Шелковый путь в Китае

Шёлковый путь через Россию – новый суперпроект с «подводными камнями»

Новый Шёлковый путь замостят большими деньгами

Автор – Александр Садовников

Тема Нового Шёлкового пути из Поднебесной в Азию, Африку и Западную Европу теперь, вероятно, больше заботит не журналистов, а экономистов. Хотя для России и ряда других стран идея стать глобальным китайским транзитером и греет слух, но чувствительно обжигает карман. Межконтинентальная суперстройка пока только обещает необозримые перспективы, но расходов уже требует почти космических. При этом рисков у проекта вполне достаточно. В первую очередь, это риски глобализации и вопрос – останется ли Китай спустя десятилетие все той же «мировой фабрикой» или производство распределится каким-то иным образом, что, к примеру, уже наблюдается в Америке, когда Трамп требует вернуть рабочие места, технологии и мощности обратно на родину. То есть, может получиться, что особо возить по этой «дороге» вдруг окажется нечего. Специально для «ФедералПресс» финансовый и экономический аспекты данного проекта проанализировал генеральный директор холдинга AsstrA-Associated Traffic AG Дмитрий Лагун:

«Стоимость российских капиталовложений, как и прогноз их отдачи на данный момент невозможен ввиду того, что информация об объеме инвестиций по этому проекту со стороны Российский Федерации в СМИ не публикуется. Основным инициатором и инвестором проекта Новый шелковый путь выступает Китай. В отдельных публикациях упоминается информация, что к 2030 году в проект будет вложено три триллиона долларов США. Фонд Шелкового пути является основной платформой финансирования, а объемом вложений оценивается в 40 млрд долларов США, с направленностью на инфраструктурные инвестиции. Фонд действует в соответствии с китайским законодательством, в его проектах могут принимать участие иностранные инвесторы. К финансированию проектов также может быть привлечен капитал Азиатского банка и Банка БРИКС, инфраструктурные инвестиции каждого из них потенциально составят 100 млрд долларов США.

Пекин говорит, что в ходе проекта будут построены или объединены в единую сеть автомобильные и железные дороги, порты, нефтегазовые трубопроводы и электростанции на маршрутах, которые свяжут Китай со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Персидского залива, Центральной Азии, Африки и Европы. Наряду с созданием железнодорожного сообщения между Китаем и Россией планируется и, в настоящее время осуществляется, проект скоростной автомагистрали, соединяющей Европу и Западный Китай.

Инфографика газеты «Коммерсантъ»

На территории России реализацией проекта занимается Росавтодор. Участок от Санкт-Петербурга до Москвы (дорога М-11) оценивается в 373 млрд рублей. Участок трассы с М-11 до Центральной кольцевой автомобильной дороги (ЦКАД). Строительство двух участков (1-го и 5-го) ЦКАД уже ведется, остальные в октябре 2017 года разыграют на концессионных конкурсах. Скоростная трасса, которая должна пройти между существующими федеральными дорогами М-7 «Волга» и М-5 «Урал» через Гусь-Хрустальный, Муром, Ардатов, южнее Нижнего Новгорода обойдется в сумму около 400 млрд рублей. На территории Татарстана уже строится 297-километровая автодорога Шали-Бавлы, а участок протяженностью около 40 км. уже функционирует. Магистраль соединит между собой существующие федеральные магистрали М-7 и М-5, повысив, таким образом, их связность. Стоимость данного проекта не называется.

В Республике Башкортостан собираются построить 282-километровый участок международного транспортного коридора (МТК) от поселка Бавлы до города Кумертау, его стоимость оценивается в 156 млрд рублей. В Оренбургской области планируется строительство 172-километрового участка в обход Оренбурга, Саракташа и до границ с Казахстаном – 84 млрд рублей. Таким образом, весь российский участок МТК от Санкт-Петербурга до границ с Казахстаном должен быть готов к 2023 году, отдельные его участки запустят уже к 2018 году. Кроме того, до 2020 года будет проведена реконструкция автодороги М-1 «Беларусь», которая должна обеспечить прямой выход грузов, перевозимых по коридору в Республику Беларусь и страны Западной Европы.

Влияние пути на экономику регионов

Международные транспортные коридоры должны служить не только целям организации транзитных и экспортных перевозок, но и стать основой более тесной хозяйственной консолидации и экономического развития прилегающих регионов. Большинство районов, по которым пролегает путь, объединяет в первую очередь такая их общая черта, как внутриконтинентальное макроположение в глубине евразийского материка на большом удалении от морских и океанических путей. За счет оптимизации хозяйственных связей можно уменьшить среднюю дальность перевозок и снизить тем самым транспортные издержки. Следовательно, трансграничное экономическое взаимодействие на основе общей транспортно-коммуникационной инфраструктуры способно принести очень большой результат.

