Реформа полиции в Грузии


Рассказывая про новую Грузию, или как по-новому следует называть ее «Джорджию» ;), все первым делом вспоминают реформу полиции. И действительно, в этой области в стране произошли самые заметные изменения. До прихода Саакашвили грузинское МВД считалось синонимом коррупции, беспредела и ворами в законе (ну прямо как у нас!), но сейчас у граждан отношение к этому ведомству совершенно противоположенное. Уже несколько лет грузинские полицейские вообще не берут взяток — и, если верить опросам, полиции доверяют 87% жителей страны: большим авторитетом пользуется только православная церковь. Грузинский полицейский — второй после Бога! Простые граждане говорят, что избавление от ГАИ было большим облегчением для людей. Сейчас грузинский полицейский получает зарплату 500-700 долларов (что выше среднего по стране), не берет взяток, вежлив и аккуратен. В общем, всем ребятам пример.
01. В 2004 году, сразу после победы Саакашвили на выборах, были уволены руководители всех силовых структур Грузии — и, как водится, главной мишенью реформаторов стала дорожная инспекция. Миша (это не фамильярность — так президента называют даже на официальных сайтах) поставил ультиматум: если в течение недели на дорогах не прекратятся поборы, то вслед за министром внутренних дел будут уволены все полицейские.
После реформы в первые месяцы работы патрулей эфир ведущих телекомпаний был переполнен кадрами дачи взяток новым «гаишникам», которые снимались скрытой камерой агентами спецслужб. Пойманные на взятке в размере 50 долларов отправлялись в тюрьму сроком на 10 лет. Так продолжалось до тех пор, пока их коллеги не поняли, что брать нельзя. За первый день работы закона «О патрульной полиции» работы лишилось около 15 тысяч полицейских. Затем еще столько же. Три месяца Грузия жила без дорожной инспекции. В это время набирались и обучались новые сотрудники, причем, как правило, молодые и без опыта работы в «старой» полиции: штат был обновлен на 85%! (в России же к 2012 году будет уволено только 20% милиционеров).
До прихода Саакашвили в грузинских тюрьмах было 5000 заключенных. Через год реформ — 25 000!
Для сотрудников новых «патрулей» были тысячами закуплены новые Volkswagen Passat, Opel и Skoda на которых они вполне успешно стали гоняться за преступниками на улицах.
Понятно, что сажали не только служивых, но и жулье всех мастей, от воров в законе до мелких карманников. Результат? Возле продуктового магазинчика остановилась Honda — и водитель отправился за покупками, оставив открытыми двери и окна. В замке зажигания торчали ключи… Говорят, что все воры или сидят, или сбежали в Россию. Даже «блатная романтика» попала а немилость новой власти. Сейчас в ресторане, например, нельзя заказать блатных песен.

02. Одновременно власти начали кампанию популяризации полиции. На улицах вывесили билборды с фотографиями улыбчивых «патрулей» обоего пола. Полицейских приглашали — на американский лад — в школы, чтобы те проводили уроки. Грузинские дети вместо преступников стали играть в полицейских, которые этих преступников ловят.


03. Грузинские полицейские не прячутся в кустах — в темное время суток экипажи обязаны всегда держать мигалку включенной, чтобы их было видно. С непривычки каждый раз пугаешься, когда за тобой едет патрульная машина с мигалкой, но потом привыкаешь.

04. А это сервисное агентство МВД, где принимают экзамены, выдают водительские удостоверения, ставят и снимают с учета автомобили, регистрируют оружие. Ежедневно здесь обслуживают до 2000 человек.

05. Здесь же можно получить права.

06. Сдавать на права можно с 18-ти лет. Чтобы сдать экзамен надо заплатить пошлину 35 долларов. Экзамены аналогичные нашим. Сначала теория, потом площадка. Прийти на сдачу экзамены можно в любое время.

07. Кстати, медицинских справок здесь нет, только тест на дальтонизм перед сдачей теории. Необходимость в медсправках отпала, так как есть единая база, где полицейский может узнать, есть ли у экзаменуемого проблемы с наркотиками или психикой. В случае проблем, система просто не выдаст водительское удостоверение и никакие купленные справки не помогут. В России практически все водители справки покупают, так как тратить целый день и бегать по поликлиникам никто не хочет. В Москве справка стоит от 1000 до 1500, купить ее можно около каждого отделения ГАИ.

08. Сдавать экзамен можно на 8-ми языках, включая русский. Далее все стандартно. 30 вопросов и 3 ошибки.
28. Площадку сдают на Шкодах с ручной коробкой. Скоро обещают закупить с автоматом.
29. Все фиксирует компьютер.
16. Регистрация трансопртного средства.
17. Если челочек хочет зарегистрировать или снять с учета автомобиль, он обращается к девушке за большой стойкой. Она сама предоставляет и заполняет все необходимые документы. Транспортное средство растаможивается и регистриуется в одном месте. У девушки есть все необходимые документы. Вся процедура, включая растаможку, занимает не более 15-ти минут.
18. Клиент выбирает любой номер из представленных на полочках, кроме первой (на первой полочке платные номера).
19. Цена регистрации — 40 долларов. В эту цену входят услуги регистрации, техпаспорт и сам номер.
09. Если номер не нравится, можно выбрать любой другой по своему желанию, для этого в зале стоит терминал. Цена фиксированная и зависит от количества одинаковых цифр и букв. Стандартный номер — это три буквы и 3 цифры. В зависимости от комбинации «красивый номер» обойдется от 70 до 450 долларов. Но можно отойти и от этих правил. В Грузии есть возможность сделать себе абсолютно любой номерной знак. Такая услуга стоит 6500 долларов. Например номер с моим именем, «ILYA», свободен. За все время было продано около 65 коротких номеров. Если денег нет, можно забронировать номер. Такая услуга стоит 70 центов в сутки. В резерве сотни номеров.

11. Из терминала данные поступают в помещение, где установлено оборудование для печати номеров.
12. Мастер набирает знаки и пускает заготовку под пресс.

14. Пока клиент оплачивает пошлину, номер уже готов. Номерной знак не закрепляется за конкретным автомобилем и может остаться у владельца на всю жизнь. Агентство работает 365 дней в году, без праздников и выходных.
15. Любой номер печатается в течение 5-ти минут. Вся процедура постановки машины на учет занимает в среднем 10 минут. Все автоматизировано.
20. Требования к претендентам на должность патрульного полицейского
▪ Гражданство Грузии
▪ Возраст 23-37 лет
▪ Знание грузинского (государственного) языка
▪ Высшее или неполное высшее образование
▪ Знание Конституции Грузии (Основные положения)
▪ Водительские права
21. Отделение работает без выходных. Особенно много клиентов в выходные дни, так как недалеко расположен автомобильный рынок. Но очередей нет.
22. В здании есть представители мвд, налоговых органов и таможни, все проблемы можно решить на месте.

25. Оплачивается все тоже в зале — есть отделение банка. Обратите внимание на количество окошек.
26. На стоянке стоит отдельная будка, где печатают техпаспорт. Сделано это, чтобы сэкономить время ожидания. Пока посетитель прикручивает новые номера, у него уже готов техпаспорт.
27. Здесь работают два сотрудника

31. Все новые отделения полиции делают максимально прозрачными так, чтобы любой прохожий мог видеть, что происходит внутри. Новое здание МВД в Тбилиси — тоже «стеклянное», но это уже имитация прозрачности. К тому же на подступах стоят часовые — и без провожатых близко не подпускают.
32. Кстати, взяточничество ушло не сразу. Руководитель Департамента МВД Грузии Шота Утиашвили о реформе:
«Главным последствием реформ стала реальная борьба с коррупцией в стране. В сфере борьбы со взяточничеством мы предупредили полицейских, что за взятки мы будем их сажать. В итоге только в 2005 году более 200 сотрудников полиции было посажено за взяточничество. В 2006 году было еще больше, и только после этого количество полицейских, арестованных за взятки, стало сокращаться.
Второй важный аспект в борьбе с коррупцией заключался в резком повышении зарплат всем сотрудникам МВД. К примеру, в 2004 году моя зарплата составляла всего 100 лар (около 70 долларов США), а сейчас 2300 лар (около 1610 долларов США). То есть, моя зарплата за это время выросла в 23 раза.
В-третьих, начальники перестали требовать со своих подчиненных дань, часть из которой они раньше оставляли себе, а часть передавали наверх. Кроме этого, пришлось многих уволить. В частности, если при Шеварднадзе в МВД насчитывалось около 70 тысяч сотрудников, то сейчас в подразделениях полиции и госбезопасности, входящих в состав МВД, насчитывается 16 тысяч сотрудников. На место уволенных брали новых людей — молодых и более мотивированных.
Одним из последствий реформирования МВД стала новая система рекрутирования кадров. Так, если при Шеварднадзе молодой сотрудник для устройства на работу в МВД должен был заплатить взятку, то сейчас этого уже нет. В настоящее время существует 4-х этапная система отбора сотрудников МВД, состоящая из многочисленных тестов.»
33. Полицейский патрульной службы: «Если раньше гадом был тот, кто заложит, сдаст своего, то сейчас предатель тот, кто возьмет взятку, кто подставит своих ребят. Едва ли за шесть постреформенных лет правовое сознание в полиции дошло до «точки невозврата», но все идет к тому. За взятку отправят на нары не только тех, кто брал и давал, но и укрывателей. Хотя в последнее время сотрудникам патрульной службы все чаще устраивают «подставы» не столько для выявления взяточников (проблема утратила актуальность), сколько для контроля за исполнением всех обязанностей.»

