Разгром половцев Владимиром

Крестовый поход в степь 1111 года

Несмотря на долго еще продолжающуюся смуту среди князей, Мономаху удалось добиться главного: Любеческий съезд положил начало объединению русских военных сил против половцев. В 1100 году в город Витичев, неподалеку от Киева, князья съехались вновь, для того, чтобы окончательно прекратить междоусобицу и договориться о совместном походе против половцев.

К этому времени Руси противостояли две наиболее сильные половецкие орды — приднепровские половцы во главе с ханом Боняком и донские половцы во главе с ханом Шаруканом. За мир русские князья платили ханам огромные выкупные деньги. Теперь Мономах призывал князей освободиться от этого тяжелого налога, нанести половцам упреждающий удар.

Половцы словно почувствовали назревающую опасность: по их предложению в 1101 году в городе Саков состоялся съезд ведущих русских князей и половецких ханов, который рассмотрел отношения Руси со Степью. На этом съезде стороны снова заключили мир и обменялись заложниками. Осенью, когда Мономах был в Смоленске, гонец принес ему весть из Киева о нападении войска Боняка на переяславские земли. Святополк и Владимир Мономах тщетно гнались за войском Боняка. И снова все более ощутимой становилась задача предупредить дальнейшие половецкие набеги.

В 1103 году русские князья съехались к Долобскому озеру, где договорились наконец о совместном походе против половцев. Мономах настаивал на немедленном весеннем выступлении .

Вскоре русское войско, в которое вошли дружины всех видных русских князей (не пришел лишь, сославшись на болезнь, черниговский князь Олег, старинный друг половцев), а так же пешие полки, выступило в весеннюю степь. Решающая битва с половцами произошла 4 апреля близ урочища Сутень, неподалеку от Азовского побережья. На истомленных зимой конях половцы не смогли нанести своего знаменитого стремительного удара. Их войско было рассеяно, большинство ханов убиты. Хана Бельдзюза взяли в плен. А затем русские дружины пошли по половецким «вежам», освобождая пленников, захватывая богатую добычу, отгоняя к себе табуны коней, стада.

Эта была первая большая победа руссов в глубине степи. Но до основных становищ половцев они так и не дошли. На три года прекратились половецкие набеги. Лишь в 1105 году половцы потревожили русские земли. Но на реке Хорол объединенное войско русских князей неожиданным встречным ударом опрокинуло их.

И снова затихли половцы. Но теперь русские князья не стали ждать новых набегов. Дважды русские дружины наносили удары по половецкой территории. С ближайшими же, дружественными, половцами закреплялись мирные отношения. В эти годы Мономах и Олег женили своих сыновей, Юрия Владимировича и Святослава Ольговича, на дочерях союзных половецких ханов.

В 1111 году Русь организовала против половцев грандиозный поход, который достиг сердца их земли — города Шарукань вблизи Дона. Этот поход начался необычно. Когда в конце февраля войско подготовилось к выходу из Переяславля, то впереди него выступили епископ, священники, которые с пением вынесли большой крест. Его водрузили неподалеку от ворот города, и все воины, в том числе и князья, проезжая и проходя мимо креста, получали благословение епископа. А затем, на расстоянии 11 верст, представители духовенства двигались впереди русского воинства.

Мономах, бывший инициатором этой войны, придал ей характер крестового похода. В поход вышли Святополк, Мономах, Давыд Святославович с сыновьями. С Мономахам находились его четыре сына — Вячеслав, Ярополк, Юрий и девятилетний Андрей.

Половцы отступали в глубь своих владений. Вскоре русское войско подошло к городу Шарукань. Ни хана Шарукань, ни его войска в городе не было. Горожане вынесли русским князьям на огромных серебряных блюдах рыбу и чаши с вином. Это означало сдачу города на милость победителей и желание дать выкуп за сохранение жизни горожан.

На следующий день русское войско подошло к городу Сугров, горожане которого отказались сдаться. Тогда руссы подошли к городу и забросали его горящими факелами. Пылающий город был взят приступом.

На следующий день русская рать вышла к Дону, а 24 марта встретилась с большим половецким войском на речке Дегей. Половцы, не готовы сражаться с хорошо организованным и многочисленным войском, не выдержав натиска, отступили.

27 марта основные силы сторон сошлись на реке Сольница, притоке Дона. Воины сошлись в рукопашной битве. В разгар битвы началась гроза, усилился ветер, пошел сильный дождь. Появление стяга Мономаха воодушевило руссов, и они сумели преодолеть, начавшуюся было, панику. Половцы не выдержали яростной схватки и бросилась к донскому броду. Их преследовали и рубили.

Весть о русском крестовом походе в степь была доставлена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Русь в начале ХП века стала левым флангом общего наступления Европы на Восток .

Кто такие половцы?

Откуда взялись половцы, как они стали орудием в междоусобной вражде на Руси и куда в конце концов делись

Подготовил Никита Гусев

Откуда взялись половцы

Половецкое каменное изваяние. Археологический музей-заповедник «Танаис», Мясниковский район, хутор Недвиговка. XI–XII века © Александр Поляков / РИА «Новости»

Формирование половецкого этноса происходило по одним и тем же для всех народов Средневековья и древности закономерностям. Одной из них является то, что далеко не всегда народ, давший название всему конгломерату, бывает в нем самым многочисленным — в силу объективных или субъективных факторов он выдвигается на ведущее место в складывающемся этническом массиве, становится его ядром. Полов­цы приходили не на пустое место. Пер­вым компонентом, влившимся здесь в новую этническую общность, стало население, ранее входившее в Хазар­ский каганат, — болгары и аланы. Более значительную роль сыграли остатки печенежских и гузских орд. Подтвер­жда­ется это тем, что, во-первых, согласно антропологии, внешне кочевники X–XIII веков почти не отличались от жителей степей VIII — начала X века, а во-вторых, на данной территории фиксируется необы­чайное разнообразие погребальных обрядов. Пришедшим исключительно с половцами обычаем было возведение святилищ, посвященных культу муж­ских или женских предков. Таким образом, с конца Х века в этом регионе происходило смешение трех родственных народов, складывалась единая тюркоязычная общность, но процесс прервало монгольское нашествие.

Половцы — кочевники

Половцы представляли собой классический кочевой скотоводческий народ. В стадах имелся и крупный рогатый скот, и овцы, и даже верблюды, но глав­ным богатством кочевника являлась лошадь. Изначально они вели кругло­годичное так называемое таборное кочевание: находя обильное пищей для скота место, располагали там свои жилища, когда же корм истощался, то отправлялись на поиски новой территории. Поначалу степь могла безболезненно обеспечивать всех. Однако в результате демографического роста насущной задачей стал переход к более рациональному ведению хозяйства — сезонному кочеванию. Оно предполагает четкое разделение пастбищ на зимние и летние, складывание территорий и маршрутов, закрепленных за каждой группой.

Половецкая серебряная чаша с одной ручкой. Киев, X–XIII века © Dea / A. Dagli Orti / Getty Images

Династические браки

Династические браки всегда являлись инструментом дипломатии. Не были тут исключением и половцы. Однако отношения не зиждились на паритете — русские князья охотно женились на дочках половецких князей, но не отправ­ляли замуж своих родственниц. Тут работал неписаный средневековый закон: представительниц правящей династии могли отдать в жены лишь равному. Характерно, что тот же Святополк женился на дочери Тугоркана, потерпев от него сокрушительное поражение, то есть находясь в заведомо более слабом положении. Однако он не отдавал свою дочь или сестру, а сам брал девушку из степи. Тем самым половцы признавались влиятельной, но не равной силой.

Но если крещение будущей жены казалось делом даже богоугодным, то «пре­дательство» своей веры не представлялось возможным, почему и не сумели добиться половецкие правители выдачи себе в жены дочерей русских князей. Известен лишь один случай, когда русская княжна (овдовевшая мать Свято­слава Владимировича) вышла замуж за половецкого князя — однако для этого ей пришлось бежать из дома.

