Ракетные корабли СССР

МРК «Углич» проекта 21631 «Буян-М».

Как всё начиналось

В 1965 году в ВМФ СССР были окончательно сформулированы требования к новому классу кораблей, которым в последствии была присвоена классификация МРК (малый ракетный корабль). Изначально планировалось, что новый корабль будет иметь размерность и водоизмещение, свойственные ракетным катерам, но с лучшей мореходностью. Однако постоянные требования заказчика изменить конструкцию, особенно в части размещения на корабле шести тяжелых ПКР П-120 «Малахит», привели к существенному росту водоизмещения, достигшему впоследствии 670 тонн, что в итоге потребовало введения нового класса кораблей.

С 1967 года для ВМФ СССР началось строительство МРК проекта 1234. Для своего времени это были во многом уникальные корабли. При водоизмещении западного корвета (причём весьма лёгкого) они несли беспримерно мощное наступательное ракетное вооружение, неплохой для своего времени ЗРК «Оса», двухствольную артиллерийскую установку АК-725 калибром 57 мм.

МРК «Буря» с 57-мм спаренной артустановкой

На следующих сериях кораблей, состав оружия непрерывно усиливался, появился модернизированный ЗРК, вместо 57-мм артиллерийской установки появилась более мощная одноствольная 76-мм АК-176. Добавилась 30-мм АК-630М для стрельбы по воздушным целям. Корабли имели средства РЭБ и развитое для такого маленького корабля радиолокационное и радиоэлектронное вооружение.

МРК «Пассат». Вместо спаренной 57-мм АК-725 установлены 76-мм АК-176 и 30-мм шестиствольная АК-630М

Вторым качеством была «катерная» максимальная скорость – 35 узлов. Это обеспечивало превосходство в скорости над большинством надводных кораблей тех лет, пусть и кратковременное.

Для своего времени это действительно было мощное ударное средство в войне на море, и даже сейчас у него имеется высокий боевой потенциал.

Малые размеры (и заметность) и скоростные качества МРК позволяли им «работать» в прибрежной зоне, среди островов различных архипелагов, во фьордах Норвегии и других тому подобных местах и единственным их врагом в те годы была ударная авиация, которой впрочем, ещё надо было до них добраться.

В ходе выполнения боевых задач мирного времени МРК эффективно использовались в ходе «слежения оружием», вися на хвосте западных боевых кораблей и корабельных групп. При этом последние были лишены возможности оторваться от такого слежения. Их высокая скорость позволяла им участвовать в набеговых операциях, аналогичных тем, которые проводили в 1971 году ВМС Индии. В случае начала боевых действий единственным спасением от советских МРК были бы палубные ударные самолёты. Там же, где их не было, перспективы кораблей США и НАТО становились бы весьма туманными.

При этом МРК были малоуязвимы для тогдашних подводных лодок – высокая скорость этих кораблей в атаке и ожидание цели «на стопе» где-то под прикрытием берега, в бухтах, фьордах, за скалами или островками делали их трудной целью для подлодок тех лет. Корабли были, помимо всего прочего, неприхотливы к условиям базирования, их присутствие можно было развернуть в любом месте, где был причал и возможность подать с берега хотя бы топливо для заправки.

Корабли неоднократно ходили на боевые службы в Средиземное море и во Вьетнам, и, в общем, старый эпитет, данный им («пистолет, приставленный к виску империализма»), был вполне верен.

Особенно верным он был в случае теоретического ядерного конфликта. Отбить массированную атаку ПКР П-120 западные корабли тех лет не могли – самые новейшие американские крейсера и эсминцы имели шансы это сделать, при условии не очень плотного залпа. В остальных же случаях маленький МРК, применивший ПКР со специальной боевой частью, мог бы нанести противнику очень существенные потери – вплоть до десятков процентов личного состава и кораблей, имевшихся в тех или иных ВМС. Один.

Такой дебют не мог не впечатлить, и СССР продолжил, что называется, «вкладываться» в МРК. Серия 1234 плавно эволюционировала, по пути усиления оружия и РЭВ (от проекта 1234 к 1234.1), финалом чего стал МРК «Накат» проекта 1234.7, вооружённый двенадцатью ракетами «Оникс», построенный, правда, в единственном экземпляре.

МРК «Накат» проекта 1234.7

Также были созданы куда более совершенные проекты: 1239 с аэростатической воздушной разгрузкой (разновидность воздушной подушки, на сегодня два МРК этого проекта «Бора» и «Самум» в строю на ЧФ) и МРК проекта 1240 на подводных крыльях. У этих кораблей скорость была ещё большей, нежели у «классических» МРК.

МРК проекта 1239 «Сивуч»

Но время менялось, и вместе с ним должны были измениться и подходы к войне на море. Уже в 80-х годах противник адаптировался.

Закат былых возможностей

В ходе бесконечных противостояний с ВМФ СССР ВМС США была отработана тактика ухода от слежения.

Американцы также наработали большой практический опыт в боевом применении ЗУР «Стандарт» по надводным целям на небольшом расстоянии. Эта ракета позволяла нанести по-настоящему мгновенный удар по кораблю преследователю, время от момента её пуска до попадания в цель не оставляло МРК возможности успеть контратаковать. В теории любая ЗУР может так делать, но от теории, до многократно отработанного на учениях метода и ракеты с исправленными «детскими болезнями» — большая дистанция.

У американцев появились обширные данные о ТТХ и конструкции многих советских ракет, и, как следствие, эффективные системы постановки помех – они часто оказывались более надёжным средством обороны, чем корабельные ЗРК. Наконец, во второй половине восьмидесятых, произошло массовое поступление на вооружение ВМС США БИУС AEGIS, РЛС с АФАР, и универсальных УВП Mk.41, сделавших поражение корабля пуском по нему нескольких ракет невозможным.

Но самое главное – поменялась сама идеология морского боя. Иранская операция «Жемчужина», Фолкленды и бой в заливе Сирт в 1986 году показали – при наличии реальной угрозы, боевые корабли не будут «подставляться» под удар. Разбираться с вражеским флотом будут самолёты, вооружённые ПКР, и подводные лодки.

В Персидском заливе иракский «москитный флот» был уничтожен не иранскими корветами, а «Фантомами». На Фолклендах ни один корабль не был потоплен другим кораблём в бою – с английской стороны работала атомная подводная лодка, с аргентинской авиация. В ходе боя в заливе Сирт ливийский МРК был потоплен ударом с воздуха (то, что отечественные источники приписывают эту атаку крейсеру УРО – ошибка, это были палубные «Интрудеры»).

Отчасти боестолкновения в Персидском заливе в 1988 (операция «Богомол») выбиваются из этого ряда, но и тут ход событий скорее «в минус» концепции малого корабля УРО – американцы очень хорошо показали, что их корабли могут сделать с более слабыми кораблями противника, уступающими по радиоэлектронному вооружению. Вряд ли МРК, будь они у Ирана, проявили бы себя лучше.

Это, конечно, не значит, что МРК стали совсем неприменимы. Это значит, что они потеряли былое значение в нанесении ударов по надводным кораблям – больше никто не собирался подставлять их под удар в условиях хотя бы даже угрожаемого периода.

Более того, вырос уровень угрозы и для самих МРК – теперь любой патрульный самолёт мог атаковать их с безопасного расстояния, используя ПКР, а у подводных лодок появились скоростные торпеды с телеуправлением, с помощью которых можно было бы достать самую быструю и манёвренную надводную цель, кроме кораблей на подводных крыльях. Появление крылатых ракет морского базирования типа «Томагавк» у США и «Гранат» у СССР лишило смысла идею набега – теперь появилась техническая возможность поразить любую военно-морскую базу с расстояния более тысячи километров.

К концу 80-х годов МРК превратились в «нишевое» оружие, применимое в редких обстоятельствах, в основном в условиях наличия делающего глупости, подставляющегося под удар противника. Они, конечно, позволяли вести традиционное слежение оружием. Но в угрожаемый период противник отвёл бы надводные силы дальше в море. Они позволяли оперативно развернуть военно-морское присутствие где угодно, но противник мог отправить туда подводные лодки, с которыми МРК в одиночку справиться не могли бы.

Они могли бы охранять десантные отряды на переходе – но только от надводных кораблей, которые нормальный противник не отправил бы на перехват, могли бы поддержать огнём десант – но плохо, 76-мм пушка, не самый лучший для этого инструмент. Их скорость мало что значила против ударной авиации, а примитивное радиоэлектронное вооружение не позволяло действовать против современных крупных боевых кораблей вероятного противника. И так во всём.

По уму, в 80-е годы нужно было закрывать тему, чётко поняв, что основные усилия в БМЗ должны быть направлены на противолодочную оборону, борьбу с минами и огневую поддержку десанта, для чего были нужны совсем другие корабли, но у нас как обычно всё оказалось не так просто.