К прямым эффектам реализации рассматриваемых международных транспортных коридоров можно отнести резкое снижение железнодорожных тарифов, до уровня фрахтовых ставок морского транспорта и, возможно, ниже. Это приведет к сокращению транспортных издержек и стоимости перевозок, а в конечном счете – к экономическому «приближению» внутриконтинентальных регионов (Сибирь и Урал России, Синьцзян, Ганьсу, Нинся, Цинхай и Шэньси Китая), а также стран Центральной Азии и Казахстана к ведущим центрам мира, морским и океаническим портам и устранение тем самым одного из главных тормозов развития. Произойдет значительное увеличение пропускной способности магистралей, сопровождаемое ростом объемов перевозок, грузового и пассажирского оборота, что необходимо для более тесной хозяйственной консолидации и экономического подъема прилегающих территорий. Россия, Китай, Казахстан и другие страны будут гарантированно получать ощутимые доходы от выполнения функций транспортного моста между Западной Европой и Восточной Азией.

Еще более значимым ожидается косвенный эффект реализации данных мегапроектов, который заключается в сильнейшем мультипликативном общеэкономическом и социальном воздействии международных коридоров на прилегающие к ним обширные полосы. Так, в пределах полосы влияния Транссиба располагаются наиболее освоенные, обжитые и заселенные районы Сибири, условия и возможности которых принципиально не отличаются от среднероссийских. Сооружение сверхмагистрали закрепит за южной частью Сибири, обладающей сравнительно комфортными природно-климатическими условиями, статус территории, приоритетной для мощного комплексного развития. Создание Великого Шелкового пути на современной железнодорожной основе будет эффективным вариантом включения до сих пор отстававшей глубинной северо-западной и центральной части Китая в зону опережающего развития. Особо заметный эффект формирование Северного коридора Шелкового пути способно принести Казахстану, так как в полосу его стимулирующего влияния попадают богатые ресурсные районы и крупные городские агломерации (Астана и Караганда) на востоке и севере страны.

Создание автомобильной магистрали по новому направлению обеспечит увеличение плотности федеральной дорожной сети и даст колоссальный толчок развитию как минимум восьми российским регионам, по территории которых пройдет этот участок коридора: Московская, Владимирская, Нижегородская, Чувашская Республика, Республика Мордовия, Ульяновская, Самарская область, Республика Татарстан. Речь идет о формировании по сути нового пояса инвестиционной активности, в рамках которого появится большое количество промышленных, логистических, рекреационных объектов и, будут созданы новые рабочие места.

Сложности проекта

Основная претензия к проекту – расплывчатость инициативы. По-прежнему неизвестно, сколько стран станут участниками Нового шелкового пути, какие целевые проекты должны быть реализованы в рамках инициативы. Даже географические рамки проекта «Пояса и Пути» обозначены не до конца – все существующие карты транспортных коридоров имеют неофициальный характер. В проекте не прописан KPI (ключевые показатели эффективности), то есть непонятно, сколько дорог должно быть построено, сколько контейнеров отправлено и так далее.

Основной сложностью данного проекта является его стоимость. Для полной реализации Нового шелкового пути потребуются колоссальные затраты, которые могут быть покрыты лишь инвестициями всех стран, интересы которых затрагивает данный проект.

Наряду с большими финансовыми затратами сложность реализации заключается и в большом сроке реализации проекта. Так, в СМИ упоминается, что срок завершения проекта – 2030 год.

Еще один вопрос – экономической целесообразность. Перевозить товары по морю намного дешевле, чем по железной дороге. К тому же, согласно данным Европейской торговой палаты в КНР, лишь 20% поездов из ЕС в Китай заполняются товарами, остальные возвращаются домой пустыми. Это объясняется тем, что одной из основных статей китайского импорта из страны ЕС является продукция машиностроения. Власти Индии критикуют китайский проект за то, что своими кредитами Китай втягивает страны-участницы экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) в долги, которые они не смогут выплатить. Сами китайцы в последнее время стали меньше инвестировать в страны, где уже началась реализация проекта «Один пояс, один путь». За 2016 год объем прямых иностранных инвестиций в эти 53 страны снизился на 2%. Китайские банкиры признаются, что многие проекты, в которые государство просило их вложиться, не прибыльны.

Инфографика ria.ru

Что изменится

Грузопотоки постепенно изменяются. Основным видом транспорта при транзите между Восточной Азией и Западной Европой как раньше, так и в настоящее время является морской транспорт, обеспечивающий более 90% соответствующих перевозок грузов. Однако, в последнее время, постепенно увеличивается доля железнодорожных перевозок. Используя железнодорожные магистрали значительно сокращается время доставки грузов из Китая в Европу. Если проект и дальше будет реализовываться хорошими темпами, то грузопотоки могут смещаться в сторону Средней Азии. Расширится и станет более привлекательной транспортно-логистическая сеть Средней Азии».

Источник

«Один пояс» и «Шелковый путь»: через Россию пройдут минимум два маршрута

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Прорыв на Шелковом пути: Россия начинает строить небывалую автомагистраль, которая свяжет Китай и Западную Европу

Как пишет журнал Forbes, после завершения строительства транспортный коридор Китай — Западная Европа должен стать основой нервной системы «Экономического пояса Шелкового пути», как называют сухопутную часть китайского проекта «Один пояс, один путь».

