Советский разведчик в Японии

Рихард Зорге — биография, информация, личная жизнь

Рихард Зорге

Рихард Зорге (нем. Richard Sorge). Родился 4 октября 1895 года в Сабунчи (Бакинский уезд, Бакинская губерния, Российская империя) — умер 7 ноября 1944 года в Токио (Японская империя). Советский разведчик, резидент советской разведки в Японии в 1933-1941 годах. Агентурный псевдоним Рамзай. Герой Советского Союза (1964, посмертно).

Рихард Зорге родился 4 октября 1895 года в поселке Сабунчи Бакинской губернии.

Имел немецкие (по отцу) и русские (по матери) корни.

Отец — Густав Вильгельм Рихард Зорге (1852-1907), инженер, занимался нефтедобычей на фирме Нобеля на Бакинских промыслах.

Мать — Нина Степановна Кобелева, из семьи железнодорожного рабочего (умерла в 1952 году в ФРГ).

Старший брат — Герман Зорге, инженер-химик, после войны оказался в советском плену и был направлен в одну из специальных лабораторий.

Младший брат — Вильгельм Зорге, пропал без вести накануне Второй мировой войны.

Двоюродный дед — Фридрих Адольф Зорге (1826-1906), был одним из руководителей Первого Интернационала, секретарём Карла Маркса.

Сам Зорге в автобиографии 1927 года писал: «Семья моего отца является семьей потомственных интеллигентов и в то же время семьей со старыми революционными традициями. И мой родной дед, и оба моих двоюродных деда, в особенности Фридрих Адольф Зорге, были активными революционерами накануне, во время и после революции 1848 г.».

Рихард Зорге в детстве с отцом

В 1898 году семья переехала из России в Германию. Семейство было обеспеченным, как отмечал сам Зорге, «в нашем доме не слыхали о финансовых трудностях».

В октябре 1914 года, не окончив реального училища, Рихард Зорге добровольцем вступил в немецкую армию, участвовал в боях Первой мировой войны. Первоначально был направлен на западный фронт в составе полевой артиллерии.

Летом 1915 года в боях на германо-бельгийском фронте ранен под Ипром в первый раз. Во время лечения в берлинском лазарете сдал экзамен на аттестат зрелости. Получив звание ефрейтора, был направлен на Восток — в составе части для поддержки в Галиции австро-венгерских войск в боях против русской армии, однако не прошло и трёх недель, как получил осколочное ранение. Был произведён в унтер-офицеры 43-го резервного полка полевой артиллерии и награждён Железным крестом II степени.

В 1916 году после госпиталя вернулся в 43-й полк полевой артиллерии, который участвовал в боевых операциях под стенами крепости Верден.

В апреле 1917 года был очень тяжело ранен разрывом снаряда: один осколок попал по пальцам руки, ещё два осколка — по ногам. Он трое суток провисел на колючей проволоке. В лазарете Кёнигсберга был прооперирован, в результате чего одна нога стала короче другой на несколько сантиметров. В январе 1918 года комиссован по инвалидности.

Рихард Зорге в молодости

Война привела его к глубокому духовному перелому, в результате которого в госпитале он сблизился с левыми социалистами и принял учение Маркса. Сам он позже писал: «Мировая война оказала глубочайшее влияние на всю мою жизнь. Думаю, что какое бы влияние я ни испытал со стороны других различных факторов, только из-за этой войны я стал коммунистом».

В 1917 году получил аттестат о среднем образовании, а 1918 году — диплом императорского университета имени Фридриха Вильгельма в Берлине. После демобилизации поступил на факультет общественных наук Кильского университета. Когда в Гамбурге открылся университет, Зорге записался туда как соискатель учёной степени на факультет государства и права, с отличием выдержал экзамен и получил учёную степень доктора государства и права. В августе 1919 года получил степень по экономике в университете Гамбурга.

В ноябре 1918 года в Киле, куда он переехал из Берлина, Зорге участвовал в матросском бунте. Был членом Кильского совета рабочих и матросов, который вооружил население, попытался помочь революции в Берлине, едва не погиб. Был выслан властями обратно в Киль, оттуда перебрался в Гамбург, где наряду с пропагандистской работой стал практиковать в качестве журналиста. Здесь, в одном из пионерских отрядов, произошла его встреча с будущим лидером КПГ Эрнстом Тельманом.

В 1917-1919 годах — член Независимой социал-демократической партии, с 1919 года — член Коммунистической партии Германии. Был пропагандистом в Вуппертале и Франкфурте-на-Майне, работал шахтёром.

С ноября 1920 по 1921 год редактировал партийную газету в Золингене. Был научным сотрудником Франкфуртского института социальных исследований, более известного как «Франкфуртская школа».

Личная жизнь Рихарда Зорге:

Дважды был официально женат. Детей не имел.

Первая жена — Кристина Герлах. Она бросила его в 1926 году, вернувшись из СССР в Германию. Официально развелись в 1932 году.

Кристина Герлах — первая жена Рихарда Зорге

Вторая жена — Екатерина Александровна Максимова. Поженились в 1933 году. Официально состояли в браке 11 лет, хотя за все время видели друг друга не более полугода.

В молодости Екатерина Максимова училась на актрису. Была замужем за своим театральным учителем Юрием Юрьиным. После его смерти 15 лет работала на заводе в Москве — сначала простой рабочей, потом бригадиром и начальником цеха.

Зорге и Максимова познакомились в 1929 году — он брал у нее уроки русского языка. В год знакомства с Екатериной Зорге перевелся с работы из Коминтерна в военную разведку. Потом он пропал на целых три года. Появившись снова, он предложил Кате руку и сердце. Во время своего исчезновения Зорге собирал сведения в Китае, а затем успел съездить в Германию и оформить развод с первой женой. В августе 1933 года Рихард Зорге и Екатерина Максимова стали мужем и женой. Через две недели он снова уехал. На этот раз в Японию.

В 1935 году им удалось ненадолго встретиться. В Японии Зорге узнал, что Катя ждет ребенка, радовался предстоящему отцовству и беспокоился о супруге. Но Екатерина потеряла ребенка, о чем Зорге узнал с большой задержкой. Он написал ей тогда: «Я тебя очень люблю и думаю только о тебе, не только когда мне особенно тяжело, ты всегда со мной». Больше они не виделись.

Екатерина Максимова — вторая жена Рихарда Зорге

Екатерина Максимова была арестована в 1942 году по обвинению в шпионаже в пользу фашистской Германии. Родственница, давшая показания против нее, повесилась в камере после допроса. Екатерина Максимова призналась в связях с врагами и после девятимесячного заключения в камере-одиночке на Лубянке выслана в Красноярский край (Большая Мурта), где сидела вместе с первой женой разведчика В. Васильева — Анной. Умерла 3 июня 1943 года от химических ожогов при невыясненных до конца обстоятельствах.

Екатерина Максимова во время ареста

Во время работы в Японии у Зорге были другие женщины. Долгое время он жил с Ханако Исии, которая считала себя его женой. Они познакомились в Токио.

Ханако Исии внесла большой вклад в сохранение памяти о Рихарде Зорге в Японии. В 1949 году она, преодолев многочисленные бюрократические преграды, разыскала останки советского разведчика в тюремной братской могиле на кладбище Дзосигая — опознала по следам от трёх ранений на ногах, очкам, пряжке на поясе, золотым коронкам.

Она кремировала их и перезахоронила на кладбище Тама в токийском пригороде. Урну с прахом Зорге она хранила у себя дома до 8 ноября 1950 года.

Именно она и положила памятный камень на могилу с надписью «Рихард Зорге» на японском и немецком языках. После того, как в 1964 году заслуги Зорге были признаны в СССР, советское правительство установило на его могиле еще один памятный камень с надписью на русском языке: «Герой Советского Союза Р. Зорге».

Написала о нём три книги, первая из которых вышла в 1949-м.

Роль Ханако Исии в жизни Рихарда Зорге в Японии и ее заслуги в сохранении памяти легендарного советского разведчика были официально признаны: она получала пенсию от Министерства Обороны СССР как вдова Зорге.

Навещала могилу Зорге вплоть до своей смерти в 2000 году.

Ханако Исии — японская жена Рихарда Зорге

Работа Рихарда Зорге на советскую разведку

В СССР он оказался в 1924 году после запрета деятельности германской компартии. Приехал в Москву по приглашению исполкома Коминтерна.

В 1925 году вступил в ВКП(б), получил гражданство Советского Союза и был принят на работу в аппарат Коминтерна, работал референтом информационного отдела, политическим и учёным секретарём организационного отдела Института марксизма-ленинизма при ЦК ВКП(б).

Статьи Зорге о проблемах революционного движения в США и Германии публиковались в журналах «Мировое хозяйство и мировая политика», «Большевик», «Коммунистический Интернационал», «Красный Интернационал профсоюзов».

В 1929 году состоялась его командировка в Англию и Ирландию. В Англии Зорге был задержан полицией. При этом никакие его особо важные связи раскрыты не были. Предположительно целью приезда Зорге в Англию была встреча с одним из старших офицеров британской разведывательной организации MI6 и получение от него ценной военной информации. Кристина Герлах, первая жена Зорге, много лет спустя вспоминала, что Рихард встречался тогда с каким-то очень важным агентом. В 1966 году, в ходе расследования советского проникновения в британские разведывательные органы, её даже просили опознать этого человека. Она пробовала сделать это, но после стольких лет смогла отвечать только приблизительно и предположительно.

С ноября 1929 года перешёл на работу в Разведупр РККА. Работал под руководством Яниса Карловича Берзиньша и Семёна Петровича Урицкого.

С 1930 года работал в Шанхае. Там он познакомился с американской журналисткой и шпионкой Агнес Смедли и японским журналистом, коммунистом Хоцуми Одзаки, который впоследствии стал важным информатором Зорге. Также одним из информаторов Зорге был китайский коммунист Цзян.

