Советские войска освободили белоруссию

Наступательная операция «Багратион»

НАЧАЛО

Летом 1944 г. советские войска осуществили целый каскад мощнейших наступательных операций на всем протяжении от Белого до Черного морей. Однако первое место среди них по праву занимает Белорусская стратегическая наступательная операция, получившая кодовое название в честь легендарного русского полководца, героя Отечественной войны 1812 г. генерала П.Багратиона.

Спустя три года после начала войны советские войска были полны решимости взять реванш за тяжелые поражения в Белоруссии 1941 г. На белорусском направлении советским фронтам противостояли 42 немецкие дивизии 3-й танковой, 4-й и 9-й полевых немецких армий, всего около 850 тыс. человек. С советской стороны первоначально имелось не более 1 млн человек. Однако к середине июня 1944 г. численность соединений РККА, предназначенных для удара, была доведена до 1,2 млн человек. Войска располагали 4 тыс. танков, 24 тыс. орудий, 5,4 тыс. самолетов.

Важно отметить, что мощные операции Красной Армии летом 1944 г. приурочивались к началу десантной операции западных союзников в Нормандии. Удары Красной Армии должны были, в том числе, оттянуть на себя германские силы, не дать возможности перебрасывать их с востока на запад.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ РОКОССОВСКОГО О ПОДГОТОВКЕ И НАЧАЛЕ ОПЕРАЦИИ «БАГРАТИОН», май-июнь 1944 г.

По замыслу Ставки главные действия в летней кампании 1944 года должны были развернуться в Белоруссии. Для проведения этой операции привлекались войска четырех фронтов (1-й Прибалтийский — командующий И.Х. Баграмян; 3-й Белорусский — командующий И.Д. Черняховский; наш правый сосед 2-й Белорусский фронт — командующий И.Е. Петров, и, наконец 1-й Белорусский)…

Мы готовились к боям тщательно. Составлению плана предшествовала большая работа на местности. В особенности на переднем крае. Приходилось в буквальном смысле слова ползать на животе. Изучение местности и состояния вражеской обороны убедило меня в том, что на правом крыле фронта целесообразно нанести два удара с разных участков… Это шло вразрез с установившимся взглядом, согласно которому при наступлении наносится один главный удар, для чего и сосредотачиваются основные силы и средства. Принимая несколько необычное решение, мы шли на известное распыление сил, но в болотах Полесья другого выхода, а вернее сказать — другого пути к успеху операции у нас не было…

Верховный Главнокомандующий и его заместители настаивали на том, чтобы нанести один главный удар — с плацдарма на Днепре (район Рогачева), находившегося в руках 3-й армии. Дважды мне предлагали выйти в соседнюю комнату, чтобы продумать предложение Ставки. После каждого такого «продумывания» приходилось с новой силой отстаивать свое решение. Убедившись, что я твердо настаиваю на нашей точке зрения, Сталин утвердил план операции в том виде, как мы его представили.

— Настойчивость командующего фронтом, — сказал он, — доказывает, что организация наступления тщательно продумана. А это надежная гарантия успеха…

Наступление 1-го Белорусского фронта началось 24 июня. Об этом возвестили мощные удары бомбардировочной авиации на обоих участках прорыва. В течение двух часов артиллерия разрушала оборонительные сооружения противника на переднем крае и подавляла систему его огня. В шесть часов утра перешли в наступление части 3-й и 48-й армий, а часом позже — обе армии южной ударной группы. Развернулось ожесточенное сражение.

3-я армия на фронте Озеране, Костяшево в первый день добилась незначительных результатов. Дивизии ее двух стрелковых корпусов, отбивая яростные контратаки пехоты и танков противника, овладели лишь первой и второй вражескими траншеями на рубеже Озеране, Веричев и вынуждены были закрепиться. С большими трудностями развивалось наступление и в полосе 48-й армии. Широкая болотистая пойма реки Друть крайне замедляла переправу пехоты и особенно танков. Лишь после двухчасового напряженного боя наши части выбили здесь гитлеровцев из первой траншеи, а к двенадцати часам дня овладели второй траншеей.

Наиболее успешно развивалось наступление в полосе 65-й армии. При поддержке авиации 18-й стрелковый корпус в первой половине дня прорвал все пять линий траншей противника, к середине дня углубился на 5-6 километров… Это позволило генералу П.И.Батову ввести в прорыв 1-й гвардейский танковый корпус…

В результате первого дня наступления южная ударная группа прорвала оборону противника на фронте до 30 километров и в глубину от 5 до 10 километров. Танкисты углубили прорыв до 20 километров (район Кнышевичи, Романище). Создалась благоприятная обстановка, которую мы использовали на второй день для ввода в сражение на стыке 65-й и 28-й армий конно-механизированной группы генерала И.А.Плиева. Она продвинулась к реке Птичь западнее Глуска, местами форсировала ее. Противник начал отход на север и северо-запад.

Теперь — все силы на быстрое продвижение к Бобруйску!

Вечером 24 июня мне позвонил Жуков и с присущей ему прямотой поздравил с успехом…

Рокоссовский К.К. Солдатский долг. М., 1997.

ПОБЕДА

После прорыва вражеской обороны в Восточной Белоруссии фронты Рокоссовского и Черняховского устремились далее — по сходящимся направлениям к белорусской столице. В немецкой обороне образовалась огромная брешь. 3 июля гвардейские танковые корпуса подошли к Минску и освободили город. Теперь в полном окружении оказались соединения 4-й немецкой армии. Летом и осенью 1944 г. Красная Армия добилась выдающихся военных успехов. В ходе Белорусской операции немецкая группа армий «Центр» была разбита и отброшена на 550 — 600 км. Всего за два месяца боев она потеряла более 550 тыс. человек. В кругах высшего германского руководства возник кризис. 20 июля 1944 г., в то время, когда трещала по швам оборона группы армий «Центр» на востоке, а на западе англо-американские соединения стали расширять свой плацдарм вторжения во Францию, была совершена неудачная попытка покушения на Гитлера.

С выходом советских частей на подступы к Варшаве наступательные возможности советских фронтов практически исчерпались. Требовалась передышка, но именно в этот момент произошло событие, которое стало неожиданным для советского военного руководства. 1 августа 1944 г. по указанию лондонского эмигрантского правительства, в Варшаве началось вооруженное восстание, возглавляемое командующим польской Армей Крайовой Т. Бур-Комаровским. Не согласовав свои замыслы с планами советского командования, «лондонские поляки» по сути дела пошли на авантюру. Войска Рокоссовского предприняли большие усилия, чтобы пробиться к городу. В результате тяжелых кровопролитных боев им удалось к 14 сентября освободить пригород Варшавы — Прагу. Но большего советским солдатам и бойцам 1-й армии Войска Польского, сражавшимся в рядах Красной Армии, достичь так и не удалось. На подступах к Варшаве погибли десятки тысяч красноармейцев (только одна 2-я танковая армия потеряла до 500 танков и самоходных орудий). 2 октября 1944 г восставшие капитулировали. Столицу Польши смогли освободить только в январе 1945 г.

Победа в Белорусской операции 1944 г. досталась Красной Армии дорогой ценой. Только безвозвратные советские потери составили 178 тыс. человек; более 580 тыс. военнослужащих были ранены. Однако общее соотношение сил после завершения летней кампании еще более изменилось в пользу Красной Армии.

ТЕЛЕГРАММА ПОСЛА США ПРЕЗИДЕНТУ США, 23 сентября 1944 г.

