Солдат алжирских полков

Форма времен войны в Алжире.

Обещанный пост про форму солдат времен войны в Алжире.
Солдат 10 Парашютно-десантной дивизии. 1957. Музей Армии.

Солдаты 3 полка колониальных парашютистов 10 дивизии на операции.

Солдат 3 полка колониальных парашютистов 10 дивизии.

Солдат 3 полка колониальных парашютистов 10 дивизии.

Могазни. 20 век. Музей армии.

Это солдаты из местных, подчиняющиеся САС.
Могазни у здания городской администрации в Пиретте в Кабилии. Июль 1956.

Солдат 1 Парашютного полка Иностранного Легиона. Около 1960. Музей Армии.

Подполковник Жанпьер, командир 1 Парашютного полка ИЛ. До 1959.

Над следующей фотографией я очень долго медитировала и даже проверила на сайте Объединения музеев, правильно ли я ее название записала.
Лейтенант САС. 20 в. Музей Армии.
Дело в том, что это не форма офицеров САС. Это форма сахарских рот. Сравните.
Офицер САС Клод Гольдштейн говорит с местным населением. Сентябрь 1957. Архив «Лайф».
А вот цветные снимки.
Раздача наград детям после окончания учебного года.
Офицер САС.
Они не носили штанов «шире Средиземного моря». А вот мехаристы – да.
Мехарист и аджюдан. Около 1950. Брене. Музей Армии.
Мехаристы.
Лейтенант сахарской роты Бриньон.
Лейтенант сахарской роты Бриньон.
В общем, либо там какой-то о-о-очень частный случай, либо на сайте ошибка.
Посмотрим на другую сторону.
Солдат АНО. 1957. Музей Армии.
Капитан Си Абдулах. 1962.
Солдаты АНО в лагере в Тунисе. 1962.
Солдаты АНО в лагере в Тунисе. 1962.
Фотографии с сайтов:

P.S. Фотографию формы МП США я убрала, за уточнение спасибо captain_black и mustang_shelby.

Легендарные зуавы: франко-алжирский «спецназ»

