Рукопашный бой в армии

В подавляющем большинстве случаев «в штыки» первыми бросались именно наши бойцы.

Для немецко-фашистских войск, напавших на СССР, умение красноармейцев драться штыками, ножами и саперными лопатками оказалось такой же неожиданностью, как танк Т-34, «Катюша» и русские снайперы. Кстати, лидер бельгийских нацистов Леон Дегрель, командир 28-й добровольческой дивизии СС «Валлония», которая воевала на Восточном фронте, на всю оставшуюся жизнь пропитался глубоким уважением к русскому воину. В середине 90-х, в одном из своих интервью (текст которого мы опубликуем отдельно) заявил, буквально, следующее: «Русские – это великий народ. Когда мы пришли на эту войну, мы были уверены, что встретимся там с марксистскими «унтерменшами» («недочеловеками» — термин официальной идеологии Третьего Рейха – ред.) азиатского типа, которые насильно захватили власть в России и варварски уничтожают русский народ. Так нам говорила наша пропаганда.

Мы действительно столкнулись там с жуткими реалиями коммунистической действительности, как на полях сражений, так и на занятых нами территориях. Но очень скоро поняли, что политическая система — это одно, а народ и его уклад жизни, это другое.

Русские и украинцы – великие народы, мужественные, благородные и великодушные. Я восхищаюсь ими. Столкнувшись с русскими, я понял, что они должны войти в состав Рейха на равных основаниях. Как великий европейский народ».

В его рабочем кабинете висел плакат, на котором изображались германский и русский солдаты – таким образом Леон Дегрель подчеркивал свое уважение к русскому воину как достойнейшему противнику!

Единый комплекс

Финская война показала, насколько важным является обучение красноармейцев приемам рукопашного боя. В результате реформы советских сухопутных сил, прошедшей перед ВОВ, стрельба, метание гранат и штыковой бой были объединены в единый комплекс. Позднее уже в сражениях с фашистами, особенно в городских условиях и в окопах, этот опыт был обобщен и усилен.
Генерал-лейтенант Герасимов так описывал тактику штурма укрепрайонов противника:

С дистанции 40-50 метров атакующая пехота прекращает огонь, чтобы одним решительным броском достичь траншей противника. С дистанции 20-25 метров она применяет ручные гранаты, метаемые на бегу. Дальше следует выстрел в упор и поражение врага холодным оружием.

О подробностях предвоенной подготовки к рукопашному бою рассказывал боец НКВД Ковшарь Яков Фёдорович:

«Каждому бойцу важно не только знать, но и уметь владеть штыком и руками в рукопашном бою с врагами. Сам я начинал свою солдатскую службу еще в 1935 году. Окончил курсы младших командиров и был направлен в особый стрелковый полк глубинной фронтовой разведки. Учили нас хорошо.

С рукопашным боем у нас тоже подготовка была поставлена хорошо. Два раза в неделю мы ходили на «бокс» — состязались в перчатках, привыкали к ударам. Самые крепкие могли выдерживать до пяти ударов одновременно. Через три месяца мы научились не бояться ударов и тогда нас стали учить броскам. Бросали и вправо, и влево, и через спину, и с захватом».

Спецподготовка – в массы

Катастрофа 1941 года привела к значительным потерям Красной Армии. В то же время были выявлены и сильные стороны наших Вооруженных сил. Выяснилось, что в рукопашных боях солдаты вермахта уступали подготовленным красноармейцам. Кипевшие до войны споры о том, что штык потерял свою актуальность, показали правоту тех военных специалистов, которые всё ж настояли на массовом обучении навыкам его владения.

Было даже выпущено специальное наглядное пособие генерал-майора А.А. Тарасова «Уничтожай врага в рукопашной схватке», которое было направлено во все части, где шла ускоренная подготовка мобилизованных бойцов.
Смертельный и коварный враг Вашей Родины — германский фашизм — до зубов вооружен огневыми и техническими средствами войны, — писал в предисловии Тарасов. – Вместе с тем немецко-фашистские полчища избегают встречи с нами в рукопашных схватках, ибо наши бойцы показали, что не было и нет им равных по отваге и ловкости в рукопашном бою. Но с техникой и тактикой врага нам надо серьезно считаться. Поэтому в боях с лютым нашим врагом:– передвигайся быстро и скрытно,– бросай гранату далеко и метко,— бей штыком и прикладом крепкоНа кадрах кинохроники можно видеть, как ополченцев учат колоть на бегу, однако в первой половине войны чаще всего приходилось уничтожать фашистов другим приемом — в своих или в окопах противника наносить точный удар штыком в горло. Но самым грозным оружием нашего бойца была саперная лопатка.

Особенно хорошо ею владели вступившие в ряды РККА колхозники и многочисленные строители, которым до войны частенько приходилось работать плотницкими топорами. Их удары были слитные, резкие и порой настолько сильные, что перерубали конечности, не говоря о разбитых головах. Похоронные немецкие команды после рукопашных боев часто видели своих солдат с раскроенными черепами.

Лицом к лицу

Так называется книга командира 181-го особого разведывательно-диверсионного отряда Северного флота Виктора Леонова. Ему и его бойцам пришлось вступать в многочисленные рукопашные бои с наиболее подготовленными солдатами горнострелковых частей вермахта. Меж собой красноармейцы их называли егерями. Речь шла о немецкой элите, состоящей, как правило, из молодых физически крепких солдат ростом не менее 176 см. Эти немцы были обучены сражаться в суровых климатических условиях и прекрасно владели техникой единоборства. Однако и фашистские егеря не могли противостоять нашим разведчикам-диверсантам.

Вспыхнул и разгорелся необычный, редкий по своей напряженности и внезапности бой, – вспоминал Леонов. — Это была та смертельная схватка, когда в ход идет и кулак, и холодное оружие, и подвернувшийся под руку булыжник. Я увидел Андрея совсем близко, притаившимся за большим камнем.
По другую сторону камня два егеря ожидали его появления. Короткий выпад вперед, затем обманное движение, и вот уже свалился один егерь, сшибленный ударом приклада. Но, падая, он подсек Андрея, и тот растянулся на скользком камне. К нему тотчас же устремился другой егерь. Я вскинул автомат, но дал очередь вверх, увидев позади егеря Тарашнина и Гугуева.

Рослый егерь уже занес винтовку над распластанным на земле разведчиком. Я не видел, как Андрей птицей мотнулся в сторону, но услышал лязг приклада о камень. Винтовка вывалилась из рук егеря, и он нагнулся, чтобы поднять ее. В это мгновенье я прыгнул через камень и ударом приклада автомата оглушил егеря.
По словам дважды героя Советского Союза Виктора Леонова, часто егеря и наши бойцы во время сближения не стреляли друг в друга, предпочитая короткие и яростные схватки. Причина крылась в рельефе местности, позволяющем скрытно подойти к противнику. И наши, и немцы выходили навстречу практически вплотную – на расстоянии двадцати метров. Пред схваткой красноармейцы всегда презрительно и зло улыбались, заставляя фашистов нервничать и думать, нет ли здесь подвоха.
«…Улыбка и тельняшка стали нашим оружием. Враги не выдерживали этого давления на психику», — говорил командир разведчиков.

В окопах Сталинграда

Вспоминая европейские компании, солдаты вермахта всё чаще в разговорах между собой и в письмах домой высказывали мысль: «кто не дрался с русскими в рукопашной схватке, тот не видел настоящую войну». Перестрелки, артиллерийский огонь и бомбардировки, изнурительные марши по грязи, голод и холод не шли в никакое сравнение с короткими и яростными схватками, в которых выжить было практически невозможно.

«Мы сражались 15 дней за один дом, используя минометы, гранаты, пулеметы и штыки, — писал в письме домой немецкий лейтенант 24-й танковой дивизии, участник Сталинградской битвы. — Уже на третий день в подвалах, на лестничных клетках и лестницах валялись трупы 54 моих убитых товарищей.

«Линия фронта» проходит по коридору, разделяющему сгоревшие комнаты, по потолку между двумя этажами. Подкрепления подтягиваются из соседних домов по пожарным лестницам и дымоходам. С утра до ночи идет непрерывная борьба. С этажа на этаж с почерневшими от копоти лицами мы забрасываем друг друга гранатами в грохоте взрывов, клубах пыли и дыма, среди куч цемента, луж крови, обломков мебели и частей человеческих тел. Спросите любого солдата, что означает полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представьте себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей рукопашных боев. Длина улицы измеряется теперь не метрами, а трупами…»

Статистика рукопашных боев показывает, что в Великую Отечественную войну в восьмидесяти процентах схваток инициаторами были именно наши бойцы.

Надо заметить, что в нацистской Германии была учреждена особая награда именно за рукопашные схватки. И ценилась она очень высоко. Называлась она «Знак ближнего боя» (нем. Nahkampfspange des Heeres). Этот нагрудный знак был учреждён 25 ноября 1942 по личному приказу Гитлера. Эскиз награды был разработан фирмой Вильгельма Пикхауза в Берлине. Одними из первых награждённых золотой степенью знака были Гитлер, Гиммлер и Гудериан. 26 марта 1944 года Гитлер заявил о своем беспрекословном единоличном праве присваивать и вручать золотой нагрудный знак.

Знак был введён, дабы отметить мужество и доблесть пехотинцев, многократно побеждавших в рукопашных схватках

Нагрудный знак «За ближний бой» присуждается в знак признания храбрости солдата, который часто участвовал с оружием в руках в рукопашных схватках «человек против человека» соответственно своим обязанностям.(нем. «Mann gegen Mann»)

Награждались военнослужащие, непосредственно участвовавшие в рукопашных боях. Близость боя определялась тем фактом, видел ли солдат в ходе схватки

Белки глаз противника

(нем. Das Weiße im Auge des Feindes)

Собственно говоря, награда, отмечавшая бойца за участие в ближнем бою, в вермахте уже была. Этой наградой являлся учреждённый в конце 1939 года, «Штурмовой пехотный знак». Но массовость участвующих в боях войск и длительность новой войны привели к тому, что фактически на получение штурмового знака мог рассчитывать любой проявивший себя пехотинец, проведший на передовой несколько недель. Вот для выделения заслуг самых лучших, опытных солдат, которые воевали уже по несколько месяцев, а иногда и лет, и было решено вводить новую награду, с гораздо более высокими критериями награждения. Знак был трёх степеней:

  • «Бронзовый знак» — 15 дней рукопашных схваток.
  • «Серебряный знак» — 30 дней рукопашных схваток.
  • «Золотой знак» — 50 дней рукопашных схваток.

В порядке исключения, для военнослужащих, которые в результате ранения уже не могли вернуться на фронт, разрешалось уменьшить эти сроки до 10, 20 и 40 дней соответственно. Также знак мог присваиваться и посмертно, но не пропавшим без вести или взятым в плен. Вместе с вручением высшей степени награды мог предоставляться и отпуск продолжительностью в 21 день.

Кроме того, непрерывное пребывание на фронте в течение определённого времени засчитывалось соответственно за определённое количество дней рукопашных схваток.

Градация выслуженного времени была следующей:

  • Восемь месяцев непрерывной службы приравнивались к рукопашным боям в течение 5 дней;
  • Двенадцать месяцев службы приравнивались к рукопашным боям в течение 10 дней;
  • Пятнадцать месяцев службы приравнивались к рукопашным боям в течение 15 дней.

Одновременно с золотым знаком могло также быть произведено награждение Немецким крестом 1-й степени.

В солдатской среде знак пользовался высоким авторитетом и уважением. В ходе Второй мировой войны были награждены:

  • Бронзовым знаком — 36 400 человек
  • Серебряным — 9 400 человек
  • Золотым — 631 человек.