Сегодня вечером я спросил у Сталина — насколько он удовлетворен сейчас ведущимися Красной Армией боями за Варшаву. Он ответил, что ведущиеся бои пока не принесли серьезных результатов. Из-за сильного огня германской артиллерии советское командование не смогло переправить свои танки через Вислу. Варшава может быть взята только в результате широкого обходного маневра на окружение. Тем не менее, по просьбе генерала Берлинга и вопреки наилучшему использованию войск Красной Армии, четыре польских пехотных батальона все же форсировали Вислу. Однако в связи с понесенными ими большими потерями их вскоре пришлось отвести обратно. Сталин добавил, что восставшие все еще продолжают сражаться, но их борьба доставляет сейчас Красной Армии больше трудностей, чем реальной поддержки. В четырех изолированных друг от друга районах Варшавы группы повстанцев продолжают обороняться, но у них нет возможностей для наступательных действий. Сейчас в Варшаве с оружием в руках находится около 3000 восставших, кроме того им оказывается, где это возможно, поддержка со стороны добровольцев. Очень трудно бомбить или обстреливать немецкие позиции в городе, поскольку повстанцы находятся в тесном огневом соприкосновении и перемешаны с немецкими войсками.

В первый раз Сталин высказал при мне свои симпатии в отношении восставших. Он сказал, что командование Красной Армии имеет контакты с каждой их группой, как по радио, так и через связных, пробивающихся в город и обратно. Причины того, почему восстание началось преждевременно, теперь понятны. Дело в том, что немцы собирались депортировать из Варшавы все мужское население. Поэтому для мужчин просто не было другого выбора, как взять в руки оружие. Иначе им грозила смерть. Поэтому мужчины, входившие в повстанческие организации, начали борьбу, остальные ушли в подполье, спасая себя от репрессий. Сталин ни разу не упомянул при этом о лондонском правительстве, но сказал, что они нигде не могли найти генерала Бур-Комаровского.. Тот очевидно покинул город и «командует через радиостанцию в каком-нибудь укромном месте».

Сталин сказал также, что вопреки информации, которую имеет генерал Дин, советские ВВС сбрасывают восставшим оружие, включая минометы и пулеметы, амуницию, медицинские препараты, продовольствие. Мы получаем подтверждение, что грузы попадают в назначенное место. Сталин отметил, что советские самолеты производят выброску с малых высот (300-400 метров), в то время, как наши ВВС — с очень больших высот. В результате чего, ветер часто уносит наши грузы в сторону и они не попадают к восставшим.

Когда была освобождена Прага советские войска увидели, до какой крайней степени было измучено ее гражданское население. Немцы использовали полицейских собак против простых людей для того, чтобы депортировать их из города.

Маршал всячески показывал свою озабоченность ситуацией в Варшаве и понимание действий восставших. Никакой мстительности с его стороны заметно не было. Он также объяснил, что положение в городе станет более ясным после того, как будет полностью взята Прага.

Телеграмма посла США в Советском Союзе А. Гарримана президенту США Ф. Рузвельту о реакции советского руководства на Варшавское восстание, 23 сентября 1944 г.

«Европа не знала ничего подобного»: как Висло-Одерская операция приблизила крах нацистской Германии

3 февраля 1945 года завершилась Висло-Одерская стратегическая наступательная операция советских войск. Она существенно приблизила крах гитлеровской Германии и поставила нацистов перед необходимостью вести войну на своей территории. По словам историков, это наступление стало одним из последних шагов Красной армии на пути к Берлину.

Помощь союзникам

В конце 1944 года нацистские войска предприняли на юго-западе Бельгии контрнаступление, известное как Арденнская операция. Первоначально успех был на стороне гитлеровцев, которые прорвали оборону англо-американских войск. Согласно воспоминаниям очевидцев, союзники буквально бежали от нацистов.

«На фоне сложной ситуации в Арденнах премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль обратился к Иосифу Сталину с личной просьбой ускорить подготовку советского наступления вглубь Германии на Восточном фронте, чтобы Красная армия оттянула на себя нацистские силы», — рассказал RT историк Александр Михайлов, специалист Музея Победы.

  • Американские пленные в ходе Арденнской операции
  • globallookpress.com
  • © Scherl

В свою очередь, военный историк Юрий Кнутов напомнил, что советское наступление изначально планировалось на вторую половину января, войска ещё не были к нему готовы, однако руководство СССР решило пойти навстречу союзникам.

Красная армия перешла в наступление 12 января 1945 года.

«Советские войска сумели создать серьёзное преимущество в количестве личного состава и техники. В операции были задействованы свыше 2 млн человек, около 37 тыс. орудий, 7 тыс. танков и самоходок», — рассказал Александр Михайлов.

Также по теме«По следам Брусилова»: как советские войска освобождали Львов от нацистов в 1944 году 75 лет назад советские войска освободили Львов от нацистов в ходе Львовско-Сандомирской стратегической операции. Как отмечают…

Однако, по словам Юрия Кнутова, хотя гитлеровские силы численно уступали советским и были измотаны войной, недооценивать их не стоило.

«В 1941 году, когда немцы напали на СССР, им противостояли преимущественно необстрелянные и неопытные бойцы. Нацистская же армия к 1945 году, несмотря на потери и не самые лучшие кадры для мобилизации, за долгие годы боёв стала сверхпрофессиональной и обладала прекрасной техникой. Кроме того, нацисты скрывались за укреплениями семи мощнейших оборонительных рубежей. Всего в ходе операции гитлеровцам удалось направить на театр боевых действий Висло-Одерской операции порядка 800 тыс. военнослужащих. Теоретически в обороне это могло позволить сдерживать превосходящие наступающие силы», — отметил историк.

«Рассечь и уничтожить»

«Основу нацистской группировки, на которую наступали советские войска, составляла группа армий «А», переименованная в конце января в группу армий «Центр». Замысел Висло-Одерской операции состоял в том, чтобы ударами с плацдармов на Висле 1-м Белорусским фронтом — на Познань и 1-м Украинским — на Бреслау рассечь и уничтожить по частям её основные силы», — рассказал Александр Михайлов.

  • Жители Польши приветствуют советских танкистов
  • © Архив Минобороны России

По словам историка, командующий войсками 1-го Белорусского фронта маршал Георгий Жуков решил нанести главный удар с Магнушевского плацдарма. Другие удары планировалось нанести с Пулавского плацдарма и из района севернее Варшавы. Командующий войсками 1-го Украинского фронта маршал Советского Союза Иван Конев создал мощную группировку для наступления с Сандомирского плацдарма.

«Мы предвидели жесточайшее сопротивление неприятеля и, чтобы сразу избежать возможности двустороннего фланкирования огнём и нашей ударной группировки, и тех соединений, которые потом будут вводиться для развития успеха, решили прорывать оборону врага на широком фронте», — писал Иван Конев в своей книге «Сорок пятый».

Также по теме«Отдали жизнь 600 тысяч солдат и офицеров»: что говорится в рассекреченном рапорте маршала Жукова об освобождении Польши В Москве вниманию общественности представлен рассекреченный рапорт командующего войсками 1-го Белорусского фронта маршала Георгия…

Немецкая оборона была прорвана в первый же день наступления.

По словам Юрия Кнутова, Гитлер отказывался верить, что советские войска перешли в массированное наступление и быстро продвигаются вперед. Он хотел видеть в этом только отвлекающий манёвр, однако уже вскоре был вынужден начать переброску на Восточный фронт находившихся на Западе частей.

Командиры немецких соединений докладывали, что Варшаву им удержать не удастся. По воспоминаниям начальника германского Генштаба сухопутных войск Гейнца Гудериана, Гитлер «приказал любой ценой удержать» город, но было уже поздно — с войсками в районе Варшавы была утрачена связь. 17 января силы 1-го Белорусского фронта и 1-й армии Войска польского освободили польскую столицу.