История войн XIX-ХХ вв. знает много примеров использования в боевых действиях колониальных войск. Практически каждая европейская держава, обладавшая собственными колониями, считала своим долгом содержать особые войсковые подразделения, как правило, комплектовавшиеся из числа представителей народов покоренных стран, а в некоторых случаях – из европейских поселенцев, которым доверяли все же больше, чем представителям туземных народов. Великобритания, Франция, Германия, Португалия, Италия, Испания, Нидерланды, Бельгия – у каждого из этих европейских государств были собственные колониальные войска. В большинстве своем они несли службу в колониях, занимаясь охраной границ, поддержанием порядка на покоренных территориях и борьбой с повстанцами. Но у тех государств, которые претендовали на статус не только колониальных метрополий, но и держав мирового значения, существовали и набиравшиеся в колониях многочисленные полки и даже дивизии, которые использовались и на европейских фронтах.
Наиболее преуспели в этом отношении Великобритания и Франция. Британских гуркхов и сикхов, французских сенегальских стрелков и зуавов знают даже те, кто никогда не интересовался историей колониальных войск и военно-политическим присутствием европейских держав в Азии или Африке. В настоящей статье речь пойдет о французских зуавах. Почему обязательно использование прилагательного «французские» — потому, что подобное название носили также войсковые подразделения, состоявшие на службе Османской империи, Соединенных Штатов Америки, Папского государства, а также принимавшие участие в Польском восстании («зуавы смерти»).
Дервиши, кабилы и пираты
История происхождения французских зуавов неразрывно связана с колониальной политикой Франции в Северной Африке, точнее – в Алжире. Относительно происхождения слова «зуав» (французское «zouave») существует две основные версии. Согласно первой, это слово связано с берберским Zwāwa – названием одной из племенных групп кабилов. Кабилы – пятимиллионный народ берберского происхождения, проживающий в горной алжирской области Кабилия, а теперь, в большом количестве, — и в самой Франции (до 700 тыс. кабилов). Как и другие берберские народы, до арабского завоевания Северной Африки кабилы были здесь основным населением, а после создания Арабского халифата потеряли свои позиции. Значительная часть берберов смешалась с арабами и образовала арабоязычные народы Магриба – алжирцев, марокканцев, тунисцев. Однако часть берберов, преимущественно проживавшая в горных районах, сумела сохранить собственную культуру, язык и этническую идентичность, хотя и оказалась исламизирована. Берберы всегда считались воинственными племенами – еще со времен Пунических войн. Конечно, наиболее известны «воины пустыни» — туареги, но и горные берберы Марокко и Алжира также могут похвастать воинственностью и боевыми навыками. В Марокко именно из берберов Рифа испанцы набирали в ХХ веке своих гумьеров, а в Алжире французы первое время комплектовали кабилами подразделения зуавов, а позже перевели берберов в алжирские тиральерские части.
Согласно другой точки зрения, Zwāwa – не что иное, как «завийя», то есть община воинствующих дервишей, членов суфийского ордена. Суфизм (мистическое течение в исламе) пользуется большим распространением в Северной и Западной Африке. Последователи суфийских шейхов – дервиши – образуют «завийи» — аналог монашеской братии, которая может доходить до весьма внушительной численности. В Средние века многие турецкие янычары и местные арабские и кабильские наемники принадлежали к суфийским завийям. С другой стороны, наемников вербовали из среды молодых и боеспособных дервишей. Цитаделью завий была горная Кабилия, где базировалось большое количество «завий», некоторые из которых занимались профессиональным военным наемничеством и поступали на службу к алжирскому дею.
— последний алжирский дей Хусейн-паша (1773-1838)
Деем назывался предводитель турецкого янычарского войска, дислоцировавшегося в Алжире и еще в 1600 г. добившегося у Османской империи права выбирать из своей среды командира. Первоначально дей делил власть над Алжиром с турецким пашой, однако в 1711 г. паша был отослан в Турцию и Алжир превратился в фактически независимое государство. Янычарская автономия на североафриканском берегу представляла собой достаточно оригинальный феномен истории Средних веков и Нового времени. Можно сказать, что это государство жило не столько за счет собственной экономики, сколько за счет разбоя – прежде всего, пиратства, а также самого настоящего рэкета. Здесь следует отметить, что еще со времен Средневековья алжирское побережье стало обиталищем пиратов, терроризировавших все Средиземноморье. Помимо нападений на европейские торговые суда, алжирские пираты периодически совершали рейды на южное побережье Испании и Италии – грабили деревни и небольшие городки, захватывали людей с целью выкупа или продажи на невольничьих рынках. С другой стороны, многие европейские компании и даже небольшие государства предпочитали платить алжирскому дею регулярную дань, чтобы обезопасить свои торговые суда от нападений пиратов.
Несколько столетий европейские державы пытались решить проблему североафриканского пиратства, предпринимая т.н. «алжирские экспедиции» — карательные рейды на алжирское побережье. За несколько столетий в «алжирских экспедициях» отметились практически все западные государства – Испания, Генуя, Франция, Португалия, Неаполитанское королевство, Нидерланды, Дания, Великобритания и даже Соединенные Штаты Америки. Практически сразу после провозглашения независимости США объявили войну алжирскому дею и предприняли рейд к алжирскому побережью в 1815 г., потребовав освобождения всех американских граждан, находившихся в алжирском плену. В 1816 г. город Алжир был разрушен британской и голландской корабельной артиллерией. Но алжирцы не собирались бросать доходный промысел, служивший для них одной из основных статей дохода. Поэтому, как только карательные флотилии европейских государств отплывали от североафриканского побережья, алжирцы принимались за старое. Конец пиратству положило лишь начало французской колонизации.
Покорение Алжира
Французское завоевание Алжира началось с незначительного инцидента, использованного как прекрасный предлог для колониальной экспансии. В 1827 г. алжирский дей Хусейн ударил опахалом по лицу французского дипломата. В 1830 г. французские войска стремительно захватили город Алжир и продолжили экспансию в другие районы страны. Следует отметить, что слабость государства деев сразу дала о себе знать – большая часть территорий покорилась французам, за исключением Константины и Кабилии. Наиболее серьезное сопротивление французам оказали племена Западного Алжира во главе с эмиром Абд аль-Кадиром (1808-1883), под руководством которого антиколониальная борьба длилась 15 лет – с 1832 по 1847 гг.
Именно с этим арабо-берберским эмиром французам пришлось вести крайне тяжелую и изнурительную войну, сопровождавшуюся многочисленными проявлениями жестокости французских войск в отношении местных племен. После того, как Абд аль-Кадир сдался в плен и последующие почти сорок лет провел в статусе почетного пленника, отметившись выступлениями в защиту гонимых христиан в Сирии, алжирское сопротивление фактически оказалось подавленным, хотя отдельные регионы страны оставались «горячими точками» вплоть до конца колониальной эпохи уже в середине ХХ века.
Стоит заметить, что колонизация Алжира повлекла за собой не только прекращение средиземноморского пиратства, но и способствовала укреплению позиций Франции в Северной Африке. Ведь большая территория Алжира, в особенности его прибрежной части, была развитым сельскохозяйственным регионом и обладала экономической привлекательностью, а также потенциалом решения социальных проблем французского государства – в Алжир устремилось значительное количество французских поселенцев. Другим приобретением Франции стала возможность использования потенциала относительно многочисленного алжирского населения как рабочей и военной силы.
Зуавы – от кабильских наемников к французским поселенцам
После того, как 5 июля 1830 г. дей Хусейн сдался высадившимся в Алжире французским войскам под командованием генерала графа Бурмона, последнему пришла в голову идея принять на французскую службу наемников – зуавов, прежде находившихся на службе дея. 15 августа 1830 г. можно считать днем отсчета истории французских зуавов – в этот день было принято на французскую службу первые 500 человек. Это были Zwāwa , служившие дею, но после завоевания, как и многие наемные подразделения в других странах Востока, перешедшие на сторону сильнейшего. Осенью 1830 г. формируется два батальона зуавов общей численностью в 700 военнослужащих, а в 1831 г. были образованы также два конных эскадрона зуавов, прикомандированные впоследствии к сенегальским стрелкам. Пехотные подразделения зуавов изначально планировались как легкая пехота, то есть аналог современных десантников, незаменимых там, где противоборство с врагом приходится вести буквально «лицом к лицу». Не случайно зуавов называют аналогом французского спецназа – они всегда отличались высокой храбростью и были готовы выполнить любое задание, пусть и ценой собственной жизни.
— генерал Луи Огюст Виктор де Ген де Бурмон (1773-1846), покоритель Алжира
С первых дней своего существования воинские подразделения зуавов приняли активнейшее участие во французской колонизации Алжира. Воины, служившие прежде алжирскому дею, не менее усердно взялись за покорение собственных соплеменников французской короне. Осенью 1830 г. и в начале зимы 1831 г. зуавы участвовали в войне против титтерийского бея, первоначально подчинившегося французам, но затем восставшего против колонизаторов.
Начало боевого пути зуавов совпало с определенными трудностями при комплектовании подразделений. Изначально предполагалось комплектовать зуавов смешанным образом – то есть, принимать на службу и алжирцев, и французов из метрополии. Очевидно, французское командование считало, что присутствие французов в подразделениях зуавов сделает их более надежными и боеспособными. Однако при этом не были учтены климатические особенности Алжира, сложно переносимые многими новобранцами из метрополии, а также религиозные отличия мусульман – алжирцев и христиан – французов. Не имевшие прежде опыта совместной службы с иноверцами, и те, и другие достаточно сложно коммуницировали друг с другом в смешанных подразделениях. Тем более, французские генералы сомневались в надежности набираемых из мусульман – кабилов войсковых подразделений и все же надеялись на возможность комплектования дислоцированных в Северной Африке батальонов французскими переселенцами из метрополии.
В 1833 г. было решено распустить созданные тремя годами ранее два батальона зуавов и создать один батальон смешанного состава, укомплектовав его за счет набора французов, переселившихся в Алжир на постоянное место жительства. Подобная практика оказалась более успешной и в 1835 г. был создан второй, а в 1837 г. – третий батальоны зуавов. В 1841 г. в связи с реорганизацией французской армии зуавов перестали набирать по смешанному принципу и стали укомплектовывать исключительно французами – прежде всего, переселенцами, проживающими в Алжире, а также добровольцами из метрополии. Французы католического вероисповедания составили основу зуавского корпуса на почти целое столетие, заменив собой первоначальный мусульманский состав подразделений. Представителей коренных народов Алжира – арабов и берберов – как уже говорилось перевели в подразделения алжирских стрелков – тиральеров, а также в кавалерийские отряды спаги, выполнявшие жандармские функции.
В описываемый период французская армия комплектовалась посредством жеребьевки призывников, в которой участвовали все молодые люди, достигшие 20 лет. Служба продолжалась семь лет, но существовала альтернатива – пойти добровольцем и отслужить два года. Однако можно было и избежать призыва – выдвинуть вместо себя «заместителя» — то есть, человека, желающего за определенную денежную сумму исполнить свой гражданский долг вместо откупающегося от призыва состоятельного парня. Как правило, в «заместители» шли представители маргинальных слоев населения, бывшие солдаты, не находившие после демобилизации работы «на гражданке» и даже бывшие уголовники.
По утверждениям современников, среди «зуавов» практически все рядовые и капралы были «заместителями», поскольку богатые поселенцы предпочитали выставлять вместо себя безземельных и безработных поселенцев, переехавших в Северную Африку в поисках лучшей доли. Естественно, что безрассудная храбрость у подобного контингента часто соседствовала с низким уровнем дисциплины. Зуавы отличались большой жестокостью, могли проявлять мародерство, третировать мирное население, не говоря уже о злоупотреблении алкоголем. В мирное время, когда делать зуавам было особо нечего, они предавались пьянству и разврату, что практически невозможно было пресечь. Да и военное командование предпочитало закрывать глаза на эти качества зуавов, прекрасно понимая, какой контингент удавалось набирать из числа «заместителей» и, главное, будучи удовлетворенным поведением зуавов на поле боя. Ведь главное в зуаве было то, что он хорошо воевал и наводил ужас на противника.
Удивительным феноменом подразделений зуавов было наличие так называемых «вивандье». Так называли женщин, прибивавшихся к подразделениям зуавов и превращавшихся в полноценных боевых соратников. Как правило, вивандье были сожительницами солдат, капралов и сержантов, либо просто полковыми проститутками, которые, однако, могли принимать участие в боевых действиях и даже имели полагавшуюся им по уставу саблю в качестве боевого оружия. Хотя, конечно, основным предназначением вивандье было обслуживание зуавов сразу в нескольких смыслах – в кулинарном, сексуальном и санитарном. Приготовить поесть, переспать с солдатом, а при надобности оказать ему первую помощь, обработав раны – к этому, в принципе, и сводились обязанности женщин зуавских подразделений.
Был создан первый полк зуавов в составе трех батальонов. Примечательно, что в подразделениях зуавов до четверти военнослужащих составляли алжирские евреи, которых французы считали более надежными по сравнению с алжирцами мусульманского вероисповедания. 13 февраля 1852 г., согласно указу Луи Наполеона, количество подразделений зуавов было увеличено до трех полков, по три батальона в каждом. Первый полк был расквартирован в Алжире, второй – в Оране, третий – в Константине – то есть, в крупнейших городских центрах алжирского побережья.

