Союз аполлон с 19

40 лет программе «Союз-Аполлон»


40 лет назад, 15 июля 1975 года, состоялся первый в истории совместный полет космических кораблей двух стран — советского корабля «Союз-19» и американского «Аполлона». Советский корабль «Союз-19» с космонавтами Алексеем Леоновым и Валерием Кубасовым стартовал с космодрома Байконур, а ракета «Сатурн 1-Б» с кораблем «Аполлон» и американскими астронавтами Томасом Стаффордом, Вэнсом Брэндом и Дональдом Слейтоном поднялась с мыса Канаверал во Флориде.
Два дня корабли маневрировали для занятия стыковочной позиции, готовились к беспрецедентной международной космической миссии. 17 июля на высоте 140 миль над Атлантикой корабли состыковались. Леонов в шлюзе приветствовал Стаффорда. «Привет, рад тебя видеть», — ответил Стаффорд по-русски. Затем мужчины обнялись. Экипажи обменялись сувенирами. Для телезрителей мира русские и американские исследователи космоса провели экскурсии по своим кораблям. Они угощали друг друга традиционными блюдами двух держав. Одновременно космонавты совершенствовали процедуру стыковки и проводили научные эксперименты.
Вместе экипажи космических кораблей провели два дня. Программа завершилась успешно: «Союз» спустился на парашюте на твердую землю в Союзе 21 июля, а «Аполлон» приводнился недалеко от Гавайев 25 июля 1975 года.
Космическая пилотируемая программа «Союз-Аполлон»
26-27 октября 1970 года в Москве состоялась первая встреча советских и американских экспертов по проблемам совместимости средств сближения и стыковки пилотируемых космических кораблей и станций. На ней были сформированы рабочие группы для выработки и согласования технических требований по обеспечению совместимости кораблей.
В 1971 году состоялся ряд встреч, на которых были рассмотрены технические требования к системам космических кораблей, согласованы принципиальные технические решения и основные положения по обеспечению совместимости технических средств. Также была рассмотрена возможность проведения в середине 1970-х годов пилотируемых полетов на существующих космических кораблях, чтобы испытать создаваемые средства сближения и стыковки.
Генсек Леонид Брежнев от имени Советского Союза поддержал идею совместного полета, высказав основную концепцию: мы за мирное освоение космического пространства, за создание устройств, которые обеспечивают сближение и стыковку кораблей и совместную работу экипажей. Проект «Союз-Аполлон» был не только научным, но и пропагандистским. СССР и США хотели показать человечеству при помощи рукопожатия в космосе — «мы люди доброй воли», всё будет хорошо.
24 мая 1972 года в советской столице председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин и американский президент Ричард Никсон подписали «Соглашение между ССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях». Соглашение предусматривало пилотируемые полеты советского и американского кораблей в 1975 году с проведением стыковки с взаимным переходом космонавтов.
Основными целями программы были: испытание элементов совместимой системы сближения на орбите; испытание стыковочного аппарата; проверка техники и оборудования для обеспечения перехода людей с одного корабля на другой; создание перспективного универсального спасательного средства; накопление опыта в проведении совместных полетов космических аппаратов СССР и США. Кроме того, планировали изучить управление ориентацией состыкованных кораблей, корабельную связь, координацию действий советского и американского центров управления полётами, а также возможность спасательных операций в космосе.

Техническими директорами экспериментального проекта «Союз-Аполлон» (ЭПАС) были назначены со стороны СССР член-корреспондент Академии наук Константин Бушуев, а со стороны США — Глинн Ланни. Руководителями полета были назначены лётчик-космонавт СССР Алексей Елисеев и Питер Франк.
Для совместной проработки технических решений были созданы смешанные советско-американские рабочие группы. Советским и американским специалистам необходимо было решить проблемы связанных с обеспечением совместимости средств взаимного поиска и сближения космических аппаратов, их стыковочных средств, систем жизнеобеспечения и оборудования для взаимного перехода из одного корабля в другой, средств связи и управления полётом и т. д.
Специально для совместного полета разработали универсальный стыковочный узел — лепестковый или андрогинно-периферийный. Андрогинно-периферийный агрегат стыковки (АПАС) стыковаться со стыковочным кольцом любого другого АПАС, так как обе стороны андрогинны. Каждый такой стыковочный агрегат может выполнять и активную, и пассивную роль, поэтому они полностью взаимозаменяемы.
Серьёзную проблему при стыковке космических кораблей представлял вопрос об общей атмосфере. Американцы проектировали «Аполлон» под атмосферу чистого кислорода при низком давлении (280 миллиметров ртутного столба). Советские же космические аппараты летали с бортовой атмосферой, которая по составу и давлению была близка земной. Чтобы решить эту задачу, к американскому космическому кораблю приделали дополнительный отсек, в котором после стыковки двух космических аппаратов параметры атмосферы сближались с атмосферой в советском космическом корабле. В «Союзе» для этого снизили давление до 520 миллиметров ртутного столба. При этом командный модуль американского корабля с одним оставшимся там космонавтом должен был герметизироваться. Кроме того, обычные костюмы советских космонавтов были пожароопасными в атмосфере «Аполлона» из-за повышенного содержания кислорода в ней. Чтобы решить эту проблему, в СССР в кратчайшие сроки создали полимер, который превосходил заграничные аналоги. Из этого полимера создали термостойкую ткань для костюмов советских космонавтов.
В марте 1973 года Национальное управление по воздухоплаванию и исследованию космического пространства (НАСА) объявило состав экипажей корабля «Аполлон». В основной экипаж вошли Томас Стаффорд (командир), Вэнс Бранд и Дональд Слейтон, в дублирующий — Алан Бин, Рональд Эванс и Джек Лаусма. Через два месяца был определен советский экипаж: Алексей Леонов и Валерий Кубасов. Во второй экипаж вошли Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, в третий — Владимир Джанибеков и Борис Андреев, в четвёртый — Юрий Романенко и Александр Иванченков.