На следующий день советские войска разгромили основные силы группы армий «А». 19 января Красная армия освободила Краков, а передовые части 1-го Украинского фронта вступили на территорию Германии.

  • Советские войска ведут бои за Краков
  • РИА Новости

«Следует отметить, что в ходе Висло-Одерской операции на высоте была советская разведка. Во-первых, она чрезвычайно эффективно собирала информацию о противнике и создавала предпосылки для успешного наступления. А во-вторых, была проведена уникальная операция по уничтожению запасов взрывчатки, с помощью которой нацисты собирались взорвать Краков», — рассказал Юрий Кнутов.

Нацисты в спешном порядке перебрасывали на Восточный фронт части из внутренних регионов Германии и с Запада, но это принципиально не меняло ситуацию. В 20-х числах января советские войска окружили крупную немецкую группировку в Познани, вышли на Одер и захватили плацдармы на его западном берегу.

«Мы очарованы Вашими славными победами над общим врагом и мощными силами, которые Вы выставили против него. Примите нашу самую горячую благодарность и поздравление по случаю исторических подвигов», — написал Черчилль Сталину 27 января.

По словам Юрия Кнутова, в ходе Висло-Одерской операции советским войскам удалось развить беспрецедентно высокий темп наступления. В среднем Красная армия продвигалась на 25—30 км в день. Иногда стрелковые части развивали скорость до 45 км, а танковые и механизированные — до 70 км в день.

«Русское наступление за Вислой развивалось с невиданной силой и стремительностью, невозможно описать всего, что произошло между Вислой и Одером в первые месяцы 1945 года. Европа не знала ничего подобного со времени гибели Римской империи», — написал впоследствии в своих мемуарах генерал-майор вермахта Фридрих Вильгельм фон Меллентин.

Итоги операции

«Гитлеровские войска в ходе Висло-Одерской операции понесли огромные потери. Часто звучит цифра около 400 тыс., но, согласно ряду источников, они потеряли убитыми и ранеными ощутимо больше. От 150 до 300 тыс. гитлеровцев, по разным оценкам, сдались в плен. Для сравнения: безвозвратные потери советских войск составили около 43 тыс. человек, санитарные — 195 тыс.», — рассказал Юрий Кнутов.

  • Мирные жители Варшавы и бойцы Красной армии
  • РИА Новости

По словам Александра Михайлова, если в начале операции полоса наступления советских войск составляла около 500 км, то в феврале она достигла 1 тыс. км. В глубину же Красная армия продвинулась на 500 км.

«Стратегическая наступательная операция продлилась 23 дня, благодаря чему была освобождена значительная часть Польской республики, включая её столицу, важные промышленные районы Силезии и Померании», — подчеркнул эксперт.

По мнению Юрия Кнутова, Висло-Одерская операция «уникальна по своей эффективности» и поэтому её изучают в учебниках по военной истории. Он отметил, что Красная армия продемонстрировала как высокое искусство своих командиров, так и блестящую выучку солдат.

«Гитлер и его окружение были деморализованы. Висло-Одерская операция стала ключом к рейху и одним из последних шагов на пути к Берлину. В январе — феврале 1945 года советские войска стремительно приблизили крах рейха», — заключил Юрий Кнутов.

75 лет назад Красная армия освободила концлагерь Освенцим

27 января 1945 года войсками 1-го Украинского фронта под командованием маршала Ивана Конева был освобожден крупнейший нацистский лагерь массового уничтожения – Освенцим (немецкое название Аушвиц), находившийся на территории Польши. Оказались спасены несколько тысяч заключенных, которых немцы не успели умертвить. Советские солдаты и офицеры увидели крематории и газовые камеры, орудия пыток, тысячи килограммов человеческих волос и перемолотых костей.

Реклама

В лагере широко практиковались медицинские опыты. Изучались действия химических веществ на человеческий организм. Испытывались новейшие фармацевтические препараты. Заключенных искусственно заражали малярией, гепатитом и другими заболеваниями в качестве эксперимента. Нацистские врачи тренировались в проведении хирургических операций на здоровых людях. Распространенным явлением была кастрация мужчин и стерилизация женщин, в особенности молодых, сопровождавшаяся изъятием яичников. Именно в Освенциме орудовали такие известные врачи-убийцы, как Йозеф Менгеле и Карл Клауберг.

Подполковник Иван Катышкин из входившей в состав 1-го Украинского фронта 59-й армии в своей книге «Служили мы в штабе армейском» детально описал впечатления от увиденного: «Мне с группой товарищей представилась возможность около часа побыть на территории этого лагеря. Перед нами, а также перед журналистами, тоже прибывшими сюда, предстала ужасная картина гитлеровских преступлений перед человечеством. Фашисты расстреливали в лагере тысячи ни в чем не повинных людей, сжигали их заживо, проводили над ними всевозможные опыты, заражали инфекционными болезнями.

В душегубках, газовых камерах и крематориях Освенцима ежегодно погибали сотни тысяч человек, а всего за годы войны в этом ужасном лагере смерти было истреблено свыше 4 миллионов польских, советских и других граждан из порабощенных гитлеровцами стран Европы.

Помнится, нам рассказали, что всех поступающих в Освенцим начальник лагеря эсэсовец Фрич обычно встречал такой циничной фразой: «Предупреждаю, что вы приехали сюда не в санаторий, а в немецкий концлагерь, из которого существует один только выход — через дымоход».

В Освенциме мы увидели истощенных до неузнаваемости людей. Большинство из них не могли даже самостоятельно передвигаться. Тут были поляки, русские, французы, бельгийцы, чехи, словаки, венгры, румыны…

А рядом с этими полуживыми трупами находились горы человеческих волос, детских ботиночек и женских туфель, ящики с порошком из человеческих костей, зубные протезы… И орудия пыток, которым позавидовали бы даже средневековые инквизиторы».

Комплекс концлагерей был основан в мае 1940 года неподалеку от Освенцима в 60 км от Кракова. За время войны его жертвами стали от 1,6 до 4 млн человек. Согласно книге польской исследовательницы Хелены Кубки «Дети и молодежь в концлагере Освенцим», первый транспорт прибыл в лагерь смерти в марте-апреле 1942 года из Словакии, затем из Франции. Так, с 27 марта 1942 года до 11 сентября 1944 года только из Франции прибыло 69 больших и два меньших состава, где находилось около 69 тыс. человек, в том числе 7,4 тыс. детей». Составы с евреями прибывали из Польши, Бельгии, Германии, Австрии, Норвегии, Голландии, Югославии, Греции, Италии.

К ноябрю 1944 года, когда стало ясно, что территория Освенцима, скорее всего, перейдет под контроль Красной армии, было приказано прекратить использование газовых камер в концлагере, три из четырех крематориев были закрыты, а один перестроен в бомбоубежище. Уничтожались документы, массовые захоронения тщательно маскировались, подходы к лагерю минировались, а заключенных готовили к эвакуации. Эта эвакуация, названная из-за огромного числа погибших и убитых по дороге «маршем смерти», началась 18 января. Около 58 тыс. узников отправились под конвоем на территорию Германии.

Бои за Освенцим начались 24 января 1945 года, когда 107-я стрелковая дивизия 60-й армии под командованием полковника Василия Петренко атаковала деревню Моновицы.

«Мы до последнего момента не знали, что идем освобождать концлагерь. Мы шли на городок Освенцим, а оказалось, что вся территория вокруг этого польского городка была в лагерях», — вспоминал командир пулеметной роты Иван Мартынушкин.

После трехдневных боев на подступах к городу, в ночь на 27 января 1945 года советские войска вплотную подошли к самому Освенциму.

«И здесь уже почти не встретили сопротивления врага, только у наших саперов было много работы, — вспоминал командующий штурмовым отрядом 106-го стрелкового корпуса майор Анатолий Шапиро. — Кто-то подсказал мне, что в нескольких километрах от основного лагеря немцы организовали фабрику по изготовлению карандашей марки «Кохинор» и там работают заключенные. Пока саперы разминировали территорию у главных ворот лагеря, мой штурмовой отряд совершил марш-бросок на эту фабрику. Поразила тишина, которая оглушила, когда мы вошли на ее территорию».

По разным данным, в боях за освобождение концлагеря погибли от 234 до 350 советских солдат и офицеров.

Многие выжившие узники впоследствии признавались, что не могли забыть о перенесенных страданиях на протяжении многих лет, а эпизоды лагерной жизни приходили к ним в ночных кошмарах.

«Я не могу забыть эпизоды лагерной жизни в Освенциме 1943–1944 годов, — писал несовершеннолетний узник Анатолий Ванукевич. — Перед глазами – виселица на аппельпляце и станок, где мы получали свои «порции» ударов. Мне пришлось пройти и Politische Abtielug – политический отдел, где ударами плетки меня «награждал» бывший комендант концлагеря оберштурмбанфюрер Рудольф Гесс. Из моей памяти не стерлось обличие обер-врача – садиста в белом халате Иозефа Менгеле, на совести которого бесчисленные малолетние жертвы. Я уже многие годы ношу с собой портреты этих двух извергов, чтобы показывать людям».

«В бараке над заключенными проводили медицинские эксперименты, — подтверждала Екатерина Дятлович. — Многие после этого умирали. Появились гнойные раны, лишай, чесотка. Больных отправляли в больницу, но этого боялись все. Оттуда никто не возвращался. Каждое утро выгоняли на «аппель», и мы стояли долго в любую погоду. Утром получали кипяток, в обед — вареную неочищенную капусту с плавающими гусеницами и какой-то хлеб. Потом перевели нас в барак № 27, где испытания над нами продолжались. В бане теплой воды не было, мыли только лицо и руки. Однажды с «аппеля» нас направили в баню. Солдаты матерей отводили в сторону от детей. Крик и стон. Все понимали, что видятся в последний раз. С нами была старшая сестра Мария. Она постаралась нас помыть и одеть на нас как можно больше одежды. В это время было холодно. После этого я попала в барак № 25. Там нас учили немецкому языку. Старшая сестра повторяла: «Не забудь, что ты русская».

А вот что рассказывала Мали Фритц в своей книге «565 дней в Освенциме-Биркенау»:

«Спустя долгие годы меня все еще охватывало чувство ужаса, если я не могла достаточно быстро ходить, например быстро пересечь улицу, — я должна была заново привыкать к уличному движению.

Или пыталась бежать, как в лагере, спасаясь от отбора. Сверкающая ледяная поверхность могла меня парализовать, как когда-то зимой на марше в Биркенау, где не дай бог эсэсовец замечал, что у меня не сгибаются колени. Мне рассказывали, что по возвращении из концлагеря я, увидев дымящиеся фабричные трубы, потеряла сознание — они напомнили трубы крематория. Лишь постепенно дым заводских труб перестал ассоциироваться с чадом печей Освенцима».

К моменту, когда красноармейцы вошли на территорию Аушвица, в лагере оставалось около 6 тыс. заключенных — самые больные и слабые узники. Кроме того, там находились «до 100 немцев, по преимуществу это уголовники, судьбой их занимаются лишь случайные представители приходящих частей», — сообщалось в докладной записке начальнику политуправления 1-го Украинского фронта.

«Во второй половине дня мы прошли через главные ворота, над которыми висел выполненный проволочной вязью лозунг: «Труд делает свободными», — повествовал майор Шапиро о событиях 27 января 1945 года. — Как немцы делали людей свободными от жизни посредством труда, мы уже видели на карандашной фабрике. Убежать из лагеря смерти можно было только на тот свет, через трубу крематория. Печи, сжигающие трупы, работали круглосуточно, а воздух был постоянно наполнен частицами пепла и запахом горелого человеческого мяса».

В сборнике «Лагерь смерти Освенцим»: живые свидетельства Беларуси» со слов одной из освобожденных узниц утверждалось, что

«у первого советского танка, сломавшего ворота, едва живые узники целовали броню».

В одном из донесений говорилось, что «все узники выглядят крайне измученными, седые старики и молодые юноши, матери с грудными детьми и подростками, почти все полураздетые. Среди них много искалеченных, сохранивших следы пыток».

«Жуткая картина: вздутые от голода животы, блуждающие глаза; руки как плети, тоненькие ножки; голова огромная, а все остальное как бы не человеческое — как будто пришито. Ребятишки молчали и показывали только номера, вытатуированные на руке. Слез у этих людей не было. Я видел, они пытаются утереть глаза, а глаза оставались сухими», — констатировал в книге «До и после Освенцима» полковник Петренко, чья 107-я дивизия первой вошла в Освенцим около 15:00.

«Освобождение к нам пришло в начале 1945 года, когда мы выбежали во двор, то не увидели ни охранников, ни надзирателей, — свидетельствовала Лидия Деревянко. — Вскоре появились советские солдаты. Они брали нас на руки, плакали вместе с нами. Вымыли они нас, остригли, переодели в мягкую теплую одежду. Поместили на некоторое время в карантин, лечили и хорошо кормили».

«27 января нас освободили солдаты 1-го Украинского фронта. Фронтовики нам сказали: «Уходите скорей пешком, всякое бывает»,

— это слова Ванды Андреевской.

Часть концлагеря была переоборудована в госпиталь для бывших узников, другую часть передали под контроль НКВД: она служила спецтюрьмой для военнопленных и перемещенных лиц. Параллельно на территории проводились следственные действия. Их результаты использовались во время процесса над нацистскими преступниками. В 1947 году в Освенциме организовали музей.

Пятый сталинский удар. Как Красная Армия освободила Белоруссию

75 лет назад, 3 июля 1944 года, в ходе операции «Багратион» Красная Армия освободила Минск от гитлеровцев. Белорусская операция (т. н. «Пятый сталинский удар») началась 23 июня и продолжалась по 29 августа 1944 года. Советские войска нанесли тяжелое поражение немецкой группе армий «Центр», освободили Белоруссию, Литву и значительную часть Польши.


