Рейд на тацинскую

Тацинский рейд генерала Василия Баданова

Тацинский рейд генерал-майора Василия Баданова стал одной из самых славных страниц Великой Отечественной войны. В декабре 1942 года, когда обстановка под Сталинградом оставалась очень напряженной, войска его 24-го танкового корпуса прорвали фронт и вышли к немецкому тыловому аэродрому, который располагался в станице Тацинской и использовался для обеспечения снабжения окруженной советскими войсками армии Паулюса. За этот подвиг 26 декабря 1942 года танковый корпус был переименован во 2-й Гвардейский, ему было присвоено наименование «Тацинский», а сам генерал Василий Баданов был награжден орденом Суворова II степени за номером один.

Говоря о Тацинском рейде, нельзя не задуматься и роли личности в истории. Руководил операцией человек, который долгое время своей жизни посвятил сугубо мирной профессии Василий Михайлович Баданов (1895-1971) был педагогом. В юности он успешно окончил учительскую семинарию, однако многое изменила Первая мировая война. В 1916 году он заканчивает Чугуевское военное училище и к революции командует уже ротой, будучи поручиком. После возвращения домой с фронта он снова берется за учительский труд, возвращаясь в армию только в 1919 году, теперь уже в ряды РККА. В целом после окончания Гражданской войны его военная карьера пошла вверх. В январе 1940 года он был назначен на должность директора Полтавского военного автомобильного технического училища, а 11 марта 1941 года уже непосредственно перед войной принял на себя командование 55-й танковой дивизией из состава 25-го механизированного корпуса. То, что бывший поручик царской армии не попал под «нож» репрессий в 1937 году, свидетельствует о том, что Баданов родился под счастливой звездой, он был «человеком звездного часа». Этот час пробил в декабре 1942 года, навсегда вписав имя генерала в историю.
Приближалось католическое рождество 1942 года, а у берегов Волги зрела кульминация грандиозного сражения, которое в будущем ознаменует своим результатом коренной перелом в войне. Войска Манштейна пытались всеми силами пробиться к Сталинграду, деблокировав окруженную у города армию Паулюса. Для этого была организована операция «Винтергевиттер» («Зимняя буря», буквальный перевод «Зимняя гроза»), которая стала для советского командования тактической неожиданностью. Советское командование ожидало деблокирующего удара немецких войск, но не с южного направления, а с западного, где расстояние между основными силами немецких армий и окруженной группировкой было минимальным.
Василий Михайлович Баданов, весна 1942 года
Немецкое наступление началось 12 декабря 1942 года и на первом этапе развивалось очень удачно. 302-я стрелковая дивизия Красной армии, которая приняла на себя основной удар немцев, достаточно быстро была рассеяна и во фронте 51-й армии возникла брешь. Этот факт обеспечил немецким деблокирующим частям быстрое продвижение вперед. Уже к концу дня немецкая 6-я танковая дивизия, которая составляла костяк наступающей группировки и была недавно переброшена из Франции, вышла на южный берег реки Аксай. В это же время 23-я немецкая танковая дивизия, переброшенная с Кавказа, достигла реки Аксай в районе севернее Небыкова. 13 декабря, переправившись через Аксай, 6-я танковая дивизия смогла выйти к поселку Верхне-Кумский, где была остановлена контратаками советских частей на 5 дней, которые в конечном итоге и решили во многом судьбу немецкого контрудара. Когда 20 декабря части немецкой группировки вышли к реке Мышкова (до окруженной группировки Паулюса оставалось 35-40 км), они встретили там части подошедшей 2-й гвардейской армии Сталинградского фронта. К этому моменту немцы потеряли в боях уже до 230 танков и до 60% своей мотопехоты.

Находившаяся в окружении группировка немецких войск под Сталинградом снабжалась по воздуху и сдаваться в декабре 1942 года не собиралась. Снабжение окруженных частей производилось с крупного аэродрома, расположенного в станице Тацинская. Именно в этот момент, когда части Манштейна продолжали свои попытки по деблокированию войск Паулюса, Василий Баданов получил о командующего армией Ватутина свою главную боевую задачу. Танковому корпусу Баданова надлежало провести что-то похожее на грандиозную разведку боем. Операция во многом была рассчитана на героизм без оглядки на обстоятельства и потери. Прорвавшись через позиции 8-й итальянской армии, 24-му танковому корпусу надлежало выйти в тыл немцам, решив сразу три задачи: попытаться отрезать оперативную группу немецких войск от Ростова-на-Дону, отвлечь на себя немецкие войска, которые были нацелены на Сталинград и разгромить аэродром у станции Тацинской, который использовался для снабжения окруженной 6-й армии Паулюса.
24-й танковый корпус генерал-майор Василий Баданов принял в апреле 1942 года. После тяжелых боев под Харьковом, где корпус потерял практически 2/3 своего состава, он был выведен на переформирование. До декабря 1942 года корпус восстанавливал свою боеготовность, фактически находясь в резерве Ставки ВГК. К моменту Тацинского рейда в состав корпуса входили три танковых бригады: 4-я гвардейская танковая, 54-я танковая, 130-я танковая, а также 24-я мотострелковая бригада, 658-й зенитно-артиллерийский полк и 413-й отдельный гвардейский минометный дивизион. К моменту наступления в 24-м танковом корпусе укомплектованность танками составляла 90%, личным составом — 70%, автотранспортом — 50%. Всего в его составе насчитывалось до 91 танка (Т-34 и Т-70).

Первый этап наступления 24-го танкового корпуса прошел успешно. 19 декабря, будучи введенным в бой с Осетровского плацдарма в полосе действия 4-го гвардейского стрелкового корпуса, на участке фронта, который обороняли итальянские части, танковый корпус Баданова практически не встретил существенного сопротивления с их стороны. Блокирующие части, которые были задействованы в глубине итальянского фронта, в водосборном бассейне реки Чир, вскоре обратились в бегство под напором атак советских войск, бросая на поле боя орудия и автомобильную технику. Многие итальянские офицеры срывали знаки различия и пытались скрыться. Танкисты Баданова давили итальянцев, буквально как клопов. По воспоминаниям самих танкистов, они встречали боевые машины, которые буквально потемнели от крови. Несмотря на то, что немцам стало известно о продвижении танкового корпуса русских, «перехватить» его они не успели. За пять дней стремительного марша танкисты Баданова смогли преодолеть 240 километров.
При этом в ходе действий советских войск 8-я итальянская армия была фактически разгромлена. Более 15 тысяч ее солдат попали в плен. Остатки итальянских дивизий отходили, бросая технику и склады с продовольствием и боеприпасами. Многие штабы снимались с места, теряя связь с частями, все спасались бегством. При этом 8-я итальянская армия, которая к осени 1942 года насчитывала в своем составе примерно 250 тысяч солдат и офицеров, потеряла убитыми, ранеными и пленными половину своего состава.
К восьми часам вечера 21 декабря 24-й танковый корпус смог достичь населенного пункта Большаковка. После этого Василий Баданов приказал командирам 130-й танковой бригады подполковнику С. К. Нестерову и командиру 54-й танковой бригады полковнику В. М. Полякову переправить свои соединения по уцелевшим мостам через реку Большая, обойдя Большинку с северо-запада и севера, и к исходу 21 декабря овладеть данным населенным пунктом. В это же время 4-й гвардейской танковой бригаде, которой командовал полковник Г. И. Копылов, была поставлена задача к утру 22 декабря освободить от противника Ильинку. Преодолев водную преграду, части 130-й танковой бригады смяли боевое охранение противника и ворвались на северо-восточную окраину Большинки и завязали там бой. Не обладая информацией о силах наступающих советских войск, противник бросил свои резервы против 130-й танковой бригады. В это время 54-я танковая бригада нанесла по противнику удар с северо-западного направления. 21 декабря к 23 часам село было захвачено.

Тяжелые бои корпус начал вести лишь на подступах к Тацинской. Так с трудом удалось захватить Ильинку, которую, как ни странно, очень упорно обороняли полбатальона немцев и до полутора сотен казаков, которые вступили в вермахт. При этом уже перед Тацинской в баках танков оставалось менее половины запасов топлива, а база снабжения корпуса располагалась на удалении в 250 километров в Калаче. При этом корпусных средств подвоза топлива и боеприпасов было явно недостаточно, но корпус успешно наступал и в таких условиях.
Второй этап наступательной операции — это непосредственно штурм станицы Тацинской. Он начался утром 24 декабря в 7:30 после удара реактивных минометов «Катюша» из состава 413-го Гвардейского минометного дивизиона. После этого на немецкий тыловой аэродром, с которого едва успел унести ноги генерал Мартин Фибиг командующий 8-го корпуса люфтваффе, ринулись советские танки. Удар был нанесен одновременно с трех сторон, сигналом к общей атаке стал артиллерийский налет «Катюш» и переданный по радиосвязи сигнал «555».
Вот, что позднее вспоминал немецкий летчик Курт Шрайт о том, как это произошло: «Утро 24 декабря 1942 года. На востоке забрезжил слабый рассвет, освещая еще серый горизонт. В этот момент советские танки, на ходу ведя огонь, внезапно врываются в станицу Тацинскую и на аэродром. Самолеты вспыхивали, как факелы. Всюду бушевало пламя пожаров, рвались снаряды, взлетали на воздух складированные боеприпасы. По взлетному полю метались грузовики, а между ними носились отчаянно кричащие люди. Кто же отдаст приказ, куда направиться пилотам? Взлетать и уходить в направлении Новочеркасска — вот все, что успел приказать генерал Фибиг. Начинается форменное безумие. Со всех сторон на взлетную полосу выезжают и стартуют самолеты. Все это происходит под огнем противника и в свете разгоревшихся пожаров. Небо распростерлось багровым колоколом над тысячами погибающих солдат, лица которых выражали безумие. Вот один транспортный самолет Ю-52, не успев подняться в воздух, врезается в советский танк и взрывается со страшным грохотом. Вот уже в воздухе сталкиваются «Хейнкель» с «Юнкерсом» и разлетаются на мелкие обломки вместе со своими пассажирами. Рев авиамоторов и танковых двигателей смешивается с ревом взрывов, орудийным огнем и пулеметными очередями, формируя чудовищную музыкальную симфонию. Все вместе это создает в глазах зрителя тех событий полную картину разверзшейся преисподней».


Менее чем через 12 часов генерал-майор Василий Баданов докладывал по радиосвязи, что задача выполнена. Станица Тацинская и аэродром противника были захвачены. Немцы потеряли до 40 самолетов (крупные командные «приписки», которые довели количество уничтоженных и захваченных самолетов практически до 400, появились гораздо позднее). Но самым главным итогом было то, что окруженная группировка Паулюса лишилась базы снабжения по воздуху. Однако немцы не сидели, сложа руки. Еще ночью 23 декабря Манштейн, понимая, что уже не пробьется к Паулюсу, передислоцирует 11-ю танковую дивизию и 6-ю танковую дивизию, против корпуса Баданова. Они движутся форсированным маршем с целью остановить продвижение советского танкового корпуса. Танковые дивизии немцев сумели клещами зажать корпус Баданова, по которому теперь непрерывно работает артиллерия и совершает удары немецкая авиация. Уже 24 декабря передовые отряды из состава 6-й немецкой танковой дивизии при поддержке подразделений штурмовых орудий захватывают районы, расположенные севернее Тацинской.
К 25 декабря в составе корпуса Баданова оставалось в строю 58 танков: 39 средних танков Т-34 и 19 легких танков Т-70, при этом боеприпасы и ГСМ были на исходе. Утром 26 декабря в расположение корпуса при поддержке 5 танков Т-34 смогли пробиться 6 грузовиков с боеприпасами, а также 5 бензозаправщиков. Больше никакого снабжения корпус получить не сможет. Примерно тогда же Василий Баданов узнает о том, что его корпусу было присвоено звание гвардейского.
Ватутин пытался помочь Баданову, отправив на помощь два моторизованных корпуса и две стрелковые дивизии, однако генерал Раус, который командовал немецкой 6-й танковой дивизией, сумел отразить все атаки советских войск. Части генерал-майора Баданова оказались в окружении, сопротивляясь отчаянно. Многие солдаты корпуса сражались буквально до последнего патрона. Горящие в станице Тацинской силосные башни и зернохранилища подсвечивали ужасающую картину боев — искореженные противотанковые орудия, разбитые транспортные колонны снабжения, обломки самолетов, горящие танки, обмороженных до смерти людей.

27 декабря Василий Баданов докладывает Ватутину о том, что ситуация очень серьезная. Снаряды на исходе, в корпусе серьезные потери в личном составе, удерживать Тацинскую более не представляется возможным. Баданов просит разрешения на прорыв корпуса из окружения. Но Ватутин приказывает удерживать станицу и «только если произойдет худшее», постараться вырваться из окружения. Реалистично оценивая свои возможности и ситуацию, генерал-майор Баданов лично принимает решение о прорыве. Морозной ночью 28 декабря оставшиеся силы 24-го танкового корпуса сумели нащупать слабое место в немецкой обороне и прорвались из окружения в район Ильинки, переправились через реку Быстрая и соединились с советскими частями. При этом в живых осталось всего 927 человек, едва десятая часть корпуса, который начинал наступление 19 декабря 1942 года. Более крупные и свежие силы не смогли пробиться им на выручку, а они смогли выйти из окружения, совершив настоящий подвиг.
Верховный Совет и Советское Верховное главнокомандование отметили героизм частей 24-го танкового корпуса, их доблестное сопротивление до конца и беспримерный танковый рейд в глубоком немецком тылу, которые стали замечательным примером для всей остальной Красной Армии. За время своего рейда 24-й танковый корпус отчитался об уничтожении 11292 солдат и офицеров противника, было взято в плен 4769 человек, подбито 84 танка, уничтожено 106 орудий. Только в районе Тацинской было уничтожено до 10 батарей противника. После Тацинского рейда в войсках появилась шутка о том, что лучшим средством для борьбы с немецкой авиацией являются гусеницы танков.
Сам же Василий Баданов в итоге дослужился до генерал-лейтенанта. Через два года во время Львовско-Сандомирской наступательной операции он получил тяжелое ранение и контузию. После излечения в августе 1944 года генерал-лейтенант Василий Баданов был назначен на должность начальника управления военно-учебных заведений Главного управления формирования и боевой подготовки бронетанковых и механизированных войск Советских Армии. Так произошло возвращение боевого генерала к педагогической деятельности.
Памятник-мемориал «Прорыв»
Источники информации:

Русские в Монголии. Страницы истории.

СССР — МОНГОЛИЯ

СВЕТСКИЕ ВОЕННЫЕ ЧАСТИ В МНР

2 ГВАРДЕЙСКАЯ ТАНКОВАЯ ТАЦИНСКАЯ
КРАСНОЗНАМЕННАЯ ОРДЕНА СУВОРОВА ДИВИЗИЯ

История 2-ой гвардейской танковой Тацинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии идет с 1942 года с момента формирования 2-й гвардейского Тацинского Краснознамённого ордена Суворова II степени танкового корпуса (2гв.тк).

На основании приказа главнокомандующего Юго-Западным направлением № 00274/оп от 17 апреля 1942 года, для «более массированного использования танков», приказом по войскам Южного фронта № 00156 в районе Ворошиловграда, из танковых бригад, был сформирован 24-й танковый корпус.

24-й танковый корпус, после тяжёлых майских боёв на Южном фронте, в составе 4-й гвардейской танковой, 2-й, 54-й танковых и 24-й мотострелковой бригад, практически до ноября 1942 года находился в резерве Ставки ВГК, восстанавливая боеспособность.
Директивой ставки ВГК № 170465 от 28 июня 1942 года корпус, из состава Юго-Западного фронта, переподчинён Брянскому фронту.

В декабре 1942 года, когда под Сталинградом решалась судьба окружённой фашистской группировки Паулюса, корпус, в Среднедонской операции (операция «Малый Сатурн»), преодолев с боями за пять суток около 240-ка километров, разгромил в тылу противника базу снабжения, гарнизон и крупный аэродром (86 немецких самолётов при этом было уничтожено), с которого обеспечивалась окружённая группировка немецко-фашистских войск, перерезал железную дорогу на Сталинград и 24 декабря 1942 года овладел железнодорожной станцией и станицей Тацинская, Ростовская область. Противник, перебросив к Тацинской две танковые и две пехотные дивизии, пытался окружить и уничтожить корпус. После 4-х дневного боя корпус вышел из окружения. Кроме нанесения потерь немецко-фашисткой группировке в Тацинской,танкисты уничтожали гарнизоны противника в окрестных хуторах и сёлах. Приказом НКО СССР № 412 от 26 декабря 1942 года 24-й танковый корпус за боевые заслуги преобразован во 2-й гвардейский танковый корпус.

С марта 1943 года 2гв.тк, в составе Воронежского фронта готовился к Курской битве, а затем и участвовал в ней. После кратковременного отдыха, с сентября, уже в составе Западного фронта, участвовал в осенне-зимних боях по форсированию р. Проня (белор.). С мая 1944 года до конца войны действовал в составе 3-го Белорусского фронта. Принимал активное участие в Инстербургско-Кёнигсбергской операции.

Корпус имел следующие награды и почетные наименования: Тацинский Приказ НКО № 42 от 27.01.1943 г., Орден Красного Знамени Указом ПВС СССР от 23.07.1944 за освобождение г. Минска, Орден Суворова II степени Указом ПВС СССР от 19.02.1945 г.