Этот коридор начинается в китайском порту Ляньюньган на Желтом море и тянется вдоль маршрута самой длинной китайской дороги — скоростной автомагистрали Ляньхуо до логистического комплекса в городе Хоргос на границе с Казахстаном.

Потом он пойдет по России до Западной Европы. Этот коридор со временем должен объединить автомобильные, железнодорожные и авиационные транспортные узлы в так называемую «единую интермодальную экосистему». Это может привести к настоящей революции в распределении экономической роли центральных районов Евразии и изменить всю систему доставки товаров между Китаем и Европой.Гаврилечко: Евросоюз и Китай не будут платить за украинский идиотизм и жлобство © Facebook/Александр Петрачков

В идеале данная автомобильная магистраль позволит грузовикам преодолевать расстояние от Китая до Европы всего за 11 дней. Поскольку морем этот путь занимает 30-50 дней, а по железной дороге 15 дней, эта трасса станет самым быстрым сухопутным отрезком Нового Шелкового пути.

Создание транспортного коридора Китай — Западная Европа началось в 2009 году, однако этой работе мешало нежелание России уделять своей части проекта должное внимание и тратить средства на ее реализацию.

Долгие годы этот коридор служил высокоскоростным транзитным маршрутом, ведущим в сердце Евразии, но не был настоящим Шелковым путем, который связывает восток с западом.

Грузовики быстро пересекали территорию Китая и Казахстана по одной из самых современных автострад, но тормозили на российской границе, где они сталкивались с инфраструктурными проблемами. Однако судьба этого грандиозного проекта может вскоре круто измениться.

В России участок автомобильной дороги назвали «Меридиан». Сейчас эта долгожданная часть транспортного коридора Китай — Западная Европа находится в стадии активного проектирования. Китай выделит $79 млрд на «Шелковый путь» и другие евразийские проекты

Это будет платная дорога длиной две тысячи километров от пограничного пункта «Сагарчин» на границе с Казахстаном до границы Белоруссии.

Стоимость новой автомагистрали должна составить примерно 9,3 млрд. долларов. Большую часть финансирования обеспечат частные фирмы, а не государственный бюджет, хотя инвесторы хотят получить от властей поддержку в размере 500 млн. долларов с целью застраховаться от непредвиденных политических потрясений, таких как закрытие границ.

Главным игроком, стоящим за этим проектом, стал российский инвестиционный холдинг «Меридиан», который представляет бывший заместитель председателя правления российского гиганта «Газпром» Александр Рязанов, являющийся сегодня членом совета директоров российской железнодорожной монополии РЖД. Россия и Китай отказались от расчётов в долларах

Он утверждает, что под «Меридиан» выкуплено уже более 80% необходимых земель на территории, через которую эта дорога будет проложена.

Автодорога «Меридиан» создается, прежде всего, под грузовой транспорт, и основной поток выручки ожидается от оплаты за проезд по ней. По оценке Рязанова, чтобы окупить первоначальные капиталовложения, его компании понадобится, по меньшей мере, 12-14 лет.

Однако эта автомагистраль будет существенно способствовать развитию регионов по пути своего следования, создавая новые рабочие места. И как сообщает российское министерство транспорта, время в пути из Китая на запад России сократится в три раза.

Одним из важных аспектов проекта является его геополитический подтекст. Джонатан Хиллман из вашингтонского аналитического Центра стратегических и международных исследований отмечает, что новая автодорога пойдет в обход Украины и станет «одним из нескольких осуществляемых Россией транспортных проектов, который будет ограничивать связь Украины с Востоком». «Новый шелковый путь» пройдет через Россию, а не Украину

Для Нового Шелкового пути нет ничего необычного в том, что политические мотивы влияют на масштабные инфраструктурные проекты, исключая из транспортных маршрутов страны — конкуренты.

Например, железная дорога Баку-Тбилиси-Карс весьма показательно обходит Армению, следуя вдоль ее границ. Это еще больше отрезает маленькую закавказскую страну от ее соседей, оставляя ее вне транс-евразийских транспортных потоков, которые проходят через южный Кавказ.

Хиллман отмечает, что Россия может улучшить перспективы этого проекта, устранив вопиющие торговые барьеры внутри Евразийского экономического союза.

Одно из важнейших затруднений проекта «Один пояс, один путь» заключается не только в наличии брешей вдоль ключевых транс-евразийских транспортных маршрутов, но и в российских санкциях на импорт и транзит многих товаров, которые можно возить между Европой и Китаем по суше. Это дает толчок к созданию нового коридора — конкурента, обходящего Россию с юга.

Официально Россия всегда была участницей китайской инициативы «Один пояс, один путь» и Нового Шелкового пути, однако реальная приверженность Москвы осуществлению данного проекта вызывает вопросы.

Чтобы «Один пояс, один путь» был успешным, участие в нем России является необходимостью, так как эта страна занимает большую часть евразийского континента.