Зуавов отличала и особая форма обмундирования, сохранявшая восточный колорит. Внешним видом зуав напоминал турецкого янычара, что, кстати говоря, было вполне оправданно, поскольку начинали зуавы именно с янычар и наемников из «завий», состоявших на службе алжирского дея. Зуав был облачен в короткую суконную куртку темно-синего цвета, расшитую красной шерстяной тесьмой, жилет на пяти пуговицах, сшитый из сукна и хлопка, красные короткие шаровары, ботинки и гетры (на последние нашивались для красоты разноцветные пуговицы). Голову зуава венчала красная феска с кистью – напоминание о том времени, когда одноименные подразделения состояли на службе в Османской Турции и у алжирского дея. Феску носили с заломом на левую или правую сторону, могли и обмотать вокруг нее зеленый тюрбан – еще одно свидетельство восточного влияния на обмундирование зуава. Показательно, что зуавы носили также и особый медный значок в виде полумесяца и звезды. Хотя ко времени начала своего боевого пути за пределами Алжира зуавы давно комплектовались из числа французов – поселенцев, исповедовавших католицизм, а также из алжирских евреев, полумесяц и звезда сохранялись как дань исторической традиции и память о первых зуавах – кабилах, которые исповедовали ислам. Также немаловажной отличительной чертой внешнего вида многих зуавов было ношение окладистой бороды. Хотя, конечно, бородатость или бритость была личным делом каждого конкретного зуава, серьезных препятствий ношению бороды командование зуавских полков не чинило и многие зуавы обрастали за годы службы весьма внушительно. Для некоторых борода становилась даже своего рода свидетельством выслуги лет, поскольку переставая бриться с момента вербовки в полк, старые зуавы отличались куда более длинными бородами, чем их молодые сослуживцы.
Боевой путь зуавов: от Алжира до Китая
Первой зарубежной кампанией, в которой алжирские зуавы приняли участие, стала Крымская война. Зуавы были переброшены в Крым сражаться против русских войск как одно из наиболее боеспособных и «отмороженных» подразделений французской армии. В битве при Альме именно храбрость зуавов третьего полка позволила союзникам одержать верх – поднявшись по отвесным скалам, зуавы смогли захватить позиции российской армии. В честь победы при Альме был сооружен мост через реку Сена в Париже. Помимо битвы при Альме, из семи полков, участвовавших в штурме Малахова кургана, три были представлены алжирскими зуавами. Маршал Сент-Арно, командовавший французским экспедиционным корпусом в Крыму и умерший от холеры во время боевых действий, провожался в последний путь также ротой зуавов. Боевые успехи алжирских солдат побудили французского императора Наполеона III создать дополнительный полк зуавов в составе императорской гвардии.
После окончания Крымской войны полки зуавов принимали участие практически во всех войнах, которые вела Франция во второй половине XIX – первой половине ХХ вв. В 1859 г. зуавы участвовали в боевых действиях против австрийских войск на территории Италии, параллельно подавляя восстания на территории Кабилии в Алжире. В 1861-1864 гг. французские войска были направлены Наполеоном III в Мексику – на помощь местным консерваторам, стремившимся вернуть стране монархическое правление. Кандидатом на мексиканский престол стал эрцгерцог Максимиллиан – брат австрийского императора Франца Иосифа. Для поддержки Максимиллиана и его сторонников в Мексику вторглись объединенные англо-франко-испанские войска. Французы имели в своем составе второй и третий полки зуавов. За участие в боях в Мексике третий полк зуавов получил орден Почетного легиона. Примерно в то же время зуавские полки участвовали во франко-марокканских столкновениях.
В июле 1870 г. началась франко-прусская война, в которой полки зуавов также принимали активнейшее участие. Помимо трех полевых полков зуавов, в войне участвовал и полк зуавов императорской гвардии. Несмотря на то, что он прекрасно проявил себя в боевых действиях, после провозглашения республики императорская гвардия, в том числе и полк зуавов, была распущена. Тем не менее, четыре полка зуавов были восстановлены в 1872 г. и участвовали в антиповстанческих операциях на территории Алжира и Туниса в 1880 и 1890 гг., а также в операции по «усмирению» Марокко.
С установлением республиканского правления зуавы перестали комплектоваться из числа добровольцев и стали набираться из призывников – молодых французских поселенцев в Алжире и Тунисе, призываемых на военную службу. Тем не менее, в некоторых зуавских полках сохранялось достаточное количество добровольцев, продолжавших службу и способствовавших укреплению морального духа и улучшению боевой подготовленности подразделений.
В 1907-1912 гг. подразделения зуавов участвовали в боевых действиях в Марокко, в значительной степени поспособствовав подписанию султаном Фесского договора в 1912 г. и установлению французского протектората над Марокко, который означал фактическое закрепление французского господства практически над всей Северо-Западной Африкой. В Марокко было расквартировано восемь батальонов зуавов. Четвертый полк зуавов был расквартирован в Тунисе. В 1883 г., когда Франция начала колониальную экспансию в Индокитае, было решено использовать для покорения Вьетнама подразделения зуавов. В 1885 г. в Тонкин был послан батальон третьего полка зуавов. В 1887 г. зуавы принимают участие в утверждении французского господства в Аннаме. Два батальона зуавов участвовали в боевых действиях во время франко-китайской войны в августе 1884 – апреле 1885 гг. Позже зуавы были введены в Китай во время подавления восстания ихэтуаней в 1900-1901 гг.
Зуавы в мировых войнах
В годы Первой мировой войны Франция мобилизовала значительные по численности подразделения колониальных войск для боевых действий не только на Африканском континенте и Ближнем Востоке, но и на европейском фронте. Начало мобилизации позволило выдвинуть на европейский фронт полки зуавов, в то же время оставив подразделения и на территории Северной Африки. Были созданы линейные батальоны из четырех действующих полков зуавов. Батальоны из 2-го полка французское командование перебросило в Левант. В декабре 1914 и январе 1915 гг. на территории Алжира было сформировано еще несколько полков зуавов – 7-й полк,2-бис из резервных батальонов 2-го полка и 3-бис из резервных батальонов 3-го полка. В Марокко французы сформировали восьмой и девятый полки зуавов.
Учитывая особенности ведения боевых действий в Европе, в 1915 г. было изменено обмундирование зуавов. Вместо привычных синих мундиров зуавов переодели в форму цвета хаки и только фески и пояса из синей шерсти оставили в качестве отличительных знаков этих легендарных подразделений. Полки зуавов были незаменимы в атаке на вражеские позиции, получив славу настоящих головорезов и наводя страх даже на прославленную немецкую пехоту.
Показательно, что несколько зуавских батальонов были набраны из числа перебежчиков из Зльзаса и Лотарингии – немецких провинций, пограничных с Францией и населенных в значительной степени французским населением и близкородственными к французам эльзасцами. Также в батальоны зуавов принимали в качестве добровольцев отдельных военнопленных, пожелавших продолжить службу во французской армии – преимущественно, тех же эльзасцев, призванных в германские вооруженные силы и сдавшихся в плен.
После окончания Первой мировой войны началась демобилизация созданных для участия в боевых действиях походных полков. К 1920 г. в составе вооруженных сил Франции осталось только шесть зуавских полков. В 1920-1927 гг. второй полк зуавов участвовал в марокканской войне, когда Франция помогала Испании преодолеть сопротивление Рифской республики и победить повстанцев Абд аль-Крима. В соответствии с принятым 13 июля 1927 г. законом, зуавы были отнесены к постоянным вооруженным силам, защищающим колониальные территории и французские департаменты Алжира (города Алжир, Константина и Оран), а также Тунис и Марокко.
Состав подразделений зуавов в межвоенный период выглядел следующим образом. Полк зуавов обычно насчитывал 1580 военнослужащих. Три полка зуавов – 8-й, 9-й и 3-й – дислоцировались в Алжире (8-й – в Оране, 9-й – в Алжире, 3-й – в Константине). 4-й полк зуавов был дислоцирован в Тунисе. 1-й полк дислоцировался в Марокко в Касабланке, 2-й – в Марокко же, на границе с испанскими владениями.
Вторую мировую войну, как известно, Франция встретила достаточно бесславно – многочисленные и хорошо оснащенные французские вооруженные силы не смогли предотвратить немецкую оккупацию страны и воцарение в Париже коллаборационистского правительства Виши. Тем не менее, когда в сентябре 1939 г. была объявлена мобилизация, была существенно увеличена численность зуавских полков. Так, в 4-м полку вместо довоенной численности в 1850 военнослужащих служило около 3000 человек (81 офицер, 342 унтер-офицера и 2667 рядовых зуавов). В результате мобилизации было создано 15 полков зуавов. На территории Северной Африки было подготовлено шесть полков зуавов – в Касабланке, Оране, Константине, Тунисе, Мурмелоне, Алжире. В самой Франции подготовили 5 зуавских полков, четыре полка оставили в Северной Африке для обеспечения резерва и поддержания порядка – 21-й полк в Мекнесе, 22-й – в Оране и Тлемсене, 23-й – в Константине, Сетифе и Филиппвиле, 29-й – в Алжире. Брошенные в бой во время сопротивления немецкой агрессии во Франции полки зуавов, вооруженные лишь легким стрелковым оружием, были уничтожены огнем авиации и артиллерии противника.
В то же время, подразделения зуавов, остававшиеся в Северной Африке, после высадки союзников в ноябре 1942 г., принимали участие в Движении Сопротивления. Первый, третий и четвертый полки зуавов участвовали в тунисской кампании 1942-1943 гг., девять батальонов – в боевых действиях на территории Франции и Германии в 1944-1945 гг., три батальона входили в состав 1-й бронетанковой дивизии.
После Второй мировой войны последней крупной операцией зуавов стало сопротивление попыткам алжирского национально-освободительного движения провозгласить независимость страны и отделить Алжир от Франции. В этот период полки зуавов комплектовались призывниками из метрополии и выполняли функции по охране порядка и борьбе с повстанцами, охраняли объекты инфраструктуры до конца освободительной войны.
В 1962 г., после окончательного завершения французской кампании в Алжире, зуавы прекратили свое существование. Конец подразделений зуавов был неизбежен, поскольку они комплектовались посредством набора европейского населения Алжира, стремительно покинувшего страну после окончания французского колониального господства. Тем не менее, традиции зуавов до 2006 г. сохранялись во французском военном училище коммандос, курсанты которого использовали флаги и униформу зуавов. Франция пока не имеет планов по восстановлению наиболее известного и боеспособного африканского соединения, хотя Иностранный легион сохраняется вплоть до настоящего времени.
След зуавов в военной истории середины XIX – середины ХХ вв. сложно не заметить. Тем более, что, несмотря на относительную локализованность французских зуавов североафриканским побережьем, подразделения с аналогичным названием и схожей униформой и методами боевой подготовки и предназначения получили распространение в годы Гражданской войны в Соединенных Штатах Америки и восстания в Польше, в Папском государстве во время попыток его обороны от объединяющейся Италии, и даже в Бразилии, где был создан батальон зуавов из числа рабов – правонарушителей, перед которыми ставилась дилемма идти служить зуавом или быть казненным за свои правонарушения (во всех остальных странах зуавы набирались из числа добровольцев, причем в Папском государстве к кандидатам в зуавы предъявляли достаточно строгие требования). Даже в моде современной зуавы отметились – именно в их честь так называют особый вид шаровар.

