Сергей Леонидович магнитский

Бизнесмену Уильяму Браудеру пытаются вручить повестку в суд. Американский. Хочет закрыть дверь — не выходит. Остается выход — бежать. А его всего-то хотели опросить как свидетеля по делу об отмывании денег в России. Из бюджета были украдены 230 миллионов долларов. На словах он «враг Путина номер один», а на деле — человек с множественными провалами в памяти, который почти ничего не знает.

Браудер — основатель инвестиционного фонда Hermitage Capital. В России, хвастался, принес инвесторам сумасшедшие полторы тысячи процентов. МММ был скромнее. Финансист заочно осужден в нашей стране на девять лет за неуплату налогов и преднамеренное банкротство. Многие годы он ездит по миру, рассказывает, его компании украли коррумпированные сотрудники МВД, а человека, разоблачившего преступный замысел, убили в тюрьме. Речь о Сергее Магнитском, которого Браудер упорно называет адвокатом

Аудитор Магнитский действительно умер в следственном изоляторе, но он не был убит и тем более забит до смерти, как утверждал Браудер. В 2008-м, вопреки утверждениям Браудера, Магнитский не приходил в милицию заявить о преступлении. Его пригласили дать свидетельские показания.

Журналисты немецкого журнала Spiegel в статье «История без героя» выяснили: «независимый адвокат», как его часто называют, был замешан в дурно пахнущую истории с инвалидами, которых инвестфонд будто бы оформлял на работу, чтобы еще меньше платить налогов. Это подтверждают и документы 2006 года.

Из Spiegel: «Согласно протоколу следователей, Магнитского опросили на тему одной из сомнительных фирм-однодневок, которая заключала трудовые договоры с инвалидами. Из его показаний следует, что люди Браудера, попросили его там «некоторое время исполнять обязанности управляющего». Другие документы ясно говорят о том, что Магнитский уже в 2002 году имел отношение к таким фирмам».

В 2013-м в Парламентской ассамблее Совета Европы большинством голосов был одобрен доклад швейцарского парламентария Андреаса Гросса о «деле Магнитского» с рекомендациями ввести точечные санкции против российских чиновников.

В документе под заголовком «Неоспоримые факты» написано: 7 октября 2008-го Магнитский сообщил об участии сотрудников МВД Кузнецова и Карпова в незаконной перерегистрации компаний, принадлежавших Hermitage Capital. Документалист Андрей Некрасов встретился с Гроссом и продемонстрировал тому фотокопии показаний Магнитского. Обвинений в адрес Карпова и Кузнецова ни в показаниях за 5 июня, ни в показаниях за 7 октября просто нет.

«Документы, которые мы получили…. Нам всегда приходилось использовать переводы офиса Браудера. Потому что я сам не могу читать на русском и не знаю его», — сказал Гросс.

По-русски не умеют читать и журналисты Wall Street Journal. На сервере издания можно найти доклад общественной наблюдательной комиссии о смерти Магнитского. Проблема в том, что русский оригинал и английский перевод отличаются. В английском попросту добавлен фрагмент с обвинениями. Откуда же эта отредактированная версия?

Тот же перевод с лишним фрагментом загружен в Сеть пользователем под именем russianuntouchables. Так называется сайт, созданный компанией Браудера. Он снабжал информацией журналистов и политиков. В 2012-м финансист выступал в парламенте Канады. Доказательства своих слов о заговоре предложил искать на том же сайт: «Есть библиотека документов на этом сайте. И вы можете получить доступ к докладу».

Речь о том самом докладе, текст которого был искажен во время перевода. И это не все. В 2014-м был допрошен следователь Министерства внутренней безопасности США, занимавшийся отслеживанием грязных денег и возможной связью с «делом Магнитского». Все документы, включая копии банковских транзакций, он получил от компании Браудера. Данные не перепроверял.

«То есть все основано на копиях, которые не были заверены, на записях, которые были неполными, на бухгалтерских предположениях», — спрашивают у Тодда Хумана.

«Да, верно», — сказал следователь Министерства внутренней безопасности США Тодд Хуман.

Это всплыло еще пять лет назад, но ничего не изменилось. Замкнутый круг. Все верят Браудеру, потому что все же раньше верили Браудеру. Ведь если Браудеру не верить, что тогда будет со всевозможными актами Магнитского, законом Магнитского? Что будет тогда с репутацией политиков, которые в этой истории играли и до сих пор играют активную роль?

Магнитский Сергей Леонидович

Российский аудитор, работавший в консалтинговой компании Firestone Duncan.
Консультант инвестиционного фонда Hermitage Capital Management.

Сергей Магнитский родился 8 апреля 1972 года в городе Одесса, Украина. Мальчик вырос в семье Леонида Максимовича и Натальи Николаевны Магнитских. В детстве с родителями переехал в Москву. Являлся Гражданином Российской Федерации. В 1993 году окончил Экономический Университет имени Плеханова по специальности «финансы и кредит».

С 1995 года работал аудитором в консалтинговой компании Firestone Duncan, ЗАО «Файерстоун Данкен», которая основана за два года до этого американскими адвокатами Джеймсоном Файерстоуном и Терри Данкеном и занималась налоговым консультированием и аудитом.

В 2007 году в Hermitage и обслуживавшей ее Firestone Duncan начались обыски, вызванные подозрениями в создании схемы уклонения от налогов при помощи разветвленной сети дочерних организаций. В ходе обысков изъяты документы, компьютерные данные и печати трех российских организаций фонда Браудера. Сразу после этого фонд продал все свои российские активы. По версии следствия, дочерними компаниями фонда незаконно покупались акции стратегических российских предприятий, в том числе «Газпрома», «Сургутнефтегаза» и «Роснефти».

Тогда представители Hermitage объявили, что МВД осуществило рейдерский захват трех ее дочерних компаний, воспользовавшись изъятыми в ходе обыска печатями и документацией. Сразу после обысков в 2007 году Магнитский начал независимое расследование с целью защитить интересы инвестиционного фонда и выяснил, что 5,4 миллиарда рублей налогов, уплаченных захваченными дочерними компаниями инвестиционного фонда в 2006 году, оказались изъяты из российской казны преступниками как «излишне уплаченные».

Также Магнитский дал показания о том, что сотрудники правоохранительных органов незаконно завладели движимым имуществом Hermitage. Тем не менее в 2008 году Браудеру и управляющему российским отделением инвестиционного фонда Ивану Черкасову заочно предъявлены обвинения в неуплате налогов и объявлены в международный розыск, так как Черкасов уехал из России летом 2007 года, а Браудеру запрещен въезд в страну с 2005 года.

Сергей Леонидович 27 ноября 2008 года арестован по делу Hermitage. Ему инкриминировалось содействие в уклонении организации от уплаты налогов в особо крупном размере: по сведениям следственных органов, в 2000 годах тот участвовал в создании схемы по незаконной покупке двух процентов акций «Газпрома».

Для этого Магнитский прибыл в 1999 году в Калмыкию, где договорился с руководителем местного Фонда ветеранов войны в Афганистане о том, чтобы трудоустроить нескольких инвалидов на должности финансовых аналитиков в основанных Браудером ООО «Дальняя степь» и ООО «Сатурн инвестментс», благодаря чему компании получили налоговую льготу и осуществили покупку, а затем продажу Hermitage акций «Газпрома», уплатив при этом налог на прибыль по ставке 5,5 процентов вместо 35 процентов. Всего в результате этих действий, по данным следователей, бюджет недополучил 522 миллиона рублей.

В качестве меры пресечения Магнитскому применено заключение под стражу. Как заявили в МВД, эта мера выбрана, поскольку следователи опасались, что обвиняемый может уехать за границу: по данным следствия, незадолго до этого подал документы на визу в посольство Великобритании. Между тем в деле Магнитского содержалось письмо из посольства о том, что визу ему не оформляли.

Подозреваемый помещен в следственный изолятор № 5, где в течение пяти месяцев его несколько раз переводили из одной камеры в другую. В апреле 2009 года его перевели в следственный изолятор «Матросская тишина». В июле того же года у него выявились проблемы со здоровьем, и поставили диагноз «калькулезный холецистит», позже врачи обнаружили камни в желчном пузыре обвиняемого. В конце июля Магнитского перевели в Бутырский следственный изолятор, в котором состояние здоровья еще больше ухудшилось, в частности, из-за отсутствия больницы при следственном изоляторе.

Там хирургом ему поставили диагноз «панкреатит», однако затем врачи, сославшись на неадекватное поведение Магнитского, вызвали психиатров, которые приковали юриста к креслу. Магнитскому не проведена срочная операция, и уже 16 ноября 2009 года в 21:50 врачи засвидетельствовали смерть от разрыва поджелудочной железы в результате панкреонекроза, однако потом следствие заявило, что Магнитский умер от сердечного приступа.

Смерть юриста привела к громкому международному скандалу. Председатель совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Элла Памфилова 24 ноября 2009 года на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым попросила разобраться с обстоятельствами гибели юриста.

Следственным комитетом при прокуратуре РФ после этого были возбуждены уголовные дела по статьям 124, «неоказание помощи больному» и 293 «халатность». По итогам служебного расследования, глава Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер отправил 11 декабря 2009 года в отставку главу московского управления ФСИН Владимира Давыдова и начальника Бутырского следственного изолятора Вадима Магомедова.

В 2010 году завершена повторная экспертиза причин смерти Магнитского, которая подтвердила, что умер от острой сердечной недостаточности. Вместе с тем экспертиза показала, что в СИЗО ему оказывалось недостаточная и ненадлежащая медицинская помощь.

Главное управление МВД по Центральному федеральному округу выделило в отдельное производство дело Магнитского и Браудера, потому что по версии следствия преступление было совершено «в соучастии с иными лицами».

В апреле 2010 года Комиссия США по безопасности и сотрудничеству в Европе во главе с сенатором Бенджамином Кардином направила в Государственный департамент США письмо с просьбой запретить въезд в страну 60 российским судьям и силовикам, причастным к гибели Магнитского. В мае 2010 года Комитет по иностранным делам сената США поддержал инициативу Кардина и одобрил предложение возглавляемой им Комиссии.

В том же месяце привлечь к ответственности российских судей и следователей, причастных к гибели Магнитского, призвал и подкомитет по правам человека Европарламента. В сентябре 2010 года в Конгресс США внесен законопроект, предусматривавший запрет на въезд в США и проведение финансовых операций в этой стране для всех фигурантов «списка Магнитского».

В декабре того же года Европарламент одобрил резолюцию, рекомендовавшую правительствам европейских стран ввести против российских чиновников, упомянутых в списке, визовые и финансовые санкции. В июле 2012 года резолюция принята Парламентской ассамблеей ОБСЕ.

Магнитский посмертно награжден премией Transparency International за выдающийся вклад в борьбу с коррупцией.

Женат. У него остались двое маленьких детей.

Память о Сергее Магнитском

Память о Сергее Магнитском

Годовщина смерти Магнитского 16 ноября 2010 года отмечена российской и мировой общественностью:

Русская служба Би-би-си дала развернутый репортаж о ходе расследования дела Hermitage Capital.

В парламентах Евросоюза, Великобритании, США, Канады, Эстонии и Германии показан документальный фильм о деле Магнитского.

В произведениях искусства

О Сергее Магнитском спустя год после смерти был снят документальный фильм «Справедливость для Сергея». Режиссеры: Ганс Германс и Мартин Маат. Студия: ICU Documentaries, Нидерланды. Фильм показан 30 марта 2012 года в Петербурге на кинофестивале «Открой глаза!».

В 2016 году по заказу немецко-французского телеканала Arte режиссер Андрей Некрасов снял документальный фильм «Акт Магнитского». Уильям Браудер подверг фильм жесткой критике и выступил против его показа в Европарламенте.

О Магнитском написана документальная пьеса «Час Восемнадцать», ее автор — Елена Гремина использовала для создания пьесы дневники и письма Магнитского. Режиссер Михаил Угаров создал по пьесе спектакль о последних минутах жизни Магнитского; премьера состоялась в ноябре 2010 года в Москве.

Список Магнитского упоминается в музыкальной композиции группы «Ленинград».

закрыть 19.11.2018

Сергей Магнитский: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Детство и юность

Сергей родился 8 апреля 1972 года в Одессе. С детства мальчик увлекался чтением. Во время летних каникул, пока одноклассники купались в море, его можно было видеть с книгой в руках. Любимыми школьными предметами Сережи были точные науки. Будучи подростком, он стал победителем физико-математической республиканской олимпиады. После окончания школы юноша отправился покорять столицу и поступил в университет имени Плеханова. В 1993 году выпускник получил диплом по специальности «Финансы и кредит».

Работа в британской компании

Спустя два года начинающего аудитора пригласили для работы в консалтинговую компанию «Firestone Duncan», которую основали британцы Джеймсон Файерстоун и Терри Данкен. Фирма занималась аудитом и консультированием по налоговым вопросам. Этот поворот судьбы повлиял на всю дальнейшую биографию специалиста. Профессиональную карьеру Магнитский делал уверенно. По мнению коллег, он был прекрасным юристом, блестяще вел дела в Арбитражном суде и верил в силу правосудия. Его ценили за высокий профессионализм и за личные качества. К каждому делу он подходил внимательно, не боялся сложностей. Помогало хорошее образование и любовь к профессии. Он не давал собеседнику чувствовать себя неловко, был настроен философски, старался помочь и научить. Его работа была оценена и вскоре специалисту доверили должность начальника отдела налогов и аудита. Его вклад в развитие компании состоял в том, что, будучи прекрасным наставником, он воспитал целое поколение налоговых консультантов, которые старались быть похожими на него.

Искатель правды

Консалтинговая компания оказывала услуги многим клиентам, в том числе и фонду «Hermitage Capital». Летом 2007-го российское отделение фонда обвинили в неуплате налогов, началось разбирательство. В следующем году группа юристов во главе с Магнитским собрала материалы, о том, что с использованием изъятых документов и печатей фонда, он был перерегистрирован. В результате этого новый собственник незаконно вернул более пяти миллиардов рублей налоговых сумм. Магнитский немедленно дал показания. Его свидетельства содержали информацию о том, что данная преступная схема использовалась не только против его клиента. Подобным образом пострадали и другие российские предприниматели, они понесли наказание по фальшивым обвинениям. Кроме этого, бюджет страны лишился сотен миллиардов рублей. В материалах фигурировали высокопоставленные чиновники МВД, налоговых органов, работники судебной системы. Магнитский указал конкретных людей, и материальные блага, полученные ими в результате своих преступных деяний: шикарные подмосковные особняки, виллы, недвижимость за границей.

Нужно ли было аудитору вскрывать эту преступную схему и, главное, сообщать о ней в соответствующие органы? Понимал ли Магнитский, когда свидетельствовал против серьезных людей, какие последствия это повлечет за собой? Он был настоящим профессионалом и честным человеком поэтому, прежде всего, защищал интересы своего клиента. Даже подвергая себя опасности, он отстаивал свои убеждения. Он искренне надеялся на то, что виновные в миллиардных махинациях будут наказаны.

Арест

Эксперты компании во главе с Магнитским собрали много материалов, направленных против сотрудников различных ведомств. Это не осталось без внимания, и через месяц последовал арест руководителя отдела. Его обвинили в пособничестве хищений в «Hermitage». Нечеловеческие условия содержания в следственном изоляторе сводились к одному – отказаться от своих показаний и оговорить клиента. Сергея вызывали на допросы всего несколько раз. Он считал себя «заложником» этой ситуации, и подчеркивал в суде, что «его персона мало кого интересует, их цель – руководитель фонда Уильям Браудер». Аудитор стал единственным арестованным в связи с этим громким скандалом. Главе фонда предъявили заочное обвинение, так как он с 2005 года не появлялся в России. Именно с этого момента известному британцу был заказан въезд в нашу страну. Его фонд был самой крупной частной компанией, инвестирующей средства в российскую экономику. В 2005-м фонд раскрыл целую схему коррупционных действий отечественных чиновников. Руководителю фонда закрыли визу и выслали из страны, объясняя это тем, что он представляет угрозу национальной безопасности.

«Дело Магнитского»

В СИЗО Сергей провел почти год. За это время было подано около сотни жалоб на ухудшение его здоровья и условий содержания. Он скончался 16 ноября 2009 года. Ему было всего 37 лет. По заключению врача «Матросской тишины» причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. По утверждению адвокатов за несколько месяцев ареста здоровье подсудимого было разрушено, а отказ медиков в помощи повлек за собой его гибель. У Сергея осталась семья — жена Наталья и сын Никита.

Смерть Магнитского вызвала небывалый общественный резонанс. Факты хищения из государственного бюджета, которые предал огласке знаменитый аудитор, полностью подтвердились. Абсурдным было то, что расследованием налоговых махинаций занимались лица, имеющие непосредственное отношение к их проведению.

Официальное расследование было проведено и по факту гибели аудитора. 16 руководителей российской тюремной администрации покинули свои должности. Большинство фигурантов этого дела были впоследствии оправданы, а причины медицинской халатности списаны на стесненность и отсутствие возможности оказать больному помощь.

К «Делу Магнитского» вернулись в 2013-м. Через четыре года после кончины подсудимого, дело закрыли с признанием его вины. Осуждение после смерти стало беспрецедентным в истории судебной практики и верхом цинизма. Факт нарушения прав человека не остался незамеченным за рубежом. Конгресс США принял так называемый «Закон Магнитского», в котором первоначально значилась группа лиц, причастная к гибели юриста. В последующие годы этот санкционный список увеличился за счет фамилий тех, кто по мнению американского конгресса, нарушает принцип верховного права в России. Подобный документ был позднее утвержден в Канаде.

Каждый год российское правосудие вскрывает громкие факты неправомерных действий чиновников по всей стране. Хочется верить, что «коррупционный клубок», конец которого нашел 10 лет назад Сергей Магнитский, будет распутан до конца.

Как Магнитский раскрыл схему хищений из российского бюджета, почему его посадили в тюрьму и как он погиб

Десять лет назад смерть юриста Сергея Магнитского стала одним из главных событий года. Именно с этого момента многие начинают отсчет нового витка противостояния между Россией и США, которое продолжается до сих пор. Обмен санкционными списками, «закон Димы Яковлева», названный в народе «законом подлецов», крупнейший международный скандал – насколько значимыми будут последствия, тогда не мог предположить никто.

Embed Поделиться Embed Поделиться Код скопирован в буфер обмена ширина px высота px The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00 0:10:22 0:00

Летом 2007 года в здании британского инвестиционного фонда Hermitage Capital прошли обыски. Фонд и его структуры обвинили в неуплате более 4 млрд рублей налогов. Позднее основателя фонда Уильяма Браудера объявили в розыск. Все имущество и документы компании оказались в распоряжении МВД. После этого, как утверждает Браудер, на фонд началась рейдерская атака.

Журналист «Новой газеты» Роман Анин занимался расследованием дела Магнитского, он рассказывает:

«Были дочерние компании фонда «Эрмитаж», которые мошенническим способом были перерегистрированы на ранее судимых людей, используя документы, которые были изъяты в фонде во время обысков. То есть сотрудники полиции были явным образом вовлечены в это преступление, иначе кто бы передал преступникам документы компании?»

Документы на компании фонда Hermitage Capital, а значит и сами компании, после обысков оказались в руках преступников. И они пошли в суд, утверждая, что эти компании вопреки обещанию не продали им акции. Суды, несмотря на все странности этого дела, выносят решение на общую сумму более 20 млрд рублей. Так возникли фиктивные обязательства фонда Hermitage Сapital, которые и позволили преступникам совершить крупное хищение средств из бюджета России – почти 5,5 млрд рублей.

«И эти фиктивные обязательства, они обнуляют прибыль. То есть если я заработал в прошлом году миллион долларов, а теперь суд говорит, что я должен миллион долларов, значит, я его должен вернуть, и моя прибыль исчезает. И если исчезает прибыль, значит, не нужно платить налог, и я получаю право возместить налог. Собственно, преступники, получив это решение судов, пошли в налоговые инспекции, где у них были прикормленные налоговики, они заранее эти компании перерегистрировали и возместили рекордную сумму 5,4 млрд рублей», – поясняет Роман Анин.

Это хищение на сумму почти в $220 млн по курсу того времени обнаружил Сергей Магнитский, юрист компании Firestone Duncan, которая работала с Браудером. После этого Магнитского арестовали и обвинили в том, что это он помогал Браудеру уклоняться от налогов.

Магнитского содержали в основном в СИЗО «Бутырка». Поступил он туда, если верить ему и его врачам, здоровым человеком. Спустя год в тяжелом состоянии на карете скорой помощи он попал в тюремную больницу в «Матросской тишине», где и погиб.

Что с ним происходило за этот год?

«Камеры были настолько ужасные, что после нашего расследования их уничтожили. И новый начальник СИЗО Телятников показывал мне с гордостью, что этих камер больше нет», – рассказывает правозащитник Валерий Борщев, возглавлявший тогда Общественную наблюдательную комиссию Москвы.

Условия содержания были пыточными: летом – невыносимая жара, зимой – нестерпимый холод, крысы, грязь, антисанитария и отсутствие горячей воды и медицинской помощи.

Вот цитаты из писем Сергея Магнитского:

«К вечеру уже весь пол камеры №35 был залит канализационной водой слоем в несколько сантиметров. По полу уже было невозможно ходить, так что мы передвигались по камере, лазая по кроватям, как обезьяны…

В камере №61 не было даже оконных рам. 11/09/09 я подал заявление, в котором просил установить рамы со стеклами. Из-за холода в камере спать приходилось в одежде, укрываясь одеялом и курткой, но рамы не вставляли. 18/09/09 мы подали жалобу на то, что из-за отсутствия оконных рам и вызванного этим холода мы все простудились…».

Тогда о Магнитском мало кто знал. Его защитники не торопились поднимать шум. Тогда еще казалось, что, может, получится договориться. Но Магнитский договариваться ни с кем не собирался.

Заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов рассказывает:

«От него хотели получить нужные показания, а он их не дал. И мало того, обвинял следствие и МВД в каких-то махинациях, которые преследовали интересы тех, кто украл деньги. А денег украли немало. Но этот человек посчитал нужным не скрывать факты мошенничества, которые он обнаружил. За что и поплатился».

От Магнитского требовали оговорить Уильяма Браудера, он на это не соглашался. Договариваться пытались не только следователи, но, судя по всему, и врачи, в помощи которых юрист так нуждался. К августу, когда Сергей Магнитский от боли не мог уже даже лежать, его увезли в больницу.

Правозащитник Валерий Борщев считает, что к Магнитскому применяли насильственные методы, которые и привели к его смерти. «То есть они его убили. Хотели ли они его убивать? Не знаю, не уверен. Может, опять была попытка его сломать, добиться, чтобы он отказался от этой борьбы, от этого противостояния, – не рассчитали, переборщили. Не знаю. Есть подозрение, что его били уже в машине скорой помощи – он приехал уже избитый. И именно поэтому нам не показали и скрыли видеозаписи его прибытия в «Матросскую тишину».

В больнице Сергея Магнитского принимала врач Александра Гаусс. Никакой ответственности за его смерть она не понесла, хотя правозащитники называют ее одной из главных виновниц. О чем она беседовала с Сергеем перед его смертью – неизвестно.

Рассказывает правозащитник Валерий Борщев:

«Вдруг она принимает решение вызвать восемь охранников и заковать его в наручники. Почему? А он поднял кушетку и начал ею размахивать».

По показаниям Гаусс, Магнитский, который с трудом мог передвигаться, поднял металлическую кушетку (к слову, она всегда привинчена к полу) и начал махать ею из стороны в сторону. Поэтому якобы пришлось заковать его в наручники и избить резиновой дубинкой.

«Она по положению вызвала скорую помощь, и они через 15 минут приехали, но их не пускали. А пустили, только когда он уже погиб. Они пришли, увидели: под ним была лужа мочи, рядом валялись наручники. И они позвонили в скорую помощь зарегистрировать время гибели, место гибели. Все это было зафиксировано», – рассказывает Валерий Борщев.

В рапорте от ФСИН было указано, что Магнитский умер в палате и ему оказывалась помощь. Но был и рапорт сотрудника скорой помощи и целый ряд других свидетельств, которые ставят все документы ФСИН под сомнение. Возглавлявший тогда ОНК Москвы Валерий Борщев пришел в СИЗО с инспекцией, но информации от сотрудников колонии он получил немного.

Магнитский умер от сердечной недостаточности. В «Бутырке» также у него нашли камни в желчном пузыре и поставили диагноз «калькулезный холецистит». Помощь ему так и не оказали. Исполнители не наказаны, как и заказчики.

Роман Анин, у которого есть материалы дела Магнитского, рассказывает:

«В материалах есть явные следы, которые ведут к конечному бенефициару, которым я считаю Дмитрия Клюева, которого называли юристы фонда «Эрмитаж» в первых хищениях. Но следствие, как только подобралось к бенефициару, тут же дело свернуло и наказало стрелочника».

Дмитрий Клюев – бизнесмен, считается владельцем «Бенефит-банка», хотя сам это отрицает. По словам Анина, Клюев специализируется на налоговых возмещениях, и похищенные 5,4 млрд рублей ушли в некогда его «Банк универсальных сбережений».

«И он очень влиятельный человек, – добавляет Анин. – Если вы посмотрите на людей, с которыми он летает и ездит на поездах, это все налоговые чиновники, которые участвовали в возмещениях, это сотрудники полиции, следователи, которые вели дело в отношении Магнитского. Не может быть двух мнений по поводу того, кто стоит в центре этих возмещений».

Среди тех, с чьей помощью стали возможны хищения, журналисты называют Артема Кузнецова, который руководил обыском, следователя Павла Карпова, который отвечал за документы, а также сотрудников ФСБ.

Деньги, украденные у России, ищут по всему миру. Уголовные дела возбуждены во Франции, в Швейцарии, в Чехии.

«Я боюсь, что даже если деньги найдут и где-нибудь аккумулируют, Россия их не примет, потому что тогда придется признавать, что вся схема, которую вскрыл Магнитский, о которой говорил Браудер, о которой говорили адвокаты, реальна», – отмечает Сергей Соколов.

Дело о смерти Магнитского было закрыто год назад. Крупное хищение из бюджета России за всю ее историю тоже осталось нераскрытым. О связи между двумя этими делами на официальном уровне никто так и не объявил.

Нераскрытое «дело Магнитского»

16 ноября исполнилось пять лет, как умер Сергей Магнитский. Он был арестован по обвинению в неуплате налогов и скончался в следственном изоляторе «Матросская тишина», по официальной версии, от сердечной недостаточности. Истинные причины его смерти – это неоказание медицинской помощи, пыточные условия содержания и, возможно, умышленные истязания. Так считают его мать и правозащитники.

По мнению его деловых партнеров, Сергей Магнитский стал жертвой заговора с целью скрыть обнаруженные им налоговые злоупотребления сотрудников правоохранительных органов. Имя аудитора фонда Hermitage Capital Сергея Магнитского стало символом произвола и безответственности российской правоохранительной системы.

Еще до смерти Сергея Магнитского его дело привлекло значительное общественное внимание потому, что причину его ареста и уголовного преследования коллеги связывали с попыткой раскрыть схему хищения бюджетных денег через возврат налогов, которой пользовались высокопоставленные сотрудники налогового ведомства. То, что Сергея Магнитского следствие упорно держало в СИЗО, и то, в каких условиях его содержали, по мнению независимых правозащитников и расследователей обстоятельств его гибели, показывает, что правоохранители боялись этих разоблачений, давили на подследственного, мстили ему. Об этом говорила в эфире РС журналистка Зоя Светова:

Магнитский раскрыл махинации с возвратом НДС сотрудниками МВД с помощью налоговых инспекций

– Он был аудитором компании Hermitage Capital. А российской власти очень мешал Уильям Браудер. А Сергей Магнитский оказался в тюрьме как заложник, поскольку он сотрудничал с этой фирмой. И для того чтобы наказать Браудера, посадили Магнитского, и хотели у него добиться показаний против Браудера, чтобы потом можно было его тоже посадить… Ну, посадить Браудера на тот момент было уже невозможно, потому что он был вне России. Но дело в том, что Магнитский раскрыл махинации с возвратом НДС сотрудниками МВД с помощью налоговых инспекций. Речь там шла о возврате НДС на миллиардные суммы. Была мошенническая схема, разработанная сотрудниками МВД Кузнецовым и Карповым. За ними, конечно, стояли какие-то очень высокопоставленные люди. Говорили даже, что за ними стоял бывший министр обороны, в бытность еще начальником Налоговой службы. То есть там были очень крупные люди земешаны. Это довольно известная история. И вот попытки это разоблачить Магнитскому не простили.

Зоя Светова

Магнитский не только сам был замечательным юристом, выигрывал сложные дела в Арбитражном суде, но и верил в правосудие – уверена Зоя Светова:

– Когда Магнитский понял мошеннические схемы возврата НДС, он написал в следственные органы и рассказал об этом. Он-то думал, что этих людей разоблачат, начнется какое-то следствие, а вместо этого посадили его и требовали от него признательных показаний на Браудера. Он этих показаний не дал. И в результате он погиб в тюрьме.

Сергей Магнитский был обвинен в том, что разработал для фонда Hermitage Capital схему, позволившую недоплатить в российский бюджет налогов на 500 миллионов рублей. На самом деле компании под управлением фонда привлекали для работы инвалидов и на этом основании совершенно законно имели налоговую льготу. Такие схемы, может, и не говорят только о желании предпринимателей помочь инвалидам, но являются распространенной формой оптимизации налоговых выплат. Сергей Магнитский не признавал за собой и своими коллегами преступного умысла, проще говоря, не сознавался в преступлении, которое ему приписывали. По этой причине он провел в СИЗО без десяти дней год.

Пришли подозрения или, может быть, даже страх: что произошло в «Матросской тишине», так и неизвестно

За это время он подал более 100 жалоб на плохие условия содержания, неоказание медпомощи и угрозу жизни. Руководство СИЗО на этом основании занялось диагностикой «психологической неадекватности» арестованного. И вот на этом этапе заключенный умер. Как именно это произошло, не известно до сих пор. По ходу следствия менялся даже официальный диагноз. Первоначально в акте о смерти от 16 ноября 2009 года было написано, что Сергей Магнитский скончался от токсического шока и острой сердечной недостаточности с диагнозом острый панкреатит и закрытая черепно-мозговая травма. На суде о черепно-мозговой травме речь уже не шла. Член общественной наблюдательной комиссии за содержанием заключенных Людмила Альперн была одной из тех, кто пытался установить все детали последних дней жизни Сергея Магнитского:

– Мы посвятили расследованию обстоятельств смерти Магнитского довольно много времени. Часть нашей группы работала в Бутырском изоляторе, а часть – в «Матросской тишине». Вот я, в частности, была из тех, кто работал в «Матросской тишине». Мы почти неделю туда каждый день ходили, беседовали с персоналом, с врачами, пытаясь выяснить, что там произошло. Каждый день мы получали какие-то новые, не совпадающие с предыдущими факты. Когда мы собрали всю эту информацию и поняли, что не можем совместить эти факты, к нам пришли подозрения или, может быть, даже страх: что произошло в «Матросской тишине», так и неизвестно.

Больничная палата в СИЗО «Матросская тишина»

По словам Людмилы Альперн, бесправие заключенных в первую очередь заключается в том, что им не верят:

– Все, что говорит заключенный о своей болезни, обычно подвергается сомнению, которое исходит не только от сотрудников следственного изолятора, но также и от врачей. Доказать врачу в тюрьме, что у тебя что-то болит, очень трудно. У врачей и у других сотрудников пенитенциарной системы бытует мнение, что люди просто стараются уйти от наказания и придумывают себе болезни или даже специально болеют. При таком отношении получить медицинскую помощь очень трудно. Люди замкнуты в камерах. Просто позвать того, кто тебе может помочь, – это целая проблема. Их жалоб могут просто не услышать. Кроме того, в тюрьме любая вещь, в том числе неоказание медицинской помощи, может стать предметом давления и даже орудием пытки. Как я понимаю, в случае с Сергеем Магнитским это было именно так: ему не предоставляли медицинскую помощь, или делали это недостаточно, чтобы оказать на него давление.

Никому не хочется в этом разбираться, потому что явно что-то за этим существует

Людмила Альперн также говорит о том, что уровень тюремной медицины настолько низок, что это само по себе подвергает жизнь заключенных опасности. Через несколько месяцев после Сергея Магнитского в той же «Матросской тишине» умерла другая арестованная – Вера Трифонова. Генеральная прокуратура возбудила дело в связи со смертью Магнитского по статьям «неоказание медицинской помощи» и «халатность». Во всем обвиняли лишь одного врача из СИЗО «Бутырка», где Магнитский содержался большую часть времени, до того, как был переведен в «Матросскую тишину». Поверхностность этого расследования поразила журналистку Зою Светову:

Обвинявшийся в смерти Магнитского доктор Дмитрий Красто

– Для меня большая загадка, почему дело Магнитского не было надлежащим образом расследовано. Был единственный обвиняемый на судебном процессе – это заместитель начальника СИЗО «Бутырка» по медицинской части, врач Дмитрий Кратов, который потом Тверским судом был оправдан. Эти следствие и суд закончились фарсом. Ведь обвинили в смерти Магнитского человека, который служил в другой тюрьме. Магнитский скончался в «Матросской тишине», а единственный обвиняемый Кратов был главврачом в «Бутырке». То есть это вообще какое-то насмехательство, надругательство над здравым смыслом и вообще над всем, что только можно. Я уверена, что врач «Матросской тишины» Александра Гаусс допустила халатность, она не оказала Магнитскому необходимую помощь. Мы до сих пор не знаем, стало ли это причиной его смерти или его там попросту забили. Но для меня загадка, почему не обвинили, не привлекли к ответственности врача, который непосредственно присутствовал при последних часах жизни Сергея и явно не оказал ему надлежащую медицинскую помощь. Другого объяснения, кроме того, что Александра Гаусс, врач «Матросской тишины», знает истинную причину смерти Магнитского, у меня нет. Почему иначе ее вывели из-под удара и она не стала обвиняемой? Она была на суде просто свидетелем, и толком ничего не сказала… Матери Магнитского отказано в новом расследовании. Никому не хочется в этом разбираться, потому что явно что-то за этим существует, помимо официальной версии.

На могиле Сергея Магнитского

Дело о смерти Сергея Магнитского было закрыто в самом конце 2012 года оправданием обвиняемого. Зато самого Магнитского продолжали преследовать посмертно. Первоначально уголовное преследование было прекращено 29 ноября 2009 года, через 13 дней после его смерти, в соответствии с законом. Тем не менее дело против уже мертвого аудитора было возобновлено в 2011 году. Этот шаг российской правоохранительной системы был беспрецедентно абсурдным и незаконным в глазах родственников покойного, адвокатов его семьи, правозащитников. Международная правозащитная организация Amnesty International выступила со специальным заявлением, где сказано: «Правовые основания посмертного уголовного преследования Сергея Магнитского как минимум сомнительны, и власти должны положить этому конец».

Но в июле 2013 года он был признан виновным посмертно в инкриминируемом преступлении. А еще раньше Следственный комитет проигнорировал требование матери Сергея Магнитского Натальи Магнитской привлечь к суду Генпрокурора РФ Юрия Чайку, сотрудников МВД, ФСБ, ФСИН и 11 судей, причастных к «умышленным насильственным действиям» против ее сына. Четырежды Следственный комитет отказывал Наталье Магнитской в возобновлении расследования обстоятельств его гибели. Что стало поводом для ее обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Даже не будучи расследованной, эта смерть стала поводом для попыток что-то изменить в пенитенциарной системе, соглашается член партии «Яблоко» Сергей Иваненко, однако при этом замечает, что улучшения не были кардинальными и результата уже практически не заметно. Сергей Иваненко объясняет это просто – «какая страна – такие и тюрьмы»:

Люди даже не понимали такую постановку вопроса: что это значит – справедливость для человека, который уже умер?

– Есть тюрьмы шведские, есть тюрьмы таиландские, есть тюрьмы российские. И порядки в них соответствуют общему состоянию гражданского общества в этих странах. А поскольку у нас система авторитарная, контроля и за ГУИНом в целом, и за отдельным надзирателем не существует. Более того, вся наша так называемая правоохранительная система выступает в объединенном виде: следствие, прокуратура, суд. Должно быть не так, но в России это звенья одной и той же цепи, одной и той же мафии. И замыкает ее ГУИН – современная версия ГУЛАГа. Конечно, все-таки что-то изменилось после «дела Магнитского», после его смерти. Это ведь была неприятность для высшего милицейского начальства. Они не любят таких вещей. Но это для них не более чем неприятность. И все-таки производили какие-то после этого перемены. Вот акции с требованием справедливости для Сергея Магнитского были в Америке, были в Европе. А в России это были одиночные пикеты. И люди даже не понимали такую постановку вопроса: что это значит – справедливость для человека, который уже умер? И во многом это зависит от состояния гражданского общества, которое ухудшилось, резко ухудшилось за время правления Путина. Сегодня ни один надзиратель не чувствует опасности для себя, если он не будет оказывать помощь, а то и издеваться над заключенными. Безусловно, у нас есть общественные организации, которые этому мешают. Безусловно, есть люди, которые постоянно ездят в тюрьмы, разговаривают, пишут жалобы – и это является сдерживающим фактором. Но это, к сожалению, пока только капля в море. И самое главное, нет реакции ни гражданского общества, ни политической системы. За такими структурами всегда должен быть контроль. Если нет контроля, то в любой стране будут происходить нарушения. Тут дело не в национальном менталитете, а именно в том, что тюрьма или, скажем, КГБ, так же как и ЦРУ, нуждаются в общественном контроля – это сдерживает произвол.

Гораздо сильнее внутреннего политического и правозащитного эффекта от «дела Магнитского» был международный резонанс. В США в декабре 2012 года был принят так называемый «список Магнитского» – вступил в силу закон, который вводит санкции в отношении российских граждан, предположительно причастных к смерти Сергея Магнитского: визовые ограничения на въезд в США и санкции в отношении их финансовых активов в банках США. Столь резкие действия объясняются тем, что мировое сообщество считает смерть юриста Сергея Магнитского убийством, подчеркивает адвокат матери Сергея Магнитского, Натальи Магнитской, Николай Горохов:

Все произошедшее с Сергеем Магнитским является лишь вершиной айсберга

– Сергей Магнитский – это история новой России. Он вскрыл беспрецедентное хищение бюджетных денег, принадлежащих всем гражданам России. Воровство совершалось при участии высокопоставленных чиновников из правоохранительных органов. И депутат от ПАСЕ от Швейцарии Андреас Гросс, назначенный Парламентом ассамблеи докладчиком по делу Магнитского, заявил, что все произошедшее с Сергеем Магнитским является лишь вершиной айсберга. В принципе, и российская власть это понимает. Потому что в Давосе российский премьер Дмитрий Медведев, когда беседовал с представителями европейских СМИ, заявил, что 20% денег налогоплательщиков в России разворовываются государственными служащими. 4 сентября 2013 года Комитет по юридическим вопросам и правам человека ПАСЕ большинством голосов одобрил доклад под названием «Не допустить безнаказанности убийц Сергея Магнитского». Очевидно для всех, что Сергей Магнитский был убит.

В начале 2014 года ПАСЕ приняла резолюцию по делу Магнитского, призывающую парламенты стран-участниц принять аналогичный американскому «закон Магнитского» в случае, если российские власти в ближайшее время не заставят понести ответственность всех, причастных к смерти Сергея Магнитского. Весной 2014 года Европарламент принял резолюцию, которая призывает Европейский Совет ввести запрет на выдачу виз и заморозить финансовые активы 32 российских чиновников – в связи с уголовным преследованием и смертью Магнитского. Одновременно с этим в России правоохранительные органы приостановили расследование уголовных дел, которые были возбуждены по заявлениям Сергея Магнитского.