Как бы то ни было, к моменту монгольского нашествия русская и половецкая аристократии были тесно оплетены родственными связями, культуры обоих народов взаимно обогащались.

Половцы были орудием в междоусобной вражде

Половцы не являлись первым опасным соседом Руси — угроза из степи всегда сопровождала жизнь страны. Но в отличие от печенегов эти кочевники встре­тились не с единым государством, а с группой враждующих между собой кня­жеств. Поначалу половецкие орды не стремились к завоеванию Руси, удовле­творяясь небольшими набегами. Лишь когда в 1068 году объединенные силы трех князей были разбиты на реке Льте (Альте), стала очевидной мощь нового кочевого соседа. Но опасность не была осознана правителями — половцев, всегда готовых к войне и грабежу, начали использовать в борьбе друг против друга. Первым это сделал Олег Святославич в 1078 году, приведя «поганых» для борьбы с Всеволодом Ярославичем. В дальнейшем он неоднократно повторял этот «прием» в междоусобной борьбе, за что и был назван автором «Слова о полку Игореве» Олегом Гориславичем.

Но противоречия между русскими и половецкими князьями не всегда позво­ляли им объединиться. Особо активно со сложившейся традицией боролся Владимир Мономах. В 1103 году состоялся Долобский съезд, на котором Вла­димиру удалось организовать первую экспедицию на территорию против­ника. Результатом стал разгром половецкого войска, потерявшего не только рядовых воинов, но и двадцать представителей высшей знати. Продолжение этой поли­тики привело к тому, что половцы были вынуждены откочевать подальше от рубежей Руси.

Воины князя Игоря Святославича захватывают половецкие вежи. Миниатюра
из Радзивилловской летописи. XV век © vk.com

После смерти Владимира Мономаха князья вновь стали приводить половцев для борьбы друг с другом, ослабляя военный и экономический потенциал страны. Во второй половине века произошел очередной всплеск активного противостояния, который в степи возглавил князь Кончак. Именно к нему в плен попал Игорь Святославич в 1185 году, о чем рассказывается в «Слове о полку Игореве». В 1190-е набегов становилось все меньше и меньше, а в на­чале XIII века поутихла и военная активность степных соседей.

Даль­ней­шее развитие взаимоотношений было прервано пришедшими монго­лами. Южные регионы Руси бесконечно подвергались не только набегам, но и «приводам» половцев, что разоряло эти земли. Ведь даже просто пере­движение армии кочевников (а бывали случаи, когда они отправлялись сюда и со всем хозяйством) уничтожало посевы, военная угроза заставляла тор­гов­цев выбирать иные пути. Таким образом, данный народ немало поспособ­ствовал смещению центра исторического развития страны.

Половецкое антропоморфное изваяние из коллекции Днепропетровского исторического музея Женская стела держит сосуд. © Рисунок С. А. Плетневой «Пoлoвецкие каменные извaяния», 1974

Половцы дружили не только с русскими, но и с грузинами

Своим активным участием в истории отметились половцы не только на Руси. Изгнанные Владимиром Мономахом с Северского Донца, частично они под руководством князя Атрака откочевали в Предкавказье. Здесь к ним за по­мощью обратилась Грузия, постоянно подвергавшаяся набегам из горных районов Кавказа. Атрак охотно поступил на службу к царю Давиду и даже породнился с ним, отдав свою дочь замуж. Он привел с собой не всю орду, а лишь ее часть, оставшуюся затем в Грузии.

С начала XII века половцы активно проникали на территорию Болгарии, бывшей тогда под властью Византии. Они здесь занимались скотоводством или же старались поступить на службу империи. По всей видимости, к ним относятся Петр и Иван Асени, поднявшие восстание против Константинополя. При ощутимой поддержке куманских отрядов им удалось нанести поражение Византии, в 1187 году было основано Второе Болгарское царство, главой которого стал Петр.

В начале XIII века приток половцев в страну усилился, причем в нем уже участвовала и восточная ветвь этноса, принеся с собой традицию каменных изваяний. Здесь, однако, они довольно быстро христианизировались, а затем и растворились среди местного населения. Для Болгарии это был уже не пер­вый опыт «переваривания» тюркского народа. Монгольское нашествие «вы­талкивало» половцев на запад, постепенно, с 1228 года, они перебирались в Вен­грию. В 1237 году еще недавно могущественный князь Котян обратился к вен­герскому королю Беле IV. Венгерское руководство согласилось на предо­став­ление восточных окраин государства, зная о силе надвигающегося войска Батыя.

Половцы кочевали на отведенных им территориях, вызывая недовольство соседних княжеств, подвергавшихся периодическим грабежам. Наследник Белы Стефан женился на одной из дочерей Котяна, но затем под предлогом измены казнил своего тестя. Это привело к первому восстанию вольнолюбивых переселенцев. Следующий бунт половцев был вызван попыткой их насиль­ст­венной христианизации. Лишь в XIV веке они полностью осели, стали като­ли­ками и начали растворяться, хотя по-прежнему сохраняли свою военную спе­ци­фику и даже в XIX веке еще помнили молитву «Отче наш» на родном языке.

Нам ничего не известно о том, была ли у половцев письменность

Наши знания о половцах довольно ограниченны в силу того, что этот народ так и не создал своих письменных источников. Мы можем увидеть огромное множество каменных изваяний, но не встретим там никаких надписей. Све­дения об этом народе мы черпаем у его соседей. Особняком стоит 164‑странич­ная тетрадь миссионера-переводчика конца XIII — начала XIV века «Alfabetum Persicum, Comanicum et Latinum Anonymi…», более известная как «Codex Cumanicus». Время возникновения памятника определяют периодом с 1303 по 1362 год, местом написания называют крымский город Кафу (Феодосию). По происхождению, содержанию, графическим и языковым особенностям словарь делится на две части, итальянскую и немецкую. Первая написана в три столбца: латинские слова, их перевод на персидский и половецкий языки. Немецкая часть содержит словари, заметки по грамматике, половецкие загадки и христианские тексты. Итальянская составляющая для историков более суще­ст­венна, поскольку отразила экономические потребности общения с полов­цами. В ней мы находим такие слова, как «базар», «купец», «меняла», «цена», «монета», перечисление товаров и ремесел. Кроме того, там содержатся слова, характеризующие человека, город, природу. Огромную значимость имеет список половецких титулов.

Хотя, по всей видимости, частично рукопись была переписана с более раннего оригинала, создавалась не единомоментно, почему и не является «срезом» реальности, но все же позволяет нам понять, чем занимались половцы, какие товары их интересовали, мы можем увидеть заимствование ими древнерусских слов и, что весьма важно, реконструировать иерархию их общества.

Половецкие бабы

Специфической чертой половецкой культуры являлись каменные статуи пред­ков, которые называют каменными или половецкими бабами. Такое наимено­вание появилось из-за подчеркнутой груди, всегда свисающей на живот, что очевидно несло символическое значение — кормление рода. Причем зафик­сирован довольно значительный процент мужских статуй, у которых изобра­жены усы или даже бородка и одновременно наличествует грудь, идентичная женской.

XII век — период расцвета половецкой культуры и массового производства каменных статуй, появляются и лица, в которых заметно стремление к порт­ретному сходству. Изготовление идолов из камня стоило дорого, и менее состоятельные представители общества могли позволить себе лишь дере­вян­ные фигуры, к сожалению, не дошедшие до нас. Располагали статуи на верши­нах курганов или холмов в квадратных или прямоугольных святи­лищах, сложенных из камня-плитняка. Чаще всего ставили мужское и женское изва­яния — родоначальников коша — лицами на восток, но попадались святилища и со скоплением фигур. У их подножия археологи находили кости баранов, однажды обнаружили и останки ребенка. Очевидно, что культ предков играл значительную роль в жизни половцев. Для нас важность этой черты их куль­туры в том, что она позволяет четко определить, где кочевал народ.

Серьги половецкого типа. Ясиноватая, Донецкая область. Вторая половина XII — XIII век © Из статьи О. Я. Приваловой «Богатые кочевнические погребения из Донбасса». «Археологический альманах». № 7, 1988

Отношение к женщинам

В половецком обществе женщины пользовались значительной свободой, хотя на них и лежала значительная часть обязанностей по дому. Отмечается четкое гендерное разделение сфер деятельности как в ремесле, так и в скотоводстве: женщины ведали козами, овцами и коровами, мужчины — лошадьми и верб­лю­дами. Во время военных походов на плечи слабого пола взваливались все заботы по обороне и хозяйственной деятельности кочевий. Возможно, иногда им приходилось и становиться главой коша. По крайней мере, найдено два женских погребения с жезлами из драгоценных металлов, бывших символами руководителя большего или меньшего объединения. В то же время женщины не оставались в стороне от ратных дел. В эпоху военной демократии девушки принимали участие во всеобщих походах, оборона кочевья во время отсутствия мужа предполагала также наличие воинских навыков. До нас дошла каменная статуя девушки-богатырши. Размер изваяния в полтора-два раза превышает общераспространенный, грудь «подтянута», в отличие от традиционного изо­бражения, прикрыта элементами доспехов. Вооружена она саблей, кинжа­лом и имеет при себе колчан для стрел, тем не менее ее головной убор несомненно женский. Такой тип воительниц отражен в русских былинах под именем поляниц.

Куда делись половцы

Ни один народ не исчезает бесследно. История не знает случаев полного физи­ческого истребления населения пришлыми захватчиками. Никуда не делись и половцы. Частично они ушли на Дунай и даже оказались в Египте, но основ­ная масса осталась в родных степях. В течение не менее ста лет они сохраняли свои обычаи, хотя и в измененном виде. По всей видимости, монголы запре­тили создавать новые святилища, посвященные половецким воинам, что при­вело к появлению «ямных» мест поклонения. В холме или кургане выкапыва­лись углубления, не видные издалека, внутри которых повторялась схема размещения изваяний, традиционная для предыдущего периода.

Но и с прекращением существования этого обычая половцы не исчезли. Мон­голы пришли в русские степи с семьями, а не переселились всем племенем. И с ними произошел тот же процесс, что и с половцами веками ранее: дав имя новому народу, они сами растворились в нем, восприняв его язык и культуру. Тем самым монголы стали мостом от современных народов России к лето­писным половцам. 

Как Мономах громил половцев

Попытка Владимира Всеволодовича Мономаха «сотворить мир» на Руси и объединить силы русских земель против половцев — запомнились не только современникам. Самым добрым словом вспоминали князя, пытавшегося остановить процесс распада, и русские летописи.

Междоусобица 1097 – 1100 гг.
Решения князей о братском союзе на Любечском съезде так и остались благими пожеланиями и не остановили братоубийственных войн. Сразу же после съезда князь Давыд Игоревич с согласия великого князя Святополка ослепил Василька Ростиславича. Давыд завидовал Васильку и хотел отнять у него Теребовль. Такого злодеяния на Руси ещё не знали. Кровавые битвы и схватки были обычным делом, но хладнокровные и подлые расправы казались дикостью.
Мономах, больше всех стремившийся к примирению, первым забил тревогу, и воззвал к вчерашним врагам Святославичам. Писал: «Нож ввержен в нас. Если этого не поправим, то большее зло явится среди нас». Давыд и Олег Святославичи отозвались, привели дружины. Объединенная рать вступила против Киева. У великого князя потребовали ответ. Тот струсил, стал сваливать всю вину на Давыда Игоревича. Мол, он оклеветал Василька и его ослепил. Князей такой ответ не устраивал – преступление было совершено с ведома великого князя, в его городе. Спас Святополка митрополит Николай. Он отправился в княжеский лагерь и обвинил их в развязывании новой усобицы. Князья уступили, оставили Святополка в покое. Но Давыда Игоревича великий князь должен был покарать.

Ослепление Василька. Миниатюра из Радзивилловской летописи, XV век
Всё это вылилось в новую междоусобную войну на Западной Руси, в Волыни. На Давыда пошёл войной брат Василька, Володарь Перемышльский. Давыд пытался занять Теребовль, но по пути был встречен Володарем Ростиславичем и сел в осаду в Бужске. Володарь заставил Давыда выдать Василька. Затем они вдвоем принялись воевать с Давыдом, захватывать его города. Давыд в это время пытался оправдаться, сваливал всю вину на великого князя, говорил, что действовал по его указке. А из Киева на него пошёл сам Святополк. Давыд сбежал в Польшу, хотел нанять на помощь поляков, но Святополк откупился от них. Святополк посадил во Владимире-Волынском своего сына Мстислава, но не удовлетворился этим и выступил и против Ростиславичей, решив прибрать и богатое Прикарпать. Перемышль и Теребовль в своё время входили в волынский удел Ярополка Изяславича («то волость отца моего и брата»). Святополк решил отдать эти города второму своему сыну — Ярославу. Ростиславичи не испугались и вывели свои полки на бой. В 1099 году состоялась битва на Рожном поле. Слепой Василько перед битвой выехал вперёд, поднял крест и кричал великому князю: «Видишь ли мстителя, клятвопреступник?… Крест святой да будет нам судьей!» В кровопролитной битве рать Святополка потерпела поражение.
Святополк бежал во Владимир-Волынский, но не успокоился. Позвал союзников. Ярослав Святополчич привёл против Ростиславичей войско венгерского короля Коломана I, своего шурина. При этом венгры решили захватить Прикарпатье не для Святополка, а для себя. С войском шли епископы для нового крещения русских в католицизм и чиновники новой администрации. А Ярослав Святополчич был готов править в захваченных городах как вассал Венгрии. Володарь занял оборону в Перемышле. В это время Ростиславичи помирились с Давыдом Игоревичем, объединившись против общего врага. Давыд привёл на помощь войска половецкого хана Боняка. Решающая битва состоялась на реке Вяр (приток Сана). Половцы использовали древнюю тактику степных воинов: ложной атакой и бегством нарушили строй и заманили врага к месту засады. Там на расстроенные силы венгерского войска обрушились основные силы Боняка. Деморализованные венгры не выдержали и побежали. Множество венгров утонули в реке.
В результате Ростиславичи отстояли свои владения в Прикарпатье. Давыд Игоревич воспользовался разгромом противника, и перешёл в контрнаступление. Шли бои на Волыни, города переходили из рук в руки. Во время осады Владимира-Волынского погиб князь Мстислав Святополчич. Но на помощь осаждённым успели прийти киевский воевода Путята и отбросил Давыда. Тогда Давыд снова привёл половцев Боняка и отбил Луцк, а затем и Владимир.
Конец этой резне положил Владимир Мономах. По его предложению в 1100 году в город Уветичи (Витичев) на правом берегу Днепра в окрестностях Киева прошёл новый княжеский съезд. Сначала князья «сотворили мир меж собою». Ради примирения решили сделать крайним только Давыда Игоревича, оставив тёмные дела великого князя Святополка в тени. Давыду объявили братскую волю: «Не хотим тебе дать стола Владимирского, ибо вверг ты нож в нас, чего не бывало ещё в Русской земле». Он был лишён Владимира-Волынского (туда был посажен сын Святополка — Ярослав). Взамен получил от Святополка городки Бужский Острог, Дубен, Чарторыйск и виру в 400 гривен от остальных братьев (200 от Владимира и 200 от Святославичей). Позднее Святополк передал Давыду ещё Дорогобуж. В отношении Ростиславичей было принято решение лишить Василька его стола — Теребовля. Видимо, потому что ослепший князь считался недееспособным. К Володарю были отправлены послы с приказом либо взять ослепшего брата к себе, либо отправить в Киев, где князья обещали о нём позаботиться. Однако Ростиславичи не подчинились. Василько оставался князем теребовльским до самой смерти.
Конфликты продолжались. Против великого князя Святополка взбунтовался собственный племянник Ярослав Ярополчич, попытавшийся претендовать на какие-то владения на Волыни. Великий князь смог его одолеть и сгноил в тюрьме. В 1102 году Святополк захотел отправить на княжение в Новгород своего сына Ярослава, что соответствовало бы старой традиции – Новгород должен принадлежать тому, кто владеет Киевом, и потребовал обмена уделами. Пусть сын Мономаха Мстислав возьмёт разорённую войной Волынь, а в Новгород сядет Ярослав Святополчич. Но новгородцы объявили: «Не хотим ни тебя, ни твоего сына». Великий князь разгневался, стал угрожать. А новгородцы отвечали: «Если у твоего сына две головы, пусть приезжает». В итоге новгородцы настояли на кандидатуре Мстислава, сына Владимира Мономаха.

Русские князья заключают мир в Уветичах. Картина С. В. Иванова
Война с половцами
В 1101 году Святополк, Владимир Мономах, Олег и Давыд Святославичи на съезде у Сакова заключили мирное соглашение с половцами. Принесли клятву о мире «во веки веков» и обменялись знатными заложниками. Но прошёл год и Боняк внезапно вторгся в Переяславские земли, переправился на правый берег Днепра и прошёлся по Киевщине, взял полон, добычу и смог уйти в степь. Русские дружины не успели перехватить степняков. Заложники оказались бесполезными, у степных князей были такие же русские заложники.
В начале 1103 года Мономах организовал съезд у Долобского озера вблизи Киева. Переяславский князь наметил поход на раннюю весну. Киевские бояре возражали. Мол, время неудобное, придётся брать в хозяйствах лошадей, а они нужны для пахоты. Отвечал им Владимир: «Удивляюсь я, дружина, что лошадей вы жалеете, которыми пашут! А почему не подумаете о том, что вот начнёт пахать смерд и, приехав, половчанин ударит в него стрелою, а лошадь его заберет, а в село его приехав, возьмёт жену его, и детей его, и всё его имущество? Лошади вам жаль, а смерда не жаль ли?» Бояре Святополка вынуждены были дать согласие.
Собрали большое войско – киевлян, черниговцев, переяславцев, волынян, новгородцев и т. д. Пришла рать даже из далекого Залесья. Только князь Олег Святославич, владетель Новгород-Северского, отказался выступить в поход. Заявил: «Не здравлю». В 1103 году ранней весной союзная рать русских князей двинулась в степи. Расчет был сделан на ослабление половецкой конницы. После долгой зимы кони не успели ещё набрать сил, русское же воинство включало в себя помимо конных княжеских дружин и крупные силы пехоты. Пешее войско двигалось по Днепру на ладьях, конница шла параллельно. Пришли по Днепру ниже порогов и стали у острова Хортица. Затем вся армия повернула вглубь степей. Владимир решил навязать степнякам свою волю, выйти к их селениям-вежам и заставить их сражаться в прямом бою. Старейший из половецких князей Урусоба предложил замириться: «Попросим мира у руси, ведь крепко они будут биться с нами, ибо много зла сотворили мы Русской земле». Но он оказался в меньшинстве, другие ханы надеялись на большую победу и богатую добычу. А после победы сразу совершить большой поход на Русь: «Перебив этих, пойдем на землю их и завладеем городами, и кто избавит их от нас?»
Русские дружины уничтожили половецкие авангарды под началом хана Алтунопы, который славился воинским умением. На реке Сутени русы обнаружили большое войско противника: «И пошли полки половецкие как лес, конца им не было видно…». Решающий бой состоялся 4 апреля на Сутени. Мономах использовал тактику великого русского воителя Святослава. Тот умел бить хорошо вооруженную конницу хазар и закованную в броню византийскую кавалерию – катафрактов. Мономах выставил против сильной и стремительной половецкой конницы «стену» пехоты, вооруженной копьями и длинными щитами. За копейщиками стояли лучники и бойцы с топорами, палицами, клевцами, не давая врагу прорвать переднюю линию. Пехотинцы в центре («челе») должны были отразить первые, самые яростные наскоки вражеской конницы, а затем в бой вступали княжеские конные дружины, стоявшие на крыльях, опрокидывая утомленного противника. Получилось так как и планировал Мономах. Русская пехота приняла степняков на копья, половецкая конница не смогла опрокинуть русскую «стену». С флангов ударили тяжелые княжеские дружины. Половцы смешались и побежали. Многие всадники на уставших конях не смогли уйти и были порублены. Это была великая победа. Погибло 20 половецких князей, а одного – Белдюзя-князя, взяли в плен. Половецкий князь предлагал большой выкуп – золото, серебро, коней и скот. Мономах выкуп не взял, решил наказать за нарушение клятвы: «Да будет кровь твоя на голове твоей!» Половца казнили. Русские войска прошлись по половецким селениям (вежам), взяли огромную добычу и вернулись на Русь с полоном великим, и со славою.
После страшного поражения половцы на некоторое время притихли. Три года ни один всадник не нарушил границы. Но это было лишь затишье перед новыми битвами. Русский поход не затронул владений самых могущественных половецких владык – Боняка, владевшего землями у Днепра и Буга, и Шарукана – на Дону. В 1105 и 1106 гг. Боняк и Шарукан совершили несколько набегов на русские земли, провели «разведку боем». Стало ясно, что половцы готовят большой поход. Об этом же сообщали пленные, приграничные торки и дружественные половцы. Весной 1107 года Боняк провёл ещё один набег.

Летом 1107 года степняки вновь перешли в наступление. Князь Боняк с приднепровскими половцами и Шарукан Старый с донскими вторглись в пределы Переяславского княжества. Половцы осадили город Лубен.Но Мономах был готов к этому. В Переяславле собирались дружины нескольких князей, готовые немедленно вступить в поход. Среди них была и дружина князя Олега Святославича, который раньше уклонялся от боев с половцами. Набег Боняка весной, чтобы русские после ответного рейда распустили войско, не обманул Мономаха. Переяславский князь ждал нового удара и не распускал дружины по домам. Получив известие о приходе к Лубену врагов, дружины немедленно выступили. С ходу форсировав Сулу, русичи ударили по степнякам. Удар наносился со степной стороны, от границы и стал неожиданным. Половцы не выдержали схватки и бежали. Большинство бегущих половцев были порублены конными дружинами, или взяты в плен. Среди убитых был брат хана Боняка Таз, а хан Сугр с братьями попал в плен. Сам Боняк и «великий хан» Шарукан смогли уйти.
Это поражение заставило многих половцев отказаться от набегов на Русь. Князья Аепа Осеневич и Аепа Гиргеневич прислали посольства. Предлагали вечный мир и союз, хотели породниться. В результате сын Олега Святославича Святослав и сын Владимира Мономаха Юрий женились на дочерях половецких ханов. Мономах не был против такого союза, получив союзные половецкие отряды. Кроме того, на Руси ценили «красных девок половецких». Вопреки мифу о степняках, они не были монголоидами. Они были с русскими-русами одного арийско-индоевропейского рода. Русь и половцы, а позднее ордынцы («татаро-монголы»), были прямыми наследниками и частями Великой Скифии. Половцы были представителями белой расы, их девушки – высокие, статные блондинки считались первыми красавицами, и были верными, преданными женами. Да ещё и воительницами-поляницами – великолепными наездницами, стрелками из лука.
Продолжение следует…

Киевская Русь в конце XI века находилась в крайне сложном положении. От былого могущества единого Древнерусского государства ничего не осталось. С 1094 года шла постоянная борьба потомков Ярослава Мудрого за территории, которая сильно ослабляла страну и не позволяла собрать единую армию. Одичавшие и алчные князья окончательно потерявшие совесть, не хотели признавать авторитет друг друга и беспрерывно пытались захватить у противника все новые территории для получения прибыли и распространения своего влияния. С приходом в Северное Причерноморье половцев все пограничные с лесостепью русские княжества, Киевское, Переяславское, Новгород-Сверское, Рязанское, стали жертвами многочисленных набегов кочевников, наносившим им колоссальный ущерб.

Половцы нападали внезапно, грабили сёла и деревни, опустошали окрестности городов, убивали и уводили с собой бесчисленное множество людей и обычно исчезали раньше, чем приходили княжеские вооружённые дружины. Разорение и голод охватили эти княжества.

Против больших походов половецких орд, в котором принимали участие десятки тысяч воинов, иногда оказывались бессильны даже объединённые рати нескольких пограничных кнчжеств.

Сотни тысяч русских людей потерявших какие либо надежды на спасение, вынужденны были оставив насиженные и обжитые места уходить на север страны под защиту непроходимых чащёб при окских лесов и болот. Огромные территории на лесостепной границе Руси пришли в запустение. Внутриполитическая ситуация в Древнерусском государстве принимала критический оборот по причине того, что некоторые князья, стремились использовать половецкие отряды для захвата власти, сами приводили врагов на Русь.

Главной проблемой на Руси в течение довольно длительного периода времени было отношение с половцами. Но выиграть эту затяжную и кровопролитную войну русским не удавалось, что констатировал сам Владимир Мономах, принимавший в ней участие. Борьба с половецким наступлением на Русь к этому времени длилась уже в течение 43 лет. Это был для Руси период ожесточённого натиска кочевников и временного затишья, тяжёлых поражений и редких побед. На Русскую землю обрушилось неслыханное до этого бедствие и тяжелейшие потери.

К этому времени Руси противостояли две наиболее сильные половецкие орды, приднепровских половцев во главе с ханом Боняком и донских половцев во главе с ханом Шаруканом. За каждым из них стояли другие ханы, сыновья, многочисленные родственники. Оба хана были опытными полководцами, дерзкими и смелыми воинами, за их плечами стояли долгие годы набегов, десятки сожженных русских городов и деревень, тысячи угнанных в плен людей. И тому, и другому русские князья за мир платили огромные выкупные деньги. Видя всю безысходность этой борьбы с степняками, Мономах призывал князей освободиться от этого тяжкого налога, нанести половцам упреждающий удар, пойти походом в степь, туда где были главные кочевья половцев.

К началу 90 годов XI века Владимир Мономах стал по существу самым сильным и влиятельным князем на Руси, самым опытным и удачливым полководцем.

Чтобы исправить катастрофическую ситуацию сложившуюся на Руси, необходимо было откинуть прочь свои амбиции и пойти на радикальный шаг, помирить ненавидящих друг друга князей. С этой единственной целью Владимир Мономах и созвал Любечский съезд в первый раз.

Бурные события обрушившиеся на Русскую землю во второй половине XI века произвели столь сильное впечатление на русских князей, что они собрались в 1097 году на съезд для обсуждения жизненно важного вопроса, организации обороны против половцев. Никаких особых антиполовецких мер им выработать так и не удалось, но было достигнуто принципиально важное соглашение о прекращении всех княжеских междоусобий. Беспокойство князей прямо свидетельствовало об усилившейся опасности со стороны этого кочевого народа и необходимости вырабатывать единую стратегическую линию, которая, правда, так и не была намечена даже в общих чертах. Очевидно требовалось какое-то время, чтобы все князья прониклись серьезностью нависшей угрозы.

Благодаря тому, что князьям удалось договориться, междоусобица на Руси закончилась и государство постепенно объединялось, чтобы дать отпор половцам. Великие князья смогли объединить свои войска и противостоять захватчикам, а Русь перешла в новую эпоху с новым политическим строем.

В первый же год наступившего XII века Святополк, Владимир, Давыд, Олег и Ярослав собрались еще раз на совет состоявшийся в начале1103 года у Долобского озера вблизи Киева, с единственной целью, разработать политическую линию в отношении половцев и организации совместного похода на кочевников.

Князь Черниговский Олег Святославич отказался от поездки сославшись на свою болезнь, но два брата его охотно вооружились. Даже знаменитый враг ярославичам князь Полоцкий, Давид, жертвуя своим самолюбием и наследственною злобою общему благу, прибыл в стан соединенных войск Туда же прибыл также Игорев внук, Мстислав, коего отец неизвестен и который вместе с дядею своим, Давидом Игоревичем, в 1099 году осаждав Владимир, искал потом добычи или славы на море. Великий Князь взял с собою родного племянника, Вячеслава, а Мономах сына своего, Ярополка.

Долобский съезд является одним из значительных этапов в попытках древнерусских князей прекратить раздоры и объединить усилия перед половецкой угрозой. В отличие от предыдущих съездов переговоры проходили с участием дружины. При обмене мнениями выяснилось, что имеются два взгляда на проблему. Дружина Святополка считала, что весенняя война отрицательно скажется на сельском населении и пахотно-посевных работах и выступила против идеи пойти в поход на половцев весной.

В своём ответе Владимир обосновал необходимость немедленного похода в степь для нанесения упреждающего удара по половцам. Это была обоснованная тактика недопущения противника на собственную территорию. В случае же появления половецкой конницы в русских пределах не только будут перебиты смерды и угнан их скот, но разрушены деревни, захвачено имущество, пленены жены и дети Доводы произвели столь сильное впечатление, что русские князья немедленно отправились в поход на конях и в ладьях сначала вниз по Днепру, а затем по степи до половецких кочевий. Он старались возбудить такую же ревность и в других князьях, призывая их смирить варваров или умереть.

Перед лицом наметившегося объединения военных сил Руси половецкие ханы со своей стороны предприняли ряд действий. Вскоре подобный съезд состоялся и у степных князей. Половцы, опасаясь следствий оного, именем всех Ханов своих требовали мира. Русские князья решили не отвергать протянутую руку, но вести столь серьезные переговоры непосредственно с половецкими ханами. Так как заключение мира было бы большим успехом и давала русским, хотя бы временную и даже непрочную передышку в этой изнурительной войне.

Встреча произошла в предварительно оговоренном месте, у города Сакова, где и был в сентябре 1101 году заключен мир, взяв и далав аманатов. Но дальнейшие события свидетельствуют о том, что Саковский мир так и не принес на Русь спокойствия. Он как и прежние, только отсрочил войну, необходимую по мнению благоразумного Князя Владимира для консолидации всех сил Руси на войну с степняками. Среди половцев, так же возникли разногласия, одни предлагали заключить мир и соблюдать его, а другие рвались в бой, ибо рассчитывали, разбив в степи противника, тут же продолжить поход на незащищенные города и деревни. Последнее мнение возобладало.

Уже осенью 1002 года половецкие полчища под командованием хана Боняка, нарушив клятву напали на переяславские земли и ушёли в степь с большой добычей, прежде чем подоспели туда русские дружины. Русским теперь стало окончательно ясно, что обеспечить безопасность своих степных границ можно только, разгромив основные силы половцев, если совершить рейды в глубь Дикого Поля, туда где были их кочевья и многочисленные «Вежи». Именно это должно было внести в затянувшуюся войну с погаными коренной перелом и привести к их разгрому.

Согласно плана, военный поход русских в степь должен был состояться весной. Так ка к в этом году в Приднепровье толщина снежного покрова превышала 40 сантиметров. Поэтому между Днепром и Азовским морем половцам зимнее кочевание было невозможно. Скот нуждался в сене, а весной, в длительной подкормке после голодной зимы. Половцы не имели времени выйти на летние пастбища и вволю не накормить коней. Впервые Мономах мог вести войну с половцами по своему плану, так как являлся фактически предводителем объединённого войска.

Военный поход начался тогда когда Днепр очистился ото льда. Ранней весной 1103 года союзная рать русских князей сухим путем и водою двинулось к югу, в степи. В неё вошли дружины всех видных русских князей. Расчет был сделан на ослабление половецкой конницы. После долгой зимы кони не успели ещё набрать сил, русское же воинство включало в себя помимо княжеских дружин и крупные силы «пешцев» — пехотинцев. Пешее войско двигалось по Днепру на ладьях, кавалерия шла параллельно. В районе острова Хортица пешие ратники высадились на берег и вместе с конниками повернула вглубь степей и четыре дня шло степями к востоку до места, называемого Сутень. Флот остановился за Днепровскими порогами, у Хортицы. Русское войско за четыре дня прошло более 100 километров. Впереди двигался большой отряд, который выполнял функции сторожевого охранения и разведки.

Когда о движении русских полков стало известно в половецких вежах, ханы собрались на военный совет, чтобы обсудить создавшуюся обстановку и выработать план действий, так как противник впервые зашел в глубь Дикого поля, в сердцевину днепровских половецких кочевий . Ханы решили разбить русскую рать и затем незамедлительно совершить большой набег на Русь.

Первое большое сражение с кочевниками произошло в урочище Сутень. Осторожно, оглядывая далеко степь впереди себя, двигался сторожевой полк Ярополка Владимировича. Воины прятались за небольшими холмами, укрывались в логах и лишь когда убеждались, что путь был чист, переходили к другому укрытию. Русская «сторожа» окружила здесь и уничтожила большой половецкий отряд во главе с ханом Алтунопой. Руссы догнали сумевших вырваться и зарубили всех до единого, в живых не осталось теперь пи одного половца, который мог бы подать своим весть о подходе со стороны Сутени русского войска.

Мономах предложил князьям идти навстречу главному войску половцев немедленно, а если половецкое войско будет отступать без боя в глубь степи, то взять их вежи и разорить их. После чего идти дальше по их станам до самого Дона, пока не будет уничтожено их главное войско.

4 апреля, когда руссы после краткого ночного отдыха, который они провели, пе зажигая огней и не варя себе пищи, двинулись снова вперед, сторожи донесли, что несметные полчища половцев идут им навстречу. К месту сражения подошли основные силы половцев, и сражение развернулось с новой силой. Ярость, гнев и страх вели в бой степняков.

Половцы решили смять руссов всей своей силой. Но на ослабленных конях они не сумели нанести своего знаменитого стремительного удара. В главном полку Мономах поставил не дружины киевскую, черниговскую или переяславскую, а пехоту состоящую из смердов и ремесленников, собранных с разных городов Руси. Плечом к плечу стояли киевляне и черниговцы, смоляне и ростовцы, переяславцы и полочане. Конные же дружины поставил он на крыльях.

Сражение, как и ожидалось, началось яростными атаками половецкой конницы. Русские пешая и конная рать выстояли под градом стрел и конного натиска. А потом мощным ударом одновременно всех сил, опрокинула кочевников. Половцы не выдержали натиска и обратились вспять. Их войско было рассеяно. Русские всадники рубили бегущих, не неся потерь.

Один, хан Белдюз, попав в плен, предлагал за себя золото, серебро, коней и скот. По приказу Владимира Мономаха хана убили, а тело его разрубили на части. Во время преследования было убито множество половцев, в том числе несколько половецких князей; а это Урусоба, Кчий, Арсланапа, Китанопа, Куман, Асуп, Курток, Ченегреп, Сурьбарь.

После этой победы, русская рать нанесла сокрушительный удар по многочисленным «вежам», где были захвачены половецкие женщины, дети, скот. Победители освобождали пленников, не успевших отправиться на невольничьи рынки Судака, и Херсонеса. Были захвачены табуны коней, стада овец и верблюдов, а также шатры и имущество. «И вернулись на Русь с полоном великим и со славою, и с победою великою».

Эта была первая большая победа русских в глубине степи. Правда, до основных становищ половцев они так и не дошли. Но все же на три года затихла степь, и прекратились набеги. Разгром половецких армий в 1103 году был крупной военной победой русских, которая значительно ослабила силы кочевников. Но победа не могла заменить прочного мира на основе дипломатических переговоров.

На этом война не кончилась. Владимир Мономах казнив попавшего в плен хана Бельдюза, только обострил положение, половцы перестали сдаваться. Сопротивление русскому наступлению возглавил хан Боняк. Можно было не сомневаться, что половцы в такой ситуации обязательно попытаются взять реванш. Хан Боняк продолжал набеги, хотя и без прежнего размаха, осторожно. Поздней осенью 1105 года он внезапно появился у Зарубинского брода, неподалеку от Переяславля, пограбил приднепровские села и деревни и быстро отступил. Князья даже не успели собрать погоню. В следующем 1106 году половцы нападали на Русь уже трижды, но набеги были малоудачными и не принесли степнякам добычи. Сначала они подступили к городку Заречску, но были отогнаны киевскими дружинами.

Эти набеги не представляли серьезной опасности для Руси, легко отражались княжескими дружинами, но недооценивать половецкой активности было нельзя. Половцы начали оправляться от недавнего разгрома, и нужно было готовить новый большой поход в степи. Или, если Боняк и Шарукан опередят, достойно встретить их на рубежах русской земли. Дальнейшие события показали, что половецкие нападения на Русь производились не крупными силами, а небольшими отрядами, грабившими окраинные земли. В ответ русские дружины освоили степные маршруты и наносили удары по кочевьям, располагавшимся в нескольких днях пути от киевских границ.

Хотя эта выдающаяся победа над ненавистными степняками с политической точки была колоссальным успехом. Но она вновь не сулила Руси долгожданного покоя. Дикое Поле затихло на несколько лет, и не было с той стороны выходов.

В январе 1008 года ханы многочисленной орды Аепы кочевавшие недалеко от рубежей Киевской Руси, предложили заключить договор о мире. Договор был принят русскими князьями. Тем самым было нарушено единство половецких ханов и создалось условие для разгрома Шарукана, Боняка и их союзников.

За это время отстроились разрушенные и сожженные половцами города и села; теперь смерды выходили в поле уже без оружия и не опасались нежданного появления степняка . Но и в эти мирные годы Мономах не забывал, что живы еще и имеют немало войска ханы Шарукан, Боняк, Старый Аепа , что можно ждать новых выходов на Русь и от донских, и от заднепровских половцев. Он постоянно напоминал всем о том, что настоящая борьба со степью лишь началась, что русская рать лишь прощупала к половецким станам свой первый путь и в будущем необходимо этот путь утверждать и осваивать, и он звал князей готовить дружины, вооружать пехоту, строить ладьи для предстоящих походов и не жалеть на это ни сил, ни денег.

Уже в мае 1107 года пришедшие в себя после погрома степняки во главе с ханами Боняком и Шаруканом жаждущим реванша, совершили набег на окрестности порубежного города-крепости Переяславля. В августе 1107 года большое половецкое войско осадило Лубен, Шарукан привел с собой уцелевших донских половцев, хан Боняк, приднепровских, к ним присоединились ханы других половецких орд. Это было последним крупным вторжением половцев за период с появления половцев в южнорусских степях в середине XI века до усиления половецкой опасности в 70-80 годы XII века.

Владимир Мономах вновь поднял русских князей на совместный поход и внезапно обрушился на походный стан кочевников. В выступившем против них войске, кроме Святополка киевского, Олега новгород-северского и Владимира переяславского, было ещё четверо князей: Святослав, Мстислав, Вячеслав и Ярополк. Но в переяславской крепости еще с лета стояли дружины многих русских князей, собравшихся по призыву Владимира Мономаха. Они молниеносно вышли на помощь осажденному городу, и подошли к реке Суле. Русские войска незамеченные противником перешли Сулу в брод и ударили по не ожидавшим нападения степнякам. Половцы не успели даже выстроиться для битвы, были сбиты и рассеяны. Поддавшись паники они обратился в бегство и в ходе преследования русскими потеряли множество убитыми и пленными. Боняку и Шарукану в этот раз удалось бежать, но был убит брат Боняка Таз, а также пленены Сугра с братом. Русскими был взят половецкий обоз. Захватив большой полон, русские дружины с победой великой вернулись домой.

Политическое значение этой победы было большим. В январе 1108 года ханы многочисленной орды Аепы, кочевавшие неподалеку от рубежей Киевской Руси, предложили заключить договор о мире и любви.

Но несмотря на поражение и разгром объединенных половецких полков, русским князьям стало ясно, что на юго-востоке от Руси сложилось сильное и дееспособное объединение, представляющее для нее весьма существенную опасность.

Чтобы обезопасить Русь от разорительных набегов половцев, Владимир Мономах использовал не только военную силу, но и прибегал к дипломатическим приемам. Он женил двух из своих сыновей, Юрия, будущего Долгорукого, и Андрея, на дочерях знатных половецких ханов. Так поступали и другие удельные князья. Однако и это не удержало степные орды от набегов на северных соседей.

Договор был принят русскими князьями. В результате единство ханов распалось, создались условия для окончательного разгрома Шарукана и его союзников. Но подготовка нового общерусского похода в степи требовала значительного времени, а Шарукану нельзя было давать передышки.

Прекрасно понимая всю эфемерность мирных договоров с хищниками Владимир Мономах задумал совершить дальний поход в Половецкую степь, выйти к Дону и там разгромить те половецкие вежи, которые до сих пор избегали удара русских дружин.

Готовясь к походу, зимой 1109 года Владимир Мономах послал на Донец своего воеводу Дмитра Иворовича с переяславской конной дружиной и пешими воинами на санях. Ему было велено точно выяснить, где стоят зимой половецкие станы, готовы ли они к летним походам на Русь, много ли осталось у Шарукана воинов и коней. Русская рать должна была опустошить половецкие вежи, чтобы Шарукан знал: и зимой не будет ему покоя, пока он враждует с Русью.

Переяславская дружина быстро и скрытно прошла через степи и в начале января уже были на Донце. Там их встретило наспех собранное половецкое войско. Воевода выставил против половецкой конницы испытанный сомкнутый строй пехоты, о который разбилась атака лучников, а разгром вновь довершили фланговые атаки конных дружинников. Половцы бежали, бросив свои шатры, имущество. Тысячи кибиток и множество пленных и скота стали добычей русских воинов. Не менее ценны были сведения, принесенные воеводой из половецких степей. Оказалось, Шарукан стоит на Дону и собирает силы для нового похода на Русь, обменивается гонцами с ханом Боняком, который на Днепре тоже готовится к войне.

Донецкие же половцы, пограбленные русскими, в отместку Владимиру отправились к Переяславлю, опустошили и пограбили его окрестности, взяли много сел, уведя в свои вежи большой полон. Вот этот набег и заставил Владимира поторопиться с организацией серии походов, направленных на донецких половцев.

Весной 1110 года объединённая рать под командованием Святополка, Владимира Мономаха и Давида выдвинулись к степнуму рубежу навстречу движущейся к границам Руси половецкой орды. Русская рать встала в степи у горда Воиня где и встретила не ожидавших их половцев. Половцы не ожидавшие встретить здесь готовое к битве русское войско, без боя повернули обратно в степь.

Но теперь русские князья не стали ждать новых набегов. Новый поход русской рати в степь готовилась долго и основательно. Начало похода предполагалось начать в конце зимы, когда морозы спадут и ещё сохранился санный путь.

В 1111 году Русь организовала против половцев грандиозный поход большой объединённой русской рати, имея задачу достичь сердца половецких кочевий, основательно их разорить и захватить их главный город Шарукань.

Половецкие населенные пункты с военной точки зрения не представляли собой важных опорных центров, поскольку не имели серьезных фортификационных сооружений. Как показали дальнейшие события, в них даже не было сколько-нибудь крупных гарнизонов. Да их и не могло быть, поскольку половецкие военные силы целиком состояли из конницы, всегда размещавшейся в степи и разбросанной по кочевьям. Владимир Мономах придал этому походу значение крестового похода.

Поход состоялся в 1111 году, в конце февраля, когда степь находилась еще под снегом. Пешие русские ратники выступили в дальнюю дорогу на санях. На санях же везли тяжелое оружие и корм для коней.

Маршрут объединенного войска нескольких русских князей пролегал в стороне от ближайших к границам Руси кочевий, что обеспечило скрытность похода. 26 февраля, они были уже на границе «поля половецкого», на реке Суле. 28 февраля русская рать подошли к Хоролу и здесь оставила сани и далее пошли к Дону-Северскому Донцу. В ходе марша русская рать последовательно пересекла реки Псел, Голтву, Ворсшгу и ещё «многие реки». Поход шёл тяжело, так как началась оттепель и снег быстро таял. И тем не менее скорость продвижения русской рати не почти не изменилась. На Хороле русские оставили санный обоз и перегрузить оружие и продовольствие во вьюки.

Ещё когда русские достигнув реки Ворсклы, перед выходом в половецкую степь Мономах снова обратился к духовенству. Священники воздвигли на холме большой деревянный крест, украшенный золотом и серебром, и князья целовали его на глазах всего воинства. Крестовая символика похода продолжала соблюдаться.

Следует помнить, что была ранняя весна и, возможно, реки еще не вскрылись. Этим объясняется стремительность марш-броска русских полков через пересеченное реками почти 500-километровое степное море. В воскресенье, 19 марта, они подошли к Дону. Половцы отступали в глубь своих владений.

Далеко впереди главных сил шли конные сторожа, чтобы предупредить неожиданное появление кочевников. Вскоре русское войско подошло к городу Шаруканю, это были сотни глинобитных домов, кибиток, опоясанных невысоким земляным валом. Ни хана Шарукана, ни его войска в городе не было. Приступ не состоялся, так как депутация горожан вынесла русским князьям на огромных серебряных блюдах рыбу и чаши с вином. Это означало сдачу города на милость победителей и желание дать выкуп.

Жители другого города, Сугрова, куда русское войско подошло на следующий день, отказались сдаться, и тогда город был сожжен. Русские освободили здесь много пленников. В свою очередь русские ратники пленных в этом бою не брали, так как Мономах хотел надолго выбить орду хана Сугрова из общеполовецких воинских сил.

Появление многотысячной русской рати в самом центре Дикого поля заставило половецких ханов соединиться в одно огромное конное войско с одной и единственной целью. Вполне естественно, что половцы никак не могли допустить такого хозяйничанья русского войска в самом сердце степей. Перед половцами стояла главная задача, во что бы то ни стало уничтожить русских и после победы всей мощью обрушить удар по без защитной Русской земле.

Русская рать вышла к Дону и 24 марта встретилась с большим половецким войском на речке Дегей. В жестоком бою половцы, не готовые сражаться с хорошо организованным и многочисленным войском, не выдержали натиска русских и отступили. Но основные силы хан Шарукан вывел из-под удара. 27 марта, надеясь на усталость русских воинов после долгого похода, половцы обрушились на союзную армию на берегах речки Сольнице, притоке Дона.

Мономах не стал, как обычно, стоять на месте, а повёл войско навстречу врагу. Не ожидавшие такого манёвра половецкие воины сошлись в рукопашной битве с русскими ратниками, «и столкнулись полк с полком, и, точно гром, раздался треск столкнувшихся рядов».

Половецкая конница в этой толчее потеряла свой маневр, а русские в рукопашном бою начали одолевать. В разгар битвы началась гроза, усилился ветер, пошел сильный дождь. Русские так перестроили свои ряды, что ветер и дождь били в лицо половцев. Но они сражались мужественно и потеснили чело русского войска, где дрались киевляне; Им на помощь пришел Мономах, оставив свой «полк правой руки» сыну Ярополку. Появление стяга Мономаха в центре битвы предотвратило панику. Наконец половцы не выдержали яростной схватки и бросились к донскому броду. Их преследовали и рубили, пленных и здесь не брали. Около 10 тысяч половцев полегло на поле боя, остальные бросали оружие, прося сохранить жизнь, Лишь небольшая часть во главе с Шаруканом ушла в степь.

