Швеция во второй мировой

masterok

Второй мировой войне Швеция придерживалась нейтралитета.

Но тем не менее это не помешало государству Швеция, вести весьма оживленное сотрудничество с Германией.

«…Именно шведская железная руда была лучшим для Гитлера сырьем. Ведь эта руда содержала 60 процентов чистого железа, в то время, как руда, получаемая немецкой военной машиной из других мест, содержала лишь 30 процентов железа. Понятно, что производство военной техники из металла, выплавленного из шведской руды, обходилось казне Третьего рейха гораздо дешевле. В 1939 году, том самом, когда гитлеровская Германия развязала Вторую мировую войну, ей было поставлено 10,6 млн тонн шведской руды. После 9 апреля, то есть, когда Германия уже завоевала Данию и Норвегию, поставки руды существенно возросли. В 1941 году морским путем для нужд германской военной промышленности поставлялось ежедневно 45 тысяч тонн шведской руды. Мало-помалу торговля Швеции с нацистской Германией нарастала и, в конце концов, составила 90 процентов всей шведской внешней торговли. С 1940 по 1944 год шведы продали фашистам более 45 млн тонн железной руды. Шведский порт Лулео был специально переоборудован для поставок железной руды в Германию через воды Балтики. (И только советские подводные лодки после 22 июня 1941 года временами доставляли шведам большие неудобства, торпедируя шведские транспорта, в трюмах которой эта руда переправлялась).

Поставки руды в Германию продолжались практически до момента, когда Третий рейх уже начал, говоря образно, испускать дух. Достаточно сказать, что еще в 1944 году, когда исход второй мировой войны ни у кого уже не вызывал сомнений, немцы получили из Швеции 7,5 млн тонн железной руды. До августа 1944 г. Швеция получала нацистское золото через банки такой же нейтральной Швейцарии.

«…В первые же дни войны через территорию Швеции была пропущена германская дивизия для действий в Северной Финляндии. Однако премьер-министр Швеции социал-демократ П. А. Ханссон тут же обещал шведскому народу, что через территорию Швеции больше не будет пропущена ни одна немецкая дивизия и что страна никоим образом не вступит в войну против СССР. И все же через Швецию развернулся транзит немецких солдат и военных материалов в Финляндию и Норвегию; немецкие транспортные суда перевозили туда войска, укрываясь в территориальных водах Швеции, причем до зимы 1942/43 г. их сопровождал конвой шведских военно-морских сил. Гитлеровцы добились поставок шведских товаров в кредит и перевозки их в основном на шведских судах…»

«Экономическое чудо» Швеции

Иными словами, писала «Норшенсфламман», «шведская железная руда обеспечивала немцам успехи в войне. И это был горький факт для всех шведских антифашистов». Однако шведская железная руда поступала немцам не только в виде сырья. Знаменитый на весь мира концерн «СКФ», производивший шарикоподшипники, поставлял эти, не столь уж, на первый взгляд, хитрые технические механизмы, Германии. Десять процентов шарикоподшипников, получаемых Германией, приходилось, по данным «Норшенсфламман», на Швецию. Любому, даже вовсе неискушенному в военном деле человеку, понятно, что означают шарикоподшипники для производства военной техники. Да ведь без них ни один танк с места не стронется, ни одна подводная лодка в море не выйдет! Заметим, что Швеция, как отмечала «Норшенсфламман», производила подшипники «особого качества и технических характеристик», которые Германия не могла получить ниоткуда более. В 1945 году экономист и советник по экономическим вопросам Пер Якобссон предоставил информацию, которая помогла сорвать поставку шведских подшипников в Японию. Давайте задумаемся: сколько же жизней оборвалось потому, что формально нейтральная Швеция обеспечивала фашистскую Германию стратегическими и военными продуктами, без которых маховик военного механизма нацистов продолжал бы, конечно, раскручиваться, но уж точно, не с такой большой скоростью, как оно было? Вопрос об «ущемленном» шведском нейтралитете в годы Второй мировой войны, не нов, российские историки-скандинависты и дипломаты, по роду своей деятельности работавшие в МИД СССР на скандинавском направлении, хорошо осведомлены об этом. Но даже не многие из них в курсе того, что осенью 1941 года, той самой жестокой осенью, когда на карту было поставлено существование всего Cоветского государства (а значит, как следствие, и судьба населявших его народов), король Швеции Густав V Адольф направил Гитлеру письмо, в котором пожелал «дорогому рейхсканцлеру дальнейших успехов в борьбе с большевизмом»…»

1939-1940: 8 260 шведов участвовало в советско-финской войне.

1941-1944: 900 шведских нацистов участвовало в оккупации СССР в составе финской армии.

Еще больше военных заказов Швеция получила после начала Второй мировой войны. И в основном это были заказы для гитлеровской Германии. Нейтральная Швеция стала одной из главных экономических опор национального рейха. Достаточно сказать, что только в 1943 году из добытых 10,8 млн т железной руды в Германию из Швеции было отправлено 10,3 млн т. До сих пор мало кто знает, что одной из главных задач кораблей ВМФ Советского Союза, воевавших на Балтике, была не только борьба с фашистскими кораблями, но и уничтожение судов нейтральной Швеции, перевозивших грузы для нацистов. Ну а чем же расплачивались гитлеровцы со шведами за полученные от них товары? Только тем, что они награбили на оккупированных ими территориях и больше всего — на советских оккупированных территориях. Других ресурсов для расчетов со Швецией немцы почти не имели. Так что, когда вам в очередной раз будут рассказывать про «шведское счастье», помните, кто и за чей счет шведам его оплатил.