Слева направо: Слейтон, Стаффорд, Бранд, Леонов, Кубасов
Выбор Леонова в качестве «лица Советского Союза» был вполне понятен. Леонов был самым опытным и известным нашим космонавтом после Гагарина. Он первым совершил выход в открытый космос. При этом Леонов показал огромное самообладание, когда не смог обратно попасть в космический корабль из-за того, что скафандр раздулся и не пролезал в шлюзовой люк. Для нештатных ситуаций это была идеальная кандидатура. К тому же он отличался юмором, высокой коммуникабельностью, сразу же подружившись с астронавтами на совместных тренировках. В результате Леонов лучшим образом подходил для репортажей с борта корабля и последующих интервью на Земле.
В СССР построили для программы шесть экземпляров кораблей 7К-ТМ, из них четыре совершили полёты по программе ЭПАС. Три корабля совершили испытательные полёты: два беспилотных (под названиями «Космос-638», «Космос-672») в апреле и августе 1974 года и один пилотируемый полёт «Союз-16» в декабре 1974 года. В экипаж «Союза-16» вошли Анатолий Филипченко (командир) и Николай Рукавишников (бортинженер). Пятый корабль подготовили для возможной спасательной экспедиции. В Америке испытательных полетов и резервных кораблей не производили.
Завершающий этап проекта начался 15 июля 1975 года. В этот день были запущены корабли «Союз-19» и «Аполлон». Советский корабль стартовал 15:20 по московскому времени. На «Союзе», после проверки бортовых систем, был проведён первый из двух манёвров формирования монтажной орбиты. Затем начали снижение давления из жилых отсеков, давление в корабле стало 520 мм рт. ст. Старт корабля «Аполлон» был произведён через 7,5 ч после старта «Союза» — в 22:50.
16 июля после перестроения отсеков корабля «Аполлон» и отделения его от второй ступени ракеты-носителя он был переведён на круговую орбиту высотой 165 км. Затем американский корабль выполнил первый фазирующий манёвр, чтобы установить скорость, необходимую для обеспечения стыковки кораблей на 36-м витке «Союза». Экипаж советского корабля провёл первый этап ремонта бортовой телевизионной системы, отказ которой был обнаружен перед стартом. Вечером был проведён первый телерепортаж с борта «Союза-19». Экипаж провёл второй манёвр формирования монтажной орбиты. В результате двух манёвров была сформирована монтажная орбита со следующими параметрами: минимальная высота — 222,65 км, максимальная высота — 225,4 км. Экипаж также проверил работу системы ориентации и управления движением в режиме программных разворотов и стабилизации для процесса стыковки.
17 июля корабль «Аполлон» выполнил второй фазирующий манёвр, после чего параметры его орбиты стали: минимальная высота — 165 км, максимальная высота — 186 км. Вэнс Бранд сообщил, что видит «Союз». Расстояние между кораблями составляло около 400 км, между «Союзом» и «Аполлоном» была установлена радиосвязь. В 16:30 началось построение ориентации перед стыковкой кораблей. Стыковка (касание) произошла в 19:09. После проверки герметичности и сближения параметров атмосферы в 22:19 произошло символическое рукопожатие командиров корабле. Встреча Алексея Леонова, Валерия Кубасова, Томаса Стафффорда и Дональда Слейтона в корабле «Союз-19» произошла точно про графику и наблюдалась на Земле по телевидению.
18-19 июля космонавты совершенствовали процедуру стыковки и проводили научные эксперименты. 21 июля спускаемый аппарат корабля «Союз-19» совершил мягкую посадку вблизи города Аркалык в Казахстане. Советский экипаж благополучно вернулся на Землю. 25 июля командный модуль корабля «Аполлон» приводнился в Тихом океане.
Таким образом, в процессе совместного полёта кораблей «Союз-19» и «Аполлон» были выполнены основные задачи программы, в том числе сближение и стыковка кораблей, переходы членов экипажей из корабля в корабль, взаимодействие Центров управления полётом и экипажей, а также совместные научные эксперименты. Следующий совместный пилотируемый полёт состоялся лишь через 20 лет в рамках программы «Мир» — «Шаттл».


Полет кораблей «Союз» и «Аполлон»
(автор картины Robert McCall)
Программа совместного экспериментального полета американского и советского космических кораблей (КК) типа «Аполлон» и «Союз» (сокращенно ЭПАС — Экспериментальный Полёт «Аполлон» — «Союз»; англ. ASTP — Apollo-Soyuz Test Project), была утверждена Соглашением между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях 24 мая 1972 г.

Директорами проекта были назначены: с советской стороны – член-корреспондент АН СССР К.Д. Бушуев, с американской – доктор Г. Ланни.


В.Н. Кубасов, А.А. Леонов, К.Д. Бушуев, Г.С. Ланни, Т. Стаффорд, В. Бранд, Д. Слейтон.
Космический центр им. Джонсона (США). Апрель 1974 г.

Предыстория

Контакты между советскими и американскими учеными начались со времени запусков первых советских искусственных спутников Земли. Первое соглашение о сотрудничестве в области мирного изучения космоса между Академией наук СССР и НАСА было подписано в июне 1962 г. Тогда начался широкий обмен мнениями и взаимное ознакомление с результатами космических экспериментов.
Инициаторами обсуждения вопросов о возможности сотрудничества СССР и США в области пилотируемых полетов были президент Академии наук (АН) СССР академик
М. В. Келдыш и директор национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА) доктор Пейн.
В октябре 1970 г. в Москве состоялась первая встреча специалистов СССР и США. Делегации возглавляли: американскую делегацию – директор центра пилотируемых полетов имени Джонсона доктор Р. Гилрут, советскую – председатель Совета по международному сотрудничеству в исследовании и использовании космического пространства «Интеркосмос» при АН СССР академик Б. Н. Петров. Были образованы рабочие группы для согласования технических требований по обеспечению совместимости советских и американских кораблей.
В 1971 г. сначала в июне в Хьюстоне, затем в ноябре в Москве состоялись встречи специалистов АН СССР и НАСА США. Были рассмотрены технические требования к системам космических кораблей, согласованы принципиальные технические решения и основные положения по обеспечению совместимости систем, а также возможность осуществления в середине 70-х годов пилотируемых полетов на существующих космических кораблях.


Пленарная встреча советских и американских специалистов по программе «Союз–Аполлон».
Июль 1972 года. Хьюстон

Основные цели ЭПАС

Основными целями программы были:

  • создание и испытание элементов совместимой системы сближения на орбите;
  • создание и испытания андрогинных (активно-пассивных) стыковочных агрегатов;
  • проверка техники и оборудования для обеспечения взаимного перехода космонавтов из корабля в корабль;
  • накопление опыта в проведении совместных полётов космических кораблей СССР и США, включая, в случае необходимости, оказание помощи в аварийных ситуациях;
  • изучение возможности управления ориентацией состыкованных кораблей, межкорабельной связи;
  • координация действий американского и советского Центров управления полетом.

Подготовка полёта

В процессе подготовки полета советскими и американскими конструкторами был решен комплекс сложных проблем по обеспечению совместимости средств взаимного поиска и сближения космических кораблей, их стыковочных агрегатов, систем жизнеобеспечения, средств связи и управления полетом и т. д.
По требованию НАСА дата полёта была утверждена в 1973г. Итоговый документ о готовности к полёту был подписан 24.05.1975г., с советской стороны – академиком В.А. Котельниковым, с американской – доктором Дж. Лоу. Утверждена была дата старта кораблей.