В начале мая 1930 года Зорге шесть месяцев провел в Канотоне и южнокитайских провинциях. Разведгруппе Зорге удалось получить шифровальные коды немецких военных советников при армии Чан Кай Ши, их полный поименный список с указанием занимаемых должностей, раскрыть германо-китайский сговор с целью разработки и применения химических средств массового поражения.

В 1933 году было принято решение о направлении Зорге в Японию, куда он прибыл 6 сентября 1933 года в качестве корреспондента влиятельных немецких газет «Берлинер бёрзен курьер», «Франкфуртер цайтунг», «Теглихе рундшау», «Дойче фольксвирт», «Геополитик» и голландской газеты «Алхемеен хандельсблат».

Перед этим он посетил Францию, где встретился с курьером советской разведки, а затем США, где на основании рекомендательного письма профессора из Мюнхена Карла Хаусхофера японскому послу в США Кацуи Дебуси сумел получить от японского посольства рекомендательное письмо в министерство иностранных дел Японии.

С 1936 года работал в Японии.

В мае 1938 года Зорге разбился на мотоцикле и только чудо спасло от раскрытия всей резидентуры. Он позволил себе потерять сознание только после того, как передал Максу Клаузену (радист-шифровальщик группы) секретные бумаги и доллары, бывшие при нём. Клаузен приехал на место аварии по вызову Зорге, переданному через знакомых, не посвящённых в тайную деятельность обоих. Клаузен также успел изъять из дома Рихарда Зорге компрометирующие документы до того, как сотрудники германского посольства опечатали его бумаги.

В 1937 году репрессии обрушились на Разведуправление Генштаба. Во второй половине 1937 года принимается решение об отзыве Рамзая и ликвидации всей резидентуры. Это решение через несколько месяцев всё же отменяется. Отмены добился и. о. нач. Разведуправления С. Г. Гендин, переведённый на эту должность из НКВД. Он смог если не защитить, то сохранить резидентуру Зорге, несмотря на сильные подозрения, что сведения, передаваемые ею, — дезинформация. Резидентура сохраняется, но уже с сомнительным грифом «политически неполноценной», «вероятно вскрытой противником и работающей под его контролем». В апреле 1938 года Зорге сообщил о своей готовности вернуться, однако это осталось без внимания центра.

В письмах и шифротелеграммах Зорге неоднократно просил указать ему твёрдый срок времени его пребывания в Японии, а именно: сможет ли он уехать сразу же как кончится война или он должен рассчитывать ещё на несколько месяцев (Письмо Зорге в Центр от 22 июля 1940 года). После нескольких таких сообщений. Генерал Проскуров приказал продумать, как компенсировать отзыв Зорге. Составить телеграмму и письмо с извинениями за задержку с заменой и изложением причин, по которым ему необходимо ещё поработать в Токио. Зорге и другим членам его организации выдать единовременную денежную премию. Подобрать замену Зорге не смогли, в связи с чем он продолжал дальнейшую работу.

Когда военный атташе Ойген Отт стал германским послом в Японии, Зорге получил место пресс-секретаря посольства.

По поручению директора Германского информационного бюро фон Ритгена Зорге готовил информационные материалы для разведки Германии о политике Японии. После нападения Германии на СССР Зорге сообщил разведке Германии, что Япония ни при каких обстоятельствах не нарушит пакта о ненападении с СССР.

В 1941 году Зорге получал различную информацию о скором нападении Германии на СССР от германского посла Отта, а также морских и военных атташе. Впоследствии стало известно, что 15 февраля 1941 фельдмаршал Кейтель подписал директиву о дезинформации советского военного командования через германских атташе в нейтральных странах.

Таким образом, информация, полученная от Зорге, постоянно менялась. В мартовском донесении Зорге утверждал, что нападение произойдет после войны с Англией. В мае Зорге указывал на нападение в конце месяца, однако с оговорками «в этом году опасность может и миновать» и «либо после войны с Англией». В конце мая, после того, как ранняя информация не подтвердилась, Зорге сообщал, что нападение произойдёт в первой половине июня. Два дня спустя уточнял дату — 15 июня. После того, как срок «15 июня» прошёл, Зорге сообщил, что война задерживается до конца июня. 20 июня Зорге не сообщает дат и лишь уверен в том, что война обязательно состоится.

Донесения Рихарда Зорге о сроках начала войны

10 марта 1941 года: «Новый германский ВАТ считает, что по окончании теперешней войны должна начаться ожесточённая борьба Германии против Советского Союза».

2 мая: «Я беседовал с германским послом Отт и морским атташе о взаимоотношениях между Германией и СССР… Решение о начале войны против СССР будет принято только Гитлером либо уже в мае, либо после войны с Англией».

19 мая: «Новые германские представители, прибывшие сюда из Берлина, заявляют, что война между Германией и СССР может начаться в конце мая, так как они получили приказ вернуться в Берлин к этому времени. Но они также заявили, что в этом году опасность может и миновать».

30 мая: «Берлин информировал Отт, что немецкое выступление против СССР начнётся во второй половине июня. Отт на 95 % уверен, что война начнётся».

1 июня: «Ожидание начала германо-советской войны около 15 июня базируется исключительно на информации, которую подполковник Шолл привёз с собой из Берлина, откуда он выехал 6 мая в Бангкок. В Бангкоке он займёт пост военного атташе».

15 июня: «Германский курьер сказал военному атташе, что он убеждён, что война против СССР задерживается, вероятно, до конца июня. Военный атташе не знает — будет война или нет».

20 июня: «Германский посол в Токио Отт сказал мне, что война между Германией и СССР неизбежна».

Значительно позже, при Хрущеве, в период развенчания культа Сталина, было сфальсифицировано сообщение Зорге о том, что война начнется 22 июня. В реальности он такого донесения не отправлял. Как и в целом советская разведка не назвала точной и однозначной даты начала войны.

Второй шанс оценить профессионализм «Рамзая» командованию выпал через пару месяцев. 14 сентября 1941 года Зорге сообщал в Ставку о принятом (на сверхсекретном совещании у японского императора 6 сентября) решении Японии не вступать в войну с СССР до конца 1941 года и в начале 1942 года, чем избавит Сталина от изнурительной войны на два фронта. К этому донесению Зорге уже прислушались: Ставка смогла без особого риска снять с восточных границ страны 26 свежих, хорошо обученных сибирских дивизий и перебросить их на Западный фронт, под Москву, предотвратив захват гитлеровцами советской столицы.

Арест и казнь Рихарда Зорге

18 октября 1941 Зорге был арестован «гражданской» японской полицией. Аресты японских членов резидентуры начались раньше: Мияги — 10 октября, Одзаки — 14 октября 1941 года.

При обыске домов основных членов группы документы, свидетельствующие о шпионской деятельности, были найдены у всех, начиная с самого Зорге, что впоследствии позволило легко расшифровать все телеграммы Зорге. Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию. Засечь точно работающий передатчик или даже приблизиться к нему достаточно близко японским спецслужбам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японским спецслужбам так и не удалось до самого начала арестов членов группы Зорге. И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

В январе 1942 года прошла вторая волна арестов по этому делу, на основании показаний подследственных, арестованных в октябре 1941 года. Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года.

Следствие по делу «Рамзай» вели сначала чиновники японской тайной полиции, а затем — прокуратуры. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. В июне 1942 года дела 18 обвиняемых были направлены в Токийский окружной уголовный суд. Однако прежде чем начались судебные заседания, Зорге и остальные обвиняемые в течение полугода подвергались повторным допросам — теперь уже со стороны судей. Зорге допрашивал судья Кадзуо Накамура. Его допросы закончились 15 декабря 1942 года. Допросы остальных обвиняемых продолжались. Судебные заседания начались 31 мая 1943 года. Дело каждого обвиняемого рассматривалось отдельно тремя судьями.

По каждому обвиняемому выносился отдельный приговор. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года, где Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора.

Верховный суд 20 января 1944 года отклонил кассационную жалобу Зорге под формальным предлогом, что эта жалоба была доставлена в Верховный суд на одни сутки позже установленного срока. 5 апреля 1944 года был оставлен в силе смертный приговор Одзаки, хотя его кассационная жалоба и была представлена вовремя.

Немецкие официальные лица после ареста Рихарда Зорге долго ставили под сомнение его вину. После предоставления неопровержимых доказательств (расшифрованные радиограммы, показания Зорге) Гитлер, по некоторым данным, лично требовал от японских властей выдачи предателя, но безуспешно.

Со слов Леопольда Треппера, в период его нахождения в лубянской тюрьме ему сообщил его сокамерник генерал Томинага Кёдзи, что японцы предлагали Сталину обменять Зорге, на что Сталин не пошёл. Однако эта информация другими источниками не подтверждается. Ориентировочно эта версия появилась в 1960-х годах при Хрущёве.

Зорге обвинялся как агент Коминтерна в Японии. Из-за опасений Зорге, что дело его может быть передано военной полиции «Кэмпэйтай», Зорге в самом начале следствия, когда он только начал давать показания, делал упор на то обстоятельство, что он работал в Китае и Японии на Коминтерн, а вовсе не на советскую военную разведку, которую он признавал чисто техническим органом, способствующим передаче его информации в Коминтерн и ЦК ВКП(б). Зорге показал, что работал на Коминтерн, находясь в Японии, он «вёл коммунистическую работу», поддерживая при этом связи с сотрудниками советского посольства.

Официальные сообщения об аресте группы Зорге и следствии по делу были предельно скупы — всего несколько коротких заметок в газетах. При этом особо подчёркивалось, что группа работала на Коминтерн, а Советский Союз и его разведорганы даже не упоминались. Полиция и прокуратура стремились обвинить арестованных в нарушении закона «О поддержании общественного порядка», что позволяло японским властям проще и более жёстко вести следствие. После окончания следствия в специальном бюллетене МВД Японии 17 мая 1942 года появилось краткое об этом сообщение, дезориентировавшее советскую сторону. В связи с чем в анкете в личном деле Зорге появилась фраза: «По данным НКВД, расстрелян японцами в 1942 году».