В 1937-м году общий импорт железной руды из Швеции составил 13 768 тыс. тонн (в том числе в Германию — 9 076 тыс. тонн). Из этого количества через Нарвик было отправлено 7 580 тыс. тонн руды (в том числе в Германию — 4 889 тыс. тонн). Цифры взяты из Germany and the Second World War, том 2, где они приведены со ссылкой на немецкий предвоенный доклад. Полных данных о количестве шведской руды, отправленной через Нарвик в Германию в годы войны мне не попадалось. Вероятно, ее доля была меньше, чем до войны, но в любом случае количество шведской железной руды, отправляемой из Нарвика, многократно превышало экспорт собственно норвежской руды. Дело в том, что слабо развитая транспортная инфраструктура в этой части Швеции делала доставку руды, добываемой в северной части страны, в порты балтийского побережья экономически нецелесообразной. Кроме того, ее пропускная способность была ограниченной. По немецким предвоенным оценкам, если в случае войны Германия не смогла бы получать руду через Нарвик, то через балтийские порты она могла бы рассчитывать на получение не более, чем 5,5-6 млн. тонн шведской руды.

Импорт шведской железной руды в Германию по данным USSBS (в тыс. тонн):

Вооружённые силы Швеции 1939 – 1945 гг.

К началу Второй мировой войны 1939 – 1945 гг. среди стран Северной Европы Швеция обладала наиболее сильными Вооружёнными силами. Несмотря на то, что Швеция с 1814 г. поддерживала военный нейтралитет и официально не участвовала в военных конфликтах, многие граждане этой страны в XIX – первой половине ХХ вв. активно участвовали во многих войнах в качестве добровольцев. Например, в гражданской войне 1936 – 1939 гг. в Испании участвовало 500 шведских граждан. В начале Второй мировой войны шведские волонтёры (8260 человек, погибло 33 человека) в советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг. сражались на стороне Финляндии. Весной – летом 1940 г. 300 шведских добровольцев служили в норвежской армии. С лета 1941 г. против Красной армии в составе финской армии воевало 1500 шведских добровольцев (погибло 25 человек), а в германской армии – 315 (погибло 40 человек).

Шведские добровольцы в Испании. 1937 г.

Кроме того, Швеция традиционно являлась одним из крупнейших в мире производителей и поставщиков различных видов вооружений. С 1923 г. фирма AB Landsverk производила танки и экспортировала их многим армиям мира, а фирма AB Bofors была производителем и поставщиком различных типов артиллерийских орудий. В связи с этим шведская армия всегда была прекрасно оснащена технически и комплектовалась новейшим оружием.

Король Швеции Густав V

Сложная международная обстановка в Европе во второй половине 1930-х гг. заставила правительство Швеции перейти к кардинальным мерам по повышению обороноспособности Вооружённых сил страны. С 1936 г. решением шведского парламента были увеличены ежегодные расходы на армию и флот с 118 млн до 148 млн долларов США. Из них на ВВС расходы увеличивались с 11 млн до 28 млн долларов США. Фирма AB Svenska Järnvägsverkstädernas Aeroplanavdelning приступила к разработке и производству боевых самолетов.

С началом мировой войны расходы на Вооружённые силы резко возросли. С 1942 г. ежегодный военный бюджет Швеции составил 755 млн долларов США.

На сентябрь 1939 г. шведские Вооружённые силы насчитывали 110 000 человек. К началу активных боевых действий в Северной Европе в Швеции была проведена мобилизация и число военнослужащих увеличилось до 320 000 человек. Также в июне 1940 г. были сформированы отряды гражданской обороны, куда вошли 5000 человек. Всего к 1945 г. шведские Вооружённые силы включали в себя до 600 000 солдат и офицеров.

Главнокомандующим Вооружённых сил Швеции являлся король Густав V (Gustaf V).

С 1937 г. непосредственное руководство армией осуществлял «начальник армии» (chefen för armén) генерал-лейтенант Пер Сюльван (Per Sylvan).

Генерал-лейтенант Пер Сюльван (справа). 1940 г

В 1940 г. Пера Сюльвана сменил генерал-лейтенант Ивар Хольмквист (Carl Axel Fredrik Ivar Holmquist).

Генерал-лейтенант Ивар Хольмквист
Граф Вильгельм Арчибальд Дуглас. 1919 г.

С 1944 г. должность «начальника армии» занимал ветеран гражданской войны в Финляндии 1918 г., генерал-лейтенант граф Вильгельм Арчибальд Дуглас (Vilhelm Archibald Douglas).

К началу 1941 г. шведская сухопутная армия увеличилась с пяти до 10 пехотных дивизий (Fordelning). Дивизии были сведены в шесть военных округов. Войска на острове Готланд подчинялись отдельному командованию, образуя 7-й военный округ.

В пехотную дивизию входили три пехотных и один артиллерийский полк. Кавалерия была организована в четыре полка (четыре пулемётных и два пушечных бронеавтомобиля в каждом) и сведена в две кавалерийские бригады. Каждой бригаде был придан один батальон на бронеавтомобилях (четыре бронеавтомобиля).

Шведские пулемётчики. 1943 г.

Шведская пехота была в достаточной мере снабжена мощными (3-тонными) грузовыми автомобилями шведского производства (Scania-Vabis lastvogn LB350, Volvo terränlastvagn n/42 и другие), что в значительной мере повышало степень ее мобильности.

Шведский грузовик Volvo n/42. 1943 г.