В 1684 году в австрийской армии первыми решились на отмену пик и введение байонетов (предшественников штыка, которые вставлялись в ствол мушкета для ведения ближнего боя). Вскоре во Франции придумали штык. В 1688 году в присутствии короля Людовика XIV были проведены опыты по фехтованию на штыках, однако конструкция крепления штыка на стволе была еще несовершенной, и штыки соскальзывали с мушкетов при нанесении ударов. Король Франции забраковал нововведение, однако австрийцы усовершенствовав крепление немедленно перевооружили пехоту в 1689 году. Затем новшество распространилось по всем армиям Европы, а французы приняли его на вооружение самыми последними, в 1703 году.
Форма штыка определялась его способом крепления к оружию:
1. Штык-пробка — багинет. Имел суживающуюся рукоять для плотного втыкания в ствол.
2. Втульчатый штык. Имел цилиндрическую рукоять и насаживался на ствол.
3. Штык-нож. Рукоять имеет паз, которым надевается на стойку ствола и кольцо, которое обхватывает ствол.
4. Несъемный штык — постоянно закреплен и обычно имеет механизм для складывания и быстрого откидывания.
Техника боя штыком, естественно, наработана еще не была. Так, от шведского мушкетёра устав требовал атаковать, держа ружье в левой руке, а обнаженную шпагу — в правой. Такой способ одновременного фехтования двумя руками требовал длительной подготовки. Поэтому русские, не обладавшие ни достаточным временем для обучения, ни достойными учителями, применяли более простые приемы.
Петровский устав
В начале 18-го века Петр I сделал отработку приемов штыкового боя уставным законом армии. Жестокое поражение под Нарвой послужило отправным пунктом для широкого обучения личного состава армии и флота рукопашному бою, введения фехтования в учебные заведения. В 1700 году, при непосредственном участии Петра был разработан первый официальный документ, регламентирующий боевую подготовку русской пехоты «Короткое обыкновенное обучение». В нем особое внимание было уделено штыковому бою с использованием багинетов (разновидность штыка). Причем, если в западных армиях багинеты применялись преимущественно как оборонительное оружие, в «Кратком обыкновенном обучении» развивалась идея наступательного применения штыка.
Петровский гренадер
Подготовка воинов к штыковому бою занимала значительное место во введенном в действие в 1716 году «Воинском уставе». Петр 1 требовал от офицеров так организовать и проводить подготовку подчиненных, чтобы «солдаты обвыкали, как в самом бою». При этом большое значение уделялось индивидуальному обучению: «Надлежит офицерам с прилежанием за каждым солдатом подмечать, чтобы справно быти могло наилучшим образом».
Пуля-дура, штык-молодец
Революцию в применении штыка совершил А.В.Суворов, который понимал, что только всерьез овладев навыками штыковой схватки, русские солдаты смогут победить турок в рукопашной.
«Стреляй редко, да метко. Штыком коли крепко; пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Коли один раз! — Бросай бусурмана со штыка; Мертв на штыке, царапает саблей шею; Сабля на шею — отскакни шаг — ударь опять — коли другого, коли третьего.Богатырь заколет полдюжины, а я видел и больше. Береги пулю в дуле! Трое наскочат — первого заколи, второго застрели, третьему штыком карачун.»
Во времена Суворова пуля и в самом деле была дурой. Достаточно сказать, что в конце XVIII века до 20 процентов выстрелов давали осечки. Конечно, это вовсе не значит, что Суворов отказывался от ружейного огня. Он требовал «додержать» пулю, чтобы выстрелить в момент сближения с противником с максимальной эффективностью.
Русская тяжёлая пехота (гренадёры)
При относительно невысоком тогда уровне военной техники, прицельный огонь из гладкоствольного оружия можно было вести не далее 80-100 шагов. Это расстояние преодолевалось бегом за 20-30 секунд. В течение такого промежутка времени противник, как правило, успевал выстрелить только один раз. Поэтому стремительная атака, переходившая в стремительный штыковой удар, была у Суворова главным средством достижения победы в сражении. Он говорил, что «у неприятеля те же руки, да только штыка не знают».
«Атакуй первую неприятельскую линию в штыки! — ура! — Взводные командиры: коли, коли!»
Действию штыками солдат обучали как в строю, так и индивидуально. Перед Итальянским походом 1799 года Суворов, зная, что австрийцы были слабыми бойцами в штыковой схватке, написал инструкцию специально для их армии. В ней давались такие советы:»…а когда противник подойдет на тридцать шагов, то стоящая армия сама двигается вперед и встречает атакующую армию штыками. Штыки держат плоско, правою рукой, а колоть с помощью левой. При случае не мешает и прикладом в грудь или по голове».
«…в расстоянии ста шагов командовать: марш-марш! По этой команде люди хватают ружья левой рукой и бегом бросаются на неприятеля в штыки с криком «виват»! Неприятеля надобно колоть прямо в живот, а если который штыком не приколот, то прикладом его.»
Рекомендация наносить удар в живот обусловлена тем, что солдаты регулярной армии (в данном случае — французы) имели на груди ремни из толстой кожи, перекрещивающиеся друг с другом (один — для полусабли, другой — для патронной сумки).
Французская пехота
Пробить такую защиту довольно сложно и опытному бойцу. Удар в лицо тоже был сопряжен с риском промаха, так как противник мог отвернуть голову. Живот же был открыт и отпрянуть, находясь в строю, солдат не мог. Суворов учил поражать врага с первого удара, дабы боец после этого успел парировать нападение, направленное на него. Действия должны были быть четкими и слаженными, по принципу «укол — защита» и снова «укол — защита». При этом, как видно из вышеописанных советов, широко мог применяться приклад. Тактику применяемую против турок, русские с успехом испробовали и на французах.
Бородино — великое сражение.
Вот как описывает штыковую атаку в битве при Прейсиш-Эйлау офицер Елецкого полка М.Петров:»Но вскоре поваливший непроглядный снег без ветра заслонил все виды местоположений, и в этом-то мраке корпус Ожеро потерял данную ему Наполеоном дирекцию и, как известно, свое существование, приняв влево забредший в угол зигзачной нашей трехлинейной фрунтовой позиции, высунулся головами колонн из снежной занавесы прямо к главной 40-пушечной батарее нашего центра, грянувшей по ним скорострельным огнем картечей; французы спохватились, хотели уйти назад, но было поздно, ибо полки нашей Остермановой дивизии и других, зайдя полковыми фрунтами двух передних баталионов каждого полка налево и направо, охватив их, зачали душить, работая штыками русскими! Нас подкрепили значительными силами пехоты и кавалерии, и ужасные костры тел неприятельских загромоздили пригородную луговую долину. В этом поражении и я с военными чадами роты моей совершал мщение ожесточенного сердца моего неслыханною до того войною на сугробах зимы северной страны, но военный гнев мой скоро нашел столкновение свое и поник до скорби сердечной; когда разъяренные солдаты наши, сломив все и оболевши, стали разрывать штыками костры трупов, ища под ними скрывшихся французов живых.»
Подвиг гренадера лейб-гвардии Финляндского полка Леонтия Коренного в битве под Лейпцигом 1813 года.В бою под Лейпцигом несколько солдат 3-го батальона лейб-гвардии Финляндского полка были окружены многочисленными врагами. Храбрецы стойко защищались, прикрывая отход раненых. Когда Леонтий Коренной остался один, он продолжал бой. 18 ран получил в этом бою русский солдат. Обессилевший, он был взят в плен. Наполеон ставил его в пример своим солдатам.
Гренадер Кондратий Екименко
Штык массового поражения
И в дальнейшем штыковому бою в русской армии традиционно уделялось особое внимание.
«Ежели к примеру фихтуешь, так и фихтуй умственно, потому фихтование в бою — вещь есть первая, а, главное, помни, что колоть неприятеля надо на полном выпаде, в грудь, коротким ударом, и коротко назад из груди у его штык вырви…
Помни: из груди коротко назад, чтоб он рукой не схватил… Вот так! Р-раз – полный выпад и р-раз— коротко назад. Потом р-раз-два! Р-раз-два! ногой коротко притопни, устрашай его, неприятеля р-раз-д-два!»- так, по воспоминаниям знаменитого журналиста Владимира Гиляровского, унтер–офицер Ермилов, «великий мастер своего дела», учил солдат штыковому бою. Было это в 1871 году, Гиляровский служил тогда в армии вольноопределяющимся.
Инструктор Ермилов, как и Суворов, тоже любил образные и доходчивые выражения:
«А у кого неправильная боевая стойка, Ермилов из себя выходит:
— Чего тебя скрючило? Живот, что ли, болит, сиволапый! Ты вольготно держись, как генерал в карете развались, а ты, как баба над подойником… Гусь на проволоке»!
Способ удара «на полном выпаде, в грудь, коротким ударом» в то время был относительной новинкой в русской армии, ведь ещё в годы Крымской войны (1853-1856 годы) русские солдаты били штыком по-другому. Писатель–историк Сергеев–Ценский так описал этот прием:
«Русских солдат учили бить штыком только в живот и сверху вниз, а, ударив, опускать приклад, так что штык подымался кверху, выворачивая нутро: бесполезно было таких раненных даже и относить в госпиталь».
Действительно, какой уж после этого мог быть толк от госпиталя…
Отказаться от столь эффективного способа штыкового боя пришлось под международным давлением.
Дело в том, что в 1864 году была подписана первая Женевская конвенция, которая относилась исключительно к вопросам оказания помощи раненым солдатам. Инициатором конвенции стал швейцарский общественный деятель Анри Дюнан. В 1859 году он организовал оказание помощи раненым в битве при Сольферино во время австро-итало-французской войны, жертвами которой стали 40 тыс. убитых и раненых. Он же был и инициатором создания организации, которую позже стали называть обществом Красного Креста (Красного Полумесяца). Красный Крест был избран опознавательным знаком медиков, работающих на поле боя.
В России общество Красного Креста было создано в мае 1867 года под названием «Общество о попечении раненых и больных воинов». Вот тут и пришлось столкнуться с просьбами международной общественности (в основном в лице Англии и Франции, которые имели самые печальные воспоминания о русских штыковых атаках во время Крымской войны) отказаться от страшного удара в живот. В качестве альтернативы был избран описанный выше удар в грудь.
Штыковой бой — это разновидность фехтования, в технике которой очень многое заимствовано из техники поединка на длиннодревковом оружии. Утверждение, что русский штыковой бой был лучшим в Европе, хоть и набило всем оскомину, тем не менее, справедливо, и это признавали в любой армии вплоть до Второй Мировой войны.
Основные рекомендации по штыковому бою в начале прошлого столетия были изложены в книге Александра Люгарра «Руководство фехтования на штыках», вышедшей в 1905 году после окончания русско-японской войны.
Вот несколько из изложенных там приемов:
«Солдат наносит удар, держа ружье на уровне головы или чуть выше.
Приклад оружия повернут вверх. Штык направлен в область головы, шеи или груди; чуть сверху. Парад против такого удара совершают, держа ружье
прикладом вверх, уводя штык противника влево центральной частью ложа.
(Возможно отбить такой удар собственным штыком или верхней частью ружья, держа оружие штыком вверх и уводя им направленный удар вправо или влево,
при этом чуть пригнув корпус).
2. Удар наносится снизу вверх, при согнутых коленях, и направляется в область живота. Отбивают его, повернув ружье штыком к земле, уводя оружие противника влево или вправо.
3. Проводят его по тому же принципу, что и удар N 2, но колени при этом не так сильно согнуты. Штык направляют снизу вверх в голову или шею. Парад выполняется простым движением ружья в сторону. Штык нападающего принимается на центр ложа; корпус смещается влево. (При верхнем хвате ружья правой рукой производится то же самое, но в другую сторону. Такая позиция удобна еще и тем, что позволяет обороняющемуся самому тут же перейти в атаку).
Как мы видим, Люгарр не предлагает отказаться от удара штыком в живот. Правда, и поднимать штык в животе, «выворачивая нутро» он не рекомендует. Времена не те, гуманный двадцатый век на дворе…
Морская пехота. Севастополь 1942 год.
Максим Кустов http://stoletie.ruhttp://stoletie.ru