Новые МРК — дитя случайностей

С 2010 года на Зеленодольском судостроительном заводе началась постройка серии МРК проекта 21631 «Буян-М». Хотя эти корабли были отнесены к тому же классу, что «Оводы» и «Сивучи», но по факту были порождением совсем другой концепции. В этих кораблях ВМФ «скрестил ужа и ежа» — взгромоздил на немореходный малый артиллерийский корабль ещё и УКСК под восемь крылатых ракет «Калибр».

МРК проекта 21631

Забавно, но гибрид получился вполне функциональный. Он мог решать задачи, которые решал малый артиллерийский корабль. Он мог проходить с Каспия на Чёрное море и обратно (но не на Балтику – высота не позволяет пройти под Александровским мостом). И он позволял России обойти ограничения, под которыми она подписалась в ДРСМД.

Нельзя сказать, что такое решение было рациональным. Импортная ГЭУ сделала корабль непропорционально дорогим в сравнении со своим боевым потенциалом. Отсутствие значимых средств ПВО и полное отсутствие возможности обороняться от подлодок или торпед сделало корабль почти неприменимым в «большой» войне, за исключением задач по пуску КР с безопасного расстояния.

Фактически, за стоимость двух таких кораблей можно было бы получить в разы более мощный корабль, способный и бороться с подлодками, и нести крылатые ракеты, и взаимодействовать с вертолётом, если бы его кто-нибудь сделал. Или можно было бы получить корвет 20380, также обладающий несравнимым боевым потенциалом за исключением ударов по берегу, где превосходство было за 21631. И, корабль оказался немореходным. Межбазовый переход с Чёрного моря на Балтику для кораблей оказался очень тяжёлым испытанием – и это несмотря на то, что волнения более четырёх баллов в ходе перехода не было.

Далее включился «реактивный эффект» — наш МРК немореходен (а кто заказывал мореходным)? У него импортная ГЭУ? Слабая ПВО? Он дорог? Делаем новый проект, мореходный, с отечественной ГЭУ, с усиленной ПВО и подешевле.

МРК проекта 22800 «Каракурт»

Так родился проект 22800 «Каракурт». Корабль, который куда ближе к «классическому» МРК, нежели 21631. Надо сказать, что именно как МРК «Каракурт» удался. Он действительно скоростной и мореходный, и, как и предшественники, он имеет мощное наступательное ракетное оружие. После того, как на корабли начнут ставить ЗРАК «Панцирь», он ещё и сможет худо-бедно отбивать атаки с воздуха и ракетные удары, пусть и наносимые небольшими силами.

На этом рисунке показан ЗРАК «Панцирь» на МРК проекта 22800

Как и 21631, «Каракурт» может выполнять задачи по нанесению ударов по берегу крылатыми ракетами большой дальности. Вроде бы всё здорово, но опять вопрос в концепции – тройка «Каракуртов» легко потопит «Тикондерогу», но кто поставит «Тикондерогу» под их удар? Ответ – никто.

И что делать, если они напорются на подводную лодку противника? Скорость их не спасёт, торпеды быстрее, мер по уклонению от торпед лишённые гидроакустических средств корабли предпринять не могут. А именно подлодки противника окажутся в нашей ближней морской зоне первыми. Отбить массированный удар крупных сил авиации группа МРК не сможет. А именно авиация будет следующей после подлодок угрозой.

Вот и получается, что к МРК должны прилагаться ещё и противолодочные корабли, и корабли, способные защитить их от удара с воздуха, иначе МРК сами станут жертвами противника. А это уже, что называется совсем другие деньги.

И на всё это накладываются проблемы с получением двигателей, которые, похоже, предусмотренным проектом способом решены не будут. Следует ожидать появления на Каракуртах газотурбинных форсажных двигателей.

Наконец, последний гвоздь в гроб концепции МРК-«Калиброносца». Выход США из ДРСМД позволяет России просто развернуть крылатые ракеты большой дальности на автомобильном шасси. С учётом небольших габаритов крылатой ракеты, это совсем не обязательно должно быть дорогое шасси МЗКТ, стандартное для ОТРК «Искандер». Это может быть банальный КАМАЗ. В таких условиях строительство МРК имеющихся проектов окончательно теряет всякий смысл.

Резюмируем

МРК – порождение другой эпохи, в которой морская война велась иными, нежели сейчас методами. Несмотря на то, что такие корабли могут с успехом применяться даже сейчас (например, в составе корабельной ударной группы, проводя быстрые атаки с выходом из зоны ПВО и ПЛО ордера и возвращением обратно), как для морского боя, так и для ударов с использованием крылатых ракет, необходимости иметь на вооружении такой класс кораблей больше нет.

Любая востребованная функция, которую МРК может с большой пользой выполнять сейчас, может быть возложена и на другие, более универсальные корабли.

Любая функция, которую способны выполнять только МРК, в настоящий момент не особо востребована, главным образом в связи с тем, что противник не будет вести наступательных боевых действий надводными кораблями. Он будет использовать в качестве главной ударной силы подводные лодки и авиацию, и тщательно оберегать от любой атаки ценные корабли УРО, главным образом путём их развёртывания в относительно безопасных районах мирового океана, в дальней морской и океанской зонах – именно чтобы не дать нам атаковать их имеющимися средствами. В том числе и МРК. Дальность крылатых ракет морского базирования, которые несут корабли УРО, позволяет применять их таким образом.

Существует аргумент «за МРК» в виде отсылки к бою МРК «Мираж» в ходе войны с Грузией в августе 2008 года. Но давайте будем понимать, что суицидальная атака грузинских катерников точно также была отбита бы корветом 20380, фрегатом проекта 11356, да и вообще почти любым надводным кораблём с хорошо подготовленным экипажем, кроме, пожалуй, патрульных кораблей проекта 22160 в стандартной конфигурации (без модульного ракетного оружия). Ну вот получилось, что там был МРК в качестве «лёгких сил».

И также давайте будем понимать, что сам факт выхода грузинских катеров в море стал возможен только благодаря полному фиаско отечественной военной авиации в той войне, включая морскую, которая должна была бы быть задействована в обеспечении перехода кораблей к побережью Абхазии. В правильном варианте им просто не должны были бы дать подойти к нашим кораблям на дистанцию ракетного залпа.

Нас ожидает эпоха, когда от флота будут требовать несовместимых вещей – увеличить боевую мощь без пропорционального увеличения расходов. Это требует не распылять скудные финансовые ресурсы на узкоспециализированные корабли, построенные по сути для одной задачи – атаки надводных кораблей, которая навряд ли встанет в войне с серьёзным противником. А крылатые ракеты и с других носителей можно запускать – от фрегатов до автомобилей.

Кроме того, нас ожидает демографический провал, который неизбежно скажется и на пополнении кадров ВМФ, так как процент людей в обществе, имеющих личные данные, позволяющие им стать командирами кораблей, конечен. Меньше людей – меньше потенциальных командиров, нас это скоро ждёт, и это ещё одна причина не распыляться.

Какие корабли нам нужны в ближней морской зоне? Это очень сложный вопрос, требующий отдельного разбора, пока же ограничимся тем, что это должны быть корабли с отличными противолодочными возможностями, с как минимум удовлетворительной ПВО, с пушкой, способной применять управляемые снаряды против воздушных целей, и поддерживать огнём высадку десанта. Корабли, способные тем или иным способом взаимодействовать с противолодочными вертолётами (иметь ВПП и запасы топлива, АСП и РГАБ для них, возможно, плюсом ко всему этому ангар, не важно, полноценный, как на 20380 или сдвижной).

Задачи, которые встанут перед нами в БМЗ, будут требовать именно таких кораблей, а не МРК. Это не значит, что эти будущие корабли не должны иметь противокорабельных ракет, это просто приоритеты.

Что делать с уже построенными МРК? Естественно, оставить их в строю, более того, их необходимо модернизировать. Если вспомнить, по каким правилам наращивали свою военно-морскую мощь американцы при Рейгане, то ясно, что о списании новых и хотя бы относительно боеспособных кораблей и речи быть не может. Нужно много боевых кораблей, хотя бы каких-то. Любой боевой корабль увеличивает напряжение ВМС противника, заставляет его тратить силы, время и деньги. Да, МРК концептуально устарели, да, нам больше не нужно строить корабли такого класса, но те, что есть, ещё вполне можно использовать с толком.

Во-первых, необходимо обновить оружие на старичках проекта 1234, да и на «Сивучах» тоже. Нужно заменить имеющиеся пусковые установки на наклонные ПУ, с которых можно запускать ракеты семейства «Калибр». Потому что если всё же дойдёт до применения таких кораблей против вражеских надводных кораблей, то «Калибры» — одни их наиболее полезных вариантов.

Во-вторых, в правильном варианте, необходимо обеспечить применение со всех МРК КРМБ для ударов по наземным целям. Конечно, с автомобиля тоже можно, но у корабля есть фактор мобильности, он позволяет выдвинуть рубеж пуска очень далеко от границ России. В «большой» войне это не сыграет большой роли, но в локальном конфликте где-нибудь в Северной Африке решение будет вполне «к месту». Там, в отсутствие у РФ не только авианосцев, но и боевых кораблей ДМЗ в значимом количестве, даже противокорабельные возможности МРК окажутся востребованными. Как и сам факт наличия хоть каких-то кораблей.