В 1942 – 1943 гг., снабжённая броневиками, грузовыми автомобилями и мотоциклами, пехота была организована в две моторизованные и одну велосипедную бригады.

Шведская моторизованная пехота. 1942 г.

Артиллерия располагала 37-мм противотанковыми пушками М/38, 105-мм гаубицами М/39, 105-мм гаубицами М/40H и М/40S, 150-мм гаубицами М/38 и М/39, 105-мм полевыми орудиями М/34. Шведская артиллерия была снабжена для транспортировки бронированными тягачами Terrängdragbil М/40 и М/43 Volvo, а также ременными тракторами Allis-Chalmers, хотя часть легкой артиллерии перевозилась на конной тяге.

Шведский артиллерийский тягач М/43 Volvo

С 1940 г. шведское побережье начало укрепляться многочисленными пулемётными гнёздами, а к 1942 г. сложилась мощная система береговой обороны, оснащённая крупнокалиберной артиллерией – 152-мм орудие М/98, 152-мм орудие М/40, 210-мм орудие М/42, а также лёгкими скорострельными 57-мм орудиями М/89В.

210-миллиметровое орудие М/42 береговой артиллерии. 1944 г.

В 1939 г. были сформированы два полка ПВО, на вооружении которых состояли 20-мм пулемёты М/40, 40-мм зенитные орудия М/36, 75-мм зенитные орудия М/30, 75-мм зенитные орудия М/37 и 105-мм зенитные орудия М/42, а также 1500-мм прожекторы М/37 и радарные установки.

Шведский радар

В сентябре 1939 г. в боевом расписании Вооружённых сил Швеции помимо танков шведского производства числились французские и чехословацкие танки. На данный период на вооружении состояли танки: малый Strv М/37 (48 машин), лёгкие Strv М/31 (три машины), Strv М/38 (16 машин), Strv М/39 (20 машин), Strv М/40 L og K (180 машин), Strv М/41 (220 машин) и средний Strv М/42 (282 машины). Кроме того, в числе шведской бронетехники находились бронетранспортёры Tgbil М/42 KP (36 машин), бронеавтомобили Landsverk L-180 (пять машин) и Pbil m/39 (45 машин).

С 1943 г. на вооружение была принята самоходная артиллерийская установка Sav М/43 в количестве 36 машин.

Шведская самоходка Sav М/43. 1943 г.

До 1942 г. самоходки, танки и бронеавтомобили входили в штаты нескольких кавалерийских (танковые эскадроны) и пехотных полков:
– танковый батальон Лейб-гвардии Готского пехотного полка;
– танковый батальон Скараборгского пехотного полка;
– танковый батальон Седерманландкого пехотного полка;
– танковый эскадрон Лейб-гвардии гусарского полка;
– танковый эскадрон Лейб-гвардии Конного полка;
– танковый эскадрон Сконского кавалерийского полка;
– танковый эскадрон Норландского драгунского полка.

В 1942 – 1943 гг. все танковые полки были сведены в три отдельные танковые бригады и Лейб-гвардии Готский танковый полк (два моторизированных батальона и одна танковая рота).

Шведский танк М/42. 1943 г.

Военно-воздушные силы Швеции, возникшие в 1926 г., к 1945 г. включали в себя около 800 самолетов различных видов (истребители, штурмовики, бомбардировщики, торпедоносцы, разведчики) и различного производства – шведские, германские, английские, итальянские, американские.

В августе 1941 г. в составе шведских ВВС был сформирован парашютно-десантный батальон (595 человек). Десантники высаживались с планеров шведского производства (Lg 105) и на парашютах.

Шведский планер Lg 105. 1944 г.

Военно-морской флот Швеции являлся единственным родом войск этой страны, который принимал участие в боевых столкновениях в ходе Второй мировой войны. В 1940 г. шведский ВМФ провёл минирование своих территориальных вод, а также в 1942 г. эпизодически вёл боевые действия против ВМФ СССР. В результате потери шведских ВМФ составили восемь кораблей и 92 убитых военнослужащих.

К 1 августа 1943 г. ВМФ Швеции насчитывали 228 боевых кораблей – один авиакрейсер с 11 самолётами на борту, семь броненосцев береговой обороны, один лёгкий крейсер, 11 эсминцев, 19 подводных лодок, 64 сторожевых, тральных и патрульных корабля, 54 торпедных катера.

Шведский броненосец «Густав V». 1943 г.

Наиболее вероятным противником Генеральный штаб Вооружённых сил Швеции в 1940 – 1943 гг. определял Германию, а в 1943 – 1945 гг. – СССР. Военный потенциал Швеции позволял оказать серьёзное сопротивление в случае вражеского вторжения. Также в апреле 1945 г. Швеция планировала высадить свои войска в Дании. Эта операция была предотвращена дипломатическими усилиями стран – участниц Антигитлеровской коалиции.

История со странностями: шведский «нейтралитет»

В преддверии начала нового учебного года в учебных заведениях России педагоги совместно с обучающимися заняты над подготовкой урока мира. И если ещё несколько лет назад, чего уж греха таить, даже в педагогическом сообществе урок мира, проводимый 1 сентября, воспринимался чем-то, скорее, «дежурным», нежели по-настоящему актуальным, то теперь ситуация в корне изменилась. Изменилась, так как само понятие «мир» актуализировано на фоне известных событий. И ведь сложно оставаться вне этой актуализации, когда совсем рядом точно такие же люди на себе испытывают весь тот кошмар, который приносит с собой война: теряют близких и родных, теряют кров, сталкиваются с реинкарнацией идей человеконенавистничества.

Вместе с осознанием того, что урок мира абсолютно в любом учебном заведении страны перестаёт быть «проходным» мероприятием, а по определению должен нести в себе весьма глубинный смысл, обращает на себя внимание возросший интерес молодого поколения (да и не только молодого) россиян к истории. Причины, в принципе те же – события в соседнем государстве, где перевирание истории становится одним из главных локомотивов братоубийственной войны.
В ходе беседы со студентами, задействованными педагогами в ходе подготовки урока мира, коснулись весьма занятной темы. Тема касается того, как в условиях мировых войн одни государства противостоят захватническим кампаниям, а другие, ничтоже сумняшеся, объявляют о своём нейтралитете и вполне спокойно превращают огромное человеческое горе в более чем прибыльный бизнес. Тема показалась актуальной ещё и в связи с тем, что для немалого числа представителей современной обучающейся молодёжи, с которой выпадает возможность поработать, информация о наличии во Второй мировой войне «нейтралов», избежавших нацистской оккупации и необходимости в вооружённом сопротивлении, явилась настоящим откровением. И один из озвученных вопросов приведу дословно, тем более что он, как говорится, не в бровь, а в глаз: «А что, так можно было?» Не то что бы молодой человек, задавший такой вопрос, хотел сказать, что СССР тоже должен был объявлять о нейтралитете, просто речь идёт о вполне объяснимом удивлении, которое сам факт возможности объявления нейтралитета в МИРОВОЙ войне способен вызвать.

Историография сообщает нам о том, что одним из государств Европы, провозгласивших нейтралитет во Второй мировой войне, являлась Швеция. Об этом государстве и его «нейтральности» в материале и пойдёт речь. Чтобы предмет обсуждения был, что называется, проиллюстрирован, стоит сразу же представить эту занимательную фотографию.

Фотограф сообщает, что на фото запечатлена дипломатическая миссия Третьего Рейха в мае 1945 года в шведской столице. На флагштоке, венчающем дипмиссию, можно увидеть приспущенный флаг гитлеровской Германии в связи с (внимание!) смертью Адольфа Гитлера… Казалось бы, это какая-то фантасмагория, театр абсурда: победа союзников, май 1945-го, нейтральная Швеция и вдруг — оплакивание смерти главного идеолога чудовищной по своим масштабам кампании, унесшей жизни десятков миллионов человек по всему миру. Всего один вопрос: Как же так?..
Но на этот вопрос на самом деле легко ответить. По большому счёту Швеция в годы Второй мировой войны, декларируя свой нейтралитет, вовсе не собиралась быть нейтральной. Вполне определённые симпатии нацистской Германии и её лидеру проявили себя в середине 30-х. Чего уж греха таить, в то время аплодировали речам Гитлера и вскидывали руку в нацистском приветствии не только граждане Германии…
Даже оккупация соседней о Швецией Норвегии гитлеровцами, начавшая с 1940 года, не вызвала у «нейтрального Стокгольма негативной реакции. После нескольких встреч «нейтрального» шведского короля Густава V с представителями верхушки Третьего Рейха «независимые» шведские газеты и журналы как по взмаху дирижёрской палочки вдруг прекратили публикацию статей, в которых содержался бы хоть какой-то намёк на критику действий нацистов в Европе. Всё это было названо «временной цензурой в связи с военной ситуацией в Европе».

Шведская газета называет войну, развязанную Гитлером, «европейской освободительной»
А за несколько лет до этого шведская церковь начинает высказываться в том духе, что национал-социалисты гитлеровской Германии «идут правильным путём, так как борются за чистоту арийской расы». При этом шведская церковь примерно с 1937-1938 гг. официально распространяет циркуляр, в котором священникам на местах запрещалось благословлять браки между этническими шведами и представителями так называемых «унтерменшей» — евреями, славянами и др. Такая информация стала достоянием общественности уже после окончания Второй мировой войны благодаря исследованиям, проведённом в одном из старейших вузов Швеции — Лундском университете.
Из более давней истории: Швеция объявила себя внеблоковым государством в мирное время и нейтральным государством во время военное ещё в начале XIX века. Произошло это в 1814 году сразу после подписания соглашения о перемирии с Норвегией. Декларация о шведском нейтралитете была официально провозглашена в 1834 году королём Карлом XIV Юханом (основателем до сих пор правящей в Швеции династии Бернадотов). Примечательным фактом можно считать то, что о внеблоковом статусе Швеции и её суверенитете на случай большой войны объявил человек, урождённый как Жан-Батист Жюль Бернадот, в начале XIX века получивший чин Маршала Империи в наполеоновской армии. Жан-Батист Жюль Бернадот участвовал в сражении под Аустерлицем. В 1810 году Бернадот был уволен со службы во Франции и, как сообщают историки, официально приглашён на пост шведского и норвежского монарха «в связи с его гуманным обращением к шведским пленным». Уже после восхождения на шведский престол новоиспечённый Карл XIV Юханн заключил союз с Россией и начал воевать на стороне антинаполеоновской коалиции… После всех этих метаний короля-маршала, как сообщается, и потянуло к провозглашению нейтрального статуса Шведского королевства, которым Швеция умело пользовалась.

Возвращаясь к событиям времён Второй мировой войны, необходимо отметить, что «заветы» Карла XIV Юхана применялись исключительно с прагматической точки зрения. Так, внук короля Густава V, правившего Швецией с 1907 по 1950 гг, Густав Адольф (герцог Вестерботтенский) известен тем, что до начала и во время ВМВ, вёл активную «дипломатическую» работу с представителями Третьего Рейха.
Среди тех, с кем встречался герцог, были такие персоны как, например, Герман Геринг и Адольф Гитлер. Эти встречи, нужно отметить, и предопределили весьма странный (если не сказать больше) нейтралитет шведской короны. Первая обращающая на себя внимание «нейтральная» договорённость – контракт на поставки в Рейх шведской железной руды, который вовсе не был расторгнут после начала гитлеровской экспансии на Европейском континенте.

Густав V — справа, Геринг — в середине, Густав Адольф — слева
Обращает на себя внимание и то, что о своём нейтралитете заявила и соседняя со Швецией Норвегия. И если в ходе Первой мировой войны норвежцам удалось «выехать» на декларации о нейтральном статусе, то ВМВ сделать того же норвежцам не позволила. Через норвежский «нейтралитет» Гитлер перешагнул вполне спокойно – объявив о том, что Норвегия нуждается в защите от «вероятной агрессии Великобритании и Франции». Началась операция Weserübung-Nord, в ходе которой у официального Осло Берлин, конечно же, не стал интересоваться, а так ли нуждается Норвегия в «защите от вероятной агрессии британцев и французов».
А вот через «нейтралитет» Швеции Берлин перешагивать не стал… Ну, как не стал… Об этом чуть ниже. Большинство шведских историков объявляют, что, мол, нейтралитет Швеции в ВМВ «понятен», ведь в Швеции проживали всего около 6 с небольшим миллионов человек, а потому тягаться с мощным Третьим Рейхом страна не могла себе позволить, идя на все уступки Берлину. Интересное заявление… Интересное, особенно исходя из того, что численность населения той же Норвегии на тот момент было ещё меньше, но при этом, во-первых, нейтралитетом норвежцев быстро, простите, подтёрлись власти Третьего Рейха, а, во-вторых, и сами норвежцы организовали более или менее «внятное» движение сопротивления гитлеровской оккупации.
Так вот о «нейтралите» Швеции… По сути, это был типичный факт приспособленчества, при котором Швеция была де-факто оккупирована, но только не в военном, а в политическом смысле. И этой гитлеровской оккупацией власти страны были вполне довольны. Ведь для них растущая Германия представляла собой великолепный рынок сбыта того, что добывалось или создавалось шведскими компаниями. Продавали по сходной цене не только сырьё – ту же железную и медную руду, но и созданные шведскими компаниями товары. Для оснащения немецкой техники использовали шведские подшипники. В Рейх шли корабли с металлопрокатом, оружием, станками, пиломатериалами. При этом Швеция через целую сеть финансовых агентов кредитовала экономику гитлеровской Германии, предварительно заблокировав выдачу кредитов соседям в Норвегии. Другими словами, экономически Швеция делала всё для того, чтобы нажить дивиденды на военных успехах нацистской Германии и её товарно-денежных запросах.
Из шведских официальных источников об объёмах поставок товаров нацистской Германии (1938-1945 гг.):
железная руда: 58 млн. тонн,
целлюлоза – 7 млн. тонн,
подшипники – 60 тыс. тонн,
пиломатериалы – 13-14 млн. кубометров,
автотехника и зенитные орудия – более 2 тыс. единиц.
Грузы поставлялись в Рейх под охраной немецких и шведских военных кораблей. Несколько шведских судов («Ada Gorthon», «Luleå» и др.) с грузом железной руды, предназначавшимся для Германии, были потоплены советскими подводными лодками. После этого шведские патрульные корабли сбросили в море около 26 «нейтральных» глубинных бомб с целью нанести ущерб советским субмаринам. Видимо, ещё с тех пор к поиску советских (российских) подводных лодок у Швеции особенная страсть…
Дальше – больше. «Нейтралитет» Швеции трансформировался в создание в стране так называемых добровольческих батальонов, которые выступили на стороне гитлеровцев. Шведское вооружённое формирование Svenska frivilligbataljonen начало оформляться в реальную силу, действующую в составе войск гитлеровской коалиции сразу же после нападения Германии на Советской Союз. Подготовку шведские «добровольцы» проходили на финской территории – в Турку.

В начале октября 1941 года батальон шведский нацистов посетили Густав V и Густав Адольф (герцог Вестерботтенский), высоко оценив его «нейтральные» действия на стороне союзников гитлеровцев в районе Ханко… А уже примерно через месяц шведский монарх направляет Гитлеру поздравительную телеграмму, в которой выражает восхищение действиями немецкой армии по «разгрому большевизма».
А вот после разгрома гитлеровцев под Сталинградом и Курском «нейтральная» Швеция вдруг меняет курс… Стокгольм сообщает своим немецким друзьям о том, что вынужден блокировать морские пути, по которым ранее через шведские территориальные воды следовали немецкие военные корабли и транспортные суда. Как говорится, Стокгольм почувствовал ветер перемен, и как флюгер среагировал практически мгновенно. В октябре 1943 года в Швеции был отменён циркуляр о запрете на браки с «унтерменшами», а евреям, покинувшим королевство, было разрешено вернуться обратно. При этом посольство Третьего Рейха закрывать не стали (на всякий пожарный…), вдруг Рейх воспрянет…
Немаловажным фактом «нейтралитета» Швеции можно считать то, что по запросу СССР в 1944-1945 гг. Стокгольмом были выданы около 370 немецких и прибалтийских военнослужащих гитлеровских войск, которые, как сообщала Москва, причастны к военным преступлениями на территории Северо-Запада СССР, включая Прибалтийские республики. Как видно, шведский флюгер среагировал и здесь…
За время войны экономика Швеции не только не подверглась серьёзному испытанию, а очень даже приобрела. При этом средние размеры заработка шведских рабочих сократились, однако сокращение это в реальном исчислении составило всего около 12% за 6 лет в то время как экономики большинства стран Европы, как и сами страны, лежали в руинах. Банковский сектор Швеции вырос вместе с крупными промышленными компаниями, осуществлявшими поставки товаров в Германию.