Через Россию проходят два крупных сухопутных пути из Китая в Европу; а российские и белорусские транспортные компании часто являются теми самыми рабочими лошадками, благодаря которым данные коридоры функционируют. У Украины нет денег на «Шелковый путь»

Однако Россия проводит политику, включая вышеупомянутые санкции, которая прямо противоречит беспроигрышному характеру инициативы «Один пояс, один путь». И она склонна задерживать или иными способами препятствовать реализации ключевых инфраструктурных проектов, которые должны пройти через ее территорию.

Начало строительства «Меридиана» довольно четко указывает на то, в какую сторону склоняется Россия в данный момент, когда инициатива «Один пояс, один путь» набирает обороты.

Материал подготовлен на основе перевода с сайта inosmi.ru

Маршрут построен: почему Шёлковый путь из Китая в Европу трудно проложить без России

Российский президент может принять участие в саммите Шёлкового пути, который состоится 14-15 мая нынешнего года в Пекине. Как сообщил прессе российский посол в Китае Андрей Денисов, Владимир Путин уже получил приглашение от председателя КНР Си Цзиньпина.

Владимир Путин, предположительно, примет участие в форуме, находясь с рабочим визитом в Пекине. Саммит станет составной частью стратегии «Один пояс — один путь», провозглашённой Си Цзиньпином в 2013 году и включающей в себя создание «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI в.» Основной целью проекта является создание транспортно-логистической системы, связывающей Китай со странами Евразийского континента. Как отмечают эксперты, российский лидер станет главным гостем майского саммита в Пекине.

Сегодня большая часть грузов доставляется из КНР по морю: это относительно недорого, но долго, во всяком случае, до запуска Северного морского пути. Например, до портов Санкт-Петербурга морской контейнеровоз идёт примерно 30-40 дней.

На протяжении последних лет Пекин вёл переговоры с рядом государств — потенциальных участников проекта, нащупывая наиболее перспективные маршруты для сухопутного торгового пути. Пока на сухопутные перевозки приходится лишь 6% грузов, следующих из Китая, причём большая их часть транспортируется по Транссибирской магистрали.

Несмотря на то что Россия и Китай являются стратегическими партнёрами, Пекин активно тестирует альтернативные торгово-транспортные пути, пролегающие в обход РФ. Эта тактика объясняется стремлением диверсифицировать маршруты транспортировок.

Также Китай рассчитывает простимулировать развитие своих западных областей, которые получат прямой доступ на рынки стран-транзитёров.

Схемы пути

Первый и самый рискованный маршрут должен был пройти через Афганистан, Ирак, Иран и Турцию. Однако эти планы китайского руководства расстроила экспансия «Исламского государства»*, распространившегося в 2014 году за пределы Сирии. Не исключено, что Пекин вернётся в будущем к созданию ближневосточной ветви Шёлкового пути, но для этого в регионе сначала должна быть подавлена террористическая активность.

Ещё одна нитка торгового пути — Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ, ещё одно название — Шёлковый ветер) — должна была протянуться через Казахстан, Азербайджан, Грузию и Турцию.

Главным недостатком маршрута является наличие двух морских переправ — через Каспийское и Чёрное море. Для оптимизации перемещения строится железная дорога Баку — Тбилиси — Карс, запуск которой позволит отказаться от паромной переправы через Чёрное море. Но даже одна переправа через Каспийское море может сильно затруднить прохождение грузов. По самым обнадёживающим оценкам, путь по маршруту «Шёлковый ветер» может занять около двух недель, однако любой шторм на Каспии способен растянуть эти сроки.

Третий путь пролегает также в обход России — через Казахстан, Азербайджан, Грузию и Украину.

В январе прошлого года пробный состав был направлен из порта Черноморска (Одесская область) в Китай. Заместитель министра инфраструктуры Украины Владимир Омелян оценил продолжительность маршрута в 10-12 дней (чиновник даже допустил в перспективе сокращение транзитного срока до 9 дней), но поезд шёл в КНР 15 дней, переправившись на паромах через Каспийское и Чёрное море. И это при том, что пробный состав выехал из Черноморска без груза для более быстрого прохождения пограничных процедур.

Ещё один украинский состав, отправленный украинскими властями в Китай в начале 2016 года, попросту потерялся на территории Казахстана. По информации СМИ, состав был задержан в Карагандинской области из-за неуплаты транзитных пошлин.

В результате наиболее успешным стал «российский» маршрут: Казахстан — Россия — Белоруссия — Польша.

Состав, нагруженный китайскими товарами, проехал по европейской территории и прибыл в Лондон 18 января 2017 года, преодолев 12 тыс. километров за 18 суток без каких-либо накладок. Успех этого направления был вполне предсказуем. На маршруте нет морских переправ или горных хребтов, оптимален он и с точки зрения военно-политических рисков — государства, по которым он пролегает, не подвержены политическим катаклизмам. Ещё одним преимуществом является членство Казахстана, России и Белоруссии в ЕАЭС: единые таможенные правила облегчают транзит товаров через границы.