Возможно ли установка подобных наклонных направляющих на такие корабли? Установка 12 ТПК для более крупной, чем «Калибр», ПКР «Оникс» на МРК «Накат» проекта 1234.7 говорит, что да, вполне, причём в большом количестве. Существуют и проекты такой модернизации.

Вторым направлением модернизации должно стать оснащение всех имеющихся МРК противоторпедной защитой на базе антиторпеды М-15, ныне входящей в боекомплект комплекса «Пакет-НК». Необходимо, чтобы каждый МРК был оснащён малогабаритной ГАС, способной засекать идущие на корабль торпеды, и имел возможность пуска по торпеде антиторпед, хоть из перезаряжаемых ТА, хоть из ТПК, хоть как-то. И чем больше будет боекомплект антиторпед первой очереди, чем лучше.

Естественно, что корабли должны быть оснащены и средствами гидроакустического противодействия. Возможность охотиться на ПЛ у них от этого не появится, но это и не требуется.

К вопросу о размерах. Малогабаритный торпедный аппарат на израильском безэкипажном катере Seagull. При недостатке места на МРК для антиторпед М-15 нужно будет разработать что-то такое же, тем более что калибр (324 мм) совпадает.

Системы ПВО и РЭБ нужно обновить, а в боекомплект пушек ввести управляемые снаряды для стрельбы по воздушным целям.

Предлагаемый сейчас вариант модернизации МРК, связанный с установкой на них большого количества ракет комплекса «Уран», не совсем удачен. С одной стороны, предлагаемая к установке в рамках такой модернизации ракета весьма хороша и стоит меньше других вариантов.

С другой стороны, такая модернизация ограничивает функционал МРК ударами по надводным целям и, при поступлении на вооружение ВМФ варианта ракеты, предназначенной для удара по наземным целям, целями вблизи береговой линии. Такая модернизация имеет смысл только на Балтике, где схватки между «москитными флотами» весьма вероятны, как и бои между надводными кораблями и наземными ракетными комплексами. На остальных же ТВД «Калибры» предпочтительнее.

Модернизированные МРК придётся «тянуть» до полного переоснащения ВМФ кораблями новых типов, чтобы не снижать численность боевого состава. Но строить новые больше не нужно.

Последний вопрос – уже строящиеся корабли. Все они также должны быть модернизированы. Те корабли, которые уже заложены, и корпуса которых сформированы хотя бы на 20%, необходимо достраивать. Пусть даже с ГЭУ на базе ГТД М-70. Но те контракты, по которым ещё не было заложено новых кораблей, или где речь идёт о только-только сваренной закладной секции, необходимо отменить. Для ВМФ и МО выгоднее заплатить неустойку, чем распылять ресурсы на корабли, придуманные для прошлой эпохи.

Медленно (с учётом необходимости поддерживать максимальную численность боевых кораблей в ВМФ), но верно этот класс кораблей должен уйти в историю.

/Александр Тимохин, topwar.ru/

Дивизион плохой погоды. Ракетные корветы ВМФ СССР


Неоднократно замечено, что в Военно-морском флоте СССР существовала удивительная зависимость: чем меньше был боевой корабль, тем больше от него было пользы.
До сих пор не ясно, что же представляли собой тяжелые авианесущие крейсера ВМФ СССР. Огромные корабли водоизмещением под 50 тысяч тонн оставили после себя лишь горькую досаду: высокая сложность и дороговизна, отсутствие береговой инфраструктуры для их базирования и, в общем, неясное предназначение сделали ТАВКРы неэффективными и, попросту говоря, бесполезными – ни одну из первоначально возлагаемых на них задач ТАВКРы решать не могли, а те, задачи, которые были им по силам, решались куда более дешевыми и эффективными способами.
Советские крейсера и БПК действовали значительно увереннее. Корабли несли боевую службу во всех уголках Мирового океана, регулярно находились в зонах боевых действий и зорко следили за силами «вероятного противника». Некоторым даже удавалось «потрогать» врага вживую: в 1988 году скромный БПК 2 ранга (сторожевик) «Беззаветный» стальным шквалом обрушился на палубу ракетного крейсера USS Yorktown, снес ему половину борта, разъездной катер и установку Мк-141 для запуска ПКР «Гарпун». Американcким морякам пришлось отложить круизы по Черному морю до лучших времен.
В наши дни «Беззаветный» покоится на дне, и корабли ВМС США могут свободно проводить учения «Sea Breeze» в акватории Черного моря. Конвенция Монтре запрещает нахождение в Черном море военных кораблей нечерноморских государств сроком более 21 суток, но формальность мало смущает американцев – один раз в три недели корабли выходят в Мраморное море, и спустя несколько часов возвращаются назад. Таким образом, спасательное судно «Грэсп» ВМС США проводит водолазные работы в одесском порту с мая 2012 года.
Если корабли основных классов достойно представляли интересы СССР на просторах океана, то ракетные катера советской постройки, выражаясь интернет-жаргоном, просто жгли. В прямом смысле жгли эсминцы, транспортные суда, катера… В расход пускали любого противника. Маленькие кораблики активно поставлялись ВМС стран третьего мира, что еще более увеличивало вероятность их боевого применения.
Иногда мне кажется, что потоплению эсминца «Эйлат» придается слишком много значения – у ракетных катеров есть другие замечательные победы. Например, дерзкие рейды на Карачи ракетных катеров ВМС Индии (советский пр. 205) в декабре 1970 года. Было потоплено несколько пакистанских боевых кораблей и три транспорта. В заключении был дан великолепный фейрверк – ракеты П-15 взорвали 12 огромных резервуаров расположенного на берегу нефтехранилища.
Развитие электроники и ракетных технологий позволило создать еще более грозное оружие. Эволюция ракетных катеров в СССР привела к созданию совершенно нового класса боевых кораблей – проект малого ракетного корабля с легко запоминающимся шифром 1234.
Овод
Сгусток боевой материи полным водоизмещением 700 тонн. Скорость полного хода 35 узлов. Дальность плавания экономическим ходом позволяет пересечь Атлантический океан (4000 миль на 12 узлах). Экипаж – 60 человек.
МРК пр.1234 совсем неслучайно назвали «пистолетом у виска империализма». Главный калибр — шесть пусковых установок противокорабельных ракет П-120 «Малахит»! В названии комплекса прямо указана расчетная дальность стрельбы – 120 км. Стартовый вес чудовищного боеприпаса – 5,4 тонны. Масса боевой части – 500 кг, часть ракет оснащалась специальной боевой частью. Маршевая скорость ракеты – 0,9М.

Также, комплекс вооружения малого ракетного корабля включал:
— ЗРК «Оса-М» для самообороны корабля (20 зенитных ракет, эффективная дальность стрельбы – 10 км, время перезаряжания пусковой установки – 20 секунд. Масса ПУ без боекомплекта – 7 тонн).
— спаренную артиллерийскую систему АК-725 калибра 57 мм (в дальнейшем заменена на 76 мм одноствольную АК-176)
— модернизированные МРК пр.1234.1 дополнительно оснащались 30-мм автоматом АК-630, установленным в кормовой части надстройки.
Даже невооруженным взглядом заметно, насколько корабль перегружен оружием и боевыми системами. Что касается трезвой оценки МРК пр.1234, то моряки двояко относились к этим кораблям: с одной стороны, залп равен по мощности нескольким Хиросимам, с другой стороны – низкая живучесть, плохая мореходность и весьма мало шансов выйти на дистанцию ракетной атаки. Командование ВМС США скептически относилось к «ракетным фрегатам»: авиация АУГ за час обследует 100 тыс. квадратных километров пространства – русские должны быть большими оптимистами, чтобы рассчитывать приблизиться незамеченными. Положение усугубляла стандартная проблема в морском бою – целеуказание и наведение. Собственные радиоэлектронные средства МРК позволяют обнаруживать надводные цели на дальности радиогоризонта (30-40 км). Стрельба ракетами на полную дальность возможна при наличии внешних средств целеуказания (например, самолетов Ту-95РЦ). И, все-таки, огромная мощь этих маленьких корабликов заставляла считаться с ними даже 6-й флот США. С 1975 года малые ракетные корабли стали регулярно включатся в состав 5-й оперативной эскадры Черноморского флота: многочисленные и вездесущие, они создавали немало проблем американским морякам.

Несмотря на свое прямое предназначение – борьбу с кораблями «вероятного противника» в закрытых морях и ближней океанской зоне – МРК пр. 1234 успешно выполняли задачи по охране государственной границы, обеспечивали боевую подготовку авиации и флота, и даже использовались как противолодочные корабли, при этом, не имея на борту специализированных средств для борьбы с субмаринами.

ЗРК «Оса-М»
Всего по проекту 1234 было построено 47 малых ракетных кораблей различных модификаций: 17 по базовому проекту, 19 по усовершенствованному пр. 1234.1, 10 МРК в экспортной версии пр. 1234Э и единственный корабль пр.1234.7 «Накат» (на нем вместо «Малахитов» были установлены ракеты «Оникс»).
Кроме появления новых систем оружия и станции помех, одним из незаметных снаружи отличий МРК пр.1234.1 от базового варианта, было наличие на борту жаровых печей – теперь моряки были обеспечены свежевыпеченным хлебом.
Размерения корпуса экспортных кораблей пр.1234Э остались прежними. ГЭУ состояла из трёх дизелей мощностью по 8600 л. с, обеспечивающих скорость полного хода 34 уз. (на базовом проекте стояли двигатели мощностью 10 тыс. л.с.) Экипаж уменьшился до 49 человек. На экспортных модификациях МРК для улучшения бытовых условий экипажа были впервые установлены кондиционеры и дополнительный холодильник.

МРК ВМС Алжира «Рейс Али» пр. 1234Э
Изменилось ударное вооружение: вместо ПКР «Малахит» корабли получили ПКР П-15 в двух спаренных ПУ, расположенных побортно. Кроме того, для повышения боевой устойчивости были добавлены две ПУ ПК-16 для постановки пассивных помех. Вместо РЛК «Титанит» устанавливалась старая РЛС «Рангоут», в то же время, внушительный колпак от РЛС «Титанит» был сохранен для солидности.
Всем малым ракетным кораблям присваивались «погодные» имена, традиционные для героических сторожевых кораблей Великой Отечественной войны – «Бриз», «Муссон», «Туман» и т.д. За это соединения МРК именовались «дивизионом плохой погоды».
Результаты в тире: Иванов → молоко, Петров → молоко, Сидоров → Петров
Многие из отслуживших свой срок ракет П-15 закончили свою карьеру в виде воздушных мишеней для обеспечения боевой подготовки зенитчиков. При трансформации ракеты в мишень РМ-15М на ней отключалась головка самонаведения, а боевая часть заменялась балластом. 14 апреля 1987 г. Тихоокеанский флот проводил учебно-боевые стрельбы для отработки отражения ракетной атаки. Все происходило на полном серьезе: МРК «Муссон», МРК «Вихрь» и МПК №117 образовали ордер по которому вели огонь ракетные катера с дистанции 21 км.
До сих пор не ясно, как это могло произойти. Средства самообороны не смогли отразить атаку, и ракета-мишень с инертной боевой частью поразила надстройку МРК «Муссон». У некоторых свидетелей трагедии сложилось впечатление, что головка самонаведения ракеты-мишени не была отключена. Об этом говорили траектория полета ракеты и ее «поведение» на конечном учатке. Отсюда делался вывод: на базе допустили преступную халатность, позабыв отключить ГСН ракеты. Официальная же версия гласит, что вот как-то так случайно, летя по баллистической траектории, ракета не целясь попала МРК «Муссон». Невидимая рука провидения, кораблю было суждено умереть в этот день.

Гибель «Муссона»
Компоненты топлива ракеты вызвали объемный взрыв и интенсивный пожар во внутренних помещениях корабля. В первую же секунду были убиты командир и большинство офицеров, а также первый заместитель командующего Приморской флотилией адмирал Р. Темирханов. По мнению многих специалистов, причиной столь яростного пожара и ядовитого задымления стал материал, из которого сделаны конструкции не только «Муссона», но и практически всех современных боевых кораблей. Это алюминиево-магниевый сплав — АМГ. Материал-убийца способствовал быстрому распространению огня. Корабль обесточился, потерял внутрикорабельную и радиосвязь. Остановился пожарный насос. Заклинило почти все люки и двери. Были разрушены пожарная система и системы орошения носового и кормового погребов боезапаса. Во избежание преждевременного взрыва морякам удалось приоткрыть крышки погреба с зенитными ракетами, чтобы снизить внутреннее давление.
Проверив температуру переборок в районе 33-го шпангоута, за которыми находился погреб с зенитными ракетами, и убедившись, что переборки раскалены, моряки поняли, что кораблю уже ничем не помочь.
Ночью МРК «Муссон» затонул в 33 милях к Югу от о. Аскольд, унеся на глубину 3 километра обгоревшие тела 39 человек.
После гибели в 1982 году эсминца УРО «Шеффилд» от неразорвавшейся ракеты «Экзосет» западные военспецы сделали вывод: быстрому распространению огня способствовало большое количество различных горючих материалов, в частности, алюминиевых сплавов. С 1985 года надстройки американских кораблей покрываются изоляцией из силикатного фетра в сочетании со стеклопластиком. Английские инженеры разработали изоляцию под названием «контфлейм» для защиты конструкций от огня. Тем не менее, сплавы из АМГ до сих пор широко применяются в строительстве кораблей.
И это можно было бы назвать случайностью, но одного раза по-видимому оказалось мало. 19 апреля 1990 года на Балтике проводились учебно-боевые стрельбы для отработки отражения ракетной атаки. При аналогичных обстоятельствах ракета-мишень попала в МРК «Метеор», сбив несколько антенн на надстройке корабля. Пролети она немного ниже – и трагедия могла повториться.
«Ракетные корветы» в бою
Во время инцидента в заливе Сидра (1986 год), американский крейсер USS Yorktown (тот самый черноморский «герой») обнаружил малоразмерную цель в 20 милях от Бенгази. Это был ливийский МРК «Эйн Закуит», подкравшийся к американцам в режиме радиомолчания, имитируя рыболовное судно. Даже кратковременное (всего на два оборота антенны) включение РЛС демаскировало малый ракетный корабль и сорвало атаку. Пуском двух ракет «Гарпун» МРК был подожжен и затонул через 15 мин. До сих пор нет точного описания того боя: некоторые источники приписывают гибель МРК успешным действиям палубной авиации. Также американцы называют другой уничтоженный самолетами малый ракетный корабль «Воход». Достоверно известно, что в этом бою пострадал еще один МРК «Эйн Мара» — ему пришлось пройти аварийно-восстановительный ремонт с устранением боевых повреждений на Приморском заводе в Ленинграде, в 1991 г. он вновь вернулся в состав ливийского флота под именем «Тарик ибн Зияд».

«Эйн Закуит»
Если уважаемые читатели на основании этих данных сделали вывод о слабости и бесполезности МРК пр.1234, то предлагаю ознакомиться со следующей историей.
Морской бой у побережья Абхазии 10 августа 2008 г. стал первым серьезным боевым столкновением ВМФ России в ХХI веке. Вот краткая хронология тех событий:
В ночь с 7 на 8 августа 2008 года из Севастопольской бухты вышел в море отряд кораблей Черноморского флота и взял курс на Сухуми. В составе отряда находились большой десантный корабль «Цезарь Куников» с усиленной ротой морпехов на борту, и его охранение – МРК «Мираж» и малый противолодочный корабль «Муромец» . Уже в походе к ним присоединился большой десантный корабль «Саратов», отправившийся из Новороссийска.
10 августа из порта Поти навстречу им вышли пять быстроходных грузинских катеров. Их задача – атаковать и потопить наши корабли. Тактика нападения известна: быстроходные малые катера, оснащенные мощными противокорабельными ракетами, внезапно наносят удар по большому десантному кораблю и уходят. При удачном раскладе результат – «шок и трепет». Сотни погибших десантников, сгоревший корабль и победные реляции Саакашвили: «Мы предотвратили интервенцию», «У русских нет флота, они ни на что не способны». Но получилось все наоборот. «Вестям» удалось собрать подробную информацию от участников этого сражения:
18 часов 39 минут. Российской радиолокационной разведкой было обнаружено несколько морских быстроходных целей, идущих боевым курсом на строй наших кораблей.
18.40. Катера противника приблизились на критическое расстояние. Тогда с флагманского корабля «Цезарь Куников» был дан залп из РСЗО А-215 «Град». Это не останавливает грузин, они прибавляют скорость и пытаются достичь так называемой «мертвой зоны», где ракетное оружие бесполезно. Малый ракетный корабль «Мираж» получает приказ уничтожить противника. Расстояние до цели – 35 километров. Подготовка к удару, расчеты – все было сделано буквально за несколько минут. Морской бой всегда скоротечен.
18.41. Командир «Миража» дает команду «Залп!». Первая ракета пошла к цели. Через несколько секунд – вторая. Подлетное время до грузинского катера «Тбилиси» – всего 1 минута 20 секунд. Расстояние между противниками – около 25 километров.
Попадание первой ракеты в машинное отделение катера «Тбилиси». Через секунду – еще один доклад – попадание второй в ходовую рубку. На радаре нашего корабля в течение 30 секунд была сильная засветка, что означает полное уничтожение цели, сопровождаемое большим выбросом тепловой энергии.
18.50. Командир «Миража» отдает команду на смену позиции. Корабль на большой скорости уходит в сторону берега, совершет разворот и вновь ложится на боевой курс. Радар показывает только 4 цели. Одна из них – грузинский катер, увеличив скорость, снова идет на сближение с нашим кораблем. «Мираж» открывает огонь из ЗРК «Оса».
В это время расстояние сократилось до 15 километров. Ракета попадает в борт грузинского катера, который сразу же задымил, сбавил скорость и попытался уйти с линии огня. Остальные грузинские корабли выходят из боя, резко разворачиваясь в обратную сторону. «Мираж» не преследует подбитого противника, приказа на добивание нет.

Из доклада командира МРК «Мираж» флагману: «Из пяти целей одна уничтожена, одна повреждена, три вышли из боя. Расход ракет: противокорабельных — две, зенитных — одна, потерь среди личного состава нет. Повреждений корабля нет».
По состоянию на 2012 год в составе ВМФ России находятся 10 МРК пр.1234.1 и 1 МРК пр.1234.7. Учитывая непростое состояние отечественного Военно-морского флота, эти скромные корабли являются хорошей поддержкой — их эксплуатация не требует больших затрат, в то же время, они полностью сохранили свои боевые качества, что еще раз подтвердил морской бой у побережья Абхазии.
Главное – не ставить перед малыми ракетными кораблями невыполнимых задач, для противодействия авианосным ударным группировкам должны применяться другие средства.

МРК «Зыбь» на параде в Санкт-Петербурге
Традиции создания высокоэффективного морского оружия не забыты – в России планируется к постройке серия из 10 малых ракетных кораблей пр. 21631 «Буян». Полное водоизмещение МРК нового типа увеличится до 950 тонн. Водометный движитель обеспечивает скорость 25 узлов. Ударное вооружение нового корабля усилится за счет появления Универсального корабельного стрельбового комплекса (УКСК) – 8 пусковых ячеек для запуска ракет семейства «Калибр». Головной МРК пр.21631 «Град Свияжск» был уже спущен на воду, в 2013 году он пополнит боевой состав Каспийской флотилии.

Дивизион плохой погоды

В 1970 году вступил в строй Военно-морского флота СССР малый ракетный корабль (МРК) «Буря» – головной корабль совершенно нового типа для того времени, необычный как по вооружению, так и по архитектуре.

Поскольку корабли проекта 1234 создавались специально для уничтожения авианосцев в Средиземном море, МРК «Буря», «Бриз» и «Вихрь» вошли в состав бригады РКА Черноморского флота.

Строились они в Ленинграде, поэтому ходовые испытания и стрельбы проводили на Балтике, базируясь на порт Балтийск, и на этот период подчинялись командиру 12-й дивизии ракетных кораблей (ДиРК).

В те годы Балтийск называли столицей всех флотов Советского Союза, ибо там можно было встретить своих товарищей со всех флотов – ведь все корабли, построенные на судостроительных заводах Ленинграда и Калининграда, проходили испытания и готовились к переходу на ЧФ, СФ и ТОФ, базируясь на ВМБ Балтийск. Все корабли 1-го и 2-го рангов (кроме десантных) подчинялись командиру 12-й дивизии ракетных кораблей, а из кораблей 3-го ранга – только МРК.

МРК «Волна» (зав. №54, командир – капитан 3 ранга Алексеев), вступивший в строй в 1971 г., в 1972 г. оставили на Балтийском флоте, и командиром корабля стал помощник – капитан-лейтенант Георгий Всеволодович Чероков.

Следующим МРК, пополнившим 12-ю ДиРК в 1972 г., стал «Град» (зав. №55). Этот корабль был укомплектован балтийским экипажем из состава 36-й бригады РКА. Командовал им капитан 3 ранга Гладышев, бывший командир большого РКА «Тамбовский комсомолец».

Летом 1973 г. сформировали экипаж МРК «Молния» (зав. №59). Командиром назначили капитан-лейтенанта А.В. Бобракова, ранее командовавшего одним из РКА 36-й бригады. Помощник командира – ст. лейтенант Сизов – пришел с БПК «Образцовый», замполит – ст. лейтенант И.А.Касаткин – с 76-й БЭМ. Экипаж набирали из 12-й ДиРК, в основном – с кораблей 128-й бригады. Главными задачами при формировании и обучении экипажа нового корабля командир считал две: создание хороших традиций и создание корабельной, а не катерной, боевой и повседневной организации. Задачи эти были успешно решены, и МРК «Молния», войдя в состав ВМФ 30 декабря 1973 г., уже к концу следующего года стал первым отличным кораблем своего подкласса в советском флоте.

В январе 1974 г. «Волна», «Град» и «Молния» прибыли к месту своего постоянного базирования – в Зимнюю гавань порта Лиепая, а летом «Волна» по внутренними водным путями перешел на СФ, где Главком ВМФ проводил большое учение и показ новых кораблей и военной техники для высшего командного состава ВС СССР. Войдя в состав бригады РКА, базировавшейся в п. Гранитный, «Волна» стал первым малым ракетным кораблем Северного флота.

На Балтике приказом Главкома ВМФ в июле 1974 г. в составе 76-й БЭМ 12-й ДиРК был создан 106-й дивизион МРК. Командиром дивизиона назначили командира МРК «Волна» капитана 3 ранга Г.В.Черокова, а начальником штаба – командира «Молнии» капитана 3 ранга А.В. Бобракова.

В том же году в состав дивизиона вошел «Шквал» (зав. №60) под командованием капитан-лейтенанта Николая Васильевича Буточникова.

В связи с тем, что Г.В. Чероков передавал свой корабль СФ, я стал исполнять одновременно обязанности командира дивизиона, НШ и командира «Молнии» и в этом качестве получил приказание подготовить и провести зачетную совместную артиллерийскую стрельбу по катеру-цели и одновременно – по пикирующей мишени. Руководителем стрельбы был назначен зам. НШ 12-й ДиРК капитан 2 ранга Борис Петрович Нечитайло (ныне – контр-адмирал в отставке). Мы вышли в море на зачетную стрельбу из Лиепаи 6 августа 1974 года.

Стрельба началась на редкость удачно: радиоуправляемый катер-цель и самолет с мишенью вышли на дистанцию стрельбы почти одновременно. Интервал стрельб по катеру-цели и по пикирующей мишени составлял две минуты – большей синхронизации сил обеспечения и действий стреляющих кораблей в дальнейшем достичь не удавалось.

Цели были поражены, оценка – «Отлично». Этот день приказом командующего БФ был объявлен памятной датой – днем создания 106-го дивизиона МРК Балтийского флота.

Осенью я передал «Молнию» новому командиру – капитану 3 ранга Виктору Полищанову, который ранее командовал ракетным катером. Командиром БЧ-5 стал выпускник дизельного факультета ВВМИУ им. В.И.Ленина лейтенант Ульян Николаевич Байзерт (в недавнем прошлом – главный механик ВМФ).

В июне 1975 г. дивизион пополнился МРК «Шторм» (зав. №63), укомплектованным черноморским экипажем, в декабре – МРК «Радуга» (зав. №64), которым командовал капитан 3 ранга Вячеслав Георгиевич Харыбин (ранее он служил помощником на МРК «Шквал»).

В составе дивизиона практически постоянно, готовясь к межфлотскому переходу после завершения постройки, находился какой-нибудь МРК СФ. В конце 1977 г. в Лиепае стоял «Бурун» – головной корабль проекта 12341, отличавшийся от кораблей первой серии новым артиллерийским вооружением.

Главком ВМФ адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков, будучи депутатом Верховного Совета СССР от Лиепайского избирательного округа, прибыл в Лиепаю по своим депутатским делам, но, как всегда, заслушал доклады всех командиров соединений, базировавшихся на этот порт. Я в той ситуации оказался единственным командиром дивизиона – благодаря тому, что в то время 106-й ДМРК являлся главной ударной силой 12-й ДиРК.

Кроме состояния кораблей и новых тактических приемов применения крылатых ракет, я доложил о системе воспитания личного состава, которая прививает чувство гордости за службу на «дивизионе плохой погоды». Например, на вечерней прогулке и строевых смотрах матросы поют сочиненную в дивизионе «фирменную» строевую песню под названием «Дивизион плохой погоды».

Главком сказал, что он в молодости тоже служил в дивизионе СКР, прозванном «дивизионом плохой погоды» из-за названий входивших в него кораблей: «Шторм», «Шквал» и «Буран». Правда, когда «Буран» принимали от завода, обнаружили, что на борту сторожевика сияет отдраенными латунными буквами название «Бурун». Тогда Нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов решил, что дешевле исправить в бумагах наименование, чем литеры на корпусе корабля.

– Так я стал служить на СКР «Бурун», – закончил свои воспоминания Главком.

Воспользовавшись удобным моментом военачальники Лиепаи хором запели:

– Товарищ Главнокомандующий, у Бобракова в дивизионе стоит МРК СФ «Бурун». Вы – наш депутат, и «Бурун» должен остаться в Лиепае и стать памятником вашей молодости.

С.Г. Горшков благосклонно выслушал мой доклад о главной проблеме новых кораблей. Дело заключалось в том, что сверхсложная аппаратура, обеспечивающая целеуказание оружию, обслуживалась офицерами в штатном звании ст. лейтенант, в то время как на ракетных крейсерах подобная система «Успех», являющаяся лишь одним из каналов радиотехнического комплекса МРК, обслуживалась командой под руководством капитана 3 ранга. Я попросил поднять штат начальника РТС МРК до капитан-лейтенанта, и Главком счел мое предложение разумным.