Советские разведывательные органы установили, что японцы арестовали немца, который активно сотрудничает со следствием. Так в январе 1942 года органы госбезопасности пытались установить принадлежность арестованных к Коминтерну, в связи с чем был направлен совершенно секретный запрос начальника ИНО НКВД П. М. Фитина руководителю Коминтерна — Георгию Димитрову, следующего характера: «Один из арестованных немцев в Токио некий ЗОРГЕ (ХОРГЕ) показал, что он является членом коммунистической партии с 1919 года, в партию вступил в Гамбурге. В 1925 году был делегатом на конгрессе Коминтерна в Москве, по окончании которого работал в Информбюро ИККИ. В 1930 году был командирован в Китай. Из Китая выехал в Германию и для прикрытия своей работы по линии Коминтерна вступил в члены национал-социалистической партии. После вступления в национал-социалистическую партию через Америку выехал в Японию, где, являясь корреспондентом газеты «Франкфуртер Цейтунг», вёл коммунистическую работу. В Токио поддерживал связь с советскими сотрудниками ЗАЙЦЕВЫМ и БУТКЕВИЧЕМ. Прошу сообщить насколько правдоподобны данные сведения».

Показания Зорге о работе в Японии его разветвлённой разведывательной сети на Коминтерн сыграли существенную роль в разыгранной японскими спецслужбами операции по компрометации японских коммунистов и разгрому коммунистической партии Японии. На всех подконтрольных Японии территориях прошли аресты японских коммунистов.

После провала советской резидентуры, возглавляемой Рихардом Зорге, разведка СССР не имела надёжного источника информации в Японии, исправлял это уже Шамиль Хамзин.

Казнь Зорге состоялась в токийской тюрьме «Сугамо» в 10:20 утра 7 ноября 1944 года, после чего был казнён и Одзаки. Врач зафиксировал в протоколе, что после того, как Зорге сняли с виселицы, его сердце билось ещё 8 минут. В печати об этом ничего сообщено не было. Японские власти, кроме заявления от 17 мая 1942 года, никакой информации об этом деле не давали.

Рихард Зорге плохо владел японским языком, но последнюю фразу произнёс именно на нём, а не на русском или немецком. Сделал это, чтобы все присутствующие во время казни запомнили его слова: «Сэкигун (Красная Армия)! Кокусай кёсанто (Коминтерн)! Собиэто кёсанто (Советская компартия)!» (яп. 赤軍! 国際共産党!ソビエト共産党!).

Похоронен во дворе тюрьмы Сугамо, в 1967 году его останки перезахоронены американскими оккупационными властями на кладбище Тама в Токио с отданием воинских почестей. Перезахоронила Зорге на этом кладбище его японская гражданская жена Исии Ханако.

На могиле установлены две гранитные плиты. Одна — с описанием жизни Зорге, вторая — с именами и датами смерти его соратников:

Могила Зорге занимает значительную площадь, находится в 17 секторе под номером 16. Место захоронения содержится в идеальной чистоте. Каменные плиты ведут к могиле, на которой установлен овальный камень из базальта, с надписью на немецком и японском языках: «Рихард Зорге» и даты жизни. На камне — плита из полированного чёрного мрамора с надписью на русском языке: «Герой Советского Союза Рихард Зорге», изображением медали и лавровой ветви. Ниже — надпись на японском языке, слева и справа — гранитные плиты. Перед овальным камнем на мраморной плите — урна с прахом гражданской или, как уточняют японцы, «японской» жены Зорге Ханако Исии.

Могила Рихарда Зорге

В 2004 году в Японии были обнаружены и опубликованы газетой «Асахи» документы с описанием казни советского разведчика Рихарда Зорге и его ближайшего помощника Хоцуми Одзаки. Это были фотографии четырёх листков с описанием приведения в исполнение двух смертных приговоров от 7 ноября 1944 года. Их случайно разыскал среди старых документов штаба оккупационных войск США, в одном из букинистических магазинов Токио, исследователь деятельности группы Зорге — Томия Ватабэ.

Как сообщил Ватабэ, эта находка ставит точку в череде домыслов о последних минутах жизни выдающегося разведчика. В выписке из «Регистрационной книги приведения в исполнение смертных приговоров в тюрьме Итигая и токийском изоляторе Сугамо за 1932-1945 гг.», в частности, говорится: «Начальник тюрьмы Итидзима, проверив имя и возраст осужденного, сообщил ему, что, согласно приказу министерства юстиции, приговор будет исполнен в этот день и от него ожидают, что он спокойно встретит смерть. Начальник тюрьмы спросил, не желает ли осуждённый что-либо добавить к своему завещанию, составленному ранее, относительно своего тела и личных вещей. Зорге ответил: «Моё завещание остаётся таким, каким я его написал». Начальник спросил: «Хотите ли вы ещё что-то сказать?» Зорге ответил: «Нет, больше ничего». После этого разговора Зорге повернулся к присутствовавшим тюремным служащим и повторил: «Я благодарю вас за вашу доброту». Затем его завели в камеру исполнения приговоров. В соответствии с волей казнённого, а также со статьей 73, параграфом 2 и статьей 181 тюремного регулирования тело было захоронено в общей могиле».

Рихард Зорге (документальный фильм)

Американцы, оккупировав Японию, получили доступ к документам японских спецслужб, в том числе, касающимся Рихарда Зорге и его группы. Документы эти сохранились не полностью. Часть их сгорела во время пожаров во время одного из сильнейших налётов авиации США на Токио, проведённого 10 марта 1945 года (участие в налёте приняло 334 самолета B-29). На основании этих документов начальник токийского отдела военной разведки (G-2) оккупационных сил США в Японии генерал-майор Уиллоуби составил отчёт и направил его в Вашингтон с рекомендациями использовать его в военных училищах для исследования советских разведтехник. 10 февраля 1949 года доклад Уиллоуби был передан в токийскую прессу.

Публикация сразу же вызвала острый интерес во всём мире, кроме СССР. Советский Союз в течение 20 лет не признавал Зорге своим агентом.

Лишь в 1964 году Н.С. Хрущёв увидел фильм Ива Чампи «Кто вы, доктор Зорге?». По рассказам очевидцев, он был буквально поражён увиденным. Узнав от руководителей советских спецслужб, присутствовавших на кинопоказе, о том, что Рихард Зорге не вымышленный персонаж, а вполне реальный человек, Хрущёв приказал подготовить ему все материалы по этому делу. В Главном разведывательном управлении Генштаба была создана комиссия под руководством генерал-майора А. Ф. Косицына для изучения материалов по делу Зорге. В материалы этой комиссии вошли, помимо архивных документов, справки и воспоминания людей, знавших и работавших с Рихардом Зорге.

Газета «Правда» 4 сентября 1964 года опубликовала статью о Рихарде Зорге. В ней он описывался как герой, первым получивший достоверную информацию о подготовке немецкого вторжения. После этого он множество раз предупреждал Сталина о грядущей катастрофе, нависшей над СССР. «Однако Сталин не обратил внимания на это и на другие подобные доклады», — говорилось в этой статье.

5 ноября 1964 года Р. Зорге присвоили звание Героя Советского Союза (посмертно). Несколько членов его группы были награждены боевыми орденами. Некоторые, как и Зорге, посмертно.

6 сентября 1998 года японская газета «Асахи» среди «ста людей XX века» назвала имя Рихарда Зорге.

Именем Зорге названы улицы во многих городах России — в Липецке, Брянске (Фокинский район), в г. Махачкале Республика Дагестан, Волгограде, в г. Петров Вал Волгоградской области, в г. Волжский Волгоградской области, в Калининграде, улица (с 1964 года), музей (с 1967 года) и памятник (с 1985 года), а также станция (с 2016 года) МЦК в Москве, в Твери, Уфе, Ростове-на-Дону, Апшеронске (Краснодарский край), Тимашевске, Пятигорске, Сегеже (Республика Карелия),Туле (Пролетарский район), Кургане, Чебоксарах, улица и монумент Зорге в Кировском районе Новосибирска, улица и монумент в Казани, в Санкт-Петербурге (Красносельский район), улица Р. Зорге в г. Сарове, улица Зорге в г. Новокузнецке, улица Зорге в г. Якутске, в г. Кызыле (Республика Тува). Также есть улицы в Астане, Шымкенте и Алма-Ате (Казахстан). В Баку (Азербайджан), где родился Р. Зорге, в его честь названы парк, где установлен монумент разведчику, и одна из главных улиц города. Кроме того, в Баку, в посёлке Сабунчи, на стене дома, в котором с 1895 по 1898 год жил Рихард Зорге, установлена мемориальная доска.

На базе школы № 141 Москвы (ул. Зорге, дом 4) действует мемориальный музей Рихарда Зорге с 1967 года. В 2015 году на школьном дворе был установлен памятник Рихарду Зорге.

Имя Рихарда Зорге носит школа при посольстве РФ в Японии.

Образ Рихарда Зорге в кино:

1954 — Предательство Германии / Дело д-ра Зорге (Verrat an Deutschland / Der Fall Dr. Sorge) — в роли Рихарда Зорге актер Пауль Мюллер;
1961 — Кто вы, доктор Зорге? (Qui etes-vous, Monsieur Sorge?) — в роли Рихарда Зорге актер Томас Хольцман;
1985 — Битва за Москву — в роли Рихарда Зорге актер Юозас Будрайтис;
2003 — Шпион Зорге — в роли Рихарда Зорге актер Йен Глен;
2018 — Зорге — в роли Рихарда Зорге актер Александр Домогаров.

Александр Домогаров в роли Рихарда Зорге

Библиография Рихарда Зорге:

1924 — Роза Люксембург. Накопление капитала. Популярное изложение
1925 — План Дауэса и его последствия
1928 — Новый немецкий империализм

Рихард Зорге. Самый лучший советский разведчик

Как известно, накануне Великой Отечественной войны в Москву с самых разных точек планеты приходили шифровки, данные и сведения от наших разведчиков о примерных сроках, характере и подготовке Германии к грядущей войне с СССР. Пожалуй, самым известным из агентов был наполовину русский немец, убежденный коммунист, прекрасный журналист и отличный разведчик — Рихард Зорге. Жизнь его покрыта множеством тайн и мифов, в которых мы сегодня и попробуем разобраться.

Будущий агент, чья судьба была связана с Советским Союзом, родился в 1895 году в поселке под Баку, в семье немецкого инженера, работавшего на нефтяных промыслах, и русской дочери рабочего. Один из родственников Рихарда работал секретарем у Карла Маркса и руководил Первым Интернационалом, так что коммунистические и революционные взгляды и традиции были крепки в его семье. В 1898 году его семья уехала в Германию.

До Первой мировой жизнь шла своим чередом: семья жила довольно обеспечено, Рихард учился и не знал тревог. Но наступила война, и Зорге-младший ушел добровольцем на фронт. Сражаясь на западном и восточном фронтах, он получал звания и награды, а вместе с ними — и ранения. В 1917 году, после одного из них, когда Рихард долгое время пролежал на поле боя, ему пришлось пережить тяжелую операцию, из-за чего одна нога стала немного короче другой (это доставляло ему неудобства на протяжении жизни). В это же самое время Зорге, осознав ужасы войны, признал себя сторонником коммунизма.

Не забывая после демобилизации про образование (в 1918 году он стал доктором права, в 1919 — экономики), Рихард Зорге все больше и больше погружался в партийную и революционную жизнь, которая тогда была очень развита в Германии. Вступив в 1919 году в компартию, будущий разведчик был пропагандистом, журналистом и редактором. В 1924 году судьбой и Коминтерном Зорге был отправлен на работу в Москву, где получил советское гражданство и работу в Институте марксизма-ленинизма. Четыре года жизни Рихард посвятил науке и написанию статей. В это же время Зорге расстался со своей первой женой (по приезде в СССР она стала советским агентом и уехала на разведработу). Вскоре он познакомился с будущей второй женой — Екатериной Максимовой, с которой ему, правда, приходилось общаться на ломаном русском разговорном, а в письмах — на французском: Зорге не очень хорошо знал русский язык.

В 1929 году Рихарда завербовала советская разведка и он перешел на работу в Разведуправление РККА. Первой его большой работой после легализации в Германии (официально Зорге являлся немецким журналистом и представлял германский МИД) была разведка в Китае, где он не только создал отличную агентурную сеть, но и наладил контакты с американскими журналистами, китайскими коммунистами и японскими репортерами. Говорят, он даже втерся в доверие к руководителю Китая Чану Кайши и гонял с ним на мотоциклах.

Этот вид транспорта был настоящей страстью разведчика. Он любил скорость и таким образом иногда отвлекался от работы. Однажды, правда, живя уже в Японии, Зорге попал в аварию, везя с собой ценные сведения. Будучи в предобморочном состоянии, Рихард, боясь быть разоблаченным, связался с помощником, передал ему документы и только потом потерял сознание.

В 1932 году разведчик, по поручению центра, вернулся в Германию, где вскоре, тоже по указанию начальства, провел окончательную свою легализацию: он не только стал доверенным лицом немецкого МИДа, но и вступил в нацистскую партию и даже наладил связи с гестапо и разведкой Рейха. Немцы до конца доверяли Рихарду Зорге, которых ему удавалось впоследствии не раз обводить вокруг пальца.

В 1933 году ему было поручено внедриться в Японию, где он стал корреспондентом ведущих немецких газет (официально). А в 1937 году в связи с репрессиями и расправами в советской разведке Рихард Зорге сам чуть было не попал под маховик: его агентуру, которую он наладил с большим трудом, расформировали, финансирование сократили, а к самому Рамзаю (агентурное имя Зорге) стали относиться очень и очень подозрительно, не доверяя собираемым им данным. Рихарду и его сподвижникам пришлось жить на заработок от статей и репортажей. Несмотря на все, Зорге удалось создать настолько мощную советскую разведывательную машину в Японии, что сам разведчик работал в немецком посольстве и имел тесные дружеские контакты с послом Германии в Японии, а его агенты были внедрены в аппарат самого японского премьер-министра. Именно поэтому Рихард получал одни из самых ценных и точных сведений.

Известно, что он стал одним из тех, кто постоянно докладывал о грядущем нападении Германии на СССР. Однако его информации не доверяли. Во-первых, из-за подозрений в адрес самого разведчика, а во-вторых, потому что данные расходились друг с другом. Однако это не была вина Зорге, который получал разрозненные данные, потому как в самых высших кругах Рейха точно не знали о планах фюрера. Одно известно точно: Рамзай не передавал и не мог передать точной даты нападения немцев на СССР, а сообщал только, что оно состоится во второй половине июня. То, что он будто бы назвал точный день — 22 июня 1941 года — миф.

Но Зорге был не просто разведчиком, но еще и ученым, и исследователем, и даже геополитиком. Известно его предположение 30-х годов, что США способны в скорое время стать мировым лидером и вытеснить Англию на международной арене. Также он со своей группой старался убедить японский истеблишмент в нежелательности войны с СССР, а после того, как японцы заняли нейтральную позицию в отношении Советского Союза, смог передать эту информацию в Москву. Благодаря этим данным руководство смогло спокойно снять с востока отлично подготовленные сибирские дивизии и перебросить их на оборону столицы.

Осенью 1941 года группа Зорге была разоблачена. Японское руководство арестовало разведчиков и подвергло тщательному расследованию их работу. Немцы до конца не верили в факт работы Зорге на СССР, но когда получили неопровержимые данные, то оказались в бешенстве: Гитлер потребовал передать преступника Германии, чего, однако, не произошло. 7 ноября 1944 года, в день Октябрьской революции коммунист Рихард Зорге был повешен.

Единственным человеком, оказавшимся до конца верным разведчику, была его японская гражданская жена Ханако Исии. Она несколько лет пыталась забрать тело Зорге, а после разрешения сама отправилась на опознание и смогла найти его останки. После долгих поисков Ханако выкупила за большие деньги участок на японском кладбище, где и похоронила прах мужа.

Что же касается Советского Союза, то долгие годы наша страна не признавала факт работы Зорге на СССР. Его имя казалось мифом. И только в 1964 году, когда Хрущеву показали фильм «Кто вы, доктор Зорге?», тот поручил найти информацию о разведчике и наградить посмертно званием Героя. С тех пор на могильной плите зияет надпись «Герой Советского Союза Рихард Зорге» — полностью заслуженная великим человеком, выдающимся разведчиком, ученым и журналистом, который, не будучи сыном нашей страны, сделал для нее столько, что стал одним из ее Героев.

uCrazy.ru

22 июня 1941 года, ровно 70 лет назад, предрассветную тишину внезапно разорвали взрывы ревущих снарядов. Так началась война. Тогда еще никто не знал, что в историю человечества она войдет как самая кровопролитная. Никто не догадывался, что советскому народу предстоит пройти через нечеловеческие испытания, пройти и победить. Избавить мир от фашизма, показав всем, что дух солдата Красной Армии не дано сломить захватчикам. Никто и предположить не мог, что названия городов-героев станут известны всему миру, что Сталинград станет символом стойкости наших людей, Ленинград — символом мужества, Брест — символом отваги. Что, наравне с мужчинами-воинами, землю от фашисткой чумы геройски станут защищать старики, женщины и дети.
1418 дней и ночей войны.
Свыше 26 миллионов человеческих жизней…

Эти фотографии объединяет одно: они сделаны в первые часы и дни начала Великой Отечественной.
Немецкие солдаты пересекают государственную границу СССР.
Время съемки: 22.06.1941

Советские пограничники в дозоре. Фотография интересна тем, что она была сделана для газеты на одной из застав на западной границе СССР 20 июня 1941 года, то есть за два дня до войны.
Время съемки: 20.06.1941

Первый день войны в Перемышле (сегодня — польский город Пшемысль) и первые погибшие захватчики на советской земле (солдаты 101-й легкопехотной дивизии). Город был занят немецкими войсками 22 июня, но на следующее утро был освобожден частями Красной Армии и пограничниками и удерживался до 27 июня.
Время съемки: 22.06.1941

22 июня 1941 года возле моста через реку Сан в районе города Ярослав. В то время по реке Сан проходила граница между оккупированной Германией Польшей и СССР.
Время съемки: 22.06.1941

Первые советские военнопленные под наблюдением немецких солдат направляются на запад по мосту через реку Сан у города Ярослав.
Время съемки: 22.06.1941

После провала внезапного захвата Брестской крепости немцам пришлось окапываться. Фото сделано на Северном, либо Южном острове.
Время съемки: 22.06.1941

Бой немецких ударных частей в районе Бреста.
Время съемки: июнь 1941
Колонна советских пленных переправилась через реку Сан по саперному мосту. Среди пленных заметны есть не только военные, но и люди в гражданской одежде: немцы задерживали и брали в плен всех мужчин призывного возраста, чтобы они не могли быть привлечены в армию противника. Район города Ярослав, июнь 1941 года.
Время съемки: июнь 1941
Саперный мост через реку Сан возле города Ярослава, по которому переправляются немецкие войска.
Время съемки: июнь 1941
Немецкие солдаты фотографируются на брошенном во Львове советском танке Т-34-76 образца 1940 г.
Место съемки: Львов, Украина, СССР
Время съемки: 30.06. 1941
Немецкие солдаты осматривают увязший в поле и брошенный танк Т-34-76 образца 1940 г.
Время съемки: июнь 1941
Пленные советские женщины-военнослужащие в Невеле (ныне Невельскй район Псковской области).
Время съемки: 26.07.1941
Немецкая пехота проходит мимо разбитой советской автотехники.
Время съемки: июнь 1941
Немцы осматривают советские танки Т-34-76 завязшие на заливном лугу. Пойма реки Друть, под Толочином, Витебская область.
Время съемки: июль 1941
Старт немецких пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс» Ю-87 с полевого аэродрома в СССР.
Время съемки: лето 1941
Красноармейцы сдаются в плен солдатам войск СС.
Время съемки: июнь 1941
Уничтоженный советской артиллерией немецкий легкий танк Pz.Kpfw. II Ausf. C.
Время съемки: июнь-август 1941
Немецкие солдаты рядом с горящей советской деревней.
Время съемки: июнь 1941
Немецкий солдат во время боя в Брестской крепости.
Время съемки: июнь-июль 1941

Митинг на ленинградском заводе имени Кирова о начале войны.
Время съемки: июнь 1941
Место съемки: Ленинград
В. Тарасевич
Жители Ленинграда у витрины ЛенТАСС «Последние известия» (Социалистическая улица, дом 14 — типография «Правда»).
Время съемки: июль 1941
Место съемки: Ленинград
Борис Уткин
Аэрофотоснимок аэродрома Смоленск-1, сделанный немецкой воздушной разведкой. Аэродром с ангарами и взлетно-посадочными полосами отмечен в левой верхней части снимка. На снимке также отмечены другие стратегические объекты: казармы (слева внизу, отмечены «B»), крупные мосты, батареи зенитной артиллерии (вертикальная черта с кружком).
Время съемки: 23.06.1941
Место съемки: Смоленск

Красноармейцы осмаривают подбитый немецкий танк Pz 35(t) (LT vz.35) чешского производства из состава 6-й танковой дивизии вермахта. Окрестности города Расейняй (Литовская ССР).
Время съемки: июнь 1941
Советские беженцы идут мимо брошенного танка БТ-7А.
Время съемки: июнь 1941
Бауманн

Немецкие солдаты рассматривают горящий советский танк Т-34-76 образца 1940 года.
Время съемки: июнь-август 1941
Немцы на марше в начале вторжения в СССР.
Время съемки: июнь 1941

Советский полевой аэродром, захваченный немцами. Виден расстрелянный или разобранный на земле истребитель И-16, на заднем плане биплан По-2 и еще один И-16. Снимок с проезжающей немецкой автомашины. Смоленская область, лето 1941 года.
Время съемки: июль 1941
Немецкие солдаты едут по улице вдоль разрушенных домов на окраине Смоленска.
Время съемки: июль 1941
Место съемки: Смоленск
На захваченном аэродроме Минска немецкие солдаты рассматривают бомбардировщик СБ (либо его учебный вариант УСБ, так как видна немного носовая часть самолете, отличающаяся от застекленного носа СБ). Начало июля 1941 года.
Позади видны истребители И-15 и И-153 «Чайка».
Время съемки: июль 1941
Советская 203-мм гаубица Б-4 (образца 1931 г.), захваченная немцами. Отсутствует ствол орудия, который транспортировался отдельно. 1941 год, предположительно Белоруссия. Немецкий снимок.
Время съемки: 1941
Город Демидов Смоленской области в первые дни оккупации. Июль 1941 года.
Время съемки: июль 1941
Подбитый советский танк Т-26. На башне, под крышкой люка виден сгоревший танкист.
Время съемки: лето 1941
Сдающиеся советские солдаты идут в тыл к немцам. Лето 1941 года. Снимок, очевидно, сделан из кузова грузовика в немецкой колонне, идущей по дороге.
Время съемки: лето 1941
Множество разбитых советских самолетов: истребители И-153 «Чайка» (левее). На заднем плане — У-2 и двухмоторный бомбардировщик СБ. Аэродром Минска, захваченный германскими войсками (на переднем плане — немецкий солдат). Начало июля 1941 года.
Время съемки: июль 1941
Множество разбитых советских истребителей «Чайка» И-153. Аэродром Минска. Начало июля 1941 года.
Время съемки: июль 1941
Немецкий сборный пункт советской трофейной техники и оружия. Слева советские 45-мм противотанковые пушки, затем большое количество станковых пулеметов «Максим» и ручных пулеметов ДП-27, справа — 82-мм минометы. Лето 1941 года.
Время съемки: лето 1941
Погибшие советские солдаты у захваченных окопов. Вероятно, это самое начало войны, лето 1941 года: на бойце на переднем плане каска СШ-36 довоенного образца, позднее такие каски в Красной Армии встречались крайне редко и в основном на Дальнем Востоке. Также видно, что с него снят ремень — видимо, дело рук немецких солдат, захвативших эти позиции.
Время съемки: лето 1941
Немцы осматривают подбитые советские легкие танки. На переднем плане — БТ-7, крайний левый — БТ-5 (характерная рубка механика-водителя танка), по центру дороги — Т-26. Смоленская область, лето 1941 г.
Время съемки: лето 1941
Советская артиллерийская повозка с орудием. Снаряд или авиабомба разорвалась прямо перед лошадьми. Окрестности города Ярцево Смоленской области. Август 1941 года.
Время съемки: лето 1941
Могила советского солдата. Надпись на табличке по-немецки гласит: «Здесь покоится неизвестный русский солдат». Возможно, павший боец был похоронен своими, так в нижней части таблички можно разобрать по-русски слово «Здесь…». Немцы почему-то сделали надпись на своем языке. Фото немецкое, место съемки — предположительно Смоленская область, август 1941 года.
Время съемки: лето 1941

Немецкий бронетранспортер, немецкие солдаты на нем и местные жители в Белоруссии.
Время съемки: июнь 1941
Украинцы(хохлы мля XD ) приветствуют немцев на Западной Украине.
Время съемки: лето 1941
Наступающие части вермахта в Белоруссии. Снимок сделан из окна автомобиля. Июнь 1941 г.
Время съемки: июнь 1941
Немецкие солдаты на захваченных советских позициях. На переднем плане видна советская 45-мм пушка, дальше — советский танк Т-34 образца 1940 года.
Время съемки: 1941
Немецкие солдаты подходят к только что подбитым советским танкам БТ-2.
Время съемки: июнь-июль 1941
Перекур экипажей тракторных тягачей «Сталинец». Фото датировано летом 41-го
Время съемки: лето 1941
Советские девушки-добровольцы направляются на фронт. Лето 1941 года.
Время съемки: 1941
Советская девушка-рядовой среди военнопленных.
Время съемки: лето 1941

Пулеметный расчет немецких егерей ведет огонь из пулемета MG-34. Лето 1941 года, группа армий «Север». На заднем плане расчет прикрывает САУ StuG III.
Время съемки: лето 1941
Солдаты вермахта наблюдают за горящей деревней. Территория СССР, дата снимка — ориентировочно лето 1941 года.
Время съемки: лето 1941
Красноармеец у захваченного немецкого легкого танка чешского производства LT vz.38 (в Вермахте обозначался Pz.Kpfw.38(t)). В военных действиях против СССР участвовали около 600 таких танков, которые применялись в боях до середины 1942 года.
Время съемки: лето 1941
Солдаты СС у разрушенного ДОТа на «линии Сталина». Оборонительные сооружения, расположенные на «старой» (по состоянию на 1939 год) границе СССР, были законсервированы, однако после вторжения немецких войск некоторые укрепрайоны использовались Красной Армией для обороны.
Время съемки: 1941
Советская железнодорожная станция после немецкой бомбардировки, на путях стоит эшелон с танками БТ.
Погибшие советские танкисты и бойцы танкового десанта у ворот пограничной заставы. Танк – Т-26.
Время съемки: июнь 1941
Беженцы в районе Пскова.
Время съемки: июль 1941
Погибшие советские солдаты, а также мирные жители — женщины и дети. Тела свалены в придорожный кювет, словно бытовой мусор; мимо по дороге спокойно движутся плотные колонны немецких войск.
Время съемки: лето 1941
Советские символы в захваченном город Кобрин (Брестская область, Белоруссия) — танк Т-26 и памятник В.И. Ленину.
Время съемки: лето 1941
Колонна немецких войск. Украина, июль 1941 года.
Время съемки: июль 1941
Бойцы Красной Армии осматривают подбитый зенитным огнем и совершивший аварийную посадку немецкий истребитель Bf.109F2 (из эскадрильи 3/JG3). Западнее Киева, июль 1941 г.
Время съемки: июль 1941
Захваченное немцами знамя 132-го батальона конвойных войск НКВД. Фото из личного альбома одного из солдат вермахта.
«Брестская крепость. Оборону два месяца держали пограничники и 132-й отдельный батальон конвойных войск НКВД СССР. Город Брест был поспешно оставлен частями Красной Армии в 8.00 утра 22.06.1941 после боя с пехотой противника, переправившейся на лодках через реку Буг. В советское время все помнили надпись одного из защитников Брестской крепости: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина! 20.VII.41г.», но мало кто знал, что она была сделана на стене казармы 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР.»
22 ИЮНЯ 1941 ГОДА
В рассвет течёт неспешная река.
Крадётся сон, смежить пытаясь веки.
Туманом смыло ближние стога…
Остановить бы этот миг навеки!
Секунды в вечность пулями летят,
Пока кровавит берег свет ракеты.
Ещё пройдет мгновенье — и снаряд
Обдаст войной шестую часть планеты.
Заставу поднял у калитки взрыв.
Дробь каблуков по вымытым ступеням.
След по росе. Береговой обрыв.
Чужие вёсла нашу воду пенят.
Дошлёт патрон послушная рука,
В плечо ударит трёхлинейки ярость.
…Он принял бой, и для него река
Так навсегда границей и осталась.
В победный май отсюда путь пролёг,
Увенчанный немеркнущим салютом,
И первым сделал в эту даль рывок
Солдат, провоевавший три минуты.
Виктор ГАНШИН
СПАСИБО ДЕДУ ЗА ПОБЕДУ ! ! !

70 лет назад появился блок НАТО

Недавно на мою заметку «Как Запад 4 раза предал Ельцина» один мой читатель Владимир Щеблинский написал пространную рецензию, по числу строк больше самой заметки. Он задал мне ряд вопросов, придрался к некоторым моим фразам и разразился дополнениями к моей короткой заметке, как будто это научный трактат. В заключении он написал, что в моем материале больше выдумок и конъюнктурщины, чем правды. Правда, ему ответил его же словами другой мой читатель Павел Маслобойников, поддержавший мою заметку.
В ней речь, в частности, шла о блоке НАТО, который, по мнению Щербинского, белый и пушистый. Сейчас у меня появился повод ответить Владимиру. Вчера, 4 апреля, исполнилось ровно 70 лет, как появился этот военно-политический блок западных стран.
Военно-политический блок Североатлантического договора объединяет большинство стран Европы, США и Канаду. В настоящее время в него входят 29 государств. Первоначально штаб-квартира НАТО размещалась в Лондоне на Белгрейв-сквер. Позже переместилась в Париж во дворец Шайо, а в 1967 году переехала в Брюссель на бульвар Леопольда III.
Предыстория создания НАТО такова. В марте 1948 года был заключен Брюссельский пакт между Бельгией, Великобританией, Люксембургом, Нидерландами и Францией. Одновременно США, Канада и Великобритания вели секретные переговоры о создании союза. Все эти манипуляции и завершились созданием Североатлантического союза, в который тогда вошли 12 стран – США, Канада, Исландия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Италия и Португалия.
«Договаривающиеся стороны преследуют цель укрепления стабильности и повышения благосостояния в Североатлантическом регионе, – говорилось в декларации НАТО. – Договаривающиеся стороны полны решимости объединить свои усилия с целью создания коллективной обороны и сохранения мира и безопасности»… Однако истинной целью создания блока было, прежде всего, противодействие Советскому Союзу. По словам первого генерального секретаря НАТО, генерала Исмэя Гастингса, НАТО ставило задачу «не допускать СССР в Европу, обеспечивать в ней американское присутствие и сдерживать Германию». Последнее означало, что альянс устанавливал контроль над побежденной страной.
В июле 1945 года в пригороде Берлина Потсдаме состоялась последняя встреча глав государств, членов антигитлеровской коалиции: СССР, США и Великобритании. Если на предыдущих конференциях в Тегеране и Ялте союзники вели себя, как настоящие партнеры и практически по всем вопросам достигали взаимопонимания, то на сей раз в зале переговоров висело напряжение. Участники встречи делали вид, что довольны друг другом, но после победы над Германией их пути разошлись. Тем не менее, в официальном коммюнике говорилось, что встреча «укрепила связи между тремя правительствами, расширила рамки их сотрудничества и понимания».
На закрытии конференции в Потсдаме премьер-министр Великобритании Клемент Эттли сказал: «Я хотел бы выразить надежду, что эта конференция окажется важной вехой на пути, по которому три наших народа идут вместе к прочному миру, и что дружба между нами тремя, которые встретились здесь, будет прочной и продолжительной». С ним согласился Сталин: «Конференцию можно, пожалуй, назвать удачной». Такого же мнения был и президент США Гарри Трумэн. На прощанье он произнес фразу, которую все приняли, как должное: «До следующей встречи, которая, я надеюсь, будет скоро». Но он ошибся. В Потсдаме состоялось прощание с дружбой, обретенной в боях против общего врага.
С тех прошло более семи десятилетий, однако бывшие союзники так и не нашли общего языка. Беспрерывные заморозки лишь изредка сменяются оттепелью. Сейчас в мире царит «холодная зима» и политические синоптики не предсказывают улучшение «погоды»…
На самом деле высшее руководство США не только не собиралось укреплять отношения с Советским Союзом, оно собиралось его уничтожить! 14 декабря 1945 года Объединенный комитет военного планирования Соединенных Штатов издал директиву, в которой, в частности, говорилось: «Наиболее эффективным оружием, которое США могут применить для удара по СССР, являются имеющиеся в наличии атомные бомбы». Через несколько месяцев, 4 марта 1946 года был подготовлен план «Пинчер». Затем в недрах американского генштаба последовательно рождались «Бушвэкер», «Кранкшафт». Далее – «Хафмун», «Когвилл», «Оффтэк», «Чариотир», «Дропшот». Все они предусматривали жестокую расправу с Советским Союзом.
Самый известный план, согласно которому СССР должен быть уничтожен, назывался «Троян». Предусматривалось, что нападение на Советский Союз, в котором примет участие и Великобритания, начнется 1 января 1950 года. На 100 городов СССР агрессоры собирались обрушить 300 атомных и 20 тысяч обычных бомб. Хиросима по сравнению с этой «затеей» – детская забава! К счастью, все ограничилось словами.
5 марта 1946 года экс-премьер Великобритании Уинстон Черчилль, находясь в американском городе Фултоне, выступил с речью, в которой обрушился на Советский Союз и ее лидера Сталина. Его никогда нельзя было заподозрить в симпатиях к коммунистам, но пока союзники сражались вместе против гитлеровской своры, он вынужден был себя сдерживать. Сейчас же все изменилось – от былой дружбы не осталось и следа. Другим стал и Черчилль – точнее, он сбросил маску благодушия. «От Штеттина на Балтике до Триеста в Адриатике, железный занавес протянулся поперек континента, – сказал он. – По ту сторону воображаемой линии – все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы… Коммунистические партии, которые были очень небольшими во всех восточных государствах Европы, дорвались до власти повсюду и получили неограниченный тоталитарный контроль».
Толстяк с вечной сигарой во рту, прежде улыбчивый, а в Фултоне зло сверкавший очками, по сути, обвинял Москву в претензиях на мировое господство, с которым западным странам необходимо покончить. Разумеется, Сталин знал, что США и западные страны ведут подготовку к созданию военного союза. Предотвратить это Советский Союз не мог, но его дипломаты кое в чем преуспели. Они стремились – и не без успеха – удержать от вступления в альянс северные страны, граничившие с СССР. Если Норвегия отказалась слушать пожелания Кремля, то Финляндия и Швеция оказались более сговорчивыми и в НАТО не вступили. Кстати, до сих пор.
У Сталина появилась новая идея. 27 января 1949 года он в интервью генеральному директору американского агентства «Интернейшл ньюс сервис» в Европе Кингсбэри Смиту, сказал, что «правительство СССР могло бы сотрудничать с правительством США в проведении мероприятий, которые направлены на осуществление Пакта Мира». Это была попытка если не остановить НАТО, то заключить с Вашингтоном мирный договор. Характерно, что президент США заинтересовался этой идеей. Его пресс-секретарь Чарльз Росс заявил, что «г-н Трумэн готов встретиться с генералиссимусом Сталиным в Вашингтоне или, например, в Исландии, а, если это не устроит г-на Сталина, то президент США готов рассмотреть его иные предложения». Однако советский лидер отказался ехать так далеко, сославшись на врачей, которые запретили ему отправляться в столь долгое и утомительное путешествие. В качестве альтернативы Сталин предлагал Москву, Ленинград, Калининград, Одессу, Ялту в СССР. Он также готов был провести переговоры в Польше или Чехословакии.
Сталин не лукавил – его здоровье действительно сильно пошатнулось: он перенес два инфаркта и столько же инсультов. И мог же Трумэн, в конце концов, пойти ему навстречу! Однако не захотел. Не потому ли, что не был уверен, что ему удастся договориться с советским лидером? К тому же Североатлантический союз практически был создан…
А что касается Устава этой организации и других документов, на которые ссылается мой рецензент Щеблыкин, так кто же будет неблаговидные задачи облекать в форму официальных документов? Не бумаги, а дела лучше об этом говорят.
В 1952 году в НАТО вступили Греция и Турция. Спустя два года могла разразиться мировая сенсация – в Париж пришло предложение от Советского Союза. «МИД считает целесообразным присоединиться к Североатлантическому договору, – говорилось в записке, направленной в Президиум ЦК КПСС. – Такое заявление поставило бы в затруднительное положение организаторов Североатлантического блока, подчеркивающих его якобы оборонительный характер и то, что он будто бы не направлен против СССР и стран народной демократии». Было ясно, что подобная идея имела мало шансов на реализацию. Но этот шаг Москвы показывал, что Советский Союза стремится к сотрудничеству с Западом. Отказ от сближения показывал, что декларации НАТО о его мирном характере – не более чем блеф. Запад не сказал «нет», а пробормотал нечто невразумительное: «Это предложение противоречит принципам, на которых строится система обороны и безопасности западных стран».
И Кремль с саркастической усмешкой отступил. Теперь руки у него были развязаны. 14 мая 1955 года было объявлено о создании Организации Варшавского договора, в который вошли страны социалистического лагеря. Началось противостояние двух систем, длившееся более трех десятилетий. Мирным его не назовешь, тем не менее, Третьей мировой войны удалось избежать. Хотя порой схватка между Западом и Востоком казалось неминуемой. Напряжение, как известно, достигло апогея во время Карибского кризиса 1962 года. Обострились отношения между Москвой и Вашингтоном после ввода советских войск в Афганистан в 1979 году. Спустя четыре года, после того, как над Сахалином был сбит южнокорейский «Боинг», обе стороны обменялись резкими заявлениями. Президент США Рональд Рейган назвал Советский Союз «империей зла»…
Североатлантический блок непрерывно расширялся. В 1955 году он пополнился Федеративной Республикой Германией, в 1982-м – Испанией. После того, как рухнула социалистическая система, прекратил существование и Варшавский договор. Его бывшие члены начали массовую миграцию в НАТО. В альянс вступили Чехия, Венгрия, Польша, Болгария, Румыния. Их примеру последовали бывшие советские республики Латвия, Литва, Эстония. Потом пришел черед Албании, Хорватии. Последним членом НАТО стала Черногория, вступившая в альянс в 2017 году. …
В 1994 году, когда отношения России и Западом выглядели весьма привлекательно, правда, в основном, благодаря беспрестанным уступкам Кремля, президент США Билл Клинтон «вешал лапшу» на уши Ельцина: «Расширение НАТО не направлено против России… Я не хочу, чтобы вы считали, что я просыпаюсь каждое утро, думая лишь о том, как сделать страны Варшавского договора членами НАТО, – у меня совсем иной взгляд на это». Сегодня видно, как цинично лгал американский президент! К слову, Ельцин стучался в двери НАТО и даже был допущен в «приемную» – 22 июня 1994 года Россия и альянс подписали рамочный документ программы «Партнерство ради мира». Вскоре появился основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Россией и западным блоком. Но дальше слов дело не пошло.
Тем временем войска НАТО неумолимо приближались к российским границам… Североатлантический блок – организация, готовая к боевым действиям. Время от времени натовские военные испытывают свои возможности. Только они предпочитают сражаться с противником, заметно уступающим им в мощи. Так было в Афганистане, Ливии, Ираке, Югославии. Не счесть урона, который нанесли натовские военные этим и другим странам. Число погибших, раненых, увечных, пропавших без вести повергает в ужас. Оно сравнимо с варварством нацистов во Второй мировой войне. К примеру, в Ираке от действий НАТО погибло более миллиона (!) человек, треть из которых – женщины и дети. 35 тысяч жителей потерял Афганистан, более 20 тысяч – Ливия. И все это под циничными вывесками восстановления мира, борьбы за справедливость!
Операции НАТО проводились под красивыми названиями «Зоркий страж», «Союзная сила», «Океанский щит», «Решительная поддержка». Бомбардировки беззащитных городов фиксировались и с гордостью демонстрировались: «Вот мы, какие крутые парни! Так будет с каждым, кто встанет на нашем пути!» И здесь не избежать сравнения с кровавыми атаками люфтваффе на европейские города… Да и бомбардировки Дрездена и других городов в Германии, Токио, Хиросимы, Нагасаки и других городов в Японии американцами это подтверждают.
Последствия агрессивных действий Североатлантического блока – не только массовые убийства мирных жителей. Это – разрушение инфраструктуры государств, потоки беженцев, обострение межэтнических конфликтов, развитие наркоторговли. Кажется, этому нет конца. Вопрос лишь в том, кто станет следующей жертвой?

Кто выдал Рамзая?

Вот только некоторые важнейшие сведения, переданные за эти годы в московский Центр.

Зорге назвал точную дату нападения Германии на СССР.

Зорге сообщил о том, что Япония в 1941 году не собирается вступать в войну с Советским Союзом.

Зорге сумел во многом перевернуть ход Второй мировой войны: под влиянием в том числе группы Рамзая Токио принял решение разгромить вооруженные силы США на островах. Тем самым Штаты были вынуждены объявить войну Японии, став активными участниками антигитлеровской коалиции.

Как же все-таки японцы вышли на Рамзая?

Рассекреченные подробности пыток

На этот счет существует множество версий, причем у каждой спецслужбы наготове собственная. Но дополнительный свет проливают на трагедию разведчика совсем недавно рассекреченные «Трофейные японские документы о деятельности Рихарда Зорге и его группы». В том числе протоколы допросов Зорге и его товарищей. В них подробнейшие характеристики изуверов, истязавших разведчиков. Следователи соревновались друг с другом в жестокости, а высокие чины отстраняли от работы тех, кто, по их мнению, проявлял к обвиняемым чудившееся палачам великодушие.

Особенно поражают представления к награждениям — чем чудовищнее пытки, тем выше награда.

И, быть может, пришла пора признать, что пытки сломали многих. Выдержать их было не в человеческих силах. Как только следователи чувствовали, что низший полицейский чин устал избивать, мучить узника, его заменяли на другого палача.

Первым, судя по «Трофейным документам», не выдержал радист Макс Клаузен. Вырвали признание из югослава Вукелича. В конце концов признался Одзаки, подписав протокол допроса: да, являлся членом группы, боровшейся не против своей страны, а за свободную Японию. И даже из железного Мияги выбили слова, нет, не раскаяния, а, наоборот, гордости: он, коммунист, вместе с товарищами сражался против фашизма.

Назвал цель, ради которой рисковал жизнью, и Зорге.

Но не торопитесь обвинять Рамзая в слабоволии. Зорге признал, что является коминтерновцем. Избрал тактику защиты. Его главный враг — фашизм, против которого он и сражался. Стараясь выгородить членов группы, Рамзай взял всю вину на себя, сознательно преуменьшив роль остальных.

29 сентября 1943 года судьи вынесли приговор: Зорге и Одзаки — к смерти через повешение, Клаузена и Вукелича — к пожизненному заключению. Анна Клаузен получила семь лет.

Жизнь на волоске

Жизнь Зорге висела на волоске еще в начале 1930-х. Тогда покушения на него собирались совершить… немецкие коммунисты. Товарищи по партии не простили Рихарду «измены». Как мог он, твердый коммунист, сражавшийся на баррикадах и отсидевший в тюрьме, вдруг изменить марксистским убеждениям и вступить в Национал-социалистическую рабочую партию Германии? Проделать путь от коммуниста до нациста? И даже вступить в 1933 году в НСДАП?!

Откуда соратникам было знать, что их верный друг выполнял тяжелейшее задание Коминтерна и Москвы по внедрению в нацисты…

Партийный приговор «отступнику» был вынесен: ликвидировать как предателя. Однако по существовавшим правилам компартия Германии уведомила о своем решении Коминтерн. Там ужаснулись. Забили тревогу. Категорически запретили приводить приговор в исполнение.

Немецкие коммунисты не успокоились. Снова попросили санкцию на ликвидацию. И снова… Конечно, им отказывали, но и это представляло опасность для советского разведчика. А вдруг кто-то из осведомленных людей будет захвачен фашистами и, не выдержав допросов в гестапо, станет предателем? Да просто проговорится…

Знал ли Рихард, что на него ведут охоту немецкие коммунисты? У меня нет ответа.

Зато вполне очевиден ответ на вопрос: что стало бы с Зорге, вернись он в СССР, как предлагало московское начальство, в 1937-1938 годы. Скорее всего, Рамзай разделил бы трагические судьбы сотен коллег по профессии. Он отклонил приказание Центра под вполне объективным предлогом, но этого хватило, чтобы возник так называемый вопрос о доверии к Зорге.

Примером отношения к нему накануне войны может служить телеграмма за подписью «Директор» (читай военной разведки):

«Дорогой Рамзай! Внимательно изучив присланные материалы за 1940 год, считаю, что они не соответствуют поставленным задачам».

Зорге, тратившего по существу собственные деньги на обеспечение работы резидентуры (Центр наложил финансовые ограничения), упрекали и в том, что он слишком щедро расходует государственные средства на оплату японских и прочих иностранных источников в Токио. «Мудро» предлагали сократить расходы на агентов…

И только после катастрофы 22 июня 1941 года к Зорге начали вновь прислушиваться. В токийском театре, который посещали в основном европейцы и где даже вездесущей японской наружке за всеми было не уследить, ему назначили встречу со связником советской военной разведки. Место для этого было, простите за пикантную подробность, самое незаметное — мужской туалет. Тут Зорге и сообщили, что всю его группу отметят высокими наградами, а урезанное финансирование обязательно увеличат.

Но Рамзай и тут проявил не строптивость, а честность. Перебил связника, пренебрегая его высоким статусом. Сказал, что вся его группа — коммунисты, ни один не трудится ради денег и наград. И задал вопрос, который стоило оставить при себе: почему игнорировали его предупреждения о начале войны?

Вернувшись в Москву, связник проинформировал вышестоящих о состоявшемся разговоре. Поведение Рамзая вызвало недовольство. Но санкций за откровенность не последовало. Не до того было: немцы рвались к Москве. От Рамзая с тревогой ждали информации о том, нападет ли на нас Япония.

Это был не первый случай, когда случайное стечение обстоятельств уберегло Рамзая.

Его проворонил немецкий советник…

В его карьере был момент, когда провал казался неминуем. В 1933 году в Берлине злой рок явился на прощальный перед отъездом в Токио ужин прессы в лице некого Густава Хильгера, приглашенного по совету одного из покровителей Зорге. Всмотревшись в лицо будущего корреспондента в Токио, тот без предисловий осведомился: где я мог раньше видеть доктора Зорге? И сам же ответил: кажется, месяца четыре назад в Большом театре в Москве. И даже припомнил, что Рихард был с очаровательной спутницей.

Память не подвела Хильгера — многолетнего заместителя заведующего отделом торговой политики, советника по вопросам экономики посольства Германии в СССР. А по некоторым свидетельствам, и опытнейшего разведчика. В тот день Зорге действительно пригласил жену Катю Максимову в Большой — так они отметили вступление в брак (пусть официально и не оформленный)…

Рихард вывернулся. «Вспомнил», что они действительно совсем недавно виделись с Хильгером в редакции мюнхенской газеты. Привел имя человека, который присутствовал при той мимолетной встрече — своего собственного брата, как и он, Рихард, доктора наук. Брат, конечно, подтвердил бы его слова.

Хильгеру достаточно было заглянуть в полицейский архив и проверить, что за журналист отправляется в Японию. Но этого не сделали и высокие фашистские бонзы, отправлявшие Зорге в Японию. А ведь за годы, проведенные в Москве, Рихард написал под собственной фамилией три публицистических книги, понятно какого направления. Можно только предполагать, почему немецкая контрразведка проворонила это. В Германии сменилась власть, нацисты не сразу взялись за старые архивы. На всякий случай для Зорге была заготовлена версия: он разочаровался в юношеских увлечениях левым движением, повзрослев, полностью разделяет идеологию национал-социализма…

Но, к счастью, он воспользовался этой не вполне убедительной версией лишь однажды, уже после Хильгера. Тогда советского разведчика пощадил (а может, до конца не понял всего ему внезапно открывшегося) морской атташе германского посольства в Японии Пауль Веннекер.

… и проглядел морской атташе

Веннекеру, приехавшему в отпуск из Токио в Германию, пришла в голову мысль навестить мать друга Рихарда. Мама ушла накрывать на стол, а морской атташе, копаясь с ее разрешения в домашней библиотеке друга, случайно наткнулся на написанную Зорге еще 13 лет назад брошюру о Розе Люксембург. Сугубо марксистский подход фашиста-единомышленника к изложению событий поразил Веннекера. Если бы брошюру нашли гестаповцы, концлагерь грозил бы всем родственникам Зорге, а уж автору…

Веннекер привез книжечку в Токио и отдал Рихарду. Тот на глазах Пауля тотчас сжег ее. Но все же не избежал вопроса: «Ты, Рихард, коммунист?» Зорге отшутился: мол, давным-давно был, как и многие молодые, розовым и глупым.

Веннекер шутку принял. Уже осенью 1941го, когда Рамзай почувствовал, что кольцо вокруг его группы сжимается, он сложил в саквояж все наиболее ценное. Даже некоторые секретные бумаги. И отнес в дом Пауля Веннекера. Как объяснить этот поступок? Высшей степенью доверия? Узнав об аресте Рихарда, ошарашенный атташе не потащил саквояж в посольство. Чем это могло для него закончиться? Но он взял и сжег бумаги.

Что это было? Забота о собственной шкуре или товарищеский жест? А может, жест сочувствующего? Или, что ничем и никак не доказано, поступок соратника?

В группе Рамзая было четверо приехавших в Японию иностранцев. Остальные — японцы: бизнесмены, государственные служащие, военные, ученые, журналисты. На них работали втемную или по идеологическим убеждениям 160 источников. Самая важная птица — ни о чем не подозревавший принц и премьер-министр Коноэ.

Как при таком огромном количестве источников, агентов и агентов влияния за восемь с лишним лет не произошло ни единой утечки? И все-таки кто вывел японцев на группу Рамзая? Давайте рассмотрим все версии — их, по моим подсчетам, пять.

ПЕРВАЯ ВЕРСИЯ

Художник Етоку Мияги

Дело Рамзая было раскрыто в Японии не военной контрразведкой, а политической охранкой. Эта служба, работавшая «по коммунистам», случайно вышла на художника-коммуниста Мияги. Он был завербован нашими в США, где жил до конца 1932 года. Тогда-то начальнику военной разведки Яну Карловичу Берзину пришла мысль использовать Мияги в Японии для помощи резиденту Рамзаю. Осенью 1933 года его посылают на связь с Зорге. И все бы ничего, но каждый коммунист на территории Японии был тогда под особым присмотром. Один из них после банальной квартирной склоки со страху сболтнул что-то про Мияги в полицейском участке…

Так художник попал «под колпак». Очень быстро выяснилось, что Мияги — действительно коммунист, да еще сующий нос куда не надо, и к тому же общающийся с иностранцами. «Топтуны» установили: художник постоянно встречается с корреспондентом уважаемых немецких газет Рихардом Зорге. Что может быть общего между коммунистом и нацистом, не вылезающим из немецкого посольства?

Охранка незамедлительно передала Мияги контрразведке. С него и начались аресты. Когда за художником пришли, он, все поняв и стремясь избежать неминуемых пыток, совершил харакири. По одной версии — с помощью самурайского меча, с которым ему позировали натурщики. По другой — воткнул в живот старинный нож. Но художника доставили в тюремную больницу и откачали. Тогда он ухитрился, обманув охрану, выброситься с третьего этажа. Но и на этот раз самоубийство не удалось.

Мияги не суждено было умереть легкой смертью. Его допрашивали с неимоверной жестокостью. Тюремщики прозвали художника фанатиком. Етоку терял сознание, его обливали водой, снова били. В бреду звал умершего отца и жену.

Во время следствия Мияги сделал заявление. Вот часть его:

«Понимая, что главная задача заключается в том, чтобы избежать войны между Японией и СССР, я принял решение вступить в организацию, как простой солдат. Я принял участие в ней, отдавая себе отчет, что в военное время буду приговорен к смерти». Мияги проявил себя стоиком.

Неизлечимо больной, страдающий от туберкулеза в последней его стадии, он скончался в тюрьме 2 августа 1943 года.

ВТОРАЯ ВЕРСИЯ

Коммунист Рицу Ито

В эту версию, судя по токийским изданиям, верят сами японцы, а натолкнули их на нее американцы. Группу Зорге якобы выдал один из руководителей японской компартии Рицу Ито. Формальных доказательств нет. Есть лишь ссылка на протокол допроса Ито, который действительно был знаком с Мияги. Допрос вели «умело», и Ито не выдержал, назвав двоих коммунистов: женщина случайно оказалась одной из малозначащих помощниц Зорге, вторым был все тот же художник.

Когда после войны Рицу Ито пытались допросить его товарищи по компартии, он сбежал в Китай. Но и там бывшие соратники его нашли. Они вроде бы даже просили уничтожить Ито, как предателя, но гуманные китайцы лишь засадили его за решетку на 27 лет. Ито, как ни странно, выжил, вернулся в Японию, где заклейменный врагом собственными соратниками скончался в преклонном возрасте, так ни в чем и не признавшись.

Эпизод с Рицу Ито видится совместной японо-американской попыткой дискредитировать коммунистов, представлявших в конце 1940-х — начале 1950-х годов определенную силу и имевших в Японии немало сторонников. Если Ито действительно под пытками кого-то и выдал, то именно двух коммунистов, никак не подозревая о глубоко законспирированной группе Рамзая.

ТРЕТЬЯ ВЕРСИЯ

Американский след

Эта версия выглядит достаточно правдоподобно. В начале 1940-х в Токио с подозрительностью смотрели на все с клеймом «сделано в США». Полицейские составили список японских граждан, которые, проведя годы в Штатах, вернулись домой. Время от времени проводилась выборочная проверка каждого такого «американца». Настал и черед Мияги. А дальше все, как следовало ожидать.

Без всяких предателей-коммунистов и стукачей-соседей засекли его регулярные встречи с Одзаки. Они охранку насторожили. Когда поняли, что больной туберкулезом соотечественник встречается еще и с югославским журналистом Вукеличем, и с немцем из пресс-службы германского посольства, поднялся переполох.

На исходе второй недели слежки выяснилось, что после этих встреч доктор Зорге спешит в дом коммерсанта Клаузена. Тот самый дом, в котором, как свидетельствовал пеленгатор, работала рация. Почерк радиста совпадал с тем, что действовал поблизости от жилищ Зорге и Вукелича.

Сомнения почти отпали. Хотя оставались спорные моменты, было решено взять Мияги и Одзаки, а затем остальных.

ЧЕТВЕРТАЯ ВЕРСИЯ

Запеленгованная рация

Еще одна точка зрения высказана полковником разведки, писателем Анатолием Георгиевичем Смирновым в его книге «Висбаден» всегда на связи», в которой профессионально разбирается деятельность Зорге. Книга вышла в 2012 году в издательском доме Дальневосточного федерального университета. Может, из-за гигантских нашенских расстояний она не добралась в нужном количестве до Москвы и заслуженной известности недополучила. А зря. «Висбаден» — это Владивосток, в котором и принимали радиошифровки из Токио. И было их столько, особенно в начале Великой Отечественной войны, что японцы рацию запеленговали, установили радиста и его друзей.

Смирнов уверен, что это и стало решающим фактором в разоблачении всей группы.

Не берусь судить, так ли, и считать, что это утверждение из разряда неоспоримых.

Здесь тоже нет однозначных ответов. Группа Рамзая действовала в Токио больше восьми лет. Огромный срок именно для организованной группы, передающей свои сообщения в основном при помощи радиосвязи. Примеры подобной живучести разведгрупп редки. Но японцы вышли на радиостанцию только в последние 16 месяцев работы группы — в 1940-1941-м. И то лишь потому, что объем радиопередач резко возрос. Рихард и его люди сознательно отбросили постоянно проявляемую раньше осторожность. Надвигалась война с Германией, и они понимали ценность своих сообщений. Откладывать их, переносить на потом было губительно для СССР. И товарищи Зорге сознательно рисковали.

Нежданную помощь в разоблачении группы Рамзая профессионалам из японской контрразведки оказали местные радиолюбители. Какую же они проявили настырность! Это их усилиями Клаузен и попал под колпак. В его присутствии в доме был нагло проведен несанкционированный обыск, правда, ничего не давший.

Но дотошные японцы почерк радиста изучили досконально. Были уверены, что он принадлежит одному, лишь одному и очень квалифицированному специалисту. И если даже радиостанция пеленговалась в разных точках, радист оставался тот же. Радиус поисков сужался. Все передачи в отличие от прошлых лет велись из дома немца Зорге, его соотечественника коммерсанта Клаузена или югославского журналиста Вукелича.

Офицер японской контрразведки явился в немецкое посольство с предупреждением: подданные Германии занимаются в Токио деятельностью, несовместимой с официальным пребыванием в стране. Самоуверенные немецкие дипломаты дали решительный отлуп «этим наглым японцам». Посол Отт в разговоре с Зорге обвинил их в шпиономании.

Наверное, развязка могла бы наступить и быстрее, если бы японская контрразведка смогла точнее оценить все имеющиеся в ее руках данные. Но японцы с трудом представляли, что угроза может исходить от разведки дружественной Германии. С СССР Япония воевать в данный момент не собиралась. Значит, остаются США, граждане которой и вызывали главные подозрения у Токио.

ПЯТАЯ ВЕРСИЯ

Цепь случайностей

Эту классическую версию только в 1995 году — и в мягкой форме — обозначили бывшие непосредственные руководители Зорге из военной разведки. По этой версии, на Рамзая вышли случайно. Его никто не выдавал и не предавал. Просто группа работала очень долго. И лишь цепь случайностей, а вовсе не допущенные ошибки или предательства, на девятом году активнейшей деятельности привела Зорге к неизбежному концу.

Хочется в это верить. Уж очень славных, достойных людей собрал резидент военной разведки Рихард Зорге под красные знамена, которые на допросах назвал коминтерновскими.

Не все арестованные по делу Зорге понесли наказание. Один из информаторов Одзаки, 46-летний Кен Инукаи — богатый землевладелец, член японского парламента и сын премьер-министра Японии Цуесси Инукаи, убитого в 1932 году, был помилован. Помогла принадлежность к японской правящей верхушке. После войны Кен Инукаи даже занимал пост министра.

Еще один участник группы, Сайондзи Кинкадзу, сын князя Сайондзи Киммоти, был советником в кабинете министров Японии. Ввиду высокого происхождения и занимаемого поста осужден на три года тюрьмы условно.