Как готовили корабли

Было большое количество трудных вопросов в подготовке к совместному полету. Один из них — разная газовая атмосфера в кабинах космических кораблей. Системы обеспечения газового состава воздуха на космических кораблях разных стран существенно отличались. В «Союзах» состав и давление воздуха приближены к обычным показателям на Земле. Американские астронавты дышали почти чистым кислородом при пониженном давлении. Чистый кислород позволял получить выигрыш в весе, поскольку кислородная установка легче, но при этом резко возрастала пожароопасность. Достаточно малейшей искры, чтобы все вспыхнуло внутри корабля.
Помимо этого, переход из одного корабля в другой мог привести к травмам от резкой смены атмосферы. Для решения этой проблемы был специально разработан и запущен вместе с «Аполлоном» переходный отсек-шлюз. Для создания переходного отсека были использованы наработки по лунному модулю, в частности, использовался тот же стыковочный узел для соединения с кораблём. Давление атмосферы в «Аполлоне» немного подняли, а в «Союзе» снизили до 530 мм рт ст, повысив содержание кислорода до 40%. В результате длительность процесса десатурации (выведение из организма азота путем дыхания кислородом с целью профилактики декомпрессионных расстройств) при шлюзовании сократилась с 8 часов до 30 минут.
Другие не менее сложные проблемы стояли перед специалистами. Поисками путей взаимного сближения, технических возможностей кораблей занялись специалисты обеих сторон в пяти рабочих группах.
В.П. Легостаев с советской стороны, Д. Читем и Г. Смит – с американской возглавили группу, которой предстояло добиться совместимости систем сближения кораблей. Эти системы оказались совершенно несовместимыми. Правда, на обоих кораблях для измерения расстояния при сближении использовались радиосистемы, однако рабочие частоты и методы получения информации были разные. Мало того, на кораблях «Союз», например, относительная скорость измеряется с помощью радиосистемы, а на корабле «Аполлон» – наряду с радиосистемами используются оптические средства. Немало пришлось потрудиться специалистам этой группы, чтобы найти нужное решение.
Группе специалистов под руководством В.С. Сыромятникова, Д. Уэйда и Р. Уайта досталась, пожалуй, наиболее трудоемкая работа. Дело в том, что стыковочные агрегаты на «Союзе» и «Аполлоне» хотя и построены по одной и той же общей схеме «штырь – конус», тем не менее, были не способны работать совместно. Не осталось ничего иного, как разработать новую унифицированную конструкцию, которая обеспечила бы стыковку корабля с любым другим, независимо от того активный он или пассивный. Так родилась конструкция принципиально нового типа – андрогинное периферийное стыковочное устройство.


На рисунке А.А. Леонов изобразил два стыковочных узла: синий — американский, красный — корабля «Союз».
И еще одна загвоздка: корабли «Союз» и «Аполлон» разного веса. Как они поведут себя в космосе при стыковке?
Словом, трудностей было множество. Была найдена орбита, на которой удобней всего можно «собрать» «Союз» и «Аполлон» в один космический дом, придуман переходный отсек — стыковочный модуль, длина которого составила 3,2 метра, а диаметр чуть меньше двух метров (обозначен на рис. слева).
Проектная увязка технических решений, баллистическое обеспечение, научные эксперименты и многое другое, относящееся к проекту в целом, легло на плечи группы специалистов, которой руководили В. А. Тимченко и П. Франк.
Существовала ещё такая проблема, как организационная совместимость. Это поиски соответствия в структурах различных подразделений специалистов и уяснение общих терминов, условных обозначений, выбор единых систем координат, исходных данных для совместных расчетов, формы и содержания документов, обеспечивающих взаимодействие и обмен информацией, согласование методики выполнения отдельных операций, вопросы подготовки космонавтов и наземного персонала.
Многое в то время делалось впервые, много решений можно было опробовать только на практике. Испытания модифицированного варианта корабля «Союз» включали 3 полёта — два беспилотных и один пилотируемый — «Союз-16». Пилотируемый полёт состоялся в декабре 1974 г. — за семь с половиной месяцев до старта кораблей «Союз-19» и «Аполлон» (об этом полёте см публикацию на нашем сайте «40 лет первому полету космического корабля «Союз-16″»).

Подготовка экипажей

Состав экипажей

Советский:

  • Алексей Леонов — командир, 2-й полёт;
  • Валерий Кубасов — борт-инженер, 2-й полёт.

Американский:

Первая встреча смешанного экипажа в полном составе состоялась 19 ноября 1973 г. в Звёздном.
При подготовке экипажей главной проблемой стало изучение языка другой страны. На подготовку было выделено два года, и за это время вся пятерка научилась великолепно понимать друг друга на «рустоне», как в шутку стали называть смешанный англо-русский язык. «Рустон», образованный из соединения слов «русский» и «Хьюстон», доставил немало хлопот техническому персоналу программы ЭПАС как с советской, так и с американской стороны. Переговоры во время совместных тренировок порой были не в состоянии перевести даже самые опытные переводчики. В конце концов, было предложено во время полета американцам говорить по-русски, русским — по-английски.
Что касается техники — все было проще. И русские, и американцы вместе работали на тренажерах, осваивали технику друг друга. Советские космонавты настолько хорошо изучили «Аполлон», а американские «Союз», что могли заменить друг друга и работать в смешанных экипажах.


К.Д. Бушуев (в центре) рассказывает экипажам об особенностях корабля «Союз»

«Страховка» от нештатной ситуации

В случае, если бы «Союз-19» не дождался «Аполлона» на орбите или сам по каким-либо непредвиденным причинам должен был бы совершить посадку, его место на орбите заняли бы Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, стартовав на резервном «Союзе» для второй попытки встретиться с «Аполлоном». Это были опытные космонавты, которые уже совершили полет на «Союзе-16», провели испытания модификации корабля для стыковки и работы с «Аполлоном».
На Земле был детально проработан план действий и на тот случай, если поиск и сближение «Союза» и «Аполлона» почему-либо нарушатся. Предусматривалось, например, что если «Аполлон» из-за погоды не сумеет взлететь, то «Союз» будет дожидаться его на орбите дополнительно сутки, двое, трое и даже четверо. Было согласовано и внесено в бортовую документацию, что делать, если на одном из кораблей вдруг выйдет из строя стыковочное устройство или погаснут огни ориентации. Предусматривалось также и как поступать экипажам при нарушении герметичности корабля, при отказе радиооборудования, при пожаре и т.д.

Центры управления полётом

Советский Центр управления полётом обеспечил совместно с ЦУПом в США реализацию проекта «Союз–Аполлон». Нелегкая задача досталась специалистам во главе с А. С. Елисеевым и П. Франком: управлять полетом кораблей из двух мест, удаленных друг от друга на огромное расстояние, сложно само по себе. А здесь понадобилось координировать работу советских и американских специалистов, обладавших многолетними традициями и опытом, не всегда одинаковыми.
С 27 июня 1975 г. между Москвой и Хьюстоном была установлена прямая телефонная и телевизионная связь.
29, 30 июня и 1 июля состоялась комплексная совместная тренировка. Советский экипаж занял места в тренажере «Союза» в Звёздном, американцы — в тренажере «Аполлона» в Хьюстоне. Занял свои рабочие места и весь персонал советского и американского Центров управления полетом. По времени это продолжалось ровно столько, сколько экипажам предстояло провести времени в космосе от сближения кораблей до их расстыковки и проведения двух совместных научных экспериментов. Экзаменаторы задавали экипажам каверзные вопросы, проигрывали нештатные ситуации.
Тренировка закончилась успешно. Экипажи получили отличные оценки. Была подтверждена их готовность к полёту.

Хронология полёта


А.А. Леонов и В.Н. Кубасов перед стартом

«Союз-19» вышел на орбиту, очень близкую к расчетной. Первые витки корабль делает не по кругу, а по эллипсу с расстоянием
186 км в перигее и 221 км в апогее. «Аполлон» стартовал в плоскости «Союза», и в момент его выхода в космос корабли разделяли примерно шесть тысяч километров.
На четвертом витке был проведен первый маневр по формированию орбиты «Союза». Повторная коррекции орбиты была проведена на семнадцатом витке, чтобы окончательно сформировать монтажную орбиту. Теперь корабль двигался уже по кругу, удалённому от Земли на 225 километров. Экипаж «Аполлона» также провел свой первый маневр, чтобы не потерять «Союз» из виду.
К 12 часам мск 17 июля 1975 г. «Союз» совершил 30 витков вокруг Земли, из них 13 витков на монтажной орбите. Отклонение от расчетного значения составило всего 250 метров — при допустимой величине полтора километра, а отклонение времени прихода корабля в заданную точку орбиты — семь с половиной секунд, при допустимом отклонении в полторы минуты.

Дружеские шаржи А.А. Леонова

На «Союзе» работали световые маяки, а при сближении с «Аполлоном» были включены боковые огни ориентации. Световые маяки позволили американцам увидеть советский корабль с расстояния в несколько сот километров.

Картина А. Леонова

17 июля в 19 ч. 12 мин. (на 36-м витке полета КК «Союз») была осуществлена стыковка обоих КК. Космонавт Алексей Леонов описывает это событие в книге «Солнечный ветер»:

«На 34-м витке мы установили с «Аполлоном» прямую радиосвязь — корабли в это время находились над Атлантическим океаном, и нас разделяло всего 430 километров.
— «Союз»! — раздался в наушниках голос Томаса Стаффорда, говорившего по-русски.
— Добрый день, как слышите меня?
— Слышу хорошо, привет всем! — ответил я ему по-английски.
Сближение проходит нормально. Мы чётко выдерживаем монтажную орбиту. «Аполлон» все еще идет ниже нас. Я разворачиваю «Союз» на шестьдесят градусов вокруг продольной оси: в момент стыковки антенны «Аполлона» должны быть направлены на американский спутник связи, «зависший» над Кенией, а уже через спутник пойдет радио- и телевизионная передача на Землю.
А Земля волнуется. Валерий держит устойчивую связь с Москвой, я работаю с «Аполлоном» и Хьюстоном.
— Вам, Валерий, по русскому обычаю, «ни пуха, ни пера», — передают из нашего Центра.
— А американским парням передайте — мы держим пальцы крестом.
Расстояние между «Союзом» и «Аполлоном» сокращается. У меня установлена двусторонняя радиосвязь с Томом.
— Слышу тебя хорошо, Алексей, — говорит Том.
— Красивая картинка, — отвечаю ему.
— Корабль точно в центре.
Разворот вокруг своей продольной оси «Союз» начал в 19 час. 04 мин. и 47 сек.- Валерий точно зафиксировал это время.
Три направляющих лепестка стыковочного узла «Аполлона» оказываются между лепестками стыковочного узла «Союза». Потом — легкий толчок и сигнал на приборной доске: «Сцепка». Жесткий захват. Стыковка выполнена! Вэнс Бранд передает, что включил механизм стягивания. 20-тонным усилием «Союз» и «Аполлон» образовали новый прочный космический дом.
Время — 19 час.9 мин. Стыковка произошла на три минуты раньше графика. «Лихачество» Тома? Сменный руководитель полета В. Благов смеется:
— Стаффорда нам удалось обратить в свою веру. Стыковка была мягкой».

Потом было знаменитое рукопожатие в космосе.

Т. Стаффорд и А. Леонов: рукопожатие в космосе

Экипажи отправились друг к другу в гости. Вначале в «Союз» пришли Томас Стаффорд и Дональд Слейтон.
Подписали документ о первой международной стыковке в космосе и собрали памятные медали из половинок, которые каждый экипаж взял с собой с Земли.
Валерий Кубасов тем временем отправился в «Аполлон» к Вэнсу Бранду. Они провели совместный научный эксперимент «универсальная печь» по сварке. На следующий день, 18 июля 1975 г., когда А. Леонов был гостем «Аполлона», они с Томом собрали из небольших металлических пластинок две памятные доски с изображением государственных гербов СССР и США. На каждой из этих досок стояла дата стыковки кораблей.
Успешная стыковка подтвердила правильность технических решений, разработанных и реализованных в творческом содружестве советскими и американскими учеными, конструкторами и космонавтами. Можно сказать, что «Союз» — «Аполлон» — стал прообразом будущих международных орбитальных станций.

Эмблема программы ЭПАС

Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС

Схема полёта космических кораблей по программе ЭПАС
(рис. из Музея истории космонавтики, г. Калуга)

19 июля на 64-м витке КК «Союз» была проведена расстыковка кораблей, на 66-м витке корабли были вновь состыкованы. Окончательно корабли расстыковались на 68-м витке, после чего их полет проходил по самостоятельным программам:

  • 21 июля 1975 г. спускаемый аппарат советского корабля приземлился в 54 километрах северо-восточнее города Аркалык;
  • 25 июля американский корабль приводнился в Тихом океане, примерно в 600 километрах от Гавайских островов.

Общее время полета КК «Союз-19» составило 5 суток 22 ч. 31 мин, КК «Аполлон» — 9 суток 1 ч. 28 мин, общее время полета кораблей в состыкованном состоянии —
46 ч. 36 мин.

Эксперименты

В совместном полете были проведены следующие научные исследования и технические эксперименты:

  • «Искусственное солнечное затмение» — изучение с КК «Союз» при затмении Солнца тенью КК «Аполлон» солнечной короны и окружающих корабль газов;
  • «Ультрафиолетовое поглощение» — измерение концентрации атомарного кислорода и азота в космосе на высоте полета;
  • «Зонообразующие грибки» — изучение влияния совокупности факторов космического полета — невесомость, перегрузки, космическое излучение — на основные биологические ритмы;
  • «Микробный обмен» — исследование обмена микроорганизмами в условиях космического полета между членами экипажа и экипажами разных КК;
  • «Универсальная печь» — выяснение влияния невесомости на некоторые металлургические и кристаллохимические процессы в металлических и полупроводниковых материалах и др.

Уже 15 июля А.А. Леонов и В.Н. Кубасов начали биологические эксперименты, в том числе с семенами различных растений и мальками аквариумных рыбок Данио Рерио. Подобную работу уже провели к тому времени на «Союзе-16» Анатолий Филипченко и Николай Рукавишников, и теперь важно было сравнить результаты.
Всего по программе было проведено 34 эксперимента, из них: 5 совместных, 6 советских и 23 американских.
Пять совместных экспериментов были посвящены изучению химического состава атмосферы, биологии, исследованию Солнца и проведению технических процессов в космосе — созданию новых материалов и сплавов в условиях невесомости (космонавты помещали образцы различных металлов в электрическую плавильную печь на борту «Аполлона»). Шесть советских экспериментов касались области астрофизики и биологии. Американские астронавты проводили исследования, относящиеся к изучению земных ресурсов, геологии, загрязнению атмосферы, астрономии, биологии и обработке металлов.
Многие из этих экспериментов проводились и ранее. Но в программе ЭПАС были использованы новые методы в изучении Земли из космоса, в исследовании живых клеток, в поисках источников ультрафиолетовых излучений.

Некоторые технические особенности

«Аполлону» в программе ЭПАС отводилась активная роль — поиск «Союза» и сближение с ним, а «Союз», взлетев раньше, должен был сформировать монтажную орбиту, передать ее параметры «Аполлону» и ждать его. Это было обусловлено тем, что американский корабль был обеспечен бо́льшим запасом топлива (поэтому, кстати, он имел и бо́льшие размеры).

Глядя на макет состыкованных кораблей, который находится в музее РКК «Энергия» (фото в конце статьи), очень ясно видно, что размеры «Аполлона» значительно превышают размеры корабля «Союз», так что представляется, будто советский корабль имеет меньший внутренний объем и менее удобен. Однако это не так. Свободный объем жилых отсеков КК «Союз» составляет 6,5 м3; свободный объем герметичной кабины экипажа корабля «Аполлон» — 6,1 м3 + объем переходного отсека. Таким образом, это сравнительно равные величины. По воспоминаниям А. Леонова «двухкомнатное» исполнение «Союза» имеет к тому же свои плюсы с бытовой точки зрения: компоновка «Союза» гораздо лучше продумана и гораздо более удобна, чем на «Аполлоне». Американцы с удовольствием посещали советский корабль.

Возникали непредвиденные ситуации. Так, на «Союзе» перед стартом «ослепла» телевизионная аппаратура, а у американцев во время полёта стыковочный узел не поддавался разборке из-за монтажной ошибки одного из люков переходного шлюза. Переход между кораблями был под угрозой.
На Земле специалисты стали спешно изучать причины неисправностей. С телевизором ситуация быстро прояснилось — обнаружилась неисправность блока, который должен был подключать к бортовому передатчику разные телевизионные камеры, расположенные внутри корабля. Было решено обойти неисправный участок прибора и замкнуть цветные телевизионные камеры прямо на передатчик. Командир экипажа поддержки В. Джанибеков проделал всю эту работу на Земле и передал на орбиту свои рекомендации. Ремонт был произведён оперативно. Причём, вместо изоленты, которой не оказалось на борту, космонавты использовали лейкопластырь.
Американцы свой люк после консультаций с Землёй тоже починили.
Были и другие неожиданности. При проведении повторной стыковки, в которой «Союз» был активным, во время процесса стягивания кораблей после сцепки пилоту «Аполлона» вдруг показалось, что ориентация его корабля нарушилась. Он взялся за ручки управления и «поправил» ориентацию. А «Союз» в этот момент висел на выдвинутых амортизационных штангах. Возникли угловые нагрузки, «Союз» заходил туда-сюда на амортизаторах, всё заскрежетало, но выдержало. Стягивание завершилось, и стыковка состоялась. По протоколу этот момент был предусмотрен — в процессе стягивания запрещалось включать двигатели ориентации. Проведённое в дальнейшем расследование показало, что нагрузки на амортизационные штанги превысили расчётные, но штанги выдержали. А если б не выдержали, то все бы потом сказали, что у «Союза» при стягивании сломался стыковочный узел. А перевод стрелок на «Аполлон» в глазах общественности, естественно, выглядел бы как отмазка. Эта история получила развитие — на заключительном заседании советская сторона потребовала объяснений. В итоге американцам пришлось извиняться.
При посадке «Аполлона» из-за ошибки астронавтов не была включена автоматическая программа, ввод парашютов, отключение двигателей ориентации было произведено вручную на высоте 2,5 км. Двигатели РСУ при этом продолжали работать и после открытия воздушного клапана, стараясь погасить естественное раскачивание СА под парашютами. При этом в отсек экипажа прорвались пары окислителя (ядовитая четырёхокись азота) двигателей системы управления спуском. После выключения автоматической системы посадки двигатели РСУ, наконец, перестали работать. Приводнившись, СА перевернулся. Д. Слейтон и В. Бранд потеряли сознание. К счастью, Т. Стаффорд среагировал оперативно, он сумел отстегнуться от привязной системы, достать кислородные маски и надеть их сначала на себя, а затем на остальных членов экипажа. По оценкам врачей астронавты получили около трёх четвертей смертельной дозы ядовитой смеси.

В. Бранд, Т. Стаффорд, А.А. Леонов, В.Н. Кубасов и Д. Слейтон
у макета орбитального комплекса «Аполлон» — «Союз»

Итоги

Совместный полёт пилотируемых кораблей «Аполлон» и «Союз» стал важной вехой на пути технического сотрудничества и непосредственных контактов между двумя бывшими соперниками в космосе. Совместный эксперимент имел большое научное значение. Что же осталось для науки от совместного полета? Вот что ответил на этот вопрос один из участников программы ЭПАС, научный сотрудник НАСА д-р Томас Джули: «Осталось достаточно научного материала, чтобы занять свыше сотни ученых во всем мире на весьма продолжительное время».
Но, несмотря на достаточно большое количество полученной научной и технической информации, основное значение ЭПАС всё-таки политическое. Эта программа показала, что ведущие космические державы, отбросив свои политические и экономические противоречия, могут работать вместе.
Предлагалось несколько вариантов продолжения совместных работ. У НАСА оставались неиспользованные корабли и носители, был проект запуска станции «Скайлэб-2» и стыковки с ней кораблей двух стран. Однако по разным причинам этим планам не дали хода. Следующий совместный полёт русских и американских космонавтов состоялся только в 1994 году.

Заключение

После полёта члены экипажей продолжают общаться, они стали друзьями.
В 2005 г. в Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева была проведена встреча с участниками работ по программе «Союз-Аполлон». Президент Корпорации приветствовал прибывших в РКК «Энергия» российских космонавтов
А.А. Леонова и В.Н. Кубасова (экипаж корабля «Союз-19»), американских астронавтов Т.П. Стаффорда и В.Д. Бранда (членов экипажа* корабля «Аполлон-18»), а также руководителей и ведущих специалистов предприятия, работавших по этой международной программе.

В музее РКК «Энергия» у макета состыкованных кораблей «Аполлон» и «Союз», 2005 г.
В центре в черных костюмах члены экипажей и президент РКК «Энергия» Н.Н. Севастьянов.
Остальные — участники проекта, руководители, технические специалисты.
Справа сзади — реальная капсула спускаемого аппарата корабля «Союз-19» с автографами экипажа

Участники встречи подчеркнули историческое значение программы ЭПАС, открывшей путь к сотрудничеству двух ведущих космических держав мира в области мирного исследования и освоения космического пространства с использованием пилотируемых средств. Они отметили, что создание и двухсуточный полет на околоземной орбите комплекса «Союз-Аполлон» в результате стыковки кораблей «Союз-19» и «Аполлон-18» стало прологом новых совместных программ в 1990-х годах — «Мир-Шаттл» и «Мир-НАСА», которые легли в основу современного грандиозного проекта Международной космической станции.
Сотрудничество в космосе продолжается, несмотря на любые политические коллизии на Земле.

——————————
*) Д. Слейтон умер в 1993 г., в 2014 г. не стало и В.Н. Кубасова

blef_nasa

Если приглядеться внимательнее
к советским источникам, начинаешь
кое-что понимать.
Вот как происходила стыковка Союз-Аполлон. Невооруженным глазом видно, что используются советские киноматериалы. И у диктора характерные интонации. Когда и кем сделан фильм, еще выясним.
Продолжительность ролика меньше 20 минут. Попробуйте найти сами ту мелкую деталь, которая привлекла моё внимание. Если жалко времени, начните смотреть с 12-ой минуты. Если нет терпения даже на 1,5 минуты, добро пожаловать под кат.
Расшифровка слов диктора с 12.46 по 12.55.
«Через семь часов тридцать минут после запуска «Союза» с полигона имени Кеннеди стартовала ракета «Сатурн-1Вэ» с кораблем «Аполлон»».
Надо бы еще выяснить, может диктор оговорился? Не в том смысле, что английскую «В» озвучил по-русски «Вэ». А в том, что перепутал её с ракетой «Сатурн-5». Вопрос ведь не прост. Грузоподъемность «Сатурна-1В» на орбиту высотой 195 км — 18,1 тонны. А масса «Аполлона» никак не меньше 20 тонн даже без командного отсека. По-крайней мере, НАСА так утверждает. Например, масса командного отсека Аполлон-17 — 20,5 тонн. Причем, это «сухая» масса, без топлива.
Могли, конечно, снять не требующееся оборудование, — не к Луне ведь летели, — но и надо было дооборудовать шлюзовым устройством. В любом случае возникает вопрос: а как же «Сатурн-5»? Ведь оставалось по версии НАСА еще две ракеты.
На самом деле, если всё слушать внимательно, — к тому же это интересно, — того же Леонова, то рождается интересное ощущение. Дважды Герой СССР, летчик-космонавт Леонов А.А. может сколько угодно защищать «американский подвиг». Вот только его личный опыт, его бесценные свидетельства противоречат словам своего обладателя.
Над этим не грех тихо похихикать. Во ролике, что пониже, Леонов в своём интервью рассказывает подробности своего знаменитого выхода в космос. Посмотрите. Для общего развития полезно.
1) С момента 3:40 Алексей Архипович рассказывает, что в результате ошибки корабль оказался вплотную к поясу Ван-Аллена. Буквально, в пяти километрах. Оказывается, были опасения схватить дозу радиации, которую организм безболезненно не переварит («Там порядка 500 рентген можно было схватить»).
Всё обошлось. Мы видим Алексея Архиповича живым и здоровым до сих пор. Получил он всего 86 миллирад.
2) Тот полет изобиловал аварийными ситуациями. И одна касалась конкретно Леонова, когда его скафандр раздуло. Он сбросил давление до половины. По его же словам пошел на недопустимый риск, но деваться было некуда. Мог закипеть азот в крови при резком падении давления. Всем известные опасности резкой декомпрессии. Обсуждения этого момента в этом ролике нет. Но фильмов от Леонова много. Можно , например, глянуть (момент 7:45, но там длинно и растянуто, смотреть долго).
А теперь задам неприятные вопросы.
— Как решалась проблема регулирования давления при спуске на Землю командного отсека? Внутреннее давление в треть атмосферного должно повышаться до атмосферного. Конструкция была такова, что выдержать не могла даже разницы в половину атмосферы. Изнутри. Полагаю, что избыточное давление снаружи (в те же пол-атмосферы) тоже могло оказаться фатальным.
Повышение внутреннего давления от трети до половины грозило разорвать консервную банку, которую американцы важно величали «командным модулем Аполлона». Разница между наружным давлением в одну атмосферу и одной третью внутри могло смять конструкцию, как жестяное ведро. Как иногда сминает цистерны, которые нет нужды делать чересчур тонкими.
Вот я и спрашиваю, как НАСА решало это проблему. Им надо было при спуске постепенно поднимать внутреннее давление для выравнивания с внешним. Что-то я не слышал о соответствующем оборудовании.
— Второй неприятный вопрос про радиацию. Тут даже пояснять ничего не надо. Наш самый авторитетный и популярный специалист по космосу прямо озвучил количество радиации, которое должен был получить космонавт в поясе Ван-Аллена. Даже при «спокойном» солнце.
Жестяное ведро, именуемое по американскому недоразумению «Аполлоном», — прошу простить мою язвительность, — конечно же даёт какую-никакую защиту. Но всё-таки. Насанавты за поясом Ван-Аллена летали целую неделю. Бродили по Луне несколько часов, т.е. уже не находясь под защитой корпуса. И ничего. «Вернулись» веселые, бодрые и здоровые.
Так что, ссылки на советские источники, которые якобы подтверждают факт «американского подвига», на самом деле свидетельствуют об обратном. Не фатально. Но сомнения зарождают.
Tags: Все врут

17 июля 2018

ИСТОРИЯ ОСВОЕНИЯ КОСМОСА. 1975 ГОД – «РУКОПОЖАТИЕ В КОСМОСЕ»

Памятная дата

17 июля 1975 года произошло знаменательное событие — «рукопожатие в космосе» — совместный экспериментальный пилотируемый полёт советского «Союз-19» и американского космического корабля «Аполлон». Именно в этот день произошла памятная стыковка двух кораблей.