«Альтернативные маршруты оказались не очень окупаемыми, в этом случае большим вопросом остаётся то, какие товары поедут в составах обратно в Китай. Это необходимо для экономической загрузки транспортных магистралей. В этом смысле возможности российского направления могут показаться более привлекательными, например, можно говорить о поставках сырья в КНР», — отметил в интервью RT главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский.

Проблемные точки

Однако в торгово-экономическом взаимодействии РФ и КНР существуют проблемы. Даже с учётом всех преимуществ этого сотрудничества многие вопросы ещё требуют решения — и не в последнюю очередь с российской стороны. В частности, эксперты отмечают недочёты в российской транспортной инфраструктуре. Построенная ещё при Николае II Транссибирская магистраль до сих пор остаётся основным транспортным хабом, связывающим восточную и западную части России. Магистраль до упора загружена внутренними перевозками и в своём нынешнем состоянии выдержать увеличение транзитного потока из Китая просто не сможет.

Также по темеПервый поезд из Китая прибыл по Великому шёлковому пути в Лондон Китай запустил товарный экспресс в Лондон. Запуск стал частью многомиллиардного государственного проекта «Новый шёлковый путь». По…

«Россия должна проделать очень серьёзную «домашнюю работу», в частности, необходимо модернизировать и БАМ, и Транссиб, сейчас есть проблемы с безопасностью и скоростью передвижения грузов, — считает Петровский. — Ещё один важный аспект — готовность российской стороны участвовать в проекте сопряжения в законодательной области. Как пример: проект «Евразийская транспортная магистраль», которая должна пройти через Оренбургскую область и Урал на Запад. Китай уже построил свою часть пути, а с российской стороны движения нет из-за несовершенства правовых норм о государственно-частном партнёрстве на период более 10 лет. Это уже вопрос стратегического планирования, ещё очень многое предстоит сделать».

Схожей точки зрения придерживается и директор Координационного центра Международного конгресса промышленников и предпринимателей «Экономический пояс Шёлкового пути» Владимир Ремыга.

«Средняя скорость продвижения составов по Транссибу — 11,7 км/ч., это скорость велосипедиста. Магистраль перегружена, на ней много участков, где движение тормозится», — отметил эксперт в интервью RT.

Транссиб нуждается в инвестициях и модернизации, но Пекин может сделать ставку на другой маршрут: уже построена высокоскоростная магистраль до границы с Казахстаном, в этом году будет введена в эксплуатацию вторая её часть, идущая по казахстанской территории.

Однако, несмотря на все трудности, и Россия, и Китай заинтересованы в сотрудничестве — речь идёт не только о транзитной магистрали, а о всеобъемлющем совмещении проектов Шёлкового пути и Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Для Пекина сотрудничество с ЕАЭС означает выход Шёлкового пути на принципиально новый уровень. А Москва, со своей стороны, заинтересована в инвестициях в свою инфраструктуру.

«Россия рассчитывает на инвестиции в развитие российской инфраструктуры, в том числе транспортных систем, это основа экономической составляющей Шёлкового пути. Но получать эти инвестиции придётся на конкурсной основе, нужна будет напряжённая совместная работа, — отметил Владимир Петровский. — Подключение к Шёлковому пути — это шанс для России качественно улучшить инфраструктуру, в том числе транспортную».

Единая философия

Кроме того, Москва рассчитывает вовлечь Китай в свои интеграционные проекты, масштаб которых не уступает китайскому плану «Один пояс — один путь».

  • Reuters

В мае 2015 года президент России и председатель КНР подписали совместное заявление о сотрудничестве в рамках Евразийского экономического союза и трансевразийского торгово-инфраструктурного проекта экономического пояса Шёлковый путь. Как пояснил помощник президента РФ Юрий Ушаков, целью сопряжения интеграционных проектов является «построение общего экономического пространства на всём Евразийском континенте».

Москва идёт ещё дальше, чем китайская сторона, предлагая интеграционные проекты огромного масштаба.

Как пояснил Владимир Путин осенью 2016 года в интервью РИА Новости, в перспективе процесс сотрудничества ЕАЭС и Шёлкового пути может стать основой для формирования Большого евразийского партнёрства с участием Шанхайской организации сотрудничества и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

«Эта инициатива (по совмещению ЕАЭС и Шёлкового пути. — RT.) предполагает новые подходы к формированию мирового экономического порядка, в этом заключается её сила и философия. Она заметно отличается от американских проектов, таких как Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнёрство, где есть один лидер — США. А проекты Москвы и Пекина основываются на принципах равенства, базовый принцип — обоюдная выгода всех участников. Можно сказать, что у ЕАЭС и Шёлкового пути одна философия, и они могут дополнить друг друга», — подчеркнул Владимир Ремыга.

Политика

Италия стала первой из стран Большой семерки (G7), присоединившейся к амбициозному китайскому проекту «Один пояс, один путь» («Новый шелковый путь»). Соответствующий меморандум о намерениях был подписан в ходе государственного визита в Рим председателя КНР Си Цзиньпина. Всего было заключено 10 соглашений на сумму около 20 миллиардов евро, но особый резонанс вызвало участие Италии в «Новом шелковом пути».

В рамках этого проекта Пекин намерен создать глобальную инфраструктуру, связывающую Поднебесную с основными партнерами в Евразии и вложить в реализацию проекта 1,2 триллиона долларов. Это вызывает глубокие опасения в Евросоюзе и особенно в США, которые считают, что Китай использует проект для навязывания своей геополитической гегемонии. Однако, согласно австрийской «Штандарт» (Der Standard), правые и левые популисты, находящиеся у власти в Риме, намерены получить громадные экономические выгоды от этого проекта и готовы закрыть глаза на европейскую и трансатлантическую солидарность.

Итальянский премьер-министр Джузеппе Конте заверил западных партнеров, что его страна не станет «колонией Китая» и не будет служить инструментом китайских торговых интересов в Европе. Однако в Вашингтоне официально предупредили, что участие Италии в китайском проекте подорвет международную репутацию страны и подвергнет серьезному испытанию американо-итальянские отношения.

Аналогичные сомнения высказывает и Еврокомиссия, которая намерена «скорректировать» характер торгово-экономических отношений с Пекином, в том числе исправить дефицит в торговле и преодолеть барьеры, которые Китай выстраивает перед европейскими компаниями на своем внутреннем рынке. В этой связи Еврокомиссия разработала в отношении Китая программу из 10 пунктов, которая будет обсуждаться на саммите ЕС в апреле. Но участие Италии в проекте «Нового шелкового пути» никак не вписывается в консолидированную позицию Евросоюза.

Со своей стороны, заключая двусторонние соглашения с Китаем, правительство в Риме надеется обеспечить итальянским компаниям более широкий доступ на внутренний рынок этой страны, а также вновь сделать итальянские порты, такие как Триест и Генуя, важнейшими хабами в торговле с Востоком. «Эгоистическая» политика итальянского правительства вызвана и тем, что казна пуста, а в стране началась экономическая рецессия. Кроме того, двустороннее итало-китайское соглашение предусматривает по умолчанию дальнейшую работу концерна «Хуавэй» (Huawei) в Италии по развитию сетей связи 5G, несмотря на ведущуюся на Западе компанию против китайского технологического гиганта. По мнению британской «Файненшл таймс» (Financial Times), самым неприятным для ЕС и США моментом является тот факт, что финансирование «Нового шелкового пути» в Италии будет осуществлять «Азиатский банк инфраструктурных инвестиций», который рассматривается как китайская альтернатива «Всемирному банку» и другим западным кредитным институтам.

В ответ на критику Конте упрекнул западных партнеров в лицемерии: они игнорируют тот факт, что 13 других, более мелких стран ЕС уже заключили аналогичные соглашения с Китаем. Кроме того, проект «Нового шелкового пути» не ограничивается в Европе портовыми терминалами в Триесте и Генуе. Железная дорога соединит эти порты с немецким Дуйсбургом, который и станет конечной точкой маршрута. По мнению итальянского руководства, сотрудничество между Германией и КНР уже находится на более высоком уровне, в то время как Италия является лишь четвертым по значению партнером Китая в Европе. Другими словами, резюмирует австрийская «Штандарт» (Der Standard) Италия намерена «взять свое» и отрезать более крупный кусок «китайского пирога».

Китай обещает миллиардные инвестиции в модернизацию итальянских портов. Согласно гонконгской South China Morning Post, в первую очередь речь идет о Триесте, Генуе, Равенне и Палермо. Это позволит Китаю контролировать морские ворота как севера, так и юга Италии. Китайский эксперт Ван Ивэй (Wang Yiwei) заявил, что благодаря своему стратегическому положению итальянские порты чрезвычайно важны для доставки китайских товаров в Европу через Индийский океан и Суэцкий канал.

Всего проект «Нового шелкового пути» соединит Китай с более чем 80 странами Азии, Африки и Европы. В Европе Китай не намерен ограничиться Италией, Пекин намерен вложить большие средства в портовые терминалы Роттердама, Гамбурга и Пирея. Китайская государственная компания «КОСКО» (COSCO) уже взяла контейнерные терминалы Пирея в аренду на 35 лет. Кроме Пирея под контролем Китая находятся крупнейшие порты в Пакистане (Гвадар), Сомали (Джибути), а также на Шри-Ланке (Хамбантота), который взят в аренду на 99 лет. Таким образом, Китай предоставляет кредиты и загоняет соответствующие страны в долговую яму, практически получая стратегические порты в свое полное распоряжение.

Политики в США и ЕС предупреждают Италию, что в результате подобных торговых соглашений с Китаем страна может стать «троянским конем» Пекина в Европе. Берлинский центр по изучению Китая MERICS напоминает в этой связи, что еще в феврале 2018 года 27 европейских послов, аккредитованных в Пекине, подвергли резкой критике проект «Нового шелкового пути», так как он служит исключительно китайским интересам. Послы предостерегли страны ЕС от подписания двусторонних соглашений с Пекином, поскольку только Евросоюз в состоянии говорить с Китаем на равных. С более слабыми партнерами Китай договаривается с позиции экономического превосходства. Так, прошлой осенью на саммите Китай-Африка в Пекине к проекту «Нового шелкового пути» присоединились 28 африканских стран. Что касается Европы, то после Италии заключить соответствующий договор с Китаем намерена Греция.

Евросоюз находится в сложном положении: зависимость от Китая постоянно растет, и ничего поделать с этим нельзя. Европейцы ставят в вину Китаю нечестную торговую конкуренцию, недостаточную защиту европейских инвестиций, кибершпионаж и навязывание своих технологий для новой мобильной связи 5G. Евросоюз уже опубликовал документ, в котором Китай квалифицируется как «стратегический соперник» и экономический конкурент. В этой связи Брюссель хочет лишить Китай статуса «развивающейся страны» и льгот в торговле, а также поставить вопрос о недопустимости заключения двусторонних соглашений в обход Еврокомиссии.

Эти планы Евросоюза уже подверг критике министр иностранных дел Китая Ван И. Со своей стороны, канцлер Австрии Себастьян Курц отметил, что европейцам трудно достичь равноправного партнерства с Китаем, поскольку в области цифровых технологий Поднебесная ушла далеко вперед. Технологию китайского концерна «Хуавэй», на которой базируется создание сетей 5G, заменить нечем, несмотря на все призывы США отказаться от нее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Почему Россия не вкладывается в Новый шелковый путь

В сентябре 2013 года председатель Си Цзиньпином официально объявил о масштабном мегапроекте — строительстве транспортно-логистической системы «Один пояс — один путь». В упрощенном виде проект был назван новый Шелковый путь, он призван расширить нескончаемый поток китайских товаров в Азию и Африку, но, в первую очередь, в ЕС.

Реклама

Инициатива была поддержана 40 странами и с восторгом была встречена в России. Нам отводилась завидная роль страны-транзитера, которая может неплохо заработать на доставке китайских товаров и заодно вдохнуть жизнь в восточные регионы.

На начальной стадии проект возрождения Шелкового пути выглядел в самом деле абсолютно вдохновляющим. Но спустя шесть лет Россия и Китай все еще пытаются найти общий язык для реализации этого проекта.

Ворох меморандумов, куча презентаций

В августе делегация Внешэкономбанка (ВЭБ в России главный институт развития, в том числе по совместным инфраструктурным проектам с КНР) обсудила в Пекине «реализацию совместных проектов с Государственным банком развития Китая (ГБРК) и представителями китайского бизнеса». Представители ВЭБ встречались и c представителями Фонда Шелкового пути и Экспортно-импортным банком Китая. С китайской стороны был высказан интерес «к российским проектам в сфере лесохимии и магистральной инфраструктуры».

Это образец той риторики, которая обычно сопровождает попытки Москвы и Пекина нащупать почву. Прошедшие шесть лет ушли на подписание целого вороха меморандумов о намерениях, на проведение презентаций, роуд-шоу, на обмен бизнес-делегациями, на участие правительственных чиновников в форумах и конференциях, посвященных новому Шелковому пути…

В конце концов была создана банковская инфраструктура для финансирования проектов. И названы сами проекты. Они однозначно подаются, как совместные, как согласованные с китайскими партнерами в рамках Нового шелкового пути. Но только

самого Шелкового пути, который планировалось проложить от границ Китая через территорию России, как не было, так и нет.

Между Россией и Китаем реализуется немало двусторонних проектов, это правда. К 2024 году Россия планирует удвоить товарооборот с Китаем — до $200 млрд. Задача вполне реальная. Добиться ее выполнения можно хотя бы за счет наращивания поставок нефти, газа, леса.

Более того, некоторая часть двусторонних проектов с Китаем может стать частью нового Шелкового пути. Например, в его морском варианте. Россия совместно с партнерами из Китая готовится профинансировать строительство судов ледового класса для развития проекта «Ледового Шелкового пути», сообщало 17 сентября агентство Синьхуа.

На финансирование проектов поставки танкеров привлечены средства Государственного банка развития Китая в объеме 27 млрд рублей. Проект подается как механизм «сопряжения интеграционных инициатив ЕАЭС и «Пояса и пути». Но выстраивание Шелкового пути по северным морям — это еще более отдаленная и еще более затратная идея, чем сухопутный вариант.

Тянут на себя китайское одеяло

Даже Китай не может позволить себе распылять средства на все направления сразу. Но стоит ли тогда удивляться, что имеющиеся госфинансы, размазанные тонким слоем на многие годы вперед, не дают эффекта?

И пока Россия только приступает к точечной реализации проектов в рамках Шелкового пути, партнеры не дремлют. Тянут китайское шелковое одеяло на себя.

Зарабатывать на транзите товаров из Китая в Европу мечтает едва ли не каждая страна, чье географическое положение это позволяет. Глава Белоруссии Александр Лукашенко достраивает под китайский мегапроект особую экономическую зону «Великий камень». Причем достраивает на китайские же миллиарды юаней.

Перетянуть на себя Шелковый путь давно готовы Азербайджан и Турция вместе с Грузией. Эти страны уже прошли путь подписания пекинских меморандумов о намерениях. Еще в 2017-м началось сервисное обслуживание новой железной дороги от Баку (порт Алят) через Тбилиси до турецкого города Карс.

Протяженность магистрали Баку — Тбилиси — Карс (БТК) составила 826 км.

В перспективе эта ветка станет частью нового Шелкового пути, соединив Китай с Европой до самого Лондона. Через турецкий тоннель под Босфором и в обход России.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по случаю пуска первого состава по БТК сделал громкое заявление: «Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая».

В первые годы эксплуатации по этой магистрали предполагается перевозить 1 млн пассажиров и 6,5 млн тонн грузов, на втором этапе объем грузоперевозок может достичь 17–20 млн тонн и до 2 млн пассажиров в год.

В России наоборот свернули сопоставимый по протяженности железнодорожный проект Москва – Казань (порядка 850 км), изначально проектируемый под китайский Шелковый путь.

Не сошлись в условиях сделки. А брать целиком на себя расходы в 1,3 трлн рублей на прокладывание этой ветки российское правительство не решилось.

Казахстан тоже построил для китайских товаров особую экономическую зону — Хоргос — на границе с западной частью Китая. И одновременно Казахстан участвует в проекте Баку-Тбилиси-Карс. «Казахстан стал транзитным государством, эффективно соединяющим Азию, Европу, север и юг», — говорил ранее по этому поводу экс-глава республики Нурсултан Назарбаев.

Слишком медленно, слишком опасно

У России потенциально сохраняется шанс вписаться в новый Шелковый путь, предложив модернизированный Транссиб. По нему и сейчас идут грузы из Китая. «Но проблема упирается в загруженность Транссиба внутренними российскими грузами, низкую пропускную способность магистрали и недостаточную скорость движения. Выдержать масштабный дополнительный транзит из Китая затруднительно», — говорит Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

Похоже, Россия сама похоронила идею вписаться в новый Шелковый путь, переключив финансовые ресурсы на строительство железнодорожного и автомобильного сообщения из Краснодара в Крым. Следующий проект такого рода — магистраль от Ростова до Краснодара. Это еще десятки миллиардов рублей.

Эксперты, впрочем, говорят, что проблема присоединения к новому Шелковому пути не всегда только в ограниченности средств. Проблема в геополитике, в обострившихся взаимоотношениях России с Западом.

Китайцы любят повторять, что между Пекином и Вашингтоном прохладные политические отношения, но горячие экономические связи.

В Китае давно прописались все крупнейшие торговые компании США и банки. С Россией все наоборот. Идеологически две страны близки друг другу, что неоднократно доказывают, например, результаты голосования по повестке Совбеза ООН. А вот экономическая интеграция развивается с трудом. «Одна из главных проблем, которая произошла с Россией в последние годы, это то, что она стала труднопредсказуемой страной, с непредсказуемостью внешней политикой», — предупреждает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.

Но и сами китайцы — трудные партнеры, отмечает Сергей Дейнека, финансовый аналитик «БКС Премьер». «В частности, китайцы предоставляют финансирование по проектам на невыгодных условиях, зачастую навязывая свое не самое уместное в конкретных условиях оборудование, рабочую силу и т. д.», — говорит эксперт.

Кроме того, китайцы опасаются работать с рядом российских партнеров, близких к властям РФ. «И все из-за опасений вторичных санкций», — указывает Дейнека, поясняя, что в инфраструктурных проектах обычно участвуют крупные китайские компании, бизнес которых выходит далеко за пределы Китая, и таким компаниям небезраличны санкции США и ЕС.

Пекину гораздо интереснее работать с Африкой и Латинской Америкой, где правительства, ввиду тяжелого экономического положения, легко позволяют ему строить заводы с помощью китайской техники и использованием китайских же рабочих. «В отличие от России, в этих странах Пекин может достаточно легко получить доступ к полезным ископаемым и контролировать всю производственную цепочку до самой отгрузки в Китай», — подчеркивает Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

«Можно назвать достаточно большое число стран, попавших в кредитную кабалу от Китая», — напоминает эксперт, добавляя, что 15 африканских стран отказались от сотрудничества по «Шелковому пути», а в тех, что согласились, периодически проходят митинги с требованием прекратить китайскую экспансию.

Санкции Запада в таких долгосрочных мега-проектах не важны, достаточно привести пример с российским газопроводом «Северный поток — 2», его строят вопреки санкциям, возражает Эмиль Мартиросян, доцент кафедры менеджмента Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС.

Эксперт считает, что европейские партнеры пока воздерживаются от инвестиций в новый Шелковый путь, поскольку банально не видят финансовых преимуществ. «Ключевые характеристики логистических проектов — скорость, стоимость доставки и уровень брака, издержек. Сейчас вариант доставки грузов по «большой воде» в целом устраивает Европу, тариф приемлем», — заключает Мартиросян.