Солдаты Святого Престола: армия Папы Римского

Город-государство Ватикан – резиденция Папы Римского на территории Рима – единственное, что осталось от некогда весьма обширного Папского государства, занимавшего достаточно значительную территорию в центре Италии. Всем, кто интересуется военной историей и вооруженными силами стран мира, Ватикан известен не только как священная столица всех католиков, но и как государство, вплоть до настоящего времени сохраняющее уникальные реликтовые войска – Швейцарскую гвардию. Бойцы Швейцарской гвардии сегодня не только несут церемониальную службу, развлекая многочисленных туристов, но и осуществляют реальную охрану Папы Римского. Мало кто знает, что вплоть до середины ХХ в. в Ватикане существовали и другие вооруженные подразделения, история которых уходит в период существования Папского государства.

На протяжении более чем тысячелетия римским папам принадлежала не только духовная власть над всем католическим миром, но и светская власть над большой территорией в центре полуострова Апеннины. Еще в 752 г. н.э. король франков Пипин подарил земли бывшего Равеннского экзархата римскому папе, а в 756 г. возникла Папская область. С промежуточными периодами владычество понтификов над Папской областью продолжалось до 1870 г., когда в результате объединения Италии светская власть папы над территориями центральной части полуострова была ликвидирована.
Папское государство, несмотря на достаточно большую территорию и безусловный духовный авторитет пап в католическом мире, в политическом и экономическом отношении никогда не было особенно сильным. Усилению Папской области препятствовали постоянные феодальные распри между итальянскими аристократами, доминировавшими в ее отдельных частях и соперничавшими за влияние при святом престоле. Более того, поскольку римские папы соблюдали целибат и не могли передавать светскую власть по наследству, итальянские аристократы соперничали и за место понтифика. Смерть очередного папы влекла за собой жесткую конкуренцию представителей знатных фамилий, имевших сан кардинала и могущих претендовать на престол Ватикана.
Вся первая половина XIX века, явившаяся периодом заката Папской области как суверенного государства, была для владений понтифика периодом социально-экономического и политического кризиса. Светское управление папы отличалось крайне низкой степенью эффективности. Страна фактически не развивалась – сельские территории были отданы на эксплуатацию светским и духовным феодалам, происходили постоянные крестьянские волнения, распространялись революционные идеи. В ответ папа не только усиливал полицейские преследования инакомыслящих и укреплял вооруженные силы, но и опирался на сотрудничество с бандами разбойников, орудовавших в сельской местности. Более всего папа в данный период опасался угрозы поглощения его государства со стороны соседнего Пьемонта, набиравшего политическую и военную силу. При этом, противодействовать пьемонтской политике расширения территории папа самостоятельно был не в силах и предпочитал опираться на помощь Франции, которая обладала боеспособной армией и выступала в качестве гаранта безопасности святого престола.