Исторический запуск кораблей «Союз-19» и «Аполлон» состоялся 15 июля 1975 года. В экипаж «Союза-19» входили Алексей ЛЕОНОВ и Валерий КУБАСОВ, на «Аполлоне» летели Томас СТАФФОРД, Вэнс БРАНД и Дональд СЛЕЙТОН. 17 июля корабли успешно состыковались, космонавты приветствовали друг друга на двух языках, а ЛЕОНОВ со СТАФФОРДОМ пожали друг другу руки в шлюзовом отсеке — знаменитое «рукопожатие в космосе». Космонавты побывали в обоих кораблях, обменялись флагами и сувенирами, проводили научные эксперименты, а позже побеседовали напрямую с президентом США Джеральдом ФОРДОМ.

«Рукопожатие в космосе» стал первым серьезным проектом международного сотрудничества, которое нашло свое отражение не только в отношениях между людьми — космонавтами и астронавтами, но и в технологических процедурах двух стран. Для согласования технических требований по обеспечению совместимости существующих на тот момент советского и американского кораблей — «Союза» и «Аполлона» были образованы рабочие группы. 26-27 октября 1970 года в Москве состоялась первая встреча советских и американских специалистов по проблемам совместимости средств сближения и стыковки пилотируемых космических кораблей.

Реализация стала возможна после подписания 24 мая 1972 года в Москве председателем Совета министров СССР Алексеем КОСЫГИНЫМ и президентом США Ричардом НИКСОНОМ «Соглашения о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях». Статьёй №3 соглашения предусматривалось проведение экспериментального полета кораблей двух стран со стыковкой и взаимным переходом космонавтов в 1975 году.

Для программы ЭПАС обеими сторонами были разработаны специальные модификации космических кораблей серий «Союз» и «Аполлон». В то время как корабль серии «Союз» подвергся внешне незначительным изменениям (за исключением того, что он стал двухместным, появились панели солнечных батарей, изменились его грузоподъёмность и двигательные установки), он был снабжен участвующим в стыковке андрогинно-периферийным стыковочным узлом АПАС-75.

Оставшийся без изменений корабль «Аполлон» околоземной версии (без лунного модуля) был дополнен специальным стыковочно-шлюзовым переходным отсеком, который в свою очередь содержал разработанный и произведённый в США стыковочный узел, совместимый с АПАС-75. Подобные отсеки использовались во всех последующих совместных программах.

При совместном полёте «Союза-19» и «Аполлона» были проведены несколько научных и технических экспериментов:

  • Искусственное солнечное затмение — изучение с «Союза» солнечной короны при затмении Солнца «Аполлоном»;
  • Ультрафиолетовое поглощение — измерение концентрации атомарного азота и кислорода в космосе;
  • Зонообразующие грибки — изучение влияния невесомости, перегрузок и космического излучения на основные биологические ритмы;
  • Микробный обмен — исследование обмена микроорганизмами в условиях космического полёта между членами экипажей;
  • Универсальная печь — изучение влияния невесомости на некоторые кристаллохимические и металлургические процессы в полупроводниковых и металлических материалах.
  • Этот совместный полет стал последним и для программы «Аполлон» — американцы начали готовиться к запуску шаттлов, а в космическом сотрудничестве СССР и США наступила пауза, которая в итоге продлилась 20 лет.

Программа «Союз — Аполлон»: афера космического масштаба?

Вышла новая книга-расследование в соавторстве А.Попова и Н.Лебедева — Программа «Союз — Аполлон»: афера космического масштаба?

240 страниц с иллюстрациями. В электронном виде её пока ещё нет.

Ниже представлена аннотация к книге и некоторые важные для осмысления сути детали из фактологии программы ЭПАС «Союз-Аполлон».

В июле 1975 года весь мир обсуждал событие международного значения — первый совместный полёт советского «Союза» и американского «Аполлона». Целью проекта было объявлено «накопление опыта совместных полётов космических кораблей СССР и США». С тех пор подобных полётов не было. В чём же тогда заключалось «накопление опыта»? Почему только «Союз», непрерывно совершенствуясь, успешно выполняет одну космическую миссию за другой, а «Аполлон» стал достоянием музеев? Как получилось, что американских астронавтов доставляют на МКС российские корабли? Был ли «Аполлон» реальным космическим кораблём? Или это лишь легенда, умело созданная в НАСА во славу США? Отвечая на эти и другие вопросы, доктор физико-математических наук А.И. Попов, автор книги «Американцы на Луне. Великий прорыв или космическая афера?», и ветеран Байконура, участник ракетных испытаний «Бурана», писатель Н.В. Лебедев провели собственное расследование и пришли к сенсационным выводам.

Заказать новую книгу о фальсификации ЭПАС можно, например, тут: https://www.labirint.ru/books/664098/

Новая книга содержит ещё более обширный материал, чем более ранние публикации на эту тему.

А первую книгу в авторстве А.Попова «Союз-Аполлон, афера совместного полёта», посвящённую фальсификации программы ЭПАС, можно прочитать здесь: http://www.manonmoon.ru/#epas

* * *

Помните, я уже указывал на то, что американские якобы документальные кадры стыковки взлётного и командного модулей Аполлон-11 на орбите Луны является анимационной макетной фальсификацией? И указал на характерные признаки этой фальсификации: Видео с американской Луны это подделка

Вот в кадрах стыковки «Союз-Аполлон» А.Попов обнаружил эти же самые характерные признаки фальсификации съёмки стыковки Союза и Аполлона.

Приведу здесь главу из его книги:

9. Стыковка «по рельсам»

Как выглядит настоящая стыковка в космосе

Илл.1. Автоматический грузовой корабль ATV Европейского космического агентства стыкуется с МКС. Слева от борта корабля вырывается выхлоп двигателя ориентации

илл.1

Для управления ориентацией в пространстве корабль использует небольшие двигатели ориентации, расположенные по бокам корабля. Они по мере необходимости «стреляют» очень короткими импульсами то справа, то слева от корабля, то одновременно. Как работает один из двигателей ориентации показано выше на фотографии илл.1, снятой из иллюминатора международной космической станции (МКС).

В клипе «Полёт в космос» студии Роскосмоса работа двигателей ориентации показана в динамике сближения и стыковки «Союза» с МКС.

Видеоклип «Полёт в космос» студии «Роскосмос»

Ниже на илл.2 показаны несколько стоп-кадров из этого клипа. Короткие вспышки от работы двигателей ориентации то и дело разрывают черноту космоса (иногда по нескольку раз в секунду). Последний импульс происходит уже почти вплотную к объекту стыковки (илл.2ж). И это понятно: стыковочные узлы корабля и станции должны совпасть очень точно. Итак, реальная стыковка корабля с другим космическим объектом сопровождается красивым зрелищем множественных и частых вспышек от работы двигателей ориентации приближающегося корабля.

илл.2

Илл.2. Вспышки от работающих двигателей ориентации корабля «Союз» в процессе его сближения и стыковки с МКС.

Свидетельство из 1975 года

Известный советский писатель по космической тематике Я. Голованов, искренний пропагандист программы «Аполлон» 17 июля 1975 года он находился в зале американского ЦУПа (Хьюстон). Вот что он писал :

«На всю жизнь запомнился мне момент стыковки. Телевизионное изображение проектировалось на большой экран хьюстонского центра.

«Союз», сначала завис на самом краю яркого ореола земной атмосферы, потом начал быстро расти на экране. «Союз» был точно ориентирован. «Аполлон», переходный модуль которого попадал в поле зрения наружной телекамеры, приближался очень уверенно. Совершенно не было заметно, что «Аполлон» прицеливается. Наоборот, впечатление было такое, что «Аполлон» подкатывается к «Союзу» по невидимым небесным рельсам. Лепестки стыковочных узлов сразу плавно, крепко и почти бесшумно вошли друг в друга. Раздались аплодисменты».

Видеоклип НАСА о стыковке «Союза» и «Аполлона»

Илл.3. НАСА. Apollo-Soyuz Test Project Documentary Pt 2 of 3 .

А теперь посмотрим часть 2 документального фильма НАСА «Apollo-Soyuz Test Project Documentary Pt 2 of 3» о той самой стыковке, которую Голованов наблюдал на экране хьюстонского ЦУПа. Длительность клипа – 9 мин 41 сек, из них только около 40 секунд показывают собственно стыковку. Клип выложен в интернет через 34 года после события, в 2009 году одним из ведущих музеев НАСА по космонавтике – музеем имени Стаффорда (кадры стыковки, перемежающиеся кадрами из ЦУПа на 3:00-3:53).

На илл.4 представлены некоторые стоп-кадры из этого клипа. Они поочерёдно показывают то вид «Союза», то вид «Аполлона». Кадр илл.4а – это начальный кадр всего эпизода стыковки в клипе , а кадр илл.4е – последний.

Илл.5. Стоп-кадры стыковки «Аполлона» и «Союза» из видеоклипа НАСА 2009 года.

На илл.5в белыми стрелками отмечено расположение двигателей ориентации «Аполлона» .

Я. Голованов был не вполне точен, когда писал «»Союз» был точно ориентирован» изначально. На илл.5а видно, что вначале оси «хьюстонских» кораблей заметно не параллельны друг другу. В таком случае при настоящей стыковке хотя бы одного из кораблей (а, может быть и у обоих) двигатели ориентации должны поработать, чтобы выправить взаимную ориентацию.

На илл.5б — 5е оба объекта уже хорошо различимы и смотрятся на выгодном чёрном фоне. Тем не менее, не видно ни одной вспышки от двигателей ориентации. «Аполлон», согласно официальной программе, во время стыковки был активным кораблём, то есть его двигатели ориентации должны были работать особенно часто. Местоположение сопел этих двигателей на корпусе «Аполлона» отмечено на илл.5в белыми стрелками. Но читатель при просмотре клипа не увидит ни одной вспышки ни от активного «Аполлона», ни от пассивного «Союза». Так, корабли ли это?

Более похоже на то, что в клипе показана стыковка двух макетов кораблей, снятая в студии. Естественно, что для стыковки макетов двигатели ориентации не нужны. Да и особо точная ориентация «кораблей» относительно друг друга тоже не нужна. В нужный момент стыковка состоится с помощью механического управления макетами. И пройдёт, как «по рельсам» (по выражению Я. Голованова). Правда, по мнению автора, более вероятно, что стыковка макетов выполнена в студии с помощью тросов.

Автор книги «100 рассказов о стыковке», профессор, член-корр. РАН В.С. Сыромятников рассказал, как именно на тросах испытывались на Земле первые стыковочные узлы «Союзов» :

«1.8. При подготовке к первой стыковке кораблей «Союз» было решено построить полномасштабные макеты кораблей и подвесить их так, чтобы они парили в воздухе. Имитация космического движения на таком стенде нас удовлетворяла».

Одного взгляда на кадры илл.5 достаточно, чтобы понять, что при их съёмке использовались достаточно качественные и детализированные макеты «Союза-19» и «Аполлона». Такие макеты у НАСА есть (илл.6). Они стоят в американском музее с того самого 1975 года. Возможно, что уменьшенные копии этих макетов как раз и использовались для съёмок эпизода стыковки в клипе .

илл.6

Илл.6. Макеты «Аполлона» и «Союза-19» в американском музее.

Нам важно то, что мы не увидели одного из типичных проявлений процесса реальной стыковки двух космических кораблей, а именно — вспышек от работы двигателей ориентации. Их не видно ни у одного из стыкующихся объектов. А это указывает на то, что в клипе стыкуются не корабли в космосе, а их макеты на Земле.

Ссылки:

Интернет — ссылки проверены по состоянию на 17.1.2018

конкретное фото —

5. В.С. Сыромятников. «100 рассказов о стыковке», М. Логос, 2003. Раздел 2.17. Миссия.

* * *

Сравните теперь кадры стыковки «Союза» и «Аполлона» из видео выше с кадрами стыковки «Союза» с МКС. Сближение выглядит совершенно иначе!

В обоих сюжетах «Союз» приближается для стыковки к объекту, откуда ведётся съёмка. Разница в том, как это выглядит на этих двух видео: скорость сближения, характер движения корабля «Союз», отсутствие работы двигателей коррекции на них настолько велика, что сомнений никаких не остаётся — съёмка стыковки «Союза» и «Аполлона» на орбите хайли лайкли сфальсифицирована.

Этот блог целиком посвящён американской фальсификации полётов на Луну: Лунная афера: Хьюстон, у вас проблемы!