Однако через две недели получаю приказание: «Бурун» оставить в дивизионе, офицеров отпустить на Север, а штат начальника РТС не поднимать.

Проблемой у нас была и «текучесть» командиров кораблей. Кроме комплектования новых экипажей для ВМФ СССР, приходилось комплектовать экипажи МРК для передачи на экспорт. В Ленинграде экипаж принимал корабль пр.1234Э (в экспортном исполнении), приводил его в Ригу, а там передавал иностранному экипажу. После выполнения ракетных стрельб часть нашего экипажа уходила с кораблем за рубеж, где исполняла обязанности инструкторов и ремонтников.

Как командиру дивизиона, а затем – НШ и командиру БЭМ, мне приходилось быть руководителем ракетных стрельб на этих кораблях.

На кораблях ВМС Индии языком управления является английский, на алжирских – французский, а на ливийских – «арабо-русский» (в арабском языке нет многих современных военных терминов). Впрочем, проблемы встречались не только языковые.

Однажды ливийский экипаж в полном составе укачался во время шторма, и вести корабль в Рижский залив пришлось четверым русским: я – на системе управления дизелями из ходовой рубки, одновременно – штурман и радист, механик в одиночку – в ЦП управления ЭУ, и двое матросов, один – на руле, другой – на сигнальном мостике.

При очередной встрече с Главкомом ВМФ для организации КП дивизиона он «подарил» мне черноморский большой ракетный корабль «Прозорливый» проекта 56У. А когда уже стал командиром 76-й БЭМ (1982-1984), С.Г. Горшков передал в состав бригады дивизион СКР проекта 50 и крейсер «Свердлов».

Помнил Главком и о «дивизионе плохой погоды» – дивизион неоднократно завоевывал призы ГК ВМФ по ракетным стрельбам по морской и воздушным целям.

Его постоянная высокая боевая готовность проверялась фактическими боевыми задачами: в ноябре 1975 г. – перехват СКР «Сторожевой», которого печально известный замполит Саблин куда-то уводил из Риги, в ноябре 1981 г. – участие в операции по освобождению советской ДЭПЛ, из-за грубой навигационной ошибки севшей на мель возле шведской военно-морской базы Карлскруна. В этой операции от 76-й БЭМ участвовали БРК «Прозорливый», МРК «Радуга» и «Шквал» с приданными «полтинником» «Туман», а от 128-й бригады ракетных кораблей – БПК «Образцовый».

С ликвидацией Советского Союза дивизион перебазировался в Балтийск и вошел в состав бригады ракетных катеров. Из прежнего состава только благодаря усилиям начальника ТУ БФ капитана 1 ранга У.Н. Байзерта к 2000 году в строю остался лишь один МРК – «Молния»…

Поделиться в социальных сетях:

Зыбь (малый ракетный корабль)

У этого термина существуют и другие значения, см. Зыбь (значения).

«Зыбь»

Служба:

СССР
Россия

Класс и тип судна

Малый ракетный корабль

Порт приписки

Балтийск

Организация

Балтийский флот ВМФ России

Изготовитель

Приморский ССЗ

Строительство начато

26 августа 1986

Спущен на воду

28 февраля 1989

Введен в эксплуатацию

31 октября 1989

Статус

В составе Балтийского флота

Основные характеристики

Водоизмещение

640 т (стандартное), 730 т (полное).

Длина

59,3 м (наибольшая)
54 м (по КВЛ)

Ширина

11,8 м (наибольшая)
8,86 м (по КВЛ)

Осадка

3,02 м (средняя по КВЛ)

Двигатели

дизельная — 3 двигателя М-507А

Мощность

3×10 000 л. с.

Движитель

3 винта фиксированного шага

Скорость хода

34 узла (полная), 12 узлов (экономическая)

Дальность плавания

1500 морских миль (на 18 узлах), 3700 морских миль (на 12 узлах)

Автономность плавания

10 суток

Экипаж

64 чел., в том числе 10 офицеров и 14 мичманов

Вооружение

Радиолокационное вооружение

РЛС «Вымпел»

Радиоэлектронное вооружение

Радиолокационный комплекс «Монолит», 2-4 ПУ ПК-10, 2-4 ПУ ПК-16

Артиллерия

1×1 76-мм АУ АК-176

Зенитная артиллерия

1×6 30-мм ЗАК АК-630

Ракетное вооружение

6 пусковых установок противокорабельных ракет П-120 «Малахит»
1 ЗРК «Оса-МА» (боекомплект 20 ЗУР)

«Зыбь» — малый ракетный корабль проекта 1234.1, входит в состав Балтийского флота России.

История строительства

Малый ракетный корабль «Зыбь» был заложен 26 августа 1986 года на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ (заводской № С-80), 11 августа следующего года зачислен в списки ВМФ. Спущен на воду 28 февраля 1989 года, 26 сентября принят флотом. 31 октября 1989 года МРК «Зыбь» был включён в состав Балтийского флота ВМФ СССР; 26 июля 1992 года поднял Андреевский флаг.

История службы

Первоначально был укомплектован личным составом 55 бригады (пос.Гранитный, Мурманская область -ныне расформирован)Краснознамённого Северного Флота. Заложенные боевые традиции первым экипажем МРК «Зыбь» были продолжены уже в составе ДКБФ в состав которого был передан корабль в 1989 году Директивой Главкома ВМФ СССР. Первое место базирования г.Лиепая Латвийской ССР. Первое командование: Командир капитан 3 ранга Обращевский Заместитель по п/ч капитан-лейтенант Андреев Г.Б Старший помощник командира капитан-лейтенант Рогачевский М.М. Командир БЧ-1 (штурман) старший лейтенант Полянский С.В. Командир БЧ-2 старший лейтенант Ерофеев О. Командир ЗРБ лейтенант Перепелкин П. Командир БЧ-4-7 старший лейтенант Михайловский А. Инженер РТС лейтенант Рузайкин Командир БЧ-5 старший лейтенант Деренков Ю.

Входит в состав 106-го дивизиона МРК 12-й дивизии надводных кораблей.

Известные командиры

  • 1997—2000 — капитан 3 ранга О. А. Рогов.
  • 2008-по сегодняшний день капитан 3 ранга Тихов А.Ф

Известные бортовые номера

  • 457
  • 560

Фотографии

  • Вид с кормы на параде ВМФ в Санкт-Петербурге

Примечания

Литература

Малые ракетные корабли проекта 1234
Проект 1234

«Буря» • «Бриз» • «Вихрь» • «Волна» • «Град» • «Гроза» • «Гром» • «Зарница» • «Молния» • «Шквал» • «Заря» • «Метель» • «Шторм» • «Радуга» • «Циклон» • «Тайфун» • «Муссон»

Проект 1234.1

«Бурун» • «Ветер» • «Михаил Девятаев» • «Айсберг» • «Туча» • «Ураган» • «Прибой» • «Прилив» • «Мираж» • «Метеор» • «Рассвет» • «Зыбь» • «Гейзер» • «Пассат» • «Ливень» • «Смерч» • «Иней» • «Мороз» • «Разлив»

Проект 1234.7

«Накат»

Проект 1234Э

«Vijay Durg» • «Sindhu Durg» • «Hos Durg» • «Ras Hamidou» • «Salah Reis» • «Reis Ali» • «Tariq Ibn Ziyad» • «Ean Al Gazala» • «Ean Zara» • «Ean Zaquit»

Малые ракетные корабли проектов 1234, 12341, 1234Э и 12347 – 48 ед.

Малые ракетные корабли проектов 1234, 12341, 1234Э и 12347 – 48 ед.

«Зарница» (проект 1234), 1970 г.

Появление класса МРК определялось необходимостью создания ударных кораблей небольшого водоизмещения, отличающихся от ракетных катеров увеличенной дальностью плавания, лучшей мореходностью и обладающих более эффективным оружием. МРК проекта 1234 (кодовое наименование «Овод») стали первыми кораблями такого типа, не имевшими аналогов в зарубежных флотах. В 1974 г. проект был усовершенствован: 57-мм АУ заменили более мощной 76-мм АК-176, а также добавили 30-мм автомат АК-630 (проект 12341, в перечне отмечены знаком*). Полное водоизмещение при этом выросло до 730 т, осадка – до 3,08 м, экипаж увеличился до 65 человек. Для зарубежных заказчиков строился экспортный вариант МРК проекта 1234Э (отмечены знаком**), на которых вместо ПКР «Малахит» устанавливались 4 ПКР П-20 (экспортная модификация П-15М). МРК «Накат» (отмечен знаком***) в экспериментальном порядке был оснащен двумя шестиствольными ПУ ПКР «Оникс» (проект 12347).

МРК-3, с 25.4.1970 -«Буря» (зав. № 51). 13.1.1967 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 24.6.1967 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 18.10.1968 и в 1969 г. переведен из Ленинграда по внутренним водным системам в Севастополь для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 30.9.1970 и 24.11.1970 включен в состав КЧФ. 11.2.1991 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОФИ для разоружения, демонтажа и реализации, 24.6.1991 расформирован и вскоре разделан на металл в Севастополе.

МРК-7, с 25.4.1970-«Бриз» (зав. № 52). 5.11.1967 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 15.6.1968 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 10.10.1969 и весной 1970 г. переведен из Ленинграда по внутренним водным системам в Севастополь для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.12.1970 и 9.2.1971 включен в состав КЧФ. В начале 1984 г. переведен на буксире из Севастополя через пролив Гибралтар вокруг Африки в порт Камрань (Вьетнам) и 10.5.1984 перечислен в состав ОПЭСК, а 1.8.1986 по прибытии во Владивосток – в состав КТОФ. В 1981 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 1.8.1986 по 4.7.1987 на «Дальзаводе» прошел средний ремонт, по окончании которого переведен в состав КамФлРС КТОФ. 29.10.1992 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОФИ для разоружения, демонтажа и реализации, 31.12.1992 расформирован и в 1998 г. на СРЗ-49 в бухте Сельдевая (г. Вилючинск) разделан на металл.

«ВИХРЬ» (зав. № 53). 21.8.1967 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 25.4.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 22.7.1970 и вскоре переведен из Ленинграда по внутренним водным системам в Севастополь для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 30.9.1971 и 1.11.1971 включен в состав КЧФ. Летом 1977 г. переведен на буксире из Севастополя через пролив Гибралтар вокруг Африки во Владивосток и 31.8.1977 перечислен в состав КТОФ. С 4.7.1987 входил в состав КамФлРС КТОФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. 5.7.1994 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 1.9.1994 расформирован.

Слева: МРК «Буря». Справа: «Град» на параде на Неве, 1990 г.

МРК «Гром»

«Зарница» во время празднования Дня ВМФ в Севастополе. Хорошо видна ПУ ЗРК «Оса-М»

«ВОЛНА» (зав. № 54). 27.9.1968 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 25.4.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 20.7.1971, вступил в строй 31.12.1971 и 4.2.1972 включен в состав ДКБФ. 24.4.1974 перечислен в состав КСФ и весной 1974 г. переведен по внутренним водным системам из Балтийского в Белое море. В период с 10.8.1988 по 1.10.1989 на СРЗ-177 в Усть-Двинске (Даугавгрива) прошел средний ремонт, после чего был выведен из боевого состава, законсервирован и в губе Сайда (г. Гаджиево) поставлен на отстой. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. 30.6.1993 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 25.1.1994 расформирован.

«ГРАД» (зав. № 55). 29.11.1967 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 20.10.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 30.4.1972, вступил в строй 30.9.1972 и 31.10.1972 включен в состав ДКБФ. В 1983, 1985 и 1987 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 1.11.1989 по 7.2.1990 на СРЗ-177 в Усть-Двинске (Даугавгрива) прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно- морской флаг СССР на Андреевский. 30.6.1993 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 1.2.1994 расформирован.

«ГРОЗА» (зав. № 56). 9.1.1969 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 20.10.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 26.7.1972, вступил в строй 26.12.1972 и 31.1.1973 включен в состав ДКБФ. Летом 1973 г. переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Азовское, а оттуда в Черное и 4.9.1973 перечислен в состав КЧФ. 1.9.1982 выведен из боевого состава, законсервирован и в бухте Карантинная в Севастополе поставлен на отстой. В 1922 г. исключен из состава ВМФ и в 1993 г. разделан на металл в Севастополе.

«ГРОМ» (зав. № 57). 1.10.1969 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 20.10.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 29.10.1972, вступил в строй 28.12.1972 и 31.1.1973 включен в состав ДКБФ. Летом 1973 г. переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Азовское, а оттуда в Черное и 4.9.1973 перечислен в состав КЧФ. 1.9.1988 выведен из боевого состава, законсервирован и в бухте Карантинная в Севастополе поставлен на отстой, но 1.6.1991 расконсервирован и вновь введен в строй. В 1978 и 1992 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 24.5.1995 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации, 1.10.1995 расформирован и вскоре разделан на металл в Севастополе.

«ЗАРНИЦА» (зав. № 58). 27.7.1970 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 20.10.1970 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 28.4.1973, вступил в строй 18.9.1973 и 26.10.1973 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Азовское, а оттуда в Черное включен в состав КЧФ. В 1978, 1981, 1984, 1988, 1993, 1994 и 1998 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 12.6.1997 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«МОЛНИЯ» (зав. № 59). 30.9.1971 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 28.3.1972 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 27.8.1973, вступил в строй 28.12.1973 и 7.2.1974 включен в состав ДКБФ. В 1983 и 1985 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 21.10.1987 по 4.3.1988 на СРЗ-179 в Усть-Двинске (Даугавгрива) прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно- морской флаг СССР на Андреевский.

«ШКВАЛ» (зав. № 60). 28.3.1972 зачислен в списки кораблей ВМФ и 17.5.1972 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 28.12.1973, вступил встрой 14.6.1974 и 16.7.1974 включен в состав ДКБФ. В 1978 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 26.9.1978 по 22.2.1980 и с 12.12.1980 по 18.7.1985 на СРЗ-179 в Усть-Двинске (Даугавгрива) проходил средний ремонт. 1.10.1988 выведен из боевого состава, законсервирован и сначала в Лиепае, а с 1992 г. в Балтийске поставлен на отстой. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«ЗАРЯ» (зав. № 61). 18.10.1972 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 4.6.1973 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 18.5.1974, вступил в строй 28.9.1974 и 18.10.1974 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. В 1982 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 11.9.1986 выведен из боевого состава, законсервирован и в губе Долгая Западная (пос. Гранитный), а с 10.8.1988 в губе Сайда (г. Гаджиево) поставлен на отстой. 26.7.1992 сменил Военно- морской флаг СССР на Андреевский. 5.7.1994 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 1.9.1994 расформирован.

«МЕТЕЛЬ» (зав. № 62). 19.2.1973 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 4.6.1973 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 10.8.1974 и вскоре переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 8.12.1974 и 23.1.1975 включен в состав КСФ. В 1982 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 28.9.1990 по 27.8.1992 на СРЗ-82 в пос. Росляково прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. 16.3.1998 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 1.5.1998 расформирован.

«ШТОРМ» (зав. № 63). 4.6.1973 зачислен в списки кораблей ВМФ и 20.10.1973 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 3.3.1975, вступил в строй 15.6.1975 и 21.7.1975 включен в состав ДКБФ. В 1983, 1985 и 1987 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. С 3.3.1993 находился на СРЗ-ЗЗ в Балтийске на капитальном ремонте, но 16.3.1998 из-за отсутствия финансирования исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации, 1.5.1998 расформирован и вскоре продан ЗАО «Литан» для разделки на металл.

«РАДУГА» (зав. № 64). 4.6.1973 зачислен в списки кораблей ВМФ и 16.1.1974 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 20.6.1975, вступил в строй 1.12.1975 и 26.12.1975 включен в состав ДКБФ. В 1983, 1985 и 1987 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). В периоде 11.10.1991 по 1.10.1993 на СРЗ-ЗЗ в Балтийске прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. 5.7.1994 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 1.12.1994 расформирован.

«Комсомолец Мордовии», бывший «Зыбь»

Малый ракетный корабль «Мираж»

«УРАГАН» (зав. № 65). 5.6.1974 зачислен в списки кораблей ВМФ и 31.5.1974 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 16.4.1976, вступил в строй 30.9.1976 и временно вошел в состав ДКБФ. В апреле 1977 г. передан ВМС- Индии и переименован в «Vijay Durg» (борт. № К-71), 31.8.1977 исключен из состава ВМФ СССР и 30.10.1977 расформирован.

«ПРИБОЙ» (зав. № 66). 5.6.1974 зачислен в списки кораблей ВМФ и 22.1.1975 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 2.10.1976, вступил в строй 18.2.1977 и временно вошел в состав ДКБФ. В сентябре 1977 г. передан ВМС Индии и переименован в «Sindhu Durg» (борт. № К-72), 6.10.1977 исключен из состава ВМФ СССР и 14.2.1978 расформирован.

«ПРИЛИВ» (зав. № 67). 5.6.1974 зачислен в списки кораблей ВМФ и 23.6.1975 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 14.4.1977, вступил в строй 20.9.1977 и временно вошел в состав ДКБФ. В апреле 1978 г. передан ВМС Индии с переименованием в «Hos Durg» (борт. № К-73), 6.10.1977 исключен из состава ВМФ СССР и 14.2.1978 расформирован.

«БУРУН» (зав. № 68). 5.6.1974 зачислен в списки кораблей ВМФ и в конце 1975 г. заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду летом 1977 г., вступил в строй 30.12.1977 и 17.2.1978 включен в состав КСФ, а 21.4.1978 перечислен в состав ДКБФ. В 1978 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 9.11.1990 по 3.3.1993 на ПО «Алмаз» в Ленинграде прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

17.1.1995 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации, 1.6.1995 расформирован и в озере Богородское (г. Петропавловск-Камчатский) поставлен на прикол, где вскоре затонул из-за неисправности донно-забортной арматуры, но в 1998 г. поднят УПАСР КТОФ и на СРЗ-49 в бухте Сельдевая (г. Вилючинск) разделан на металл.

«ВЕТЕР» (зав. № 69). 7.5.1975 зачислен в списки кораблей ВМФ и 27.2.1976 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 21.4.1978, вступил в строй 30.9.1978 и 23.11.1978 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. В 1980 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). С 9.10.1986 по 27.2.1987 на СРЗ-82 в пос. Росляково прошел средний ремонт. 1.12.1987 выведен из боевого состава, законсервирован и сначала в губе Долгая-Западная (пос. Гранитный), а с 10.8.1988 в губе Сайда (г. Гаджиево) поставлен на отстой. 26.7.1992 сменил Во- енно-морской флаг СССР на Андреевский. 4.8.1995 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации и 31.12.1995 расформирован.

«ЗЫБЬ», с 13.4.1982 – «Комсомолец Мордовии», с 15.2.1992 – «Штиль» (зав. № 70). 28.6.1976 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 14.4.1978 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 23.10.1978 и вскоре переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Азовское, а оттуда в Черное для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.12.1978 и 16.2.1979 включен в состав КЧФ. В 1984, 1989, 1990, 1991, 1993 и 1998 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 12.6.1997 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«АЙСБЕРГ» (зав. № 71). 14.4.1976 зачислен в списки кораблей ВМФ и 11.11.1976 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 20.4.1979, вступил в строй 30.9.1979 и 1.12.1979 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. С 20.9.1989 по 14.11.1990 на СРЗ-82 в пос. Росляково прошел средний ремонт. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«ТАЙФУН» (зав. № 1002)*. 10.5.1974 заложен на стапеле Владивостокского ССЗ и 5.6.1974 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 14.8.1979, вступил в строй 30.12.1979 и 12.1.1980 включен в состав КТОФ. С 9.4.1984 входил в состав КамФлРС КТОФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. 4.8.1995 исключен из состава ВМФ в связи со сдачей в ОРВИ для разоружения, демонтажа и реализации, 1.9.1995 расформирован и в 1998 г. на СРЗ-49 в бухте Сельдевая (г. Вилючинск) разделан на металл.

МРК-21 (зав. № 201)**. 10.3.1978 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» им. Володарского в Рыбинске Ярославской обл. и 22.1.1979 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 28.8.1979 и вскоре переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.12.1979 и временно вошел в состав ДКБФ. 22.2.1980 исключен из состава ВМФ СССР, 4.7.1980 продан ВМС Алжира и переименован в «Ras Hamidou» (борт. № 801) и 1.10.1980 расформирован.

«ТУЧА» (зав. N° 72). 14.4.1976 зачислен в списки кораблей ВМФ и 4.5.1977 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 29.4.1980, вступил в строй 31.7.1980 и 24.10.1980 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В 1995 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ).

МРК-23 (зав. № 202)**. 17.8.1978 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске и 22.1.1979 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 31.7.1980 и вскоре переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.10.1980 и временно вошел в состав ДКБФ. 9.2.1981 продан ВМС Алжира и переименован в «Salah Reis» (борт. № 802), 21.5.1981 исключен из состава ВМФ СССР и 1.9.1981 расформирован. С мая 1997 г. по июнь 2000 г. прошел ремонт и модернизацию в Кронштадте.

МРК-22, построенный по проекту 1134Э для ВМС Алжира

МРК «Накат» с ПУПКР «Оникс» (проект 12347)

МРК-9 (зав. № 203)**. 21.4.1979 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске и 19.2.1980 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 10.1.1981 и весной 1981 г. переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 27.5.1981 и временно вошел в состав ДКБФ. В октябре 1981 г. продан ВМС Ливии и переименован в «Еап Мага» (борт. № 416) и 1.5.1982 исключен из состава ВМФ СССР. 25.3.1986 поврежден морской авиацией США, но вскоре был отбуксирован на Ленинградский Приморский ССЗ для аварийно-восстановительного ремонта ив 1991 г. под наименованием «Tariq Ibn Ziyad» вновь введен в строй.

МРК-22 (зав. № 204)**. 4.4.1980 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске и 21.5.1981 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 13.8.1981 и вскоре переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 30.11.1981 и временно вошел в состав ДКБФ. 8.2.1982 исключен из состава ВМФ СССР, 8.5.1982 продан ВМС Алжира и переименован в «Reis Ali» (борт. № 803) и 1.7.1982 расформирован.

«МУССОН» (зав. № 1003). 14.7.1975 заложен на стапеле Владивостокского ССЗ и 14.4.1976 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 1.7.1981, вступил в строй 30.12.1981 и 9.2.1982 включен в состав КТОФ. 16.4.1987 погиб в Японском море из-за самопроизвольного перенацеливания ракеты при отработке задач боевой подготовки, 20.6.1987 исключен из состава ВМФ и 1.10.1987 расформирован.

МРК-24 (зав. № 205)**. 20.2.1981 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске и 30.10.1981 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 26.3.1982 и вскоре переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.5.1982 и временно вошел в состав ДКБФ. 19.1.1983 исключен из состава ВМФ СССР, в феврале 1983 г. продан ВМС Ливии и переименован в «Еап Al Gazala» (борт. № 417) и 1.8.1983 расформирован.

МРК-25 (зав. № 206)**. 27.5.1981 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске, спущен на воду 21.7.1982 и 19.1.1983 зачислен в списки кораблей ВМФ. Весной 1983 г. переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 31.5.1983 и временно вошел в состав ДКБФ. В феврале 1984 г. продан ВМС Ливии и переименован в «Еап Zara» (борт. № 418), 1.3.1984 расформирован и 15.3.1984 исключен из состава ВМФ СССР.

«УРАГАН» (зав. № 73). 17.2.1978 зачислен в списки кораблей ВМФ и 1.8.1980 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 27.5.1983, вступил в строй 30.9.1983 и 15.12.1983 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В 1986 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ).

МРК-15 (зав. № 207)**. 25.3.1983 заложен на стапеле ССЗ «Вымпел» в Рыбинске и 29.2.1984 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 31.3.1984 и вскоре переведен по внутренним водным системам в Ленинград для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 10.9.1984 и временно вошел в состав ДКБФ. 8.1.1985 исключен из состава ВМФ СССР, в сентябре 1985 г. продан ВМС Ливии и переименован в «Еап Zaquit» (борт. № 419) и 1.10.1985 расформирован. 25.3,1986 потоплен морской авиацией США в районе порта Бенгази.

«ПРИБОЙ» (зав. № 74)*. 17.2.1978 зачислен в списки кораблей ВМФ и 25.11.1978 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 20.4.1984 и вскоре переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 30.11.1984 и 15.1.1985 включен в состав КСФ. В 1986 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В период с 4.2 по 1.9.1994 на СРЗ-82 в пос. Росляково прошел средний ремонт.

«НАКАТ» (зав. № 76)***. 4.11.1982 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 11.4.1983 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 16.4.1987, вступил в строй 30.9.1987 и 30.12.1987 после перевода по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое включен в состав КСФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«МИРАЖ» (зав. № 77)*. 11.4.1983 зачислен в списки кораблей ВМФ и 30.8.1983 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, спущен на воду 19.8.1986 и вскоре переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Азовское, а оттуда в Черное для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй 30.12.1986 и 24.2.1987 включен в состав КЧФ. В 1988, 1989, 1990, 1991, 1992, 1993 и 1997 гг. завоевывал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ). 12.6.1997 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский.

«Пассат» в Балтийске, 1998 г.

«РАССВЕТ» (зав. № 79)*. 29.9.1986 заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ и 26.11.1986 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 22.8.1988 и вскоре переведен по внутренним водным системам из Балтийского моря в Белое для прохождения сдаточных испытаний, вступил в строй

28.12.1988 и 1.3.1989 включен в состав КСФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В 1995 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ).

«МОРОЗ» (зав. № 1006)*. 30.10.1984 зачислен в списки кораблей ВМФ и 17.2.1985 заложен на стапеле Владивостокского ССЗ, спущен на воду 23.9.1989, вступил в строй 30.12.1989 и 28.2.1990 включен в состав КамФлРС КТОФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В 1999 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ).

«РАЗЛИВ» (зав. № 1007)*. 1.11.1986 заложен на стапеле Владивостокского ССЗ и 26.11.1986 зачислен в списки кораблей ВМФ, спущен на воду 24.8.1991, вступил в строй 31.12.1991 и 11.2.1992 включен в состав КамФлРС КТОФ. 26.7.1992 сменил Военно-морской флаг СССР на Андреевский. В 1999 г. завоевал приз ГК ВМФ по ракетной подготовке (в составе КУГ).

«ПЕРЕКАТ» (зав. № 84)*. 20.6.1988 зачислен в списки кораблей ВМФ и в конце 1988 г. заложен на стапеле Ленинградского Приморского ССЗ, но вскоре был снят со строительства и на стапеле разделан на металл.