Этот замечательный поход русских князей с самого начала был задуман как мера устрашающая. Его главная цель состояла не только в демонстрации мощи, но и в показе возможностей русского войска совершать глубокие рейды в степной тыл, что в дальнейшем позволяло держать в напряжении все половецкие кочевья. По тактике и результатам поход ничем не отличался от точно таких же половецких набегов на Русь. Наградой победителям были многочисленные трофеи, среди которых «полона много, и скоты, и кони, и овце, и колодников много».

Но несмотря на поспешное отступление половцев, самый факт нападения на пограничье всего по прошествии года после разгрома их у Сальницы показал, что военный потенциал половцев остался весьма значительным. Поэтому Владимир вновь начал готовиться к походу на донецкое объединение.

В 1113 году половецкие ханы жаждущие реванша, услышали о смерти князя Святополка и, посчитав эту ситуацию благоприятной для набега. Собрав большую орду степняки направились в русские пределы. Владимир с Олегом быстро сумели организовать отпор, в результате которого нападавшие сочли за благо отступить в степь. В свою очередь, русские решили повторить длительный поход в половецкие тылы и в 1116 году вновь направились на Северский Донец во главе с Ярополком Владимировичем и Всеволодом Давидовичем. На этот раз были вновь взяты и уничтожены три половецких города, Сугров, Шарукан и Балин. Естественно, что степняки не могли этого оставить без отмщения и попытались уничтожить русское войско. Летопись сообщает, что битва длилась два дня и две ночи, а участвовали в ней на стороне половцев еще торки и печенеги. Победа осталась за русскими, а кроме того, на русскую сторону добровольно перешли торки и печенеги.

В последние годы жизни Мономах отправил Ярополка с войском за Дон против половцев, но он не нашёл их там. Половцы откочевали подальше от границ Руси, в кавказские предгорья.

Владимир Мономах, крупный полководец и выдающийся политический деятель Древней Руси, сумел разгромить половецкую орду, в результате чего эта тяжелейшая и кровопролитная война угасла. Хотя между двумя сторонами и не был заключен оскорбительный мирный договор, просто «степной пожар» к 1116 году перестал полыхать. Заслуга Мономаха была в победе над сильным и могущественным противником, в дальнейшем обеспечившего на 130 лет русско-половецкую унию. А ведь это не мало, после стольких лет поражений и ужасов.

Это был очень важный исторический успех Руси, сумевшей добиться перевеса в борьбе со своими вековечными врагами, кочевниками. Эта выдающаяся победа позволила обеспечить условия для дальнейшего развития Руси.

Стремясь закрепить успех и не дать кочевникм вновь собраться с силами, в 1120 году в половецкие степи, за Дон вновь совершили поход русская рать во главе с князем Ярополком Владимировичем. Беспрепятственно пройдя степями русская рать достигла половецких кочевий но здесь половце не обнаружила, так как степняки откочевали из этих ставших для них опасных мест. В течение нескольких недель русские дружины искали половецкие кочевья в степи. Но ничего не найдя здесь, русские вынуждены были отойти домой.

В 1126 году, после смерти Мономаха половцы решились совершить набег на русские земли . Для того, что бы отбить этот набег не понадобилась великокняжеское войско. Из Переяславля выступила дружина князя Ярополка, которая вскоре подошла к реке Суле. Сюда же подошла и половецкая орда. В ходе завязавшегося сражения русские наголову разбили превосходящие силы половцев и гнали их несколько десятков километров, беспощадно высекая их. Эта победа вскоре пронеслась по всей половецкой степи, внушая кочевникам ужас.

40 тысячная половецкая орда хана Отрока, вместе с жёнами, детьми и скарбом снялась с своих кочевий и ушла через «Дербентские ворота» в Грузию, где поступила на службу. В это же время другая крупная половецкая орда хана Татара ушла в Венгрию и осела там. Огромная территория Дикого Поля находящаяся недалеко от русских границ теперь обезлюдила. А те половецкие орды, что продолжали кочевать на необъятных просторах Дикого Поля, уже были сильно обескровлены невосполнимыми потерями и потеряли свою ударную мощь.

После смерти в 1115 году черниговского князя Олега русско-половецкие отношения вступили в новую фазу. Большая война кончилась, сменившись участием половцев в междоусобных войнах русских князей.

«И печенеги ее терзали, и половцы»

— Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги ее терзали, и половцы, — со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную. Вместе мы все преодолеем», — сказал сегодня президент России.

Кто такие печенеги и половцы? И как они повлияли на Русь?

Это — тюркоязычные народы Юго-Восточной Европы, которые конфликтовали с Русью в X-XI веках. Период с 875 по 1036 год в историю вошел как Русско-печенежские войны.

Победа русского богатыря над печенежским. Радзивилловская летопись. Фото wikimedia.com

Главная цель набегов печенегов и половцев — грабеж, угон людей в рабство, захват скота. Орда кочевников истребляла большое количество людей, наносила огромный вред сельскому хозяйству. Но при этом русские князья использовали печенегов как наемную силу в войнах и против внешних врагов, и в междоусобицах.

Так, например, к помощи печенегов прибег Святополк — один из сыновей великого князя Владимира. С братьями Борисом и Глебом расправились святополковы люди, а для борьбы с Ярославом, который решил отомстить за братьев, он привлек кочевников. Но победить Ярослава они не смогли, сам Святополк сгинул, а Борис и Глеб стали первыми святыми Руси.

Главная цель набегов печенегов и половцев — грабеж, угон людей в рабство, захват скота. Орда кочевников истребляла большое количество людей, наносила огромный вред сельскому хозяйству. Но при этом русские князья использовали печенегов как наемную силу в войнах и против внешних врагов, и в междоусобицах.

Так, например, к помощи печенегов прибег Святополк — один из сыновей великого князя Владимира. С братьями Борисом и Глебом расправились святополковы люди, а для борьбы с Ярославом, который решил отомстить за братьев, он привлек кочевников. Но победить Ярослава они не смогли, сам Святополк сгинул, а Борис и Глеб стали первыми святыми Руси.

Репродукция иконы «Борис и Глеб» (XIV в.). Фото: из собрания Государственного Русского музея.

С половцами все начиналось мирно. Так, в 1055 году половецкий хан Болуш с ордой пришел в Переяславское княжество, где был встречен дружиной, а затем и самим князем Всеволодом Ярославовичем. Встреча лидеров прошла, как сообщали о таких визитах через века, в «теплой и дружественной обстановке». Предводители обменялись подарками и разошлись.

Но после этого ситуация стала накаляться и больше мирных встреч не было. Именно с половцами в 1185 году билось войско новгород-северского князя Игоря Святославича. Сначала кочевники были разбиты.

Половцы. Миниатюра из Радзивилловской летописи. Фото: wikimedia.org И бегут, заслышав о набеге, Половцы сквозь степи и яруги, И скрипят их старые телеги, Голосят, как лебеди в испуге…

Это — отрывок из «Слова о полку Игореве», одного из важнейших произведений для истории нашей страны.

Оно написано неизвестным автором примерно в начале XII века. В 1795-м его обнаружил граф Алексей Мусин-Пушкин.

Через пять лет «Слово» напечатали, а подлинник исчез во время московского пожара 1812 года, когда во время Отечественной войны город был сожжен.

Разбито было и войско Игоря. Картина Виктора Васнецова «После побоища Игоря Святославича с половцами» (она написана в 1880 году) известна всем.

Когда появилась новая угроза — татаро-монгольская — половцы предложили русским князьям объединиться и вместе выступить против них. На Руси на такой союз не согласились. Половцы в итоге были поглощены Золотой Ордой, к которой в зависимость надолго попала и Русь.

А половцы и печенеги нашли отражение не только в русской культуре, но и в географии. Например, в Смоленской области давно известна деревня Половцы, а в Калужской — Печенеги.

Половцы живы до сих пор — в 2007 году там значилось два жителя. Сейчас, вероятно, остались только дачники. А вот деревня Печенеги в Калужской губернии сохранилась лишь на старинных картах…