Впрочем, не следует думать, что Папская область была сугубо безобидным государством, лишенным собственных сил обороны. Вплоть до объединения Италии и прекращения существования Папской области, последняя обладала собственными вооруженными силами, использовавшимися не только для охраны папской резиденции и поддержания общественного порядка на территории Рима, но и для постоянных конфликтов с соседями, а затем – и с итальянскими революционерами, видевшими в существовании Папской области непосредственный тормоз для развития современной итальянской государственности. Вооруженные силы Папской области являются одним из наиболее интересных феноменов итальянской и европейской в целом военной истории. Как правило, их комплектование осуществлялось посредством найма наемников из соседних европейских стран, в первую очередь – швейцарцев, которые славились по всей Европе в качестве непревзойденных воинов.
Папские зуавы – интернациональные волонтеры на службе Ватикана
Однако, прежде, чем перейти к рассказу о Швейцарской гвардии и двух других, ныне не существующих, гвардиях Ватикана, следует более подробно остановиться на таком уникальном воинском формировании как Папские зуавы. Их формирование приходится на начало 1860-х гг., когда в Италии началось движение национального возрождения и Ватикан, опасаясь за сохранность владений в центре полуострова и политического влияния в регионе в целом, принял решение создать волонтерский корпус, укомплектовав его добровольцами со всех частей света.
Инициатором формирования добровольческой армии стал тогдашний военный министр святого престола Ксавьер де Мерод – бывший бельгийский офицер, окончивший военную академию в Брюсселе и некоторое время служивший в бельгийской армии, после чего отучившийся на священника и сделавший хорошую церковную карьеру. При святом престоле Мерод отвечал за деятельность римских тюрем, затем был назначен военным министром По всему католическому миру был кинут клич о наборе молодых людей, исповедовавших католицизм и не состоявших в браке, для защиты святого престола от «воинствующих безбожников» — Итальянского Риссорджименто (национального возрождения). По аналогии с известным французским корпусом колониальных войск – алжирскими зуавами – формируемое волонтерское подразделение получило название «Папские зуавы».
Зуав означает член завийи – суфийского ордена. Очевидно, что такое название папским волонтерам дал французский генерал Луи де Ламорисьер, назначенный на должность командующего войсками Папской области. Кристоф Луи Леон Жюшо де Ламорисьер родился в 1806 году в Нанте, во Франции и долгое время провел на французской военной службе, успев поучаствовать в колониальных войнах в Алжире и в Марокко. С 1845 по 1847 гг. генерал Ламорисьер исполнял обязанности генерал-губернатора Алжира. В 1847 г. именно Ламорисьер взял в плен лидера алжирского национально-освободительного движения Абд аль-Кадира, тем самым окончательно деморализовав алжирское сопротивление и способствовав полному покорению этой североафриканской страны французами. В 1848 г. Ламорисьер, бывший в то время членом палаты депутатов Франции, был назначен командующим Национальной гвардией Франции. За подавление июньского восстания в том же году, Ламорисьер был назначен военным министром Франции. Примечательно, что некоторое время он находился в должности чрезвычайного посла в Российской империи.
В 1860 г. Ламорисьер принял предложение военного министра Ксавьера де Мерода возглавить папские войска, ведшие оборону Папского государства от соседнего Сардинского королевства. Королевство напало на Папскую область после того, как население Болоньи, Феррары и Анконы, где разрасталось мощное народное движение, в 1860 г. провело всенародное голосование, на котором абсолютным большинством было решено присоединить папские владения к территории Сардинского королевства. Испуганный понтифик приступил к ускоренному реформированию и укрупнению своих вооруженных сил. Военный министр Мерод обратился за помощью к Ламорисьеру, которого знал как превосходного военного специалиста. Скорее всего, именно алжирскому опыту Ламорисьера папские волонтеры и были обязаны своим названием – по долгу службы в Северной Африке французский генерал часто сталкивался с зуавами и был вдохновлен их доблестью и высокими боевыми качествами.
Папские зуавы носили военную форму, напоминавшую обмундирование французских колониальных стрелков – зуавов, набиравшихся в Северной Африке. Отличия в форме заключались в сером цвете униформы папских зуавов (французские зуавы носили синее обмундирование), а также использованием североафриканской фески вместо кепи. К маю 1868 г. в составе полка папских зуавов насчитывалось 4592 солдата и офицера. Подразделение было полностью интернациональным – волонтеров набирали действительно практически со всех стран мира. В частности, в полку служило 1910 голландцев, 1301 француз, 686 бельгийцев, 157 граждан Папской области, 135 канадцев, 101 ирландец, 87 пруссаков, 50 англичан, 32 испанца, 22 немца из других государств кроме Пруссии, 19 швейцарцев, 14 американцев, 14 неаполитанцев, 12 граждан герцогства Модена (Италия), 12 поляков, 10 шотландцев, 7 австрийцев, 6 португальцев, 6 граждан герцогства Тоскана (Италия), 3 мальтийца, 2 россиянина, по 1 волонтеру от Индии, Африки, Мексики, Перу и Черкессии. По данным англичанина Джозефа Пауэлла, в полку папских зуавов, кроме перечисленных волонтеров, служило по меньшей мере три африканца и один китаец. В период с февраля 1868 г. по сентябрь 1870 г. многократно увеличилась численность волонтеров из франкоязычного и католического Квебека – одной из провинций Канады. Общая численность канадцев в составе полка папских зуавов достигла 500 человек.
Папские зуавы участвовали во многих сражениях с пьемонтскими войсками и с гарибальдистами, в том числе в битве при Ментана 3 ноября 1867 г., где папские войска и их французские союзники столкнулись с добровольцами Гарибальди. В этом сражении папские зуавы потеряли 24 военнослужащих погибшими и 57 – ранеными. Самой молодой жертвой сражения стал семнадцатилетний англичанин зуав Джулиан Ватт-Рассел. В сентябре 1870 г. зуавы участвовали в последних сражениях Папского государства с войсками уже объединенной Италии. После поражения Ватикана несколько зуавов, включая бельгийского офицера, отказавшегося сдать оружие, были казнены.
Остатки папских зуавов, в первую очередь – французы по национальности – перешли на сторону Франции, будучи переименованными в «Западных волонтеров» с сохранением серо-красной папской униформы. Они участвовали в отражении атак прусской армии, в том числе под Орлеаном, где погибло 15 зуавов. В сражении 2 декабря 1870 г. участвовало 1800 бывших папских зуавов, потери составили 216 волонтеров. После поражения Франции и ввода прусских войск в Париж, «Волонтеры Запада» были расформированы. Так закончилась история «интернациональных бригад», состоявших на службе римского понтифика.
После того, как французский контингент в Риме по причине начала Франко-прусской войны 1870 г. был выведен и направлен на защиту Франции от прусских войск, войска Италии осадили Рим. Понтифик приказал отрядам Палатинской и Швейцарской гвардии оказать сопротивление итальянским войскам, после чего переехал на Ватиканский холм и объявил себя «ватиканским пленником». Город Рим, за исключением Ватикана, полностью перешел под контроль итальянских войск. Квиринальский дворец, где прежде размещалась резиденция папы, стал резиденцией итальянского короля. Папская область прекратила свое существование в качестве независимого государства, что не замедлило сказаться и на дальнейшей истории вооруженных сил святого престола.
Благородная стража римских пап – Дворянская гвардия.