М. Н. Петров

НЕВИДИМОЕ ОРУЖИЕ НКВД

ОСНОВЫ ТЕХНИКИ

Николай Слиманский бежал на Запад после венгерского восстания 1956 года. Он оказался хорошим приобретением для ЦРУ, так как провел много лет на службе в НКВД и МГБ, и хорошо знал работу советских органов безопасности. После множества допросов его наконец оставили в покое. Слиманский поселился тогда в маленьком городке в штате Айова и стал там тренером по борьбе в местном колледже.

Слиманский в конце 30-х и в 40-е годы считался одним из лучших советских борцов. Из-за его службы ему не разрешали участвовать в международных соревнованиях. Однако он ежедневно тренировался и выступал на ведомственных турнирах внутри страны. Он победил Мазура, Новака, Богдана, многих других знаменитых тяжеловесов. Они были чемпионами, а он одержал над ними верх чистой победой. Слиманский не признавал победу по очкам, считая ее для себя неудачей. Короче, он был знаменит в мире борьбы, слухи о нем просочились даже за пределы СССР.

Я встретился со Слиманским в этом городке в штате Айова в 1957 году. В свои пятьдесят (или около того) лет он весил 90 кг при росте 180 см. Физически он был невероятно силен, к тому же подвижен и ловок. Мы с ним пили водку и закусывали.

Он вполне сносно говорил по-английски, а мои познания в русском (я удивил его цитатами из Лермонтова и Пушкина) заполняли пробелы. Естественно, мы говорили о борьбе и борцах. Слиманский достаточно подробно рассказал мне о самбо — советской борьбе в одежде, похожей на японскую дзюдзюцу.

По его мнению, самбо своей эффективностью превосходит японский аналог. В то же время самбо дает возможность проводить спортивные соревнования, тогда как в дзюдзюцу это исключено.

Потом я спросил его еще об одном «спортивном» увлечении русских — о пощечинах и оплеухах.

Слиманский засмеялся. «Действительно, — сказал он, — бывает, что мои земляки на спор лупят друг друга по лицу открытой ладонью, пока кто-то из них не признает себя побежденным. Иногда такой «поединок» продолжается довольно долго. Это лишь потому, что мало кто знает, как надо правильно бить человека по лицу.

Затем Слиманский вспомнил об одном своем сослуживце по фамилии Суботко. Он обучал молодых сотрудников приемам самозащиты и методам допросов «с пристрастием». Его рвение граничило с издевательством. Дело кончилось тем, что Суботко изгнали со службы за «сверхусердие». Так вот, этот садист однажды показал Слиманскому способ удара по лицу ладонью, вызывающий дикую боль.

Его суть заключается в том, что ладонь надо сгибать «лодочкой», а все пальцы плотно прижимать друг к другу. Тогда в момент удара воздух перед ладонью уплотняется и мощность поражения возрастает.

Импульс от такого удара проникает внутрь головы, к центральному узлу лицевых нервов (его называют «гассеров ганглий»), связывающему нервные окончания, идущие от глаз и обеих челюстей.

Возникающая боль идентична сумасшедшей боли при лицевой невралгии. Суботко говорил Слиманскому, что ударом кулака он мог свалить далеко не всех. Но перед его пощечинами никто не был способен устоять. Я сказал, что это похоже на правду.

Капитан У. Фэйрберн рекомендовал английским коммандос аналогичные удары по ушам «чашками» ладоней. Если удавалось подобраться к часовому сзади и ударить его таким способом сразу по обоим ушам, тот мгновенно падал без сознания.

Еще Суботко показывал Слиманскому использование пальцев для точечных ударов в горло, глаза, уши, коварные и жестокие удары головой, локтями, коленями, безжалостные выкручивания суставов и позвоночника, приемы перелома костей… «Это, Коля, настоящее самбо, — говорил он, — все остальное ерунда. Зачем хватать противника за руки, зачем его куда-то бросать, если любого человека можно «отключить» одним движением!»

* * *

Эта глава в книге Джона Гилби «Секреты боевых искусств мира», изданной в 1963 году, впервые познакомила европейцев и американцев с методами подготовки сотрудников советских спецслужб.

Конечно, автор лишь вскользь коснулся того, о чем до сих пор мало что известно даже в нашей стране. Вся информация, имеющая отношение к вопросам обучения сотрудников госбезопасности и разведки, до последнего времени продолжала скрываться под грозными грифами «секретно», «для служебного пользования», «без права публикации» и им подобным.

Режим секретности в таком деле как приемы самозащиты не являлся чем-то случайным. Политика властей в СССР всегда сводилась к тому, чтобы народ оставался полностью разоруженным. Даже за обладание финским ножом полагалось тюремное заключение! Что уж говорить о пистолете или винтовке. Ну, а приемы рукопашного боя — это тоже оружие, эффективность которого усиливается тем, что оно — «невидимое». В качестве суррогата самозащиты массам оставили спортивные единоборства — классическую и вольную борьбу, да еще бокс. Кстати, «советская школа» бокса всячески осуждала нокаут, делая акцент на игровую манеру ведения боя. Как видим, это тоже не случайно. Сейчас уже почти никто не помнит, что и спортивный раздел самбо до 1957 года разрешалось изучать только в обществе «Динамо», куда был закрыт доступ всем посторонним, кроме членов семей сотрудников «органов», а тренеры состояли на службе в этих органах. Чтобы не углубляться дальше в политику, вернемся к технической стороне проблемы.

В отличие от стран Дальнего Востока, искусство рукопашного боя у славян не было связано с какими-либо школами философско-религиозной направленности. Только в период родо-племенного строя, задолго до распространения христианства и возникновения феодальных государств, боевые искусства составляли неотъемлемую часть воинских культов, связанных с поклонением богам воинов (вроде Перуна) и священным животным — тотемам племен (волкам, медведям и прочим). Потом все это кануло в реку времени. Значительно позже, много веков спустя, собственные традиции рукопашного боя возникли в разных слоях российского общества.

Так, среди части офицеров-дворян была известна «Наука красиво убивать»; казаки-пластуны практиковали метод под названием «Спас»; у крестьян и мастеровых имелись свои региональные манеры боя типа нынешней «Бузы» или «Скобаря».

Наконец, существовал уголовный мир, с его жестокими и коварными способами нападения. Поэтому создатели советского самбо начинали не на пустом месте. И хотя системы Спиридонова, Ознобишина, Солоневича, Ощепкова и других существенно различались деталями, у них были общие принципы, характерные именно для отечественных традиций. Среди них можно выделить такие, как максимальную эффективность поражающего воздействия при минимальных энергозатратах; комбинирование приемов различного происхождения на основе нескольких базовых движений корпуса; короткий срок обучения навыкам боя, и ряд других.

Однако «настоящее» самбо практиковали исключительно в спецслужбах. Люди, проходившие выучку у его инструкторов, давали подписку о неразглашении. В результате возник информационный голод в очень важной сфере жизни, и с наступлением «оттепели» во внутренней политике распространение экзотических восточных единоборств оказалось запрограммированным. И это несмотря на то, что их изучение связано с множеством трудностей для нас: запоминанием труднопроизносимых терминов, «набивкой» ударных поверхностей рук и ног, освоением непривычных стоек, способов перемещения, атак и защит. Наконец, с постижением чуждой философии и психологии.

Но, как говорил великий Суворов, «русские прусских всегда бивали, чего ж тут перенимать?»

В самом деле, даже проигрывая отдельные войны, наши предки никогда не терпели поражений в рукопашных схватках. Как правило, они оказывались сильнее и рослых шведов, и коротышек-японцев, и темпераментных турок, и суровых немцев. Пора всем вспомнить, что у нас есть своя собственная школа боевого искусства, довольно простая, во всяком случае, без вычурных излишеств, легкая в освоении и притом в высшей степени эффективная.

Информацию о ней надо искать в архивах КГБ и МВД, в хранилищах ведомственных библиотек, а также у живых еще бывших сотрудников органов безопасности.

В заключение, воздавая должное нашей славной истории, и ради хотя бы частичного заполнения пробелов в сведениях о боевом самбо, предлагаю читателям несколько фрагментов из книги «Специальные приемы самбо», изданной Министерством обороны СССР в 1953 году с грифом «для служебного пользования».

* * *

…В этой книге изложены приемы нападения на противника с целью быстрого его поражения. Кроме того, здесь приведены способы зашиты от распространенных приемов нападения без оружияи с оружием.

В боевой обстановке надо стремиться к одной цели — быстрейшей победе над врагом ценой возможно меньших потерь. Для достижения этой цели приходится решать самые разнообразные задачи.

Иногда требуется взять противника не только живым, но и способным передвигаться. В других случаях нужно лишь одно — чтобы противник был живым, а его повреждения (например, перелом руки или даже ноги) не играют никакой роли.

…При отработке специальных приемов, в которых есть элементы бросков, следует разучивать сначала падения от данных бросков, затем спортивный бросок и только после этого переходить к осторожному проведению спецприема, останавливая движение там, где товарищу начинает угрожать опасность.

Тренировать обучаемых в выполнении спецприемов, включающих элементы бросков, нужно на чучелах. Удушающие захваты (и подобные им) следует только «примерять» к товарищу. Тренироваться в удушениях и подобных им приемах в полную силу надо на чучелах или на велосипедных камерах.

Особенно осторожно требуется подходить к изучению ударов. Их надо только обозначать, чтобы приобрести навык в поражении наиболее уязвимых точек на живом человеке. Тренироваться с целью развития силы, быстроты и меткости ударов нужно исключительно на чучелах и на подвесных мешках.

Для развития силы ударов ногами полезно заниматься футболом, а для развития силы ударов руками и ориентировки в бою — боксом. Эффективное применение изучаемых приемов возможно только при наличии общей хорошей физической подготовки. Все изучаемые приемы необходимо многократно повторять. От ударов руками следует переходить к захватам или к ударам ногами, а после броска противника (чучела) на голову — к ударам ногами по корпусу или к травмированию позвоночника.

Необходимо научиться различать уязвимые места тела противника под одеждой и использовать обувь — сапоги (ботинки) для нанесения точных и мощных ударов. Обучаемых нужно предупреждать, что некоторые приемы иногда не могут быть выполнены из-за того, что соответствующие места защищены плотной одеждой или обувью. В тех случаях, когда проведенный прием не дал полного результата, необходимо использовать ошеломление противника либо его полуобморочное состояние.

Для изучения спецприемов самбо не требуется сложного оборудования и специального зала. Занятия можно проводить на травяной или песчаной площадке.

УДАРЫ

Удар является мощным средством внезапного поражения противника и часто решает исход схватки. Применяя удары, необходимо знать не только их достоинства, но и недостатки. В противном случаемогут быть допущены непоправимые ошибки. Удары имеют три основных недостатка:

1. Их нельзя точно дозировать, то есть результат от удара может оказаться значительно большим, чем предполагал наносящий удар;

2. Проводя удар, можно сильно ушибить ту часть руки или ноги, которой бьют, а это понизит боеспособность бьющего;

3. Прочной защитой от многих ударов является одежда, особенно зимняя.

Тренироваться в нанесении ударов нужно на мешках, набитых волосом или опилками. Можно также склеить мешок из толстой резины и наполнить его водой. С первых же тренировок надо учиться не просто бить в мешок, а поражать определенные точки на нем. Обозначать цель на мешке можно мелом либо нашиванием яркого лоскутка.

Нашивать (приклеивать) такие лоскутки, делать пометки мелом необходимо на той высоте, на которой находится данная точка у человека среднего роста.

Кроме того, размер метки должен соответствовать величине обозначаемой части тела противника. Например, метка «промежность» делается на высоте 75 см в виде круга диаметром 6 см.

На первых занятиях удары наносят по мешку, который висит неподвижно. Поэтому после каждого удара откачнувшийся мешок надо останавливать.

Когда обучаемые приобретут навык ударов необходимой силы и меткости, следует переходить к ударам по качающемуся мешку. Их наносят:

а) догоняя удаляющийся мешок;

б) останавливая ударом летящий навстречу мешок.

Догоняя удаляющуюся мишень, обучаемый развивает глазомер, быстроту движений ног и подвижность корпуса, а также быстроту удара. Встречая двигающийся на него мешок, обучаемый развивает, кроме глазомера, мощность удара и устойчивость. Все удары надо обязательно научиться наносить как правой, так и левой рукой (ногой).

1. Удары руками

Удары пальцами производятся только в легко уязвимые места, поэтому тренируя их надо добиваться главным образом точности попадания.

а) Тычок пальцами в глаза (рис. 1)

Вытянув указательный и средний пальцы и раздвинув их как можно больше, согните и соедините остальные пальцы.

Сильно ткните вытянутыми пальцами в глаза противника почти горизонтальным движением, немного снизу вверх. Ослепленный не может наносить прицельных ударов, но в состоянии провести какой-либо захват.

б) Тычок указательным пальцем в надгрудную впадину (рис. 2)

Вытяните указательный палец, а остальные согните. Сильно ткните указательным пальцем в надгрудную впадину сверху вниз под углом в 45°. Тычок вызывает сильный кашель, слезы, иногда горловое кровотечение и обморок.

в) Удар ладонями по ушам (рис. 3, За)

Сложите пальцы вместе и немного согните ладони «лодочкой». Стоя сзади или спереди противника, неожиданно ударьте его ладонями обеих рук по ушам. В том и другом случае удары вызывают сильное головокружение, потерю равновесия и зачастую разрыв барабанной перепонки.

г) Удары ребром ладони по горлу (рис. 4).

Ребром напряженной правой ладони нанесите сильный удар снизу вверх примерно под углом 45° по горлу противника. Метить нужно как можно ниже в открытое горло, чтобы не попасть в подбородок. Этот удар вызывает обильное кровотечение изо рта, человек падает на землю, возможен глубокий обморок.

По шее сбоку (рис. 5).

Ребром напряженной правой ладони нанесите сильный удар наотмашь по шее противника сбоку, туда, где проходит сонная артерия. Этот удар сбивает человека с ног и в большинстве случаев вызывает обморочное состояние.

По шее сзади (рис. 6).

При подходе к против нику сзади сделайте такой же замах, как при ударе по горлу и ударьте ребром правой ладони наотмашь снизу вверх, примерно под углом 45°, в то место, где шея соединяется с черепом.

Удар вызывает падение человека на землю и обморочное состояние.

По шее сверху (рис. 7).

Этот удар выполняется в том случае, когда противник сильно наклонился вперед, либо стоит на четвереньках (рис. 7а). В том и другом случае удар наносится ребром напряженной правой ладони сверху вниз под углом 45° в место соединения шеи с черепом. Это удар очень опасен и вызывает по меньшей мере обморочное состояние.

В промежность (рис. 8).

Предположим, противник обхватил ваш корпус сзади из-под ваших рук. Шагните левой ногой влево и одновременно с этим резко поверните нижнюю часть своего корпуса вправо. Открыв таким образом промежность противника, нанесите ему удар ребром правой ладони сверху вниз. Противник отпустит вас и упадет, может потерять сознание. Рис. 8

д) Удары кулаком

По носу сверху (рис. 9).

Немного согнув кисть и сжав пальцы в кулак, нанесите удар его основанием в середину носа противника. Можно бить по носу при подходе сзади (рис. 9а). Для этого левой рукой неожиданно захватите снизу подбородок противника и, сильно запрокинув его голову назад, нанесите удар основанием кулака в то же место, что и спереди. Оба удара вызывают перелом тонких частей носа и сошника, отрыв хряща от носовой кости, обильное кровотечение и полную потерю боеспособности.

По ключице (рис. 10).

Немного согнув кисть и сжав пальцы в кулак, нанесите удар его основанием сверху вниз, в середину левой ключицы противника. Если на нем нет плотной одежды (пальто, куртка), этот удар вызывает перелом ключицы и значительное снижение боеспособности. Противник не может производить сильных захватов и ударов даже правой рукой, а сильные удары ногами вызывают у него боль в месте перелома.

В солнечное сплетение (рис. 11).

Стоя немного сбоку от противника, нанесите удар кулаком в живот противника прямо под мечевидный отросток грудинной кости.

Для усиления поражающего воздействия можно сложить кулак таким образом, чтобы основная фаланга среднего пальца выступала вперед (рис. 11а). Удар вызывает полуобморочное состояние.

e) Удар локтем в челюсть (рис. 12)

Захватив левой рукой правую руку противника и оттягивая его вниз, замахнитесь своей правой рукой влево так, чтобы ее кулак подошел к вашему левому плечу, а корпус сильно повернулся влево. Сделать такой замах можно под видом того, будто били противника кулаком в челюсть, но промахнулись. Сделав замах (и продолжая тянуть левой рукой противника за правую руку вниз), сильно ударьте локтем наотмашь немного снизу вверх в правую часть челюсти. Удар вызывает полуобморочное состояние или обморок.

2. Удары ногами

Удары ногами тем опаснее, чем толще подошва и каблук у сапога (ботинка). Особенно опасны удары «подкованной» обувью. Если приходится бить босой ногой, то рекомендуется производить удар не носком, а пяткой.

а) Удары носком обуви

По наружному мыщелку (рис. 13).

Находясь сбоку от противника, нанесите удар носком по наружному мыщелку его ноги, либо на 3–5 см выше мыщелка. Удар вызывает трещину или перелом нижнего конца малоберцовой кости.

Эта травма значительно снижает боеспособность противника в положении стоя. Лежа он может бить неповрежденной ногой.

По голени (рис. 14).

Находясь спереди от противника, ударьте носком по голени его впереди стоящей ноги в нижней ее трети. Такой удар вызывает огромную гематому (кровоподтек), повреждает надкостницу, влечет трещину или перелом малоберцовой кости.

б) Удары подошвой

В колено (рисунок. 15).

Находясь прямо перед противником, повернитесь на левом носке влево, выдвигая левую пятку вперед, и нанесите сильный удар правой стопой по колену впереди стоящей ноги противника так, чтобы удар пришелся по суставу.

Находясь сбоку от противника, нанесите удар в наружную сторону коленного сустава так, чтобы его нога подкосилась внутрь (рис. 15а).

Эти удары вызывают разрыв коленных связок, ущемление менисков, а иногда и вывих коленного сустава. В результате противник больше не может действовать стоя.

В живот (рис. 16).

Техника удара аналогична предыдущей. Удар вызывает обморочное состояние и падение на землю.

в) Удары каблуком

В позвоночник (рис. 17).

Подойдя к противнику сзади, ударьте его каблуком любой ноги в область поясничных позвонков. От этого удара противник падает на землю с повреждением позвоночника вплоть до перелома.

По подъему (рис. 18).

Если противник обхватил вас сзади, ударьте его каблуком сверху вниз по подъему выставленной вперед ноги. Удар вызывает перелом плюсневых костей стопы.

По голени (рис. 19).

В той же ситуации можно ударить каблуком в голень выставленной вперед ноги, немного ниже середины голени. Удар вызывает трещину или перелом больше-берцовой кости.

По колену (рис. 20) и в промежность (рис. 21).

Ударьте противника, обхватившего вас сзади, сначала каблуком в колено, чтобы заставить его отодвинуться назад, а затем снизу вверх в промежность.

г) Удары коленом

В лицо (рис. 22).

Захватив противника двумя руками за голову (за волосы, за края головного убора) рывком на себя-вниз наклоните его голову вперед. Навстречу движению головы ударьте его коленом в лицо.

Удар вызывает обильное носовое кровотечение, повреждает губы, а иногда выбивает зубы. Возможен также перелом носовой кости. Противник приходит в полуобморочное состояние или теряет сознание.

В промежность (рис. 23).

Если противник находится близко к вам или обхватил ваше туловище спереди, ударьте его коленом в промежность. Удар вызывает сильную боль, возможен обморок.

3. Удар головой

Лбом, ближе к темени (рис. 24).

Захватив противника за рукава, рывком потяните его на себя-вниз. Одновременно ударьте верхней частью своего лба в лицо противника в область носа — верхней губы.

Затылком (рис. 25).

Если противник обхватил вас сзади с руками, то наклоните свою голову вперед, а затем с размаху сильно ударьте противника задней частью головы в лицо. Оба этих удара вызывают обильное кровотечение из носа и повреждение губ.

Возможен перелом носовой кости, могут быть выбиты зубы.

4. Удары ногой по противнику, упавшему на четвереньки

Если противник по какой-либо причине упал на четвереньки, немедленно воспользуйтесь создавшимся положением и нанесите ему удар ногой.

а) Удары носком

В лицо (рис. 26).

Если вы оказались спереди от упавшего противника, ударьте его в лицо носком обуви снизу вверх. Удар вызывает сильные повреждения лица и обморок.

В живот (рис. 27), или по груди (рис. 28).

Если вы оказались сбоку от упавшего противника, ударьте его носком снизу вверх, стараясь попасть либо в солнечное сплетение, либо по ребрам грудной клетки. Первый удар вызывает обморочное состояние, второй ломает два-три ребра.

5. Удары ногой по противнику, упавшему набок

В висок (рис. 29).

Производится каблуком. Может вызвать смерть.

По затылку (рис. 30).

Если противник упал на бок и обращен к вам спиной, ударьте его носком в то место, где шея соединяется с основанием черепа. Удар вызывает обморок, может также привести к смерти.

В живот (рис. 31).

Если противник лежит на боку лицом к вам, ударьте его носком в солнечное сплетение. Удар вызывает обморок.

6. Удары ногой по противнику, упавшему на живот

По позвоночнику (рис. 32).

Став левой стопой вплотную к телу противника, правым каблуком сильно ударьте его в среднюю часть спины по позвоночнику. Удар вызывает повреждение позвонков и обморок. Можно также наносить этот удар в область копчика.

По темени (рис. 33).

Если вы находитесь со стороны головы упавшего на живот противника, ударьте его по темени носком обуви. Удар ведет к потере сознания.

Здесь приведена лишь небольшая часть приемов, описанных в книге «Специальные приемы самбо». Но достаточно и этих.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

1. Совершенствование техники удара прикладом сбоку

Удар прикладом сбоку наноситься с места или с коротким шагом сзади стоящей ноги.
Удар прикладом сбоку наносится противнику после отбива его оружия или когда нанесение укола затруднено. Из изготовки к бою с толчком правой ноги и быстрым движением правой руки снизу вверх налево, а левой па себя с одновременным поворотом корпуса влево нанести удар острым углом приклада в голову противника (челюсть, висок). В момент удара правая нога выставляется несколько впереди левой, правая рука полусогнута, ствол автомата направлен влево вниз.

Удар прикладом сбоку

Выполнение отдельных приемов оценивается:

  • «выполнено» – если прием проведен согласно описанию быстро, уверенно и доведен до завершения;
  • «не выполнено» – если прием проведен не в соответствии с описанием или не доведен до завершения.

2. Тренировка прыжков в глубину с опорой на руку

Прыжок в глубину с опорой на руку. Для соскакивания с препятствия присесть на краю препятствия, при этом левой рукой опереться о препятствие. Одновременно обеими ногами сильно оттолкнуться от препятствия и спрыгнуть на полусогнутые, слегка расставленные ноги как можно дальше от препятствия. Оружие держится в правой руке или находится в положении «за спину».

Выполнение упражнения оценивается:

  • «отлично» – если упражнение выполнено согласно описанию, без ошибок, легко и уверено, допущены незначительные ошибки при приземлении;
  • «хорошо» – если упражнение выполнено согласно описанию, но недостаточно уверенно и с незначительными ошибками;
  • «удовлетворительно» – если упражнение выполнено согласно описанию, но неуверенно и со значительными ошибками;
  • «неудовлетворительно» – если упражнение не выполнено или искажено.

Рукопашный бой: секретное оружие Красной Армии

Для немецко-фашистских захватчиков, которые напали на СССР 22 июня 1941 года, умение бойцов Красной Армии драться штыками, саперными лопатками и ножами стало такой же неожиданностью, как и средний танк Т-34 или легендарный реактивный миномет «Катюша». Штыковую атаку советских войск и ее эффективность немцы смогли оценить на себе уже в первые часы войны в Брестской крепости. В этом нет ничего удивительно, ведь в Красной Армии практически с самого ее создания военнослужащих начали активно тренировать, развивать их скоростные качества, выносливость, ловкость, силу, а также уделять должное внимание моральным и психологическим качествам бойцов. Рукопашный бой стал очень важной частью подготовки красноармейцев.

В то же время история штыка в русской армии началась задолго до Великой Отечественной войны. Она берет свое начало со времен Петра I. Введение в 1709 году штыка вместо багинетов сделало ружье вполне пригодным для действий в бою не только огнем и прикладом, но и штыком. В отличие от багинета штык не надо было отделять от ружья перед каждым новым выстрелом и в процессе заряжания. Соединение штыка с ружьем существенно повысило наступательную силу русского пехотинца. В отличие от армий европейских стран, в которых штык использовался как оборонительное оружие, в русской армии его использовали в качестве наступательного оружия. Сильный штыковой удар стал неотъемлемой частью тактики русской армии. Со временем русский метод ведения штыкового боя настолько запугал неприятеля, что согласно Женевской конвенции традиционный удар в живот был заменен на «более гуманный» удар штыком в грудь.
Официально обязательными занятия по гимнастике и ножевому бою стали в Красной Армии уже в 1918 году, они сочетались с обязательными учениями по стрельбе. Рукопашный бой в армии обязательно включал в себя боевую гимнастику — различные движения с оружием, лопаткой, кувырки, а также преодоление разнообразных препятствий. За годы гражданской войны удалось накопить очень большой опыт рукопашных схваток, на основе данного опыта в дальнейшем и шло развитие рукопашного боя в СССР. Начиная с 1924 года, в стране начали издаваться первые официальные военные руководства по физподготовке бойцов и граждан допризывного возраста.
До начала Великой Отечественной войны в армии успело пройти достаточное количество реформ, которые существенно изменяли принципы рукопашного боя. Штыковой бой, метание гранат и стрельба были объединены в едином комплексе. Большие уроки были извлечены и из военных конфликтов с Японией и Финляндией. Полученный Красной Армией опыт доказывал, что штыковой бой или, во всяком случае, готовность к нему, по-прежнему были решающим и заключительным элементом любой атаки. Данный же опыт ясно свидетельствовал о существенных потерях в рукопашных схватках как в силу грамотного использования штыка, так и вследствие неумения его применять.
В СССР понимали, что рукопашная схватка, ночной бой, действия разведчиков, комбинация удара гранат и холодного оружия — все это создавало ту обстановку, которая требует необходимой выучки мирного времени для любой армии, которая хочет обеспечить себе победу в будущих сражениях и достичь ее при этом малой кровью. Боевой устав пехоты РККА еще до войны был довольно категоричен: «Конечной боевой задачей пехотинца в наступательном бою является разбить противника в рукопашной схватке».
Красноармейцев постоянно учили тому, что их штык является наступательным оружием, а сама сущность штыкового боя трактовалась так: «Опыт войн показывает нам, что большое количество солдат было убито или ранено только по той причине, что они не умели соответствующим образом применять свое оружие, особенно штык. В то же время штыковой бой является решающим фактором любой атаки. До последней возможности штыковому бою предшествует стрельба. В то же время штык является главным оружием в ночном бою». Солдат Красной Армии учили, что в ходе рукопашного боя отступающих врагов нужно теснить штыком и ручными гранатами до самой линии, которая была указана в приказе. А бегущего противника преследовать быстрым, метким и спокойным огнем.

В Красной Армии много внимания уделялось быстроте, с которой могли двигаться бойцы, а их смекалка развивалась при помощи быстрых игр и разнообразных физических упражнений, которые требовали мгновенной реакции мышц и высокой скорости мышления. При этом существенную роль в развитии индивидуальных качеств бойцов играли бокс и самбо, которые шли рука об руку с обучением основам штыкового боя.
Суровая школа войны
Финская война доказала важность изучения приемов рукопашного боя, а сражения с фашистскими войсками, особенно бои в городах и окопные бои, данный опыт обобщили и значительно усилили. Генерал-лейтенант Герасимов таким образом описывал тактику по штурму укрепленных районов обороны противника: «С дистанции 40-50 метров атакующие пехотинцы должны прекратить огонь, чтобы одним решительным броском достичь вражеских траншей. С дистанции 20-25 метров в дело вступают ручные гранаты, которые солдаты метают на бегу. Далее следует выстрел в упор и поражение противника с помощью холодного оружия».
Катастрофическое начало войны и котлы 1941 года привели к существенным потерям в рядах Красной Армии. Но уже в те тяжелые месяцы войны стали ясны сильные стороны советских вооруженных сил. Удалось установить, что в рукопашном бою солдаты вермахта по уровню подготовки уступали красноармейцам. Таким образом, кипевшие до начала войны споры о том, что штык уже утратил свою актуальность, продемонстрировали правоту тех военных специалистов, кто настаивал на массовом обучении солдат навыкам штыкового боя.
Сегодня на кадрах кинохроники тех лет можно увидеть, как ополченцев учат колоть противника штыком на бегу, но в первые месяцы войны уничтожать фашистских захватчиков приходилось в других условиях — в своих или чужых окопах, стараясь нанести точный удар в шею. При этом наиболее грозным оружием советских бойцов стала саперная лопатка. Особенно хорошо этим импровизированным оружием владели вступившие в ряды РККА строители и многочисленные колхозники, которым до начала войны приходилось частенько работать плотницкими топорами. Их удары были резкими и порой такой силы, что могли перерубать конечности, не говоря уже о разбитых головах. После рукопашных боев похоронные немецкие команды часто обнаруживали своих солдат с раскроенными черепами.

