Швейцария вторая мировая

Содержание

Швейцария во время второй мировой

Активные темы

  • Первый пилотируемый запуск Crew Dragon запланирован на 27 мая (176)

    MnogoTochie События 02:37

  • Война за дома или чего стоит наше право на собственность (170)

    evg489 События 02:37

  • ДТП века: В Свердловской области «КамАЗ» попал под &qu… (8)

    w68 Инкубатор 02:37

  • «До 6 мая может наступить полный коллапс»: владелец ТЦ «Атриум» … (445)

    oLoLyi Тексты 02:37

  • В Новокуйбышевске полицейские задержали подозреваемого в нарушен… (17)

    bardakam Инкубатор 02:37

  • Академик Александр Чучалин на совещании по коронавирусу у Владим… (66)

    VVU Инкубатор 02:37

  • Стой, кто идёт (8)

    Alexis58 Инкубатор 02:36

  • Привет друзья! Много новеньких, будем знакомы-я Пашкетт (338)

    kitikitidada Инкубатор 02:36

  • Домашний арест как метод уничтожения активных стариков! (13)

    Масяня999 Инкубатор 02:36

  • Деревенская Америка — 7 (435)

    Greenwichdr Фотопутешествия 02:36

  • Как прожить на 13000р ?Спб. (83)

    dremakaus Инкубатор 02:36

  • В интересное время живем… (25)

    gle33 Инкубатор 02:36

  • И снова о коронавирусе! А что там у хохлов? (80)

    theking Инкубатор 02:35

  • Медведев предложил продавать нефть по принципу take or pay (77)

    Shershuster Инкубатор 02:35

  • Почему в Москву ограничен только въезд? (36)

    manager2 Инкубатор 02:35

Щвейцария во Второй мировой. 1939-1945.

Serg 25.07.2011 495 20 0 в Избранноев Избранномиз Избранного 0

После нападения Германии на Польшу в Западной Европе началась «странная война»: уже 3-го сентября 1939 года Англия и Франция объявили войну Германии, но активных боевых действий между воюющими сторонами не проводилось.

Однако, разрабатывая планы ведения войны на 1940 год, главнокомандующий вооружёнными силами Франции генерал Гамелен исходил из предположения, что Германия могла нанести удар по англо-французским войскам на севере или на юге, действуя через Бельгию или Швейцарию.

Учитывая это, французское командование предлагало ввести франко-английские войска в Бельгию и Швейцарию, включить бельгийскую и швейцарскую армии в состав союзных сил и создать прочную оборону на удаленных от французской границы рубежах. С другой стороны, уже после капитуляции Франции вермахт разработал свой план вторжения в Швейцарию. По ряду причин сроки начала этой операции несколько раз переносились, и в конце концов вторжение так и не состоялось, хотя в устной традиции сохранилось высказывание, якобы бытовавшее среди немецких солдат: “Мы возьмём Швейцарию, этого маленького дикобраза, по пути домой!” Оценивая состояние сил противника в тот период, швейцарский генерал Ойген Бирхер писалсал, что немцам для того, чтобы дойти до Берна, вполне хватило бы одного танкового полка. Армия Швейцарии имела милиционную систему комплектования: практически всё взрослое мужское население страны регулярно призывалось на краткосрочные военные сборы, а в случае войны могло быть в течение двух суток полностью отмобилизовано.

Такая быстрота была обусловлена как небольшими размерами страны (от 150 км до 300 км), так и правилом, по которому лёгкое стрелковое вооружение хранилось не в арсеналах, а у швейцарцев дома.

2 сентября 1939 года в стране началось проведение мобилизации, и уже 4 сентября численность вооружённых сил была доведена до 430 000 человек.

В начальном периоде Второй мировой войны Швейцария обладала следующими вооружёнными силами:

Сухопутные войска в составе 3-х армейских корпусов (в дальнейшем — 5-ти корпусов), одной отдельной дивизии и нескольких отдельных подразделений. Из этих сил три пехотные бригады имели дополнительно по одной танковой роте в составе 8 лёгких танков LTH чехословацкого производства.

Помимо этих 24 танков, на вооружении имелись 4 британских танка Light Tank Model 1934 и 2 французских FT-17.

В годы войны в Швейцарии пытались организовать производство бронетехники собственными силами, но две созданные САУ, NK I и NK II, не вышли за стадию прототипов.

Военно-воздушные силы. За 1938-1939 гг. на вооружение поступили такие истребители как Bf.109D (10 экземпляров), Bf.109E (30 экземпляров) и Potez 632 (в единственном экземпляре). Кроме того из Франции был получен один MS.406C.1, а с июня 1940 г. развернулось его лицензионное производство под обозначением D.3800. Эти самолёты заменили старые монопланы Dewoitine D.27, до этого составлявшие основу истребительной авиации страны.

Cостав ВВС. 3 авиаполка, имеющие на вооружении закупленные в Германии истребители Bf.109D (10 экземпляров), Bf.109E (80 экземпляров), а также производившиеся в Швейцарии по лицензии французские Morane-Saulnier MS.406 (84 самолёта). Кроме того, в качестве истребителей-бомбардировщиков могли быть использованы устаревшие французские Dewoiting D-27 (88 штук) и EKW C-35 (80 штук) собственной разработки.

Войска противовоздушной обороны в составе 8-ми батальонов, имевших на вооружении 20-мм и 37-мм автоматы (36 единиц)

и 75-мм зенитные орудия (8 единиц). В последние месяцы 1939 года это количество увеличилось до 131 автоматов и 23 зенитных орудий.

В течении Второй мировой войны Швейцарская армия всячески довооружалась, в основном артиллерийским, противотанковым и зенитным вооружением собственного производства. Так же в горах создавались большие запасы стрелкового оружия и боеприпасов для ведения партизанской войны.

Активно велось строительство УР и минирование дорог и туннелей.

Учитывая опыт мобилизации времён Первой мировой войны, повлёкшей за собой определённое социальное напряжение, правительство страны приняло решение выплачивать компенсацию всем призваным военнослужащим в размере 80 % от предыдущего заработка.

Боевые столкновения в воздухе в 1940 году. План обороны «Танненбаум»

Так как Швейцария по сути находилась “во враждебном окружении” (оккупировать страну могла каждая из воюющих сторон) её воздушное пространство неоднократно нарушалось. С начала 1939 по май 1940 г. было зафиксировано 222 пролёта самолётов, из которых 22 были идентифицированы как французские самолёты и 79 как немецкие. Большей частью это были провокации, но бывали случаи потери ориентировки. Первым самолётом, совершившим подобную навигационную ошибку, стал немецкий Do 17 Z-3 из штабной эскадрильи III/KG 2, который совершил посадку в Базеле. В апреле швейцарские истребители Bf.109E из FL.Kp. 21 выпроводили одиночный Do.17 (10 апреля) и вынудили приземлится на аэродроме в Дюбендорфе бомбардировщик He 111 P (1G-HT) из 9./KG 27.

