Саудовская аравия и Сирия

Политика

Шиитские ополчения оказывали сирийскому режиму серьезную военную поддержку с 2012 года, когда страна обратилась к ним за помощью. Иранское руководство сыграло ключевую роль в организации и вербовке этих сил из Ирана, Ирака, Ливана, Афганистана, Йемена, Пакистана и некоторых азиатских стран с шиитским населением под лозунгом сопротивления. В обмен им обычно предлагались денежные суммы, хотя были и другие стимулы, такие как предоставление гражданства. Ливанская «Хезболла» стала ведущей силой, вмешавшейся в конфликт на стороне режима и в тесной координации с Ираном. Уже после на арену вышел Корпус стражей исламской революции и иракские, афганские, пакистанские и йеменские формирования, подготовкой которых занимались иранцы.

В результате силы режима восстановили контроль над многими районами страны, особенно на юге Сирии, граничащем с Иорданией, Палестиной, Ливаном и Ираком, а вышеуказанные формирования разместились на стратегических возвышенностях и намеренно создали центры для пополнения своих рядов из числа молодых добровольцев. Это заставило страны вроде России и Иордании выдвинуть идею формирования «армии стабильности» в Дераа для противостояния шиитским ополченцам.

Карта иранского присутствия на юге

Иран проник вглубь южных сирийских провинций, таких как Эль-Кунейтра и Дераа, где он командует крупными вооруженными силами, особенно в регионе Эль-Ладжат. Это ополчение, по словам исследователя Диа Каддура, имеет около 14 военных баз в Дераа, вблизи сирийско-израильской границы в Эль-Кунейтре и в западных районах Дамаска. И это несмотря на российско-израильское соглашение, позволяющее армии режима восстановить контроль над южной Сирией до границ с Израилем, и вывести иранские силы и «Хезболлу» на 80 километров от израильской границы в качестве временного шага, пока просьба израильтян о выводе иранских сил из Сирии не будет удовлетворена полностью. В июле 2018 года режим и оппозиция заключили соглашение, и в этой ситуации ополчения были вынуждены изменить свою стратегию.

Они начали вербовку молодежи, используя целый арсенал, включая денежные стимулы и предоставление защиты. Кроме того, они создали штаб безопасности при Четвертой дивизии, получающей прямую поддержку от Ирана, для вербовки молодых людей. В обмен на денежное вознаграждение и освобождение от военной службы они вступают в ряды лояльных иранцам военных формирований. Также они привлекают на свою сторону лидеров оппозиционных вооруженных групп, базировавшихся в Дераа. Опасаясь за свою жизнь и не желая проходить обязательную службу, иногда молодежь нелегальными путями бежит в Ливан, в чем ей тоже помогает «Хезболла» в обмен на сумму до двух тысяч долларов за человека.

По оценкам Сирийской сети по правам человека, в стране насчитывается от 15 до 20 тысяч иракских бойцов, примерно в 7-10 тысяч членов ливанской «Хезболлы» и от 5 до 7 тысяч афганских и иранских ополченцев. Однако по другим оценкам, число шиитских ополченцев может достигать 80 тысяч человек.

С другой стороны, сформировались и местные отряды, создавшие свои военные базы в стратегически важных районах, служащие центрами для управления операциями. Среди них «Шиитская бригада 313», сформированная исключительно из жителей провинции Дераа. Она проводит операции вдоль международной трассы в направлении города Дераа до контрольно-пропускного пункта «Насиб» и обеспечивает безопасность маршрута снабжения от Дамаска до «Бригады 34» недалеко от города Эль-Масмия в Эль-Ладжате.

Ополченцы «Асаиб Ахль аль-Хакк аль-Иракия» и «Хезболла» захватили ряд деревень в Эль-Ладжате, сравняли их с землей и разрушили около 650 домов на территории площадью более 30 квадратных километров. Они превратили этот регион в военную базу иностранных ополченцев, поддерживаемых Ираном. Помимо этого, они захватили штабы военных формирований, лояльных сирийской армии, включая командующих девятой дивизией в городе Эс-Санамейн, пятой дивизией в Азраа, а также на стратегических возвышенностях Тель аль-Хара и Тель аш-Шаар.

«Сын перестает подчиняться отцу»

В июле 2018 года российские войска столкнулись с сопротивлением, когда сопровождали 11-ю дивизию сирийской армии для вывода отрядов «Хезболлы» со своих позиций в городе Эль-Кусейр в сельской местности Хомса. Этот план, который не был согласован с Ираном или «Хезболлой», предполагал восстановление сирийского контроля над КПП Джусия на границе с Ливаном и продвижение к району Эль-Каламун. Силы «Хезболлы» отказались покинуть свои позиции.

В результате российские и сирийские войска покинули район менее чем через 24 часа после прибытия, после чего «Хезболла» усилила свое присутствие в городе Эль-Кусейр. Этот небольшой инцидент, возможно, был призван оценить реакцию Ирана, и как стало очевидно, Москва может оказаться бессильна перед иранскими отрядами в южной части Сирии. Или же речь идёт о нежелании использовать военное давление, чтобы заставить их покинуть эти районы.

В настоящее время, похоже, Израиль и Иордания допускают присутствие сирийской армии на юге. Хотя не секрет, что проиранские силы внедрились в ряды сирийский армии, судя по всему, это не беспокоит две соседние страны, пока все связанные с Ираном силы дистанцируются от сирийской армии и уходят в районы базирования в восточной и западной местности к северу от Дераа. Это происходит на фоне давления со стороны российских войск после завершения их миссии по поддержке операций режима на юге Сирии.

Россия продемонстрировала неспособность вытеснить иранские отряды. Что касается тезиса, что после своей победы Асад начнет вытеснять Иран из страны, то возвращение его сил на юг доказывает обратное. Важным шагом на пути к достижению долгосрочных целей Тегерана является присутствие сирийских сил в качестве точки соприкосновения «Хезболлы» и других формирований, чтобы в любой момент иметь возможность развернуть свои силы в этом регионе.

Тот факт, что шиитские боевики останутся в Сирии на неопределенный срок, может быть частью процесса демографических изменений, начатого режимом и Ираном. Их цель — опустошить города и заменить коренное население шиитской общиной. Как заявил командир Корпуса стражей исламской революции 16 января 2019 года, Иран сохранит военное присутствие в Сирии вопреки угрозам Израиля.

Армия, созданная тайно для удара по Ирану

После заключения соглашения между лидерами Сирийской свободной армии и Россией в июле 2018 года о передаче районов на юге силам режима в обмен на сохранение легкого оружия (тяжелое сдавалось), оппозиционные формирования были распределены в восточной части Дераа. Речь идет о городе Бусра-эш-Шам под контролем бывшего командующего группировкой «Куват Шабаб Сунна» Ахмеда аль-Авды, городе Насиб под руководством бывшего командующего «Джейш аль-Ярмук» Имада Абу Зурейка, в Дераа-эль-Баляд под руководством полковника Абу Мунтера ад-Дахни. На западе Дераа, в городе Тафас, ситуацию контролирует Абу Муршид аль-Бурдан, глава «Джейш ас-Саура».

Шейх Фейсал Абазид, глава комитета по примирению в городе Дераа, сообщил Sasаpost, что в июле 2019 года в столице Иордании Аммане состоялась встреча между лидерами Сирийской свободной армии, проживающими в Иордании, лицами из Турции, российскими офицерами разведки и иорданской разведкой. Участники выдвинули идею создания сил на юге под названием «Армия стабильности».

По его словам, российские офицеры предложили вернуть лидеров Сирийской свободной армии в их города и поселки в Дераа, где они базировались до падения провинции, при условии, что они будут сражаться с Ираном на юге, получая финансовую и материально-техническую поддержку, включая автомобили и другие транспортные средства, среднее и легкое оружие и, конечно, денежное вознаграждение для лидеров фракций.

Абу Гази, бывший командир формирования «Куват Шабаб Сунна» сообщил Sasаpost, что Ракан Аль-Худайр, лидер фракции «Джейш аль-Ашаир», встретился с генерал-майором Али Мамлюком, вице-президентом Сирии по вопросам безопасности и бывшим директором Национального бюро безопасности, отвечающим за координацию сирийских разведывательных служб. Они договорились о формирования новой фракции в южной части Сирии под названием «Армия юга», заявленная цель которой — установить контроль над деревнями и городами провинций Дераа и Эль-Кунейтра и бороться с иранским влиянием в этой местности. Тем временем, необъявленной, но гораздо более важной целью, по данным частных источников, является опережение россиян, работающих над созданием «Армии стабильности».

Шейх Фейсал раскритиковал идею такого формирования. По его мнению, страны хотят сражаться с Ираном руками жителей Дераа. Он заявил: «Тот, кто хочет противостоять Ирану, должен взять своих союзников и сражаться с ним. Я советую молодежи не присоединяться к этому формированию. Глава сирийского режима привёл Иран в Сирию, и он является марионеткой в руках русских, а Тегеран всегда заявлял, что пришёл по просьбе сирийских властей. Россия, имеющая политический и международный вес, смогла вторгнуться в Сирию и навязать свои интересы как внутри страны, так и за ее пределами. Она способна вывести иранские силы, при помощи единственного телефонного звонка иранскому правительству, и для этого вовсе не нужно создавать армии».

Даже после смерти Сулеймани у Ирана есть план

После утечки информации о планах создать «Армию стабильности» на юге Сирии Иран начал активно действовать в этом регионе. Как сообщил шейх Али аль-Габша, Иран разделил все свои силы, включая четвертую, третью, пятую и девятую дивизии. Состоялось множество встреч и совещаний, которые первоначально проводились под руководством Касема Сулеймани, бывшего командира «Аль-Кудс» при КСИР. Они проводились на протяжении всей недели в городе Джабаб на севере Дераа, где присутствовали Рашид Абдель Хади и Муртада аль-Хусейн.

На этих собраниях говорилось о необходимости создания нового лояльного Ирану формирования из жителей южной Сирии. Оно должно было получить название «Исламское сопротивление», включать только шиитских бойцов из четырех провинций и подчиняться непосредственно КСИР. Предполагалось набрать сотни молодых людей.

По словам Махди Бази, недавнего присоединившегося члена «Исламского сопротивления», за его создание отвечали Абу Али аль-Хираки, гражданин Ливана и член политического бюро «Хезболлы», Муртада аль-Хусейн, шиит из провинции Дейр-Эз-Зор и такой же член политического бюро движения, Мунир Шагенани, член «Хезболлы», ответственный за ситуацию вокруг Голанских высот, а также Рашид Абдель Хади — шиит из Дейр-Эз-Зора.

Бази подчеркнул, что после смерти Касема Сулеймани число добровольцев в поддерживаемых Ираном отрядах увеличилось. После того, как режим установил контроль над регионом в феврале, к ним присоединилось 4500 добровольцев. Ещё 500 человек вступили в ряды в период 2012-2015 годов, и являются выходцами из шиитских семей провинции Дераа.

К чему приведут нынешние военные приготовления?

Как полагает эксперт в области обороны Файез ад-Дувейри, согласно СМИ, правительство и сирийская армия контролируют южную часть Сирии, но на самом деле этот регион и окраины Голан находятся под контролем иранских шиитских ополчений и российских сил. Присутствие проиранских ополченцев и «Хезболла» у иорданской границы означает, что Иордания может стать объектом нападений, что создает для страны военную угрозу.

Не так давно, а именно 5 апреля 2019 года, ополчения, формально подчинявшиеся сирийскому режиму и называющие себя «Народным сопротивлением в восточном регионе», заявили о ракетном ударе по силам США. На следующий день лояльное сирийским властям ополчение «Лива аль-Бакир», опубликовало заявление, в котором объявило джихад против американских войск в Сирии и их союзников. Утверждается, что эти две группировки имеют связи с Ираном: «Бригада Аль-Бакир» подчиняется Тегерану в большей степени, чем Башару Асаду, в то время как «Народное сопротивление» также является иранским формированием. Как демонстрируют эти и другие примеры, шиитские боевики, якобы лояльные сирийскому режиму, на самом деле подчиняются приказам Исламской Республики Иран, представляя большую угрозу даже интересам Соединенных Штатов и их союзников.

События за несколько дней до того, как американские власти объявили об убийстве Касема Сулеймани, а также после случившегося, указывают решимость Соединенных Штатов положить конец иранскому присутствию и мечте о сухопутном маршруте, соединяющем столицы Ирана, Ливана и Сирии. Другими словами, в будущем мы будем свидетелями роста напряженности между американцами и иранцами на сирийской арене, даже если этот вопрос немного ушел на второй план из-за эпидемии коронавируса, сулящей Сирии новые трудности по прошествии девяти лет конфликта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Сирийский конфликт: суть и причины

Конфликт в Сирии начался в 2011 году. Он зародился как внутреннее противостояние недовольной части общества и власти президента Башара Асада. Постепенно в гражданскую войну включились исламистские радикалы, курды, а также другие страны, в том числе Турция, Россия, США, Иран и многочисленные арабские государства.

Причины войны и первые протесты

Корни и причины Сирийского конфликта кроются в событиях 2011 года. Тогда во всем арабском мире начались гражданские протесты. Не обошли стороной они и Сирию. Граждане страны стали выходить на улицу и требовать от властей отставки президента Башара Асада и демократических реформ.

В некоторых арабских государствах протесты действительно привели к мирной смене власти (например, в Тунисе). Сирийский конфликт пошел другим путем. Первые гражданские выступления были неорганизованными. Постепенно оппозиционные силы скоординировались, а их давление на власть усилилось. Большую роль в происходящем стали играть социальные сети. В Facebook были созданы группы протестующих, где они дистанционно договаривались о своих акциях, а в Twitter люди в прямом эфире сообщали в сеть о происходящем на улицах.

Чем больше граждан выходило на улицу, тем более репрессивные меры применяло против них государство. В городских районах, где протестующие были наиболее активны, стали отключать свет. Конфисковались продукты питания. Наконец, была задействована армия. Военные взялись за оружие в Хомсе, Алеппо и других крупных городах страны.

Сунниты против алавитов

В марте 2011 года появилась надежда, что Сирийский конфликт будет разрешен мирным путем. Башар Асад согласился с некоторыми требованиями протестующих и отправил в отставку правительство. Тем не менее сам он не стал уходить с поста президента. К тому времени активность недовольных выросла настолько, что потушить этот пожар полумерами было уже невозможно.

Причины Сирийского конфликта, который начинался как сугубо внутренний, во многом носили этнический и конфессиональный характер. Большинство населения страны — арабское и суннитское. Политическая верхушка государства, напротив, состоит в основном из алавитов. Эта этническая группа исповедует шиизм. Алавиты составляют не больше 10% населения Сирии. Многие арабы восстали против Асада именно по причине этого непропорционального засилья во власти.

С 1963 года страной правит партия «Баас». Она придерживается социалистических и антиимпериалистических взглядов. Партия авторитарна. За полвека она ни разу не допустила к власти настоящую оппозицию. На эту монополию накладывается конфликт арабов и алавитов. По совокупности этих и некоторых других причин Сирийский конфликт нельзя было остановить мягкими компромиссами. Протестующие стали требовать только одного – отставки Асада, чей отец правил Сирией до него самого.

Раскол военных

Летом 2011 года началось разложение сирийской армии. Появились перебежчики, число которых с каждым днем только увеличивалось. Дезертиры и повстанцы из числа гражданских стали объединяться в вооруженные отряды. Это были уже не мирные протестующие с легко разгоняемым митингом. В конце года подобные формирования объединились в Свободную армию Сирии.

В марте начались уличные манифестации в столице страны Дамаске. Появились новые требования: борьба с коррупцией и освобождение политических заключенных. В июне в городе Джиср-эш-Шугуре столкновения привели к гибели более сотни человек. Сирийский конфликт унес уже тысячи жизней, но и это было только началом. В страну перестали ездить туристы. Западные государства, в том числе Евросоюз, ввели санкции против правительства Башара Асада и обвинили власти Дамаска в убийствах мирных граждан.

ИГИЛ

Постепенно силы, выступавшие против Башара Асада, перестали быть единым целым. Размежевание привело к тому, что от условной «умеренной» оппозиции откололись исламистские радикалы. Формирования джихадистов стали враждебными как к Свободной армии Сирии, так и к правительству в Дамаске. Радикалы создали так называемое Исламское государство (у него есть несколько вариантов названий: ИГ, ИГИЛ, ДАИШ). Помимо него, в Сирии также действует Фронт ан-Нусра (который входит в Аль-Каиду), Джабхат Ансар Ад-Дин и другие небольшие группировки подобного рода.

Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади создал квазигосударство на северо-востоке Сирии. Его боевики вторглись также и в Ирак, где захватили один из крупнейших городов страны Мосул. ИГИЛ зарабатывает деньги продажей нефти (к примеру, ему принадлежит крупное месторождение нефти Джазал).

Исламисты разрушают музеи, уничтожают памятники архитектуры и искусства. Радикалы преследуют сирийских христиан. Уничтожаются храмы, оскверняются церкви и монастыри. Мародеры и вандалы продают артефакты и древнюю утварь на черном рынке. До войны в Сирии жили 2 миллиона христиан. Сегодня почти все они покинули страну в поисках безопасного убежища.

Вмешательство Турции

Первым зарубежным государством, открыто включившимся в Сирийскую войну, стала соседняя Турция. Основной очаг восстания внутри арабской республики находился на севере страны. Эти провинции являются приграничными с Турцией. Из-за этого неизбежно рано или поздно армии двух государств должны были столкнуться друг с другом. В июне 2012 года сирийские ПВО сбили турецкий истребитель, залетевший на их территорию. Вскоре подобные инциденты стали обыденностью. История Сирийского конфликта перешла на свой новый виток.

Выступавшие против Башара Асада повстанцы создали на территории Турции перевалочные пункты, где они проходили подготовку или восстанавливали ресурсы. Официальная Анкара не мешала этому. Турция еще со времен распада Османской империи имеет в Сирии собственные стратегические интересы – там проживает большая этническая группа туркоманов. В Анкаре их считают своими соотечественниками.

В августе 2016 года турецкие танки и спецназ перешли границу Сирии и атаковали боевиков ИГИЛ в Джалабрусе. При поддержке этих формирований в город вошли бойцы Свободной сирийской армии. Таким образом, президент Турции Реджеп Эрдоган открыто помог оппозиции. Это наступление поддержали в США. Американские советники участвовали в планировании данной операции, получившей название «Щит Евфрата». Позже Эрдоган и вовсе публично заявил о желании свергнуть Башара Асада.

Другие стороны конфликта

Светская сирийская оппозиция нашла поддержку не только в Турции. В 2012 году ей открыто начали помогать западные страны. Европейский Союз и США стали финансировать оппозицию. По разным оценкам, сумма перечисленных денег уже составляет более 385 миллионов долларов. На предоставленные деньги оппозиционные Асаду войска закупали снаряжение, транспорт, оборудование для связи и т. д. С сентября 2014 года американцы и их союзники ведут бомбардировки позиций Исламского государства. В операциях участвуют в том числе самолеты Иордании, Бахрейна, Саудовской Аравии, Катара и Объединенных Арабских Эмиратов.

В ноябре 2012 года история Сирийского конфликта дополнилась еще одним важным событием. В Дохе (столице Катара) была создана национальная коалиция, в которую вошли крупнейшие оппозиционные политические и военные объединения. О поддержке этой фракции официально заявили в Госдепартаменте США. Арабские страны Персидского залива (Саудовская Аравия и Катар) признали национальную коалицию законным представителем интересов народа Сирии.

Несмотря на давление, правительство Башара Асада поддерживается Ираном. С одной стороны, шиитское государство помогает своим единоверцам алавитам, с другой – борется с террористами, с третьей – традиционно конфликтует с суннитами. Стороны Сирийского конфликта многочисленны, эта война давно перестала быть двусторонней и превратилась в войну всех против всех.

Курды

Важным фактором Сирийской войны сразу же стал вопрос о будущем курдов. Этот народ проживает на стыке нескольких государств (в том числе в Турции и Ираке). В Сирии курды составляют 9% населения (около 2 миллионов человек). Это иранский народ, исповедующий суннизм (есть группы езидов и христиан). Несмотря на то что курды – большая нация, у них нет своего государства. На протяжении многих лет они пытались добиться широкой автономии в странах Ближнего Востока. Радикальные сторонники независимости регулярно устраивают теракты на территории Турции.

Сирийский конфликт, кратко говоря, позволил жившим там курдам обособиться от Дамаска. Фактически в их провинциях на границе с Турцией сегодня действует самостоятельная власть. Весной 2016 года Силы народной самообороны (СНС) объявили об учреждении Федерации Северной Сирии.

Объявившие об автономии курды конфликтуют не только с правительственными войсками, но и с исламистами. Им удалось освободить от сторонников ИГИЛ некоторые города, которые сейчас находятся под контролем нового Курдистана. Некоторые эксперты считают, что в послевоенное время федерализация Сирии станет единственным компромиссным вариантом, с помощью которого разные этносы и конфессии смогут жить в границах одного государства. Пока же будущее курдов, как и всей страны, по-прежнему туманно. Урегулирование Сирийского конфликта сможет произойти только после того, как будет побежден всеобщий враг мирных народов – исламистский терроризм, в авангарде которого стоит ИГИЛ.

Участие России

30 сентября 2015 года началось участие России в Сирийском конфликте. В этот день Башар Асад обратился в Москву с официальной просьбой о помощи в борьбе против террористов. Тогда же, согласно требованиям законодательства, Совет Федерации одобрил использование российской армии в Сирии. Президент Владимир Путин принял окончательное решение об отправке в Сирию военно-воздушных сил (о проведении наземной операции речи не шло).

Россия в Сирийском конфликте использовала базы, оставшиеся там еще с советских времен. В порту Тартуса стали базироваться военно-морские суда. Также сирийские власти безвозмездно передали российским ВВС аэродром Хмеймим. Командующим операцией был назначен Алексанр Дворников (в июле 2016 года его сменил Александр Журавлев).

Официально было объявлено о том, что роль России в Сирийском конфликте заключается в авиаударах по объектам военной инфраструктуры, принадлежащим террористическим организациям (Исламскому государству, Фронту ан-Нусра и т. д.) Речь идет о лагерях, складах боеприпасов и оружия, командных пунктах, узлах связи и т. п. В одном из своих выступлений Владимир Путин также заявил, что участие в Сирийской войне позволяет армии РФ проверить современную военную технику в боевых условиях (что фактически является косвенной целью операции).

Хотя российские и американские самолеты действуют в воздухе одновременно, их действия не согласованы. В прессу часто попадают взаимные обвинения в неэффективности действий другой стороны. На Западе также популярна точка зрения, что российская авиация в первую очередь бомбит позиции сирийской оппозиции, а только во вторую – районы, подконтрольные ИГИЛ и другим террористам.

Как Турция сбила Су-24

Сирийская война многими считается опосредованной, так как страны Сирийского конфликта, которые выступают союзниками противоборствующих сил, сами могут стать противниками. Ярким примером подобной перспективы оказались российско-турецкие отношения. Как уже говорилось выше, Анкара поддерживает оппозицию, а Москва выступает на стороне правительства Башара Асада. Но даже не это осенью 2015 года стало причиной серьезного дипломатического кризиса.

24 ноября турецкий истребитель с помощью ракеты «воздух-воздух» сбил российский бомбардировщик Су-24М. Экипаж катапультировался, но командир Олег Пешков был во время приземления убит находившимися на земле противниками Асада. Штурман Константин Мурахтин попал в плен (его освободили в ходе спасательной операции).

Турция объяснила атаку самолета тем, что он залетел на турецкую территорию (полет проходил в приграничном регионе). В ответ Москва ввела против Анкары санкции. Ситуация была особенно острой из-за того, что Турция являлась членом НАТО. Через год кризис был преодолен, и на высшем государственном уровне произошло примирение, однако инцидент с Су-24 еще раз продемонстрировал всеобщую опасность опосредованной войны.

Последние события

В конце декабря 2016 года над Черным морем разбился Ту-154, принадлежавший Минобороны. На борту находились артисты ансамбля Александрова, которые должны были дать концерт для служивших в Сирии российских военных. Трагедия шокировала всю страну.

Широкую огласку в прессе также получил и другой концерт. 5 мая 2016 года оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева выступил в древнем амфитеатре Пальмиры. Накануне город был освобожден от террористов ИГИЛ. Однако через несколько месяцев боевики вернули себе контроль над Пальмирой. За время пребывания в городе они демонстративно разрушили многие памятники Всемирного наследия ЮНЕСКО, в том числе знаменитую Триумфальную арку II века н. э. и Римский театр.

Суть Сирийского конфликта заключается в том, что он представляет собой клубок самых разных интересов. Договориться в подобных условиях крайне сложно. Тем не менее попытки преодолеть несогласия повторяются снова и снова. В январе 2017 года прошли переговоры в казахстанской Астане. На них Россия, Турция и Иран пришли к согласию о создании механизма соблюдения режима остановки огня. Прежние многочисленные перемирия, как правило, фактически не соблюдались.

Другая важная новость, связанная с переговорами в Астане, заключается в том, что делегация России передала представителям сирийской оппозиции проект новой конституции страны. Считается, что новый главный закон Сирии поможет урегулировать ближневосточный вооруженный конфликт, продолжающийся уже 6 лет.

masterok

Кроме того, что Саудовская Аравия со своими союзниками сейчас крепко «закусилась» с Катаром, так еще и они пытаются обострить отношение с Россией. Мохаммед бен Салман Аль Сауд, наследный принц Саудовской Аравии считает, что президент России Владимир Путин является главной угрозой для Саудовской Аравии.
Вот его слова:
«Саудовская Аравия не будет больше «мягко относиться» к России, мы выдвинем ультиматум Путину. Если Россия продолжит свои беспорядочные бомбардировки, мы должны ясно дать понять, что мы будем принимать меры, Россия должна иметь в виду, что наших военных возможностей будет достаточно, чтобы уничтожить российские войска в Сирии за 3 дня».
Какие грозные сауды! Давайте посмотрим, а как там у них дела в Йемене …
Операции «Буря решимости» и «Возрождение надежды», проводимые в Йемене силами аравийской коалиции, заметно забуксовали. Отсутствие больших успехов, многочисленные жертвы среди личного состава, потери бронетехники, из рук вон плохо налаженная координация – лишь несколько причин для возникновения одной из самых провальных военных операций на Ближнем Востоке.

Вторжение войск коалиции в Йемен с самого начала большинство экспертов считали необдуманным, а первые же боестолкновения с повстанцами-хуситами, наспех вооруженными и координируемыми на порядок хуже регулярной армии, показали, что к серьезным боям личный состав коалиции, возглавляемой Саудовской Аравией, не готов. Несмотря на решение создать и еще один военный альянс, правда уже для борьбы с ИГИЛ в Сирии, вооруженные силы Саудовской Аравии, по словам экспертов, не обладают существенным боевым опытом для ведения полномасштабной войны, а решения, принимаемые командирами на местах, по сути, оставляют солдат на поле боя в качестве легкой мишени.
«Еще изучая книгу саудовского принца генерала Халеда Ибн Султана «Воин пустыни», я обратил внимание, что в ходе боевых действий, командующего больше заботила не их результативность, а соблюдение различных церемониальных правил», – поясняет в интервью «Звезде» военный политолог Александр Перенджиев.
По словам эксперта, в случае с наземными силами Саудовской Аравии преждевременно вести речь о высоком профессиональном уровне, поскольку и обычные солдаты, и командиры никогда должным образом не обучались, а во время боевых действий все мероприятия такой армии носят, скорее, показательный характер. Девизом такой армии, по словам Перенджиева, вполне могла бы стать фраза «Воевать надо, побеждать нельзя!». Кроме того, в саудовской армии существует целый воинский ритуал, из-за которого принятие тех или иных решений на поле боя может существенно затягиваться.
«Для них важно на совещании, кто где и как сидит, включая высоту стула. Также важно, кто кому доложит и как доложит, очень щепетильно относятся к субординации: вышестоящий начальник не хочет получать доклад от какого-то «маленького» командира», – поясняет Александр Перенджиев.
Не меньше особенностей, как отмечает Перенджиев, связано и с формой подачи информации: некоторые командиры не любят, чтобы им докладывали информацию по средствам связи, предпочитая личное присутствие докладчика.
Бронетанковый тир
Низкий уровень обучения личного состава и плохая координация войск на поле боя проявились в виде еще одной проблемы, наблюдать которую за йеменскую кампанию можно было неоднократно: потери бронетехники войск коалиции непомерно высоки, а уровень эффективности экипажей танков и бронемашин, по словам специалистов, колеблется возле нулевой отметки. Специалисты отмечают, что хотя саудовские войска и воюют на территории Йемена с помощью американского оружия, с тактикой американских войск действия армии Саудовской Аравии ничего общего не имеют. Отличия от действий бронетехники армии США в том же Ираке, как отмечают специалисты, колоссальны.
В случае с продвижением американских танковых соединений в Ираке имела место тактика быстрого продвижения и зачистки от района к району, минимальное время стоянок во время наступательных операций. Всего этого в действиях саудовской армии эксперты найти не могут. Напротив, имеет место вопиющая некомпетентность, отсутствие хорошей координации действий, благодаря которой хуситы с помощью еще советских противотанковых комплексов «Фагот» и «Конкурс» подбивают американские танки М1 Abrams на безопасном для себя расстоянии.
«Если в Ираке главной проблемой для танкистов был огонь из ручных противотанковых гранатометов, который сопротивление Ирака в основном осуществляло с нескольких десятков метров, то в случае с Йеменом в силу и рельефа местности, и выучки экипажей бронетехники складывается ситуация, при которой недостатком боевого опыта саудовских военных молниеносно пользуется противник, в распоряжении которого находятся пусть и советские, но от того не менее эффективные противотанковые комплексы. Как видно на кадрах многочисленных роликов, пробитие американского танка даже устаревшим вооружением – вопрос нескольких секунд», – поясняет в интервью «Звезде» специалист по военно-техническому сотрудничеству капитан запаса Вооруженных Сил РФ Алексей Федюкин.
Кому война, а кому мать родна

Коммерциализация боевых действий, по словам специалистов, условие не менее важное, чем религиозные, политические или любые другие причины возникновения войны. Низкая эффективность авиаударов, которой уже успела отличиться Саудовская Аравия – лишь одно из слагаемых в новой коммерческой войне. В лучших традициях бомбардировок Соединенными Штатами саудовцы норовят уничтожить то местный госпиталь с сотрудниками организации «Врачи без границ», то свадебную процессию, то еще какой-нибудь совершенно мирный и социально важный объект. Несмотря на то, что координаты социально значимых объектов регулярно передаются в штаб коалиции в Эр-Рияде, подобные ошибки продолжают происходить.
К тому же у аравийской коалиции наблюдается серьезная нехватка личного состава для поддержания порядка на оккупированных территориях, и, для того чтобы не задействовать собственные силы, Саудовская Аравия активно привлекает к работе в новой войне третьих лиц – Колумбию, Марокко, Судан, Сенегал, Иорданию. Из этих стран заработать на новой ближневосточной войне охотно едут наемники, для которых прав тот, кто платит. Стоит отметить, что, по оценкам экспертов, значительной помощи вольнонаемные не окажут, поскольку среди тех, кто воюет за деньги, желающих лезть в самое пекло боя и рисковать жизнью еще меньше, чем среди тех, кто это делает ради монархий залива по долгу службы. Помимо прочего, в рядах саудовской армии процветает коррупция, которую с каждым днем все сложнее скрывать.
«Доходит до того, что купленные командиры могут отдавать приказы на выдвижение войск в тот или иной район, задерживают доклады о реальном положении дел», – поясняет военный политолог Александр Перенджиев.
На фоне коррупции такого масштаба, по словам эксперта, не стоит удивляться продажам самого разного оружия, которое, согласно отчетам, было утеряно или уничтожено противником. Эксперты прогнозируют, что при сохранении текущего уровня противостояния и поддержке сторон заинтересованными лицами Йемен в ближайшем будущем может превратиться во второй Ирак, Ливию или Сирию, а сам конфликт, с каждым днем набирающий обороты, стабильности на Ближний Восток совершенно точно не принесет.
В возрасте 31 года Мохаммед бин Салман уже контролировал оборонительную политику королевства и наблюдал за масштабной внутренней экономической перестройкой с поддержкой своего отца, короля Салмана. Его внезапное назначение в среду на должность коронованного принца, ставит его в первую очередь на трон, укрепляя его позицию в качестве движущей силы основных шагов Саудовской Аравии и, казалось бы, намечая политику Саудовской Аравии на ближайшие десятилетия. Он считается смелым и амбициозным руководителем любящим рисковать.
Для того, чтобы быть в курсе выходящих постов в этом блоге есть канал Telegram. Подписывайтесь, там будет интересная информация, которая не публикуется в блоге!
И еще немного интересного про саудов: вот например зачем Сауды ездят на двух колесах, а вот вообще Почему Саудовская Аравия так называется? и зачем сауды стреляют себе под ноги. Вспомним еще Палаточный город Мина и что это за знаменитый Мадаин-Салих (Mada’in Saleh)
Tags: Саудовская Аравия

Хвала Аллаху, Господу миров. Мир и благословение нашему господину Мухаммаду, посланному как милость для миров, а также его семье, сподвижникам и тем, кто последовал за ним искренне вплоть до Судного дня.

Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Мусульмане в взаимной любви, оказании милости и снисходительности подобны единому телу. Если одна его часть будет болеть, на эту боль откликается все тело бессоницей и жаром» (Муслим).

Положение суннитов в Иране

В Иране живет более 20 млн. граждан-суннитов. Большинство из них проживают во внешних провинциях Ирана – Хорасан, Курдистан, Белуджистан, Хормазкан, Бушер, Туркменсахра, в районе Тавалиш и Анбаран, в секторе Джейлан и др. Центральная часть Ирана в подавляющей мере населена шиитами.

Сунниты и до Иранской революции не обладали положением, каким обладали шииты, в политике, экономике и культуре.

Сунниты поддержали революцию Хомейни. Однако сразу после утверждения власти аятоллы, буквально через несколько месяцев, для наших братьев начались испытания в Иране. Руками нового государства были убиты многочисленные ученые. Также стала применяться грязная политика шиитизации в суннитских регионах.

Ущемление суннитов в Иране выражается в следующем:

1) Шииты свободны в распространении своего мазхаба и вероучения и в остальных своих делах. У суннитов нет ничего из этого. Более того, государство старается заменить суннизм шиизмом, ибо они понимают – распространение вероучения суннизма означало бы неверность вероучения шиизма для тех, кто полагает обратное.

2) С момента своего появления до сегодняшнего дня государство – как внутри страны так и за пределами – заявляет о свободе суннитов в разъяснении своего вероучения, о равенстве и одинаковом положении, об отсутствии разделения между суннитами и шиитами. Все это ни что иное как вероломство. За этой завесой они проводят свою политику нейтрализации суннизма.

3) Сунниты не имеют право разъяснять в пятничных проповедях свое вероучение, в то время как шииты обладают полной свободой, в том числе имеют право очернять суннитов в своих проповедях.

4) Шиитские ученые и члены спецслужб присутствуют на пятничных молитвах суннитов для контроля над тем, что говорит имам в хутбах, дабы там не прошло ничего, что противоречит официальной политике страны.

5) Сунниты имеют право говорить в проповедях об исламе лишь в общих чертах, делать наставления, не связанные с верой суннитов. Если имам выйдет за пределы этих границ, он сразу же обвиняется в ваххабизме, называется человеком который распространяет ваххабизм. По таким обвинениям было посажено в тюрьмы огромное количество ученых.

6) Все СМИ «с пеной у рта» заняты распространением шиитского мазхаба, их вероучения. Их ученые используют все возможные средства, подвластные им. У суннитов же нет ничего из этого.

7) Учёные-сунниты, пропавшие без вести в Иране:

Шейх Абдунасир Сабханий,

шейх Абдухакк (Кудратулла) Джаъфари,

шейх АбдулВаххаб Сиддики,

шейх-доктор Али Музафарьян,

шейх-доктор Ахмад Мирин Саяд Балуши,

шейх-аллама Ахмад муфтийзаде,

шейх Яр Мухаммад Кахрузий,

шейх Фарук Фарсад,

шейх Карий Мухаммад Рабиий,

шейх Али Дахравий,

шейх Абдусаттар Карданзаде,

шейх Мухаммад Салих Дияий,

шейх Абдулмалик Муллазаде,

шейх Абдунасир Джамшидзах,

шейх-доктор Абдул Азиз Казими,

шейх Шариф Саидьяни,

шейх Джалалудин Раиси,

шейх Муджахид-кади Бахман Шукури,

шейх Муса Кармьюр,

шейх Мухаммад Умар Сарбази,

шейх Ниъматулла Тавхиди,

шейх Абдул Хаким Хасан Абади,

шейх Нуруддин Гариби,

шейх Муртада Радамхари,

шейх Салих Хасрави,

шейх Абдул Азизи Аллах Яра,

шейх Абдулатиф Хайдари,

шейх Сайд Ахмад Сайд Хусайни,

шейх Хабибулла Хусейн Бер,

шейх Ибрагим Даминий,

шейх Кади Дадурахман Касаркандий,

шейх Абдулкудус Малазахий,

шейх Мухаммад Юсуф Сахрабий, Шамсуддин Каями,

— а также многие другие члены организаций «Суннитское исламское движения в Иране», «Организация Центральный совет суннитов», «Коран», «Мухаммадия». Суннитские ученые и студенты находятся в постоянной опасности. Каждый день от рук режима страдает суннит.

Многие ученые и молодежь сидит в хомейниских тюрьмах, в то время как единственным их преступлением было то, что они являются суннитами, отстаивающими свое вероучение и отстраняющимися от всех нововведений и «чудес», распространяемых в стране.

9) Общеизвестный факт, что суннитам запрещено строить свои мечети и учебные заведения в тех регионах, где имеется численное большинство шиитов. Например в столице страны – Тегеране, в Исфахане, Язиде, Ширазе и других больших городах. И это несмотря на то, что в одном Тегеране проживают около миллиона суннитов. Они не имеют в столице ни одной мечети, где можно было бы молиться. У них там нет ни одного центра, где можно было бы собираться. В то же время в Тегеране существуют многочисленные христианские церкви, еврейские синагоги, храмы огня зороастрийцев и т.п. Все они строят свои культовые сооружения и учебные заведения.

Наглым образом строятся хусейниские зияраты даже в селах, где нет ни одного шиита, кроме чиновничьего аппарата. Сегодня Иранское государство официально постановило о запрете на строительство суннитской мечети в Тегеране, в Машхаде и Ширазе.

10) Разрушенные и закрытые суннитские мечети и учебные заведения:

Мечеть-медресе им. шейха Кадира Бахаш Билуджи в Белуджистане,

суннитская мечеть в Хиштбир в провинции Ардабиле,

мечеть Канарик в Джабхар Белуджистане,

мечеть в г. Машхаде расположенной по улице Шахриюр 17,

мечеть Хуснин в г. Ширазе,

мечеть в Сердешде,

мечеть Наби в г. Биджнурид,

медресе им. имама Абу Ханифы в г. Забиль,

разрушена джума-мечеть им. шейха Файда распологавшейся на улице Хосрови в г. Машхаб при Хоросане. Территория мечети была превращена в сад для детей династии Сефевидов, а также в автомобильную стоянку. При разрушении этой мечети были убиты более 20 человек вставших на защиту дома Аллаха, который был построен 300 лет назад. Предлогом для ее разрушения были различные обвинения: то, что это мечеть «зла» (масджиду дирар); что она была построена без разрешения государства; под предлогом того, что имам и учителя в медресе являются ваххабитами, а также под предлогом необходимости расширения улицы.

Все это были лишь предлоги чтобы скрыть замыслы шиитов и ослабить суннитов, подавить их активность, склонить их перед шиитской верой. Но от Аллаха лишь помощь!

11) Суннитам запрещают в обладании культурными, социальными, политическими правами. Например, запрещено печатать и издавать суннитские книги, журналы, газеты. Запрещено участвовать в аппаратах управления, кроме как тем немногочисленным лицам, которые угодны режиму. Существует запрет на распространение суннитских книг по вероучению, таких как «Путь суннитов», «Книга Единобожия», книг Ибн Тайимии, Ибн аль-Кайма, Ибн Абдуль Ваххаба.

Существует цензура на издаваемые религиозные книги любых авторов. Они должны пройти рафидитскую проверку в специальном министерстве. Горе же тому, кто из проповедников заикнется что запрещено обращаться за помощью к могилам, выступит против язычества или же будет хорошо отзываться о праведных халифах – Абу Бакре, Умаре, Усмане (да будет доволен ими Аллах), матери правоверных Айше или затронет другие вопросы вероучения, противоречащие шиизму.

12) Идет политика заселения шиитами районов, населенных преимущественно суннитами, дабы изменить соотношение проживающего населения в регионе. Для этого они специально скупают земли у суннитов. Именно так в свое время поступали еврее в Палестине.

Обрисовывая общую картину, можно сказать следующее: государство всячески старается подавить какое бы то ни было проявление суннизма в стране. Нам необходимо знать, что грубая шиитская власть не гнушается убийствами и покушениями, а затем старается скрыть свои преступления, показывая крокодильи слёзы. Так они поступали со многими учеными, после чего выражали сожаление в связи с их смертью. Знайте: сокрытие (тукия) и лицемерие (нифак) – это одно из важнейших основ их мазхаба. Так установилось со времен становления шиизма. Аллах им судья.

Вместе с тем, что мы упомянули, – о преследовании, политических, культурных, религиозных запретов для суннитов – несмотря на все это сунниты крепнут в приверженности своему пути и поклонению. Этот процесс только растёт с каждым днём. Всевышний Аллах сказал: «А те, которые поступают несправедливо, скоро узнают, куда они вернутся» (Сура «Поэты», аят 227).

#ПереводБезЦензуры

Гражданская война в Сирии, длящаяся с 2011 года, уже давно перестала быть делом самой Сирии и переросла в конфликт, где столкнулись интересы региональных и глобальных игроков. Первую скрипку играют Россия, США и Турция, поддерживающие противоборствующие стороны конфликта. В борьбе участвуют и десятки группировок нацменьшинств и боевиков, спонсируемых внешними силами. Не стоит, впрочем, сбрасывать со счетов Иран, который оказывает значительное влияние на развитие событий. Каков же расклад сил в развернувшейся борьбе за Идлиб?

На грани войны

Решительный ответ Турции на стремительное продвижение сирийской правительственной армии вглубь провинции Идлиб на северо-востоке страны привел к, пожалуй, самой значительной эскалации конфликта за последние несколько лет – фактически Турция и Сирия оказались на грани полномасштабной войны. Хамидреза Азизи, доцент Немецкого института по международным отношениям и безопасности, убежден, что Иран будет вести жесткую борьбу за свои интересы, но не решится вести активные боевые действия против Турции.

27 февраля в результате бомбардировки ВВС Сирии погибли 33 турецких военнослужащих, находившихся на подконтрольной повстанцам территории Идлиба. Министр обороны Турции Хулуси Акар заявил, что сирийские ВВС намеренно атаковали турецких военнослужащих, несмотря на информирование со стороны Анкары. В то же время, в МИД России утверждают, что они смешались с боевиками незаконных вооруженных формирований. Как ни странно, другой союзник Сирии – Иран – продемонстрировал сдержанную реакцию, призвав стороны сбавить градус напряженности и разрешить сложившуюся ситуацию дипломатическими методами с помощью проведения нового трёхстороннего саммита в рамках доказавшего свою эффективность Астанинского процесса.

КАРТА ПРОВИНЦИИ ИДЛИБ. ИСТОЧНИК: КОММЕРСАНТЪ (WWW.KOMMERSANT.RU)

Впрочем, это не помогло. Турция нанесла ответный удар по позициям сирийской правительственной армии, что привело к гибели и про-иранских боевиков — как минимум, четверых из «Хезболлы», и 21 человека из шиитских бригад «Фатемиюн» и «Зайнабиюн», состоящих из афганских и пакистанских шиитов. Всего через несколько часов президент Ирана Хасан Рухани предпочел решить вопрос мирно, позвонив своему турецкому коллеге Реджепу Эрдогану, вместо того чтобы идти на конфликт. В то же время, фактическое военное командование Ирана в Сирии, называющее себя «Консультативный центр в Северной Сирии», опубликовал предупреждение в адрес Анкары, напомнив, что турецкие военнослужащие находятся в радиусе прямого поражения, и посоветовав «действовать мудро». Несмотря на кажущуюся противоречивость этих шагов Тегерана, в действительности же они отражают подход Ирана к ситуации в Идлибе.

Не стоит игнорировать интересы Тегерана

Заявление «Консультативного центра» стало сюрпризом для мирового сообщества: ранее о его существовании никто не знал. Фактически, Иран перестал, таким образом, официально отрицать свое участие в сирийском конфликте. По всей видимости, Иран стремится продемонстрировать свою стратегическую заинтересованность в контроле над северо-востоком Сирии и предостеречь других игроков – в первую очередь Турцию – от опрометчивых шагов.

Заявление командования предельно четко обозначило интересы Ирана и красную черту в Идлибе: Дамаску серьезную поддержку оказывают ливанская группировка «Хезболла» (по разным данным, в Сирии действуют от 10 до 80 тысяч боевиков) и Корпус Стражей Исламской революции (КСИР). Сейчас они вместе с правительственными войсками контролируют стратегическую трассу М5, соединяющую Дамаск с Алеппо, которая представляет стратегический интерес для Ирана. Складывается интересная ситуация: боевики, поддерживаемые Ираном, обороняют трассу от наступления боевиков, поддерживаемых Турцией. Ранее Иран по меньшей мере формально считал своих прокси «добровольческими группами», которые ведут борьбу с террористами, однако теперь нет никаких различий между КСИР – иранским военно-политическим формированием – и боевиками, действующими в Сирии при непосредственной поддержке Тегерана. Таким образом, Иран ясно дает понять Турции, что удар по ним будет расцениваться как нападение на иранских военнослужащих, за чем последует закономерный ответ. Также не следует забывать, что помощь Ирана Сирии не ограничивается военной сферой. По оценкам экспертов, ежегодно Иран тратит $15 млрд на финансирование Дамаска и своих прокси.

Внешнеполитические условия изменились

Заявление Ирана также отражает изменившийся подход к роли России в Идлибе. Ранее Тегеран рассчитывал на Москву как канал для деэскалации в моменты аналогичных острых столкновений сирийских правительственных сил и про-турецких боевиков. Ярким примером такого подхода может служить поддержка Ираном инициативы России и Турции по установлению зоны деэскалации в Идлибе по итогам Сочинского саммита в сентябре 2018 года. Теперь же Иран явно недоволен пассивностью и нежеланием России оказывать более решительную поддержку режиму Б. Асада перед лицом ударов турецких сил. Тегеран, похоже, осознает наличие некоего тайного соглашения между Москвой и Анкарой о стабилизации ситуации в Идлибе, заключенного без согласования с Тегераном. Следовательно, Иран стремится четко обозначить свои интересы в Идлибе и Сирии в целом независимо от позиции России.

Как бы то ни было, президент и МИД Ирана продолжают настаивать на решении противоречий дипломатическим путём – это свидетельствует о том, что в Тегеране отлично осознают все риски чрезмерно острой реакции на действия Турции и активизации боевых действий в Идлибе. С одной стороны, Иран серьёзно обеспокоен возможным крахом Астанинского процесса вследствие эскалации – единственного переговорного формата по Сирии, поддерживаемого ООН, в котором Иран играет решающую роль. Очевидно, что в случае недееспособности данной площадки, Иран лишится ценного дипломатического актива и одного из своих рычагов влияния. С другой стороны, Иран опасается возможного дальнейшего обострения обстановки в Сирии, что позволит Израилю резко нарастить свою военную активность и предпринять ряд агрессивных шагов против сирийских правительственных сил на юго-западе страны. Авиаудар, нанесенный израильскими ВВС по позициям Дамаска 2 марта, лишь подтвердил опасения Тегерана.

Более того, Иран всерьез озабочен поддержки Турции со стороны США: Вашингтон может оказать непосредственную поддержку в Идлибе. Как известно, главной целью Ирана в регионе является «изгнание американских сил с Ближнего Востока» после убийства генерала К. Сулеймани в январе 2020 года, поэтому любая активизация Вашингтона в таком чувствительном для Ирана вопросе может вызвать новый виток напряженности и помешать Тегерану в претворении своих планов.

В результате, маловероятно, что Иран развернет активные боевые действия против Турции из-за Идлиба. В то же время, Тегеран не приемлет нарушение своих интересов и красной черты в Идлибе, о чем он ясно дает понять всем вовлеченным сторонам. Наиболее вероятным сценарием видится укрепление военного потенциала про-иранских прокси при одновременной активизации усилий на дипломатическом фронте.

Ситуация в Идлибе играет на руку Турции: учитывая её военную мощь и решительность, Иран не решится развязать войну, так как это чревато серьезными потерями, убежден Хади Ходабандех Луи, директор по изучению проблем безопасности турецкого Центра исследования Ирана.

Какой расклад на политической шахматной доске?

Рассмотрим интересы всех геополитических акторов в данном регионе:

Идлиб представляет жизненно важный интерес для Анкары. Сейчас в Турции находится 3,7 миллионов беженцев – наплыв миллионов сирийцев, покидающих Идлиб вследствие эскалации приведет к гуманитарной катастрофе и серьезной нагрузке на экономику и инфраструктуру Турции. Анкара уже открыла границы с ЕС, однако это создает угрозу безопасности ввиду распространения террористов под видом беженцев. Более того, слабость Турции в Идлибе подтолкнет Россию и Иран к захвату новых территорий и подрыву результатов, достигнутых в результате операций «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира», проводимых с 2016 года.

Очевидно, что Иран стремится обеспечить выживание режима Б. Асада путем уничтожения вооруженных сил оппозиции, используя своих прокси, а также КСИР. Идлиб – это последний оплот повстанцев, падение которого фактически ознаменует окончание гражданской войны и возвращение всей территории Сирии под контроль официального Дамаска.

Иран и Россия преследуют в Сирии различные цели: сохранение Б. Асада у власти не является первоочередной задачей Москвы, но представляет своего рода красную черту для Ирана. Россия более всего заинтересована в контроле над сирийскими портами и стратегическими авиабазами, а также в уничтожении наиболее радикальных повстанческих группировок, причисляющих себя к джихадистам.

Принимая во внимание все эти факторы, нетрудно понять, что для Турции контроль над ситуацией в Идлибе значительно важнее, чем для остальных игроков, и поэтому Анкара готова идти до конца – даже применить силу и начать полномасштабные боевые действия. Этим и объясняется непримиримая и твердая позиция Турции после гибели 33 военнослужащих.

Иран не будет воевать с Турцией

С точки зрения Ирана, он связан по рукам и ногам и не контролирует развитие ситуации в Идлибе. Можно отметить, что Иран не готов биться за режим Б. Асада при угрозе войны с Турцией, и поэтому не может противостоять мощному натиску. Причин этому несколько:

Во-первых, Россия уже не проявляет прежней решимости и активности по поддержке сирийского режима. Без защиты со стороны Москвы Иран не смог перебросить многочисленные шиитские вооруженные формирования с юга Сирии на север. Как следствие, Турция обладает в данной области куда большим военным потенциалом и наступательной мощью. Пассивность России объясняется упорством и решимостью правительства Турции. Кроме того, без поддержки со стороны российских ВКС, иранские боевики фактически бессильны и уязвимы.

Во-вторых, благодаря политике санкций и давления со стороны США, экономические ресурсы Ирана истощены – а значит, он фактически лишился возможности оказывать финансовую поддержку режиму Б. Асада и спонсировать боевиков. Дополнительным ослабляющим фактором является эпидемия коронавируса в Иране.

В-третьих, Ирану выгоднее сотрудничать с Турцией, а не воевать с ней: за последние два года отношения Турции с западными союзниками заметно охладели – открывается окно возможностей для налаживания сотрудничества.

Подводя итог, Иран не только не сможет выиграть, вступив в полномасштабный конфликт с Турцией, но и понесет серьезные военные и экономические потери. Опасаясь войны с Турцией, Россия не станет спасать ни режим Б. Асада, ни тем более – Иран. Иранские прокси, в первую очередь, «Хезболла» не способны противостоять турецкому натиску в Идлибе без финансовой поддержки Тегерана и авиаударов российских ВКС. Наиболее рациональным выбором для Тегерана станет сотрудничество с Анкарой – тем более, что интересы двух стран местами пересекаются: в частности, обе страны стремятся не допустить доминирования России в послевоенной Сирии и роста военной активности Израиля. В целом, сдержанная и миролюбивая реакция Ирана в момент обострения в начале марта свидетельствует о том, что руководство страны оценивает ситуацию и свои ресурсы трезво и предпочитает сотрудничать с Турцией, нежели воевать.