Колонна СУ-85 на площади Ленина в освобожденном Минске

Ситуация в Белоруссии накануне операции

Главной целью наступления Красной Армии на западном стратегическом направлении было освобождение от немецкой оккупации Белоруссии. Три года население Белорусской ССР находилось под игом гитлеровского «нового порядка». Немцы расхищали материальные и культурные ценности, грабили народ, республику. Любое сопротивление давили самым жестоким террором. Белая Русь понесла колоссальные потери от вражеской оккупации: в концлагерях, тюрьмах, при проведении карательных экспедиций и другими способами гитлеровцы уничтожили в республике 1,4 млн. человек. Это только мирных граждан, в том числе женщин, стариков и детей. Также на территории БССР враг умертвил более 800 тыс. советских военнопленных. Нацисты угнали в рабство на территорию Германии около 380 тыс. человек, в основном молодежь.
Стремясь парализовать волю советских людей к сопротивлению, немецкие каратели целиком уничтожали целые населенные пункты, села и деревни, институты и школы, больницы, музеи и т. д. Всего во время оккупации враг разрушил и сжёг в БССР 209 городов и посёлков городского типа. Были сильно разрушены Минск, Гомель, Витебск, Полоцк, Орша, Борисов, Слуцк и другие города, было уничтожено 9200 сел и деревень. Оккупанты разграбили и разрушили в Белоруссии более 10 тыс. промышленных предприятий, свыше 10 тыс. колхозов и совхозов, более 1100 медицинских учреждений, более 1000 школ, высших учебных заведений, театров, музеев и т. д. Прямой материальный ущерб, который понесла Белорусская республика, составил 35 её годовых бюджетов предвоенного периода!
Однако западная часть русского народа – белорусы, не покорились оккупантам. В Белоруссии развернулось масштабное партизанское движение. Коммунисты, при поддержке из центральной России, смогли создать широкую сеть подполья. В тылу врага активно действовало комсомольско-молодежное подполье. Только партийно-комсомольские подполье объединяло 95 тыс. человек. Округ них сплотились и беспартийные патриоты. На протяжении всего периода оккупации компартия БССР и её Центральный комитет организовали свыше 1100 партизанских отрядов. Большинство из них входили в состав бригад (около 200). Партизанские силы насчитывали свыше 370 тыс. бойцов. А их резерв насчитывал около 400 тыс. человек. В подпольных организациях и группах действовало ещё около 70 тыс. человек.
Партизаны и подпольщики нанесли большой урон противнику. Они вели разведку, организовывали саботаж и диверсии на предприятиях, коммуникациях. Препятствовали угону юношей и девушек в рабство, срывали поставки сельскохозяйственных продуктов в Германию. Партизаны атаковали вражеские гарнизоны, отдельные подразделения, эшелоны, разрушали линии связи, мосты, коммуникации, уничтожали предателей. В итоге партизанская деятельности достигла огромных масштабов, партизаны контролировали до 60% территории республики. Партизаны вывели из строя до 500 тыс. оккупантов и их пособников, уничтожили большое количество техники и оружия.
Таким образом, партизанское движение в БССР приобрело стратегическое значение и стало серьёзным фактором в деле общей победы советского народа. Немецкому командованию пришлось отвлекать значительные силы для охраны важных пунктов, объектов и коммуникаций, для борьбы с советскими партизанами. Для уничтожения партизан организовывались масштабные операции, но гитлеровцам не удалось разгромить белорусское сопротивление. Опираясь на знание местности, поддержку населения и большие массивы лесисто-болотистой местности, партизаны успешно противостояли сильному врагу.
Перед началом Белорусской операции и в ходе неё партизаны наносили мощные удары по врагу, произвели массовое разрушение коммуникаций, на трое суток парализовав движение на железных дорогах, которые вели к фронту. Затем партизаны оказали активную помощь наступающим силам Красной Армии.

Статуя В.И. Ленина, сброшенная с пьедестала в оккупированном немецкими войсками Минске. Памятник находился перед Домом правительства в столице БССР. Август 1941 г.

Бойцы партизанского отряда вступают в освобожденный Минск

Стратегическое значение Белой Руси. Немецкие силы

Гитлеровское командование не ожидало главного удара Красной Армии на центральном направлении. В это время упорные бои продолжались на южном и северном флангах советско-германского фронта. При этом в Берлине придавали большое значение удержанию Белоруссии в своих руках. Она прикрывала важнейшие для исхода войны восточно-прусское и варшавское направления. Также удержание этой территории обеспечивало стратегическое взаимодействие между группами армий «Север», «Центр» и «Северная Украина». Также Белорусский выступ позволял использовать коммуникации, идущие по белорусской территории в Польшу и далее в Германию.
Белоруссию обороняла группа армий «Центр» (3-я танковая, 4-я, 9-я и 2-я полевые армии) под началом генерал-фельдмаршала Буша. Также к Белорусскому выступу на северном фланге примыкали части 16-й армии из группы армий «Север» и на южном фланге части 4-й танковой армии из группы армий «Северная Украина». Всего здесь было 63 дивизии и 3 бригады. Немецкие войска насчитывали 1,2 млн. человек, 9500 орудий и минометов, 900 танков и САУ, 1350 самолетов. Немецкая оборона по линии Витебск – Орша – Могилев – Бобруйск была хорошо подготовлена и организована. Немецкая оборона была умело связана с естественными условиями местности – лесами, реками, озёрами и болотами. Крупные города были превращены в «крепости». Наиболее сильные группировки немецких войск находились на флангах, в районах Витебска и Бобруйска.
Верховное немецкое командование считало, что лето для группы армий «Центр» будет спокойным. Считалось, что все возможные приготовления противника на этом направлении связаны с желанием русских отвлечь немцев от района между Карпатами и Ковелем. Авиация и радиоразведка не обнаружили приготовления противника к большому наступлению. Гитлер считал, что русские атакуют по-прежнему на Украине, из района южнее Ковеля, чтобы отрезать группы армий «Центр» и «Север» от войск на южном направлении. Поэтому группа армий «Северная Украина» имела значительное число подвижных соединений, чтобы парировать возможный удар. А в группе армий «Центр» было только три бронетанковые дивизии и не было сильных резервов. Командование группы армий «Центр» предлагало в апреле 1944 года отвести войска из Белорусского выступа, выровнять фронт, закрепившись за Березиной. Однако верховное командование приказало держать прежние позиции.

Отступление немцев из-под Орши. В кадре полугусеничный тягач SdKfz 10 с реактивным миномётом Nebelwerfer 42 на прицепе

Убитый немецкий солдат у штабеля снарядов на батарее 105-мм гаубиц leFH 18/40 (10,5 cm leFH 18/40) под Минском. Июль 1944 г.

Немецкое штурмовое орудие StuG III, оставшееся на разбомбленном советской авиацией мосту. В июле 1944 года советская авиация наносила постоянные удары по отступающим немецким войскам. Вдалеке в небе видны два советских самолета По-2.

Операция «Багратион»

Советская Ставка планировала освободить Белоруссию, часть Прибалтики и западной части Украины, создать условия для освобождения Польши и выйти к границам Восточной Пруссии, что позволит начать боевые действия на германской территории. К моменту начала Белорусской операции Красная Армия, далеко продвинувшись на флангах советского-германского фронта, охватывала Белорусский выступ огромной дугой протяженностью около 1000 км – от Полоцка до Ковеля.
Замысел советского командования предусматривал нанесение мощных сходящихся фланговых ударов – с севера от Витебска через Борисов на Минск, и на юге – на бобруйском направлении. Это должно было привести к уничтожению главных сил врага восточнее Минска. Переход в наступление предусматривался одновременно на нескольких направлениях – лепельском, витебском, богушевском, оршанском, могилевском, свислочском и бобруйском. Чтобы мощными и неожиданными ударами раздробить оборону врага, окружить и ликвидировать германские войска в районах Витебска и Бобруйска, а затем развить наступление в глубину, окружив и уничтожив силы 4-й немецкой армии в районе Минска.