24 июля 1945 года 2-й гвардейский танковый корпус был переформирован во 2-ю гвардейскую танковую дивизию, с передачей преемнику Боевого знамени и почётных наименований 2-го гв.тк, с получением места дислокации на территории Эстонии в г. Выру (Эстония в этот период относилась к Ленинградскому военному округу).

С января 1956 г. в Прибалтийский военный округ была передана территория Эстонской ССР, с июля 1945 г. относившаяся к Ленинградскому военному округу, чем завершилось установление границ ПрибВО в том виде, в каком округ существовал по 1991 год.При передаче Прибалтийскому военному округу территории Эстонии из района г. Выру в ЛенВО убыла одна из двух танковых дивизий, дислоцировавшихся в Прибалтике — 2-я гвардейская Тацинская.

Дивизия дислоцировалась в пос. Леоново (после 60 г. ст. Владимирский лагерь), в Гарболово (ленинградская область). Для танкистов хозяйственным способом началось строительство военного городка, который назвали местечком Владимирский Лагерь, хотя на всех военно-топографических картах он отмечен как населенный пункт Владимирский. Командовал дивизией генерал-майор Павлов. Штаб дивизии находился в поселке Гарболово Ленинградской области. В местечке Владимирский Лагерь располагались 4-й танковый полк (командир-полковник Василий Абрамович Ступин), артиллерийский полк, ремонтно-восстановительный батальон и батальон связи. Начальником гарнизона был назначен Герой Советского Союза полковник Виктор Иванович Стрелков.

В 1959 г. в военном городке были построены первые пять кирпичных двухэтажных 16 квартирных домов, столовая, котельная, баня и трехэтажная солдатская казарма. В 1960 г. построили еще десять таких же домов из силикатного кирпича и еще одну казарму. Рядом в одноэтажных деревянных зданиях с 1961 г. расположились Владимирская восьмилетняя школа, штабы полков 2-й Тацинской танковой дивизии и санчасть. Возле городка разбили сквер из посадок тополей (его полностью выкорчевали весной 2005 г.). Гарнизонный клуб разместился в одной из солдатских казарм. В новом военном городке открылись почтовое отделение, продовольственный и промтоварный магазины военторга. На месте современного Торгового центра устроили баскетбольную и городошную площадки, а ближе к местечку Хитрый Бор, там, где сейчас растут столетние березы, — летний кинотеатр со сценой. В 1968 г. был построен новый стадион, а рядом — полковой плац и полоса препятствий. В 1969 г. начали строить новый Дом офицеров, но вскоре его законсервировали (строительство завершили в 1977 г.).

В апреле 1970 года 2-я гвардейская танковая Тацинская дивизия (являвшаяся единственной танковой дивизией ЛВО) была передислоцирована в Монголию (г.Чойбалсан), войдя в состав 39-й общевойсковой армии. После убытия тацинцев во Владимирском Лагере была сформирована кадрированная 250-я запасная мотострелковая дивизия ЛенВО.

В Монголию в составе 2-й гв.тд прибыли, в частности, 4-й гвардейский танковый Минский Краснознаменный Ордена Суворова полк им.50-летия СССР, 272-й гвардейский мотострелковый Смоленский Краснознаменный ордена Суворова полк, 873-й самоходно-артиллерийский Минский ордена Александра Невского полк (б. 1500-й Минский сап 2-го гв.тк).

СОСТАВ 2-ой гвардейской танковой Тацинской Краснознаменной ордена Суворова дивизии

В составе дивизии в годы ее существования были следующие части (их № в/ч менялись трижды – как и у дивизии):

В связи с выводом советских войск из Монголии и расформированием 39-й ОА 2-я гв.тд была выведена в мае 1990 года и размещена на советской территории (ст. Безречная, в/ч 49539), в марте 2001 свернута в 3742 ЦБРТ, расформирована в 2005, регалии дивизии переданы 245-й мсд (в Гусиноозерске.)

БИБЛИОГРАФИЯ
  • Материал из Википедии — свободной энциклопедии
  • Форум Братство ЗАабВО
  • //vk.com/topic-2467228_22561286
  • Научная библиотека КиберЛенинка

oper_1974

«В то время я воевал в составе 24-й танкового корпуса, которым командовал генерал Василий Баданов. Задача танкистам была поставлена чёткая: прорваться в глубь вражеского тыла и уничтожить немецкую авиабазу на аэродроме под станицей Тацинской в Ростовской области.
Ежедневный смертоносный для нашей армии груз — боеприпасы и живую силу — именно с этого аэродрома поднимали в небо немецкие лётчики, обеспечивая окружённую под Сталинградом армию фельдмаршала Паулюса, выполнявшего приказ фюрера «Не сдаваться!».
На 300 километров оторвавшись от фронта, 160 танков, сотни автомашин, артиллерийских орудий, дивизион миномётных «катюш» и мотопехота с добровольцами — матросами Амурской флотилии, принёсшими в сухопутные войска клич «Полундра!» — вся эта сила двигалась в направлении Тацинского плацдарма. Все мы шли на верную смерть, поэтому в нашу группировку набирали исключительно холостяков.
1942, декабрь. Тацинская. танк 24 танкового корпуса.

Прорыв начался рано утром 18 декабря 1942 года от станции Богучар. Перейдя Дон по искусственно утолщённому льду и ведя ежедневные бои с тыловыми гарнизонами противника, 24-й корпус подошёл к станице Скосырской — последнему пункту перед Тацинской.
Здесь мы впервые вступили в крупное боестолкновение с регулярными немецкими войсками. Их активно поддерживала авиация, поднимавшаяся в воздух с той самой авиабазы, которую нам предстояло уничтожить.
Ожесточённая схватка длилась почти сутки, когда нам стало известно, что к Скосырской в срочном порядке перебрасываются механизированные части фельдмаршала Манштейна, брошенные Гитлером на помощь попавшей в окружение армии Паулюса.
Чтобы выполнить поставленную задачу, мы не стали втягиваться в новые бои и продолжили путь, проехав ещё несколько десятков километров.
В экипаж нашей боевой машины входили командир танка Александр Козий из Полтавы, заряжающий Валентин Белькевич из Минска и я — механик-водитель.
Ранним утром 24 декабря мы были уже у Тацинской, но в сумерках так и не сориентировались, в какой стороне находится авиабаза и как до неё быстрее добраться. Счёт шёл на минуты, ведь если до рассвета мы не успеем туда прибыть и самолёты противника поднимутся в воздух, то нашим войскам, удерживающим немецкую группировку под Сталинградом, придётся не сладко.
Выручили вездесущие мальчишки — жители Тацинской Гриша Волков и Федя Игнатенко. Они показали кратчайший путь к аэродрому, чем обеспечили внезапность нашего нападения на авиабазу и не дали вражеским самолётам никакого шанса взлететь.
1942, декабрь. Тацинская. танки 24 танкового корпуса.


Один чудом спасшийся немецкий пилот позже назовёт дальнейшие события «адской преисподней». И действительно: десятки готовых к вылету самолётов, стоящих на взлётно-посадочной полосе и в ангарах, были взорваны.
Их давили, таранили, крушили наши танки. В огненной схватке рождались и тактика, и стратегия. «Руби хвосты!» — гремела чья-то команда… И самолётам башнями танков рубили хвосты, не давая подняться в воздух.
В этом аду пылали склады, взрывались штабеля снарядов, горел под ногами снег, в пожаре смешались живые и мёртвые. От жары внутри танка можно было париться, но мы не обращали на это внимания, громя фрицев с удвоенной энергией.
Всего в тот день на аэродроме и станции было уничтожено более 350 немецких самолётов, в чьей поддержке так нуждались попавшие в «сталинградский котёл» немцы.
Тяжёлыми были и потери танкистов. Десятки из них заживо сгорели в танках или были расстреляны немецкой пехотой при эвакуации из «тридцатьчетвёрок».
Наш боевой товарищ, командир роты капитан Михаил Нечаев, погиб в танке, идя на смертельный таран. Он с ходу ворвался на железнодорожную станцию, где на платформах стояли с полсотни новеньких самолётов, и сжёг их всех до единого.
Отличился в том бою и наш экипаж, полностью уничтожив немецкий эшелон с оружием и военной техникой. Находились здесь и несколько цистерн со спиртом, припасённых гитлеровцами для празднования своих побед. Увы, сделать им этого не удалось, и этим спиртом, которым танкисты наполнили свои фляжки, мы поминали погибших товарищей.
24-й танковый корпус стал 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусом.

В минуты затишья немцы то и дело забрасывали нас листовками, в которых требовали отступить от станции и сдаться, грозясь «повесить всех до одного». Но танкистам были забавны эти нелепые потуги немцев сломить наш боевой дух. Этими бумагами мы очищали от грязи наши боевые машины.
Своим быстрым и решительным броском на Тацинскую танкисты 24-го корпуса окончательно завладели стратегически важным для попавших в «котёл» немцев железнодорожным перегоном Лихая-Сталинград, полностью отрезав войска фельдмаршала Паулюса от внешнего мира и лишив их подкрепления.
Через пару дней ожесточённых боёв у нас закончилось горючее, иссякли боеприпасы, но танкисты из последних сил пытались сопротивляться ожесточённому натиску переброшенных из резерва немецких танков из 6-й танковой дивизии.
Как раз в это время по рации мы приняли приказ командования о присвоении 24-му танковому корпусу звания гвардейского, переименовании его во 2-й Тацинский корпус и награждении генерала Баданова первым в Красной Армии орденом Суворова II степени.
Несмотря на эту радостную весть, мы, теперь уже гвардейцы, всё равно знали, что обречены: не простив танкистам разгрома авиабазы и железнодорожной станции, противник взял нашу группировку в кольцо и попытался с ходу её уничтожить. Приказ командования о выходе из боя уже ничего не решал, и Баданов призвал бойцов стоять насмерть, до последнего.
2-й Гвардейский Тацинский Краснознаменный ордена Суворова II степени танковый корпус. Тактический знак 2ГвТК: белая стрела, направленная острием по ходу машины. Буква над стрелой обозначала первую букву фамилии командира бригады. Тактический номер машины (как правило — трехзначный) располагался под стрелой. Номера от 100 — 4ГвТБр, от 200 — 25ГвТБр, от 300 — 26ГвТБр.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы на помощь не пришла русская смекалка. Среди танкистов нашлись умельцы, сообразившие, каким образом из смеси авиамасел и керосина со складов противника можно оживить танки, заправив их незнакомым доселе топливом.
На наше счастье, моторы его приняли, они ожили, взревели, заработали на полную мощь. В итоге нескольким танкам, в том числе и нашему, удалось вырваться из окружения и вернуться на позиции наших войск.
24-й танковый корпус, осуществлявший операцию «Сатурн», выполнил задание по уничтожению авиабазы противника, но вышел из боя с большими потерями. Получив пополнение в технике и живой силе, вскоре 2-й гвардейский Тацинский корпус снова был на острие наступления.» — из воспоминаний танкиста А.А.Паршина. Награжден двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями.
Танк «Черчилль» 2-го гвардейского танкового корпуса под Курском.

Танки 2-го ГТК в Белоруссии.

Освобождая Минск.
1944, 20 октября. Неммерсдорф.
1944/45 зима. Восточная Пруссия.
Tags: вторая мировая, наши

Рейд генерала Баданова

Танковый рейд к Тацинской стал легендарным, а материалы о нём печатались во всех советских газетах. В суровых условиях зимней степи танкисты и мотострелки с боями преодолели 240 километров – такие темпы наступления до этого показывали только немецкие танковые подразделения летом 1941 года

«Воздушный мост» для генерала Паулюса

К началу декабря 1942 года для советских войск, сражавшихся в междуречье Дона и Волги, сложилась очень тяжёлая обстановка. 19 ноября части Красной армии начали операцию «Уран» по окружению 6-й армии генерал-полковника Фридриха Паулюса в районе Сталинграда. Уже 23 ноября кольцо сомкнулось, но, как оказалось, это стало лишь прелюдией к операции, и основные боевые действия были ещё впереди.

Несмотря на просьбы Паулюса разрешить прорыв из кольца, Гитлер приказал ему держать позиции в Сталинграде до последнего. Для снабжения окружённых войск фельдмаршал Геринг обещал фюреру создать воздушный мост, и на аэродромы, расположенные на Среднем Дону, была переброшена половина воздушного транспортного флота Германии. Самолёты регулярно курсировали к Сталинграду, сбрасывая провизию, амуницию и боеприпасы. Одновременно с этим на базе 4-й танковой армии началось формирование «группы Гота», которая должна была деблокировать окружённые войска.

Сталинградский воздушный мост – места расположения аэродромов и направления полётов
Источник – pomnivoinu.ru

12 декабря собранный немцами танковый кулак начал наступление там, где его не ждали – с юго-западного направления, вдоль железной дороги Котельниково-Сталинград. Началась операция «Винтергевиттер», что в переводе с немецкого означает «Зимняя буря», хотя в советской историографии её чаще называют «Котельниковской операцией».

Советское командование готовилось отражать немецкие контрудары с запада, в районе станицы Нижне-Чирской, где расстояние от линии фронта до позиций войск Паулюса было наименьшим, и наступление с юго-западного направления оказалось для него полной неожиданностью. В результате этой ошибки 302-я стрелковая дивизия Красной армии, принявшая на себя основной удар «группы Гота», была быстро рассеяна. В порядках 51-й армии Сталинградского фронта, державшей оборону на внешнем кольце окружения, возникла брешь. Армия вынужденно отступила и закрепилась на северном берегу реки Аксай, а на помощь ей из резерва выдвинулась 2-я гвардейская армия. Затяжные бои развернулись за хутор Верхне-Кумский, который после четырёх дней ожесточённых боев красноармейцам пришлось оставить, отступив 20 декабря за реку Мышкова. Таким образом, танкам «группы Гота» оставалось преодолеть всего 35–40 км до позиций, удерживаемых 6-й армией. Паулюс даже начал стягивать собственные танковые подразделения в юго-западную часть «котла» в районе Мариновки, намереваясь нанести встречный удар. На юго-западном фланге Сталинградского фронта сложилась критическая ситуация.

Схематическое изображение ударов немецких войск во время операции «Зимняя буря» и советских – во время операции «Малый Сатурн»
Источник – voronezh.ru

Лучшая защита – нападение

В ответ советское командование решило провести наступательную операцию на Среднем Дону силами Юго-Западного и Воронежского фронтов, угрожая флангам и тылам рвущихся к Сталинграду немецких подразделений – тем более что здесь оборонялись менее стойкие войска немецких союзников (8-я итальянская и 3-я румынская армии).

1-я гвардейская армия (далее – ГвА) Воронежского фронта и 3-я гвардейская армия Юго-Западного фронта должны были нанести удар по сходящимся направлениям на Миллерово с целью окружения и уничтожения основных сил 8-й итальянской армии и немецкой оперативной группы «Холлидт». Вспомогательный удар наносился в направлении хутор Морозовский–станица Тацинская силами 5-й танковой армии с целью разгрома оборонявшейся здесь 3-й румынской армии и нейтрализации аэродромов, с которых велось снабжение войск Паулюса.

На участке удара 1-й ГвА пехотные части должны были прорвать оборону противника, после чего в образовавшуюся брешь планировалось ввести бронированный кулак наступавших сил – 18-й, 24-й, 25-й и 17-й танковые корпуса (далее – ТК), приданные армии. Они должны были заблаговременно переправиться на Осетровский плацдарм – клочок земли на западном берегу Дона у населённых пунктов Верхний и Нижний Мамон, удерживавшийся частями РККА с июля 1942 года. Здесь правый берег Дона, в отличие от других мест, полог и удобен для переправы. Река в этом месте несколько раз резко поворачивает, образуя подковообразный изгиб, «пяточной» частью развёрнутый на запад. Именно на этой «подкове», средняя ширина которой достигала пяти, а расстояние от носка до задних её концов – десяти километров, должны были сконцентрироваться перед броском советские танки.

Два моста для переправы танков на плацдарм сапёры строили по ночам из вмороженных в лёд дубовых брёвен, которые сверху для маскировки присыпали снегом. В результате вся техника была успешно переправлена, при этом только один танк из-за ошибки механика-водителя соскользнул с бревен и ушёл на дно вместе с экипажем.

Схема Осетровского плацдарма
Источник – voronezh.ru

Танки идут в прорыв

Наступление на Среднем Дону началось 16 декабря в 8:00 с полуторачасовой артиллерийской подготовки. Затем, в 9:30, на полосе фронта шириной 350 км, от Новой Калитвы в Воронежской области (на правом фланге фронта) до станицы Чернышковская в Ростовской области (крайняя точка левого фланга), в наступление перешли стрелковые дивизии. В середине декабря 1942 года стояли сильные морозы, лёд на Дону был достаточной толщины, поэтому пехотинцы легко форсировали реку.
В районе Осетровского плацдарма изначально всё пошло не по плану, к 11 часам стрелковые соединения, несмотря на ожесточённое сопротивление 3-й итальянской пехотной дивизии «Равенна», вклинились во вражескую оборону на 1,5–2 км, но дальше продвинуться не могли. Вспоминает житель села Верхний Мамон В. А. Яньшин, которому в декабре 1942 года исполнилось пятнадцать лет:

«Подходим к машинам, солдаты разговаривают с женщинами. И стали рассказывать о наступлении. Немецкая (на самом деле итальянская – прим. автора) передовая была сильно укреплена колючей проволокой в несколько рядов, заминирована противотанковыми и пехотными минами. Вызвали сапёров, и те под шквальным огнём стали резать проволоку и разминировать…»

Мемориал возле села Филоново в районе Осетровского плацдарма, посвящённый танкистам 1-й гвардейской армии. Историческую достоверность во времена СССР никто не соблюдал – танк Т-34-85, установленный на постаменте, в 1942 году ещё не выпускался
Источник – static.panoramio.com

Начался второй день боёв в горловине Осетровского плацдарма, сроки наступления срывались, а потому командованию Воронежского фронта пришлось подключить к прорыву вражеских позиций 18-й и 25-й ТК. Вспоминает участник тех боев танкист Д. И. Сардинов: «Вон до того моста танки шли беспрепятственно, а на подъёме в нас начали стрелять. Пушки у немцев были выкрашены белой краской под цвет снега, откуда стреляют – не видно…» Несколькими попаданиями танк Сардинова был выведен из строя, и экипажу пришлось спешно покинуть машину.

Наконец линия обороны противника, охватывавшая Осетровский плацдарм, была прорвана, и два корпуса пошли в прорыв расходящимся веером. 17 декабря в 11:30 24-й ТК также начал переправу своих войск на плацдарм. К 18:30 бригады корпуса переправились на противоположный берег Дона и приступили к выполнению своих боевых задач.

Из всех введённых в прорыв танковых корпусов самый протяжённый марш по тылам противника предстояло совершить нацеленному на станицу Тацинскую 24-му ТК генерал-майора В. М. Баданова. В этом населённом пункте располагался крупнейший немецкий транспортный аэродром, на котором на тот момент базировалось около трёхсот тяжёлых транспортных самолётов Ju-52. 25-й ТК генерал-майора танковых войск П. П. Павлова одновременно должен был атаковать аэродром в Морозовском.

В состав 24-го ТК входили 4-я гвардейская (командир – полковник Г. И. Копылов), 54-я (командир – полковник В. М. Поляков) и 130-я (командир – подполковник С. К. Нестеров) танковые и 24-я мотострелковая (командир – полковник В. Л. Савченко) бригады, а также 13-я инженерно-минная рота и 156-я подвижная ремонтная база. Для выполнения поставленной задачи корпус был усилен 658-м зенитным артиллерийским полком и 413-м отдельным гвардейским минометным дивизионом. К началу операции корпус насчитывал 10 709 человек и 159 танков Т-34 и Т-70.

Командир 12-й отдельной танковой бригады полковник Василий Михайлович Баданов. 9-я армия, Южный фронт, весна 1942 года. Через полгода он возглавит 24-й ТК в звании генерал-майора
Источник – waralbum.ru

Каждая танковая бригада состояла из двух танковых и одного мотострелкового батальона, истребительно-противотанковой артиллерийской батареи и роты управления. В состав мотострелковой бригады входили три мотострелковых батальона, артиллерийский и зенитный артиллерийский дивизионы, минометная батарея и рота управления. Укомплектованность корпуса танками составляла почти 90 %, автотранспортом – 50 %, личным составом – 70 %.

Разработкой плана действий 24-го ТК в первой половине декабря занимался штаб корпуса, возглавляемый полковником А. С. Бурдейным. После перехода в прорыв в полосе наступления 4-го гвардейского стрелкового корпуса танкистам Баданова предстояло в течение первого дня выйти в район населённых пунктов Твердохлебово и Лофицкое, к исходу второго дня продвинуться к Дёгтево, третьего – к Ильинке. К концу четвёртого дня наступления было необходимо захватить станицу Тацинскую и ликвидировать немецкий аэродром.

Танки в снегах

Корпус наступал двумя колоннами по двум маршрутам: 130-я танковая бригада (далее – ТБр) после ввода в бой наступала на Маньково и Калитвенскую, за ней шла 54-я ТБр. 4-я гвардейская ТБр (далее – ГвТБр) двигалась к Кутейниково, следом за ней – 24-я мотострелковая бригада (далее – МсБр). На броне танков, несмотря на сильный мороз, ехал танковый десант.

Карта операции «Малый Сатурн»
Источник – commons.wikimedia.org

Зима 1942 года выдалась морозной и снежной – глубина снега, особенно в лощинах, превышала метр. Снег налипал на приборы наблюдения и прицеливания, поэтому для улучшения обзора механикам-водителям приходилось ехать с открытыми люками, через которые в танк проникали холод и снег. Несмотря на то, что видимость ночью была ограничена, танкистам в целях маскировки запрещалось пользоваться фарами.

Чтобы предупредить обморожения личного состава, а также для очистки от снега приборов прицеливания и наблюдения, танки каждый час делали остановки. В силу господства немцев в воздухе колонны двигались преимущественно ночью, днём штурмуя занятые противником населённые пункты или отдыхая.

В составе 54-й ТБр в качестве механика-водителя танка Т-34 в рейде участвовал Р. Н. Назаров:

«…Был сильный мороз. Снег забивал смотровые щели, проникал в машины и висел там белой пылью. Во время налётов бомбардировщиков танки разъезжались по степи и, маневрируя, уклонялись от сброшенных бомб. Для танков были страшны только прямые попадания. Их удалось избежать. Оберегаясь от бомбардировщиков, мы двигались, в основном, ночами, с потушенными фарами. Днём же танки небольшими группами совершали броски-перекаты от одного укрытия к другому. При этом постоянно велись бои за хутора…»

Первоначально 24-й ТК шёл вслед за 25-м ТК, отправив в его порядки разведывательные группы, каждая из которых включала в себя разведвзвод, усиленный одним-двумя средними танками Т-34 и одним-двумя лёгкими танками Т-70. Кроме того, усиленные передовые отряды численностью до танковой роты с приданным сапёрным взводом выдвигались к населённым пунктам для определения нахождения там противника. Фланги колонн прикрывали боевые охранения в составе одного-трёх танков Т-34 и одного-двух Т-70 с десантом пехоты. Командир корпуса и командиры бригад осуществляли управление войсками по радио из своих командирских радийных танков. Связь корпуса со штабами армии и фронта осуществлялась посредством подвижных радиостанций, специально выделенных для этой цели.

Баданов Василий Михайлович

Генерал-лейтенант. (14 (26) декабря 1895 года, село Верхняя Якушка, ныне Новомалыклинский район, Ульяновская область — 1 апреля 1971 года, Москва) — советский Военный деятель, Генерал-лейтенант танковых войск (26 декабря 1942 года). За рейд 24-го танкового корпуса На Тацинскую в декабре 1942 года был награждён первым орденом Суворова 2 степени. Василий Михайлович Баданов родился 14 (26) декабря 1895 года в селе Верхняя Якушка ныне Новомалыклинского района Ульяновской области. Закончил учительскую семинарию. В 1915 году был призван в ряды Русской императорской армии и направлен На учёбу в Чугуевское военное училище, после окончания которого в чине поручика был направлен На Юго-Западный фронт, где командовал взводом и ротой.
В 1917 году был избран членом полкового комитета.
После возвращения со фронта работал учителем, а в 1919 году вступил в ряды РККА и РКП(б), после чего На должностях командира роты и начальника Штаба стрелковой бригады воевал На Восточном фронте против войск под командованием А. В. Колчака, а затем На Западном фронте против антисоветских вооружённых формирований в Белоруссии. После окончания боевых действий Баданов служил На должностях командира-военкома полка и дивизии в составе войск ВЧК и ОГПУ. В 1927 году Баданов закончил курсы усовершенствования командного состава.
В январе 1930 года был назначен На должность начальника пулемётных Курсов Саратовской школы по переподготовке Командиров запаса Приволжского военного округа.
В мае 1931 года после окончания Курсов усовершенствования командного состава был назначен На должность командира батальона Саратовской бронетанковой школы.
В 1932 году закончил курсы усовершенствования командного состава, а в 1934 году — академические курсы при Военной академии механизации и моторизации.
В январе 1940 года Баданов был назначен На должность начальника Полтавского военного автомобильного технического училища, а 11 Марта 1941 года — На должность командира 55-й танковой дивизии (25-й механизированный корпус). С началом войны Полковник Баданов находился На прежней должности. Дивизия принимала участие в ходе боевых действий На бобруйском направлении во время Смоленского сражения. Однако 10 Августа Баданов был освобождён от занимаемой должности командира дивизии в связи с её расформированием и в сентябре был назначен На должность командира 12-й танковой бригады.
В марте 1942 года генерал-майор танковых войск Баданов был назначен исполняющим должность заместителя командующего 56-й армией по танковым войскам, а 19 апреля — На должность командира 24-го танкового корпуса, который с июля вёл тяжёлые оборонительные боевые действия На воронежском направлении и в Большой излучине Дона, а в начале декабря принимал участие в разгроме противника в ходе Среднедонской наступательной операции. 19 декабря после разгрома 8-й итальянской армии Корпус начал наступление На юг, отрезая немецкую оперативную группу Холлидт от Ростова и отвлекая На себя войска противника, планировавшей прорыв Кольца вокруг Сталинграда. После пятидневного марша длиной в 240 километров с одновременным прорывом обороны противника На рубеже реки Мышкова Корпус достиг Тацинской, где 24 декабря разгромил базировавшийся там стратегический аэродром люфтваффе. В это время дивизии противника под командованием Рауса и Балка уже наступали по направлению к Тацинской с целью окружения прорвавшегося корпуса.
Помните Баданова, не забывайте Баданова, выручайте его во что бы то Ни стало. — И. В. Сталин. — Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. В 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2002, c. 118 По советским источникам, Корпус под командованием Баданова держал оборону в районе Тацинской До ночи с 28 На 29 декабря, и только после получения приказа Ватутина На отступление сумел искусно вывести войска Из полуокружения, «в полном порядке отошёл в Ильинку, а через несколько дней уже успешно атаковал Морозовск». Однако ряд немецких Источников утверждает, что Корпус под командованием Баданова к 28 декабря был уничтожен и прорвались только остатки отдельных частей. В ходе боевых действий 26 декабря 24-й танковый Корпус был преобразован во 2-й гвардейский с присвоением почётного наименования «Тацинский», а сам Василий Михайлович Баданов награждён орденом Суворова 2 степени № 1.
С января 1943 года 2-й гвардейский танковый Корпус принимал участие в ходе наступательных боевых действий в Донбассе, действуя На ворошиловградском направлении, а в марте — в отражении контрнаступления противника в районе Харькова.
25 июня того же года генерал-лейтенант танковых войск Баданов был освобождён от должности командира 2-го гвардейского танкового корпуса и в июле был назначен На должность командующего 4-й танковой армией, которая вскоре принимала участие в ходе Орловской операции и боевых действиях На Правобережной Украине. С сентября 1943 года армия находилась в резерве Ставки Верховного Главнокомандования и в феврале 1944 года была включена в составе 1-го Украинского фронта.
В марте 1944 года Баданов был тяжело ранен и контужен и после излечения в августе того же года был назначен На должность начальника управления военно-учебных заведений Главного управления формирования и Боевой подготовки бронетанковых и механизированных войск Советских Армии. В июне 1946 года Баданов был назначен На должность командующего бронетанковыми и механизированными войсками Центральной группы войск.
После окончания высших академических Курсов при Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова в июле 1950 года был назначен На должность начальника управления военно-учебных заведений бронетанковых и механизированных войск Советской Армии.
В июне 1953 года генерал-лейтенант танковых войск Василий Михайлович Баданов вышел в запас. Умер 1 апреля 1971 года в Москве.