37. Столовая в здании МВД Грузии

39. Вооружение патрульной службы: — пистолеты израильского производства «Jericho-941», резиновые дубинки, электрошокеры
40. Кстати, техосмотр постигла та же участь, что и медицинские справки. В Грузии сочли, что как очаг коррупции техосмотр приносит больше вреда, чем пользы, — и отменили его минимум до 2012 года, пока не появится механизм, исключающий взятки. По тем же причинам, кстати, отменили и санэпидемнадзор, и пожарные инспекции… Естественно, в Грузии не стало больше ни тараканов, ни пожаров.
Нет в Грузии и ежегодного транспортного налога. Единственный существенный сбор с автовладельцев — таможенная пошлина, которая зависит от года выпуска автомобиля и объема двигателя. Любопытно, что растаможка новых машин обходится дороже, чем подержанных. Например, за автомобиль, выпущенный в текущем или прошлом году, — по полтора лари (чуть больше доллара) за «кубик» рабочего объема, за пятилетку — по одному лари, если машине десять лет — по 0,5 лари, и лишь начиная с 13-летнего возраста расценки вновь растут: за растаможку 15-летнего автомобиля — по 0,8 лари за «кубик».
Вот такая реформа… Справедливости ради стоит отметить, что такие замечательные изменения произошли не везде. Как рассказал мне один знакомый: «Да, ГАИ теперь не узнать, а вот следователи, оперативники и т.д. остались старые, так что хамство и коррупция еще не полностью исчезли из органов.» Коррупция, говорят, осталась, просто ушла она наверх. Но это тоже неплохой результат.
Несколько фото и много текстов любезно заимствованы у Димы Чистопрудова — http://chistoprudov.livejournal.com/65040.html
При составлении текста использовались материалы с сайтов:

FDS777 ›
Блог ›
Как в Грузии победили коррупцию

ПРОЗРАЧНАЯ ПОЛИЦИЯ

Первое, за что принялись, — перестройка МВД.

До начала реформ здешняя милиция была связана с криминальным миром, а народом воспринималась как учреждение, способное «порешать вопросы». Ничего не напоминает? Чтобы разрушить систему, новое правительство Джорджии пошло на радикальные меры. И за несколько месяцев грузинская полиция стала прозрачной в прямом смысле слова.

— Тогда в успех никто не верил, — как один признаются жители Тбилиси. — Но буквально за месяц из дряхлых советских участков выселили всех милиционеров. Здания, где столько лет только и знали, что колотить народ да вымогать взятки, закрыли — отдали под детские садики, больницы, дома престарелых. И начали строить для полиции новые отделения. Все думали — опять отмывают бюджетные деньги…

Полицейские автомобили оборудованы планшетными компьютерами, радарами для измерения скорости и сканерами номерных знаков.
Во всех городах страны за несколько месяцев выросли типовые здания, которые сегодня называют «стекляшками», — они первыми бросаются в глаза туристам. Сначала кажется, что это офисы или магазины — стеклянные стены, современный дизайн. Но стоит внимательно присмотреться, как замечаешь вывеску Police. В них, как рыбки в аквариуме, снуют мужчины в форме.

— Хочешь знать, чем мы в полиции занимаемся, — подходи и смотри, — хвастается полицейский Георгий Гурсидзе. — У нас больше нет закрытых маленьких кабинетов, нет тайных комнат, где пытают людей. Есть большое помещение, где весь отдел сидит вместе. Можно своими глазами увидеть, как мы работаем.

Полицейские сознаются: в таких прозрачных в прямом и переносном смысле условиях работать сложно — генетическую память стереть сложнее, чем прежние здания. Но их внутренние муки компенсирует уважение людей. В определении «уважаемый» уже нет денежного подтекста, это слово наконец-то приобрело прежний смысл. Стоило стать полиции прозрачной, как в ней перестали гибнуть люди — за последние годы не зафиксировано ни одной смерти при «странных обстоятельствах».

Скептики, естественно, скажут: рядовых сотрудников призвать к порядку еще можно, но верхушка ведомства все равно в тени. Однако и министр с заместителями так же отлично просматриваются сквозь стеклянные стены главка. Огромное футуристическое здание на окраине Тбилиси построено из пуленепробиваемого металлопластика. Ночью комплекс смахивает на ночной клуб — стеклянные стены подсвечиваются разноцветными фонарями. А днем сквозь них можно наблюдать, как трудится руководство грузинской полиции. Да и попасть на прием обычному жителю Грузии легко — достаточно открыть дверь. И никаких запросов, записи на прием, как и поиска посредников, способных устроить «очную ставку» с полицейским руководством.

После 2004 года все полицейские участки в стране сооружают из стекла, чтобы каждый мог видеть, чем занимаются оперативники.

ПРОЩАЙ, ГАИ!

Еще радикальнее в Грузии обошлись с ГАИ. В 2003 году всех сотрудников — от инспекторов до генералов — просто отправили в отставку, а функции бывшей инспекции перешли к новоиспеченным полицейским. С тех пор эти ребята не только патрулируют улицы, но и следят за порядком на дорогах страны. Такой себе аналог американской службы 911.

Так вот, если вы собрались поколесить по Грузии на автомобиле, приготовьтесь к новым правилам. К примеру, увидев патрульную машину с красными мигалками, не спешите прижиматься к обочине. Проблесковый маячок здесь служит скорее средством внимания, нежели приоритета. Так полицейские выделяют себя из потока машин. Но самое главное — если вас остановили за нарушение, даже не пытайтесь предлагать деньги. Можете оказаться за решеткой!

— Взятки? Боже упаси! — чуть ли не осеняет себя крестным знамением таксист Бакури Дурмишxани. — Вас же арестуют! У полицейских работа престижная, высокооплачиваемая — они ею рисковать не будут. Помню, приехали ко мне гости из Украины, их патруль поймал. Ну, они по привычке стали 20 долларов предлагать. Полицейский потребовал убрать деньги и предупредил, что не арестует их лишь потому, что туристы. За взятку у нас 9 лет дают. И тем, кто взял, и тем, кто дал. Будут сидеть в одной камере.

