Русско японская война интересные факты

Мифы и легенды Русско-японской войны

Сборник включает в себя исследования отечественных, американских, французских, японских, сербских, греческих, голландских, английских и корейских ученых. Стратегии обеих сражающихся сторон посвящены статьи Инаба Чихару (в которой одновременно доказывается, что нападение Японии на Россию соответствовало тогдашним нормам международного права) и Николаса Папастратигакиса. К ним примыкает статья Джона Стейнберга о причинах поражения России в войне. Событиям, предшествовавшим началу конфликта и ключевым его моментам, посвящена большая работа Олега Айрапетова.

Роль бэкграунда выполняют Русско-японская война в фотографиях иллюстрированных изданий Вероники Смородиной и работа Юкико Китамуры о манге (многотомный комикс) современного японского художника Эгавы Тацуя на тему «сенсо» (Русско-японской войны).

История Русско-японской войны оставила после себя множество легенд. Они стали возникать, когда кровь русских и японских солдат еще лилась в заросли гаоляна, а стратеги генштабов напряженно стремились предугадать замыслы и намерения друг друга. Одной из таких легенд стал миф о миноносце «Стерегущий».

Согласно истории, впервые опубликованной в газете «Таймс», корабль 26 февраля 1904 года под Порт-Артуром вел неравный бой с четырьмя миноносцами противника. Когда средства к сопротивлению были исчерпаны, японцы попытались взять «Стерегущий» на буксир и отвести на свою базу в качестве трофея. Но два уцелевших матроса забаррикадировались в трюме корабля и, открыв кингстоны, затопили миноносец.

В 1911 году в Санкт-Петербурге на основе этой легенды скульптор Константин Изенберг создал памятник героическому экипажу. Памятник этот своими более чем смелыми образными решениями вызывал споры даже у самых последовательных поклонников модернизма.

И все, если не с памятником, так хотя бы с историей, было бы в порядке, если бы не один факт. У миноносцев типа «Сокол», к которым относился и «Стерегущий», в силу очень небольшого водоизмещения (275 т) не было системы кингстонов, а только переходные клапаны. Корабль, брошенный своим напарником по последнему походу миноносцем «Решительный», действительно выдержал тяжелый бой, в котором погиб весь экипаж (54 человека), и скорее всего затонул вследствие множества полученных повреждений в момент действительно имевшей места буксировки неприятельским миноносцем.

Почему же возникли легенды? Судя по всему, из-за информационной закрытости враждовавших сторон. И Япония, и Россия стремились представить конфликт как «маленькую победоносную войну», тщательно скрывали свои потери и преувеличивали потери неприятеля. Множество японских кораблей существовали после боев с русскими только на бумагах официальных отчетов Токио, а некоторые крейсера и миноносцы флота микадо благополучно отправлялись на дно в победных русских реляциях, шедших в Санкт-Петербург.

Командир крейсера «Варяг» Всеволод Руднев, желая оправдать гибель вверенной ему эскадры, «утопил» миноносец и крейсер «Такачихо». Правда, крейсер, к неудовольствию капитана, «всплыл» и успел поучаствовать в разгроме владивостокского отряда крейсеров, а смерть нашел от немецкой торпеды будучи не врагом, а союзником русских в 1914 году. Так что пришлось ограничить свои аппетиты одним миноносцем.

Гибель архивов японского генерального штаба во время американской атомной бомбардировки Хиросимы, естественно, не уменьшила число легенд и допущений. Развеять их могут лишь грамотные и честные исследования. Слава богу, шаги в этом направлении время от времени делаются.

LiveInternetLiveInternet

stoletie.ru/territoriya_ist…ne_233.htm

Правда и мифы о русско-японской войне 1904-1905 гг.

Япония и Россия были несравнимы ни по человеческому потенциалу – разница практически троекратная, ни по возможностям вооруженных сил – сами японцы опасались, что разозленный «медведь» может в случае проведения мобилизации выставить трехмиллионную армию.

Тезис, знакомый еще с советских времен, о том, что конфликт с самураями был проигран по причине гнилости царизма, «общей отсталости России» полностью совпадает с выводами, что во множестве содержатся в западных изданиях. Суть их сводится к простому – мол, «коррумпированный царизм не мог эффективно вести войну». Взгляды наших и западных историков совпадают нечасто, в чем же причина подобного единства мнений?

Практически все исследователи сходятся в том, что одержать победу японцам помогли трудолюбие, самопожертвование, патриотизм, высокая боевая выучка солдат, мастерство военачальников, исключительная дисциплинированность — славословие можно продолжать до бесконечности. Попробуем во всем этом разобраться.

В какой степени готовы были офицеры и солдаты Страны восходящего солнца жертвовать собой, как это сейчас любят утверждать? Насколько их боевой дух превосходил патриотизм наших солдат и матросов? Ведь русским приписывается склонность к бунту не только в тылу – это о броненосце «Потемкин», но даже на фронте – вспомним описание небольшого бунта на броненосце «Орел» перед Цусимским сражением. Как это резко контрастирует с описанием быта японских матросов, ставшем достоянием гласности благодаря перу французских журналистов: члены экипажа японского броненосного крейсера в свободное время плели шерстяные носки для своих армейских коллег!

Для того, чтобы расставить все точки над «i», обратимся к источникам японским. Речь идет о художественных фильмах, созданных в самой Стране восходящего солнца. Причем далеко не в целях воспитания пацифистских чувств у подданных императора, а, что называется, потомкам в пример.

Рассказывая о жизни простых матросов на флагманском корабле японской эскадры «Микаса», кинематографисты показывают всю ее подноготную – массовые драки, воровство, неподчинение приказам, неуставные взаимоотношения.

Присутствует и незнакомый нам элемент: старшины ссужают деньги матросам под большой процент. Такого «букета» нарушений русская армия и флот, слава Богу, не знала никогда. Так что понятно, почему, несмотря на внешнюю дисциплину, экипаж «Микасы» взбунтовался сразу после прихода из Англии в 1902 году.

Теперь – о готовности к самопожертвованию. У нас, как, впрочем, и у большинства в мире укоренилось совершено ложное представление о всех японцах, как о летчиках-камикадзе. Необходимо принимать во внимание и следующее: храбрость японцев как ветром сдувало, как только они начинали терпеть неудачи в боях. Как напоминают историки, в 1904-м, после нескольких неудачных попыток штурма Порт-Артура прямо на передовой отказался подчиняться приказам 8-й пехотный полк, а многие японские офицеры собирались дезертировать, сбежать в Шанхай из страха погибнуть.

Еще один аргумент в пользу исключительности японцев состоит в следующем: они действовали в бою исключительно грамотно, за счет чего и победили. Вспомним даже известный стишок тех времен: «В Маньчжурии Куроки на практике дает Куропаткину уроки по тактике». Это качество якобы и позволило японцам одержать верх. На поверку – это лишь усердно раздуваемый миф. О какой грамотности может идти речь, когда русские укрепления в Порт-Артуре штурмовались в лоб через хорошо пристрелянную местность по нескольку раз. А тот же адмирал Хейхатиро Того, провозглашенный чуть ли не военным гением той войны, так и не смог объяснить своим почитателям, почему в августе 1904-го не атаковал русскую эскадру, сбившуюся в кучу после выхода из строя флагманского «Цесаревича». Еще вопрос: с чего вдруг на начальном этапе Цусимского сражения он подставил свой флагманский корабль под сосредоточенный огонь самых мощных русских кораблей, едва не погибнув сам?

Не отличались действия наших врагов и особой слаженностью различных подразделений.

Как свидетельствует англичанин, капитан первого ранга Уильям Пэкинхэм, который был прикомандирован на эскадру адмирала Того, после окончания первого дня Цусимы, когда японцы отдали приказ атаковать остатки Второй тихоокеанской эскадры своим миноносцам, один из них, избегая столкновения с внезапно вынырнувшим из мглы кораблем другого соединения, совершил резкий поворот и перевернулся. Наверно, правы те, кто говорит, что корень всех фантастических побед японцев в исключительной везучести адмирала.

Мы в чем-то уступали японцам в конструкции артиллерийских систем, однако и японцы тоже были далеко не во всем хороши: их винтовка «Арисака» заметно проигрывала русской винтовке Сергея Мосина по ряду важнейших характеристик. Самураи просто не в силах тягаться с лучшей в мире русской конницей, а, самое главное, наши противники не могли состязаться в физической силе с нашими воинами.

Хорошо, а что же помогло японцам одержать победу? Думаю, дал о себе знать целый комплекс факторов — как субъективных, так и объективных. Один из главных — крайне бережное обращение японцев с военной тайной, наши соперники смогли засекретить даже гибель двух из шести имевшихся у них броненосцев. Что уж говорить про более мелкие миноносцы – они шли ко дну «пачками», но японцы все упорно отрицали, а через некоторое время вводили в строй однотипный, то есть такой же корабль под таким же именем. Мировая и российская публика верила, так и рождался миф о непобедимости врагов. Естественно, все это сказывалось и на настроениях среди наших военных. Японцы же черпали всю информацию о наших потерях, передвижениях войск и назначении новых командующих из российских газет.

Наша жандармерия, на которую была возложена тогда функция контрразведки, просто не смогла справиться с новыми для нее условиями – элементарно отличить японца от китайца многие ее сотрудники были не в состоянии.

Дело доходило до того, что летом 1904 года, как явствует из фронтовых репортажей журнала «Нива», вышел строжайший приказ расстреливать всех азиатов, появившихся на боевых позициях наших войск.

Не будем сбрасывать со счетов и недооценку противника: поначалу царь не хотел перебрасывать ни одного соединения из европейской части России, а вторую Тихоокеанскую эскадру начали снаряжать в путь лишь после гибели адмирала Степана Макарова.

Еще одна причина — особенность русского духа. Мы ведь привыкли вести войну с расчетом на постепенный сбор сил для последующего сокрушительного удара по врагу. Пример – Отечественная война 1812-го, когда мы отступали до Москвы, да и Великая Отечественная. Как говорится, русские медленно запрягают, но быстро ездят. Вот и в те годы раздавались высказывания вроде «Японцы будут неизбежно разгромлены, если не под Лояном, так под Мукденом, не под Мукденом, так под Харбином, не под Харбином, так под Читой». История нам этого шанса не дала.

Но было еще и безволие российской дипломатии. Ведомство на Певческом оказалось не в состоянии использовать для международной изоляции Токио факт атаки на Порт-Артур без объявления войны.

Не под силу дипломатам было решить и вопрос о пропуске через контролируемые Турцией проливы мощнейших броненосцев Черноморского флота. Вместо этого внешнеполитическое ведомство предпочло сочинять страшилки о возможной войне с Англией, Афганистаном и Турцией в случае прохода наших кораблей.

Злые языки тогда обвиняли министра иностранных дел Владимира Ламздорфа в слабости характера, видя причину в его нетрадиционной сексуальной ориентации…

Основная же причина заключалась в изначально неправильном решении разместить главную военно-морскую базу в Порт-Артуре. Это — в более чем девятистах километрах от Корейского пролива, который был и является до сих пор узловым пунктом маршрутов судов между Россией, Китаем, Кореей, Японией и странами Юго-Восточной Азии. Не зря моряки не любили этот город, называя его «дырой». Поэтому военно-морское командование, чтобы подсластить пилюлю, формально считало весь Тихоокеанский флот… Тихоокеанской эскадрой Балтийского флота. Усугубляло положение главной базы то, что она была связана с метрополией тонкой «ниточкой» железной дороги, конечная часть которой пролегала по Маньчжурии, территории, имевшей тогда непонятный статус – вроде бы и не китайская, но и не полностью русская. Но военно-морские стратеги упорствовали – нам нужна незамерзающая гавань на Тихом океане, и точка.

Наиболее реалистичную позицию в этом вопросе занимал, как ни странно, тогдашний военный министр генерал Алексей Куропаткин. В самом конце 1903 года он разослал по инстанциям записку, в которой, в частности, писал, что Порт-Артур, «будучи в стороне от нашей естественной оборонительной линии, идущей вдоль берега Японского моря, и находясь в расстоянии от нее от 600 до 1000 миль, он не может служить опорой для наших морских операций вдоль этого берега, оставляя его совершенно открытым неприятельскому нападению; в особенности остается открытым для безнаказанного завладения весь юго-восточный берег Кореи с существующим здесь японским аванпостом Фузаном, и, находясь в расстоянии от нее от 600 до 1200 миль от северных портов нашего главного противника — Японии, флот наш в Порт-Артуре был бы совершенно лишен возможности воспрепятствовать и даже угрожать наступлению японского флота к корейскому или нашему побережью. База эта не прикрывает даже западного побережья Кореи и подступов к Сеулу, ибо она расположена в расстоянии 350 км перед входом в Желтое море, то есть перед фронтом неприятельского наступления, которое будет к тому же прочно опираться на все порты южного и юго-западного побережья Кореи. Наконец, находясь в расстоянии 1080 миль от нашей главной базы — Владивостока, Порт-Артур остается совершенно от него отрезанным, ибо линия сообщения, с одной стороны не имеет промежуточных опорных пунктов, с другой — по всей своей длине подвержена нападению японского флота».

Разразившаяся затем война полностью подтвердила его опасения.

Более того, в своей записке А. Куропаткин шел намного дальше – он предлагал оставить не только Порт-Артур, но и всю Южную Маньчжурию, ссылаясь на аргументы – у нас может попросту не хватить сил на одновременную оборону Порт-Артура и ведение масштабных боевых действий с японцами в Маньчжурии и Корее. Предвидя возможные возражения, генерал утверждал, что промышленных предприятий в этих краях не слишком много, а потому издержки от возможного ухода будут не слишком велики. Всего он приводит более дюжины аргументов в пользу оставления нами Южной Маньчжурии.

Хорошо поднаторевший во всех тонкостях функционирования государственной машины, А. Куропаткин хорошо осознавал, что его новаторский план имеет мало шансов на реализацию. Поэтому он и разослал его «веером», в надежде хоть где-то заручиться поддержкой. Но все промолчали.

И вот начинается война. Куропаткина назначают на пост командующего Маньчжурской армией. И тут начинают происходить странности – русская армия терпит одно за другим унизительные поражения, причем, как кажется стороннему наблюдателю, совершенно на пустом месте. Например, под Лояном мы, отойдя раньше запаниковавших японцев, которые готовились было отступать, просто отдали победу. Практически тоже самое повторилось и под Мукденом в начале 1905-го: Куропаткин отказался в критический момент для японцев вводить в бой русские резервы, за что и был прилюдно оскорблен другим русским военачальником. Не говорит ли это об упрямом, фатальном стремлении Куропаткина все же реализовать свой план оставления Южной Маньчжурии? Ведь так в конечном итоге и получилось. Выходит, командующий рассчитывал, что и в случае поражения он останется в высших эшелонах власти – что и произошло.

Напоследок еще один, часто возникающий вопрос: могла ли Россия продолжать войну после Цусимского сражения? Тот же Владимир Линевич, назначенный на должность командующего русской армией после снятии Куропаткина, позже заявлял, что мог бы разбить японцев. Ему вторит в своих воспоминаниях и будущий вождь Белого движения на юге России Антон Деникин, говоря, что мы могли дожать японцев. Но это — мнения генералов, не слишком хорошо представляющих роль флота.

Следует понять: после разгрома русской эскадры японцы владели морем. А это означало, что они могли беспрепятственно и быстро высадить десант там, где им заблагорассудится – например, они уже прощупывали почву для вторжения на Камчатку.

Предпринять что-либо в ответ мы были не в состоянии – нам по силам было сосредоточить войска лишь в конечных пунктах наших железных дорог.

Конечно, русско-японская война, несмотря на утверждения о том, что все факты о ней известны, пока остается так до конца и не изученной. Чтобы более или менее прояснить ситуацию, необходима работа как в российских, так и в японских, китайских и корейских архивах. А это задача не для одного поколения исследователей.

Ясно одно — заверения о непобедимости японской армии и гениальности ее военачальников – просто миф.

Правда о русско-японской войне

Каждый кто учился в советской и постсоветской школе, читал Блока, Бальмонта, Ленина и Новикова-Прибоя твёрдо знает, что русско-японская война была позором русского царизма, когда маленькая и слабая Япония одной левой разгромила большую Россию, поскольку ею руководили бездарный царь, генералы и адмиралы. Японцы показали абсолютное превосходство в технике, военном искусстве, боевом духе и управлении, а царь, Стессель, Куропаткин и Рожественский опозорились и были позорно разбиты, в результате чего в России случилась Первая Русская Революция…
Для того, чтобы немного прочистить мозги от этой лапши есть надежное средство — просмотр фильма «Битва в Японском море», снятом в 1969 году в Стране восходящего солнца. Фильм рассказывает на фоне общего хода боевых действий русско-японской войны о подготовке и ходе Цусимского сражения, а его главным героем является его безусловный победитель и герой адмирал Того Хейхатиро (его роль исполняет великий Тосиро Мифунэ).

Этот фильм является ярким образцом японской патриотической пропаганды, не содержит никакого критического или антивоенного элемента, его задача представить японские армию и флот как безусловных героев, а японских полководцев и флотоводцев — рыцарями без страха и упрека. И тем характерней, что «Битва в японском море» совершенно свободна от русофобии и чувства легкой победы.

Напротив, борьба Японии с Россией показана к тяжелая схватка с сильным и благородным противником, не как сражение в котором всё с самого начала предопределено и Россия неминуемо проигрывает.

У зрителя создают впечатление, может быть даже несколько преувеличенное, о том, что судьба Японии зависит от одного сражения на море — если эскадра Рождественского прорвется во Владивосток, то Япония окажется под угрозой и не сможет победить. Поэтому в руках адмирала Того — судьба нации.
Разумеется, фильм начинается с полуправды о причинах войны. Утверждается, что всё дело в политике России по проникновению в Манчжурию, угрожавшей национальной безопасности Японии. Об агрессивной захватнической политике Японии в Корее и Китае не говорится ни слова. На совете у императора Мейдзи принимается решение нанести удар по России, пока она не слишком усилилась на Дальнем Востоке.

О роли англо-японского союза, о роли Японии как прокси-агрессора на Тихом Океане ничего не говорится. На эту тему указывают лишь намеком — японским транспортом командует «доброволец» англичанин (он гибнет в результате удара русского крейсера «Рюрик»), японцы надеются, что англичане не пропустят русскую эскадру через Суэцкий канал.
Не раскрыта и тема японского нападения на русские порты без объявления войны. Напротив у зрителя пытаются создать впечатление, что сначала была объявлена война, а затем начались боевые действия.

Однако ведение войны оказывается для Японии очень трудным. В фильме вообще не упоминается о войне в Манчжурии, однако подробно рассказывается об осаде Порт-Артура. Показаны трудности с блокированием фарватера для русских кораблей. Затопление нескольких японских старых кораблей, несмотря на огромные жертвы японцев, не приводит к желаемому результату.
Здесь, в частности, показана, трагедия японского морского офицера, русофила, который служил в Петербурге в посольстве, влюблен в русскую культуру, Пушкина и Толстого, и размышляет о том, что даже если Япония победит, то Россия все равно завоюет её через свою культуру и свои книги. Офицер по-русски пишет на перегородки затапливаемого корабля послание своим друзьям, предполагая, что после войны корабль будет поднят и те смогут его прочесть.
Как чистейшее самоубийство показываются атаки на Порт Артур японской армии под командованием генерала Ноги. Зритель может в полной мере почувствовать соотношение потерь 1:10, убийственный огонь русской артиллерии и пулеметов, тягостное положение генерала Ноги, ощущающего свою вину за гибель такого количества солдат (после смерти императора Мэйдзи в 1912 году генерал и его жена сделают себе сепукку).
Тем временем русские крейсера рыщут между Японией и Кореей, а 2-й флот вечно смеющегося адмирала Камимуры не может их поймать. Одна из сильнейших сцен фильма — расстрел крейсером «Рюрик» японского военного транспорта — гибель множества солдат и капитана-англичанина, самоубийство офицеров, сожжение японского флага.
Этот эпизод нанес репутации Камимуры огромный ущерб, толпа даже закидала его дом камнями, однако адмиралу удалось оправдать себя вскоре одержав победу над русскими крейсерами в Корейском проливе и потопив «Рюрик».
У адмирала Того всё тоже непросто. Ему лишь с большим трудом удается не допустить прорыва порт-артурской эскадры. Бой в Желтом море показан как мучительная погоня Того за русскими, которая приводит его к решению в Цусимском сражении не допустить соревнования в скорости, а сразу охватить русскую колонну. Напротив, огромный материальный урон, нанесенный русской корабельной артиллерией японскому флоту, в частности — флагману, броненосцу «Микаса», показан немного смазанно.
Однако главной тревогой японского адмирала является неуклонный подход «Балтийского флота» русских — эскадры Рожественского. Неоднократно подчеркивается, что большая удача японцев, что русский флот разделен между Тихим Океаном и Балтикой. Некоторые высказывают надежду, что переход столь большого флота через три океана нереален, однако Того уверен, что русские придут.
Важную роль в подготовке встречи японцев с русскими играет полковник Акаси. Он не только покупает важную разведывательную информацию у всевозможных «лейтенантов Шмидтов», но и выделяет деньги на русскую революцию и на финансирование финского сепаратизма. Роль японского шпионажа в русской революции показана не без юмора, но с бравадой, без всякого лицемерия. Как японский агент упоминается и Ленин, живущий на деньги присылаемые матерью и любящий много тратить.
Японские деньги получали лидер финской Партии активного сопротивления журналист Конни Циллиакус, деятель партии грузинских социалистов-федералистов Георгий Деканозишвили. В июле 1904 года Акаси встречался с Плехановым и Лениным в Женеве. Через посредство Циллиакуса финансировал проведение Парижской конференции российских оппозиционных партий в 1904 году и Женевской конференции — в 1905 году. Всего через Акаси на подрывную деятельность в России было израсходовано около миллиона иен (около 35 миллионов долларов в ценах 1990 года), выделенных японским генеральным штабом.
Деятельность Акаси оказала, несомненно, значительное влияние на непрочность политического тыла России в войне и возникновение необходимости закончить её как раз тогда, когда японские военные усилия начали заходить в стратегический тупик. Возможно, именно деятельностью агентуры Акаси (или британской агентуры) объясняется тот странный факт, что в ходе Цусимского сражения русские снаряды не взрывались («по ряду причин», как деликатно говорится в фильме), хотя во время битвы в Желтом море гораздо меньшая по составу Порт-Артурская эскадра нанесла японцам гораздо больший материальный урон.
Само Цусимское сражение показано как подвиг японского флота и плод флотоводческой мудрости Того, но русский флот показан достойным противником, а адмирал Рождественский — настоящим белым самураем, сражающимся до последнего. Этому героизму Рожественского противопоставляется трусость адмирала Небогатова, показанного в максимально невыгодном свете.
Напротив, сдачу миноносца «Бедовый» с раненым Рожественским японцы показывают даже слишком лестно для русских. По вопросу о белом флаге на корабле завязывается борьба с выстрелами. На самом деле миноносец был сдан командованием без всякого внутреннего спора, по инициативе представителей штаба эскадры.
Заключительная сцена фильма — адмирал Того посещает раненого адмирала Рожественского, зачитывает ему утешительную телеграмму императора Николая II и выражает своё восхищение длительным переходом русской эскадры, беспрецедентным в военно-морской истории.
Так же он рассказывает Рожественскому о том, что броненосец «Суворов» сражался до последнего, категорически отказавшись сдаться. В ответ русский адмирал сообщает, что поражение от достойного противника — не позор. Высшее руководство Японии обсуждает вопрос о том, что следующим противником обязательно будет США.
Несомненно, «Битву в Японском море» можно обвинить в некоторой условности показа событий, их излишней символизации. Но сама эта символизация весьма показательна.

  • Россия — это мощная держава — только упреждающие действия и разделенность русского флота океанами предоставляют Японии шанс, который она использует.
  • Битва за Порт-Артур — это тяжелейшая борьба, выигранная лишь с чудовищными жертвами.
  • Судьба Японии висит на волоске — если бы русская эскадра прорвалась во Владивосток, война была бы бесповоротно проиграна.
  • Важную роль в поражении России играют японские методы тайной войны и подрывная деятельность по разжиганию в стране революции.
  • Русские — отважные и благородные воины, готовые сражаться до последнего.
  • Русская культура столь притягательна, что даже в случае победы японцы боятся культурно проиграть стране Пушкина и Достоевского (кто тогда мог представить, что скоро Пушкина сбросят с корабля современности, а рулить будут эмо, аниме и хентай).

Если бы такой фильм сняли бы в России, то это, несомненно, считалось бы ультрапатриотической пропагандой . Но так как фильм снят в Японии, то было бы бессовестно с нашей стороны им не наслаждаться. Наше поражение показано там так достойно, как нация, терпящая в своих рядах Понасенкова, не способна показать иные из своих великих побед…

Исторические события, о которых мы знаем до обидного мало. Гибель «Варяга», Цусима, героическая оборона Порт-Артура – вот, пожалуй, и все, что сразу же всплывает в памяти, когда мы вспоминаем русско-японскую войну, которая началась 8 февраля 1904 года. Чего не поделили маленькая Япония и огромная Россия? К каким последствиям это привело? Слышны ли отголоски былых сражений в сегодняшних отношениях двух стран? Давайте разберемся. С нами замдиректора Института российской истории Дмитрий Павлов и историк флота, член военно-исторического общества Николай Манвелов.

— Дмитрий Борисович, обрисуйте вкратце политическую ситуацию, которая предшествовала конфликту, чтобы мы поняли его причины.

— Взаимоотношения Японии и России были довольно тёплыми на протяжении XIX века. Они испортились после японо-китайской войны. Россия инициировала давление на Японию — в плане пересмотра условий мира по итогам этой войны. А она была очень успешной для Японии. Это события 1895 года. С тех пор в Японии стали резко нарастать антироссийские настроения. Но опасения великого северного соседа в японском обществе были всегда. И в общем-то эти события легли на благодатную почву. Конкретным камнем раздора стало влияние России и Японии в Корее и в Маньчжурии. Степень влияния той или другой империи стала конечной причиной этой войны.

— А можно было избежать войны, по-братски поделив Китай и Корею? Корея – целиком и полностью Японии, Маньчжурия – русским. И это было одно из предложений Японии.

— Это не совсем так. Шли довольно длительные переговоры на протяжении половины 1903 года. В июле они начались, а в начале 1904 г. закончились. Их смысл — торговля по поводу степени влияния стран: Японии в Корее и России в Корее и в Китае. И в Маньчжурии. Существует точка зрения — она и среди японских историков распространена — что стороны переоценили агрессивность друг друга. Можно было бы договориться мирно. Но вокруг этого масса спекуляций и масса тайн, которые до сих пор не разгаданы.

— Николай Владимирович, как соотносились силы Японии и России к 1904 году в военном и экономическом плане на Дальнем Востоке? Если хотите, можете ограничиться флотами.

— Если рассматривать дальневосточный военно-морской театр, то по количеству броненосцев Россия и Япония имели равные силы. Если брать крейсерские миноносные силы, то Японцы были впереди. Кроме того, у японцев был большой плюс — прямо на театре действий находились строительные мощности. Русским после внезапной атаки японцев на Порт-Артур пришлось использовать единственный док, который был в Порт-Артуре. Гонять корабли во Владивосток ситуация уже не позволяла. Для этого нужно было проходить мимо берегов Японии. Именно поэтому русским пришлось использовать так называемые кессоны — что-то типа деревянных накладок на корпуса, чтобы иметь возможность не вводить повреждённый корабль в док.

— У России уже был Транссиб, мощная армия и 9 тысяч верст до театра боевых действий, а у Японии – сильный флот и до Маньчжурии рукой подать. Кто был в более выигрышном положении?

— Если мы говорим про Транссиб, то с ним всё было не так просто. Дело в том, что эта магистраль была однопутной и позволяла гонять только несколько пар поездов в сутки. Что касается японцев, да, были рядом, но первые же набеговые операции Владивостокского отряда крейсеров показали, что Япония крайне незащищена от крейсерских операций. Были случаи, когда капитаны и владельцы проходов, которые доставляли в Японию всё необходимое, отказывались выходить в море из-за опасности крейсеров-невидимок.

— Это историк Николай Манвелов. Мы говорим сегодня о русско-японской войне 1904 года. Дмитрий Павлов, пожалуйста, Вы явно что-то хотели добавить

— Да, хотел. Речь шла о флоте, а о сухопутных силах ничего не прозвучало. Транссиб вступил в действие в разгар русско-японских переговоров летом 1903 года. Тогда средняя скорость движения по Транссибу была 27-28 км/ч. Один путь, масса разъездов. Плюс, к тому моменту, к началу войны, не было Кругобайкальской железной дороги. Поэтому первую военную зиму поезда перетаскивали прямо по льду Байкала. А летом там был паром.

— Какова была международная ситуация? Готовясь к программе, я ещё раз убедился, что Англия изо всех сил натравливала Японию на Россию. На той же стороне выступали США. Германия в тот момент была нашим союзником, Франция занимала какую-то промежуточную позицию. Что это был за расклад?

— Франция — ближайший союзник России, Англия с января 1902 года в союзнических отношениях с Японией. Японо-британский договор 1902 года предусматривал вступление в войну только в том случае, если в войну вмешивается третья сторона. Имелась в виду Франция. А Франция «погрязла» в Индокитае — тогда она имела там колонии. Вероятность вступления Франции в войну была крайне мала. Позиция Англии примерно такова: с одной стороны, превратить Японию в щит против российской экспансии в сторону Китая, с другой стороны — сделать всё, чтобы не быть втянутой в военные действия. Германия занималась натравливанием России на Японию. Вот смысл её политики. Вообще, эта известная легенда о «жёлтой угрозе» — пропагандистский штамп германского происхождения.

— Дмитрий Борисович, как отнеслась российская общественность к войне? Правда ли, что русская либеральная интеллигенция посылала поздравительные телеграммы японскому императору после каждой победы японцев?

— О поздравлениях от либеральной общественности мне ничего неизвестно. О том, что гимназисты нескольких гимназий, воодушевленные духом либерального движения, несколько раз посылали такие телеграммы — это факт. Беда ещё заключалась в том, что японцы успешно пытались финансировать русское революционное движение. Делалось это через полковника Мотодзиро Акаси. До войны он был военным атташе Японии в Петербурге, но с начала военных действий вместе с японской дипломатической миссией перебрался в Скандинавию, в Стокгольм. Оттуда, непрерывно перемещаясь по Европе, он сумел установить связи с русскими и революционерами, и либералами. Многим известная Парижская мирная межпартийная конференция сентября 1904 года проходила на японские деньги. Но главное достижение этого человека, этого худшего врага российской империи — так его можно назвать, если говорить о тайных операциях, — заключалась в том, что он получил от генштаба Японии миллион йен. Тогда йена была очень тяжелая – 98 копеек. А тогдашний рубль — это примерно полторы тысячи современных рублей. Легко посчитать, о каких деньгах идёт речь. Эти деньги пошли на закупку нескольких судов, оружия и взрывчатых веществ. Летом 1905 года, когда фактически военные действия на маньчжурском фронте прекратились, этот пароход был отправлен в район Петербурга — чтобы снабдить этими винтовками рабочих, для поднятия вооружённого восстания в России.

— Николай Владимирович, вопрос Вам: Вы — эксперт по флотам, по оружию той эпохи. Что случилось в Цусиме с нашей эскадрой? Главный вопрос той войны и, наверное, наиболее сложный. Называют самые разные причины: от дрянной взрывчатки и слабой брони наших кораблей до бездарности адмирала Рожественского. Это был полный разгром.

— Мало кто сейчас помнит о том, что длительное стояние нашей эскадры в районе Мадагаскара — в районе бухты Нуси-Бе — было связано с надеждой Рожественского на то, что после падения Порт-Артура эскадра будет развёрнута обратно. Рожественский понимал, что выиграть сражение он не может. Боюсь, у него просто было желание выполнить приказ. А приказ был прорваться во Владивосток. Вот он и прорвался.

— Почему японцы одержали победу?

— На мой взгляд, японцам в русско-японской войне всегда везло чуть-чуть больше, чем русским. Если взять сражения в Жёлтом море — в июле 1904 года, когда русская эскадра контр-адмирала Витгефта бьется с Японской эскадрой Того. Тогда русской эскадре практически удалось прорваться, только флагман был избит до невозможности — он с трудом держался на плаву. И в тот момент, когда эскадра практически прорвалась – ее командование поразило шальным снарядом. Он попал в группу людей, стоящих на верхнем мостике. Погиб Витгефт, погибли ещё несколько человек — эскадра оказалась без руководства. Что это? То самое небольшое везение. Вполне возможно, могло больше повезти тому же самому Рожественскому в этой ситуации.

— Могло бы повезти и Макарову.

— С Макаровым история очень странная. Он находился на одном из сторожевых кораблей, ему доложили, что японцы проявляют странную активность на фарватере. Было похоже, что они минируют проход в том самом месте, где утром должна была идти эскадра. Макарову предлагали задержать выход эскадры, но Порт-Артур имеет очень неприятную особенность: там достаточно небольшое время прилива, а глубина не позволяла всей эскадре быстро выходить. То есть, если бы потеряли время на траление — потеряли бы воду, как говорится. И Макаров приказал не тралить проход. Чем это закончилось? Мы знаем.

— Да, нарвался на связку мин. Русско-японскую войну называют генеральной репетицией Первой мировой войны. Впервые было задействовано невиданное до тех пор оружие, впервые были массово применены военно-технические новинки той эпохи. Вы можете рассказать об этом в подробностях?

— Это первое применение подводных лодок. Настоящих подводных лодок — не весельных, как во времена…

— Авраама Линкольна?

— Да. Плюс шестовая мина. Надо было подойти, подвести мину, успеть соединить электрические провода во взрывателе и успеть отбежать. Был известен единственный случай, когда подводная лодка «Сом» вышла в атаку на японские миноносцы. Учитывая, что скорость у неё была 6 узлов, а японцы ходили около 30, то японцы просто ушли. Но стало понятно, что есть чего бояться. Кстати, все вундерваффе Порт-Артура были так или иначе связаны с творческим переосмыслением флотского вооружения. Например, японцы и подумать не могли, что им на голову, с горы, будут сбрасывать морские мины. У них снимали гальваноударные взрыватели, приделывали бикфордов шнур, а потом скидывали вниз. В русском флоте был очень своеобразный вид оружия, который назывался метательной миной. Это что-то типа несамоходной торпеды, которая выстреливалась из аппарата и летела около 40 метров по воздуху, потом шла по воде. По инерции. Всё это сооружение демонтировали с корабля, перетаскивали на сушу. Потом вот этой вот сигарой, в которую вкладывалось до 40 кг динамита, просто стреляли с горки. А она по наклонной траектории летела вниз.

— Что такое «японская шимоза», которая прожигала насквозь русскую броню?

— В России считалось, что главное оружие при борьбе с броненосцем – артиллерия, которая будет стрелять бронебойными снарядами. Русские снаряды имели замедленный взрыватель, который прошибает небронированный борт и взрывается от удара о броню. Но проблема в том, что у тогдашних броненосцев далеко не весь борт был бронированным. Известны случаи, когда уже во время мирных переговоров русские офицеры видели японские корабли с четкими заделанными отверстиями. Получается, снаряд прошибал корабль насквозь и не разрывался. У японцев основная идея была в том, что должна работать фугасная взрывчатка – взрыв происходит от удара. Но к ним проблема пришла позже. Шимоза оказалась крайне нестабильным веществом во время хранения. Происходило очень много неожиданных взрывов и во время, и после войны. Это вещество требовало очень деликатного хранения. Кстати, именно так взорвался и флагман «Микаса», это произошло уже в 1906 или в 1907 году.

— Я правильно понимаю, что подводные лодки не были безопасными дизельными, а были бензиновыми? Они горели, как спички?

— Они не были бензиновыми, они были керосиновыми. Более того, известно несколько случаев — люди либо закуривали, либо была искра, и лодка взрывалась. Первая подводная лодка «Дельфин» 2 или 3 раза гибла из-за взрыва паров керосина.

— Комбинезон для подводников, который якобы придумала императрица?

— Действительно, были комбинезоны, пошитые из беличьего меха. Считалось, что на борту холодно и очень высокая влажность. Они стояли во Владивостоке, и по приказу императрицы Александры Фёдоровны были пошиты комбинезоны из беличьего меха. Это была единственная подводная лодка с такого рода униформой. Куда позднее делись эти комбинезоны и были ли на других подводных лодках такие комбинезоны – неизвестно.

— Дмитрий Павлов, как вы оцениваете полководческий дар нашего сухопутного главнокомандующего Куропаткина? Дело в том, что об этом сказано очень много: о его бездарности, его нерешительности и даже о прямой трусости.

— У поражения мало друзей, а у победы их сколько угодно. Известно три злодея — три бездарности, которые всплывают в памяти, когда речь идёт о русско-японской войне. Это Стессель Анатолий Михайлович, Алексей Николаевич Куропаткин и Зиновий Петрович Рожественский. Все это абсолютный миф. Никто из них не является злодеем, бездарностью или трусом. Куропаткин – серьезный большой штабист, военный администратор. Но не полководец. Он писал великолепные аналитические записки, был погружен в военную реформу, серьезно занимался личным составом. Но он не был полководцем.

— Была ли обоюдная ненависть, Дмитрий Борисович? Японцы необыкновенно хорошо отнеслись к нашим пленным. Можно вспомнить и сравнить, как жестоки они были с американцами во время Второй мировой войны. Они восхищались самурайским подвигом «Варяга», ухаживали за нашими могилами. Откуда эта сентиментальность, совершенно не свойственная японцам?

— Она скорее им свойственна, если говорить о японцах XIX века. Вообще, русско-японская война по духу, по этому рыцарству, которым пропитано большинство эпизодов этой войны, это война безусловно не ХХ столетия, а именно XIX. Кстати, не менее гуманно относились к военнопленным и в России. К японским военнопленным, их было несравненно меньше — всего 2500 человек. Они содержались в Новгородской губернии, содержались они там вместе с прояпонскими корейцами. Единственной серьезной заботой лагерной администрации было не дать встретиться японцам и корейцам. Они моментально начинали драться. Режим был таким же свободным, как и у русских военнопленных в Мацуяма и других городах, где размещались лагеря военнопленных. Они умирали от скуки, они учили японский язык, учили английский язык, вели переписку, гуляли по городу, заводили романы с японскими барышнями и иногда жаловались на притеснения. А притеснения были абсолютно бытового рода.

— В начале нашего разговора Вы сказали, что вот война окутана тайнами, мифами и домыслами. Назовите, пожалуйста, самые распространённые. Подтвердите или развенчайте их.

— Кто совершил первый выстрел в этой войне?

— Японцы.

— Вот видите, тоже один из штампов, который у нас постоянно тиражируется. Большая часть англоязычного мира, да и сами японцы, считают: первый выстрел сделан русскими. Это сделала канонерская лодка «Кореец» днём 8 февраля 1904 года, где-то в 20 минутах плавания от тогдашнего Чемульпо, ныне корейского Инчхон. Это морские ворота Сеула. Второй миф — о том, что, в общем-то, стороны могли прийти к соглашению. Если бы последняя очень доброжелательная правительственная телеграмма пришла в Токио вовремя, тогда военных действий никаких бы не было. Телеграмма была задержана японским телеграфом, вероятно, с умыслом. Она шла двое суток, хотя обычное время передачи ну никак не более суток. О третьем мифе я уже упоминал – миф о явных злодеях или бездарностях с русской стороны в лице командования. Могу повторить: Рожественский, Стессель и Куропаткин. Почему Россия не дожала все-таки Японию? Действительно, к лету 1905 года на Дальнем Востоке, путём усиленной эксплуатации Транссибирской магистрали, удалось сконцентрировать группировку порядка одного миллиона человек. Сменился командующий, вместо Куропаткина стал Линевич. Вокруг этого тоже существует масса домыслов. У нас мало кто знает о том, что Япония была настолько недовольна условиями Портсмутского мирного договора, что в Токио – редкий случай в японской истории – два или три дня проходил бунт. Известный токийский бунт начала сентября 1905 года.

— Они денег хотели?

— Не только денег, они хотели весь Сахалин. Они хотели серьезную контрибуцию, они хотели согласия России на исключительное влияние Японии на Корейском полуострове. Россия этого гарантировать не могла.

— Итоги и последствия русско-японской войны? Николай Владимирович.

— Если брать флот, то Россия полностью теряет военно-морскую базу в Порт-Артуре. Россия переживает своего рода позор, связанный с геройской гибелью «Варяга». «Варяг» был действительно затоплен на мелководье, он был подожжен. Японцы его поднимут спустя год, после чего он вступит в состав японского флота. В 1916 году корабль будет продан российской империи. Но самое интересное в другом: когда в 1907 году «Варяг» вступит в строй, командир «Варяга» Всеволод Фёдорович Руднев получит Орден Восходящего солнца от японского императора. Это совпадет с тем, что Руднев будет удален с флота. И до сих пор неизвестно: дал ли Николай IIему разрешение носить этот орден?

— А получил орден после отставки или до?

— До.

— Дмитрий Борисович, Ваши итоги той войны?

— Россия теряет не только тихоокеанский флот, она уходит с Дальнего Востока. Меняется министр иностранных дел, который переориентирует русскую политику на западное и на южное направления. Приоритетом становится не утверждение на берегах Тихого океана, а прорыв к Чёрному морю. Борьба за Черноморские проливы. Складывается совершенно иная комбинация – Антанта – в составе которой Россия вступает в Первую мировую войну. Хочу напомнить уважаемым слушателям, что Первая мировая война – это время беспрецедентно теплых и доверительных русско-японских отношений.

С нами были: замдиректора института российской истории Дмитрий Павлов и историк флота, член военно-исторического общества Николай Манвелов. Мы говорили о войне 1904 года между Россией и Японией. Завершаем программу под звуки знаменитого вальса «На сопках Маньчжурии». Написал его композитор Илья Шатров в годы русско-японской войны, командир Музыкантский роты 214-го пехотного полка. Эту мелодию он посвятил своим товарищам, которые погибли под Мукденом.

Японская война: интересные факты

Русско-японская война – конфликт, который разгорелся между Российской и Японской империями в 1904-1905 годах. Оба государства хотели заполучить безраздельный контроль над Маньчжурией, Кореей и Желтым морем. Противостояние, длившееся около 1,5 года и завершившееся победой японцев, оставило в отечественной и мировой истории особенный след: именно тогда было применено новейшее оружие, впервые опробован метод радиоэлектронной борьбы и совершено множество героических подвигов… Так какие же интересные факты хранит в себе это событие?

Неожиданная измена

Фактически русско-японская война началась с осады Порт-Артура. Японцы захотели заблокировать гавань этого портового города, расположенного на юго-восточной оконечности Ляодунского полуострова (Китай), чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению российской армии на восток. Дело заключалось в том, что, согласно русско-китайской конвенции 1898 года, Российская империя получила Порт-Артур в аренду сроком на 25 лет. Данное место было важным со стратегической точки зрения – здесь располагалась огромная боевая эскадра России, состоящая из броненосцев, крейсеров, миноносцев и пр. Установление господства на море и уничтожение такой важной незамерзающей военно-морской базы стало для японцев первоочередной задачей.

Осада Порт-Артура началась без предупреждения 9 февраля 1904 года, однако в результате затянулась на целые месяцы, – после битв на воде русские солдаты и военачальники, не имеющие пути к отступлению, оказались вынуждены укрыться в городской крепости. Тогда японцы принялись осаждать и ее.

В то время командование уцелевшими отрядами было возложено на генерала Стесселя, коменданта крепости генерала Смирнова и командира флота Витгефта. И все же в действительности делами заправлял военный инженер Роман Исидорович Кондратенко, посмертно получивший звание генерал-лейтенанта. Без его мудрости, такта и практических знаний оборона едва ли продержалась бы долго, ведь другие военачальники много спорили и имели слишком противоречивые взгляды. Кондратенко приказал привести фортификационные сооружения в боевую готовность и выставить на места 62 пулемета и 646 стрелковых орудий. Он организовал деятельность 53 000 солдат, чтобы те смогли дать достойный отпор наступающим японцам.

Оборона проходила успешно, однако во время одного из очередных штурмов в декабре 1904 года Кондратенко погиб. Тогда Анатолий Михайлович Стессель захотел проявить себя в полной мере, а потому взял… И сдал Порт-Артур японцам! Для такого шага не было никаких логичных предпосылок – продовольственных запасов хватило бы еще на несколько месяцев, а сама крепость с сильной артиллерией и береговым вооружением не позволила бы врагу приблизиться слишком близко. Гарнизон насчитывал 24 000 солдат и матросов, готовых защищать Порт-Артур и дальше.

Стессель единолично решил судьбу этих людей – несмотря на протесты Военного совета, вечером 2 января 1905 года он подписал акт о капитуляции. Крепость перешла во владение японцев, огромное количество человек было взято в плен, в то время как сам генерал – отпущен на родину. Здесь Стесселя лишили всех наград и званий, а также отдали под военный трибунал за:

  • неоднократную ложь;
  • соглашение на невыгодные и унизительные условия при наличии объективных возможностей продолжать противостояние;
  • за бегство с поля боя в то время, как его подчиненные стали пленниками.

Сначала генерала хотели расстрелять, но затем смертную казнь заменили на 10-летнее заключение в крепости. Русский политик и видный оратор В.М. Пуришкевич даже съязвил на этот счет, заявив, что изменник «сдаст и эту» крепость тоже.

В 1909 году, после года заточения, Стессель был помилован лично Николаем II из уважения к его былым заслугам.

Как была сохранена военная тайна

Одним из героев русско-японской войны является комендор Порт-Артура Григорий Захарович Ходосевич. Этот мужчина, родившийся в 1874 году в городе Борисове, был определен в крепость после мобилизации. И все же свой главный подвиг он совершил не на земле, а на воде. Точно неизвестно, когда именно Ходосевич начал выходить в море на боевых кораблях, однако 30 марта 1904 он оказался на борту миноносца «Страшный».

В тот день судну предстояло разведать местность и установить мины, чтобы обезопасить подход к Порт-Артуру. Так вышло, что миноносец отстал от других кораблей, а потому возвращаться в гавань команда была вынуждена в одиночку. Вдруг из ночной темноты возникли 4 других судна, оказавшихся вражескими. Японцы открыли огонь. В ходе неравного боя практически сразу же был убит командир «Страшного» К.К. Юрасовский.

Выжило только 5 человек, среди которых был и Григорий Ходосевич. Несмотря на панику и сумятицу, комендор все же вспомнил, что на борту медленно тонущего «Страшного» остались важные бумаги и деньги, которые ранее составляли корабельную казну. Обстрел, кровь, раненые и убитые – ничто из этого не остановило Ходосевича, сумевшего достать из сейфа пакет с наличными купюрами и секретными данными командующего Тихоокеанской эскадры С.О. Макарова. Мужчина спрятал найденные вещи под спасательным поясом.

Когда Ходосевич оказался в воде, он увидел, что в его направление движется шлюпка. Времени для раздумий попросту не было – комендор трясущимися от холода пальцами достал бумаги и начал тщательно жевать размокшие листы, чтобы от них не осталось ни клочка. В результате японцы не получили важной документации. Хотя Ходосевич и был взят в плен, он не сказал ни слова о том, что же хранилось в найденном у него пакете.

Мужчина возвратился на родину только после окончания войны в числе 70 000 других российских военных. Случай на миноносце «Страшном» обернулся для Ходосевича инвалидностью – он получил серьезную травму позвоночника, а из-за обморожения, вызванного длительным нахождением в ледяной воде, всю оставшуюся жизнь использовал костыли. За героизм и решимость Ходосевича наградили орденом Святого Георгия 4 степени.

Самоубийство генерала

Еще один интересный факт связан с генералом Японской империи Ноги Марэсукэ. Этот военачальник являлся одним из тех, кто командовал осадой Порт-Артура. Во время взятия крепости погибли не только 2 сына Марэсукэ, но и огромное количество солдат его подразделения – около 56 000 человек. Из-за столь масштабных потерь Ноги даже хотели отстранить от командования, но за генерала вступился лично император Мэйдзи.

Именно перед правителем страны Марэсукэ отчитывался после того, как война была завершена. Когда мужчина рассказывал об осаде Порт-Артура, он не выдержал и разрыдался, умоляя простить его за огромное количество погубленных жизней. Ноги был не в состоянии выдержать давящего на него бремени, а потому даже попросил у императора разрешения совершить сэппуку (оно же харакири) – ритуальное болезненное самоубийство через вспарывание живота, суть которого заключается в искуплении вины и очищении от греха. Однако император запретил Марэсукэ накладывать на себя руки, заявив, что тот действовал исключительно в рамках приказов от других командиров и от правителя Японии лично.

И все же Ноги не почувствовал облегчения – всю оставшуюся жизнь его беспокоило чувство вины, которое он пытался заглушить с помощью крупных денежных пожертвований. Генерал спонсировал больницы для людей, раненых на войне, а также устанавливал памятники в честь павших солдат.

Когда же император Мэйдзи скончался, Ноги решил, что теперь он свободен от данного ранее слова. Марэсукэ совершил харакири вместе со своей супругой. Государственная синтоистская церковь даже причислила генерала к лику святых.

Опыт радиоэлектронной борьбы (РЭБ)

Русско-японская война стала первым конфликтом, в ходе которого активно использовалась радиосвязь. Устройство, позволявшее судам или сухопутным частям связываться друг с другом, было изобретено всего за несколько лет до начала противостояния, – речь идет про беспроволочный телеграф, представленный в 1896 году итальянцем Гульельмо Маркони.

Беспроволочными телеграфами вооружились как русские, так и японцы. Тогда люди еще не знали, что незашифрованный радиосигнал можно перехватить и прослушать. Подобную возможность русские связисты обнаружили лишь со временем, когда начали замечать, что перед каждой японской атакой в их наушниках слышатся интенсивные переговоры. Так российские войска научились избегать сражений в невыгодных для себя обстоятельствах и условиях.

И все же в ходе одной операции важность радиоэлектронной борьбы, наоборот, была недооценена российским командованием. Все началось 14 октября 1904 года – тогда 59 кораблей, возглавляемых вице-адмиралом Зиновием Петровичем Рожественским, покинули город Лиепая. В 1905 году они достигли Восточно-Китайского моря, откуда планировали войти в Японское море и достигнуть порта Владивостока. Однако здешние воды были полны вражескими кораблями, и Рожественский прекрасно об этом знал. Чтобы не раскрыть своего замысла раньше времени, флотоводец решил хранить полное радиомолчание. О том, какой маршрут в итоге будет избран, знал только сам Зиновий Петрович – и никто больше.

Увы, это не помогло российской эскадре. В ночь на 27 мая 1905 года японский патрульный крейсер «Шинано Мару» увидел корабль, идущий на полной скорости, – то было российское госпитальное судно, входящее в состав флота Рожественского. Отплыв на безопасное расстояние, японцы начали в спешном порядке передавать радиосигнал для вызова подкрепления. Российские командиры, зафиксировавшие «Шинано Мару», призывали Рожественского сделать хоть что-нибудь – или уничтожить судно, или использовать свои радиопередатчики для создания помех противнику. Однако Зиновий Петрович отказался от советов, т.к., по-видимому, не придал важности методу радиоэлектронного подавления врага.

Эта ошибка стоила Рожественскому здоровья и свободы, а многим его подчиненным – жизни. Японская армада, возглавляемая генералом Того Хэйхатиро, быстро отреагировала на переданный радиосигнал, нагнала российскую флотилию и разбила ее в щепки. Из всех 59 судов до Владивостока добрались только 3, в то время как остальные корабли оказались вынуждены поднять белые флаги! Это сокрушительное поражение вошло в историю под названием «Цусимской трагедии».