Проведение стратегической операции возлагалось на войска 4-х фронтов: 1-го Прибалтийского фронта под командованием И. Х. Баграмяна, 3-го Белорусского фронта под началом И. Д. Черняховского, 2-го Белорусского фронта Г. Ф. Захарова и 1-го Белорусского фронта К. К. Рокоссовского. Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки маршалы Г. К. Жуков и А. М. Василевский. Фронты перед началом операции были усилены, особенно 3-й и 1-й Белорусский фронты, которые наносили главные удары на флангах. Черняховскому передали 11-ю гвардейскую армию, танковый, механизированный и кавалерийской корпуса. Также за войсками 3-го БФ сосредоточили 5-ю гвардейскую танковую армию, бывшую в резерве Ставки. Рокоссовскому передали 8-ю гвардейскую, 28-ю и 2-ю танковую армии, 2 танковых, механизированный и 2 кавалерийских корпуса. В составе 1-го БФ должна была действовать и вновь созданная 1-я польская армия. Также в район операции перебрасывались из Крыма в резерв Ставки 2-я гвардейская и 51-я армии. В состав воздушных армий дополнительно передавались 11 авиационных корпусов и 5 дивизий (около 3 тыс. самолетов).
Всего четыре советских фронта насчитывали свыше 1,4 млн. человек, 31 тыс. орудий и минометов, 5200 танков и САУ, около 5 тыс. самолетов. В ходе операции эти силы ещё более возросли. Советские войска обладали значительным превосходством в силах, особенно в танках, артиллерии и авиации. При этом Красная Армия смогла сохранить в тайне грандиозную операцию, все передвижения и концентрацию войск, подвоз припасов.

Основные вехи битвы за Белоруссию

Операция началась 23 июня 1944 года. В этот день пошли в наступление войска 1-го ПФ, 3-го и 2-го БФ, на следующий день – 1-го БФ. Прорыв обороны противника был обеспечен сосредоточением превосходящих сил артиллерии, танков и авиации (включая дальнюю авиацию). В первый же день операции войска 6-й гвардейской и 43-й армий генералов Чистякова и Белобородова 1-го ПФ прорвали оборону гитлеровцев юго-западнее Городка, на стыке 16-й армии группы армий «Север» и 3-й танковой армии группы армий «Центр». Также пробили немецкую оборону части 39-й и 5-й армий генералов Людникова и Крылова 3-го БФ, которые наступали из района Лиозно. 11-я гвардейская и 31-я армии, встретившие мощное сопротивление врага на оршанском направлении, пробить оборону немцев не смогли.
24 июня войска 6-й гвардейской и 43-й армий, ломая сопротивление гитлеровцев, вышли к Западной Двине и сходу форсировали её, заняв плацдармы на южном берегу. Войска 39-й армии отрезали немцам пути отхода из Витебска на юго-западе. Войска 5-й армии наступали на Богушевск. В полосе 5-й армий была введена в прорыв конно-механизированная группа генерала Осликовского (3-й гвардейский мехкорпус и 3-й гвардейский кавкорпус). На оршанском направлении немцы по-прежнему крепко держались. Однако правое крыло 11-й гвардейской армии, используя успех 5-й армии, наступали к северо-западу от Орши. По предложению Василевского 5-ю гвардейскую танковую армию передали из резерва Ставки 3-му БФ.
К вечеру 24 июня командование группы армий «Центр» осознало масштаб русского наступления и угрозы немецким войскам на минском направлении. Начался вывод войск из района Витебска, но было уже поздно. 25 июня войска 43-й и 39-й советских армий блокировали витебскую группировку противника (5 дивизий). Витебск был очищен от гитлеровцев. Попытки немецких войск вырваться из «котла» были отражены, группировка вскоре уничтожена армией Людникова. В уничтожении окруженного противника активно использовалась фронтовая авиация
27 июня 1944 г. советские войска освободили Оршу. 27- 28 июня войска 1-го ПФ и 3-го БФ развивали наступление. Конно-механизированная группа наступала на Лепель, 5-я гвардейская танковая армия маршала Ротмистрова наступала на Борисов. Войска 1-го ПФ освободили Лепель, частью сил наступали на запад, частью сил – на Полоцк. Подвижные соединения 3-го БФ фронта вышли на Березину и захватили переправы. Советское командование старалось быстрее форсировать Березину основными силами, чтобы не дать врагу закрепиться на этом важном рубеже.
Развивалось наступление и на других направлениях. Войска 2-го БФ 23 июня прорвали оборону врага на могилевском направлении и через три дня передовые соединения форсировали Днепр. 28 июня войска 49-й и 50-й армий Гришина и Болдина освободили Могилев.
24 июня перешёл в наступление 1-й БФ. На правом крыле фронта было создано две ударные группировки: из района Рогачев, Жлобин наступали 3-я и 48-я армии генералов Горбатова и Романенко, 9-й танковый корпус Бахарова; из района южнее Паричей – 65-я и 28-я армии генералов Батова и Лучинского, конно-механизированная группа Плиева (4-й гвардейский кавалерийский и 1-й механизированный корпуса), 1-й гвардейский танковый корпус Панова. Северная ударная группа в первые два дня не добилась серьезного успеха, встретив сильную оборону врага. Только перенеся усилия севернее, оборону противника взломали и танки Бахарова рванулись к Бобруйску. Немцы начали отводить войска назад, но было уже поздно. 26 июня советские танкисты захватили единственный мост у Бобруйска.
Наступавшие южнее войска 65-й и 28-й армий сразу прорвали оборону немцев. В брешь ввели 1-й гвардейский танковый корпус, который немедленно начал громить вражеские тылы и углубил прорыв. На второй день Рокоссовский ввёл на стыке 65-й и 28-й армий КМГ Плиева, которая начала наступление на северо-запад. Наступление северной и южной ударных групп 1-го БФ поддерживалось авиацией, которая наносила удары по узлам сопротивления, шоссе и железным дорогам. Немецкое командование, убедившись в развале обороны и видя угрозу окружения бобруйской группировки, решило отвести войска, но было уже поздно. 27 июня 40-тыс. бобруйская группировка врага была окружена. В самом городе и юго-восточнее образовались два «котла». Немцы попытались пробиться на северо-запад, на соединение с частями 4-й армии, но без успеха. Большую роль в уничтожении окруженных немецких войск сыграла авиация. Так, командующий 16-й воздушной армии Руденко поднял в воздух 400 бомбардировщиков под прикрытием 126 истребителей. В итоге бобруйский «котёл» был ликвидирован.
Таким образом, в ходе 6-дневного наступления четырех фронтов немецкая оборона на Белорусском выступе была взломана. Ключевые «крепости» врага в Витебске и Бобруйске были захвачены. Красная Армия стремительно рвалась вперёд, создавая угрозу окружения всей белорусской группировки вермахта. В этой критической ситуации немецкое командование совершило крупные ошибки: вместо быстрого отвода войск на тыловые рубежи и создания сильных фланговых групп для контрударов, гитлеровцы ввязались в фронтальные бои восточнее и северо-восточнее Минска. Это облегчило дальнейшее наступление советских фронтов. Войска 1-го ПФ получили задачу наступать на Полоцк и Глубокое, 3-го, 2-го и 1-го БФ – освободить Минск и окружить силы 4-й немецкой армии. Также предусматривались удары на Слуцк, Барановичи, Пинск и другие направления.

