Скоропадский гетман Украины

Гетман Скоропадский и история Киева в фотографиях 1917-1921 годов

Ужасная история о последнем гетмане и переходящем граде Киев. Украинский гетман Иван Скоропадский (1708-1722) не имел наследников. Зато у него был брат Василь, занимавший пост генерального бунчужного. Василь родил Михаила (генеральный подскарбий при гетмане К.Разумовском), Михаил родил Ивана (черниговский помещик, активист при подготовке реформы 1861), Иван родил Петра (отставной гвардейский полковник, черниговский помещик).
Февральская революция. Народная милиция на улице Киева. Начало марта 1917 г
Последний вошел в историю благодаря сатирическому стихотворению Т.Шевченко «П.С.»:
«Оцей годований кабан! Оце ледащо.
Щирий пан, потомок гетьмана дурного
і презавзятий патріот… та ще в селі своїм дівчаток
перебирає. Та спроста
таки своїх байстрят з десяток
у год подержить до хреста».
3 (16) мая 1873 на немецком курорте Висбаден его законная жена Мария Андреевна, урожденная Миклашевская, произвела на свет сына, крещеного Павлом. Начало жизни будущего гетмана не предвещало ничего подобного — типичный путь русского аристократа. Детство в селе Тростянец на Полтавщине, курс гимназии на дому, Пажеский корпус, по окончании которого в 1893 он был зачислен корнетом в столичный гвардейский Кавалергардский полк. В годы русско-японской войны 1904-1905 молодой кавалергард принял участие в боевых действиях как командир сотни 2 Читинского полка. 9.12.1905 император Николай II педантично отметил в дневнике: «Назначил Юсупова в свиту, а шт-р Скоропадского флигель-адъютантом». Некоторое время свитский офицер околачивался при дворе, по случаю женился на дочери генерал-адъютанта Александре Петровне Дурново (будущая «гетьманова»), затем был назначен полковником и командиром 20 Финляндского полка, с 1912 генерал-майор, командир лейб-гвардии конного полка (Санкт-Петербург).
Ранние мемуаристы (С.Доленга, Н.Могилянский) совершенно справедливо характеризуют Скоропадского по рождению, воспитанию и службе как типичного русского карьерного дворянчика без малейших украинских симпатий. Даже современные отечественные историки (Г.Папакин) смогли откопать из его дореволюционное прошлого лишь один «украинофильский» факт: его тетка Елизавета Ивановна сделала денежный взнос на основание Наукового Товариства имени Шевченко во Львове. И уж совсем никто, кроме В.Любченко, не упоминает о том, что в 1914 Скоропадский переписывался с известным киевским черносотенцем М.Стороженко и, возможно, был причастен к тогдашнему запрету празднования 100-летнего юбилея Шевченко. Сей акт современные историки трактуют, как невиданное украинофобство имперских властей, но как тогда назвать свитского генерала С.?
Генерал-фельдмаршал Эйхгорн по прибытии в Киев осматривает на вокзале почетный караул синежупанников (весна 1918-го)
В годы Первой мировой Павел Петрович командовал 1 и 5 бригадами 1 гвардейской кавдивизии, затем всей дивизией, участвовал в боях, проявил высокие боевые качества. В январе 1917 новопроизведенный генерал-лейтенант был назначен командиром 34 армейского корпуса. Начало Революции он встретил типичным недоумением, а на первые украинские демонстрации реагировал, как на «работу врагов с целью внести раскол в нашем тылу» (из собственноручных мемуаров). Весьма скептически он отнесся и к предложению представителя Центральной Рады В.Скрипчинского украинизировать корпус. ЦР как первая попытка достижения «державности», представляет особый интерес, ведь рост ее популярности в 1917 был невероятен. Даже если отбросить эмигрантские фанфары про 4 млн поддержавших её украинских солдат, 400 тыс. реальных штыков (по более обоснованым подсчетам) давали весьма определенный шанс.
Скоропадский в компании П. Гинденбурга и Э. Людендорфа.
Но ЦР слепо копировала свой российский аналог Временное правительство (так же, как сегодня Украина повторяет российский путь с опозданием на пару-тройку лет), то есть утопала в митинговых лозунгах и откладывала реальное решение насущных проблем на потом. Как писал В.Винниченко, украинцы сами «расщепили свое оружие на две половинки — социальную и национальную, выбрали последнюю и стали ей бороться против социальной… оторвались от своих трудящихся масс и были вдребезги разгромлены». Лозунги большевиков оказались народу ближе, ведь ЦР в 1 и 2 Универсалах вообще не касалась социально-экономической сферы, а 3 Универсал, упоминавший о ликвидации помещичьей собственности на землю, госконтроле над производством и 8-часовом рабочем дне, вышел на две недели позже большевистского «Декрета о земле» (и под его влиянием). Да и то через неделю он был фактически отменен циркуляром Генсекретариата земельных дел, запрещавшим самозахваты и оставлявшим неприкосновенными хозяйства до 50 десятин.
Германский патруль проверяет документы на Крещатике
Поэтому пик популярности в октябрьские дни 1917 стал и началом упадка. Затянули дело и с миром: переговоры с немцами начали лишь в конце декабря. Внутренняя борьба в правительстве и выделение левых групп в правящих партиях УСДРП и УПСР усугубили кризис, а Брестский мир и приглашение в Украину австро-немецких оккупантов окончательно дискредитировало ЦР. «Трех сынов родных имеет сегодня Украина: хлибороба-гетманца и неомонархиста, более-менее социалистического интеллигента-демократа и республиканца, пролетария-большевика и интернационалиста… Все сыны ее разрозненые, квелые, слабосильные… Побили себя мы сами»,- писал В.Липинский.
К командиру двухдивизионного 34 корпуса 7 армии Юго-Западного фронта ЦР относилась осторожно, помня его прошлое, поэтому обратилась за помощью повыше. Парадокс, но приказ об украинизации издал 18 июля 1917 сам Верховный главнокомандующий Л.Г.Корнилов. Скоропадский бросился к нему за разъяснениями. Главком «успокоил» его:

Скоропадский во время встречи с Вильгельмом II
«Всë это пустое. Главное — война… Что до Украинской рады, то позже мы всё это разберем». Учитывая нрав Лавра Георгиевича, современным украинофилам не стоит сильно обольщаться перспективами «національної армії», гипотетически разворачиваемой на базе «1 Украинского корпуса», бывшего 34 армейского. Корнилов, как жесткий прагматик, рассчитывал прежде всего на патриотическое повышение боеспособности. Но, как свидетельствует генерал Деникин, надежды оказались иллюзорными. «Новые украинские войска носили в себе все те же элементы разложения, что и кадровые… Я вызвал к себе Скоропадского… Будущий гетман заявил, что об его деятельности составилось превратное мнение… что он истинно русский человек, гвардейский офицер и совершенно чужд самостийности, исполняет только возложенное на него начальством поручение, которому сам не сочувствует»,- мемуарил позже Антон Иванович. Зато какие шикарные жовто-блакитные погоны завели в 1 украинском корпусе! Пополнения из «вильных козакив» довели его численность до 40 тысяч, все полки стали именными: имени гетмана Хмельницкого, имени гетмана Скоропадского (это не лесть, а совпадение). В августе Павел Петрович еще раз ездил в Ставку и чуть не влип в «корниловщину», чудом спасся, отделавшись кратковременным арестом в Гомеле.
Духовой оркестр одной из немецких пехотных частей на Думской площади (сейчас это Майдан Незалежності)
Добровольческие отряды «вільного козацтва» начали формироваться еще в марте 1917, их первым атаманом был крестьянин С.Грызло. В октябре они собрались на съезд и заочно избрали Скоропадского своим «почетным атаманом». А тем временем в Петрограде произошла революция, кстати говоря, спасшая ЦР от судебного дела, возбужденного прокуратурой по факту самовольной подготовки к сепаратному Всеукраинскому Учредительному собранию. ЦР продолжала хлопать ушами, не рискуя опереться ни на 60 тыс. «вільних козаків», ни на «1 Украинский корпус». Генсекретарь военных дел С.Петлюра, по свидетельству Винниченко, «никаких ни знаний, ни умений, ни талантов в военных делах не проявил… и в конце концов так запустил дело реального формирования украинского войска, что Центральная Рада вынуждена была вынести ему выговор и снять с поста за недееспособность». Заменивший его Н.Порш был не лучше.
Одна из мифологем новейшей украинской историографии – сказ о том, как в ноябре-декабре 1917 Скоропадский остановил и разоружил 2 корпус, который большевичка Е.Бош вела на Киев свергать ЦР, и таким образом «урятував Київ і всю Наддніпрянську Україну від розгрому збольшевиченими солдатськими бандами». Запущен он был историком-«державником» Д.Дорошенко и с тех пор бездумно повторяется Н.Полонской-Василенко, И.Нагаевским, В.Королем и мн.др. Однако, как выяснил В.Солдатенко в 1992, вся эта история основана на слухах и на мемуарах самого Скоропадского. На самом деле 2 украинский корпус (бывший 6 армейский, ныне украинизируемый) во время передислокации частично застрял в Жмеринке и начал разлагаться. Солдаты митинговали насчет разойтись по домам. Действительно, известная украинская большевичка Евгения Бош занималась здесь агитацией, была популярна среди солдат и однажды предложила подобную идею. Но Киевский комитет РСДРП и Военревком ее не поддержали и она отказалась. Большевикам не было необходимости привлекать дополнительные военные силы: ведь они в то время готовились собрать Всеукраинский Съезд Советов и вполне легально «переизбрать» Центральную Раду, превратив ее в ЦИК по советскому образцу. ЦР имела другую точку зрения: она готовилась противодействовать такой схеме и потому оперативно разоружала большевизированные части, чтоб иметь свободные руки. Скоропадский же, которому тогда приказали идти на фронт вместо отводимого на украинизацию 2 корпуса, отказался и самовольно учинил его разоружение на ж/д Шепетовка-Козятин-Жмеринка.
Зачем он это сделал – из желания защитить украинское правительство ЦР (с которым была взаимная антипатия) или чтоб избавиться от потенциального конкурента (командир Первого и единственного украинского корпуса – это одно, а командир одного из… — совсем другое дело) – большой вопрос. «Спасенная» ЦР продолжала игнорировать генерала и 6.01.1918 он сдал командование Я.Гандзюку, которого исследователь Ю.Пархомчук именует «последней надеждой».
Скоропадский на время окунулся в частную жизнь и, по собственному признанию, еще в марте месяце «про гетьманство и не думал». Однако он активно участвовал в создании «Украинской народной громады» — помещичье-монархической компании с национальным оттенком. Очевидная импотенция ЦР уже била в глаза, поэтому Скоропадскому удалось быстро договориться и с «державниками» из Партии хлиборобов-демократов (В.Липинский, Н.Михновский) и с немецкими оккупационными властями. Дело было решено 24 апреля. Генерал Гренер, барон Мумм, граф Форгач – вот они, подлинные отцы «Украинской державы». Генерал Гофман откровенничал:
Киев, 2 ноября 1917 г
«В действительности Украина – это дело моих рук, а вовсе не плод сознательной воли народа. Я создал Украину». На выдвинутые ими условия – «Во время пребывания австро-немецких войск на Украине никакая украинская армия не может формироваться… Если на Украине нет военных, судебных законов, то они должны быть заменены соответствующими законами Центральных держав» – Скоропадский быстро согласился. Немцы же помогли ему в организации переворота, разоружив накануне синежупанную дивизию и окружив казармы «січевих стрільців». 29 апреля 1918 в Киевском цирке, как ехидно отмечали обыватели, и произошло избрание «Гетмана всея Украины».
Еще одна многократно повторяемая мифологема: якобы избрал его многотысячный съезд хлиборобов. На самом деле, съезд «хліборобів-демократів» был назначен на 27, но немцы запретили его, разогнали делегатов и арестовали президиум. 29 апреля в цирке собрались не крестьяне, а помещики из Союза земельных собственников («хліборобів-власників»), некоторые УХДП-ники были тут как частные лица. Настоящий съезд УХДП нелегально прошел через несколько дней в Голосеевском лесу под Киевом, заявил о непризнании гетмана, избранного помещиками, и ушел в глухую оппозицию.
Попытка компромисса — предложение сделать «отаманом Ради міністрів» Михновского, была отвергнута Скоропадским. Аналогичные антигетманские решения приняли и нелегальные съезды рабочих, УСДРП, УПСР, УПСФ. Почему нелегальные? А потому, что, придя к власти, «Ясновельможный пан гетьман» первым делом соизволил запретить все съезды политических партий, закрыть оппозиционные газеты, запретить стачки и критику правительства. Даже породившее гетмана «вільне козацтво» в мае 1918 было «объявлено недействительным». Почему-то «традиционно-национальная монархия» (В.Липинский) в своем устройстве опиралась на бывших царских чиновников-украинофобов и реставрировала дореволюционные порядки. Гетманский «Закон о временном государственном устройстве», например, скопирован с «Основного закона Российской империи» от 23.4.1906. Были восстановлены губернаторства, переименованые в старостаты, старостами стали преимущественно бывшие губернские чиновники. Были переименованы и ж/д, например, «Екатерининская» в «3апорожскую». Правда, жизнь от этого не улучшилась и железнодорожники устроили забастовку.


Лизогуб, Сахно-Устимович, гетман Скоропадский.
Тогда гетман указом 19.7.1918 восстановил царский закон от 2.12.1905, и стачку жестоко подавили. Широко практиковались «локауты»- закрытия заводов с массовым увольнением рабочих. Зачем далеко ходить: в мае был закрыт Алчевский завод ДЮМО, 4000 рабочих выброшены на улицу. На Луганском патронном заводе гетманская администрация занималась в основном разделом имущества с немцами в пропорции 2:3 (оккупанты свои 60% вывозили в фатерлянд). Был отменен 8-часовой рабочий день и введен 12-часовой.
Войска Киевской области Вооруженных сил Юга России.
Добровольцы входят в Киев на Софийскую площадь, 31 августа 1919 г.
Части Войск Киевской области на параде — сентябрь 1919 года
В аграрном вопросе гетман проявил полное безволие: сначала объявил об ограничении землевладения 25 десятинами, но вскоре под давлением помещиков принял законы от 8.7.1918 и 15.7.1918, фактически восстановившие на Украине барщину. На крестьян, только-только обретших заветные земельные делянки, обрушились экзекуции карательных отрядов. Как в добрые старые царские времена, их пороли целыми селами, зачинщиков арестовывали и расстреливали. Диаспорный историк-«державник» И.Нагаевский (бывший капеллан дивизии СС «Галичина») в своем пухлом опусе умудрился ни разу не упомянуть о народном антигетманском движении, но мы-то знаем, что уже в июне 1918 в южной Киевщине вспыхнуло большое Звенигород-Таращанское восстание крестьян (до 40000 участников) во главе с левым украинским эсером М.Шинкарем (кстати, личным знакомым Скоропадского, который характеризовал его весьма положительно, как патриота, сбиваемого с пути истиного плохим окружением); в августе на Черниговщине началось восстание под руководством большевика Н.Кропивянского; с сентября на Екатеринославщине начал действовать отряд анархиста Н.Махно. Даже генерал Деникин отмечал: «Практика реквизиций, кровавых усмирений и взыскания убытков… вызвала по всей Украине и Новороссии стихийные восстания, подчас многотысячными отрядами… В повстанческой психологии не было и тени украинского сепаратизма: они видели своих врагов не в русских, а в помещике и немце». Участие в их подавлении стоило австро-немецким войскам 19000 жизней, да и то фактически повстанцы были не уничтожены, а вытеснены, рейдировали на восток, где оседали в «нейтральной зоне», тянущейся вдоль русско-украинской границы от Унечи до Ровенек. Здесь большевики формировали из них 2 украинские советские дивизии (Локотош, Щорс, Боженко). К сему добавилась всеобщая ж/д стачка, которая в августе буквально парализовала Украину. 200 000 её участников, возглавленные большевиком А.Близниченко, видимо, не хотели, в отличие от гетмана, помогать оккупантам вывозить награбленное.
Формирование китайского отряда добровольцев в Красную Армию, 1919 г.
Ли Сю-Лян (Ли Шу-Ан) — командир китайского отряда при Особом батальоне Киевской губчека, 1919 г.
Учебная атака дивизии Украинских войск.
Историки-«державники» (Дорошенко, Полонская, Нагаевский) весьма сильно раскатывают 7-месячную историю гетманата, упирая на то, что был порядок, да еще и на украинском. Действительно, украинизация шла бодро: 15 мая было переведено делопроизводство военного министерства, 17 мая — министерства путей сообщения, 26 июля — министерства почт и телеграфов. Были открыты Киевский и Каменецкий украинские госуниверситеты (но старый Киевский университет имени Св. Владимира остался русским), 150 украинских школ (заметим, не за счет закрытия русских), а также Украинская национальная библиотека, Украинский государственный архив, Украинская Академия Наук (Грушевский отказался ее возглавить, согласился В.Вернадский), Украинская национальная опера, Украинский национальный музей, Украинский национальный театр, Украинская государственная капелла, Украинская национальная галерея искусств и т.д. Очень нужное дело, особенно во время войны. С насущной же проблемой войска дело при гетмане обстояло так же, как и при ЦР, то есть хреново. Летом 1918 немцы через силу дали согласие на формирование и Скоропадский тут же развернул наполеоновские планы про 8-корпусную украинскую армию в 300000 ч. На практике же не вышло ничего, формирование затянулось до упора. Во время официального визита в Германию 4-17 сентября в газетах появилось характерное фото: стоит самоуверенный надутый кайзер, а рядом в подобострастном полупоклоне «гетьман незалежной Украины». И все-таки в мемуарах П.П. «скромно» утверждал: «Никогда Украина не получила бы такой образ державы, как при мне… Я убежден, что Украина может существовать только в форме гетманства».
Части Войск Киевской области на параде — сентябрь 1919 года
взятие города Красной Армией 14 октября 1919 г.;
отступление из Киева красных 16 октября 1919 г. и возвращение в город Добровольческих войск;
Офицеры Добровольческих войск в Киеве.
занятие Киева красными 14 декабря 1919 г.;
Красные в освобожденном Киеве 1919 г.
вступление в город украинских и польских войск 7 мая 1920 г.;

Воины польской армии во время оккупации Киева, 1920 г.

Подразделение польских войск проходит по одной из улиц Киева, 1920 г.
Для пущей популярности гетман ходил в специальной форме — белом жупане с золотыми наплечниками и собольей шапке с пером и драгоценными камнями, «розмовляв виключно українською мовою». Костюмированные выходы производили определенное впечатление на простонародье, но скептическая интеллигенция язвила про «оперетку». Сейчас много пишут об «украинофобе» М.Булгакове, но и другой известный писатель К.Паустовский (кстати, по происхождению украинец и даже потомок гетмана Сагайдачного), которого в 1918 занесло в Киев, в автобиографической «Повести о жизни» весьма нелицеприятно описывает гетманщину, как «кровавый балаган,… бестолковый любительский спектакль» с «ощущением полной неуверенности в завтрашнем дне». Может, в этой подсознательной временности проявлялась двойственность самого П.П., который с одной стороны выступал щирым украинизатором, а с другой заявлял: «Да, господа, я, конечно, стою за самостийную Украину. Но эту самостийну Украину, когда придет время, я положу к ногам Его Императорского Величества». Вообще внутренней поддержки у режима почти не было. Гетмана поддержали лишь фабриканты из «Протофиса» (Союз промышленности, торговли, финансов) и кадеты (конституционно-демократическая партия), все, как на подбор, москали-единонеделимцы. Даже Кабмин составили такие «украинцы» как Афанасьев, Гутник, Вагнер, Вязлов. Рейнбот, Петров, Меринг, Лянберг.
Помещики, пригласив на свой съезд в ноябре, сумели уговорить Скоропадского подписать закон о выборах земств, фактически отдававший все местное самоуправление в их руки. Внешняя политика сводилась к попыткам демонстрации силы в отведенных размерах. В августе Крыму, чтоб не отделялся, устроили экономическую блокаду, пытались устроить блокаду Румынии, чтоб отбить Бессарабию, но в Холмщину гетманского старосту О.Иолтуховского австрийцы просто не пустили.
Ноябрьские революции в Австрии и Германии выбили из-под гетмана трон: оккупационные войска эвакуировались. Он попытался опереться на «Протофис», но те на своем 2 съезде потребовали взамен отказаться от украинских закидонов и взять курс «за Единую Великую Неделимую Россию». Гетман согласился, 14 ноября был сформирован кабинет С.Гербеля и выпущена «Грамота» о федерации с Россией. Основной задачей провозглашалось «создание Всероссийской Федерации, конечной целью которой будет восстановление Великой России». По характеристике немцев, акт был «четко направлен на воссоединение с Великороссией, причем Украине в лучшем случае остается некая видимость автономии». Группа современных украинских историков (И.Курас, Ф.Турченко, Т.Геращенко) характеризуют его как «попытку очередного «воссоединения» Украины с Россией».

Впрочем, и это не помогло, а лишь стало поводом к антигетманскому восстанию Директории. Немногочисленные его войска оказались такими верными, что, например, «січові стрільці», остававшиеся с весны в Белой Церкви, перешли к Директории на первый же призыв Петлюры. За ними потянулись Серожупанная дивизия (Чернигов), Запорожская дивизия (Харьков), «Черноморские козаки» (Бердичев). Остатки верных войск разбили в великой битве под Мотовиловкой. Киев был окружен повстанцами. Скоропадский бежал к немцам, переодевшись в форму их офицера. Как утверждает мемуарист П.Христюк, масон Петлюра позволил уйти масону Скоропадскому, хотя, по моему личному мнению, возможна простая взаимная благодарность за освобождение Петлюры из гетманской тюрьмы в начале ноября.
Один из трофеев красноармейцев стало жёлто-голубое знамя с вышитой надписью «Свободная Украина» на украинском языке.
На излете «перестройки» в Москве был опубликован роман диссидента-эмигранта В.Аксенова «Остров Крым». В новом тогда жанре «альтернативной истории» предлагалась версия: если бы большевики не взяли Крым в 1920 и там сохранился несоцалистический строй, что получилось бы к началу 1980-х гг? Крым-Крымом, но сейчас многие любят фантазировать на тему: «Если бы Украина…» Первая попытка — в форме ЦР — уже рассмотрена, а вот гетманат… Хорошо, предположим, что ему удалось найти социальную опору. Представим себе, что украинские селяне вдруг прониклись патриотизмом, отказались от земли (за которую боролись веками) и признали вернувшихся помещиков (повторяю, предположим). Далее, оккупационные войска ушли, своих нет, а идет война. Ну ладно, предположим, что костюмированные «казачки» из разнообразных «куреней» да «кошей» оказались все, как на подбор спартанскими Леонидами и суворовскими «чудо-богатырями» (уф, очевидцы-мемуаристы В.Сосюра и К.Паустовский в гробах заворочались). Отбили клятых москалей-большевиков, разбили дисциплинированную польскую армию Галлера, уничтожили белогвардейскую Добровольческую армию. Отстояли, в общем, что дальше? Напомню, Скоропадский реставрировал губернскую систему. Украина — не Крым, соединенный с материком узеньким перешейком.
«Украинской державе» надо обустроить 6500 км границ с враждебными соседями (мы и сегодня при всей своей технике за 12 лет никак это не кончим). И каких границ! Напомню, Юго-восточный Донбасс (Красный Луч, Чистяково, Иловайск, Амвросиевка, Новоазовск, Макеевка) остался за Россией. Это значит, что кордон идет по Кальмиусу и режет пополам не Богом забытые Титовки, Рыжовки, Шатковки, о которых, как о юмористической экзотике, пишет сейчас желтоватая пресса, а промышленные центры: Донецк (Юзовка), Мариуполь. Представляете себе горяченькие точки? Ведь демография остается та же: русифицированные пролетарии терпеть не могут киевских националов и симпатизируют «красным». А чего любить? Как суверенная гетьманщина самоубийственно уничтожала собственную промышленность – см. выше.
Торжественный митинг на Софиевской площади в г.Киеве. Оглашение Универсала Директории УНР об объединении УНР и Западной УНР в единое государство – т.н. «соборную Украину», 22 января 1919г.
И это не всё. За границей остались еще кое-какие куски в России (Путивль, Станица Луганская), Белоруссии (Любешов). Галичины гетману и подавно не видать: она польская и мордатые полицаи в конфедератках бодро «пацифицируют» местных украинских селян, всяких Горыней, Лукьяненок и Черноволов (отцов), поплевывая на государственные ноты протеста. Закарпатье — чешское. Крым — русский, конечно, хотя, если у Скоропадского хватит глупости его удержать, он получит еще одну головную боль, похлеще сегодняшней: ведь Крым ему никто не отдавал, значит «незаконная оккупация». А как посмотрит Лига наций?
Ладно, каким-то чудом решили и эту проблему. Теперь: какой строй? Даже современный украинский историк С.Кульчицкий характеризует его, как «авторитарный». Непопулярный ныне В.Ленин более полно характеризовал его как «буржуазно-помещичий монархизм». Добавим, весьма недемократичный — вся оппозиция загнана в подполье и тюрьмы. Вам эта абсолютистская квазимонархия с гетманом, «не ограниченным никакими правовыми прерогативами» ничего не напоминает? В реальности Кость Левицкий, сам приверженец теорий УСХД, указывал на их сходство с итальянским «корпоративным» фашизмом. Перерождение этого в буржуазную демократию маловероятно: пример полуфашистской Финляндии с другим бывшим царским генералом во главе — тому подтверждение.
Ну ладно, фашистские и полуфашистские режимы в Европе 1920-1930-х гг были в моде, положим, дотянет Скоропадский до начала 2 мировой войны, как провинциальный фашистский лидер типа Антонеску (кстати, Бессарабия и Буковина остались румынскими). Наконец, война. Никаких «секретных протоколов», про которые так приятно вопить на митингах, нет. Гитлер захватывает Польшу. Украине тут ничего не светит даже при соучастии, вспомним, в реальности «дистрикт Галициен» включили не в «Рейхскомиссариат Украина», а в польское «Генерал-губернаторство». А если светит?
.
Тогда кровь Катыни будет на украинских руках и Волынская резня произойдет на государственном уровне. Гитлер подминает Украину, доблестные усусы из дивизии СС «Юкрейн» топают вслед за ним «нах Москау» (славянское пушечное мясо), потом бегут эа ним «нах Берлин», в Киев врываются танки маршала Рыбалкина, население, хлебнувшее прелестей жизни в «незалежном фашистском рае», на всякий случай их приветствует. Далее «народные комитеты» и «Здравствуй, 15-я республика СССР!»
Украинские сечевые стрельцы стали основной силой антигетманского переворота в конце
1918 г.
Или так: 1939 год, Сталин договаривается с Гитлером — вам Англию, нам Украину. Тогда «Здравствуй, 15-я…» прозвучит на несколько лет раньше. Надеяться на то, что в альтернативном Потсдаме за Украину заступится добрый дядя Рузвельт — смешно. Скажите спасибо, что вашего Скоропадского бомбой завалило, а то повесили б его рядом с Муссолини, Квислингом и Ко. Хотя, конечно, мог и сбежать в Испанию. Если Украина не защитится, растворившись в СССР, «національний уряд незалежної держави» загремит в Нюрнберг. Можно пофантазировать и еще, но лимит на допуски и так перерасходован. Так что ничего «У. державе» не светило.
Немецкие войска вступают в Киев после подписания Брест-Литовского договора, 1918 г.
В реальности все было короче и скучней. Эмиграция. В 1920 лидерство в созданном В.Липинским Украинском союзе хлиборобов-державников. Мемуары, написанные по-русски, для публикации в эмигрантских листках их переводил на украинский и редактировал сам «главный идеолог» УСХД Липинский. Он же разработал теорию «украинской наследственной классократической трудовой монархии-гетманства». Гетьманич Данило, гетьманова Александра, гетьмановны Олена Отт-Скоропадская, Мария Монтрезор-Скоропадская, Евгения Кужим-Скоропадская. Тщательно разрабатываемый никому не нужный ритуал передачи трона.
В 1930-е «развод» с Липинским и симпатии немецким фашистам, личные связи с Герингом, Розенбергом. Мюнхенская листовка 1933 с фото «гетьмана» в фашистском мундире. С 1937 контакты с абвером (Канарис). В 1941 вперегонки с лидерами всех ОУН — верноподданические телеграммы-поздравления фюреру по случаю нападения на СССР. Планы союзной «Великой Украины», постоянные предложения своих услуг немцам и такие же постоянные отказы из-за маловлиятельности среди националистов. В 1944 соучастие в создании Украинского Национального Комитета, в председатели которого Скоропадский не попал по той же причине. И, наконец, смертельное ранение 26.4.1945 во время американской бомбежки ст.Пляттинг, похороны в г.Меттен, позже «переезд» в Оберстдорф.
Постер к фильму «Арсенал». Снят в 1928 г. режиссером Довженко о восстании рабочих киевского завода «Арсенал» против Центральной Рады в январе 1918 года.
Где родился, там и закопали. Писано yadocent в Германи. 2003-2004.
P.S. Бесславно и бессмысленно прожитая жизнь. Первую половину хоть служил, вторую — прислуживал.

Руины Николаевского Цепного моста, взорванного поляками июне 1920 г. (фото 1921 г.)

Разрушенный железнодорожный мост.
занятие Киева Красной Армией 12 июня 1920 г.

Вступление Красной армии в Киев, июнь 1920 г.
Части Красной армии на Софийской площади, лето 1920 г.
Полностью http://yadocent.livejournal.com/60370.html?view=320978#t320978
Фото:

100 лет назад пала Украинская держава гетмана Скоропадского

Будущий гетман появился на свет в немецком Висбадене, где находилась на отдыхе его мать. Данное обстоятельство впоследствии иронично обыгрывалось недругами политика: дескать, после неудачливого руководства Украиной Павел Скоропадский убыл на свою истинную родину. Его семья была богатой даже по меркам империи, а происходила из Полтавы. В этом же городе, кстати, родился и жил враг и низвергатель гетмана в 1918 году «головной атаман» Симон Петлюра, чьи стартовые данные, впрочем, были не в пример скромнее.

Реклама

Скоропадскому была уготована карьера военного, тем более что его предком являлся брат гетмана Ивана Скоропадского – того самого, кто возглавил сохранившие верность Петру I отряды запорожских казаков в Полтавской битве после измены Ивана Мазепы. Сам «любимец первого императора» наследников не оставил.

Скоропадский-потомок окончил престижный Пажеский корпус, и затем служил в Кавалергардском полку, шефом которого являлась императрица Мария Федоровна. В 1897 году женился на дочери крупного чиновника, в дальнейшем московского генерал-губернатора Петра Дурново.

В Первую мировую войну Скоропадский вступил командующим аристократическим Конным полком в чине генерал-майора.

Эскадроном в этом же формировании командовал представитель другого старинного знатного рода ротмистр Петр Врангель, будущий белый генерал и главнокомандующий Русской армии в Крыму. Любопытно, что оба кавалериста одевались во время Гражданской войны в черные черкески, благодаря чему имели сильное внешнее сходство.

За годы Первой мировой Скоропадский успел познакомиться и с другими главными действующими лицами будущей Гражданской: Петром Красновым, Лавром Корниловым и Антоном Деникиным, который, кстати, уже на посту главкома Добровольческой армии категорически не признавал власть гетмана на Украине, считая ее сферой интересов Белого движения. Знал он лично и императора Николая II, в свите которого состоял с 1912-го.

Будучи одним из самых высокопоставленных военных украинского происхождения, при Временном правительстве Скоропадский получил задание преобразовать вверенный ему в 1917 году 34-й армейский корпус в составе Юго-Западного фронта в национально-украинское общевойсковое соединение. После Октябрьской революции генералу пришлось выбирать между большевиками и провозглашенной Украинской народной республикой, руководители которой взяли курс на независимость. Альянс Скоропадского с националистами не сложился. Идеологические различия с новой властью оказались слишком значительными. Для Петлюры и других лидеров УНР генерал представлялся олицетворением старого, неугодного им режима.

Сам Скоропадский всю свою недолгую политическую карьеру лавировал между ностальгией по былой России и умеренно самостийными настроениями, так и не определившись с окончательной позицией.

В одной из бесед с атаманом Красновым, где обсуждалось сотрудничество против красных в период Гражданской войны, Скоропадский так объяснял свои политические взгляды:

«Вы, конечно, понимаете, что я, флигель-адъютант и генерал свиты Его Величества, не могу быть щирым украинцем и говорить о свободной Украине,

но в то же время именно я, благодаря своей близости к государю, должен сказать, что он сам погубил дело империи и сам виноват в своем падении».

Исторический шанс выпал Скоропадскому после ввода на Украину оккупационных немецких войск. В результате переворота в конце апреля 1918 года вместо УНР в Киеве была провозглашена Украинская держава. Бывшего царского адъютанта избрали ее гетманом. Выходец из семьи крупных помещиков, в своем «полумонархическом и авторитарном» правлении Скоропадский опирался на крупных землевладельцев, потомков казацкой старшины, для которых после непродолжительного периода власти левых националистов, которые пользовались поддержкой крестьян, вновь наступали относительно светлые времена.

На несколько месяцев Киев стал тихой гаванью для русского офицерства, которому было смертельно опасно оставаться в занятых большевиками Петрограде и Москве.

По формулировке некоторых историков, сторонники гетмана гармонично совмещали в себе «патриотизм украинский с патриотизмом общероссийским». В качестве опоры своего режима Скоропадский поспешил возглавить Вольное казачество. Однако опасавшиеся появления нежелательной силы немцы потребовали его срочного разоружения. Тогда с разрешения германского командования гетман сформировал Отдельную Сердюкскую дивизию, ориентированную на хлеборобов-землевладельцев. В эту армию был мобилизован и потомок «антироссийского» гетмана Петра Сагайдачного, знаменитый в будущем советский писатель Константин Паустовский. Этот период он вспоминал в автобиографический повести «Начало неведомого века» в главе «Гетман наш босяцкий»: так призванные на службу бойцы, недовольные отправкой на фронт, иронично называли своего правителя.

«Петлюра все туже затягивал петлю вокруг Киева. Тогда гетман Скоропадский выпустил приказ о мобилизации всех без исключения мужчин от 18 до 35 лет. За неявку мобилизованных должны были отвечать своей головой коменданты домов. В приказе просто было сказано, что в случае «сокрытия» мужчин этого возраста коменданты домов будут беспощадно расстреливаться, — писал Паустовский. — Приказ был расклеен по городу. Я равнодушно прочел его. Я считал себя гражданином Российской Федеративной Республики и потому никаким гетманским приказам не должен был, да и не хотел подчиняться.

Но были и отпетые оголтелые парни. Они охотно шли в гетманскую армию. Было ясно, что она дотягивает последние дни, — и «моторные хлопцы» лучше всех знали, что в предстоящей заварухе можно будет не возвращать оружия, свободно пограбить и погреть руки.

Поэтому «моторные хлопцы» старались пока что не вызывать подозрений у начальства и, насколько могли, изображали старательных гетманских солдат. Полк назывался «Сердюцкий его светлости ясновельможного пана гетмана Павло Скоропадского полк».

Командирские должности в армии занимали русские офицеры, совсем не говорившие по-украински. Этот комичный момент атмосферно показан в советском фильме «Дни Турбиных», снятом по мотивам пьесы Михаила Булгакова.

«Я попал в роту, которой командовал бывший русский летчик — «пан сотник», — вспоминал Паустовский. — Он не знал ни слова по-украински, кроме нескольких команд, да и те отдавал неуверенным голосом. Прежде чем скомандовать «праворуч» («направо») или «ливоруч» («налево»), он на несколько мгновений задумывался, припоминая команду, боясь ошибиться и спутать строй. Он с открытой неприязнью относился к гетманской армии. Иногда он, глядя на нас, покачивал головой и говорил: «Ну и армия ланцепупского шаха! Сброд, шпана и хлюпики!»

Скоропадский очень любил рассуждать об исторических судьбах Украины и России, а потому его обеды, куда приглашались самые уважаемые люди, затягивались на несколько часов. Целыми днями гетманский дворец жил приемами, парадами и официальными церемониями. Торжественные ужины и банкеты тоже оканчивались лишь глубокой ночью, а иногда и утром. Желая потрафить определенным слоям населения, Скоропадский взял курс на украинизацию и возвращение национальных традиций.

Например, созданная для охраны правопорядка державна варта (государственная стража) облачалась в традиционную украинскую одежду, чем вызывала усмешку «прогрессивной» части общества.

Баланс сил в регионе резко поменялся после завершившего Первую мировую войну Компьенского перемирия, по которому капитулировавшая Германия обязывалась отвести войска с оккупированных территорий. В условиях скорой потери крепкого союзника и фактического покровителя Скоропадский провозгласил курс на стремительное сближение с Россией: не с контролировавшими центральные регионы большевиками, конечно, а с воцарившимися на Дону и Кубани белыми формированиями, которые ассоциировались с дореволюционной эпохой. Если раньше политика Скоропадского в отношении осколков бывшей империи была скорее двойственной, то теперь, 14 ноября 1918 года, гетман подписал «Грамоту», в которой прямо призывал к созданию федерации с «многострадальной, но великой» Россией. В своем манифесте Скоропадский рассматривал Украину как самую успешную, однако все же лишь часть единого государства.

Как подчеркивал правитель, после революции именно на Украине нашли приют «все униженные и угнетенные большевистским деспотизмом граждане бывшей России».

«Грамота» отвернула от Скоропадского самые разные слои украинцев: как его идейных противников, так и тех, кто поддерживал гетмана, но хотел создания на Украине самостоятельной державы. В тот же день в Белой Церкви была образована Директория УНР во главе с председателем Владимиром Винниченко и Петлюрой, который стал главным атаманом, отвечавшим за военное направление.

Было объявлено антигетманское восстание и начат поход на Киев. Выступление поддержали бывший офицер Русской императорской армии, правый националист на службе гетмана Петр Болбочан, 5 ноября произведенный Скоропадским в полковники, а уже 16-го захвативший Харьков для Директории, а также командиры Подольского корпуса и Черноморского коша. Основное ударное ядро оппозиции, как вспоминал впоследствии Винниченко, составил отряд «национально сознательных» галицийских сечевых стрельцов под руководством Евгения Коновальца – виднейшей в будущем фигуры украинского националистического движения и руководителя ОУН, убитого в 1938 году сотрудником НКВД Павлом Судоплатовым.

Гетманская армия массово дезертировала и пополняла ряды войск Директории. Категорическое неприятие у этнических украинцев вызвало решение Скоропадского назначить главнокомандующим очень популярного среди русских офицеров генерала, деникинского представителя в Киеве Федора Келлера по прозвищу «Первая шашка России».

На стороне Украинской державы в решающий момент выступили лишь порядка 3 тыс. русских офицеров и юнкеров – менее трети от проживавших тогда в Киеве. Трагедия этих людей описана в булгаковской «Белой гвардии». Превосходившие обороняющихся более чем в десять раз петлюровцы взяли город штурмом, после чего на улицах начались массовые зверские расправы над не успевшими снять погоны и спрятаться офицерами и юнкерами. 14 декабря немцы заключили с УНР договор о нейтралитете, и резня только усилилась. К 20:00 Киев уже полностью контролировали войска Директории.

«Петлюра не обманул ожиданий киевских горничных, торговок, гувернанток и лавочников. Он действительно въехал в завоеванный город на довольно смирном белом коне. Единственное украшение — кривая запорожская сабля, взятая, очевидно, из музея, — била его по ляжкам. Щирые украинцы с благоговением взирали на эту казацкую «шаблюку», на бледного припухлого Петлюру и на гайдамаков, что гарцевали позади Петлюры на косматых конях. Гайдамаки с длинными синевато-черными чубами — оселедцами — на бритых головах (чубы эти свешивались из-под папах) напоминали мне детство и украинский театр. Там такие же гайдамаки с подведенными синькой глазами залихватски откалывали гопак. «Гоп, куме, не журысь, туды-сюды повернысь!» У каждого народа есть свои особенности, свои достойные черты. Но люди, захлебывающиеся слюной от умиления перед своим народом и лишенные чувства меры, всегда доводят эти национальные черты до смехотворных размеров, до патоки, до отвращения. Поэтому нет злейших врагов у своего народа, чем квасные патриоты», — резюмировал Паустовский.

Около 14:00 Скоропадский подписал манифест об отречении и спешно бежал, переодевшись в немецкую форму.

Впрочем, сам он впоследствии утверждал, что покинул свой дом в компании турецкого посланника без помощи офицеров Германии.

«Вечером я лег спать как обыкновенно, — писал гетман. — Ночью я получил часа в три телеграмму, в которой Винниченко тоном Наполеона требовал полной ликвидации гетманства. Прочтя, я снова заснул и в 7 часов встал. Слышался сильный гул орудий, я вызвал дежурного офицера, который мне доложил, что части, защищающие Киев, «отходят на вторые позиции». Я понял, что это за вторая позиция, и подумал себе: «Вот тебе и два дня удержания Киева, и трех часов не удержат!» Мне было ясно, что дело идет к развязке. Отдельный дивизион считался лучшей частью, которую я приберег для последнего удара. Она состояла из великорусских офицеров, ее всегда мне хвалили. Я оставил этот дивизион в своем распоряжении и давал его только для специальных задач на фронте, а тут его обезоружили.

Сопротивление было сломано. Я сознавал, что все пропало. У меня была на душе тяжесть.

Я думал, должен ли я все-таки отказаться от власти, или не следует этого делать. На меня повлияла раздающаяся где-то вдали пулеметная трескотня, и я подумал: вероятно, есть честные люди, которые дерутся до тех пор, пока они не получат сведения, что они освобождены от своих обязанностей и от присяги. И написал тут же на месте свое отречение от власти».

Не сумевший пробиться из Киева на Дон с небольшим отрядом генерал Келлер наотрез отказался сделать то же самое, был брошен петлюровцами в Лукьяновскую тюрьму и через несколько дней убит при этапировании вместе с двумя адъютантами.

Эвакуировавшись в Германию, Скоропадский провозгласил себя гетманом Украины в изгнании.

Ему была назначена ежегодная пенсия в размере 10 тыс. марок и предоставлена вилла в центре Берлина, получившая статус резиденции.

Вокруг сверженного правителя группировались бывшие члены Украинской хлеборобско-демократической партии. Несмотря на зависимость от Германии, во время Второй мировой войны гетман отказался от сотрудничества с нацистами. В конце апреля 1945 года Скоропадский получил тяжелое ранение в результате бомбардировки союзников, и умер через несколько дней в больнице. Его дело по управлению гетманским движением продолжил средний сын Даниил, нареченный гетманичем, то есть, наследником украинского престола. В послевоенные годы Скоропадский-младший конфликтовал с пополнившими Европу эмигрантами из числа членов ОУН и УПА (организация запрещена в России). В 1957 году он умер при загадочных обстоятельствах.

Как начинался гетманат Павла Скоропадского

Копірайт зображення Укрінформ Image caption 29 апреля 1918 года генерал Павел Скоропадский стал гетманом Украины

100 лет назад — 29 апреля 1918 года — в истории Украины открылась новая страница. С политической арены ушел профессор Михаил Грушевский, прекратила существование возглавляемая им Центральная Рада.

Зато взошла заря генерала Павла Скоропадского — в тот день он стал гетманом Украины.

  • Крым, церковь и Россия: советы гетмана Скоропадского украинцам

Конец Центральной Рады спланировали еще 24 апреля в Киеве шестеро иностранцев: трое немцев (посол Германии барон Мумм, военный атташе полковник Штольценберг, начальник штаба группы армий «Киев» генерал Гренер) и трое австрийцев (посол Австро-Венгрии граф Форгач, военный атташе майор Флейшман , чиновник посольства Принцинг).

Армии этих государств вошли в Украину в конце февраля по просьбе Центральной Рады для защиты УНР от российских большевиков.

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption Начальник штаба группы армий «Киев» генерал Гренер, в кабинете которого на Липках состоялось заседание 24 апреля 1918

Эта шестерка военных и дипломатов собралась в немецком штабе на теперешней улице Липской, 9. Дом сохранился, но в то время он был двухэтажным.

Предпочтение отдали Скоропадскому

О смене власти союзники думали давно. Немецкое командование убедилось, что Центральная Рада не способна выполнять свои обязательства — прежде всего по поставкам зерна в Германию.

Генерал Гренер, например, считал Раду смесью мечтателей и идеалистов, а не действенным органом власти.

  • 10 ключевых деятелей Украинской революции

Среди возможных преемников Михаила Грушевского — речь шла о должность гетмана — рассматривали адмирала Александра Колчака, будущего Верховного Главнокомандующего Русской армией, а в то время — экс-командующего Черноморским флотом.

Он симпатизировал украинскому обществу Севастополя, праздновал с ним Троицу, даже пытался говорить по-украински.

Но предпочтение отдали генералу Павлу Скоропадскому.

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption Тростянец, родовое поместье Павла Скоропадского

Его род — это важно в идеологическом смысле — связан с украинскими старшинско-аристократическими родами Апостолов, Кочубеев, Полуботко, Тарнавских. Также у него были имения в Украине. И он — прямой потомок брата гетмана Ивана Скоропадского.

Девять требований

Будущему гетману, которого тоже пригласили в немецкий штаб, выдвинули девять требований. Главные: роспуск Центральной Рады, люстрация чиновников, денежная реформа, свободная торговля, земельная реформа.

В случае согласия союзники не будут препятствовать смене власти в Украине. Но осуществить государственный переворот Скоропадский должен собственными силами.

  • Дизельпанк гетмана Скоропадского: комикс об Украинской революции

Вскоре, по словам самого Скоропадского, «для переворота все было готово. Был сформирован полк, преимущественно из офицеров; были посланы во все украинские части агитаторы. Оружие имели в достаточном количестве».

Захватить правительственные здания в Киеве планировали в ночь на 30 апреля. Но вышло по-другому.

Не откладывать на завтра

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption Киевский цирк «Хиппо-Палас», где проходил Всеукраинский съезд хлеборобов

29 апреля открылся Всеукраинский съезд хлеборобов. Учитывая количество участников — 6432 человека от восьми губерний — местом проведения выбрали вместительный цирк «Хиппо-Палас» на Николаевской (ныне улица Архитектора Городецкого), 7. Теперь на том месте — кинотеатр «Украина».

Форум должен был длиться два дня.

«Предполагалось, — вспоминал Скоропадский, — что 29 апреля я еще не поеду туда, поскольку в течение первого дня хотели убедиться, насколько весь это народ, который съехался со всей Украины, действительно готов к перевороту».

  • Блог историка. 1917 год: как была создана Украинская Центральная Рада

Обо всех съездовских выступлениях Скоропадского информировали специальные курьеры. Его поразило, что делегаты — «простые крестьяне, сравнительно мало людей, одетых в пиджаки, все больше в свитки» — на все лады распекают аграрную политику Центральной Рады.

Критика очень быстро достигла апогея.

«Тогда я решил, — вспоминал генерал, — что не стоит откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня. Я приказал всем отрядам, не дожидаясь ночи, немедленно приступить к выполнению своих задач».

«Гетмана! Гетмана!»

Скоропадский приехал на съезд, когда напряжение выступлений было уже достаточно высоким. Делегаты предлагали сбросить Центральную Раду, которая привела Украину к беспорядку и хозяйственной руине, требовали разогнать земельные комитеты и тому подобное.

Именно в этот момент — случайно или нет — в генерал-губернаторской ложе показался Павел Скоропадский. Председательствующий Михаил Воронович, депутат от Киевской области, бывший Бессарабский губернатор предложил выбрать Скоропадского гетманом.

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption План партера цирка «Хиппо-Палас». Красным обозначена ложа, в которой находился П. Скоропадский при избрании его гетманом.

Участники съезда встали, овации продолжались несколько минут. Голосования не было, но и без того позиция людей была понятна.

Скоропадский не стал ломать комедию, что для него все это неожиданность. Коротко поблагодарил за то, что доверили ему власть, и пообещал сделать все, чтобы спасти Украину.

«Социалисты потом говорили, что это было подстроено, — это неправда», — утверждал гетман.

  • Блог историка: 1917 год. Как Украина обрела автономию

Может, и так. По крайней мере в съездовской повестке дня, состоящий из пяти пунктов, выборы гетмана не предусматривались.

Но председательствующий дружил со Скоропадским и был посвящен в тайный сценарий переворота. А через две недели получил кресло товарища (заместителя) министра внутренних дел, затем — министра юстиции.

Примечательно и то, что после избрания гетмана съезд сразу завершился. Хотя должен был длиться два дня.

Перелом случился ночью

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption Педагогический музей, в котором заседала Центральная Рада, возглавляемая М. Грушевским

Только что избранный гетман поехал в Софийский собор, епископ Никодим благословил его и помазал. В 16 часов на Софийской площади начался торжественный молебен.

Интересная деталь: во время молебна на площади появилась скорострельная сотня, которой было приказано спешить к Центральной Рады и охранять ее.

Командир сотни Черник на мгновение заколебался: не арестовать ли Скоропадского и его сторонников: 12-х пулеметов, которые имела сотня, для этого хватило бы. Но решил выполнять приказ и двинулся дальше по Владимирской.

Центральная Рада еще заседала — именно 29 апреля принял Конституцию УНР. Но контроль над страной уже потеряла, превратившись в некий клуб для политических дебатов.

К вечеру немецкая военная часть окружила здание Центральной Рады и предложила чиновникам разойтись.

  • Неизвестный историк: влюбленности Михаила Грушевского

В то же время сторонники Скоропадского захватывали государственные учреждения. Чтобы отличаться от сечевиков, верных правительству Грушевского, гетманцы имели повязки на рукавах: белую — на левом, малиновую — на правом.

Захват власти продвигался медленно: по состоянию на вечер 29 апреля завладели только второстепенными министерствами.

Около 2 часов ночи произошел перелом: гетманцы взяли под контроль военное министерство, государственный банк и министерство внутренних дел.

Скоропадский вспоминал: «Узнав о взятии министерства внутренних дел, которое располагалось в бывшем доме генерал-губернатора, я решил немедленно переехать туда. Помню, переезд представлял собой довольно смешное зрелище. Я ехал в машине, имея только одеяло и подушку (мои вещи где-то потерялись)».

Начальник генштаба заявил о переходе на сторону Скоропадского. Переворот удался.

  • Десять мифов об Украинской революции

«Население Киева встретило переворот совершенно спокойно, — свидетельствовал Дмитрий Дорошенко, который вскоре стал министром иностранных дел. — Так же спокойно восприняла известие о киевских событиях и вся Украина. Никто не попытался становиться на защиту свергнутого правительства».

Самый большой государственник

Копірайт зображення Станіслав Цалик Image caption Здание МВД на углу современных улиц Институтской и Шелковичной, в котором поселился П. Скоропадский в ночь на 30 апреля. Дом не сохранился.

Да — с военного переворота — началась «золотая эра» революций.

Именно во время гетманства Павла Скоропадского, которое продолжалось неполных восемь месяцев, были основаны Академия наук, два украинских университета, 150 украинских гимназий, открылись несколько украинских банков и акционерных компаний, были сформированы Национальный архив, Национальная библиотека, открылись Украинский театр драмы и оперы, Украинская государственная капелла, Государственный симфонический оркестр и тому подобное.

Гетман Павел Скоропадский оказался одним из крупнейших государственных деятелей среди тогдашних руководителей Украины.

Следите за нашими новостями в Twitter и Telegram

Мы все — русские

Ермек Тайчибеков
Намного эффективней будет, если мы, нацмены и инородцы, станем себя идентифицировать как русских людей.
В России мало того, что нет объединяющей идеологии, но и абсолютно не ведётся деятельность по самоидентификации людей.
А это самое главное и основополагающее.
К примеру, во времена правления отца Иоанна IV Грозного, была раздробленность, как и сейчас. Но он сумел вывести формулу, объединил славян и тюрков и сделал всех русскими, а государство стало называться Русь. После того, как все ощутили принадлежность к общему целому, именно с того момента и пошла русская экспансия, и территория страны увеличилась многократно и на протяжении 400 лет увеличивалась со скоростью в 4 квадратных километра в час.
Мы все русские. Цивилизационно. Для индуса, китайца, американца кем бы мы ни были, таджиком, узбеком, азербайджанцем, молдаванином мы русские.
Во времена Российской империи мы также все были русскими. А тех, кого мы сейчас называем русские, они великороссы.
Этническая принадлежность даётся по рождению. А национальность это явление ментальное, социальное, связанное с государственной самоидентификацией.
Нас называют не россиянами и уже не коммунистами и не советскими. Для жителей ЕС и США мы все русские. Они нас именно так воспринимают. И я считаю, что они правы. Со стороны многое лучше видно и понятно.
Практическое решение я вижу для начала путём выдачи паспортов, где в графе: nationality / национальность будет указано russian, то есть русский. А ниже будет написано etnicity, то есть этническая принадлежность и строка для заполнения, где каждый может карандашом дописать сам по желанию: татарин, башкир, якут, ингуш, адыг. Это будет начало больших дел. Кем бы он ни был, но человек начинает осознавать, что он русский. Нас, собственно, итак мало. И ещё делиться и этносы превращать в отдельные нации это крайне не выгодно для нас всех. Стратегически не верно. Есть полуторамиллиардный китайский мир, миллиардный индийский мир. Есть полумиллиардный арабский мир. Почему бы нам не построить наш трёхсот миллионный русский мир? Полагаю, это хорошая идея, обусловленная объективными обстоятельствами как контр-повод к внешним вызовам и угрозам.
Сам я никогда в своей жизни не сталкивался, чтобы меня ущемляли по этническому или конфессиональному признаку. Но я буду искренне рад, если треть населения татар, башкир, казахов, киргизов, узбеков, таджиков, азербайджанцев, чеченцев, ингушей, дагестанцев примут православное христианство. Конечно же на мирных и добровольных началах. По собственному усмотрению. Вот в этом направлении, полагаю, руководству РПЦ нужно проводить целенаправленную деятельность. Эти превентивные меры позволят не допустить раскола на христианский и исламский мир внутри России. Христианин кавказец или среднеазиат будет удерживать от эскалации конфликта своих этнических собратьев-мусульман без прямого участия со стороны этнических русских или Москвы.
Ещё раз повторюсь. Мы итак слишком малочисленная страна, но в тоже время, имеющая громадные территории, с колоссальными богатствами.
Ждать и пытаться предпринять, чтобы этнические русские удвоились количественно или утроились нужны столетия.
Намного эффективней если мы, нацмены и инородцы станем себя идентифицировать как русских людей. Это позволит сблизить и взаимно интегрировать разные этносы и в будущем способствует выведению качественного уже нового этноса в рамках нашей страны, которая станет высококонкурентноспособной, за счёт того, что впитает всё лучшее от разных народов, населяющих постсоветское пространство, но это уже отдалённая цель и о ней пока рано часто публично говорить вслух.
Во времена Российской империи нас было 15 % от всей численности населения в мире.
Сейчас, все жители Российской Федерации еле дотягивают до 2 %. И то, с большой натяжкой.
И если мы будем ещё дробиться на этносы, выпячивать свою особость, отказываясь от нашей основной русской национальной идентичности, такие тенденциозные обороты рано или поздно приведут к окончательному распаду огрызка России под названием РФ.
Путин Владимир Владимирович сильный политик, самый влиятельный человек в мире уже третий год согласно авторитетного американского журнала Forbes.
Путин в начале 2000 года спас Российскую Федерацию. Он построил и укрепил вертикаль власти. Причём так, что местами излишне даже перекрутил.
Но зато в части национального вопроса, приношу конечно свои извинения, но реально полный провал.
До сих пор существуют этнические республики и автономии на теле некогда единой и неделимой унитарной России.
Нынешний Президент РФ правит уже без малого 15 лет. Пора ему подумать о том, какое он политическое наследство оставит потомкам.
Да, пока Россия держится. Но благодаря централизации. А нужно еще укреплять этнополитический вопрос.
Для начала русский народ сделать официально государствообразующим.
Будет крепкий стержень у России, а это русский народ, будет крепка Россия вне зависимости какой будет правитель и какие санкции и цены на нефть.
Когда быть русским в РФ станет модно, престижно, выгодно, то многие нацмены и инородцы сами будут стремиться стать в будущем русскими.
Если даже не ради себя, то ради будущего детей. И вот так нарастая со всех сторон, будет усиливаться русский народ, а вместе с ним Россия и Русская цивилизация.

СКОРОПАДСКИЙ, ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ

СКОРОПАДСКИЙ, ПАВЕЛ ПЕТРОВИЧ (1873–1945), русский и украинский военный и государственный деятель, гетман Украины. Родился 3 (15) мая 1873 в Висбадене (Германия) в дворянской семье. Отец П.И.Скоропадский – крупный помещик Черниговской и Полтавской губерний, полковник русской армии, прямой потомок украинского гетмана И.И.Скоропадского (1708–1722). Мать М.А.Миклашевская – из старинного казацкого рода. После окончания Петербургского Пажеского корпуса получил чин корнета и был назначен командиром эскадрона Кавалергардского полка (1893). В 1895 стал полковым адъютантом. В 1897 произведен в поручики. В 1898 женился на А.П.Дурново, дочери московского генерал-губернатора. Участвовал в Русско-японской войне: командовал сотней 2-го Читинского казачьего полка, затем служил адъютантом главнокомандующего русскими войсками на Дальнем Востоке генерала Н.П.Линевича. Награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Владимира. В декабре 1905 произведен в полковники и назначен флигель-адъютантом императора Николая II. В 1910–1911 командовал 20-м драгунским Финляндским полком. В 1911 назначен командиром лейб-гвардии Конного полка. В 1912 произведен в генерал-майоры. Во время Первой мировой войны командовал 1-й бригадой 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, затем назначен командиром 3-й, а позже 5-й гвардейской кавалерийской дивизии. В 1916 стал генерал-лейтенантом. В январе 1917 получил под начало 34-й армейский корпус.

После Февральской революции, вызвавшей подъем автономистского движения на Украине, оказался в сложном положении – подчиняясь Временному правительству и Верховному командованию, был вынужден считаться с Центральной Радой (органом всеукраинской власти, созданным местными национальными партиями 4 (17) марта 1917), поскольку его корпус находился на подконтрольной ей территории. Когда Временное правительство признало легитимность Центральной Рады (2 (15) июля 1917), приступил к украинизации своего корпуса, получившего название «1-го Украинского». 6 октября съезд Вольного казачества в Чигирине провозгласил его атаманом.

Октябрьский переворот встретил враждебно. Подчинился Центральной Раде и был назначен командующим вооруженными силами провозглашенной 7 (20) ноября Украинской народной республики. С 3 (16) декабря вел успешные военные действия против находившихся под влиянием большевиков частей Юго-Западного фронта и отрядов Украинского советского правительства, обосновавшегося в Харькове; смог предотвратить установление Советской власти на большей части территории Украины. 29 декабря (11 января) в знак протеста против решения Рады о роспуске 1-го Украинского корпуса подал в отставку.

Взятие Киева большевиками 26 января (8 февраля) 1918 вынудило его перейти на нелегальное положение. После вступления в Киев немецких войск и восстановления власти Центральной Рады возглавил офицерско-казацкую организацию «Украинская народная громада». 29 апреля 1918 на съезде «хлеборобов» (крупных землевладельцев) провозглашен «гетманом всея Украины»; по приказу командующего германскими войсками фельдмаршала Г.Эйхгорна Центральная Рада была распущена. Украинская народная республика перестала существовать, уступив место Украинской державе во главе с гетманом.

Получив власть, П.П.Скоропадский направил свои усилия на создание независимого украинского государства со всеми необходимыми атрибутами: был принят закон об украинском гражданстве, утвержден государственный герб, введена собственная денежная система, сформировано несколько национальных дивизий, провозглашена автокефалия Украинской церкви, организована Украинская академия наук, открыты два государственных университета. Его внутренняя политика основывалась на возрождении исторической украинской традиции (гетманство как политическая форма, конституирование казачества как сословия) и на восстановлении дореволюционных порядков (права собственности на землю, свободы торговли и частного предпринимательства). Украинизация, однако, не означала проведения националистического (антирусского) курса. Режим оказывал поддержку организациям русских офицеров, хотя и препятствовал созданию ими крупных воинских формирований. Его опорой являлись правоконсервативные круги. Гетман провел чистку государственного аппарата от представителей демократических партий, подвергал репрессиям левых националистов (украинских эсеров и социал-демократов), проводил карательные экспедиции против крестьян, захватывавших помещичьи земли. Во внешней политике ориентировался на Германию и ее союзников, подтвердил все ранее заключенные Украиной договоры; тем не менее добился признания со стороны Антанты и ряда нейтральных стран. Заключил договор с националистическими властями Крыма, вступил в военный союз с казачьими правительствами Дона и Кубани.

После поражения Германии и начала эвакуации немецких войск из Украины попытался опереться на Антанту и Белое движение. Отказался от лозунга независимой Украины и заявил о готовности воевать за воссоздание единой России вместе с Добровольческой и Донской армиями. Приступил к формированию русских офицерских дружин. Однако восстание, поднятое против него в середине ноября лидерами Украинского национального союза (В.К.Винниченко, С.В.Петлюра), и успешное наступление (при нейтралитете немцев) петлюровских отрядов на Киев привело к разложению гетманских войск и краху Украинской державы. 14 декабря 1918 Скоропадский отказался от власти и под видом раненого немецкого майора покинул Киев, бросив город и его немногочисленных защитников (пять тысяч белых офицеров) на произвол судьбы.

В 1918–1945 жил в Германии. Был центром притяжения монархического крыла украинской эмиграции. Во время Второй мировой войны активно сотрудничал с немцами. В апреле 1945 бежал из осажденного Берлина на юг, но по дороге попал под бомбардировку союзной авиации и был смертельно ранен. Умер 26 апреля в госпитале Меттена (Бавария).

Иван Кривушин