Вспоминая кампании в Европе, солдаты и офицеры вермахта все чаще в разговорах между собой и в своих письмах на родину высказывали мысль: «Кто не дрался в русской рукопашной схватке, тот не видел настоящей войны». Артиллерийский огонь, бомбардировки, перестрелки, голод и холод, изнурительные марши в грязи не могли идти ни в какое сравнение с яростными и короткими схватками, в которых выжить было очень трудно.
«Мы 15 дней сражались за один дом, применяя минометы, пулеметы, гранаты, штыки, — писал немецкий лейтенант 24-й танковой дивизии в своем письме домой о боях в Сталинграде. — Уже на третий день боев на лестничных клетках, лестницах и подвалах мы оставили трупы 54 моих товарищей. «Линия фронта» в этой войне шла по коридору, который разделял сгоревшие комнаты, по потолку между этажами. Подкрепления подтягивались к нам по пожарным лестницам, дымоходам, из соседних зданий. При этом борьба шла с утра до ночи. С одного этажа на другой мы с почерневшими от копоти лицами забрасываем друг друга гранатами, сражаясь в грохоте разрывов, клубах дыма и пыли, среди луж крови, куч цемента, обломков мебели и фрагментов человеческих тел. Спросите любого бойца, что означают полчаса рукопашной схватки в таком бою. И представьте потом себе Сталинград. 80 дней и 80 ночей одних рукопашных боев. В которых длина улицы измеряется теперь не метрами, а оставленными трупами».
Основные приемы штыкового боя
В Красной Армии практиковались следующие основные приемы штыкового боя: укол, удар прикладом и отбивы.
Укол
Укол, безусловно, являлся основным приемом штыкового боя красноармейца. Основным моментом штыкового боя было устремление прямо на неприятеля винтовки со штыком, угрожая его горлу и удар в открытое место тела. Чтобы выполнить укол, необходимо было послать винтовку (карабин) обеими руками вперед (направив острие штыка в цель) и, полностью выпрямив левую руку, продвигать оружие правой рукой по ладони левой руки до тех пор, пока магазинная коробка не ляжет на ладонь. Одновременно с этим необходимо было резко выпрямить правую ногу и, подавая корпус вперед, нанести укол с выпадом левой ноги. После этого нужно было немедленно выдернуть штык и принять исходное положение.
В зависимости от боевых обстоятельств укол мог наноситься как без обмана, так и с обманом врага. В тех случаях, когда оружие противника не мешало нанести укол, необходимо было колоть прямо (укол без обмана). А когда противник был прикрыт своим же оружием, то, посылая штык прямо, нужно было создать угрозу укола (обмана), а при попытке противника совершить отбив быстро перевести свой штык на другую сторону оружия противника и нанести ему укол. При этом требовалось всегда держать своего противника под ударом, так как солдат, который не смог нанести чувствительный удар в открытое место тела своего противника в течение даже всего лишь одной пятой секунды, сам рисковал быть убитым.

Освоение техники совершения укола красноармейцами выполнялось в следующей последовательности: сначала отрабатывался укол без чучела; после этого укол в чучело; затем укол с шагом вперед и выпадом; укол в движении шагом и бегом; укол по целой группе чучел с изменением направления движения; в конце бойцы отрабатывали укол по чучелам в различной обстановке (траншеях, окопах, лесной местности и т.д.).
При тренировке и изучении укола основное внимание уделялось развитию силы и меткости. В рамках изучения солдаты Красной Армии буквально наизусть запоминали изречение русского генерала Драгомирова: «Необходимо постоянно помнить, что при использовании холодного оружия глазомер, несомненно, более важен, чем при ведении огня: там неверность руки или ошибка в определении расстояния до цели ведет к потере пули, здесь она может привести к потере жизни».

Удар прикладом
Удары прикладом солдаты должны были использовать, если встречались со своим противником вплотную, когда уже нельзя было нанести ему укол. При этом удары можно было наносить сбоку, сверху, вперед и назад. Для того чтобы нанести по противнику удар сбоку, нужно было одновременно с выпадом правой ногой вперед и движением правой руки снизу вверх нанести сильный удар острым углом приклада в район головы солдата противника. Удар прикладом сбоку можно было удобно применять после выполнения отбива влево.
Для нанесения удара прикладом вперед нужно было оттолкнуть правой рукой приклад вниз и, перехватив в правую руку выше верхнего ложевого кольца, отвести свою винтовку или карабин назад, осуществить замах, после чего с выпадом левой ногой, затылком приклада ударить врага.
Для нанесения удара прикладом назад нужно было повернуться на каблуках обеих ног направо кругом (при этом ноги в коленях не разгибались), одновременно с этим нужно было сделать замах, для этого нужно было отвести винтовку или карабин как можно дальше назад, повернув ее магазинной коробкой вверх. После этого с выпадом правой ноги необходимо было осуществить удар затылком приклада в лицо врага.

Для того чтобы нанести удар прикладом сверху, нужно было подбросить оружие, повернув его магазином вверх, на лету схватить левой рукой сверху у верхнего ложевого кольца, а правой рукой снизу у нижнего ложевого кольца и с проведением выпада правой ногой нанести сильный удар сверху острым углом приклада.
При этом удары прикладом необходимо было наносить быстро, метко и сильно. Тренировка данных ударов осуществлялась по чучелам типа «сноп» или по шару тренировочной палки.
Отбивы
Отбивы использовались красноармейцами для защиты от уколов противника при нападении, когда оружие в руках противника мешало провести укол. После отбива удара противника нужно было немедленно самим провести укол или осуществить удар прикладом. Отбивы выполнялись вправо, влево и вниз направо. Отбив в правую сторону осуществлялся, когда вражеский солдат угрожал уколом в верхнюю правую часть туловища. В такой ситуации быстрым движением левой руки вправо и немного вперед необходимо было сделать короткий и резкий удар цевьем по вражескому оружию и немедленно осуществить укол. Чтобы провести отбив вниз направо (при попытке противника уколоть в нижнюю часть туловища), необходимо было быстрым движением левой руки полукругом влево и вниз направо провести резкий удар цевьем по винтовке противника.

Отбивы выполнялись одними руками, они совершались быстро и с небольшим размахом, без осуществления поворота корпуса. Размашистый отбив являлся невыгодным по той причине, что солдат открывал себя, давая возможность нанести укол противнику. Сначала происходило изучение только техники отбивов, после чего изучался отбив направо при уколе тренировочной палкой и отбив с последующим выполнением укола в чучело. После этого тренировки начинали проводить в усложненной и разнообразной обстановке в сочетании с уколами и ударами прикладом.
Во время Великой Отечественной войны состоялось огромное количество рукопашных схваток. Это была жизненная необходимость. При этом статистика наглядно показывает, что в большинстве рукопашных схваток инициаторами выступали именно бойцы и командиры Красной Армии. По статистике, противники красноармейцев решались на рукопашную схватку лишь в 29% случаев, что говорит об их страхе перед этим видом боя, в то же время бойцы Красной Армии, наоборот, стремились навязать противнику рукопашный бой.
Источники информации: