Русский язык в Татарстане

Русский язык в Татарстане: проблем нет. Или есть?

Автор Олег Артюков Обновлено: 21.09.2017 16:39 Опубликовано: 21.09.2017 14:06 Политика » Власть

Министерство образования и науки Татарстана должно сделать акцент на обеспечении высокого уровня знаний и владения русским языком. Об этом в ежегодном послании Госсовету заявил президент республики Рустам Минниханов. Заявление примечательное — еще пару месяцев назад глава вышеупомянутого ведомства Энгель Фаттахов заявлял, что в регионе нет проблем с изучением русского и татарского языков.

Архивное фото

Изучение татарского языка в общеобразовательных учреждениях республики является обязательным, поскольку в Конституции Татарстана за русским и татарским языками закреплен статус государственных. При этом в последнее время родители учеников отдельных классов стали инициировать коллективные обращения к руководству как учебных заведений, так и министерств образования России и Татарстана, а также прокуратуры, в которых речь шла либо от отказе от уроков татарского языка, либо о сокращении часов, отведенных на изучение предмета. Многие родители жалуются на недостаточное количество уроков по изучению русского языка.

Разумеется, это рождает ответную реакцию, которая сводится к тому, что «раз вы живете в Татарстане, то обязаны знать татарский». Но эта реакция, скажем так, неформальная. Формальная же заключается в том, что чиновники признают недостатки в преподавании татарского языка, прежде всего по причине нехватки кадров и достаточно сложной программы, что является следствием не слишком удачной проработки методики преподавания. В то же время в профильных ведомствах республики отмечают, что результаты ЕГЭ по русскому языку в Татарстане являются одними из лучших в России.

Следовательно, проблемы нет? Если судить по заявлению министра образования и науки Татарстана Энгеля Фаттахова, нет.

«У нас все нормально. Мы федеральные стандарты выполняем, ничего не нарушаем. По Конституции РТ у нас два государственных языка. На мой взгляд, президент России не имел в виду Татарстан», — заявил министр в июле этого года. Так он прокомментировал выступление президента России Владимира Путина на заседании совета по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле. Тогда президент заявил о недопустимости принудительного изучения неродных языков.

Владимир Путин подчеркнул на заседании совета, что русский язык — «естественный духовный каркас» страны, и знать его должен каждый. «Изучать эти языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации», — подчеркнул Путин.

Судя по сегодняшнему выступлению Рустама Минниханова, заявлениями «у нас проблем нет» вопрос закрыть не удалось. «Особого внимания требуют вопросы языковой политики. При сохранении приоритетов изучения государственных и родных языков министерству образования и науки республики надо сделать акцент на обеспечение высокого уровня знаний и владения русским языком», — сказал Минниханов.

Вместе с тем, по словам главы республики, необходимо совершенствовать методику преподавания татарского языка как государственного языка Татарстана, а также подготовку и переподготовку учителей. В целом при изучении языков, по его мнению, следует развивать прежде всего коммуникативные навыки.

«Эти задачи неоднократно ставились перед министерством образования и науки республики. Однако эффективность проводимой работы по-прежнему невысока и вызывает обоснованные нарекания граждан. Министерству, как центру ответственности, следует сделать соответствующие выводы и принять необходимые меры», — подчеркнул Минниханов.

По случайному совпадению или нет, но в день выступления президента Татарстана перед Госсоветом в социальных сетях начали распространять заявление, которое приписывают Энгелю Фаттахову. Якобы на одном из совещаний в министерстве он заявил, что «у нас государственный язык татарский, поэтому в следующий раз совещания будут на татарском языке».

«Так же и по служебным вопросам заходя ко мне, говорите по-татарски. Если не знаете татарского, то просите своих подчиненных Вам на бумажке написать текст, зайдете и прочитаете», — продолжил свою речь министр.

Вот только новость об этом появилась в прессе республики еще пять лет назад, когда Фаттахов только занял пост министра образования. И были эти слова произнесены в самом деле или нет — неизвестно, ссылались на «анонимный источник».

Хотя, в общем, сегодняшнее заявление президента Татарстана оснований для разночтений не оставляет. Не очень, правда, понятно, каким образом планируется исправлять ситуацию, которая складывалась годами. И как скоро это будет сделано.

«Ситуация с русским языком в Татарстане напоминает бандеровскую Украину»

Глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов рассказал, почему русские в республике обратились к министру образования России.

В последних числах августа в руки министра образования России Ольги Васильевой через многодетную семью из Подмосковья была передана папочка с болью тысячи русских семей, проживающих в Татарстане. Они просят министра обязательно прочитать ее лично.

«Спасите наших детей от насильственного изучения татарского языка!» – умоляют они Васильеву, уже много лет не находя поддержки, в том числе и в подконтрольном ей ведомстве. Власти Татарстана проблему не признают.
Хотя открыто заявляют, что республика – это самостоятельное государство. Именно это черным по белому написано в школьных учебниках, на обложках которых Татарстан ставится в ряд с ведущими мировыми державами отдельно от России.
О ситуации с русским языком в республике, а также почему ситуация в Татарстане напоминает Украину, специальному корреспонденту Daily Storm Наталье Башлыковой рассказал глава Общества русской культуры Татарстана Михаил Щеглов.
– Михаил Юрьевич, Вы — один из тех, кто собирал папку для министра, почему Вы решили передать ее лично?

– Мы неоднократно пытались обратить на эту ситуацию внимание федеральных властей. Писем на эту тему, в том числе министру образования, написано уже очень много. До сих пор мы получали ответы по стандартной схеме, когда все спускалось обратно в республику… Однажды нам пришел ответ, что переписку считаем завершенной.
Поэтому мы пошли другим путем. Нам помогла женщина из Подмосковья, которая прочитала боль родителей в нашей группе в социальной сети «ВКонтакте» – Комитет русскоязычных родителей Татарстана. Она согласилась напрямую передать папку Васильевой.
Кроме того, одновременно с этим президент России Владимир Путин дал поручение Генеральной прокуратуре РФ провести проверку добровольности изучения национальных языков в регионах. На Совете по межнациональным отношениям в Йошкар-Оле он заявил, что недопустимо сокращать часы русского языка за счет других языков.
Президент обратил на это особое внимание руководителей регионов. Для нас очевидно, что это было сказано про Татарстан, потому что самая тяжелая ситуация здесь. Но наши первые лица республики это не признают. И уже заявили, что у нас все в рамках закона.
— Что сегодня происходит в республике с русским языком?
— Русское движение в республике Татарстан заботит ряд проблем, которые сегодня не признает власть. Но, безусловно, на первом месте в республике стоит проблема русского языка в образовании. Решить ее очень сложно, поскольку наше законодательство «заточено» под двуязычие.
Обязательным для изучения в школе являются русский и татарский языки. У меня дети уже взрослые, я сам поначалу не сопротивлялся тому, чтобы они в школе изучали татарский язык. Но позже я убедился, что это абсолютно ненужный предмет для моих детей.
Они не могут его выучить, так как у них нет для этого ни мотивации, ни среды, в отличие от их татарских сверстников. По моему мнению, так считают от 60 до 80% населения, включая татар. Они понимают, что будущее для них — это русский язык.
Тем не менее, региональная власть упорствует и позиционирует этот язык как равный русскому во всех измерениях. Чиновников не смущает даже тот факт, что это противоречит Конституции РФ, где единственным государственным языком всей страны установлен русский.
Еще одна проблема — правовая коллизия. Это то, что в РФ русский язык не имеет статуса родного, хотя таковым его считают 92% граждан. Например, у нас в республиканском законодательстве понятие родного языка противопоставляется русскому языку.
— Это как?
– То есть родной — не русский язык, а татарский. Но если я русский, то какой для меня может быть родной язык? Это первое, что, на мой взгляд, надо исправить в законодательстве, потому что должна быть незыблемая основа для государственного языка, гарантирующая безопасность страны…
Фундаментально, по-крупному, русские в Татарстане осознали эту проблему в 2009 году с введением ЕГ по русскому языку в качестве вступительных испытаний в вузы. Родители терпеть — терпели, а потом поняли, что их дети не могут поступить в институты. Например, чей-то ребенок наполучал троек по русскому, который из-за ограниченности часов (в пользу татарского) он плохо знает.

— Каково соотношение часов преподавания русского и татарского языков?
– Все поровну. Это принципиальная позиция для власти и татарских националистов, которых она поддерживает. Я бы сравнил это со Сталинградской битвой – не отдадим ни пяди земли. Но как поровну? Например, у Татьяны Логиновой, которая тоже находится в нашем объединении, у ее ребенка в неделю по три урока русского и литературы и пять уроков татарского языка и еще один по татарской литературе, где также фактически проходят предмет «татарский язык».
Наша принципиальная позиция какова? Русские дети должны изучать татарскую литературу в переводе на русский. Это же логично. Они не являются носителями татарского языка, они плохо понимают прочитанное. Тем не менее, таких переводов нет.
Поэтому, конечно, очень логично, что большинство русских учащихся получают за татарский язык плохие оценки. Причем, их за это давят, гнобят, обманывают. Говорят детям: язык не сдадите, мы вас не переведем в следующий класс.
Например, у нас был такой случай, когда мама клала ребенку в портфель диктофон, а потом прослушивала то, что ему говорят учителя о его родителях, не поддерживающих изучение татарского языка, а также унижения, оскорбления ребенка в присутствии класса.
Это, конечно, недопустимо с точки зрения педагогической этики, но большинство молчит, чтобы ребенок просто мог окончить школу. Потому эта тема табуирована. Молчите — и вам вашу троечку нарисуют.
— Такая ситуация только в Татарстане?
– В Башкирии была сходная ситуация, но там взялась за дело прокуратура, и президент придерживается другой позиции. У нас же — кремень.
— Как Вы думаете, почему?
– Есть такой деятель — Рафаэль Хакимов, который конструировал республику Татарстан, как суверенное отдельное государство. Он был долгие годы советником по внутренней политике у Минтимера Шаймиева.
Это известный писатель, крайний националист, именно государственного регионального масштаба. При нем в 90-х годах в республику привозили такого человека, как Аслан Масхадов. Из президиума он учил наш госсовет республики, как нужно строить отношения с Россией, почему надо поддерживать народно-освободительное движение, а также, что такое Ичкерия. Это был проект Хакимова.
В общем, неподписанный сегодня договор Москвы с Татарстаном – это часть системной ситуации, созданной реваншистской, этнократической группой, сформировавшейся экс- президентом Шаймиевым. Там сегодня есть люди, которые хотят реванша и возвращения на 500 лет назад, чтобы опять появилось отдельное татарское государство. Есть в республике те, кто откровенно не хотел бы видеть тут русских. Это естественно, потому что русские — не помощники им в строительстве такого государства.
— Из Москвы этого не видно. Как это проявляется?
– А из Москвы что было видно про Украину, пока там не полыхнуло? Все то же самое сегодня здесь. Я сам кандидат технических наук, в институте преподаю, но защита русского языка — теперь моя вторая половина. Я уже тут 30 лет этим занимаюсь, начиная от создания фольклорного движения, фольклорных ансамблей, праздников, до выступлений на различных научных конференциях и мероприятиях.
— Есть ли противодействия вашей деятельности?
– Для властей я персона нон грата. Например, они просят, чтобы мне не давали слова на различных мероприятиях. Неоднократно меня пытались привлечь к административной ответственности. Но все такие административные дела я выигрываю либо в нижней инстанции, либо в Верховном суде. Потому что все претензии ко мне – фуфло откровенное. Однако им все равно нужно меня задавить, зажать, припугнуть…
Если вернуться к договору, то есть совершенно точно люди, которые бы хотели отделения от России, вплоть до того, чтобы реализовать какую-то программу расселения – переселения. Также в республике всегда были те, кто использует этот фактор в политической игре.
— Что за игра?
– Она заключалась в том, что сначала объявили суверенитет, провели референдум, по которому 61,4 % населения высказалось за то, чтобы считать республику субъектом международного права и самостоятельным государством.
В то время была вброшена такая идея, что у нас нефтяной край, а в условиях суверенного государства у нас дети будут рождаться автоматически миллионерами как в Саудовской Аравии. Но в итоге, у кого сейчас вся нефтянка? У семей и кланов. В общем, суверенитет Шаймиевская команда использовала как инструмент обогащения, создание благополучия своим потомкам.
Если вы обратите внимание, жена у нынешнего президента Татарстана — очень успешный бизнесмен. За 2016 год она заработала 2,6 миллиарда рублей. В общем, относительно Москвы – это отдельный организм, некий кокон. Не знаю, удастся ли его федералам и Владимиру Путину распутать. Сейчас появились некие сигналы, в том числе банкротство банков, потому что банки здесь – это дворцы и замки.
— Вы сказали, что в республике повторяются те же процессы, что и на Украине, что именно под этим вы имеете ввиду?
– Все маркеры схожи, язык в том числе. Допустим, такой факт, вся история республики переписана. Если вы возьмете учебник под авторством Д.К. Сабировой, Я.Ш. Шарапова «История Татарстана. С древнейших времен до наших дней», то там Татарстан рассматривается как самостоятельное государство со времен древней Булгарии.
В частности, там говорится, что в 1552 году Россия совершила акт агрессии и оккупировала Татарстан. Светлые силы – они в республике, а черные – понятно откуда. Это идет в других учебниках. Было очень много жалоб, в том числе в прокуратуру, но они не дают результатов.
Причем у нас не просто учебники истории переписываются, а академическая историческая наука строится на полностью переписанной истории. Вот, например, Индус Тагиров – настоящий академик, доктор наук, профессор. Он фактически глава исторической школы республики Татарстан.
То есть все наши кандидаты и доктора прошли его школу. И этот человек на полном серьезе говорит, что республика Татарстан насчитывает 3000 лет, а по территории включает не только Татарстан, Башкирию и всю Сибирь, но и весь Китай. В советское время озвучивать такое было невозможно….
Такая же ситуация с искусством, творческими союзами. В местном союзе писателей чуть более 300 татар и, по-моему, 13 русских, причём, в русской секции татар даже больше, а в секции татарских писателей — по-моему ни одного русского. То есть русское слово тут вообще не развивается.

