Самый дальний выстрел

Новый рекорд по дальности снайперской стрельбы принадлежит команде Владислава Лобаева, российского производителя оружия, чьи высокоточные снайперские винтовки были приняты на вооружение ФСБ и ФСО России.

Рекорд установлен 28 сентября 2017 года на полигоне в Тульской области в России. Результативный выстрел произведён Андреем Рябинским с расстояния 4 170 метров по мишени размером 1х2 метра, из винтовки СВЛК-14С «Сумрак» патроном калибра .408 Cheytac.

Высокоточная снайперская винтовка СВЛК-14С «Сумрак»

Для установки нового рекорда стрельбы на сверхдальние расстояния специалисты Lobaev Arms модифицировали винтовку и доработали патрон. Это позволило разогнать пулю весом в 30 грамм до начальной скорости в 1000 м/с.

Как сообщил сам Владислав Лобаев, 4170 метров — это чуть больше недавнего рекорда коллег из Северной Америки — у них был зафиксирован выстрел на 4 157 метров. Однако и это не предел. В ближайшие дни российские оружейники планируют установить новый рекорд — на 4 200 метров!

Команда Лобаева кроме производства высокоточного оружия уже отличилась ранее рекордной стрельбой — в апреле 2015 года ими был установлен рекорд снайперской стрельбы в 3 400 метров. После этого события в интернете разгорелись споры о том, имеет ли смысл боевая стрельба на такие расстояния. Часть особо осведомлённых «экспертов» утверждала, что пуля якобы теряет все убойную силу и падает на голову словно «голубиный помёт». Оставим эти утверждения на их совести и на совести разработчиков компьютерных игр, откуда «эксперты» черпают свои познания, и, чтобы-таки найти истину, обратимся к действительности.

В июне этого года, в иракском городе Мосуле, канадский снайпер из подразделения специального назначения Joint Task Force 2, точным выстрелом уничтожил одного из боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в России, странах СНГ и Европы), атаковавших солдат иракской армии. Самое примечательное в этой истории то, что выстрел был произведён с расстояния чуть более 2-х миль, а именно — 3 540 метров!

Канадский снайпер в Ираке
(с) dinardetectives.info

Командование силами спецопераций Канады не стало раскрывать имя снайпера и обстоятельства боя, сообщив, что факт выстрела и ликвидации боевика подтверждается документальной спутниковой съемкой.

Известно только, что снайпер использовал винтовку McMillan TAC-50 с боеприпасом .50 BMG (12,7×99 мм), снайперская позиция в момент выстрела находилась в высотном здании, время полёта пули составило около 10 секунд. При этом выстрел произвёл сильный деморализующий эффект на террористов и фактически сорвал наступление — сообщили представители канадского военного ведомства.

Снайперская винтовка McMillan TAC-50

Предыдущий же рекорд «боевого» снайперского выстрела был установлен в 2009 году в Афганистане, в районе Муса-Кала. Тогда капрал Крейг Харрисон, снайпер спецподразделения из Великобритании, выстрелом из McMillan TAC-50 ликвидировал 2-х талибанских пулемётчиков с расстояния 2 475 метров.

Харрисон рассказывал, что в день рекордного выстрела погода были практически идеальной и абсолютно безветренной, а видимость — отличная. Ему потребовалось 9 пристрелочных выстрелов, чтобы потом точно поразить цель 3-я выстрелами. Пули, выпущенные капралом из снайперской винтовки, долетели до целей за 6 секунд.

Снайперская винтовка L115A3 Long Range Rifle

Есть ещё информация о якобы абсолютном рекорде дальности выстрела из снайперской винтовки — 3 850 метров, который установил в прошлом году Джим Спинелл из американской компании Hill Country Rifle. Но это не «боевой» выстрел, а по части высокоточной стрельбы в «мирных» условиях мировой рекорд сейчас — за командой Владислава Лобаева.

Сегодняшняя история, вопреки обыкновению, будет посвящена не зверски убиенным согражданам, изнасилованным и расчленненным гражданкам и даже не околокриминальным разборкам хозяйствующих субъектов. Речь пойдёт о банальном эпизоде по ст. 222 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконный оборот огнестрельного оружия – в нашем случае это будет любимый в народе карабин «Сайга». Интерес же вызывает не юридическая сторона вопроса, а обстоятельства, как это обыкновенно пишется в представлениях сотрудниками следствия, способствовавшие и даже обусловившие совершение преступления. Итак, для начала краткая фабула.

В один ноябрьский день гр. Синяков Г.В. 1947 г.р., уроженец гор. Веселухино Верхнеплюевского района, проживающий по адресу в гор. Веселухино: ул. Ленина, д.66, был обнаружен сотрудниками ППС в состоянии алкогольного опьянения спящим под деревянной сценой в городском парке. При нём был обнаружен карабин «Сайга» в чехле, с пятью патронами в магазине. В дальнейшем, в результате проведенного исследования установлено, что карабин для стрельбы пригоден и является огнестрельным оружием. Синяков вместе с карабином был изъят с места отдыха и доставлен в ОВД, где в ходе опроса (но не сразу, а как только пришел в себя), откровенно пояснил, что карабин его, разрешения на него, само собой, нет, а под сценой он был не просто так, а в засаде. На крупного зверя.

***

А началось все с того, что в очередной раз неожиданно подкрались холода. И мотострелковая бригада, сформированная из контрактников и квартировавшая в одном из соседних регионов, внезапно оказалась к этому обстоятельству не готова. Ну вот не умеют наши бойцы пока что в палатках в зимнее время проживать – точнее, проживать-то они могут, но при этом начинают приходить в полную небоеготовность и примерзать волосяным покровом головы к брезенту. Что негативным образом сказывается на воинской дисциплине и боевом духе.

В связи с чем командованием было принято решение о временном размещении защитников Родины в военном городке, расположенном в гор. Веселухино. Там, как-никак, пусть и не пятизвездочный отель, но все-таки крыша над головой имеется, да и отхожие места оборудовать не нужно. Таким образом, в начале ноября месяца около 800 военнослужащих контрактной службы оказались в незнакомом для себя субъекте, в городке с населением около 40 тысяч человек.

И все было бы ничего – как мы знаем, народные массы у нас к военным относятся с большим уважением и пиететом, а женщины одаряют их своей лаской, зачастую даже на безвозмездной основе, если бы не одно но. Контрактники были сплошь представителями коренного населения Республики Тыва. Само собой, со всеми национально-культурными особенностями и специфическим отношением к спиртным напиткам.

Поначалу все было относительно терпимо: небольшие мордобои, неподчинение командирам по мелочам, визиты в увеселительные заведения города с последующими разборками. Ничего особенного для тех, кто живет или жил в небольших городах с относительно высокой концентрацией военнослужащих. Все это гасилось силами местной полиции, однако местное население начало медленно пересматривать свое отношение к военнослужащим.

Но вот наступил сладостный день получения военнослужащими денежного довольствия. Денежные средства в кратчайшие сроки перекочевали в местные магазины, были обменяны на различной крепости горячительные напитки и нехитрую закуску, после чего повеселевшие военнослужащие в очередной раз выдвинулись в город, общаться с аборигенами. Преимущественно, женского пола.

Памятуя о правилах поведения в отношении гражданского населения и необходимости обеспечения личной безопасности, передвигались небольшими группами по 5-6 человек. Погуляли по парку, попытались познакомиться с местными красавицами, однако успеха не достигли. Погуляв еще, начали проявлять некоторую настойчивость в этом вопросе и одна из групп, рассредоточившихся по городу, даже имела неосторожность предложить девушкам перевести их отношения на коммерческие рельсы. То есть, попросту спросили, сколько стоит часик по полной программе, и есть ли вариант безналичного расчета.

Здесь сделаем лирическое отступление. Я сам никогда не был в Тыве, однако с коллегами оттуда пересекался, и впечатление они оставили людей абсолютно адекватных. Что сыграло в данном конкретном случае: алкоголь ли, незнакомая и оттого нервирующая обстановка или просто тот факт, что ребята оказались молодыми долбоёбами, сказать достоверно не могу. Однако отказа они не поняли, и начали девушек оскорблять и даже позволять себе отдельные высказывания относительно сравнительной нравственной чистоты девушек местных и девушек из их республики.

Последние, недолго думая, позвонили знакомым молодым людям, изложили ситуацию и попросили прибыть на место, провести с гостями города воспитательные мероприятия. Раз уж командование части этим вопросом своевременно не озадачилось. На что ребята ответили решительным согласием и числом около пятнадцати в скором времени уже наносили телесные повреждения разной степени тяжести возжелавшим женской ласки бойцам.

Численный перевес был значительным, атака внезапной, а окружающие настроены недружелюбно, в связи с чем Российская армия понесла в этом сражении заслуженное поражение и выбытие из строя 100 % личного состава. Впрочем, то же самое численное преимущество тувинцев, по факту, и спасло – когда одновременно пытаются бить много людей, они больше мешают друг другу, нежели попадают по объекту приложения усилий. Поэтому, когда прискакали доблестные сотрудники полиции пресекать, разнимать, хватать и не пущать, бойцы были живы и с радостью уехали в медучреждение. Некоторые даже в сознании. Нескольких местных задержали и закрыли до утра – пока не станет понятно, что же с этим всем делать, и с какого бока подходить.

Эпизод, на самом деле, рядовой, и ничего особого из себя не представляющий. Если бы не тот факт, что трезвых в те дни в расположении контрактников не было вовсе. От слова совсем. А командир части уехал в Москву. А его зам делал хрен пойми что хрен пойми где и хрен пойми на ком. Поэтому, когда новость о происшествии дошла до сослуживцев пострадавших, они незамедлительно приняли волевое решение и группа числом ориентировочно 150 человек, в форменном обмундировании и строевым шагом выдвинулась в центр города. Попутно перекрыв главную улицу города – пресловутую Ленина.

Местное население припухло и начало звонить в органы внутренних дел с вопросом, а что вообще происходит, и будут ли раздавать оружие народному ополчению. Органы внутренних дел припухли не меньше, и срочным порядком начали собирать личный состав. Акция возмездия тем временем набирала обороты: по щщам получали встречные и поперечные, бились стекла магазинов и автомобилей. Все было подчинено одной цели, как впоследствии поясняли участники. Стояла задача найти и покарать тех самых обидчиков, что столь цинично унизили национальное достоинство тувинцев. Правда, ситуация осложнялась тем, что все их видевшие, продолжали оставаться в больничке, потому профилактически было решено раздавать звезды всем.

Придя в центр города, бойцы встали неподалеку от того самого места, где выхватили их товарищи, и начали подворовой обход прилегающей территории. В это время в мэрии уже шло совещание, с участием представителей профильных ведомств и нервно блеющим замполитом, который вякал что-то про молодых и горячих парней, и несформировавшийся до конца коллектив. Чуял, сученок, чем пахнет.

Тем временем среди вставших на площади бойцов начал появляться алкоголь, и градус происходящего резко повысился. На спешно выставленное оцепление из собранных с миру по нитке сотрудников полиции пока еще не бросались, но посматривали уже с явной агрессией. Сотрудники ОВД ждали, что с минуты на минуту приедут на усиление коллеги из соседних районов. В областном центре к вылету готовился отряд армейского спецназа, квартировавший в городе. В воздухе ощутимо запахло качественным, пушистым северным зверьком.

Местное население не стало дожидаться, пока власть расканителится на активные действия, и подстегиваемое слухами, в изобилии появившимся, начало доставать из подполий и с антресолей ружья, карабины и прочие столь необходимые для самообороны вещи. А так как городок маленький, тайга близко, и в каждой семье есть или рыболов, или охотник, или, что чаще бывает, и то и другое сразу – то и огнестрела на руках у населения было в избытке.

В оперативно сформированном штабе (у нас же без штаба ничего не делается, как водится – если вы не знаете, что предпринять для ликвидации пиздеца, сформируйте штаб) местные руководители, знающие об отдельных особенностях жителей городка, понимали, что всё висит на волоске. Найдись один мудак, который с синих глаз пальнет, а если еще и попадет, то потом без привлечения регулярной армии беспорядки будет уже не остановить.

Через несколько часов вместе с бойцами спецназа в город прибыл глава тувинского землячества региона, и несколько разрядил обстановку. Началась торговля, на каких именно условиях весь этот балаган прекращать – и начальник местной полиции в два голоса с прокурором пообещали, что всех причастных к избиению накажут по всей строгости закона, отнесутся к гражданскому возмущению с пониманием, и вообще, пора баиньки. Полсотни бойцов спецназа, присутствующие на площади, одним своим видом сподвигали гостей города к скорейшему достижению договоренностей. Даже самым упорным и упоротым стало понятно, что праздник кончился и начинается тяжелое похмелье…

Когда бойцы с места снялись и начали перемещаться в расположение части, органы внутренних дел детально прошмонали ранее занятые условным противником территории, на предмет того, а не решил ли кто из них в индивидуальном порядке боевые действия продолжить. И вот как раз в ходе поисковых мероприятий и обнаружили гражданина Синякова, который мирно спал под сценой со своей «Сайгой» в обнимку.

Когда и как именно он смог туда попасть, миновав оцепление и не попав под горячую руку армейцев, так и осталось невыясненным. Охотник со стажем в сорок лет и не такое может, особенно, когда Родина в опасности. По его словам, он замышился под сценой с ружьем наизготовку, принял для храбрости и начал ждать, когда потребуется его участие в происходящем. К счастью, принимая на грудь, он не соотнёс возможности с желаниями, и в разгар событий уснул, тем самым, возможно, предотвратив трагическое развитие событий. Ведь и пальнул бы, стервец, даже сомнений особых нет… Так что, можно сказать, что он своим бездействием способствовал успокоению ситуации.

Синякова признали виновным и осудили к двум, если мне изменяет память, годам ограничения свободы. То есть отнеслись к его активной гражданской позиции с пониманием и сочувствием. Какие выводы были сделаны в отношении командира части, его зама и прочих ответственных лиц, не знаю, так как данный вопрос решался органами военной юстиции, и его я не отслеживал. А вот представителей национальной республики из городка спешным порядком убрали. Во избежание, так сказать.