По словам Бакури, за нарушение выгоднее штраф заплатить. В Грузии это около 150 лари ($90).

— За пьянку наказывают строже — 200 лари ($120), — продолжает Бакури. — Еще раз попадешься — увеличат штраф вдвое. Могут и права забрать. Протоколов у нас не выписывают — полицейский вводит в компьютер номера машины и данные с документов. А потом выдает квитанцию. Вот с ней и нужно идти в банк. Не оплатил в течение 15 дней — машину отправляют на штрафплощадку.

Техническому оснащению здешних полицейских могут позавидовать даже американские копы. Весь старый автопарк отправили на свалку. Взамен купили новенькие «Шкоды» и «Тойоты». Не важно, где несет службу патруль — в Тбилиси или в горах. Техника у всех одинаковая. Каждый автомобиль оснащен планшетным компьютером с базой данных всех машин Грузии, причем не только местных, но и тех, которые пересекли границу. База обновляется через Интернет каждые 2 минуты. Стоит полицейскому внести в систему штраф, и до его погашения о вашем долге будет знать каждый инспектор страны. Кроме компьютера, патрульные авто оборудованы измерителями скорости, способными ловить нарушителей на ходу, и сканером номерных знаков. Двигаясь в потоке, патруль рассмотрит не только неплательщика штрафов, но и увидит угнанный автомобиль. А на скоростных магистралях подвешены комплексы, которые измеряют скорость, отправляя фотографии гонщиков в офис патрульной службы.

Здание МВД вынесли за пределы Тбилиси и сделали полностью прозрачным.

ОФОРМИТЬ МАШИНУ ЗА 15 МИНУТ

Реформа МВД упростила жизнь автомобилистов, избавив их от очередей в МРЭО и взяток. К примеру, чтобы растаможить машину и поставить ее на учет, получив при этом номера, придется потратить… 15 минут и 700 долларов. Потому грузины, как правило, ездят на хороших, но не новых автомобилях.

В полицейских отделениях стоят терминалы: достаточно ввести три цифры и три буквы — все, номера готовы. Если такая комбинация свободна, автомат выдаст квитанцию об оплате и отправит макет на изготовление. Стоимость услуги — 100 лари ($60). Хотите эксклюзивный номер с семью одинаковыми цифрами или именем владельца — готовьтесь выложить до $10 тысяч. Это легальный заработок МВД. VIP-клиента за определенную сумму и на дому могут обслужить.

Нет проблем и с получением водительских удостоверений. Сдать теорию можно прямо в полиции — для этого стоит специальный терминал: нажимаешь на кнопки с правильными ответами — и жди результат. В случае провала предусмотрены неограниченные пересдачи. Если ответил правильно, три минуты вождения — и права у тебя на руках. Никакие автошколы не нужны.

Отдельная тема — техосмотр. Здесь сразу поняли, что коррупцию при этой процедуре не искоренить, а неисправные машины на дорогах все равно появятся, только за деньги. Поэтому ТО решили упразднить.

«СПАСИТЕ! МНЕ ПРЕДЛАГАЮТ ВЗЯТКУ»

Как известно, кадры решают все. Проблема специалистов в МВД стоит особо остро. Как результат Интернет заполнен роликами, где инспекторов ГАИ выставляют клоунами. Так же над своими гаишниками смеялась и Грузия. Теперь не глумится — уважает. Как рассказывают в полиции, после сокращения ГАИ патрульным подняли зарплату с 200 до 1200 долларов. А служить разрешили всем желающим, не только тем, кто был в армии. Кандидату достаточно пройти курс подготовки — аналог полицейской академии. Приоритет у людей с высшим образованием. Не удивительно, что в полицию устремились учителя, инженеры, банкиры и даже бывшие директора частных фирм. Они и стали костяком новой службы.

По словам главы департамента полицейского надзора Грузии Теимурази Майсурадзе, людей, которые работали до 2004 года, на службе не осталось.

— Сейчас строго контролируется вопрос коррупции, — уверяет Теимурази Майсурадзе. — С 2004 года по местному ТВ показывали по 10 сюжетов, как за взятки арестовывают чиновников, судей. Через полгода «героями» антикоррупционных роликов стали те, кто предлагает взятку. Спустя год чиновники уже как огня боялись тех, кто приносил им деньги. Тут же начинали звонить в полицию с криками, что пришли осквернить их честь. А все потому, что в каждую госструктуру, будь то мэрия, правительство или полиция, регулярно наведываются работники спецслужб — предлагают деньги за решение проблемы. При виде взяточника в голове одна мысль — это проверка. После того как тысячи людей загремели на большие сроки, взятки и брать, и давать боятся.

Причем разницы, на какой сумме погоришь — в 20 лари или 20 тысяч, нет. Наказание одно для всех.

— На моей памяти был случай, когда мелкого чиновника арестовали за то, что он потребовал у водителя маршрутки 50 лари (около $30) за лицензию, — продолжает Теимурази Майсурадзе. — В итоге получил 9 лет, при этом его сделали «звездой» ТВ — неделю центральный канал показывал его лицо. Жить в стране, где нет коррупции, огромное удовольствие. Сегодня я могу оставить машину на улице и не бояться, что к ней кто-то подойдет. Ведь даже за кражу мобильного у нас дают 11 лет тюрьмы!

Профессия полицейского в Грузии сейчас считается очень престижной. При средней зарплате в стране 320 долларов люди в погонах получают около $1000.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

По опросам общественного мнения, сегодня полиции в Грузии доверяют около 80% жителей, при этом до реформирования этот показатель не превышал 10%.

С 2006 года количество особо тяжких преступлений снизилось на 37%, вооруженных ограблений стало меньше на 78%, количество умышленных убийств сократилось на 40%. Угон машин стал редким преступлением.

КОМПЕТЕНТНО

— В 2004 году за один день были уволены 40 тысяч человек — милиционеры, гаишники, прокуроры. Кто хотел вернуться, должен был пройти специальное тестирование. Но при одном условии: за ним нет сомнительного прошлого. И если до сих пор есть коррупция, значит, имеются проблемы с конкретными людьми.

dron285

Несмотря на то, что очень многие в нашей стране не любят Михаила Саакашвили (или Мишико, как его любовно называют в Грузии) он успел сделать для Грузии очень много полезного, хоть и отличался крайне экспрессивным нравом и не особо дружеским отношением к России. Большинство грузин, с которыми я говорил, были ему очень благодарны за проведенные реформы, в частности — реформу полиции. И я хочу вам сказать, что именно такой должна быть полицейская реформа, а не то недоразумение, что произошло у нас в 2011-2012 годах, когда кроме названия и формы ничего не поменялось. Давайте посмотрим, почему же уровень доверия к полиции в Грузии вырос до заоблачных высот и в некоторые годы составлял аж 90%!
1. Грузинская полиция не берёт взяток.
И это правда. Всего 10 лет назад в Грузии была полностью прогнившая система, которая обирала всех и каждого. После реформы, когда за любую взятку стали сажать — брать перестали. У грузинских полицейских хорошие зарплаты (в сравнении со средней зарплатой в Грузии) и они держатся за свою работу. Первый же хозяин отеля в Грузии строго-настрого запретил мне предлагать полицейским взятки. «Андрей, если ты будешь полицейскому симпатичен — он просто сделает вид, что не понимает о чем ты, а если нет — ты можешь нажить себе огромные неприятности». Впрочем, предостережение это было напрасным — вожу я всегда аккуратно и меня никто ни разу не остановил.
2. В Грузии полицейские не прячутся и всегда готовы придти на помощь
Знакомая картина? Сидит наряд ДПС в таком месте, где созданы максимально неудобные условия для обгона и ищет с кого бы постричь купоны? Так вот, в Грузии копы не сидят в засаде, они почти всегда передвигаются в потоке и контролируют ситуацию. Плюс обязательное условие — «люстра» на крыше должна работать постоянно, полицию должно быть видно издалека. Люди работают — и это видно.
На мелкие нарушения, кстати, здесь никто особого внимания не обращает — тебя примут только если ты представляешь реальную опасность. За наезд на сплошную на серпантине вас никто не будет пытаться лишить прав (привет вам, мудаки из Северной Осетии).
3. Копы тут отличаются хорошей физической подготовкой.
Толстых в полицию Грузии не берут. Перед тем, как попасть в строй полицейским нужно сдать кучу тестов. Когда я смотрю на многих наших полицейских и, особенно, представителей ДПС — я не могу понять — от чего они собрались меня защищать? От сладкой и жирной пищи?
4. Вам помогут по любой проблеме
Заблудились? Сломалась машина? Ищите полицейских — они никогда не откажут в помощи. На моих глазах полицейские спасали щенков овчарки — это выглядело очень мило.
Кстати, про знаменитый слух о том, что Саакашвили приказал сделать все полицейские участки прозрачными, чтобы всем и всегда было видно, что творится внутри. В целом, это почти правда — но всё же достаточно много закрытых полицеских участков или участков, которые прозрачны лишь с одной стороны. Так что это скорее красивая легенда. Зато новые полицейские участки красивы и современны. Сравните это футуристичное здание в Местиа (в правой части снимка) с нашим среднестатистическим отделом, где сидит товарищ майор.
5. Полиция здесь занимается всем — никто не плодит десятки разных служб
Недавно разговаривал со знакомым полицейским из Петербурга и он жаловался на то, что если они видят неадеквата на дороге — то даже ничего толком не могут сделать, потому что это зона ответственности ДПС, а не полиции. Нет, они в принципе могут сопроводить его до ближайшего пункта ДПС, но по факту это сопряжено с такой бюрократической волокитой и временными потерями, что им проще махнуть рукой. Меня это просто убивает. Почему в Грузии коп может и ловить преступников и разруливать ДТП, а у нас нет? Не понимаю.
6. Не совсем про полицию, но про отношение государства.
Выделил это в отдельный пункт, так как это тоже про отношение госслужб.
В Тбилиси вы можете разрулить любое действие связанное с госуслугами буквально за час, просто обратившись в дом юстиции. В том числе зарегистрировать машину и получить номера. Красивая номера вы можете купить официально, а не отслюнявить 50 тысяч какому-нибудь мерзкому коррумпированному «служителю закона»
Я искренне верю в то, что в нашей стране однажды тоже случится настоящая реформа полиции и я буду гордиться теми, кто там работает.
А вы верите в это?
________________________________________________________
Понравился пост? Подписывайтесь на этот блог, чтобы не пропустить новые интересные записи!
Мой Instagram
Tags: Грузия, Россия, мысли вслух

Как проходила реформа МВД в Грузии
——————
Говоря о дебюрократизации, невозможно не упомянуть о самом успешном и наглядном примере – реформе МВД.
Одна из первых инициатив новой власти в считаные дни изменила то, что, как всем казалось, изменить невозможно, тем самым добавив уверенности населению в своем выборе и власти – в своих методах.
В Грузии правоохранительные структуры всегда были одним из наиболее коррумпированных элементов, а в 1990-х годах они оказались деморализованными в результате вооруженных конфликтов, резкого падения дисциплины, повторяющихся коррупционных амнистий и разгула преступности и коррупции.
Часть преступного мира влилась в полицию, а сама полиция, с одной стороны, срослась с профессиональными криминальными группировками, а с другой – с коррумпированными правительственными чиновниками и политиками. Возникла ситуация, когда трудно было различить действия полиции и криминальных авторитетов, стала еще более глубокой и без того существующая пропасть между полицией и гражданами, а жаловаться
коррумпированным чиновникам было бесполезно. Население часто обращалось за помощью к криминальным авторитетам и ворам в законе, а не к полиции…
Одной из наиболее коррумпированных была дорожная полиция (бывшая ГАИ), которая практически полностью перешла на «самообеспечение», обирая как местных, так и проезжавших транзитом иностранных водителей.
Глава парламентского комитета по процедурным вопросам и регламенту Хатуна Гогоришвили рассказала о проведенном ею еще до реформы полиции эксперименте: машину, которая двигалась по 400-километровому маршруту Тбилиси–Батуми, не нарушая правил, гаишники останавливали через каждые 3 километра с одной только целью – получить мзду за проезд.
Грузинский рецепт реформирования оказался очень простым и понятным: если есть неработающий, изъеденный коррупцией институт, единственный способ исправить ситуацию – ликвидировать его и создать новый.
«Мы не послушали советов европейских доброжелателей, которые предлагали нам реформы проводить медленно, постепенно. Мы поступили очень грубо и за один день уволили из Министерства внутренних дел 15 тысяч сотрудников», – вспоминает министр внутренних дел Вано Мерабишвили.
Причем уволенные и не принятые вновь на службу в МВД сотрудники не пытались протестовать, поскольку даже для них было очевидно, что система теперь работает по другим правилам.
Летом 2004 года ГАИ была полностью упразднена, и буквально за два месяца Министерство внутренних дел с нуля создало и укомплектовало патрульную полицию по американскому типу. В ее обязанности входит обеспечение правопорядка и безопасности на дорогах. Она может пресечь правонарушение на улице, а также помочь в разрешении бытовых конфликтов.
Экзамены, тестирования, собеседования позволили отобрать лучших из претендентов. Были закуплены новые автомобили и разработана новая форма, начался ремонт полицейских участков. Зарплаты сотрудников полиции с 20 долларов поднялись в десять раз. В министерстве была создана система самоконтроля – генеральная инспекция, занимающаяся внутренним расследованием фактов взяточничества. Раньше ситуация была такова, что у полицейского практически не оставалось шанса избежать коррупции: от рядового сотрудника требовалось передавать наверх собранную дань, и так по цепочке выше и выше.
«В полиции была такая схема: из десяти лари примерно около двух оставалось у гаишника, остальные восемь постепенно уходили вверх, вплоть до министра. Причем эта система работала не только в полиции, но и во всех государственных учреждениях», – говорит Гиги Угулава, мэр Тбилиси с 2005 года.
В результате были созданы такие условия, при которых системная потребность во взяточничестве исчезла. Правда, человеческая натура и привычка иногда оказываются сильнее рационального поведения, поэтому следующим сокрушительным ударом по коррупции стало ужесточение контроля и наказания – брать взятку стало очень сложно.
В первые месяцы работы патрулей эфир ведущих телекомпаний был переполнен кадрами дачи взяток новым «гаишникам», которые снимались скрытой камерой агентами спецслужб. Попавшиеся бедолаги отправлялись в тюрьму сроком на 10 лет за взятку в размере 50 долларов. И так – пока их коллеги не поняли, что брать нельзя.
Шота Утиашвили, глава информационно-аналитического департамента МВД, рассказывает: «В течение первого года мы вкладывали в пиар очень много ресурсов, энергии. Мы постоянно показывали по телевидению, как задержали очередного коррупционера. Это было сигналом обществу, чтобы люди поняли: ситуация меняется».
Сейчас если и слышны упреки в адрес полицейских, то только по причине того, что они стали чересчур добрыми и корректными. Много баек передают из уст в уста про то, как полицейские совершенно безвозмездно доставляли подвыпивших граждан до дома, чтобы те сами не садились за руль, да еще и их же машину к дому пригоняли. Правда ли это – не знаю. Но сама я была свидетелем такой истории.
Довелось мне проехаться в машине с водителем, который сел за руль утром после хорошего застолья. Состояние у него было соответствующее, что не могло не отразиться на стиле вождения. Патруль попросил его остановиться у обочины.
– Батоно, аккуратней водить надо, а то только что чуть не врезались в припаркованную машину!
– Да, согласен. Ну, случайно, бывает.
– С похмелья?! Ну что мне с вами делать?
– Не знаю. Вот у тебя пистолет есть, ну, убей меня!
– Убивать не буду, но за дорогой следите, пожалуйста. Всего доброго!
Изменения моментально отразились на престиже профессии, а это, в свою очередь, на доверии населения к полиции.
Если до революции население часто обращалось за помощью к ворам в законе, а не к полиции, то теперь число обращений в полицию выросло в 15–20 раз. В октябре 2010 года Международный республиканский институт зафиксировал доверие населения к полиции на уровне 84 процента (для сравнения: в 2003 году этот показатель равнялся 5 процентам).
По дороге из аэропорта в Тбилиси красуется новенькое здание Министерства внутренних дел, открывшееся весной 2009 года, сделанное в основном из стекла. Прозрачные стены как символ открытости, детские рисунки на стенах в кабинете министра производят неизгладимое впечатление на стороннего наблюдателя, у которого к тому же выработалась привычка с опаской относиться к правоохранительным органам.
«Мы, – говорит Вано Мерабишвили, – это ведомство, которое оказывает услуги населению. И мы постоянно задумываемся над улучшением качества этих услуг».
Современное Министерство внутренних дел Грузии в начале 2004 года объединило в себе Министерство государственной безопасности, Департамент экстренных ситуаций, Департамент охраны нефтепровода и пограничный департамент. Общая численность сотрудников при объединении сократилась с 75 до 27 тысяч (4 тысячи из которых – пограничная служба), а среднемесячная зарплата сотрудника министерства выросла с 56 долларов в 2003 году до 443 долларов в 2007-м.
Сейчас в Грузии за безопасность внутри страны ответственен только один орган, который постоянно подтверждает свою эффективность. Например, практически полную победу удалось одержать над ворами в законе. Ни в одной другой республике бывшего СССР институт воров в законе не имел столь всеобъемлющего значения и влияния, как в Грузии. Воры в законе, как и коррупция, были едва ли не визитной карточкой Грузии. Прошлой Грузии. Как и в ситуации с коррупцией, мало кто верил в то, что эти авгиевы конюшни вообще могут быть расчищены.
По инициативе Саакашвили 24 июня 2004 года парламент принял уникальный в мировой юридической практике закон «Об организованной преступности и рэкете», в котором впервые получили официальное признание термины «вор в законе», «воровской мир», «разборка». Согласно этому закону «член воровского мира» может быть арестован и осужден не за совершение конкретного преступления, а только лишь за членство в таком объединении. Если вор в законе подтверждает свой статус, его привлекают к ответственности. Если он отказывается, то, согласно понятиям воровского мира, за это ему грозит уж точно не менее суровое наказание «коллег».
Мне доводилось слышать критику этого закона на том основании, что подобная практика плохо соотносится с понятием свободы собраний. Но ведь речь идет об организации, нарушающей права и свободы других граждан. На том же самом основании в любой стране борются с нацистскими или сектантскими организациями, ограничивая свободу подобных собраний.
Вор в законе (даже не совершивший конкретного преступления) осуждается на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества, принадлежащего не только ему, но и членам его семьи и лицам, имеющим к ним какое-либо отношение, если они не смогли доказать законность приобретения этого имущества. Агентство финансового надзора, кстати, до присоединения к ЦБ в декабре 2009 года располагалось в бывшем доме известного вора в законе Захария (Шакро) Калашова. Роскошное четырехэтажное 74-комнатное здание в сосновом бору в пригороде Тбилиси – Цкнети, где, кстати, официально строительство было запрещено, конфисковали в 2006 году.
Большинство грузинских криминальных авторитетов, ощутив непосредственную угрозу, сбежали преимущественно в Россию. Тех же, кто не успел, посадили в специальную тюрьму исключительно для представителей данной категории, что стало последней каплей в борьбе с этой заразой. В обычной тюрьме вор в законе имеет привилегированное положение, остальные заключенные – его обслуга. Когда всех воров в законе посадили в отдельную тюрьму, это не только ужесточило условия их заключения, но и облегчило жизнь других осужденных.
«Раньше мало того что на семью обрушивалась трагедия – родственник за решеткой. Так вдобавок еще родные вынуждены были каждый месяц приносить деньги ворам в законе. Такие порядки те устанавливали в общих тюрьмах», – вспоминает Утиашвили.

Наиболее успешной на постсоветском пространстве считается реформа МВД Грузии, начатая в 2004 году. В течение двух лет были уволены 75 тыс. из 85 тыс. сотрудников ведомства, в том числе почти весь руководящий состав. Местную госавтоинспекцию, в которой работали 15 тыс. человек, расформировали, и в течение трех месяцев ситуация на дорогах не регулировалась вообще. Общая штатная численность ведомства в итоге сократилась до 26 тыс. человек.

Основными структурными подразделениями МВД стали патрульная служба и криминальная полиция. Патрульные экипажи непрерывно курсируют по специально разработанным маршрутам (ночью в обязательном порядке с включенными проблесковыми маячками) и реагируют не только на сообщения о преступлениях, но и на любые экстренные ситуации. Все машины оборудованы камерами и аппаратурой, записывающими разговоры и действия полицейских. Задерживать и опрашивать граждан разрешено только в секторе, попадающем в обзор видеотехники.

Новые полицейские кадры набирались по открытому конкурсу, из участия в котором исключили людей, уже имевших опыт работы в силовых структурах. При приеме на работу кандидаты проходили разработанные по западным стандартам психологические тесты, позволившие повысить средний интеллектуальный уровень полицейских и отсеять личности с неустойчивой или агрессивной психикой. Постоянный отсев среди действующих служащих происходит с помощью Генеральной инспекции МВД. Это специальное подразделение занимается организацией «подстав» — ситуаций, провоцирующих полицейских на правонарушение, например получение взяток или отступление от должностных инструкций. Всего в 2003-2010 годах за различные преступления были привлечены к ответственности 1064 полицейских.

По заверениям руководства страны, важнейшим направлением реформы стало перепрофилирование правоохранительных органов из карательного механизма в сервисную организацию. Отделения полиции стараются строить из прозрачных материалов, чтобы демонстрировать открытость ведомства. Оказываемые регистрационными органами услуги предоставляются гражданам по модели «одного окна», а от тех процедур, где пока не придуман способ снизить риски коррупции (например, техосмотр), вовсе отказались.

Повышение престижа полицейской службы сопровождалось резким увеличением заработной платы — в 15-40 раз. Сейчас патрульный получает в 3-5 раз больше средней зарплаты в Грузии ($200), а начальники отделов иногда и в 10 раз. Помимо денежных доходов полицейские располагают широким соцпакетом: медицинской страховкой и страховкой на случай гибели или увечья, льготной пенсией, доступом к образовательным программам. По словам главы ведомства, значительного увеличения бюджета МВД для этого не потребовалось.

Между тем в ходе реформы абсолютные показатели преступности резко выросли. В 2006 году число тяжких преступлений против личности на 100 тыс. населения достигло максимума за последние 20 лет — 73,6; в 2003 году этот коэффициент составлял 42. Лишь в 2010-м он стал лучше уровня 1990 года — 23,1 против 24,5. Общее число зарегистрированных преступлений в 2011 году составило 32 263, что в два раза больше показателя 2003-го. По версии властей, отчасти это связано с изменением системы учета и регистрации сообщений о преступлениях, а отчасти — с повышением эффективности борьбы с криминальной сферой.

Эстония начала трансформацию правоохранительных органов гораздо раньше Грузии, сразу после получения независимости. В 1990 году был принят закон о восстановлении в стране полиции. Поначалу реформы носили скорее косметический, чем принципиальный характер: райотделы милиции Эстонской ССР просто переименовали в префектуры полиции, а обновление кадров происходило во многом естественным путем за счет оттока со службы русскоязычных сотрудников и тех, кто решил попытать счастье в бизнесе. В 1991 году до 2/3 милиционеров ЭССР были русскими, а в Таллине — до 90%. Уже в 1993-м полиция Эстонии оказалась на 3/4 укомплектована этническими эстонцами.

За образец при преобразованиях была взята финская модель «невоенизированной полиции»: имелся в виду переход от силовой структуры, защищающей государство, к организации, оказывающей гражданам услуги. К началу 2000-х годов численность эстонских полицейских сократилась в два раза по сравнению с 1991 годом и достигла пропорции относительно населения, характерной для Скандинавии. При этом значительно увеличилось число женщин на службе. Было введено требование об обязательном получении специального образования для всего штатного состава полиции.

Значительные перемены произошли на этапе интеграции страны в Евросоюз. Число действующих префектур полиции сократили до четырех; новое деление территориальных органов правопорядка не совпадало с административными границами. Это по задумке авторов реформы значительно снизило коррупционные риски, существующие при централизованной системе. В 2005 году в Эстонии стартовала программа «Электронная полиция» (E-Police), которая представляла собой комплекс технических средств, позволяющих значительно повысить эффективность работы и координацию полицейских органов. Рабочие станции системы установлены в каждой патрульной машине и обеспечивают полицейским оперативный доступ ко всей необходимой им информации. Если раньше на переговоры по рации уходило по 15-20 минут, то сейчас все требуемые данные могут быть получены в течение считаных секунд. При этом в штаб-квартире полиции в режиме реального времени следят за перемещениями и местонахождением всех патрулей. На полицейском сайте граждане имеют возможность делать официальные запросы, следить за разбирательством своего административного или уголовного дела, оплачивать пошлины и прочее. С 1 января 2010 года отдельные до этого департамент полиции, центральная криминальная полиция, полиция безопасности, департамент погранохраны и департамент гражданства и миграции были объединены в единый департамент полиции и погранохраны.

Основными результатами реформ считается сокращение числа убийств с 365 в 1994 году до 80 в 2010-м и одновременное повышение уровня доверия населения к полиции с 15% до 84%. Последний показатель служит основным критерием оценки качества работы полицейских.