Советские бойцы входят в освобожденный Витебск
Советская автоколонна на улице освобожденного Могилева
Подбитые в Бобруйской наступательной операции средние танки Pz.Kpfw IV 21-го танкового батальона немецкой 20-й танковой дивизии. Перед танками тела убитых немецких солдат
Колонна немецкой техники, уничтоженная на дороге под Бобруйском

Освобождение Минска

Наступление продолжалось без паузы. 4 июля 1944 года войска 4-й ударной и 6-й гвардейской армий освободили Полоцк. В районе Полоцка было разгромлено 6 немецких дивизий. Наши войска освободили северную часть Белоруссии. Войска Баграмяна продвинулись на 180 км, нанесли поражение 3-й танковой и 16-й армиям противника. Красная Армия вышла к границам Латвии и Литвы. 1-й ПФ отрезал группу армий «Север» от группы армий «Центр». Теперь группа армий «Север» не могла помочь белорусской группировке вермахта.
3-й БФ не дал противнику удержаться на рубеже р. Березины. Советские войска успешно форсировали этот важный рубеж и захватили обширные плацдармы. Отступление немецких войск принимает всё более неорганизованный характер, дороги были забиты, началась паника. Советская авиация постоянно наносила удары, усугубляя ситуацию. Танки громили отстающих, перехватывали пути отхода. Повторялась ситуация лета 1941 года, только теперь всё было наоборот, отступающих немцев громили русские. Отступающие колонны атаковали партизаны, они же разрушали мосты, дороги. КМГ стремительно развивала наступление на Вилейки и Молодечно. 2 июля 3-й гвардейский мехкорпус с ходу освободил Вилейку и завязал бой за Красное, на следующий день – за Молодечно. Советские войска перехватили железную дорогу Минск – Вильнюс.
В центре и на левом фланге 3-го БФ наши войска также форсировали Березину и стали наступать на Минск. 1 июля был освобожден Борисов. На рассвете 3 июля 2-й гвардейский танковый корпус Бурдейного ворвался с востока в Минск. Вскоре к танкистам присоединились стрелки 31-й армии Глаголева. Части 5-й гвардейской танковой армии вели бои к северу от города, а затем перехватили шоссе, которое вело от Минска на северо-запад. На правом фланге 1-го БФ 1-й гвардейский танковый корпус нанес поражение вражеским войскам в районе Пуховичей и днем 3 июля вошёл в Минск с юга. Несколько позже сюда же вышли части 3-й армии Горбатова. Сражение за город продолжалось до вечера 3 июля. Столица БССР была освобождена от гитлеровских захватчиков.
В результате стремительного броска советских войск восточнее Минска попали в окружение основные силы 4-й немецкой армии и остатки 9-й армии. В «котле» оказалась 100-тыс. группировка. Немцы пытались прорваться из окружения, но безуспешно. 8 июля основные силы окруженной немецкой группировки были разгромлены, 9 — 11 июля завершено уничтожение её остатков. При ликвидации минского «котла» было взято в плен 57 тыс. немцев, среди пленных было 3 командира корпусов и 9 командиров дивизий. Таким образом, Красная Армия разгромила главные силы группы армий «Центр». В центре фронта образовалась брешь в 400 километров.
Советская колонна на улице освобожденного Полоцка. В центре — САУ ИСУ-152 333-го гвардейского тяжелого самоходно-артиллерийского полка, 1-й Прибалтийский фронт. На переднем плане — убитый немецкий солдат. 4 июля 1944 г.
Советские солдаты проходят через освобожденный Полоцк

На запад

Советские войска продолжили наступление на запад. Ставка усилила 1-й ПФ, в его состав из 3-го БФ была передана 5-я гвардейская танковая армия и 3-й гвардейский мехкорпус. Из резерва Ставки фронту передали 2-ю гвардейскую и 51-ю армии. 27 июля 3-й гвардейских мехкорпус Обухова и 51-я армия Крейзера штурмом взяли Шауляй. В этот же день 4-я ударная армия 2-го Прибалтийского фронта освободила Даугавпилс. Затем 1-й ПФ развил наступление на рижском направлении. 28 июля советские танкисты ворвались в Елгаву. Штурм продолжался до начала августа. 30 июля передовые части мехкорпуса с ходу захватили Тукумс. Наши войска вышли к берегам Рижского залива, перерезав сухопутные коммуникации, связывающие группу армий «Север» с Германией.
Правда, немцы вскоре организовали сильное контрнаступление с целью деблокады своей группировки в Прибалтике. Контрудары наносила 3-я танковая армия с запада и войска 16-й армии из района Риги. Немецкое командование 16 августа нанесло мощный удар на Шауляй и Елгаву. Немцы смогли освободить шоссе от Тукумса на Ригу. Это была наша первая и единственная неудача во время боев в Прибалтике. Но в целом к концу августа немецкие атаки были отражены.
13 июля войсками 3-го БФ был освобожден Вильнюс – столица Литовской ССР. Затем советские войска стали форсировать Неман. Немецкое командование, стремясь удержать последний крупный водный рубеж на пути к Восточной Пруссии перебросило сюда войска с других участков фронта. 1 августа был освобожден Каунас. Войска 2-го БФ освободили Новогрудок, Волковыск и Белосток, вышли на подступы к Восточной Пруссии. 1-й БФ 14 июля освободил Пинск и наступал на Кобрин.
18 июля 1944 года войска 1-го БФ приступили к осуществлению Люблинско-Брестской операции. Наши войска прорвали немецкую оборону западнее Ковеля, форсировали Южный Буг и вступили в пределы восточной части Польши. 23 июля 2-я танковая армия Богданова освободила Люблин, 24 июля – советские танкисты вышли к Висле в районе Демблина. После этого танковая армия стала наступать вдоль Вислы на Прагу – восточную часть Варшавы. 28 июля правое крыло фронта освободило Брест, блокировало и уничтожило врага в этом районе. Наступающие за 2-й танковой армией части 8-й гвардейской и 69-й армий вышли на Вислу, захватили плацдармы на западном берегу в районах Магнушева и Пулавы. Бои за плацдармы приняли крайне упорный характер и продолжались весь август.
Тем временем к наступлению подключились войска 3-го Прибалтийского фронта, которые вели бои в Эстонии и Латвии. 25 августа наши войска освободили Тарту. Ленинградский фронт 26 июля освободил Нарву. 1-й Украинский фронт начал наступление 13 июля. Таким образом, решительное наступление велось от Балтики до Карпат.
Советские бойцы форсируют реку Буг по понтонному мосту
Аэрофотоснимок Брестской крепости в день освобождения от фашистской оккупации

Итоги

Операция «Багратион» была одна из самых выдающихся и грандиозных во Второй мировой войне, она во многом определила дальнейших ход и исход борьбы не только на Русском фронте, но и на других фронтах и театрах военных действий мировой войны.
Красная Армия нанесла тяжелое поражение группе армий «Центр». Немецкие войска попали в «котлы» и уничтожены в районах Витебска, Бобруйска, Минска и Бреста. Наши войска взяли реванш за катастрофу 1941 года в этом регионе. Советские воины полностью освободили Белорусскую ССР, большую часть Литвы, начали освобождение Латвии и Эстонии. В Прибалтике была изолирована с суши группа армий «Север». Советские войска почти полностью изгнали врага с территории СССР, приступили к освобождению Польши и вышли к границам Германии – к Восточной Пруссии. Немецкий план стратегической обороны на дальних подступах рухнул.
Марш пленных немцев по Москве. Марш немецких пленных состоялся 17 июля 1944 года, продемонстрировав советским людям, а также союзникам, не верившим в успехи Красной Армии, результаты разгрома немецких войск в Белоруссии. По Садовому кольцу и другим улицам Москвы прошли около 57 000 немецких солдат и офицеров (включая 19 генералов), в основном захваченных в плен в Белоруссии войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусского фронтов. За колоннами следовали поливальные машины, символически смывая грязь с асфальта.
Марш немецких пленных по Москве. Немцы проходят по Крымскому мосту
Марш пленных немцев по Москве. Советские офицеры конвоируют немецких высших офицеров. Впереди многотысячных колонн из пленных солдат, младших и старших офицеров вели группу из 19 пленных немецких генералов. Источник фотографий: http://waralbum.ru

3 июля 1944 года Минск был освобожден от немецко-фашистских захватчиков!

Столица Белоруссии город Минск был освобожден в ходе Минской наступательной операции 29 июня — 4 июля 1944 года, проведенной войсками 3-го (генерал армии Иван Черняховский), 2-го (генерал-полковник Георгий Захаров) и правого крыла 1-го (маршал Советского Союза Константин Рокоссовский) Белорусских фронтов при содействии 1-го Прибалтийского фронта (генерал армии Иван Баграмян).
Взятие Минска планировалось ещё в октябре 1943-го года. И третью годовщину Великого Октября в условиях войны планировалось отметить выходом наших войск на старую государственную границу.
Многим, не одному главкому вскружило голову победа на Курской дуге. Устремились победу несущие стрелочки к Минску и Варшаве на картах Генерального штаба, без всякого учёта реалий ведения войны в условиях Белорусской местности, совершенно отличных от степных условий Курска и Сталинграда.
Шесть провальных военных операций по лобовой атаке на хорошо укреплённые позиции противника за семь месяцев войны (с 23 сентября 1943-го по апрель 1944-го года). И единственным их результатом стали многочисленные жертвы среди личного состава советских войск. Многие армии после каждой такой операции редели наполовину.
Позже, уже после войны, многих их командиров расстреляют и отправят в лагеря. Хотя вся вина их только в том и состоит, что в радетельном выполнении приказов Главка.
Только после этого и пришло понимание необходимости обходного манёвра, обеспечившего успех операции «Багратион».
План Минской операции состоял в следующем: ближайшие к Минску фланги 1-го и 3-го Белорусских фронтов, состоявшие из высокомобильных танковых частей, должны были сходящимися ударами в направлении на Минск окружить основную группировку немецких войск. В свою очередь, левый фланг 1-го Белорусского фронта и правый фланг 3-го Белорусского фронта должны были блокировать немецкие части, идущие на помощь минской группировке. Задачей же 2-го Белорусского фронта было сковать боями отходящие к Минску части Вермахта, и обеспечить выход к Минску соседних фронтов раньше, чем туда подойдут основные силы немецких армий.
29 июня 1944 года, согласно плану операции, началось наступление на Минск. 3-му Белорусскому фронту предстояло решить самую сложную задачу. Именно в его полосе наступления немцы обладали наиболее мощной группировкой, сосредоточенной в районе Борисова. В день начала операции войска фронта вышли к реке Березина. В тот же день штурмовые подразделения фронта во взаимодействии с партизанскими отрядами смогли захватить и расширить три плацдарма на западном берегу реки.
Из сводок Совинформбюро за 29 июня 1944 года:
К 30 июня через Березину были переброшены основные силы фронта. В ночь на 1 июля, силами 11-й гвардейской армии во взаимодействии с 5-й гвардейской танковой армией и 31-й армией был освобожден Борисов. Путь к Минску был открыт.
Не менее успешно развивалось наступление и 1-го Белорусского фронта. Подойдя к Слуцку, конно-механизированная группа И.А.Плиева столкнулось с организованным сопротивлением. Для взятия города И.А.Плиев организовал штурм с трех сторон одновременно. Фланговый охват принес успех —30 июня 1944 года был освобожден Слуцк, южный форпост оборонительной линии Полоцк — Минск — Слуцк.
В результате успешных боевых действий трех Белорусских фронтов, в котле диаметром примерно 25 километров оказалось до 40 тысяч гитлеровцев. После прорыва основных вражеских оборонительных рубежей наступило время танковых корпусов. Ко 2 июля 5-я гвардейская танковая Ротмистрова и знаменитый 2-й гвардейский Тацинский Краснознаменный ордена Суворова II степени танковый корпус, обходя опорные пункты противника и избегая длительных боестолкновений, вышли к Минску с севера и севера-запада. Одновременно войсками фронта была перерезана дорога Минск-Вильно и захвачена узловая железнодорожная станция Вилейка. В тот же день конно-механизированная группа И.А.Плиева 1-го Белорусского фронта перерезала железную дорогу Минск-Барановичи.
Не отставал от своих соседей и фронт Захарова.1 июля 1944 года войска 2-го Белорусского фронта перекрыли шоссе Могилев-Минск. В отличие от своих фланговых соседей, 2-й Белорусский фронт должен был сковывать, дробить и уничтожать соединения противника, не давая им возможности оторваться и быстро отойти на запад к Минску. И эта задача была выполнена на «отлично».
К северо-западу от Минска 1 и 2 июля состоялось крупное танковое сражение 5-й немецкой танковой дивизии и 5-й гвардейской танковой армии. Потери обеих сторон были тяжелы. После боя в немецкой танковой дивизии оставалось не более 20 боеспособных танков. Фактически, дивизия потеряла возможность влиять на оперативную обстановку, в отличие от советских бронетанковых частей, ударный потенциал которых не был исчерпан.
В ночь на 3 июля начался штурм Минска. С севера и северо-запада в город вошли армия Ротмистрова и 2-й гвардейский танковый корпус, с юго-востока — 1-й гвардейский танковый корпус 1-го Белорусского фронта. Немецкий гарнизон, оборонявший Минск, серьезного сопротивления оказать не смог.
Оборона города была короткой. К полудню столица Белоруссии была полностью очищена от немецких войск.
Вечером 3 июля ровно в 22 часа небо Москвы окрасилось огнями салюта. Двадцать четыре залпа прогремели в честь доблестных освободителей столицы Советской Белоруссии.
В результате успешного завершения Минской операции восточней города в котел попала 120-тысячная группировка Вермахта. Окруженная 4-я полевая армия предпринимала отчаянные попытки вырваться на запад. Командование армии к тому времени уже давно покинуло котел, сбежав и оставив своих солдат на милость судьбы. Фактическое командование остатками 4-й полевой армии осуществлял вместо К. фон Типпельскирха командир 12-го армейского корпуса В.Мюллер. От безысходности, немцы пытались прорвать окружение, атакуя холодным оружием.
Всего же за 12 дней операции «Багратион» были полностью освобождены Витебская, Могилевская, Полоцкая, Минская и Бобруйская области. Продвижение наших войск на запад превысило 250 километров, а на некоторых участках достигало 500 километров.
(Колонна самоходных орудий в центре освобожденного Минска. 1944 г.)
В целом бои восточнее Минска завершились 13-го июля, когда было завершено «прочёсывание» лесов вокруг Минска. Около 70 тысяч немецких солдат были убиты, около 35 тысяч – попали в плен.
16 июля – состоялся первый парад партизан в Минске, в котором приняло участие около 30 тысяч человек.
(16 июля – состоялся первый парад партизан в Минске, в котором приняло участие около 30 тысяч человек)
В их числе были и солдаты Гродненской дивизии, по приказу командования, перед самым началом войны выведенные из расположения вглубь республики для «проведения учений», и узнавших о начале войны только после того, как на дороге, много севернее Минска, столкнулись с колонной немецких танков. Обе колонны, никак не ожидавшие такой встречи, через полчаса мирно разъехались в разные стороны.
Утратив возможность догнать быстро отступающий фронт, дивизия заняла значительный плацдарм между Смолевичами и Бобруйском и удерживала его до прихода частей советской армии.
После освобождения Минска дивизия была разоружена и расформирована, а её слава приписана пяти партизанским бригадам, принявшим участие в этом параде.
Многие солдаты бывшей дивизии принимали активное участие в восстановлении Минска.
17 июля – состоялся «парад» немцев, попавших в плен в ходе первого этапа Белорусской операции, в Москве. Парад длился 3 часа. В нём приняло участие 57,6 тысяч (по другим данным – 67 тысяч) немецких солдат и офицеров.
За умелые и героические действия в Минской и Полоцкой операциях свыше 50 соединений и частей были удостоены почетного наименования Минские и Полоцкие.
26 июня 1974-го года Минску было присвоено звание «Города героя». Золотую звезду вручал автор «Малой земли» Леонид Ильич Брежнев.