Мы пытались один проект запустить. Некий русский писатель хотел сделать альманах «Русское слово». Пробивали, говорили об этом на всяких статусных собраниях. В итоге из названия убрали слово «русское» и поставили рулить изданием татарина. То же самое в Союзе композиторов, в Союзе художников.
— А что было в Вашем письме Васильевой?
– Мы сообщили о соотношении часов татарского и русского в школах, о том, что мы не можем отстоять свое право на полноценное изучение русского языка. Написали о том, по каким программам учатся наши дети, о том, что в школах совершаются подлоги, об агрессии в адрес детей.
Если кто-то что-то вякнет, то потом ребенка на линейке могут при всех отчитать: «вот из-за его папаши и мамаши этот ваш одноклассник отказывается уважать татарский народ». Когда противопоставить уже нечего поборники такого своеобразного регионального образования переходят на истеричное: «Учите, неучи, язык народа, на чьей территории живёте!»
Хотя говорить о том, чья это на самом деле территория, сложно. До булгар тут жили именьковцы, которые считаются протославянами. То есть территория перетекала плавно, оттуда сюда. И вообще русские с татарами — комплементарные народы, между которыми до сих пор не было серьезных противоречий.
У татар к началу революции выработались механизмы взаимодействия с царской властью, с доминирующим православием, и о шариате никто не думал. Сейчас же шариат, который пропагандируют у нас по всем мечетям.
Люди, которые их посещают, рассказывают, что до 20% молящихся – салафиты и ваххабиты. Эта идеология радикального ислама распространяется сегодня здесь из-за бесконтрольного проповедования пришлых из Саудовской Аравии и ряда других стран Ближнего Востока.
Я в это тоже поначалу не вникал, но когда увидел, что стали жечь церкви, что идут перестрелки с ваххабитами в городской черте, изучил этот вопрос. Ведь прежний муфтий в результате этого остался без ног, чудом выжил.
А главный лидер традиционного татарского ислама, богослов Валиулла Якупов был убит в подъезде собственного дома. До девяти церквей в республике поджигали или пытались сломать ваххабиты. Несколько церквей сгорело дотла.
— Каково сегодня соотношение русских и татар в республике?
– По региону при последней переписи чуть более 53% татар и почти 39% русских. Хотя есть инсайдерская информация от силовиков, что на самом деле русских сейчас здесь большинство. Просто для татар принципиально быть большинством. В предыдущих переписях численность татар в республике была меньше 50%. Ни откуда появиться они не могли, потоков миграции в республику татар также нет.
Интересен и такой, например, факт: Иван Грозный отселял татар от рек, чтобы они не грабили. Поэтому во всех селах по берегам рек живут русские. Но в последние годы идет негласная политика переселения татар в русские деревни. И есть тенденция мечетизации всех деревень, включая чисто русские.
В детских садах, не спрашивая родителей, вводят питание халяль. Это как у евреев кашерное, то есть религиозно правильное. Это что теперь перед приемом пищи детям переосвящать эту еду?

Пренебрежение интересами православия – это тоже доминанта этой конструкции. Везде, где можно без него обойтись, без него обходятся, но батюшку всегда стараются посадить рядом с муллой. Или, допустим, строительство мечетей, которое шло очень усиленными темпами при президенте Шаймиеве. Сейчас в республике около полутора тысяч мечетей.
Причем негласно, к этому властью были подключены местные предприниматели. Даже была такая тема, когда русский бизнесмен хвалился, что помог двум православным храмам и четырем мечетям. При этом при царях в Татарстане было сильное купечество, особенно в провинции.
Это были купцы-старообрядцы, которые создавали тут могучие очаги культуры и русскости, начиная от семейных ценностей заканчивая храмами, которые они тут строили. Это около 500 намоленных, духовно богатейших православных храмов, большая часть которых сегодня разрушается и стоит в запустении.
Эту тему пока никто не поднимает. Но я считаю, что это позор для региональной власти, которая допускает умирание таких жемчужин. В Казани такие примеры были. Это, например, домовая церковь купца Никляева XVIII века, на территории алтаря которой построено новое трехэтажное здание. Как общественность ни возмущалась, сколько ни писали главе региона об этом, защитить храм нам не удалось.
P.S.
Между тем, власти Татарстана отреагировали на замечание Владимира Путина о насильственном изучении неродного языка в некоторых регионах России своеобразным образом. Казань решила увеличить часы уроков русского, но при этом сохранить и обязательные уроки татарского, сообщает издание «Взгляд».
Министерство образования Татарстана в минувшую пятницу объявило, что с 1 января изучение русского языка в школах республики увеличится до объемов, рекомендуемых Министерством образования России, однако при этом изучение татарского языка в республике остается обязательным. Министерство при этом сетует на то, что в соцсетях появились массовые призывы к отказу от изучения татарского языка.
Минобразования региона напоминает, что Конституция России признает за республиками право устанавливать государственные языки. Ведомство также напоминает постановление Конституционного суда от 16 ноября 2004 года, которым «изучение в общеобразовательных учреждениях русского и татарского языков как государственных языков» в Татарстане признано не противоречащим Конституции России.
«Соответственно, татарский язык как обязательный предмет подлежит изучению во всех общеобразовательных учреждениях Республики Татарстан. Таким образом, распространяемые в социальных сетях призывы (и образцы заявлений) по отказу от изучения татарского языка противоречат действующему законодательству и вводят в заблуждение родителей учащихся», – цитирует «Интерфакс» сообщение министерства.
Министерство отмечает, что решение расширить преподавание русского языка принято на основании предложений межведомственной комиссии по реализации поручений президента Владимира Путина, которые были даны по итогам заседания совета при главе государства по межнациональным отношениям, состоявшегося в конце июля.

Однако обратим еще раз внимание читателей, что президент России имел в виду как раз необходимость перехода на ПОЛНОСТЬЮ ДОБРОВОЛЬНОЕ изучение татарского языка для всех жителей РТ.
«Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации», – говорил тогда глава государства. При этом он добавил, что языки народов России являются неотъемлемой частью их самобытной культуры. «Изучать эти языки – гарантированное Конституцией право. Право добровольное», – подчеркнул Путин.
Таким образом, слова Михаила Щеглова о том, что насаждение татарского языка является своего рода «Сталинградской битвой» для местной власти и национальной элиты, получили полное подтверждение.

Татарстан вновь поднимает тему изучения национальных языков в образовательных учреждениях. На сессии Госсовета республики депутат Ркаил Зайдуллин заявил о жалобах учителей татарского языка, которым приходится менять рабочие программы из-за возобновившихся прокурорских проверок. Оценивая результаты нового подхода к изучению родного языка в школах, парламентарий указал, что «от маленьких детей в татарском селе не слышно татарской речи». Представитель прокуратуры заверил депутатов, что «проверки проводятся крайне корректно», они связаны с профилактикой терроризма и экстремизма. Госсовет Татарстана поручил профильному комитету «вернуться к вопросу» преподавания татарского в школах.

О жалобах преподавателей татарского языка депутат Госсовета Татарстана Ркаил Зайдуллин («Единая Россия») сообщил на заседании парламента, взяв слово для выступления в «разном». Как пояснил парламентарий, обращения связаны с возобновившимися проверками прокуратуры на «соответствие локальных актов школ, определяющих языки образования, федеральному и региональному законодательству». По словам депутата, учителям одной из школ «велели менять рабочие программы» из-за требований надзорного органа. «Надо переводить и темы и домашние задания в электронном журнале. Надо будет переделать образовательную программу, заявление родителей»,— процитировал он обращение учителя татарского языка, не назвав его имени. Господин Зайдуллин подчеркнул, что учителя «не успевают физически готовиться к урокам» и «по состоянию здоровья не выдерживают». «Во всех школах Татарстана хаос… Просто душа разрывается. Никто не хочет слышать и помочь нам»,— зачитал он обращение педагога.

Также Ркаил Зайдуллин сообщил о сокращении объемов обучения татарскому языку дошкольников. «В деревнях в детских садах обязывают три дня из пяти в неделю говорить с детьми только на русском языке (татарским воспитателям с татарскими детьми в татарском селе и садике). Как итог — от маленьких детей в татарском селе не слышно татарской речи, говорят только на русском»,— прочитал он еще одну жалобу педагога, назвав ее «криком души».

От себя депутат добавил, что есть «те, кто хочет полностью татарский язык изгнать из школ», в связи с чем они «пишут доносы в Москву». Господин Зайдуллин также выступил против попыток снизить статус государственных языков республик. Ранее глава автономии «Украинцы России» Богдан Безпалько предложил заменить в Конституции России понятие госязыков на «республиканские языки». По словам Ркаила Зайдуллина, господин Безпалько опасается, что республики якобы «навязывают свои языки». Однако депутат Татарстана напомнил, что республики «согласились, чтобы дети изучали свой родной язык 2–3 раза в неделю». «Как эти люди могут навязывать свой язык?» — удивился господин Зайдуллин.

В Госсовете Татарстана не впервые поднимают проблему ограничения объемов изучения татарского языка в школах и критикуют политику федерального центра в этом вопросе. Осенью 2017 года парламент трижды собирался на специальные заседания, чтобы обсудить требования прокуратуры об исключении татарского языка из обязательной части образовательной программы. «Ну как может быть государственный язык добровольным? Нигде в мире такого нет… Зачем директоров школ терроризировать?» — возмущался президент Татарстана Рустам Минниханов. Тогда проверки в школах начались после заявления президента России Владимира Путина, что «заставлять человека изучать язык, который родным для него не является, так же недопустимо, как и снижать уровень преподавания русского». После переговоров с федеральным центром Госсовет вынужден был согласиться на сокращение объемов татарского языка в школах.

Весной 2018 года депутаты Госсовета выступали против поправок в закон «Об образовании», которые закрепили добровольное изучение национальных языков. Однако затем власти республики вновь сняли свои претензии. В итоге, согласно закону, изучение родного языка и государственных языков возможно только «по заявлениям родителей». При этом в качестве родного языка учащиеся могут выбрать русский язык.

Проверки прокуратуры на соблюдение новых требований закона «Об образовании» идут с начала 2020 года. Как сообщал “Ъ”, у руководства школ затребовали заявления родителей о выборе учащимися родного языка. Директор школы «Солнце» в Казани Павел Шмаков обжаловал эти требования в суде, полагая, что они нарушают интересы учреждения и права детей (см. “Ъ” от 20 февраля). При этом в министерстве образования и науки Татарстана “Ъ” заявили, что никаких жалоб от учителей по поводу проверок им не поступало.

Вчера на сессии Госсовета первый заместитель прокурора Татарстана Сергей Старостин заверил депутатов, что проверки в школах «проводятся крайне корректно» и до сих пор жалоб от учителей не было. Об этом же “Ъ” ранее заявляли в министерстве образования и науки республики. При этом выяснилось, что проверка, прежде всего, связана с противодействием экстремизму и терроризму. Так, прокуроры ищут экстремистскую литературу в школах, проверяют тревожные кнопки и металлодетекторы, но «в том числе проверяются вопросы по языковой тематике», пояснил господин Старостин. «Если у депутата есть конкретные заявления, я готов их принять. Мы проведем проверку по этому вопросу и, безусловно, примем меры»,— пообещал он господину Зайдуллину. Представитель прокуратуры добавил, что «проверка будет закончена во вторник, все итоги будут подведены».

Вице-спикер Госсовета Татарстана Юрий Камалтынов назвал «важным» выступление Ркаила Зайдуллина. По его предложению депутаты поручили комитету по образованию, культуре, науке и национальным вопросам «вернуться к вопросу» изучения татарского языка в школах. Господин Камалтынов попросил подключить к работе министерство образования республик.

Как сообщал “Ъ”, в 2019–2020 году татарский язык в рамках предметной области «Родной язык и родная литература» изучают 67,2% школьников Татарстана, русский — 31,2%.

Кирилл Антонов

«Опять три часа в неделю!»: родителям школьников в Татарстане доказывают, что татарский роднее, чем русский

Не успел начаться учебный год, как в школах Татарстана вновь встал ребром языковой вопрос, казалось бы, уже решенный. Родители сигнализируют, что при выборе языка для изучения на обязательных уроках родного языка им навязывают татарский. В казанской 165-й школе родителей пятиклассников якобы поставили перед выбором между татарским и… татарским, а в челнинской школе № 10 тем, кто еще в прошлом году отказался от изучения татарского, в этом году почему-то поставили в расписании в качестве родного именно этот язык.
Напомним, ровно год назад Госдума РФ приняла судьбоносные для Татарстана поправки в ФЗ «Об образовании в РФ» об обязательном изучении родного языка в школах с 1-го по 9-й класс по три урока в неделю. Родителям школьников предоставили выбор — какой язык кроме государственного русского их ребенок будет изучать в качестве родного. Однако и после принятия поправок русскоязычные родители в некоторых школах столкнулись с тем, что в школах их принуждают отдавать детей в группы по изучению «родного» татарского.

Казалось бы, за год все вопросы с «родным языком» в школах должны были урегулировать. Но накануне нового учебного года от родителей школьников пошли жалобы на то, что в некоторых учебных заведениях их лишают права на выбор родного языка.
— Нам поступило несколько таких сигналов от родителей школьников из Казани, Набережных Челнов и Камского Устья, — рассказала «Вечерней Казани» создатель интернет-паблика «Поборы в школах и детсадах» Екатерина Матвеева. — В одних школах родителям первоклассников сразу говорили: либо записываетесь на татарский, либо ищите другую школу. В других у родителей с татарскими фамилиями вообще никаких заявлений по поводу языка не просили, а сразу записывали их детей в татарские группы.
Вот что сами родители пишут в соцсетях:
«В 165-й школе в нашем 5-м классе сказали, чтобы родители в заявлении выбирали между татарским и татарским (имеется в виду изучение языка по углубленной и облегченной программе. — «ВК»), родного русского больше не будет. Кому татарский язык не нужен, тем советуют уходить учиться в другое место».
«Живем в Набережных Челнах. Ребенок учится в 8-м классе, школа № 10. Весь прошлый год прошел в нервотрепке по отмене татарского. Заменили на риторику… Но вот новый учебный год — и ребенок приносит учебник по татарскому и опять все сначала. И опять три часа татарского в неделю! И ведь писали заявление, что отказываемся от татарского! Что делать?»
«Мы в 5-й класс пошли, Набережные Челны, СОШ 12… Вроде должны были написать заявление на выбор родного языка, ан нет, раздали татарский язык как ни в чем не бывало».
«У нас сначала сказали, что нельзя отказываться от татарского языка. Потом сказали, что можно, но у нас желающих не набирается 10 человек (только 7). Потом нам все-таки разрешили с 1 сентября изучать русский. Но открываем электронный дневник и видим там домашку (род. яз. — тат. и задание на татарском). Хотя мы ходили эти три дня на русский» (Камское Устье).
Ситуацией в 165-й школе с углубленным изучением английского языка Ново-Савиновского района, ставшей недавно базовой в проекте госсоветника РТ Минтимера Шаймиева по созданию полилингвальных образовательных центров «Адымнар», где детей будут обучать на татарском, английском и русском языках, заинтересовались активисты общественной организации «Родительское сообщество Татарстана (РоСТ)». Общественники написали в прокуратуру обращение следующего содержания:
«Родителям учащихся в первых и пятых классах строго-настрого запретили указывать в заявлениях о выборе родного языка «родной русский язык». Всех добровольно-принудительно обязывают указывать татарский язык в качестве родного языка в связи с тем, что школа готовится перейти на полилингвальную систему образования, и татарский язык становится в школе обязательным для изучения. Отказавшимся от изучения татарского языка советуют подбирать другую образовательную организацию».
Директор 165-й школы Айдар Шамсутдинов в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани» отверг родительские претензии в соцсетях.
— На мой взгляд, это обливание грязью. Я не раз говорил, что вся работа нашего коллектива нацелена на то, чтобы максимально популяризировать изучение татарского языка русскоязычными учащимися. Но каждый родитель сам определяет родной язык, который будет изучать его ребенок. У нас в целом по школе русский как родной выбирают 20% учащихся, — сообщил директор.

По словам Шамсутдинова, на минувшей неделе родители учеников 1-х и 5-х классов написали заявления по поводу того, какой родной язык они выбирают для своего ребенка.

— Из 241 пятиклассника татарский как государственный пожелали изучать 49%, татарский как родной — 17%, русский как родной — 34%, — озвучил цифры директор 165-й школы.
А вот среди родителей 324 учащихся первых классов русский как родной выбрала для своего ребенка всего одна мама.
— Как вы поступите с этим единственным ребенком? Будете проводить индивидуальные уроки родного языка?
— Нет. Я побеседовал с мамой этого ученика, поставил ее в известность, что языковые группы мы формируем, если наберется от 8 и более желающих изучать конкретный язык. Подумав, мама выбрала татарский как родной, — ответил директор.
Стопроцентный выбор татарского языка в качестве родного в первых классах Айдар Шамсутдинов объяснил тем, что педколлектив «целенаправленно работает с родителями» и еще до поступления детей в школу «знакомит с тем, как в ней обучаются русскоязычные дети». По словам директора, школа уже начала реализовывать программу полилингвального образования, набраны три первых класса, где дети будут обучаться на татарском и английском языках.
Напомним, 1 сентября 2020 года на улице Бондаренко откроется полилингвальная школа для 5 — 11-х классов, а в старом здании 165-й школы на Бичурина после реконструкции создадут полилингвальную школу для начальных классов. В Минобрнауки РТ в ответ на запрос «РоСТа» — по какому принципу будут зачислять детей в полилингвальный комплекс — пояснили, что так же, как и в обычную общеобразовательную школу. По прописке (за школой закрепят микрорайон) и по желанию — предполагается конкурсный отбор на свободные места.