Помимо «воинов-интернационалистов», а точнее – наемников и католических фанатиков со всей Европы, Америки и даже Азии и Африки, в подчинении римских пап находились и другие вооруженные подразделения, которые можно рассматривать как исторические вооруженные силы Папского государства. Одним из старейших видов вооруженных сил Ватикана до относительно недавнего времени оставалась Дворянская гвардия. Ее история началась 11 мая 1801 г., когда папа Пий VII создал полк тяжелой кавалерии на базе существовавшего с 1527 по 1798 гг. корпуса «Lance Spezzate». Помимо военнослужащих корпуса, в состав Дворянской гвардии вошли также папские гвардейцы из ордена «Рыцари Света», существовавшего с 1485 г.
Дворянская гвардия подразделялась на два подразделения – полк тяжелой кавалерии и легкую кавалерию. В последней служили младшие сыновья итальянских аристократических семейств, отданные отцами на военную службу папскому престолу. Первой задачей сформированного подразделения стало сопровождение Пия VII в Париж, где короновался император Франции Наполеон Бонапарт. Во время наполеоновского вторжения в Папскую область Дворянская гвардия была временно распущена, а в 1816 г. вновь возрождена. После того, как в 1870 г. произошло окончательное объединение Италии и Папская область перестала существовать как суверенное государство, Дворянская гвардия стала корпусом придворной гвардии Ватикана. В этом виде она просуществовала ровно столетие, пока в 1968 г. не была переименована в «Почетный караул его Святейшества», а еще спустя два года – в 1970 г. – расформирована.
Во время своего существования Дворянская гвардия выполняла функции дворцовой стражи ватиканского престола и поэтому никогда не участвовала, в отличие от папских зуавов, в реальных боевых действиях. Полк тяжелой кавалерии выполнял лишь задачи по эскорту понтифика и других представителей высшего духовенства католической церкви. Во время каждодневных прогулок понтифика по Ватикану за ним неотступно следовали двое военнослужащих Дворянской гвардии, выполнявшие функции папских телохранителей.
На протяжении ста лет – с 1870 по 1970 гг. – Дворянская гвардия фактически существовала лишь как церемониальное подразделение, хотя ее бойцы по-прежнему отвечали за личную безопасность Папы Римского. Общая численность Дворянской гвардии в период после 1870 г. составляла не более 70 военнослужащих. Показательно, что в 1904 г. были окончательно упразднены кавалерийские функции подразделения – в Ватикане в его современном виде их исполнение не представлялось возможным.
Период Второй мировой войны был, пожалуй, самым напряженным в истории Дворянской гвардии с 1870 г. – с момента объединения Италии и распада Папского государства. Учитывая нестабильную политическую ситуацию в мире и в Италии в том числе, личному составу Дворянской гвардии было выдано огнестрельное оружие. Изначально Дворянская гвардия и так имела на вооружении пистолеты, карабины и сабли, но после поражения Папского государства в 1870 г. единственным допустимым видом вооружения осталась кавалерийская сабля, к которой гвардейцы вернулись сразу после завершения Второй мировой войны.
После войны Дворянская гвардия еще два с половиной десятилетия сохраняла церемониальные функции. Гвардейцы сопровождали папу во время выездов, несли караул во время папских аудиенций, охраняли папу во время торжественных богослужений. Командование гвардией осуществлял капитан, звание которого было эквивалентно генеральскому в итальянских вооруженных силах. Важную роль играл также наследственный знаменосец, отвечавший за штандарт Ватикана.
Если папские зуавы, реально сражавшиеся на протяжении десятилетнего сопротивления Папской области гарибальдистам, были добровольцами со всех стран мира, то Дворянская гвардия, считавшаяся элитным подразделением, комплектовалась почти исключительно из числа итальянских аристократов, входивших в окружение святого престола. Аристократы поступали в Дворянскую гвардию добровольно, вознаграждения за свою службу не получали и, более того, оплачивали покупку обмундирования и вооружения исключительно из собственных средств.
Что касается обмундирования, то Дворянская гвардия использовала два вида формы. Парадная экипировка состояла из кирасирского шлема с черно-белым плюмажем, красного мундира с белыми обшлагами и золотыми эполетами, белого пояса, белых брюк и черных сапог для верховой езды.
Таким образом, парадная форма Дворянской гвардии воспроизводила классическое кирасирское обмундирование и была призвана напоминать об истории подразделения как полка тяжелой кавалерии. Повседневное обмундирование гвардейцев состояло из кирасирского шлема с папской эмблемой, двубортного синего мундира с красной окантовкой, черно-красного пояса с золотой пряжкой и темно-синих брюк с красными лампасами. До начала ХХ в. в Дворянской гвардии могли служить лишь аристократы – уроженцы Рима, затем правила приема в гвардию новобранцев были несколько либерализованы и возможность службы была предоставлена для выходцев из дворянских семей со всей Италии.
На страже порядка – Палатинская гвардия
В 1851 г. папа Пий IX принял решение о создании Палатинской гвардии, объединив городскую милицию народа Рима и палатинскую роту. Численность нового подразделения была определена в 500 человек, а организационная структура состояла из двух батальонов. Во главе Палатинской гвардии был поставлен подполковник, подчинявшийся камерленго Святой Римской церкви – кардиналу, ответственному за светское администрирование на территории Ватикана. С 1859 г. Палатинская гвардия получила звание Почетной Палатинской гвардии, к ней был прикомандирован собственный оркестр и даровано бело-желтое знамя с гербом Пия IX и золотым Михаилом Архангелом на вершине древка.
Палатинская гвардия, в отличие от Дворянской гвардии, принимала непосредственное участие в боевых действиях против повстанцев и гарибальдистов во время обороны Папского государства. Бойцы Палатинской гвардии несли службу по охране интендантских грузов. Численность гвардии в период войны с гарибальдистами достигала 748 солдат и офицеров, сведенных в восемь рот. В 1867-1870 гг. гвардейцы также несли службу по охране резиденции понтифика и его самого.
В 1870-1929 гг. Палатинская гвардия несла службу только на территории папской резиденции. За это время она была значительно сокращена в численности. Так, 17 октября 1892 г. численность Палатинской гвардии была определена в 341 человек, сведенный в один батальон, состоявший из четырех рот. В 1970 г. Палатинская гвардия, как и Дворянская гвардия, была ликвидирована указом папы Павла VI.
Легендарные швейцарцы – Швейцарская гвардия Ватикана
Единственным остающимся в строю вплоть до настоящего времени подразделением вооруженных сил Ватикана является прославленная Швейцарская гвардия. Это старейшее войсковое подразделение мира, сохранившееся в неизменном виде до XXI века и неотступно следующее традициям, сложившимся еще в Средние века – во время формирования Швейцарской гвардии в 1506 году.
История Швейцарской гвардии святого престола началась в 1506 г., согласно решению папы Юлия II. За десятилетний срок понтификата Юлий зарекомендовал себя как очень воинственный правитель, постоянно сражавшийся с соседними феодалами. Именно Юлий, озаботившийся вопросом укрепления папской армии, обратил внимание на жителей горной Швейцарии, считавшихся в Средние века лучшими в Европе наемными солдатами.
22 января 1506 г. первые 150 швейцарских солдат были приняты в Риме. А спустя 21 год, в 1527 г., швейцарские солдаты участвовали в обороне Рима от войск Священной Римской империи. В память о спасении тогдашнего папы Климента VII, ради которого отдали свои жизни 147 швейцарских солдат, присяга в Швейцарской гвардии принимается 6 мая – в очередную годовщину далеких событий. Оборона Рима в 1527 г. стало единственным примером участия Швейцарской гвардии в реальных боевых действиях. Возможно, церемониальный характер гвардии и ее широкая известность за пределами Ватикана, превратившая ее в настоящую достопримечательность города-государства, послужили поводом для того, чтобы именно это подразделение осталось в строю после роспуска в 1970 г. большинства вооруженных подразделений Ватикана.

Не отразилось на комплектовании этого подразделения и реформирование политической системы в самой Швейцарии, положившее конец практике «продажи» швейцарцев в наемные войска, действовавшие по всей Западной Европе. До 1859 г. швейцарцы находились на службе Неаполитанского королевства, в 1852 г. стали в массовом порядке наниматься на службу святым престолом, а после 1870 г., когда Папская область вошла в состав Италии, использование швейцарских наемников на территории страны было прекращено и единственным напоминанием о некогда самой многочисленной наемной силе в Европе осталась Швейцарская гвардия, дислоцированная в городе-государстве Ватикан.

Численность Швейцарской гвардии сегодня определена в 110 человек. Она комплектуется исключительно гражданами Швейцарии, проходящими подготовку в швейцарских вооруженных силах и затем направляемыми на службу святому престолу в Ватикан. Солдаты и офицеры гвардии происходят из немецких кантонов Швейцарии, поэтому немецкий язык считается официальным языком команд и служебного общения в Швейцарской гвардии. Для кандидатов на прием в подразделение установлены следующие общие правила: швейцарское гражданство, католическое вероисповедание, полное среднее образование, наличие четырехмесячной службы в швейцарских вооруженных силах, рекомендации от духовенства и светской администрации. Возраст кандидатов на прием в Швейцарскую гвардию должен колебаться в диапазоне 19-30 лет, рост – быть не ниже 174 см. В гвардию принимаются только холостяки. Изменить семейное положение военнослужащий гвардии может только по специальному разрешению командования – и то после трех лет службы и получения капральского звания.
Швейцарская гвардия охраняет вход в Ватикан, все этажи Апостольского дворца, покои римского папы и государственного секретаря Ватикана, присутствует на всех торжественных богослужениях, аудиенциях и приемах, организованных святым престолом. Обмундирование гвардии воспроизводит ее средневековую форму и состоит из полосатых красно-сине-желтых камзолов и брюк, берета или мориона с красным плюмажем, панциря, алебарды и шпаги. Алебарды и шпаги являются церемониальным оружием, что касается огнестрельного оружия, то оно в 1960-е гг. было запрещено, но затем, после знаменитого покушения на Иоанна Павла II в 1981 г., Швейцарская гвардия была вновь вооружена огнестрельным оружием.
Швейцарские гвардейцы обеспечиваются обмундированием, питанием и проживанием. Их жалованье начинается с цифры в 1300 евро. Через двадцать лет службы гвардейцы могут выйти на пенсию, составляющую размер последнего жалованья. Срок службы по контракту в Швейцарской гвардии составляет от минимальных двух лет до максимальных двадцати пяти. Караульная служба осуществляется тремя командами – одна находится на дежурстве, другая выполняет роль оперативного резерва, третья находится на отдыхе. Смена караульных команд осуществляется через 24 часа. Во время торжественных церемоний и публичных мероприятий служба осуществляется всеми тремя командами Швейцарской гвардии.
В подразделениях Швейцарской гвардии введены следующие воинские звания: полковник (коммандант), подполковник (вице-коммандант), каплан (капеллан), майор, капитан, фельдфебель, вахмистр, капрал, вице-капрал, алебардист (рядовой). Командиров Швейцарской гвардии обычно выдвигают из числа швейцарских армейских или полицейских офицеров, имеющих соответствующее образование, опыт и подходящих для выполнения обязанностей по своим морально-психологическим качествам. В настоящее время, с 2008 года, Швейцарской гвардией Ватикана команует полковник Даниэль Рудольф Анриг. Ему сорок два года, он проходил службу в гвардии в звании алебардиста еще в 1992-1994 гг., затем окончил университет Фрибура по специальности «гражданское и церковное право», возглавлял криминальную полицию кантона Гларус, а затем, с 2006 по 2008 гг. был генеральным комендантом полиции кантона Гларус.
Швейцарские гвардейцы, как и положено стражникам святого престола, имеют славу безупречных в моральном отношении воинов. Однако их авторитет был поставлен под сомнение громким убийством, произошедшим в Ватикане 4 мая 1998 г. В этот день командиром Швейцарской гвардии, тридцать первым по счету, был назначен Алоиз Эстерманн. Спустя несколько часов труп нового командира и его супруги был обнаружен в служебных апартаментах полковника. Сорокачетырехлетний ветеран подразделения (именно он в 1981 г., во время покушения, заслонил папу Иоанна Павла II) и его жена были застрелены, рядом с ними лежал третий труп – двадцатитрехлетнего капрала Седрика Торнэя, который, по всей видимости, застрелил командира и его супругу, после чего застрелился сам.
Поскольку данное происшествие бросало тень не только на прославленную Швейцарскую гвардию, но и на сам святой престол, была выдвинута официальная версия – Торнэй расправился с полковником, не обнаружив своего имени в списке представленных к награде гвардейцев. Однако, по Риму, а затем и по всему миру, распространились более «горячие» версии – от происков мафии или масонов до ревности капрала к полковнику по причине связи с его женой – венесуэльской гражданкой, от «завербованности» покойного командира Эстерманна восточногерманской разведкой, за что ему и отомстили, до возможных содомитских контактов между сорокачетырехлетним офицером и двадцатитрехлетним капралом. Последовавшее расследование не дало никаких вразумительных сведений о причинах, побудивших капрала убить двух человек и покончить с собой, в связи с чем официальной версией суда, закрывшего дело, стал внезапный приступ сумасшествия у Седрика Торнэя.

Тем не менее, Швейцарская гвардия остается одним из престижнейших в мире воинских подразделений, отбор в ряды которого гораздо строже, чем в большинство остальных элитных воинских частей других государств. Для мировой общественности Швейцарская гвардия давно стала одним из символов святого престола. Про нее снимают фильмы и репортажи телевидения, пишут статьи в газетах, ее любят фотографировать многочисленные туристы, прибывающие в Рим и Ватикан.
Наконец, завершая разговор о вооруженных формированиях Ватикана, нельзя не отметить и т.н. «папскую жандармерию», как неофициально называют Корпус жандармов города-государства Ватикан. На нем лежит вся реальная полнота ответственности за безопасность святого престола и обеспечение общественного порядка в Ватикане. В компетенцию Корпуса входят безопасность, общественный порядок, пограничный контроль, безопасность дорожного движения, уголовный розыск преступников и непосредственная охрана понтифика. Службу в Корпусе проходит 130 человек во главе с генеральным инспектором (с 2006 г. – Доминико Джани). Отбор в Корпус осуществляется по следующим критериям: возраст от 20 до 25 лет, гражданство Италии, опыт службы в итальянской полиции не менее двух лет, рекомендации и безупречная биография. С 1970 по 1991 гг. Корпус назывался Центральной службой безопасности. Его история началась в 1816 г. под названием Корпус жандармерии и вплоть до уменьшения численности вооруженных сил Ватикана он оставался в статусе воинского подразделения. Современному Ватикану полноценные вооруженные силы не нужны, однако отсутствие у этого карликового теократического государства собственной армии отнюдь не означает отсутствия полноценного политического влияния, по которому святой престол до сих пор превосходит многие страны с миллионным населением и крупными вооруженными силами.

В Гватемале спецназовец получил 6060 лет тюрьмы за участие в резне, в которой погиб 201 человек

Суд Гватемалы вынес беспрецедентно суровый приговор бывшему бойцу спецназа, который причастен к массовому убийству 30-летней давности. Жертвами той резни стали сотни людей, передает NEWSru.com.

Прежнему военнослужащему Педро Пиментеле назначено наказание в виде 6060 лет лишения свободы, передает Reuters. Многовековой срок заключения носит скорее символический характер, так как, согласно гватемальским законам, максимальный срок тюремного заключения не превышает 50 лет. Однако и этот срок Пиментеле вряд ли отбудет полностью, так как ему уже исполнилось 55 лет.

Педро Пиментеле стал пятым бывшим бойцом спецподразделения, который был приговорен к длительному тюремному сроку за резню в деревне Дос-Эррес в 1982 году. Тогда жертвами садистов в погонах стали 201 человек. Прежние приговоры по этому делу с аналогичными сроками вынесены в августе 2011 года.

Как следует из материалов дела, Педро Пиментеле в составе группы из 20 солдат на протяжении трех дней издевался над селянами и совершал жестокие убийства. Военные ослепляли мирных жителей, душили их и избивали до смерти. Некоторых потерпевших солдаты забивали насмерть кувалдой, причем они не пожалели даже новорожденного ребенка.

Трупы убитых военные сбросили в 15-метровый колодец.

Группа спецназа Kaibiles была направлена в гватемальскую деревушку Дос-Эррес для поиска оружия. В то время в этой латиноамериканской стране шла гражданская война, а это подразделение специализировалось на борьбе с партизанскими формированиями. За 1960 — 1996 годы, когда в Гватемале продолжалась война между различными политическими группировками, погибло и пропало без вести почти 250 тысяч человек.

В 2010 году Педро Пиментеле был арестован в Лос-Анджелесе, а год спустя экстрадирован на родину, передает телерадиокомпания BBC. Гватемальская Фемида предъявила ему обвинения в убийствах и преступлениях против человечности.

Между тем элитное подразделение спецназа Kaibiles, которое было замешано в столь кровавых преступлениях, продолжает существовать до сих пор. Оно даже принимает участие в миротворческих операциях в Конго. Однако есть сведения, что некоторые бывшие члены Kaibiles связаны с наркокартелем Los Zetas. Эта преступная группировка создана в 1999 году мексиканскими спецназовцами и разведчиками из воздушно-десантных войск (Special Air Mobile Force Group). Она также прославилась наиболее жестокими массовыми расправами и считается едва ли не самой опасной. Первоначально спецназовцы выполняли роль бригады киллеров в наркокартеле Gulf, но в 2010 году в группировке произошел раскол.

Американский «питомник диктаторов и эскадронов смерти»

Сам осужденный Педро Пиментеле отрицает вину. По словам экс-спецназовца, он якобы уже покинул Дос-Эррес к тому моменту, когда там начались массовые расправы. Это произошло в ноябре 1982 года, когда Пиментеле решил подать документы на поступление в американскую школу диверсантов SOA (School of the Americas), расположенную в Панаме. Это военное учебное заведение снискало дурную славу, так как через него прошли многие военачальники, ставшие потом военными преступниками. В итоге SOA стали называть «Школой для диктаторов», «Школой наемных убийц» и даже «Питомником эскадронов смерти», пишет Third World Traveler.

Добавим, что в январе 2012 года начался процесс и над 85-летним бывшим диктатором Гватемалы Эфраином Риосом Монттом. Он тоже был выпускником SOA. С 1970 года генерал Монтт возглавил Генштаб, а в 1982 совершил военный переворот. Оказавшись у власти, генерал ввел «принцип боба и винтовки»: если ты с нами — мы тебя накормим, если нет — убьем.

Являясь антикоммунистом, Эфраин Риос Монтт опирался на поддержку США. В декабре 1982 года президент США Рональд Рейган посетил Гватемалу и сказал: «Президент Риос Монтт — человек большой личной честности и обязательства… Я знаю, что он хочет улучшить качество жизни для всех гватемальцев и укрепить социальную справедливость».

На деле в стране развернулся кровавый террор. С марта по июль 1982 года было убито, по некоторым оценкам, 10 тысяч человек, подозреваемых в симпатиях к партизанам и политическим оппонентам Монтта. 8 августа 1983 года генерал Оскар Умберто Мехиа Викторес свергнул Риоса Монтта и прервал его 17-месячное правление. Но даже после этого бывший диктатор не ушел из политики.

В 1989 году Эфраин Монтт создал Гватемальский Республиканский Фронт (ГРФ) и пытался участвовать в выборах 1990 года, но Конституционный суд не допустил его к президентской гонке.

В мае 2003 года ГРФ вновь выдвинул Монтта кандидатом в президенты. Верховный Суд сначала приостановил его участие в выборах, но Монтт обратился по радио к своим сторонникам, призывая к акциям гражданского неповиновения. Возникла угроза новой гражданской войны. Конституционный суд отменил постановление Верховного Суда, но выборы Монтт проиграл, набрав всего 11 % голосов.

В настоящий момент Эфраину Монтту инкриминируют геноцид и преступления против человечности. Его считают виновным в убийстве 1,7 тысячи представителей племени майя, которых подозревали в сочувствии коммунистическим повстанцам. Однако адвокаты престарелого бывшего диктатора настаивают, что массовые расправы происходили по инициативе военных командиров среднего и низшего звена, а сам Монтт к этому не причастен.

Вся важная информация о коронавирусе в Казахстане публикуется в telegram канале «zakon.kz». Подписывайтесь!

sarmata

«Зуавы смерти»
В 1879 году, Вацлав Свенцицкий (польск. Wacław Święcicki), отбывавший в Варшавской цитадели срок за социалистическую деятельность, написал песню на мотив «Марша зуавов». По возвращении Свенцицкого из сибирской ссылки текст был опубликован в нелегальном польском журнале «Proletariat» (1883). Название «Warszawianka» закрепилось за ней после первомайской демонстрации 1905 года в Варшаве.
Śmiało podnieśmy sztandar nasz w górę,
Choć burza wrogich żywiołów wyje,
Choć nas dziś gnębią siły ponure,
Chociaż niepewne jutro niczyje.
O, bo to sztandar całej ludzkości,
To hasło święte, pieśń zmartwychwstania,
To tryumf pracy, sprawiedliwości,
To zorza wszystkich ludów zbratania!
Naprzód Warszawo!
Na walkę krwawą,(bis)
Świętą a prawą!
Marsz, marsz, Warszawo!
Dziś, gdy roboczy lud ginie z głodu,
Zbrodnią w rozkoszy tonąć jak w błocie,
I hańba temu, kto z nas za młodu,
Lęka się stanąć choć na szafocie!
O, nie bez śladu każdy z tych skona,
Co życie sprawie oddają w darze,
Bo nasz zwycięski śpiew ich imiona
Milionom ludzi ku czci przekaże!
Naprzód Warszawo!
Na walkę krwawą,(bis)
Świętą a prawą!
Marsz, marsz, Warszawo!
Hurra! Zerwijmy z carów korony,
Gdy ludy dotąd chodzą w cierniowej,
I w krwi zatopmy nadgniłe trony,
Spurpurowiałe we krwi ludowej!
Ha! Zemsta straszna dzisiejszym katom,
Co wysysają życie z milionów.
Ha! Zemsta carom i plutokratom,
A przyjdzie żniwo przyszłości plonów!
Вперед, Варшава!
На бой кровавый,
Святой и правый!
Марш, марш, Варшава!
Автором русского текста «Варшавянки» по традиции считается Глеб Максимилианович Кржижановский (1872-1959), а временем его создания – пребывание Кржижановского в Бутырской тюрьме (1897). Массовое распространение песня получила во время революции 1905 года.
Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас еще судьбы безвестные ждут.
Но мы подымем гордо и смело
Знамя борьбы за рабочее дело,
Знамя великой борьбы всех народов
За лучший мир, за святую свободу.
Припев:
На бой кровавый,
Святой и правый
Марш, марш вперед,
Рабочий народ.
(…)
Нам ненавистны тиранов короны,
Цепи народа-страдальца мы чтим.
Кровью народной залитые троны
Кровью мы наших врагов обагрим!
Смерть беспощадная всем супостатам!
Всем паразитам трудящихся масс!
Мщенье и смерть всем царям-плутократам!
Близок победы торжественный час.
Припев
Исполнение песни, mp3 (551 КБ и 2642 КБ)
Иногда эту песню путают с другой «Варшавянкой». «Варшавянка» 1831 года (fr. La Varsovienne) – патриотический гимн Польского восстания 1830-31 годов. Была написана на французском языке французским поэтом и драматургом Казимиром Жаном Франсуа Делавинем (Delavigne) (1793-1843) под впечатлением ноябрьского восстания 1830 года. Автором наиболее известного польского перевода стал поэт и историк Кароль Сенкевич. Музыку написал Кароль Курпиньский. Премьера песни состоялась 5 апреля 1831 года в Национальном Театре в освобожденной Варшаве, оркестром дирижировал сам композитор. Песнь с самого начала обрела огромную популярность. После обретения независимости в 1918 году она была одной из кандидаток на роль государственного гимна (в итоге победила «Мазурка Домбровского»: «Еще Польша не погибла…»).
1. Oto dziś dzień krwi i chwały,
Oby dniem wskrzeszenia był,
W gwiazdę Francji Orzeł Biały
Patrząc lot swój w niebo wzbił,
słońcem lipca podniecany,
Woła do nas z górnych stron,
Powstań Polsko, skrusz kajdany,
Dziś twój tryumf albo zgon.
ref. Hej, kto Polak, na bagnety!
Żyj swobodo, Polsko żyj,
Takim hasłem cnej podniety,
Trąbo nasza, wrogom grzmij!
2. Na koń, woła Kozak mściwy,
Karać bunty polskich rot,
Bez Bałkanów są ich niwy,
Wszystko jeden zgniecie lot.
Stój! Za Bałkan pierś ta stanie,
Car wasz marzy płonny łup,
Z wrogów naszych nie zostanie,
Na tej ziemi, chyba trup.
ref. Hej, kto Polak…
3. Droga Polska, dzieci Twoje,
Dziś szczęśliwszych doszły chwil,
Od tych sławnych, gdy ich boje,
Wieńczył Kremlin, Tybr i Nil.
Lat dwadzieścia nasze męże,
Los po obcych ziemiach siał,
Dziś, o Matko, kto polęże,
Na Twem łonie będzie spał.
ref. Hej, kto Polak…
4. Wstań Kościuszko! Ugodź serca,
Co z litością mamić śmią,
Znałże litość ów morderca,
Który Pragę zalał krwią?
Niechaj krew tę krwią dziś spłaci,
Niech nią zrosi grunt, zły gość,
Laur męczeński naszej braci,
Bujniej będzie po niej rość.
ref. Hej, kto Polak…
5. Tocz Polaku bój zacięty,
Ulec musi dumny car,
Pokaż jemu pierścień święty,
Nieulękłych Polek dar,
Niech to godło ślubów drogich,
Wrogom naszym wróży grób,
Niech krwią zlane w bojach srogich,
Nasz z wolnością świadczy ślub.
ref. Hej, kto Polak…
6. Wy przynajmniej coście legli,
W obcych krajach za kraj swój,
Bracia nasi z grobów zbiegli,
Błogosławcie bratni bój.
Lub zwyciężym — lub gotowi,