую конницу к реке Прут. Решить эту задачу должны были два авангардных корпуса Баура и Репнина, и все остальные войска армии, кроме дивизии Племянникова. Дивизия Племянникова получила задачу атаковать вражеский лагерь на левом фланге, отвлекая татар от места главного удара.

Чтобы поразить воображения врага неожиданностью нападения, Румянцев решил нанести удар в ночь с 6 на 7 (18) июля 1770 г. В вагенбург (передвижное полевое укрепление из повозок) отправили все повозки. Пётр Александрович, считая штык лучшей защитой русской пехоты, решил атаковать татарскую конницу без рогаток. А чтобы ещё больше ввести врага в заблуждение, приказал, с наступлением ночи, развести и поддерживать большие костры. Татары и турки должны были считать, что русские по-прежнему в своем лагере.
Корпус Баура был переведён с правого крыла на левое. Генерал-квартирмейстер получил указание устроить 4 моста через Ларгу, выше татарского лагеря, перейти на другой берег и занять высоты, чтобы прикрыть переправу основных сил армии. Войска Баура выполнили поставленную задачу: переправились через реку и построились в каре. Однако войска Баура столкнулись и опрокинули передовую цепь вражеских стрелков, которые своим бегством встревожили всю турецко-татарскую армию.
Тем временем корпус Репнина построила в два каре, и встал в линию с войсками Баура. Три русских каре пошли в атаку на правое крыло врага. За ними в резерве двигались остальные войска Румянцева, которые составили одно большое каре. Кавалерия двигалась позади главных сил, казаки и арнауты (вспомогательные войска, составленные из выходцев с Балкан) были направлены в обход, в тыл врага.
Турки открыли сильный огонь из орудий по наступающим русским войскам. Но стреляли второпях, да и навыки турецких артиллеристов были на низком уровне, поэтому вреда от этой пальбы было мало. Поэтому войска Баура и Репнина захватили два лагеря и бросились на третий. Татарская кавалерия попыталась контратаковать, бросившись в обход левого фаса большого каре, но была отражена картечным огнем русской артиллерии. В это время на левом фланге турецко-татарской армии атаковала дивизия Племянникова. Турки и татары побежали. Много врагов настигли и перебили, другие утонули в Пруте. Но большинство успешно сбежало. Русская армия не имела достаточно легкой кавалерии, чтобы перехватить легкую конницу татарского хана.
Сражение завершилось полной победой русской армии. Сколько человек потеряла ханская армия неизвестно (по некоторым данным более 1 тыс. человек). С нашей стороны, по донесению Румянцева, убито и ранено всего 91 человек. Русскими трофеями стали 33 пушки, несколько знамен и богатый обоз.
Тем временем граф Панин со 2-й армией 7 июня переправился через Буг, 2 июля через Днестр. 15 (26) июля армия Панина обложила Бендеры. Панин решил взять Бендеры не штурмом, а путем осады, которая затянулась до сентября, когда русские войска взяли крепость штурмом.
Продолжение следует…

Петр Александрович Румянцев-3адунайский

Портрет П.А. Румянцева-Задунайского. Федоров Алексей Иванович. 1993

Петр Александрович Румянцев-Задунайский (1725—1796) — военный и государственный деятель, на протяжении правления Екатерины II (1761—1796), граф, генерал-фельдмаршал (1770), почетный член АН (1776), управлявший Малороссией (с 1764). Во время Семилетней войны командовал взятием Кольберга. За победы над турками при Ларге, Кагуле и др., которые привели к заключению Кючук-Кайнарджийского мира, удостоен титула «Задунайский». Сын А. И. Румянцева и М. А. Матвеевой, правнук боярина А. С. Матвеева.

Свои детские и юношеские годы Петр Румянцев провел под руководством отца — Александра Ивановича, который выдвинулся при Петре I, затем подвергся опале и ссылке при Анне Иоанновне, но вскоре был прощен и успешно продолжил карьеру; с 1736 г. начальствовал над Малороссией, одновременно участвовал в дипломатических и военных делах, достиг чина генерал-аншефа. Знаменитым был дед (по матери) Румянцева — боярин Артамон Матвеев, ближайший советник и друг царя Алексея Михайловича, убитый мятежными стрельцами в 1682 г.

Петр Румянцев с детства отличался пылким темпераментом, живым воображением и быстрым умом. С шести лет он был зачислен рядовым в гвардию, но получил по преимуществу домашнее воспитание и образование. Попытка его учебы в Сухопутном кадетском корпусе (1740 г.) была неудачной из-за неусидчивости и шалостей, учеба продолжалась всего четыре месяца, после чего распоряжением генерал-фельдмаршала Миниха юный Румянцев был направлен в армейский полк подпоручиком.

АРТИЛЛЕРИСТ и ПОЛКОВНИК Пехотного полка с 1786 по 1796 год.

Вскоре он принял участие в русско-шведской войне 1741 — 1743 гг. Доставил Елизавете в Петербург мирный договор со Швецией, подписанный в Або при непосредственном участии его отца-дипломата, был произведен из капитанов сразу в полковники. За Абоский мирный договор отец получил графское достоинство «со всем нисходящим потомством», начиная с сына, которому тогда было 18 лет. Составленный отцом графский герб имел девиз (на латинском языке): «Не только оружием»; со временем он станет символичным и для сына.

Молодой граф окунулся в «удалую жизнь», его проказы так донимали отца, что тот писал Петру: «Мне пришло до того: или уши свои зашить и худых дел ваших не слышать, или отречься от вас…» По настоянию родителей Румянцев женился на княжне Е.М.Голицыной (брак оказался не очень удачным, супруги прожили в согласии только шесть лет). Нетрудным испытанием для него стало участие в демонстративном походе русского корпуса на Рейн для поддержки Австрии, которой угрожала Пруссия (1748 г.). После смерти отца в 1749 г. Румянцев, вступив во владение большой собственностью, постепенно переменился, посерьезнел. Ровнее пошла и его военная служба.

В Семилетнюю войну, принесшую ему военную известность, Петр Александрович вступил генерал-майором. В сражении против пруссаков при Грос-Егерсдорфе (август 1757 г.) главнокомандующий С. Апраксин поручил Румянцеву резерв из трех пехотных полков. Располагаясь по другую сторону леса, окаймлявшего Егерсдорфское поле, начальник резерва в критический момент битвы самостоятельно принял решение выдвинуться вперед. Неожиданное появление румянцевских полков и их решительная атака переломили ход сражения: противник был остановлен, а затем русские войска заставили его в беспорядке отступить.

Сражение при Гросс-Егерсдорфе. 1757 г.

Став генерал-поручиком (1758 г.), Петр Александрович получил под свое начальство дивизию, с которой он доблестно действовал в сражении под Кунерсдорфом (август 1759 г.). По плану сражения, разработанному главнокомандующим П.Салтыковым, дивизия Румянцева обороняла позицию русских войск в центре, на высоте Большой Шпиц. После того как пруссаки опрокинули русский левый фланг, они атаковали Большой Шпиц, но были отброшены. Тогда Фридрих II ввел в бой свои лучшие силы — конницу Ф.Зейдлица. Русские войска центра, усиленные частями правого фланга и резерва, отбили и этот штурм. Затем полки Румянцева нанесли контрудар штыковой атакой, опрокинули прусскую пехоту, заставив ее бежать с поля боя. За Кунерсдорф Петр Александрович был удостоен ордена святого Александра Невского.

Неудачнику Кунерсдорфа — прусскому королю Фридриху II приписывают слова: «Бойтесь собаки — Румянцева. Все прочие русские военачальники не опасны».

А. Е. Коцебу. «Взятие Кольберга»

В 1761 г. корпус Румянцева во взаимодействии с эскадрой Балтийского флота блокировал крепость Кольберг (Колобжег) на побережье Балтийского моря. Подступы к крепости прикрывал укрепленный лагерь, где находился 12-тысячный отряд принца Вюртембергского. В августе Румянцев атаковал лагерь и взял его, в начале сентября осадил Кольберг. Невзирая на рекомендации главнокомандующего А.Бутурлина снять осаду и отойти на зимние квартиры, Румянцев своими настойчивыми действиями заставил гарнизон крепости в декабре капитулировать. В ходе осады Кольберга впервые в истории русского военного искусства были использованы элементы тактической системы «колонна — рассыпной строй». Вскоре Петр III, сменивший на троне умершую Елизавету, вывел Россию из войны с Пруссией. Новый император наградил Румянцева чином генерал-аншефа, орденами святой Анны 1-й степени и святого Андрея Первозванного. Предполагалось, что он хотел использовать талантливого военачальника для войны с Данией, которая не состоялась в связи с преждевременной насильственной смертью Петра III.

ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРШАЛ, с 1764 по 1786 год. Историческое описание одежды и вооружения российских войск.

После вступления на престол Екатерины II Петр Александрович не принимал присяги новой государыне, пока не удостоверился в смерти Петра III, Екатерина с недовольством отнеслась к поступку генерала, но затем, ценя его способности, решила использовать их на благо государства, В 1764 г. Румянцев был назначен генерал-губернатором Малороссии, главным командиром малороссийских казацких полков, запорожских казаков и Украинской дивизии. По поводу Украины императрица тогда сетовала: «От этой плодородной и многолюдной страны Россия не только не имеет доходов, но вынуждена посылать туда ежегодно по 48 тысяч рублей». В должности генерал-губернатора Малороссии, не оставляя военной деятельности, Петр Александрович оставался до самой смерти. Румянцев проводил политику упорядочения управления и ликвидации основных институтов украинской автономии, руководил проведением так называемой Румянцевской описи Малороссии и ликвидацией системы полков. При нем произошло окончательное оформление крепостного права на Украине.

ОФИЦЕРЫ ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА: Генерал Квартирмейстер-Лейтенант, Обер-Квартирмейстер и Колоножный Офицер, с 1764 по 1786 год.

Свой талант военачальника и полководца Румянцев ярко раскрыл в русско-турецкой войне 1768 — 1774 гг. Саму эту войну зачастую называют «румянцевской», поскольку главные победы русских войск в ней связаны с его именем. С началом военных действий против Турции Петр Александрович был назначен командовать 2-й Украинской армией, которая должна была отвлекать турок от действий против 1-й русской армии, наступавшей на главном направлении. Но вскоре Екатерина, желая вести войну более активно, назначила его командующим 1-й армией вместо генерал-аншефа А.Голицына. Румянцев полностью оправдал ожидания императрицы. Двинувшись от Хотина к Дунаю, он в осенне-зимнюю кампанию 1769/70 г. очистил от турок Валахию и взял Журжу. В июне 1770 г., применяя принцип «врозь двигаться, вместе драться», Румянцев разбил 20-тысячное турецко-татарское войско в сражении под Рябой Могилой на западном берегу Прута.

Сохраняя инициативу в действиях против численно превосходящего противника, армия Румянцева (38 тыс. человек) у устья реки Ларги атаковала войска крымского хана Каплан-Гирея (65 тыс. татарской конницы и 15 тыс. турецкой пехоты). Перегруппировав ночью войска, русский командующий на рассвете 7 июля нанес удар по правому флангу противника и после 8-часового сражения обратил неприятеля в бегство. При Ларге Румянцев смело использовал расчлененные боевые порядки — дивизионные и полковые каре, умело применял артиллерию и маневр силами. После сражения Петр Александрович лично подъезжал к каждому из начальников и выражал им признательность за распорядительность и мужество, а их подчиненным — за рвение и храбрость. За победу при Ларге Румянцев был награжден орденом святого Георгия высшей, 1-й степени. Не считая Екатерины II, возложившей на себя этот орден как его учредительница, он стал первым кавалером высшей степени Военного ордена Российской империи.

Д. Ходовецкий. «Сражение при Кагуле»

Особо громкую славу Румянцеву принесло сражение у реки Кагул 21 июля 1770 г., в котором была одержана одна из самых крупных побед русской армии в XVIII в. В этом сражении его войскам (38 тыс. человек, 149 орудий) противостояла турецкая армия великого визиря Халиль-паши (до 150 тыс. человек, 150 орудий). Успех был достигнут благодаря массированию сил на направлении главного удара (против левого фланга противника), применению расчлененных боевых порядков, искусному маневру огнем и войсками. В критический момент, когда русские дрогнули перед неожиданной контратакой турецких янычар, Румянцев со словами: «Теперь дело дошло и до нас» бросился в гущу отступавших солдат и скомандовал: «Стой, ребята!» Его появление и призыв в один момент изменили обстановку, и русские, восстановив порядок, устояли, отбили натиск противника и пошли вперед, к победе. Герой Кагула Румянцев был удостоен чина генерал-фельдмаршала. Вскоре его армия очистила от неприятеля левый берег нижнего течения Дуная. А в 1771 г. был отвоеван и правый берег реки.

Битва при Кагуле. С картины Д. Ходовецкого

Успехи Румянцева были закреплены победами Г.Потемкина, А.Суворова, М.Каменского. По заключении Кючук-Кайнарджийского мира Екатерина пожаловала полководцу почетную приставку к фамилии — «Задунайский», шпагу с алмазами и велела в честь фельдмаршала выбить специальную медаль. Она желала, чтобы по примеру римских полководцев он имел въезд в столицу через триумфальные ворота, но Румянцев из скромности отказался от этой почести. После войны Петр Александрович вновь вернулся к управлению Украиной. В это время Г.Потемкин, ставший фаворитом Екатерины, оттеснил своего прежнего начальника от первых ролей в военных делах. Когда началась русско-турецкая война 1787 — 1791 гг., Румянцев был назначен командующим второй, Украинской армией, действовавшей на второстепенных направлениях, в то время как командование 1-й Екатеринославской армией было поручено Потемкину. Тяготясь зависимым от светлейшего князя Таврического положением, хотя Потемкин и называл его своим «наставником», Румянцев вскоре передал вторую армию Григорию Александровичу, который присоединил ее к своей. Это воспринималось современниками как незаслуженное понижение, отразившее неприязнь Екатерины II к Румянцеву. По заключении Ясского мира Румянцев получил от императрицы шпагу, усыпанную алмазами, за занятие Молдавии в начале войны. В 1794 г. Екатерина II вверила своему «Велизарию», как она иногда именовала Румянцева, главное начальство над войсками, собираемыми для похода в Польшу, — там вспыхнуло восстание под руководством Т.Костюшко. 69-летний фельдмаршал много сделал для подготовки похода и его материального обеспечения, но лавры победителя поляков он уступил А.Суворову, руководившему военными действиями.

В преклонных годах Петр Александрович любил проводить время в сельском уединении. В деревне он богато обставил свой дом, но держал в нем и простые дубовые стулья. «Если великолепные комнаты, — говорил он соседям, — внушают мне мысль, что я выше кого-либо из вас, то пусть эти простые стулья напоминают, что и я такой же человек, как и вы».

За несколько недель до смерти Румянцев говорил: «Все более боюсь пережить себя. На случай, если со мной будет удар, я приказываю, чтобы меня оставили умереть спокойно и не подавали мне помощи». Когда удар его в действительности постиг (8 декабря 1796 г.), фельдмаршал 14 часов жестами не подпускал к себе никого, ускорив свою смерть. По случаю кончины славного военачальника Павел I объявил в столице трехдневный траур.

Лагерь екатерининских солдат. Иллюстрация Александра Бенуа для издания «Картины по русской истории». 1912 год

Деятельность Румянцева как полководца в значительной мере определила развитие русского военного искусства во второй половине XVIII в. Его ум был лишен шаблонов, предприимчивость и решительность сочетались со спокойным и ясным рассуждением. Идеи Румянцева, изложенные им в «Обряде службы» (1770 г.) и «Мыслях» (1777 г.), были использованы при выработке уставов и реорганизации русской армии. Румянцев умел воодушевлять войска, был взыскательным, строгим начальником, но по-отечески заботился о солдатах. Зная себе цену, он предпочитал хвалить только других; любил чтение, умел пошутить, отличался мудрой простотой.

Полководец имел трех сыновей — Сергея, Михаила и Николая. Последний достиг важных государственных постов (канцлера, председателя Государственного совета), отличался высокой образованностью и стал основателем знаменитого «Румянцевского музея», открытого в 1831 г. в Петербурге, а в 1861 г. перевезенного в Москву, в бывший дом Пашкова.

Граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский. Гравюры с портретов кавалеров ордена Святого Георгия. С портрета, принадлежащего П. Н. Синайскому, в С.-Петербурге.

Неизвестный художник. Портрет генерал-фельдмаршала П. А. Румянцева-Задунайского На портрете Румянцев изображен в фельдмаршальском мундире, украшенном золотым шитьем по воротнику, бортам и рукавам. Поверх кафтана надеты ленты орденов св. Андрея Первозванного и св. Георгия 1 класса. На груди фельдмаршала — шитые звезды этих наград. (Конец XVIII века, Государственный военно-исторический музей А. В. Суворова, Санкт-Петербург)

Валькер. Румянцев-Задунайский Петр Александрович

Румянцев-Задунайский, Пётр Александрович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Румянцев.

Пётр Александрович Румянцев


Портрет П. А. Румянцева-Задунайского
работы неизвестного художника конца XVIII века

Дата рождения

4 (15) января 1725

Место рождения

Строенцы
(ныне Рыбницкий район, Приднестровье)

Дата смерти

8 (19) декабря 1796 (71 год)

Место смерти

село Ташань,
Полтавская губерния

Принадлежность

Российская империя

Звание

генерал-фельдмаршал (1770)

Командовал

армией

Сражения/войны

Семилетняя война,
русско-турецкая война 1768—1774,
русско-турецкая война 1787—1792

Награды и премии

Граф Пётр Алекса́ндрович Румя́нцев-Задуна́йский (4 (15) января 1725, село Строенцы, ныне в Приднестровье — 8 (19) декабря 1796, село Ташань, Зеньковский уезд, Полтавская губерния) — русский военный и государственный деятель, на протяжении всего правления Екатерины II (1761-96) управлявший Малороссией. Во время Семилетней войны командовал взятием Кольберга. За победы над турками при Ларге, Кагуле и др., которые привели к заключению Кючук-Кайнарджийского мира, удостоен титула «Задунайский». В 1770 году получил чин генерал-фельдмаршала. Остаток жизни провёл в своих многочисленных поместьях, украшением которых неустанно занимался: Гомеле, Великой Топали, Качановке, Вишенках, Ташани, Троицком-Кайнарджи. Оставил ценные труды по военной науке.

Кавалер орденов российских Святого Апостола Андрея, Святого Александра Невского, Святого Георгия 1-го класса и Святого Владимира I степени, прусского Чёрного орла и Святой Анны I степени. Почётный член Императорской Академии наук и художеств (1776 год).

  • 1 Семья, ранние годы
  • 2 Начало военной карьеры
  • 3 Семилетняя война
  • 4 Румянцев в 1762—1764 годах
  • 5 Генерал-губернатор Малороссии
  • 6 Участие в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1791
  • 7 Поздние годы
  • 8 Брак и дети
  • 9 Оценка личности Румянцева
  • 10 Память
  • 11 Примечания
  • 12 Литература

Семья, ранние годы

Представитель древнего рода Румянцевых. Родился в селе Строенцы Рыбницкого района, где его мать, графиня Мария Андреевна Румянцева (в девичестве — Матвеева), временно проживала, ожидая возвращения мужа генерал-аншефа А. И. Румянцева, ездившего в Турцию по поручению царя Петра I (в честь которого и был назван). Его дедом по материнской линии был известный государственный деятель А. С. Матвеев. Существует версия (поддерживавшаяся рядом историков, в том числе великим князем Николаем Михайловичем), что Мария Андреевна Матвеева была любовницей Петра I, а сын Марии Андреевны Петр Александрович был внебрачным сыном великого императора. Крестной матерью будущего полководца стала императрица Екатерина I.

В десятилетнем возрасте был записан рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. До 14 лет жил в Малороссии и получал домашнее образование под руководством своего отца, а также местного педагога Тимофея Михайловича Сенютовича. В 1739 году назначен на дипломатическую службу и зачислен в состав русского посольства в Берлине. Оказавшись за границей стал вести разгульный образ жизни, поэтому уже в 1740 году за «мотовство, леность и забиячество» был отозван и зачислен в Сухопутный шляхетский корпус.

В корпусе Румянцев проучился лишь 2 месяца, приобретая себе известность неусидчивого и склонного к шалостям кадета, а затем покинул его, пользуясь отсутствием отца. Приказом генерал-фельдмаршала Миниха Румянцев был отправлен в действующую армию в чине подпоручика.

Начало военной карьеры

Первым местом службы Петра Александровича стала Англия, где он участвовал в русско-шведской войне 1741—1743 годов. Отличился во взятии Гельсингфорса. В 1743 году в чине капитана своим отцом был послан в Петербург с известием о заключении Абоского мирного договора. Императрица Елизавета Петровна при получении этого донесения произвела юношу сразу в полковники и назначила командиром Воронежского пехотного полка. Также в 1744 году она возвела его отца — генерал-аншефа и дипломата Александра Ивановича Румянцева, — принимавшего участие в составлении договора, в графское достоинство вместе с потомством. Таким образом, Пётр Александрович стал графом.

Однако, несмотря на это он продолжал весёлую жизнь так, что его отец писал: «мне пришло до того: или уши свои зашить и худых дел ваших не слышать, или отречься от вас…». В этот период Румянцев женился на княжне Е. М. Голицыной.

В 1748 году принимает участие в походе корпуса Репнина на Рейн (в ходе войны за Австрийское наследство 1740—1748 годов). После смерти отца в 1749 году вступил во владение всей собственностью и избавился от легкомысленного поведения.

Семилетняя война

Сражение при Гросс-Егерсдорфе

К началу Семилетней войны Румянцев имел уже чин генерал-майора. В составе русских войск под командованием С. Ф. Апраксина он в 1757 году прибыл в Курляндию. 19 (30) августа отличился в сражении при Гросс-Егерсдорфе. Ему было поручено руководство резервом из четырёх пехотных полков — Гренадерского, Троицкого, Воронежского и Новгородского, — который располагался по другую сторону леса, окаймлявшего Егерсдорфское поле. Сражение продолжалось с переменным успехом, и когда русский правый фланг под ударами пруссаков начал отступать, Румянцев без приказа по собственной инициативе бросил свой свежий резерв против левого фланга прусской пехоты.

Участвовавший в этом сражении А. Т. Болотов позже писал об этом: «Сии свежие полки не стали долго медлить, но давши залп, с криком „ура“ бросились прямо на штыки против неприятелей, и сие решило нашу судьбу и произвело желаемую перемену». Таким образом, инициатива Румянцева обусловила перелом в битве и победу русских войск. Кампания 1757 года на этом завершилась и русская армия была отведена за Неман. В следующем году Румянцеву было присвоено звание генерал-поручика, и он возглавил дивизию.

Александр Коцебу.Кунерсдорфское сражение (1848)

В августе 1759 года Румянцев со своей дивизией участвовал в Кунерсдорфском сражении. Дивизия располагалась в центре русских позиций, на высоте Большой Шпиц. Именно она стала одним из главных объектов атаки прусских войск после смятия ими левого фланга русских. Дивизия Румянцева, однако, несмотря на сильный артиллерийский обстрел и натиск тяжёлой кавалерии Зейдлица (лучшие силы пруссаков), отбивала многочисленные атаки и перешла в штыковую контратаку, которую возглавил лично Румянцев. Этот удар отбросил армию Фридриха, и она стала отступать, преследуемая кавалерией. Во время бегства Фридрих потерял свою треуголку, которая ныне хранится в Государственном Эрмитаже. Прусские войска понесли тяжёлые потери, в том числе была уничтожена кавалерия Зейдлица. Сражение при Кунерсдорфе выдвинуло Румянцева в число лучших командиров русской армии, за него он был награждён орденом Святого Александра Невского.

Последнее крупное событие Семилетней войны, в ходе которой ставка была сделана не на осаду и взятие крепостей как прежде, а на ведение скоростной маневренной войны. В будущем эта стратегия была блестяще развита великими русскими полководцами Суворовым и Кутузовым.

Румянцев в 1762—1764 годах

Вскоре после взятия Кольберга скончалась императрица Елизавета Петровна, и на трон вступил Пётр III, известный симпатиями к Пруссии и Фридриху II. Он вывел уже почти одержавшие полную победу над пруссаками русские войска и вернул прусскому королю завоёванные земли. Пётр III наградил П. А. Румянцева орденами Святой Анны и Андрея Первозванного и присвоил ему чин генерал-аншефа. Исследователи полагают, что император планировал поставить Румянцева на руководящее место в планируемом им походе на Данию.

Когда вступила на престол императрица Екатерина II, Румянцев, предполагая, что его карьера кончена, подал прошение об отставке. Екатерина удержала его на службе, и в 1764, после увольнения от должности гетмана Разумовского, назначила генерал-губернатором Малороссии, дав ему обширную инструкцию, по которой он должен был способствовать более тесному соединению Малороссии с Россией в отношении административном.

Генерал-губернатор Малороссии

В 1765 году прибыл в Малороссию и, объехав её, предложил малороссийской коллегии произвести «генеральную опись» Малороссии. Так возникла знаменитая Румянцевская опись. В 1767 году была созвана в Москве комиссия для составления уложения. Различные классы малорусского народа также должны были послать в неё своих представителей. Политика Екатерины II, которую проводил Румянцев, заставляла опасаться, что в комиссии могут быть заявлены просьбы о сохранении малорусских привилегий; поэтому он тщательно следил за выборами и составлением наказов, вмешивался в них и требовал суровых мер, как это было, например, при выборе депутата от шляхетства в городе Нежине.

Участие в русско-турецких войнах 1768—1774 и 1787—1791

Румянцевский обелиск на Васильевском острове (1798—1801).

В 1768 году, когда вспыхнула турецкая война, был назначен командующим второй армией, которая призвана была только охранять русские границы от набегов крымских татар. Но вскоре императрица Екатерина, недовольная медлительностью князя А. М. Голицына, командовавшего 1-й действующей армией, и не зная, что ему удалось уже разбить турок и овладеть Хотином и Яссами, назначила на его место Румянцева.

Несмотря на свои сравнительно слабые силы и недостаток продовольствия, он решил действовать наступательно. Первая решительная битва произошла 7 июля 1770 года при Ларге, где Румянцев с 25-тысячным войском разбил 80-тысячный турецко-татарский корпус.

Ещё более прославила его имя победа, одержанная им 21 июля над вдесятеро сильнейшим неприятелем при Кагуле и вознесшая Румянцева в ряд первых полководцев XVIII века. После этой победы Румянцев шёл по пятам неприятеля и последовательно занял Измаил, Килию, Аккерман, Браилов, Исакчу. Своими победами оттянул главные силы турок от Бендерской крепости, которую 2 месяца осаждал граф Панин и которую взял штурмом в ночь на 16 сентября 1770 года.

В 1771 году перенёс военные действия на Дунай, в 1773 году, приказав Салтыкову осадить Рущук и послав к Шумле Каменского и Суворова, сам осадил Силистрию, но, несмотря на неоднократные частные победы, не мог овладеть этой крепостью, так же, как и Варной, вследствие чего отвёл армию на левый берег Дуная.

В 1774 году с 50-тысячным войском выступил против 150-тысячной турецкой армии, которая, избегая битвы, сосредоточилась на высотах у Шумлы. Румянцев с частью своего войска обошёл турецкий стан и отрезал визирю сообщение с Адрианополем, что вызвало в турецкой армии такую панику, что визирь принял все мирные условия. Так заключен был Кучук-Кайнарджийский мир, доставивший Румянцеву фельдмаршальский жезл, наименование Задунайского и другие награды. Императрица увековечила победы Румянцева памятниками-обелисками в Царском Селе и в Санкт-Петербурге, предлагала ему «въехать в Москву на триумфальной колеснице сквозь торжественные ворота», но он отказался. После турецких войн Екатерина II добавила к его имени слово «Задунайский» в честь его походов за Дунай.

Поздние годы

В феврале 1779 года указом императрицы Екатерины II Румянцев был назначен наместником Курского и Харьковского наместничеств, а также Малороссии. Граф руководил подготовкой открытия Курского и Харьковского наместничеств в 1779 — начале 1780 года, после вернулся в Малороссию и подготовлял постепенно введение в ней общерусских порядков, что и совершилось в 1782, с распространением на Малороссию российского административно-территориального деления и местного устройства. Пребывание Румянцева в Малороссии способствовало соединению в его руках громадных земельных богатств, которые отчасти были приобретены путём покупки, отчасти путём пожалования.

С началом в 1787 году новой русско-турецкой войны сильно располневший, малоподвижный Румянцев был назначен командовать 2-й армией при главнокомандующем князе Потёмкине, который управлял соседними с Малороссией землями — Новороссией. Это назначение глубоко оскорбило Румянцева, который не считал Потёмкина профессиональным военным. Как отмечает «Большая советская энциклопедия», он «вошёл в конфликт с главнокомандующим Г. А. Потемкиным и фактически устранился от командования», а «в 1794 номинально числился главнокомандующим армией, действовавшей против Польши, но по болезни не выезжал из имения».

Потемкин устроил так, что он не мог ничего делать: ему не давали ни войск, ни провианта, ни боевых припасов, ни случая сражаться. В 1789 г. ему надоело командовать воображаемой армией против неприятеля, которого нельзя было открыть; он не находил возможности выйти с помощью какой-нибудь смелой импровизации из круга, в который его замкнули, и стал просить отставки. На этот раз просьбу поспешно исполнили. Он удалился в свое малороссийское имение Ташань, где выстроил себе дворец в виде крепости и заперся в одной комнате, не выходя из неё никогда. Он делал вид, что не узнает собственных детей, которые жили в бедности, и умер в 1796 г., пережив всего несколькими днями Екатерину.

— К. Валишевский. «Вокруг трона».

Умер в деревне и в одиночестве. Похоронен в Киево-Печерской Лавре у левого клироса соборной церкви Успения, которая была взорвана во время Второй мировой войны.

Брак и дети

В 1748 году женился на княжне Екатерине Михайловне (1724—1779), дочери генерал-фельдмаршала Михаила Михайловича Голицына и Татьяны Борисовны, урождённой Куракиной. В браке родились последние представители рода Румянцевых, причём все трое по неизвестным причинам остались холосты:

Оценка личности Румянцева

Г.Р.Державин
Водопад

Блажен, когда стремясь за славой
Он пользу общую хранил
Был милосерд в войне кровавой
И самых жизнь врагов щадил;
Благословен средь поздних веков
Да будет друг сей человеков.

«Этому победоносному полководцу — победившему, впрочем, одних турок — может быть, недоставало другого театра, где бы он мог развить свои стратегические способности, которых дунайская кампания не могла осветить в достаточной степени», — пишет Казимир Валишевский.

При жизни и сразу после смерти Румянцев был излюбленным объектом воспевания со стороны придворных поэтов, и в первую очередь Державина. Император Павел I, вступивший на престол за месяц до кончины Румянцева, назвал его «русским Тюренном» и повелел своему двору носить по нему траур три дня. А. С. Пушкин назвал Румянцева «перуном кагульских берегов», Г. Р. Державин сравнил его с римским полководцем IV века Камиллом

В 1799 году в Петербурге на Марсовом поле был установлен памятник П. А. Румянцеву, представляющий собой чёрный обелиск с надписью «Румянцева победам» (сейчас находится в Румянцевском сквере на Университетской набережной).

В 1811 году издан анонимный сборник «анекдотов, объясняющих дух фельдмаршала Румянцева». В нём приводятся факты, свидетельствующие, что знаменитый полководец живо чувствовал все ужасы войны. Те же черты его засвидетельствовал и Державин в относящейся к Румянцеву строфе оды «Водопад».

Память

Румянцевский обелиск до 1818 г. стоял на Марсовом поле

Именем Румянцева была названа одна из операций Великой Отечественной войны — по освобождению Белгорода и Харькова в 1943 году.

Портрет Румянцева изображён на купюре 200 рублей, а также на памятной серебряной монете 100 рублей Приднестровской Молдавской Республики.

27 мая 2010 года был открыт бронзовый памятник на территории Бендерской крепости в городе Бендеры, Приднестровье

Примечания

  1. Краткая энциклопедия Советская Молдавия, Кишинев, 1982 г. — С. 535
  2. На территории Бендерской крепости открыли бюст русского полководца Петра Румянцева-Задунайского
  3. Ковалевский Н. Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М. 1997 г.
  4. Степанов В. Б. Наместники и губернаторы Курского края. 1779-1917 гг. Исторические очерки. — Курск: Издательство МУП «Курская городская типография», 2005. — 244 с. — ISBN 5-8386-0058-6
  5. БСЭ, статья «Румянцев-Задунайский, Пётр Александрович».
  6. Читать онлайн «Вокруг трона» автора Валишевский Казимир — RuLIT.Net — Страница 12
  7. А. Пронин. Гордость Отечества: русский Трюренн, русский Велисарий //Братишка. — Октябрь 2005.
  8. Приказчикова Е. Е. Культурные коды послания «К вельможе» А. С. Пушкина и их связь с философской проблематикой текста // Известия Уральского государственного университета. — 1999. — № 11. — С. 40-52.

Литература

Ссылки

Румянцев-Задунайский, Пётр Александрович на Викискладе

  • Бантыш-Каменский, Д.Н. 26-й генерал-фельдмаршал граф Петр Александрович Румянцев-Задунайский // Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов. В 4-х частях. Репринтное воспроизведение издания 1840 года. Часть 1–2. — М.: Культура, 1991. — 620 с. — ISBN 5-7158-0002-1
  • П. А. Румянцев (Всеобщая военная история Голицина)

Ларга – небольшая река, текущая в Прут, с левой его стороны, к югу от Фальчи. В русской военной истории она прославилась победой, одержанной 7-го июля 1770 года над турками во время русско-турецкой войны 1768-1774.

После дела при Рябой Могиле (1770) главнокомандующий русскими войсками, граф Румянцев, решил ударить на крымского хана Каплан Гирея, прежде чем турецкий великий визирь, стоявший у Исакчи, успеет перейти на левый берег Дуная.

Пока Румянцев продолжал свое движение по берегу Прута, имевший у себя 65 тысяч татарской конницы Каплан Гирей занял возвышенную позицию за Ларгой и начал в ней укрепляться; вскоре к нему примкнул еще 15-тысячный пеший корпус турок, приведенный сераскиром Молдавии Абды-пашой. Четыре больших окопа были построены на слабейших пунктах позиции, а позади них находился ретраншемент (оборонительная ограда).

Русско-турецкая война 1768-1774. Карта. Показано место сражения при Ларге

Верховный визирь спешил сам к хану с 150-тысячным войском. Но он был от него гораздо дальше русской армии. Румянцев, располагавший лишь 38 тысячами солдат, вдвое меньше, чем у врага, не терял надежды, что немедленно нападение на противника и битва с ним до его соединения с визирём, приведёт к успеху. Последствия оправдали его соображения.

После бегства неприятеля от Рябой Могилы российский главнокомандующий дал своим утомленным войскам двухдневный отдых. 19 июня армия снова двинулась вперёд, и 4 июля 1770 расположилась лагерем на высотах близ Ларги, в виду неприятеля. Две дивизии, под начальством генерал-квартирмейстера Баура и генерал-поручика князя Репнина, стали впереди: первая – против правого, вторая – против левого неприятельского флангов. За ними расположились главные силы. Небольшой отряд егерей, под командой полковника Каковинского, был оставлен по правую сторону Прута, у Фальчи, для охранения находившихся там мостов.

Едва армия Румянцева начала занимать назначенные ей под лагерь места, как, в 11-м часу утра, густая масса отборной неприятельской кавалерии, числом до 5 тысяч человек, стремительно спустилась с гор, опрокинула передовую цепь казаков, нахлынула на самые войска и, носясь перед ними врассыпную, взад и вперед, меткими ружейными выстрелами поражала людей первой шеренги. Немедленно открыт был огонь из орудий, но татарские наездники, при первых выстрелах быстро исчезли в горах, а потом снова бросились на легкую конницу, и, доскакивая до рогаток, которыми были обставлены лагеря, били за ними людей, почти на выбор. Высланные вперед небольшие отряды легкой кавалерии, с полевыми орудиями, прекратили эти наездничества, и последовавшая ночь прошла без всякой тревоги.

Поутру 5 июля 1770 Румянцев собрал военный совет. Единогласно решено было – немедля атаковать неприятеля, несмотря на превосходство его сил и крепость позиции. В 4-м часу пополудни сераскир Абды-паша выступил из своего стана с многочисленною конницей. Вначале он отделил часть её против левого крыла русской армии, где командовал князь Репнин, но увидев, что всадники встретили сильный отпор, совокупными силами ударил на правое крыло Баура. Атака неприятеля была сдержана. Однако сераскир, подкрепленный свежими толпами конницы, за которыми следовало множество пехоты, с пушками, сделал вторичный натиск и потеснил назад наши легкие войска. Положение Баура было опасно. Храбрый генерал-майор Вейсман взял из главного корпуса два батальона гренадер и отряды егерей, ударил во фланг атакующих и при содействии 12-ти эскадронов остановил напор турок. Удержанный с этой стороны, сераскир бросился было в тыл корпуса Баура, но опять был удержан сильным огнем артиллерии и отрядом Вейсмана. Эти неудачи и значительный урон в людях заставили неприятеля отступить и спуститься в глубокую лощину, разделявшую обе армии. Неизвестность его намерений заставила Румянцева всю ночь, продержать половину армии под ружьем.

Пётр Александрович Румянцев-Задунайский

Утром 6-го числа, граф Румянцев, увидев, что силы хана и сераскира продолжают занимать свою позицию, сделал распоряжения к приступу. Дивизиям Баура и Репнина назначено было перейти Ларгу, занять на её берегу высоты и, по переправе остальной армии, атаковать правое крыло неприятельских укреплений. Дивизия генерал-поручика Племянникова, должна была произвести нападение на левый фланг, а находившимся при армии арнаутам и казакам велено было заходить неприятелю в тыл и, в случае его отступления, быстро гнать бегущих. Вместе с этим отдан был приказ при первой атаке не давать неприятелю никакой пощады, но во время преследования щадить его и стараться захватить пленных. Нападение было назначено в ночи на 7-е число, и Румянцев, отправив после обеда все обозы в тыл армии, в вагенбург (укрепление из повозок, следовавшее за войском), не велел снимать палаток. Этим он надеялся скрыть от неприятеля свое намерение атаковать его. Но в тот же вечер к туркам бежал один офицер, перешедший в русскую службу из польской, и приказано было начать общее движение к битве ранее назначенного к тому часа.

Чтобы еще вернее обмануть неприятеля, главнокомандующий с наступлением сумерек велел развести огни во всем лагере, не гася их и по выступлении войск. Дивизии Баура и Репнина, первые, в величайшей тишине и порядке, перешли за Ларгу по наведенным мостам. За ними, ровно в полночь, последовал сам Румянцев с резервом, который составляли остальные войска армии, кроме дивизии Племянникова, долженствовавшей переправиться после всех.

По принятому на военном совете предложению Румянцева, все войска выступили из лагеря, без рогаток, употреблявшихся до того времени в войнах с турками. Штык был признан лучшею и надежнейшею обороною солдату. Каждая из трех передовых дивизий, Баура, Репнина и Племянникова, составляла два каре, а в промежутках между ними поместилась кавалерия. Эти отдельные дивизионные каре составляли новшество в русско-турецких войнах. В прежних битвах Миниха с турками русское войско строилось в одно огромное каре, а не дробилось на несколько.

Едва войска Баура перешли за Ларгу, как стоявшая на берегу этой реки передовая цепь татар, не ожидавшая русских так скоро на своей стороне, обратилась в бегство и дала знать об опасности главным силам, где все, не исключая часовых, спали глубоким сном. Встревоженный неприятель, со страшными криками и воплями, бросился к оружию и со всех своих батарей открыл огонь. Румянцев, желая воспользоваться смятением неприятеля, велел Репнину и Бауру немедленно атаковать правый его фланг, а сам поспешно следовал за ними с резервом, построенным в каре. Баур ворвался в первый окоп, а потом, получив подкрепление, овладел и вторым. Князь Репнин атаковал третий. Чтобы разъединить русские силы, татары, занимавшие лагерь за ретраншементом, оставив в нем часть своих войск, начали спускаться в лощину и пошли против левого фланга резерва, но были остановлены отряженною Румянцевым бригадой пехоты и сильным огнем из орудий, управляемых генерал-майором Мелиссино. В то же время, четвертое, самое сильное, турецкое укрепление было атаковано Племянниковым.

Главнокомандующий, поручив резерв старшему по себе генерал-аншефу Олицу, отправился вперед для личного распоряжения атакой. Начатая в 4-м часу битва при Ларге окончилась к полудню взятием всех четырех передовых окопов. Татары и в особенности турки сражались отчаянно, но видя, что победители готовятся штурмовать ретраншемент, покинули свой лагерь и обратились в бегство. В первом жару преследования множество их было изрублено и потоплено в камышах, у левого берега Прута, куда они бросались, но этим все и кончилось. Утомленная ночным переходом и жарким сражением, русская пехота была не в силах после боя преследовать неприятеля. Румянцев послал за бегущими кавалерию, но тяжелая по вооружению и обмундированию, она была слишком неповоротлива и неспособна для преследования легкой конницы татар и турок.

Сражение при Ларге. План

Совершенно разбив и прогнав неприятеля, победители вступили в покинутый лагерь и нашли там 30 пушек, 3 мортиры, 8 знамен, несколько тысяч палаток, в том числе ханскую и сераскирскую, множество всяких припасов и разного рода добычу, которую войска делили между собою до позднего вечера. Неприятельских тел в самом лагере было сочтено до 1000, а потери русских, по первому донесению Румянцева, посланному из ставки Каплан Гирея, заключались только в 91 человек убитыми и ранеными.

В списке наиболее отличившихся во время битвы при Ларге командиров стояли, громкие впоследствии имена Потемкина, Гудовича, Кутузова, Михельсона, Ферзена, Кнорринга, Ласси, и др. За одержанную победу Румянцев был награжден учреждённым только полугодом ранее орденом Святого Георгия 1-го класса. Племянников, Репнин и первый после Румянцева виновник победы – Баур, получили 2-й класс. Вейсман, Потемкин, Гудович и другие 3-й.

Битва при Ларге в военном отношении замечательна тем, что была первою, где русские войска не употребили против турок рогаток, и где они атаковали их пехотными каре с конницей, в интервалах. Хотя этот боевой порядок был употреблен еще у Рябой Могилы, но там не дошло до сражения.

Если Петр Великий называл сражение при Лесной матерью Полтавской победы, то блистательный успех под Ларгой был тем же самым в отношении к гораздо более важной победе при Кагуле, одержанной Румянцевым несколько дней спустя, 21 июля 1770 года.

Великий визирь с ужасом узнал в Исакче о разгроме под Ларгой, но не уныл духом. Напротив, он поставил своим войскам на вид, что поражение их «неверными» было наказанием свыше за несоблюдение ими воинского порядка и за сопротивление подчиниться правилам военного искусства, которые доставили русским столь блистательную победу. К Каплан Гирею и Абды-паше визирь послал утешительные письма и, обнадеживая их скорым своим прибытием, обещал отомстить российским войскам в первом же новом сражении. Ровно через две недели после битвы при Ларге оно последовало у Кагула и опять увенчало славой Румянцева.

РУМЯНЦЕВ ПЁТР АЛЕКСАНДРОВИЧ

РУМЯ́НЦЕВ, с 1774 г. – Румянцев-Задунайский, Петр Александрович (1725 – 1796) – граф (с 1744 г.), полководец, военный теоретик и государственный деятель.

Происходил из древнего рода Румянцевых. Отец – генерал-аншеф А. И. Румянцев, сподвижник Петра I, участник всех важнейших сражений Северной войны и Персидского похода. Мать – графиня А. С. Матвеева, что была воспитательницей матери Петра I, царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной. Крёстной матерью Петра Александровича стала сама императрица Екатерина I.

Касательно места рождения графа ходит много различных слухов и теорий, утверждая, что он родился в селе Строенцы, Молдавия. Однако, когда родился Петр Александрович, А.И. Румянцев находился в дальней и продолжительной поездке (в Константинополе и в Малой Азии), и ввернулся в Москву только в 1730 г. Это опровергает слух про село Строенцы, поскольку его жене не надо было ехать в Молдавию на встречу мужу, поскольку он вернулся из Малой Азии, когда его сыну было уже шесть лет.

Военная служба

В возрасте шести лет Румянцев, по существовавшей традиции, был записан рядовым в лейб-гвардии Преображенский полк. Он получил хорошее домашнее образование и в 1739 г. был назначен на дипломатическую службу и зачислен в состав русского посольства в Берлине. Однако, за вольный образ жизни, в 1740 г., Румянцев был отозван и 5 августа 1740 г. зачислен в Сухопутный шляхетский корпус. Однако, в корпусе Румянцев был только несколько месяцев и уже в начале 1741 г. в кадетских списках не числился. В формулярном списке корпус вообще не упоминается, а сказано, что 28 октября 1740 г. Румянцев был произведен в подпоручики и находился со своим полком в Финляндии.

Первым местом военной службы Румынцева стала Финляндия, где он принял участие в русско-шведской войне 1741–1743 гг. Молодой офицер отличился при взятии Гельсингфорса. В 1743 г. Румянцев был отправлен в Петербург с известием о заключении Абосского мирного договора, за что был произведён императрицей Елизаветой Петровной из капитанов в полковники и назначен командиром Воронежского пехотного полка.

Во время войны за Австрийское наследство (1740–1748 гг.) Румянцев принял участие в походе корпуса князя В. А. Репнина на Рейн (1748 г.). В 1749 г. после смерти своего отца, Румянцев вступил во родовыми землями.

Семилетняя война (1756–1762 гг.)

Во время Семилетней войны в 1757 г. Румянцев, имевший к этому времени звание генерал-майора, прибыл в Курляндию, где был зачислен в войска, находившиеся под командованием генерала С.Ф. Апраксина. В сражении под Грос-Егерсдорфом 1757 г. Румянцев успешно командовал бригадой, составленной из резервным полков 1-й дивизии (Сводно-гренадерский, Троицкий, Воронежский и Новгородский полки).

В январе 1758 г. командовал колонной; вместе с колонной графа П.С. Салтыкова (всего ок. 30 тыс. человек) совершил поход в Восточную Пруссию и занял Кёнигсберг, а затем и всю провинцию. В Кунерсдорфском сражении (1759 г.) командовал дивизией. Его позиции на высоте Большой Шпиц были в ходе боя атакованы прусскими войсками; успешно отбив все атаки, Румянцев лично возглавил контратаку и отбросил противника, сыграв, таким образом, одну и главных ролей в победе русского оружия.

В 1761 г., при взятии крепости Кольберг Румянцев командовал корпусом и руководил осадой; он впервые использовал некоторые элементы тактической системы «колонна – рассыпной строй» (тактика, основанная на применении боевого построения, которое сочетает батальонные колонны линейной пехоты, действующий при поддержке легкой пехоты в рассыпном строю).

Война оказала огромное влияние на всю дальнейшую судьбу Румянцева и предопределила его дальнейший карьерный рост. После Семилетней войны о нем стали говорить, как о полководце европейского уровня. Именно в эту войну он показал себя талантливым военачальником. Помимо этого, в Семилетнюю войну Румянцев применил на практике некоторые свои идеи по развитию тактики и управления войсками. Именно эти идеи легли в основу его трудов по военному искусству. В ходе войны по инициативе Румянцева была успешно осуществлена стратегия мобильной войны, где ставка была сделана не на осаду и взятие крепостей, как это было прежде, а на ведение скоростных маневренных военных действий. Позже эта стратегия будет взята на вооружение А.В. Суворовым.

Межвоенный период

После вступления на престол ПетраIII на место Бутурлина, то был отправлен из армии в Петербург, 27 декабря 1761 г., был назначен П.С. Салтыков, а Румянцев был экстренно вызван в Петербург. За воинские заслуги Пётр III произвел Румянцева в генерал-аншефа. Затем, особым рескриптом от 25 февраля 1762 г. ему было предписано подготовить корпус «к известному назначению», причем П.И Панин и Салтыков должны были помогать и всячески содействовать графу.

Во время дворцового переворота Петр Александрович сохранил верность Петру. Как только на престол взошла Екатерина Великая, Румянцев подал прошение об отставке, так как предполагал, что за свою верность предыдущему императору, его карьера закончиться. Однако, императрица смогла удержать Петра Александровича на службе и в конце 1764 г. назначила его генерал-губернатором Малороссии и президентом Малороссийской коллегии. При этом, императрица снабдила Румянцева обширной инструкцией, по которой он должен был способствовать более тесному соединению Малороссии с Россией в административном отношении.

Румянцев прибывает в Малороссию в 1765 г., после чего предложил произвести «генеральную опись» Малороссии, которая потом будет известна, как Румянцевская опись. Результатом деятельности Румянцева в Малороссии стало исчезновение традиционного административного деления Украины и распространение на её территории крепостного права.

Русско-турецкая война (1768–1774 гг.)

После начала русско-турецкой войны в 1768 г. Румянцев был назначен командующим 2-й армией, которой отводилась вспомогательная роль. Румянцев проявил большую активность, и в начале новой кампании Екатерина II приняла решение заменить им командующего главной 1-й армии князя А. М. Голицын, посчитав что тот слишком медлителен.

Весной 1770 г. 1-я армия перешла в наступление и одержала победы над превосходящими силами противника: у Ларги (7 июля 1770 г.), русская 25-тысячным армия разбила 65 тыс. крымских татар Каплан-Гирей (которых поддерживали 15 тыс. турок); у р. Кагул (21 июля 1770 г.), где Румынцев с 32 тыс. человек нанес сокрушительное поражение 150-тысячно турецко-татарской армии. Все эти победы еще больше прославили Румянцева как талантливого полководца. 27 июля 1770 г. Румянцев был награжден орденом Св. Георгия 1-й ст., став вторым его кавалером после основательницы ордена императрицы Екатерины II.

После победы на р. Кагул Румянцев начал преследование неприятеля и одновременно с этим сумел взять Измаил, Браилов и Исакчу. Благодаря этим победам, Румянцев сумел оттянуть главные силы турок от Бендерской крепости, которую два месяца осаждал граф Панин. В результате отхода вражеских войск, крепость была взята штурмом в ночь на 27 сентября 1770 г.

В 1771 г. перенёс военные действия на Дунай, в 1773 г. осадил крепость Силистрию, но, несмотря на свои выдающиеся и частые победы, захватить ее он не смог, в результате чего отвел свои войска на левый берег Дуная.

В 1774 г. Румянцев со своей армией в 50 тыс. человек выступил против основной турецкой армии (150 тыс. чел), которая, все это время избегала битвы и сосредоточила свои силы у Шумлы. Петр Александрович с частью своего войска обошёл турецкий лагерь и отрезал визирю сообщение с Адрианополем, из-за чего в турецкой армии началась страшная паника, которая заставила визиря принять все мирные условия.

10 июля 1774 г. Румянцев заключил выгодный для России Кучук-Кайнарджийский мир. В 1-ю годовщину заключения мира 10 июля 1775 г. во время официального празднования в Петербурге победы над турками, Румянцев получил почетную приставку «Задунайский» (без права передачи по наследству), а также лавровый венок и масличную ветвь.

Наместник Курского и Харьковского наместничеств

В 1776 г. Петр Александрович Румянцев сопровождал цесаревича Павла Петровича во время его визита в Пруссию. В начале июня 1776 г. граф отправляется с цесаревичем в Берлин, вместе с графом Н.И. Салтыковом, А.В. Нарышкиным и князем А.Б. Куракиным. Когда они прибыли в Берлин, их встретил король Фридрих II Великий. Румянцев, как сопровождающий великого князя, участвовал во всех собраниях и празднованиях, что происходили при Берлинском дворе. Так же, Румянцев ездил к принцу Генриху, проживавшему в Рейнсебрге, близ Берлина, где пробыл около двух дней.

В 1779 г. по указу императрицы Екатерины II Румянцев был назначен наместником Курского и Харьковского наместничеств, которые только предстояло создать. Возглавил мероприятия по созданию и открытию наместничеств (конце 1779 – начало 1780 гг.). После открытия наместничеств, Румянцев вернулся в Малороссию, где постепенно готовил проекты по введению в ней общерусских порядков. Данное введение произошло в 1782 г., когда на Малороссию было распространено российское административно-территориального деление.

Русско-турецкая война 1787–1791 гг.

С началом новой русско-турецкой войны в 1787 г. Румянцев вновь был назначен командующим 2-й армией (во главе главной армии был поставлен князь Г.А. Потёмкин). К этому времени здоровье Румянцев значительно ухудшилось, кроме того у него не сложились отношения Потемкиным. Румянцев считал Потемкина плохим военным профессионалом, получившим должность исключительно благодаря расположению императрицы, а не своим талантам. С одной стороны, он сам фактически самоустранился от дел, не желая подчиняться Потемкину, с другой стороны, Потемкин фактически отстранил Румянцева от командования лишив его войск, снабжения и т.д. В 1789 г. Румянцев подал прошение об отставке, которое было удовлетворено, и он уехал в свое имение. В 1794 г. состоялось назначение Румянцева главнокомандующим армией, действовавшей против Польши, однако он сказался больным и к месту назначения та ки не выехал.

Румянцев скончался в 1796 г. в своём имении Ташань под Киевом и был похоронен в Киево-Печёрской лавре у левого клироса Соборной церкви Успения Св. Богородицы.

В 1799 г. на Марсовом поле в Петербурге был установлен памятник Румянцеву в виде невысокой чёрной стелы с надписью: «Румянцева победам».

Семья

В 1748 г. Румянцев женился на дочери генерал-фельдмаршала князя М.М. Голицына княжне Екатерине (1724–1779). Брак не был счастливым и фактически распался уже во время Семилетней войны. С этого момента супруги жили раздельно, дети остались с супругой, а Румянцев полностью обеспечивал семью финансово и даже передал жене управление своими подмосковными имениями и домами в Москве.

В браке родились трое сыновей:

– граф Н.П. Румянцев;

– Сергей (17.03.1755 – 24.01.1838), дипломат, действительный тайный советник (1798), с 1798 г. сенатор в 1805–1814 гг. член Государственного совета. По завещанию брата руководил созданием Румянцевского музея в Петербурге.

Звания:

подпоручик –28 октября 1740 г.

полковник – 3 июля 1743 г.

генерал-майор – 24 декабря 1755 г.

генерал-поручик – 1758 г.

генерал-аншеф – 1762 г.

генерал-фельдмаршал – 10 июля 1774 г.