Однако 10 мая 1940 года началось вторжение вермахта во Францию, и резко возросло количество нарушений воздушной границы Швейцарии французскими и немецкими самолётами. К тому же, если до мая 1940 года швейцарские истребители не встречали сопротивления, выпровождая нарушителей со своей территории или принуждая их к посадке, то с началом активных боевых действий на земле немецкие лётчики стали вести себя более агрессивно в воздухе. В этот день звено истребителей Bf.109Е из Fl.Kp.6 сбили немецкий He.111 H (A1-DM, Staffel 4./KG 53) пытавшийся оказать им сопротивление.

Несколько позже группа швейцарских “мессеров” подбила ещё один Не.111Н, ушедший на свою территорию. Следующий бой состоялся 2 июня – на этот раз жертвой BF.109 стал Не.111Р-2 из состава 8./KG 55, не смогший дотянуть до границы и севший в Швейцарии.
Такие “уколы” немцы прощать совсем не собирались. Чтобы наказать строптивых швейцарцев на 4 июня была спланирована первая провокационная акция. Согласно плану одинокий Не.111 под прикрытием двадцати восьми Bf.110C из II/ZG 1 должны были вторгнуться в воздушное пространство Швейцарии, выманить патрульные Bf.109 и уничтожить над французской территорией. Так оно и получилось, однако швейцарские истребители отказались быть “мальчиками для битья”. Пилоты Fl.Kp.15, управлявшие Bf.109D, подбили два Bf.110C и тяжело повредили бомбардировщик.
Спустя четыре дня (8 июня) был организован налёт группы бомбардировщиков Не.111Н (KG 1) при сопровождении Bf.110C (II\ZG 76). Около 11:00 бомбардировщики вышли к франко-швейцарской границе. Над ними, на высоте 2000, 4000 и 6000 метров шли истребители. Их первой жертвой стал разведчик EKW C.35, совершавший обычный патрульный вылет. Первая же атака немецких “мессеров” оказалась удачной – разведчик был сразу сбит и упал в районе Алле, экипаж погиб. На перехват поднялись три эскадрильи истребителей (Fl.Kp. 6, 15 и 21). Разделившись на пары Bf.109D из Fl.Kp.15 атаковали тяжелые немецкие истребители и смогли повредить два из них. Затем, между 12:30 и 12:50 произошел бой в котором приняли участие самолёты из Fl.Kp.6 и Fl.Kp.21, также предпринявшие атаку на строй Bf.110C. В этот раз тоже обошлось без потерь, но истребители с обеих сторон получили повреждения. Тем временем бомбардировщики и часть истребителей прикрытия углубились на территорию Швейцарии и достигли города Белфора, где их встретил сильный огонь зенитной артиллерии. Один из Bf.110C (2N-GN) был подбит и с горящим двигателем начал уходить в сторону Франции. Видя, что провокация не имела успеха, немецкие пилоты повернули на свои аэродромы.

После этого в беседе с журналистами Гитлер выражает личную обеспокоенность данными лётными происшествиями. Особенно расстроило фюрера то, что немецкие самолёты уничтожались техникой, построенной в Германии.

16 июля 1940 года 10 немецких диверсантов безуспешно пытаются провести акцию на одном из швейцарских аэродромов.

17 июля 1940 года Франция капитулирует, и в этот же день подразделения 29-й пехотной дивизии вермахта выходят на швейцарскую границу в районе Ду (Doubs). Швейцарские лётчики получают приказ не атаковать нарушителей, если они идут менее, чем по три самолёта.

За июль воздушное пространство Швейцарии нарушалось не менее 84 раз. В четырех случаях это были французские самолёты, в 34 – немецкие и остальные не удалось идентифицировать. Семь раз по ошибке чужие самолёты сбрасывали бомбы на швейцарскую территорию. С наибольшей долей вероятности можно утверждать, что это были дальние бомбардировщики RAF, осуществлявшие ночные налёты на немецкие промышленные районы. К концу года обе стороны подвели печальные итоги. Швейцарские истребители сбили семь вражеских самолётов и ещё один был записан на счет зенитной артиллерии.

В свою очередь швейцарцы не досчитались трёх самолётов – по одному Bf.109D, Bf.109E и EKW C.35.

Однако 19 июля Швейцария получает вторую дипломатическую ноту относительно происшедших столкновений, в которой содержится уже открытая угроза:”Правительство Рейха не намерено больше тратить слова, но будет защищать германские интересы иными способами, если подобные события произойдут в будущем.”

После этого Главнокомандующий Вооружёнными силами Швейцарии издаёт приказ, запрещающий перехват любых самолётов над территорией Швейцарии, и в тот же день: Оперативный приказ № 10, предусматривающий развёртывание швейцарских войск для отражения возможного нападения со стороны Германии и Италии.

С другой стороны, 26 июля 1940 года командованием сухопутных сил Германии был принят план операции «Танненбаум», согласно которому 12-я армия генерал-фельдмаршала Вильгельма Листа силами одного горнострелкового и трёх пехотных корпусов должна была осуществить захват Швейцарии в течение 2-3 дней:

В «день Икс», установленный ОКХ, 12-я армия должна перейти швейцарскую границу на широком фронте, разгромить противостоящие немецким войскам швейцарские силы, возможно быстрее овладеть столицей Берном и его индустриальным районом, центром военной промышленности в районе Золотурна, Люцерном и индустриальным Цюрихским районом, а затем захватить остальные районы сферы германских интересов.

Против 10 швейцарских пехотных дивизий было сосредоточено 2 горнострелковые, 6 танковых и моторизованных, 8 пехотных дивизий вермахта. Причём любой из танковых полков немцев имел на своём вооружении танков минимум в три раза больше, чем вся швейцарская армия. Исходя из соотношения сил, было очевидно, что в классическом сражении швейцарцы не смогут достаточно долго противостоять вермахту в случае нападения: только что капитулировавшая Франция это подтверждала.

В этих условиях командующим швейцарской армией генералом Анри Гизаном была предложена концепция организации обороны, получившая название «Национальный Редут», или просто Редут.

Согласно этой концепции, задачей вооружённых сил Швейцарии была не оборона границ страны, а создание ситуации, в которой оккупация Швейцарии представлялась бы противнику слишком дорогостоящим и даже не имеющим смысла предприятием.

С этой целью линия обороны заранее переносилась с равнин в горы, где спешно строились многочисленные фортификационные сооружения, способные противостоять пехоте и танкам противника. Горные дороги и тоннели минировались и подготавливались к взрывам. Командованию и личному составу всех частей и подразделений доводилось, что с момента начала боевых действий они должны оборонять свои участки, больше невзирая ни на какие приказы о прекращении сопротивления.

Таким образом, любой противник, вторгшийся в страну, в результате столкнулся бы с задачей установления контроля над обширными горными районами с полностью разрушенной инфраструктурой, где держали бы оборону многочисленные полупартизанские формирования.

С другой стороны, в то же время швейцарское правительство демонстрировало готовность прийти к разумному компромиссу: соглашению, дающему некоторые преимущества окружившим со всех сторон Швейцарию странам Оси, и в то же время не умаляющему суверенитет и нейтралитет Швейцарии.

Таким образом, появились условия для соглашения между Швейцарией и Германией, которое и было заключено в августе 1940 года. По этому соглашению Швейцария предоставляла режим наибольшего благоприятствия для транзита немецких грузов (в том числе и военных) через свою территорию, обязалось продавать Германии золото и другие драгоценные металлы за рейхсмарки, и, кроме того, предоставляла Германии долгосрочный кредит в размере 150 000 000 швейцарских франков.

Вскоре после заключения этого соглашения немецкая 12-я армия была перенаправлена для участия в операциях в Норвегии, на Балканах, а также против Советского Союза.

Инциденты с нарушением воздушной границы Швейцарии после 1940 года.

С 1943 года союзники приступили к планомерным массовым бомбардировкам целей на территории Германии, что повлекло за собой увеличение количества заходов самолётов воюющих сторон в воздушное пространство Швейцарии. Естественно, связана она была с массовыми бомбардировками Германии. Около месяца швейцарцы наблюдали за пролётами американских “летающих крепостей” В-17 и В-24, перехватить которые не представлялось возможным поскольку летали они на недосягаемых для Bf.109E высотах.

Кроме того, несколько раз самолёты ВВС США бомбили швейцарские города: 1 апреля 1944 года — Шаффхаузен на севере страны,

25 декабря 1944 года — Тайнген, 22 февраля 1945 года подверглись бомбардировкам сразу 13 населённых пунктов на территории Швейцарии, 4 марта 1945 года — одновременно Базель и Цюрих. Швейцарские лётчики снова получили приказ принуждать к посадке одиночные самолёты-нарушители и атаковать групповые цели. В результате этого уже в начале марта 1944 года был сбит один американский бомбардировщик, а второй посажен на швейцарский аэродром. В ходе начавшихся переговоров между сторонами американские представители объясняли свои бомбёжки плохими погодными условиями и навигационными ошибками пилотов. Швейцария требовала прекратить бомбардировки и компенсировать нанесённый ущерб. Правительство США принесло официальные извинения и ещё до предоставления данных об ущербе выплатило $1.000.000 в счёт возмещения ущерба. В октябре 1944 к этой сумме были добавлены ещё $3.000.000. Американским лётчикам было запрещено бомбить цели ближе, чем за 50 миль от швейцарской границы, если они не могут быть положительно идентифицированы. Тем не менее с увеличением масштабов бомбардировок Германии увеличивалось количество инцидентов. И если швейцарские истребители ничего не могли предпринять против формаций, превышающих 100 бомбардировщиков, они нападали на одиночные самолёты, иногда даже не имея для этого обоснований.

Так, 13 апреля 1944 года швейцарский пилот обстрелял повреждённый американский бомбардировщик, несмотря на то, что его экипаж при приближении швейцарского истребителя выпустил шасси — по международным правилам это означало «следую на указанный вами аэродром». Семь американских пилотов погибло. С целью минимизировать риск подобных инцидентов, а также снизить напряжение в отношениях между представителями союзников и швейцарцами, в сентябре 1944 года командующему швейцарской армии генералу А. Гизану поступило предложение от Штаб-квартиры Союзного экспедиционного корпуса (SHAEF) направить в их расположение швейцарских представителей. После этого четыре швейцарских офицера были откомандированы в союзные войска. 21 октября 1949 государственный департамент США и швейцарское правительство заключили договор о перечислении 62 176 433,06 швейцарских франков (эквивалентный $14 392 692,82), в дополнение к перечисленным ранее $4 миллионам, в качестве полной и окончательной компенсации за ущерб, нанесенный гражданам и собственности в Швейцарии всеми вооружёнными силами . 28 апреля 1944 года командир эскадрилии 5./NJG 5 Люфтваффе обер-лейтенант Вильгельм Йохнен со своим экипажем в воздушном бою сбил два английских бомбардировщика и в погоне за третьим пересёк границу Швейцарии. Однако при этом его самолёт — ночной истребитель Bf.110G-4 номер C9+EN (W.Nr.740055) — был повреждён ответным огнём и совершил посадку на авиабазе Дюбендорф (Цюрих). Ночной истребитель был оснащён секретным радиолокатором «Лихтенштейн SN-2» и пушечной установкой «неправильная музыка»( Schrage Musik) на борту. Кроме того, в самолёте находилась папка с секретными документами. Немцы потребовали вернуть им самолёт, но получили вежливый отказ. Чтобы воспрепятствовать возможному доступу союзников к секретной аппаратуре на борту самолёта немецким командованием было решено совершить диверсионный рейд на швейцарский аэродром, чтобы уничтожить истребитель и показать Швейцарии, что с Германией пререкаться все-таки не стоит. Планированием операции занимался не безызвестный Отто Скорцени, уже успевший тличиться в нескольких подобных операциях. Узнав о готовящейся операции, начальник внешней разведки бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг решил срочно вмешаться, чтобы избежать непредсказуемых последствий этого нападения. Обе стороны сели за стол переговоров.Воспользовавшись хорошими личными контактами с руководителем швейцарской разведки бригадиром Массеном, Шелленберг добился взаимовыгодной сделки: Германия согласилась продать Швейцарии 12 истребителей Bf.109G-6 за 500 тысяч золотых швейцарских франков, а швейцарская сторона в присутствии немецких представителей должна была уничтожить самолет и его оборудование. 18 мая 1944 года «Мессершмитт» Йохнена был сожжён. На следующий день в Швейцарию прибыли обещанные 12 истребителей. Однако немцы продали истребители с изношенными двигателями, и в результате в 1951 году Швейцария выиграла судебное дело против фирм «Даймлер» и «Мессершмитт», после чего эти фирмы выплатили денежную компенсацию. Имеются сведения как минимум ещё о двух оснащённых локаторами Bf.110, интернированных на территории Швейцарии. К 1945 г. состав ВВС пополнился также истребителями С.3801\ С.3802 и штурмовиками С.3603, которые находились на вооружении пока в середине 1950-х гг. их полностью не сменили реактивные самолёты. Больше в боях швейцарские истребители не участвовали, так как к этому времени фронт отодвинулся далеко на восток. Несмотря на имеющуюся напряжённость в отношениях, Швейцария очевидно была полезнее Германии в качестве партнёра, чем в качестве врага. Из четырех альпийских горных проходов, являющимися наиболее короткими путями между Германией и Италией, три (Сен-Готард, Лёчберг и Симплон) находились на территории Швейцарии и лишь один (Бреннер) — на территории присоединённой к Германии Австрии. Разрушение швейцарцами этих транспортных путей сделало бы сообщение между главными членами «Оси» более дорогим и уязвимым. Кроме того, бойкотирование нацистов большинством развитых стран мира сказывалось на экономике Германии: в частности, возникла сложность в конвертировании рейхсмарки, как мировой валюты. Таким образом, появились условия для соглашения между Швейцарией и Германией, которое и было заключено в августе 1940 года. По этому соглашению Швейцария предоставляла режим наибольшего благоприятствия для транзита немецких грузов (в том числе и военных) через свою территорию, обязалось продавать Германии золото и другие драгоценные металлы за рейхсмарки, и, кроме того, предоставляла Германии долгосрочный кредит в размере 150 000 000 швейцарских франков. Вскоре после заключения этого соглашения немецкая 12-я армия была перенаправлена для участия в операциях в Норвегии, на Балканах, а также против Советского Союза. Экономика Швейцарии во время войны Промышленность Швейцарии традиционно зависела от экспорта продукции машиностроения, часов, химической продукции и фармацевтики. В то же время высокая плотность населения, жесткие условия для ведения сельского хозяйства (особенно в альпийском регионе) влекли за собой дефицит сырья, продовольствия и являлись причиной отрицательного торгового баланса. Впрочем, предпринятые в ходе первой трети XX-го века усилия по развитию туризма, предоставлению транспортных услуг и финансовых услуг (банковское дело и страхование) постепенно увеличивали их долю в ВВП. Однако во время Второй мировой войны импорт снизился с 30 % национального продукта (средний показатель в конце 1920-х годов) до 9 %, экспорт с 25 % до 9 %. Доходы от туризма практически прекратились. Ввиду наметившейся нехватки продовольствия из-за снижения импорта швейцарский парламент уже в апреле 1939 года одобрил резолюцию по увеличению сельскохозяйственного производства. Посевные площади до конца войны увеличились почти в три раза, и тем не менее 20 % продовольствия и почти все сырье приходилось ввозить из-за границы. Одним из самых важных торговых партнеров Швейцарии перед началом войны была Германия. В период с 1939 по 1944 год экспорт товаров в Германию значительно превысил показатели экспорта в союзные страны — в частности в США. С 1939 по 1942 год 45 % всех экспортируемых товаров было вывезено в Италию и Германию. Основную часть поставок составляли стратегическое сырье, инструменты и орудия производства, техническое оборудование и продукты химической промышленности. Швейцария не только экспортировала товары в Германию, она также импортировала оттуда уголь, нефть, сырье, продукты питания. По железным дорогам Швейцарии перевозились немецкие и итальянские военные грузы. В условиях начавшегося разгрома стран Оси поставки в Германию снижались, а в 1944 году был запрещен транзит немецких и итальянских военных грузов. В 1940 году на территории Швейцарии были организованы первые лагеря для интернированных французских солдат, а также поляков из числа подразделений, сражавшихся в рядах французской армии. В дальнейшем лагеря пополнялись в основном за счёт бежавших из германских концлагерей пленных солдат антигитлеровской коалиции и итальянцев, не пожелавших после падения режима Муссолини сотрудничать с нацистами. Кроме того, там же находилось некоторое количество английских и американских лётчиков, чьи самолёты были подбиты над Германией и смогли дотянуть до швейцарской территории. Первая крупная группа советских беглецов оказалась в Швейцарии летом 1944 года. В начале 1945 года сюда удалось бежать почти 8 тысячам советских военнопленных. А всего на момент капитуляции Германии в лагерях для интернированных находилось 103 689 человек, из которых примерно 11 000 бойцов Красной Армии. При этом наряду с советскими военнопленными в швейцарских лагерях содержалось и небольшое число бежавших с поля боя солдат коллаборационистской Российской освободительной армии генерала Власова. В конце войны на территории Швейцарии интернировались уже военнослужащие другой стороны — вермахта. Характерно, что и к советским военнопленным, и к власовцам швейцарцы относились гораздо хуже, чем к интернированным итальянцам или англичанам. Более того, в отличие от интернированных союзников, советские военнопленные покинули швейцарские лагеря одними из последних. В то же время по отношению к гражданским беженцам политика страны была более жёсткой. Считается, что швейцарские иммиграционные власти отказали в пересечении границы от 20000 до 25000 еврейских беженцев из Германии, а некоторые гражданские лица, контрабандно переводившие беженцев на территорию страны, были подвергнуты судебному преследованию (реабилитированы только после 1990 года). 8 марта 1995 года правительство Швейцарии официально извинилось за практику непредоставления статуса беженцев лицам из Германии, имевшим в своих паспортах штамп «J», о чём в 1938 году было заключено специальное соглашение с нацистами. Деятельность иностранных разведок на территории Швейцарии Находящаяся в центре Европы Швейцария, являясь нейтральной страной, была удобным местом для организации там легальных и нелегальных резидентур. Например, военная разведка РККА имела в стране целых три независимые сети (с одной из которых сотрудничал Шандор Радо). Резидентуры Разведупра РККА, работавшие в Швейцарии, проходили в гестапо по делу «Красная капелла» и рассматривались германской контрразведкой как часть единой советской разведывательной сети в Западной Европе. В Берне вёл разведывательную деятельность сотрудник Управления стратегических служб (разведывательный орган США) Аллен Даллес. Несмотря на нейтралитет Швейцарии, в ходе Второй мировой войны её правительство регулярно испытывало на себе давление как со стороны держав Оси, так и со стороны союзников. Каждая из заинтересованных сторон стремились использовать положение страны в своих интересах и в то же время противодействовать интересам противника. Причём изменение ситуации на фронтах соответственно влияло и на интенсивность внешнеполитических влияний. Например, именно под давлением союзников Швейцария в 1944 году запретила транзит немецких и итальянских грузов через свою территорию. После победы Красной Армии и союзных войск над Германией ситуация в Швейцарии во время войны и её политика того периода стали предметом критического отношения со стороны победителей. Суть претензий сводилась к тому, что политика Швейцарии по сути способствовала продолжению войны, и что предоставляемые Швейцарией услуги, экспорт и кредиты нацистской Германии в значительной степени не могут быть обоснованы. Швейцарии ставили в вину: -Транзит немецких и итальянских военных грузов -Подозрение в транзите через свою территорию поездов с военнопленными и лицами, принудительно угнанными на работы — Продажу Германии золота в обмен на рейхсмарки -Долевое участие швейцарских компаний в немецких предприятиях, на которых использовался труд военнопленных -Жёсткую политику по отношению к беженцам Со временем к этим претензиям добавились новые, напрямую связанные с принципом банковской тайны: Хранение нацистских активов в банках страны По некоторым оценкам, на конец XX века на счетах в швейцарских банках находилось около $4 млрд. из числа средств, размещённых там Германией во время войны. Хранение активов лиц, погибших во время войны, и невозвращение их потомкам (так называемое «Еврейское золото») В августе 1998 банковская группа Швейцария согласилась выплатить $1,25 млрд в качестве компенсации жертвам геноцида и их наследникам. Вместе с тем в конце XX — начале XXI века и в самой Швейцарии наметилось переосмысление политики страны во время Второй мировой войны, о чём свидетельствует выпуск факультативного учебника по истории под названием «Оглянуться назад и задать вопросы» (Hinschauen Und Nachfragen).

Политика

В конце войны, 8 мая 1945 года, швейцарский главнокомандующий генерал Анри Гизан (Henri Guisan) заявил, что армия «спасла нас от бедствия и страданий, от войны, оккупации, разрушения, плена и депортаций». В то же время он напомнил о «значении нашей тщательной подготовки, нашей воли к сопротивлению, бдительности и многочисленных жертвах». Действительно поколение годных к службе в армии трактовало свой жизненный опыт и свою готовность к самопожертвованию и сопротивлению как успех, что придает смысл также многим лишениям. Владелец мясной лавки Ханс Майстер (Hans Meister) писал: «Я могу тебе сказать, что немцы сильно просчитались (…). Затраты на то, чтобы завоевать Швейцарию, были бы слишком велики, однозначно».

Может ли эта боеготовность разъяснить, почему Вермахт не напал на Швейцарию? Действительно ли затраты были бы слишком велики для армии, которая в ходе блицкрига завоевала Польшу и Францию и изгнала британцев с континента? Когда в середине июня 1940 года капитулировала Франция, немецкие танковые войска были уже у Понтарлье. Швейцарская граница там была лишь слабо укреплена, так как войска были мобилизованы на севере и на востоке, чтобы задержать Вермахт на Рейне. Вермахт во время своего западного похода против численно превосходящих в этих местах союзников задействовал 2500 танков и 3500 самолетов. Значительно больше половины были после этого боеспособны. У Швейцарии было свыше 60 000 лошадей, но лишь более 24 танков, использовавшихся для разведки, и 90 боеспособных истребителей немецкого типа Мессершмитт Ме 109. Эти поставленные предполагаемым противником самолеты во время западного похода сбили несколько немецких самолетов, которые нарушили нейтралитет. Однако Гизан запретил воздушные бои даже над собственной территорией, чтобы не спровоцировать войну с превосходящим по силам противником.

После поражения Франции Швейцария была почти полностью окружена силами оси Германии и Италии. Изнуренному правительству страны после падения Парижа потребовалось десять дней пока президент страны Марсель Пиле-Гола (Marcel Pilet-Golaz) 25 июня 1940 года не произнес свою самую спорную за все времена речь в бундестаге. Он видел, что настал «момент внутреннего возрождения», которое должно происходить как «приспособление к новым условиям вне устаревших форм». Индивидуальная свобода, демократия, парламент, даже подотчетность правительства — ничего этого в речи не было.

Позже федеральный советник Маркус Фельдманн (Markus Feldmann) говорил о «благочестивом капитулянтском курсе» ведущих членов правительства: «внутри страны авторитарный, на заграницу — раболепный». Совсем иное воздействие оказало выступление в Рютли генерала Гизана, когда он вскоре после речи Пиле-Гола объявил об отступлении. Однако для большинства солдат было трудно пережить сдачу позиций на Рейне и прежде всего густонаселенной средней территории. Пока в Альпах не были созданы новые укрепления, прошли годы. Сам Гизан в 1940 году с трудом сохранил бы свой пост, если бы немцы воспользовались представленными им документами, которые показывали, что генерал заключал с Францией договоренности, противоречащие нейтралитету.

Таким образом летом 1940 года Швейцария была бы легкой добычей Вермахта, который разрабатывал и такие планы. Однако предпочтение было отдано нападения на Францию через Бельгию. Убежденные сторонники нацизма в Швейцарии хотя и оставались небольшой группой, однако существовали еще влиятельные буржуазные круги правого толка, которые хотели использовать кризис лета 1940 года, чтобы на продолжительное время изменить соотношение сил внутри конфедерации. «Конфедеративная буферная система», как ее назвал Герберт Люти (Herbert Lüthy) в 1940 году, привела, однако, к тому, что страна застыла в статусе кво. Это не везде означало признание либерального парламентаризма. Однако власть швейцарских элит покоилась на институционных нормах, которые фундаментально противоречили ведущему принципу нацистов, их партийной диктатуре и народной аграрной «политике крови и земли»: федерализм, многоязычие, корпоративность союзов.

Свидетельница того времени Алиса Майер (Alice Meyer) в 1965 году вывела эффективную формулу, согласно которой швейцарский народ выбрал «сопротивление», в то время как готовность к «приспособлению» ограничивалась влиятельным, но незначительным меньшинством. Но что, если, так звучит подозрение из 1968-го года, третий рейх от вторжения в страну удержала не бескомпромиссная воля к сопротивлению слабой армии, а готовность к сотрудничеству дружественно относящихся к немцам функционеров (как посол Ханс Фрёлихер в Берлине (Hans Frölicher) и стремящиеся к наживе владельцы заводов и фабрик, которых пощадили? Поскольку те, кто после частичной мобилизации 1940-го года снова вернулся на рабочее место, работал шесть дней в неделю на немцев и в седьмой день молился о победе союзников — «стандартный анекдот» согласно Максу Фришу (Max Frisch).

Тезис об «экономической интеграции без политического присоединения» (Якоб Таннер Jakob Tanner) в новой Европе хотя и возмутил многих, кто принадлежал к поколению годных к службе в армии, однако, с точки зрения статистики, в нем было и нечто верное: торговые договоры с державами оси, масштабные поставки вооружений частными производителями, такими как Oerlikon-Bührle, но также даже государственными, что также противоречило нейтралитету как и их государственное финансирование путем «отмывания миллиардов» («Clearing-Milliarde»), к тому же — эффективный транзит через Альпы и сознательная скупка старого золота Швейцарским Национальным банком. Где заканчивались законные усилия окруженной страны добраться до жизненно важных товаров как уголь, железо, продукты питания и посевной материал и где начинался роскошный гешефт с теми, кто выигрывал от войны, и кто до весны 1945 года держался за торговлю с преступным режимом?

Но если готовность Швейцарии к экономическому сотрудничеству предотвратила вторжение немцев, не были ли тогда женщины истинными спасительницами Швейцарии? Поскольку они должны были повсюду заменять мужчин на производстве — так по крайней мере выглядел Monique Pavillon 1989, в то время как мужчина без пользы торчали в редутах. Ответы на вопрос, почему же Швейцарию пощадили, отражают не в последнюю очередь перемену в общей историографии: от истории событий послевоенного времени (собственные военные достижения), через экономическую и социальную историю 70-х годов (интегрированное постоянное место производства) до истории женщин и полов 90-х годов.

Все эти толкования делали расчеты «без хозяина», так как они односторонне концентрировались на том, что предпринимали швейцарцы. «Хозяина» тогда звали, однако, Адольф Гитлер, и он был и оставался все время один и тот же: непредсказуемый. Могла ли Швейцария пребывать, сознавая свои экономические услуги, в безопасности, когда войска СС еще осенью 1944 года с фашистскими путчистами свергли их союзника — правоконсервативное авторитарное правительство в Венгрии? Были ли швейцарские поставки вооружений, которые покрывали немецкие потребности лишь минимально, достаточной гарантией? Преследовал ли режим, который уничтожал миллионы людей в концлагерях вместо того. чтобы целенаправленно использовать их, вообще какую-то экономическую логику?

Решения Гитлера нередко заставляли элиты третьего рейха сомневаться. Гитлер никогда не говорил о том, почему он оставил Швейцарию как единственную соседнюю страну незавоеванной. Однако он неоднократно недружественно высказывался, например, в июне 1941 года в Бреннере, где он встречался с Mуссолини, который назвал Швейцарию «анахронизмом» и хотел аннексировать части страны, где говорили на итальянском языке. «Швейцарию фюрер называл самым отвратительным и жалким народом с государственным образованием. Швейцарцы были кровными врагами новой Германии (…). Они открыто настроены против рейха, поскольку они в результате отделения от судьбоносной общности германского народа надеялись, что им будет лучше — что в продолжительные периоды так и бывало, теперь, однако, в свете новейшего развития убедились, что просчитались. Их позиция является в некотором роде ненавистью ренегатов».

Ожидание, что Швейцария, этот «гнойник на теле Европе», рано или поздно добровольно сдастся третьему рейху, отвечало миссионерской самоуверенности Гитлера и многих нацистов. Маленькому государству с четырьмя языками в народной картине мира не должно было быть места. Однако оно не было приоритетным для нацистов: после «Майн кампф» их преступный реваншизм был обращен против Франции; славяне и прежде всего большевистские русские стали жертвами завоевания «жизненного пространства на Востоке»; а евреи, синти и рома были «окончательным решением».

Оккупационная политика в «арийских» странах, таких как Нидерланды, Бельгия или Норвегия, напротив, была нацелена на то, чтобы не устрашать народ и создавать опору для «великогерманского рейха» в Европе. Примечателен пример с Данией. Пока датчане экономически включались в новую Европу и (до 1943 года) сотрудничали, страна формально не была оккупированной территорией, а была независимой и даже нейтральной. У нее была своя армия, а также свое многопартийное правительство, в котором слабые датские национал-социалисты не участвовали. В 1943 году состоялись парламентские выборы, и Гитлер даже не аннексировал Северный Шлезвиг, который лишь в 1920 году отошел к Дании. Если небрежно абстрагироваться, то Швейцария была Данией, но в лучшем положении с геостратегической точки зрения, поскольку Германия не должна была укреплять ее в военном плане, чтобы перекрыть британцам путь в Скандинавию.

В таком контексте высказывание Гитлера о том, что швейцарцы «есть ничто иное как неудавшаяся ветвь нашего народа», было скорее не угрозой, а причиной для сдержанности в отношении страны, в «которой есть миллионы граждан немецкой национальности».

С некоторыми из них Гитлер еще в ранние 1920-е годы, будучи почти неизвестным предводителем НСДАП, имел контакт, когда его приветливо встречал Ульрих Вилле младший (Ulrich Wille junior). Отвечая за военную подготовку армии, Вилле был открыто дружественно относящимся к немцам противником Гизана, который сместил его в 1942 году. В 1940 году это было бы почти невозможно. При этом Гизан использовал, пожалуй, одну из возможностей, которые постоянно возникали во время войны. В конфедеративной децентрализованный системе чиновники, принимающие решения, реагировали не очень координированно. У них была общая цель — сохранить независимость и без пользы не провоцировать Гитлера. То, что хорошо интегрированный в немецкую глобальную экономику «гнойник» в конечном счете мало интересовал одержимых идеологией и геостратегией, не было заслугой швейцарцев, но имело решающее значение. Это не умаляет признания мужественных и целенаправленных решений, которые они принимали в ситуации огромной неизвестности, как и констатацию плохих, особенно в политике с беженцами — как раз в сравнении с Данией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Почему Гитлер так и не захватил Швейцарию? (Версия)

К весне 1941 года практически вся Континентальная Европа оказывается у ног нацистской Германии. Почти все европейские государства либо были оккупированы, либо являлись сателлитами Третьего Рейха. И лишь одна маленькая страна в самом центре Европы до конца войны сохраняла свою независимость и нейтралитет, это Швейцария.

Возникает резонный вопрос, почему же Гитлер, завоевывающий все что только можно, не тронул находящуюся под боком Швейцарию? Хотя известно, что в 1940 году в ставке вермахта шла разработка операции под кодовым названием «Танненбаум», предусматривавшая захват Швейцарии немецкими и итальянскими войсками. Однако отмашки на проведение этой операции от Гитлера так и не последовало. Даже после того, как швейцарцы сбили несколько случайно пересекших их границу немецких самолетов, что вызвало возмущение фюрера.

Официальная версия не нападения Гитлера на Швейцарию выдвигает на этот счет сразу несколько причин:

1. Решительность швейцарского народа.

Мобилизация в Швейцарии

После начала Второй мировой войны, главнокомандующий швейцарскими вооруженными силами генерал А.Гизан объявил всеобщую мобилизацию, в результате которой под ружье встало более 430 тыс. человек, готовых защищать свою Родину. Гитлер увидев все это, якобы взвесив все за и против, решил что маленькая Швейцария не стоит тех потерь, которые может понести немецкая армия в результате ее завоевания. Тем более что ведение боевых действий для наступающей стороны будут осложнены горным ландшафтом Швейцарии.

На самом деле, этот аргумент выглядит более чем смешно, особенно если учесть что на вооружении этой «мощной» армии находилось аж целых 24 танка и 90 истребителей, между прочим немецкого производства. Да только в одной танковой дивизии вермахта имелось от 147 до 208 танков, что в 6-8 раз больше чем во всей швейцарской армии.

Да и численность вооруженных сил конфедерации может по швейцарским меркам и внушительная, но вряд ли бы это остановило Гитлера. Так к примеру, во время Французской кампании немецкой армии противостояло более 3 млн. французских и британских солдат. И по количеству танков, самолетов и артиллерии эти войска в 1.5-2 раза превосходили наступающие немецкие силы, не говоря уже о Швейцарии. Результат — Франция пала за один месяц.

А горная местность не спасла от оккупации ни Норвегию, ни ту же Францию.

2. Транспортные коридоры через Альпы.

(с)

Вторая причина почему Гитлер не напал на Швейцарию заключается в том, что мол ему нужны были безопасные транспортные коридоры через Альпы, чтобы доставлять стратегические грузы своей союзнице Италии, а Швейцария такие коридоры предоставляла.

Еще один странный аргумент. А что, если бы Германия оккупировала Швейцарию, эти транспортные коридоры куда-то исчезли или стали бы опасными? Нет, просто их бы тогда контролировали немецкие оккупационные войска.

3. Стратегически мертвая зона.

Цюрих

Швейцарский историк М. Хайнигер считает, что Гитлер не напал на Швейцарию, потому что она находилась в стратегически мертвой зоне, то есть не представляла для Германии никакого стратегического интереса.

Опять же, этот аргумент противоречит предыдущему, а ведь через территорию Швейцарии действительно шли немецкие поезда с важными грузами в Италию, значит интерес все же был.

4. Идеологическая.

Адольф Гитлер

Население Швейцарии на 65% состоит из этнических немцев, поэтому если бы Немецкие войска вторглись бы на территорию этой страны, то сложилась бы ситуация, когда немцы стреляют в немцев. А это мол противоречило нацистской идеологии Гитлера.

Вот только почему-то этот же самый факт не помешал Гитлеру совершить аншлюс Австрии, где также практически все население является этническими немцами.

Как можно увидеть при ближайшем рассмотрении, все официальные доводы сильно притянуты за уши и вовсе не дают аргументированного ответа на вопрос, почему Гитлер не напал на Швейцарию.

Однако есть на этот счет и другая версия, неофициальная и не очень популярная особенно в Швейцарии, да и в других западных странах.

Финансовые интересы.

В конце 20-х годов прошлого века в Соединенных штатах Америки начался мощный экономический кризис, известный как «Великая депрессия». По всей стране закрывались сотни предприятий, а миллионы людей оставались без работы и средств к существованию.

Многие американские финансовые и промышленные воротилы понимали, что самый быстрый способ выйти из этого кризиса, это большая война где-то за пределами США, лучше всего в Европе. В памяти многих из них еще были живы воспоминания о Первой мировой войне, в результате которой США стали крупнейшей экономикой мира.

Генри Форд

И тут в 1933 году к власти в Германии приходит бесноватый Гитлер, люто ненавидящий евреев и коммунистов, и жаждущий реванша за поражение Германии в Первой мировой войне. В то время западные капиталисты считали своим главным врагом Советский союз с его коммунистической идеологией. А Гитлер был первоклассным кандидатом на то, чтобы во-первых, развязать большую войну, а во-вторых, покончить раз и навсегда с СССР. Поэтому, американские промышленники и финансисты стали щедро инвестировать в немецкую экономику, подталкивая при этом Гитлера к развязыванию войны.

Особо отличился на этом поприще американский автомобильный магнат Генри Форд, инвестировавший в немецкую экономику 17.5 млн. долларов и продолживший сотрудничать с Германией даже после начала Второй мировой войны. Так в 1940 году он безвозмездно передал немецкой армии 65 тыс. грузовиков. В том же году Форд ответил отказом на просьбу британского правительства, собирать для королевских ВВС авиационные двигателя, но в то же время продолжал это делать для люфтваффе на своих заводах во Франции. В 1938 году Гитлер даже удостоил Форда высшей наградой Германии для иностранцев, большим крестом Немецкого орла.

Не отставал от Форда и его конкурент General Motors, контролировавшийся семейством Дюпон. Эта компания владела крупным автомобильным заводом в Германии Opel и инвестировала порядка 35 млн. долларов.

Норман Монтегю

Финансировали Гитлера и Рокфеллеры через свою нефтяную компанию Standart Oil. Они построили на территории Германии крупнейший нефтеперерабатывающий завод и поставляли Германии нефть даже после начала войны. Интересно, что занимавшийся рейдерством немецкий флот, топил все встречавшиеся в море торговые суда, но ни один танкер компании Standart Oil не был потоплен за всю войну. Standart Oil вложила в немецкую экономику 120 млн. долларов.

Но финансировали Гитлера не только американцы, но до войны еще и британцы через управляющего банка Англии Нормана Монтегю.

В общем, этот список можно перечислять долго, ведь не зря же экс-президент Рейхсбанка и министр экономики Германии Ялмар Шахт предложил вместе с ним судить и тех кто финансировал Гитлера, назвав несколько фамилий американских бизнесменов. Ну а при чем же здесь Швейцария? Швейцария издавна славится своей банковской системой. Словосочетание швейцарский банк стало синонимом слова надежность. Не мудрено, что и по сей день на счетах швейцарских банков находятся миллиарды долларов физических лиц и корпораций со всего мира.

Адольф Гитлер и Ялмар Шахт

Естественно находились в швейцарских банках и деньги американских спонсоров Гитлера. К тому же через Швейцарию средства Гитлеру и поступали через швейцарского финансиста Вильгельма Густлоффа. Ведь не зря же после его гибели в 1936 году, Гитлер назвал его именем крупнейший в Германии круизный лайнер.

Находились в швейцарских банках и деньги главарей Третьего Рейха. Это была своеобразная площадка для отступления. На чтобы случай поражения можно было легально вывести деньги. Поэтому для Гитлера захватывать Швейцарию было все равно что стрелять самому себе в ногу. Так что эту маленькую страну спасла от немецкой оккупации спасла вовсе не армия, а скорее банковская система.

Швейцарию периода Второй мировой войны народ традиционно воспринимает этаким оазисом мира и островком покоя среди бушующего пламени войны, где были равные возможности у разведок воюющих стран – такой показали нам её в фильме «17 мгновений весны» по роману Ю.Семёнова. Но никакой нейтралитет не мог отгородить страну от мировой бойни. Не осталась в стороне от неё и Швейцария. И хотя в Германии неодонократно поднимался вопрос об оккупации Швейцарии, это не было сделано, несмотря на воздушные бои.
Прична нейтралитета Швейцарии была проста: она предоставляла Германии выгодные займы и обеспечивала финансовый транзит для германской экономики, когда с одной стороны в швейцарских банках отмывались деньги, отобранные у евреев, а с другой в Германию шли инвестиции в германскую экономику из других стран, преимущественно из США.
Вот такой секрет и особенности швейцарского нейтралитета
Хлебнув военного лихолетья в эпоху наполеоновских войн полной мерой, швейцарцы решили, что сыты сражениями по горло и заявили о своём вечном нейтралитете, рассчитывая, что вечный нейтралитет гарантирует и вечный мир. Первую мировую Швейцария счастливо отсиделась за своим нейтралитетом, и когда к концу 30-х в Европе вновь потянуло порохом, Берн громогласно заявил, что его дело сторона, надеясь и в этот раз избежать участия в кровавой мясорубке.

Однако главнокомандующий швейцарской армии Анри Гизан справедливо указывал, что в 1914 году ни Люксембург, ни Нидерланды, ни Бельгию их политика нейтралитета не спасла от иноземного вторжения: Германия, если сочтёт необходимым, нарушит нейтралитет любой страны, в том числе и Швейцарии. Поэтому, «si vis pacem, para bellum» (хочешь мира – готовься к войне).
Армия – весь народ
Своя армия – дорогое удовольствие, Швейцарии такое «удовольствие» не по карману. Поэтому с 1817 года армия страны строится по милиционному принципу, когда каждый гражданин с 19 лет до 50 считается солдатом и регулярно проходит военные сборы. У каждого швейцарца дома хранится личное оружие, форма и полный комплект амуниции. В случае тревоги в течение 48 часов он является на призывной пункт в форме, с оружием и занимает своё место в строю взвода, роты, полка. 2 сентября 1939 года сигнал тревоги прозвучал, и уже 4-го Швейцария имела отмобилизованную армию в 430.000 человек, готовую к бою.
Тревожное лето 1940 года
Летом 1940 года в Швейцария жила в ожидании скорой войны: с севера – Германия, с востока – Австрия, с юга – Италия. Только с запада республика граничила с дружественной ей Францией. Но 10 мая вермахт начал французскую кампанию и в тот же день над Швейцарией появился первый самолёт с крестами на крыльях. За первым появился второй, за вторым — третий.
Первых нарушителей швейцарские ВВС вежливо выпроваживали за пределы своей территории. Однако чем хуже шли дела у французов, тем смелее становились пилоты люфтваффе, отказываясь выполнять указания швейцарских летчиков. 1 июня 1940 года 36 немецких бомбардировщиков, отбомбившись по французскому Греноблю, на обратном пути решили срезать угол и оказались над Швейцарией. Истребители конфедерации вылетели на перехват, настигли группу и открыли огонь на поражение. Три HE-111 не вернулись на немецкие аэродромы.
Немцы решили, что такое прощать нельзя и 4 июня одинокий бомбардировщик люфтваффе нарушил воздушное пространство конфедерации. Со швейцарского аэродрома взлетели 12 истребителей на его перехват и, увлёкшись преследованием, оказались над Францией, где их поджидали 28 немецких Мессершмиттов. Швейцарцы не спасовали, приняли бой и окончили его со счётом 3:1 в свою пользу.
8 июня германо-швейцарскую границу пересекла группа Мессершмиттов с явным желанием преподать швейцарцам урок. Швейцарские пилоты приняли вызов и подняли свои машины в небо, смело кинулись в драку, потеряли один самолёт, сбили три, и заставили асов Геринга повернуть назад.
Операция «Ель»
Пока маленькая горная республика упорно сражалась за свой нейтралитет, у Франции дела шли всё хуже и хуже. 17 июня 1940 года части 29-й пехотной дивизии вермахта пройдя по полям Франции, вышли к швейцарской границе. Конфедерация оказалась в кольце. Казалось, участь её решена. Завоевавшие Францию солдаты вермахта острили, что «Швейцарию мы возьмём по дороге домой».
В штабе вермахта тем временем вариант оккупации Швейцарии рассматривали всерьез. Из четырёх альпийских перевалов, связывающих Германию с союзной Италией, три контролировала Швейцария, которая могла в любой момент закрыть их для Германии. Ну и главную цель любой войны грабёж тоже никто не отменял, бонзы Третьего рейха грезили о сокровищах в подвалах швейцарских банков. 26 июля на стол Гитлера лёг план операции «Ель». На оккупацию Швейцарии немецкие генералы отводили 2-3 дня.
И почти день-в-день (какое совпадение!) главнокомандующий швейцарской армией Анри Гизан на собрании офицерского корпуса обнародовал план обороны страны.
Швейцарский «Редут»
Генерал Гизан снял фуражку и положил её на стол.
«Господа офицеры! Будем смотреть правде в глаза: на сегодняшний день немецкая армия — самая сильная армия в Европе. Что мы можем ей противопоставить? В нашем распоряжении 430.000 солдат и всего 30 танков. Из 340 самолётов каждый второй морально устарел. В случае прямого военного столкновения шансов на победу у нас нет.
Исходя из вышеизложенного, командованием принят план обороны «Редут».
Мы не будет защищать равнинную территорию и сдадим без боя города, которые всё равно не сможем удержать. В «День Икс» армия и правительство уходят в горы. Сплошной линии фронта не будет. Каждый из вас получит для обороны перевал, тоннель, проход, мост, объект и будет защищать его до последнего патрона, до последнего солдата.
Приказы о сдаче или капитуляции, от кого бы они ни исходили, считаются преступными и исполнению не подлежат. В случае гибели подразделения объекты взрываются, доверенные охране ценности уничтожаются.
Уже сейчас в горах созданы десятки складов с оружием, продовольствием, топливом, обмундированием, что позволит вести войну неопределённо долгое время. Построены сотни опорных пунктов. Эвакуирован в горы золотой запас страны и наиболее ценные активы банков. Швейцария не станет для немцев лёгкой добычей. Мы станем костью, которой они подавятся»
Генерал понимал, что через несколько дней «секретный план» станет известен командованию вермахта. Но именно этого он и добивался: пусть немцы знают, какой сюрприз ожидает их в швейцарских горах. Что нужно немцам: дороги через горы, золото швейцарских банков? Они не получат ни первого, ни второго. Так что пусть десять раз подумают, прежде чем решатся нападать.
Швейцарцы любят вспоминать, что их решимость сражаться до конца помогла им уберечь страну от немецкой агрессии. Однако были и другие причины, почему оккупация Швейцарии Германией не состоялась.
О чём не любят вспоминать швейцарцы
Проблему обороны страны решали не только военные, но и политики с дельцами. В августе 1940 года они сделали Гитлеру предложение, от которого сложно было отказаться: конфедерация обеспечивает Германии режим наибольшего благоприятствования транзиту её грузов в Италию и предоставляет Третьему рейху долгосрочный кредит в размере 150 млн. швейцарских франков. Кроме того Швейцарский банк будет принимать у Германии золото и обменивать его на валюту, не задавая при этом вопросов об источнике происхождения ценного металла.
Гитлер был в восторге. Он получил больше, чем намеревался: если перевал в Австрии постоянно подвергался бомбардировкам британских ВВС, то нейтральный статус Швейцарии гарантировал безопасное прохождение эшелонов. Решался вопрос реализации награбленного. И, не потеряв ни одного солдата, Германия получала баснословную сумму в мировой валюте. Конечно, кредит подразумевает возвращение, но как мы знаем, Гитлер ни во что не ставил подписанные им соглашения.
Операция «Ель» была отложена на неопределённый срок, штаб вермахта переключился на подготовку операций «Морской лев» (высадка десанта в Англии) и «Барбаросса» (нападение на СССР).
Неосуществлённая оккупация
В ходе Второй мировой войны Гитлер несколько раз возвращался к идее оккупации Швейцарии. В марте 1943 года в Берне узнали, что план «Ель» достали из сейфа и в Берлин срочно вылетела торговая делегация с предложением выделить Рейху кредит в размере 850 млн. франков. План «Ель» вернулся в сейф.
Летом 1944 года с плана снова стряхнули пыль. Генерал горно-стрелковых войск СС Ф.Бёме предлагал создать в Альпах «Европейскую крепость», в которой вермахт мог бы держаться, пока в подземных заводах не наладят выпуск чудо-оружия. Для осуществления проекта и оккупации швейцарской части Альп нужны были всего 11 дивизий. Но этих дивизий у Германии не было, они воевали на Восточном фронте, где советский солдат сражался кроме всего прочего и за мирное небо над нейтральной Швейцарией.