Можно констатировать, что и сегодняшний внеблоковый статус Швеции – это очередная декларативная «притча», за которой прекрасно просматриваются реальные интересы и симпатии Стокгольма… Такая история…

2009
Из бывшего концлагеря Аушвиц-Биркенау в Освенциме украли металлическую табличку с лозунгом «Arbeit macht frei». Кражу совершили три поляка по заказу коллекционера из Швеции (18 декабря).
Распущена нацистская Северная национальная партия/Nordiska rikspartiet (31 декабря).

2013
В Мальмё прошёл митинг нацистской организации Swedish Defence League (23 марта).
50 нацистов напали на антирасистскую демонстрацию в Стокгольме. Два полицейских получили ножевые ранения. Были арестованы 26 человек (16 декабря).

2014
В ночь с 8 на 9 марта в Мальмё члены нацистской Партии шведов/Svenskarnas parti избили участников феминистского митинга (9 марта).
В Стокгольме, Гётеборге, Мальмё и других городах Швеции прошли крупнейшие за последние годы демонстрации против фашизма. Демонстрации стали реакцией на нападение нацистов на участников феминистского митинга в Мальмё 9 марта (16 марта).
Шведский нацист Андреас Карлссон, скрывающийся на Украине, объявлен в международный розыск по подозрению в покушении на убийство в Мальмё (25 марта).
Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт посетил нацистский митинг в Одессе (13 апреля).
Массовые столкновения антифашистов со сторонниками нацистской Партии шведов/Svenskarnas parti в Йончёпинге. Полиция арестовала 32 человека (1 мая).
В Мальмё против митинга нацистской Партии шведов/Svenskarnas parti протестовали 1500 антифашистов. В результате разгона акции протеста конной полицией пострадали не менее 10 человек. Несколько человек были задержаны, 10 антифашистов были осуждены (23 августа).
На парламентских выборах за националистическую партию Шведские демократы проголосовали 12,86% избирателей (14 сентября).
В ООН приняли резолюцию о борьбе с героизацией нацизма. Против высказались три страны – Канада, США и Украина. 55 делегаций, в том числе все страны Европейского союза, воздержались (20 ноября).
Служба государственной безопасности Швеции/Säkerhetspolisen (Säpo) сообщила, что не менее 30 шведских нацистов принимали или принимают участие в карательных операциях на территории бывшей Украины (24 ноября).

2015
На Украине погиб шведский нацист Лео Сьохольм (8 января).
Нацистская Партия шведов/Svenskarnas parti официально прекратила свою деятельность (10 мая).
Лидер нацистской организации Шведское движение сопротивления/Svenska motståndsrörelsen Магнус Сёдерман внесён в список официальных лиц, которым запрещён въезд на территорию России (30 мая). На Украине арестован шведский нацист Андреас Карлссон, который подозревается в покушении на убийство в Мальмё (27 ноября).

Период подготовки к войне,

Швеция во время второй мировой

войны, правление коалиционного

правительства

(1939–1945)

/248/ В своей известной речи в Скансене 27 августа 1939 года премьер-министр Пер Альбин Ханссон заявил: «Нашу готовность к войне следует признать хорошей». Он имел в виду экономическую сторону подготовки к войне. Были складированы важные сырьевые запасы. Главной угрозой в Швеции считалась возможная блокада страны, как это случилось во время первой мировой войны. 1 сентября в связи с началом войны между Германией и Польшей правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. Уже после начала войны между Англией/Францией и Германией, 3 сентября, была издана еще одна декларация о нейтралитете.

Советский Союз использовал пакт о ненападении с Германией для укрепления своих позиций. Были созданы базы в балтийских государствах. Представители Финляндии также были вызваны в Москву, но стороны не смогли достичь какого-либо соглашения, и Советский Союз совершил нападение на Финляндию 30 ноября 1939 года.

В Швеции это вызвало внутриполитический кризис. Министр иностранных дел Сандлер был более решительно настроен в вопросе оказания помощи Финляндии, чем другие члены правительства. Сандлер был вынужден уйти в отставку. 13 дека- /249/ бря было образовано коалиционное правительство, состоявшее из представителей социал-демократии, Правой партии, Народной партии и Крестьянского союза. Пер Альбин Ханссон остался премьер-министром. Министром иностранных дел стал дипломат Кристиан Гюнтер.

«Зимняя война» в Финляндии глубоко задела чувства шведского народа. Под лозунгом «Дело Финляндии – наше дело» была организована разного рода помощь финнам. Шведское правительство пре- доставило Финляндии значительные кредиты. Восточному соседу было послано оружие. Хорошие результаты дал сбор средств и вещей. Был создан добровольческий корпус, который к концу войны насчитывал 12 тыс. человек. Движение солидарности требовало также отправки в Финляндию регулярных войск, но правительство отказалось от этого. Добровольческий корпус не участвовал в серьезных операциях, но освободил финскую армию от несения караульной службы в обширных пограничных районах Северной Финляндии.

13 марта 1940 года война между Финляндией и Со-

ветским Союзом окончилась. Финляндии удалось сохранить свою независимость, но она потеряла значительную часть своих территорий. Меньше месяца спустя, 9 апреля, был нанесен следующий удар по северным странам: Германия напала на Данию и Норвегию. Дания была оккупирована в один день, а норвежцы оказали сопротивление. В особенно трудную ситуацию попали немецкие войска на севере Норвегии. Немцы требовали от Швеции разрешения на провоз оружия своим соединениям на севере, однако шведское правительство отказало им в этом. После окончания войны в Норвегии оно признало, однако, что немцы отправляли своих солдат на отдых или переформирование, используя шведские железные дороги. Этот транзит просуществовал до 1943 года.

В 1940–1941 годах Швеция испытывала сильное давление со стороны Германии. В своей внешней политике Швеция старалась приспособиться к новому соотношению сил в Европе. Она предоставляла Германии всевозможные привилегии. Самая большая уступка была сделана в июне 1941 года, когда полностью вооруженная немецкая дивизия была пропущена по шведской железной дороге из Норвегии в Финляндию. (См. раздел Шведская политика уступок в период второй мировой войны.)

Правительство призывало шведскую прессу быть осторожной в своих оценках событий на мировой арене, чтобы не нарушить отноше- /250/ ний с могущественным соседом на юге. Большая часть средств массовой информации проявляла понимание проблемы и следовала правилам строгой самоцензуры. Но некоторые газеты отказывались «не нарушать ряды» и публиковали откровенно антинацистские статьи. Наиболее известными в этом смысле были «Гётеборгс Хандельс-о Шёфартстиднинг», издававшаяся Торгню Сегерстедтом, и еженедельник «Тротс Альт», издатель – писатель, социал-демократ Туре Нерман. Издания, содержавшие статьи, которые могли вызвать раздражение немцев, уничтожались или конфисковались. Эта политика достигла своего пика в марте 1942 года, когда не менее 17 газет было изъято, так как они содержали статьи о пытках немцами членов норвежского Сопротивления. В 1943 году, когда военная удача отвернулась от немцев, конфискация газет прекратилась. Ограничение свободы слова подвергалось сильной критике. После войны, в 1949 году, согласно новому законодательству о свободе печати, положение о свободе высказываний было усилено. Однако существовали группы населения, которые хотели сближения Швеции с Германией, так как полагали, что последняя выйдет из войны победительницей. Послабления, которые делались немцам, не представлялись некими «ус- тупками», а лишь естественным приспособлением к будущему победителю. Даже если учесть, что число нацистов в Швеции было невелико, в период побед Германии существовало дружественное по отношению к этой стране течение. Насилие, творимое немцами в Дании и Норвегии, не позволяло афишировать эти настроения, делать их достоянием общественности.

После того, как Германия напала на Данию и Норвегию, контакты Швеции с Западом были нарушены. Немцы поставили минные заграждения от южного побережья Норвегии до северной оконечности Ютландии. Швеция не могла вести свободную морскую торговлю. Она стала зависеть от импорта из Германии: ввозились уголь и кокс в качестве энергоносителей, искусственные удобрения для сельского хозяйства и сырье для промышленности. В обмен она поставляла Германии большое количество железной руды, подшипников и лесоматериалов. Правительству удалось в конце 1940 года заставить немцев и англичан согласиться на ограниченное судоходное сообщение с западными странами через заминированные зоны. Это было так называемое гарантированное судоходство. Таким образом, Швеция могла импортировать определенные важные для нее товары, прежде всего, нефть, шкуры, кожу, а также такие «предметы роскоши», как кофе.

Сокращение внешней торговли имело негативные последствия для шведской экономики. Чтобы сдержать инфляцию, в 1942 году /251/ были заморожены цены и заработная плата. Несмотря на трудности, страна смогла сохранить сравнительно высокий уровень жизни. Подсчитали, что реальная заработная плата снизилась на 10–15 %. Для определенных

групп населения, например, крестьян, блокада создавала возможность повышать цены на свои продукты. Они поднялись примерно на 40 %.

Многие мужчины, по возрасту годные к военной службе, регулярно призывались на переподготовку для получения военного образования и несения службы берегового охранения «где-нибудь в Швеции». Несмотря на утомительные занятия, переподготовка для многих была отвлечением от будничной жизни. Чувство товарищества, совместные переживания заставляли и по прошествии ряда лет вспоминать эти события с ностальгическим чувством.

Во время войны Швеция стала интенсивно вооружаться. В 1936 году многие полагали, что 148 млн. крон были слишком большой суммой на оборону. В 1941–1942 годах оборонный бюджет достиг 1846 млн., то есть превысил первоначальную цифру более чем в десять раз. В правительстве шли острые дискуссии, каким образом финансировать быстро растущие оборонные расходы. Социал-демократы считали, что это бремя должны нести все в соответствии со своими доходами, то есть, чтобы богатые платили пропорционально больше, чем простые рабочие. Правые, напротив, полагали, что все должны платить в процентном отношении равную часть затрат на оборону при условии выплаты беднейшим группам компенсации. Политику, которую проводило коалиционное правительство, можно рассматривать как компромисс. На важнейшие продукты питания, такие, как масло и молоко, вводилась государственная /252/ дотация для того, чтобы рост цен на сельскохозяйственную продукцию не слишком тяжело ударил по беднейшим слоям населения. Налоговый гнет также усилился во время войны. К 1943

году расчетная величина налогов выросла на 35 %. Для распределения дефицитных товаров были образованы административные органы военного времени. Фактически была введена своего рода плановая экономика, на основе которой регулировалась вся хозяйственная жизнь. От либеральной рыночной экономики в значительной степени отказались.

В завершающий период войны шведский народ, в первую очередь, интересовали события в соседних северных странах. Шведов глубоко возмущал немецкий террористический режим в Норвегии и попытки норвежского нацистского лидера Видкуна Квислинга заставить норвежцев подчиниться нацизму. В Швеции также следили с неослабевающим интересом за развитием событий в Дании. Благодаря сотрудничеству между датскими политиками и шведским правительством практически все еврейское население Дании смогло перебраться в Швецию в октябре 1943 года. Тем самым оно избежало высылки в концентрационные лагеря и уничтожения. С 1943 года датчане и норвежцы, которые переехали в Швецию, получали военное образование в специально организованных лагерях. Полагали, что они должны в конце войны принять участие в военных действиях для освобождения своих стран и восстановления там порядка. В феврале 1945 года норвежское правительство, которое находилось в Лондоне, выразило пожелание, чтобы и шведская армия была готова вступить в Норвегию для разоружения немцев. Шведский штаб обороны с осени 1942 года разрабатывал планы вторжения как в Норвегию, так и в Данию. Но правительство, как и раньше, соблюдало осторожность. Полагали, что складывалась благоприятная возможность для мирного завершения немецкой оккупации в Норвегии и Дании. Шведское вмешательство было бы в таком случае излишним. Так и случилось. Дей- /253/ ствительно, немецкие войска капитулировали за два дня до окончания войны в Европе.

В последний год войны в Швецию хлынули беженцы из Германии и Прибалтики. Советский Союз потребовал в июне 1945 года, чтобы Швеция выдала всех солдат, которые прибыли туда в немецкой военной форме. Речь шла о двух тысячах солдат. Подавляющую часть составляли немцы, но там было около ста прибалтов. Правительство решительно отказалось выдать 30 тыс. гражданских лиц, бежавших в Швецию. Что касается прибалтов, которые прибыли в страну в немецком обмундировании, правительство сочло себя связанным обязательством, данным союзникам еще до окончания войны, о том, что эта категория лиц будет выслана в места своего проживания. Правительство стремилось установить доверительные отношения с Советским Союзом после войны и боялось, что отказ будет воспринят негативно. Престиж Советского Союза в этот период был высочайшим, так как вклад этого государства в победу над нацистской Германией был самым значительным. Но общественное мнение в Швеции было против выдачи прибалтов. Боялись, что эти люди понесут строгое наказание в Советском Союзе. Тем не менее, правительство оставалось твердым в своем решении. В конце 1946 года произошли сцены, которые не могли не взволновать: 145 человек из Прибалтики были выданы советским властям. Для многих этот факт стал позорным пятном на репутации Швеции как гуманной нации.

В течение войны Швеция была организатором нескольких гуманитарных акций: в 1942 году – хлебопоставок в Грецию, население которой испытывало голод. Подобную помощь получили и Нидерланды. Важный вклад в спасение евреев от нацистских преследований внес в 1944 году в Венгрии шведский дипломат Рауль Валленберг. Фольке Бернадот, вице-председатель шведского Красного креста, в конце войны вел переговоры с нацистским лидером Г. Гиммлером об освобождении норвежских и датских участников Сопротивления из немецких концентрационных лагерей. Постепенно Гиммлер согласился на это. Освобожденные перевозились в Швецию на так называемых «белых автобусах». Позже и другие заключенные вывозились на этих автобусах, получая убежище в Швеции.

7 мая 1945 года пришло сообщение, что Германия капитулировала. Война в Европе завершилась. «Впечатление, что бесконечный кошмарный сон наконец-то кончился», – сказал премьер-министр в своей речи по радио. Для северных соседей война оказалась тяжким испытанием. Швеция благодаря своей осторожной политике сумела очень легко /254/ пережить это время. Финляндия потеряла 80 тыс. человек. Из тех, кому было 20–25 лет в начале войны, 10 % погибло. В конце войны без отцов в Финляндии осталось 50 тыс. детей. Норвегия во время войны потеряла 10 тыс. человек. Большинство из них были моряками на торговых кораблях. В годы войны погибло и много моряков-шведов.

Война способствовала определенному выравниванию классовых различий в Швеции. В длительных военных переподготовках участвовали люди различных общественных слоев. В годы войны сильнее были выражены национальные чувства, что способствовало ощущению единства.

Война привела к более свободным формам общения между полами. Консервативные круги выступали против этого. Острая дискуссия развернулась по вопросу о так называемом «вреде от танцплощадок». Считалось, что благодаря им поощряется злоупотребление алкоголем и сексуальная распущенность.

Политическая жизнь в целом была спокойной. Три раза в течение военных лет в Швеции проходили выборы: в 1940, 1942 и 1944 годах (в 1942 г. проводились местные выборы). Выборы 1940 года прошли с большим успехом для социал-демократов, которые получили около 54 % голосов, наибольший показатель когда-либо встречавшийся в истории шведской социал-демократии. Говорили, что народ голосовал за Пера Альбина Ханссона, потому что он, по мнению многих, спас Швецию от войны. Существенной причиной того, что Швеция не участвовала в военных действиях, было то, что у Германии после оккупации Дании и Норвегии отсутствовали мотивы для нападения на Швецию. Эта страна представляла интерес для Германии, прежде всего, как поставщик железной руды.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >