Пулеметная рота вермахта

115. Не пыли, пехота

Сначала я хотел приурочить этот пост к 9 мая, но потом решил опубликовать позднее, чтобы, так сказать «не нагнетать». И поговорим мы об одном сколь неверном, столь и стойком стереотипе, касающемся армии России/СССР в мировых войнах. У подавляющего большинства населения страны, даже достаточно информированных, в сознании существует картина, что императорская армия была плохо вооружена, и воевала людской массой. А вот красная армия, напротив, вооружена была достаточно хорошо:
Россия была не подготовлена к длительной войне. Русские оружейные заводы изготовляли 525 тысяч винтовок в год, а их требовалось более 10 миллионов. В армии не хватало оружия, патронов, снарядов. На троих солдат приходилась одна винтовка. На 10 немецких артиллерийских выстрелов русская артиллерия могла ответить одним. Солдаты не были обеспечены обмундированием, продовольствием, медикаментами. Они страдали от голода, грязи, болезней. (С.Н.Сыров, Страницы истории, М.1979, с.204)
Подходил к концу 1916 год. Миллионы русских солдат, полураздетых, голодных, плохо вооруженных, изъеденных вшами, сидели в сырых окопах. Тысячами гибли они от вражеских пуль и снарядов, от болезней, из-за отсутствия медикаментов. Среди солдат росли антивоенные настроения. Хозяйство страны все больше и больше разваливалось. Население голодало. (там же, с.205)
В резком контрасте с вшивыми ордами почти безоружных, полураздетых русских находится молодецкая РККА. Тут уже всё в полном порядке:
Самоотверженный труд советского народа, огромная организаторская работа Коммунистической партии, преимущества социалистического общественного и государственного строя, позволили быстрыми темпами наращивать выпуск военной продукции, превзойти в годы войны фашистскую Германию по всем показателям выпуска вооружений и оснастить армию в достаточных размерах высокоэффективными видами оружия и боевой техники… (ВОВ 1941-45, Энциклопедия, Советская энциклопедия, М 1985, с. 146)
В реальности, которую стыдно не знать, все обстояло с точностью до наоборот. Разоблачению советских сказок об императорской армии я уже посветил много постов, поэтому сейчас на этом останавливаться не буду. Чисто чтобы обозначить масштаб вранья напомню, что по приблизительным подсчетам соотношение выпущенных на восточном фронте артиллерийских снарядов будет не 1:10, как указывает Сыров, а 34,2 млн. русских против 29,7 млн. немецких. Т.е. 1,15:1. Слегка напутал товарищ :). Даже если сравнить, что будет правильнее, расход снарядов русской императорской армией с расходом ее противников, т.е. Германии и Австро-Венгрии, то получится 34,2 против 44,1 млн. Или 1:1,29. Согласитесь, это никак не 1:10 :). Для рельефности картины сообщу еще одну цифру. В годы Второй мировой войны советская полевая артиллерия настреляла 118,2 млн. снарядов, тогда как немецкая 142,0 млн. Соотношение 1:1,2. Практически такое же и будет. И это одна Германия, без союзников. И это с января 1942 по март 1945. С учетом 41-го и союзников Германии получится не лучше, чем в Первую мировую.
И тут мы плавно переходим к теме настоящего поста. Который, как вы уже догадались, будет про то, что на положение дел с оснащением РККА есть и другой взгляд:
Причем если по суммарному расходу боеприпасов, равно и некоторым другим валовым показателям советской России и удавалось удерживаться относительно Германии хотя бы на уровне Российской Империи, то было и существенное отличие в подходе к ведению военных действий. Которое коренным образом переворачивает даже и эту невеселую статистику. Давайте уясним какое именно это отличие.
В многочисленных дискуссиях на страницах этого блога, а равно и в советской исторической литературе, да и современной российской, бытует стойкое заблуждение, что хотя по числу дивизий на фронте Советский Союз всегда превосходил Германию в несколько раз, но из этого не следует такое же численное превосходство РККА, поскольку советские дивизии гораздо малочисленнее немецких. И их следует считать две а то и три за одну. Однако достаточно провести элементарное сравнение штатной численности дивизий, чтобы показать, что это не так!
Хотя казалось бы как тут можно спорить, если советская дивизия по штатам декабря 1942 года, которые в целом действовали до конца войны, насчитывала 9,435 человек, а реально, как нам сейчас не преминут указать, 4-6 тыс. человек. Тогда как немецкая дивизия военного времени насчитывала порядка 14,500 человек. Действительно в 2-3 раза больше.
Так то оно так. Только что это были за люди? Давайте разбираться. Дивизия, хотя она и называется пехотной(в РККА стрелковой) является наивысшим соединением сухопутных войск, имеющим постоянный состав и комплектуемой по единой схеме. Почему собственно применительно к Второй мировой войне силы сторон и считают в дивизиях(«А сколько у Папы Римского дивизий?»). Так вот, пехотные дивизии, составляющие подавляющее большинство в сухопутных войсках Германии и СССР состоят далеко не из одной пехоты. И не стоит торопиться делать прямые выводы исходя только из их численности.
Давайте начнем наше путешествие с самого низа, с уровня отделение-взвод, чтобы постепенно перед нами возникла целостная картина сколько было в дивизиях противоборствующих сторон пехоты, и сколько другого вооружения. Для советской стороны, как я уже упоминал, взят штат декабря 1942 года.

&nbsp Офицеры Сержанты Рядовые Всего пистолеты-пулеметы ручные пулеметы 50-мм минометы лошади повозки
Стрелковый взвод РККА
Управление взвода 1 1 2 4 &nbsp &nbsp &nbsp &nbsp &nbsp
Тяжелое отделение х 2 &nbsp 2 7 9 1 2 &nbsp &nbsp &nbsp
Легкое отделение х 2 &nbsp 2 7 9 1 1 &nbsp &nbsp &nbsp
Всего 1 9 30 40 4 6 &nbsp &nbsp &nbsp
Пехотный взвод Вермахта
Управление взвода 1 1 5 7 1 &nbsp &nbsp 2 1
Минометный рассчет &nbsp 1 2 3 &nbsp &nbsp 1 &nbsp &nbsp
Пехотное отделение х 4 &nbsp 1 9 10 1 1 &nbsp &nbsp &nbsp
Всего 1 6 43 50 5 4 1 2 1

Как мы видим, в пехотном немецком взводе не так уж и намного больше «пехоты», всего то на 4 человека. К подсчету «пехоты» можно найти несколько подходов, но я впредь буду считать таковой только людей в отделениях пехотных(стрелковых) взводов. С одним исключением, о котором позже. Система не бесспорная, например к пехоте можно относить командование, или скажем личный состав пулеметных рот, саперов или разведчиков. Но на мой взгляд выбранный подход наиболее объективный. И, что немаловажно, простой и прозрачный.
Получается, что значительно более сильный численно немецкий взвод сильнее в основном за счет огневых и вспомогательных средств. В частности он имеет двуконную повозку, на которой во время марша перевозится миномет, пулеметы с патронами, ручные гранаты и т.п.
По стрелковому оружию имеем кажущееся преимущество советского взвода — аж шесть пулеметов против четырех! Но у нас это были ручные ДП-27, а у немцев единые MG.34 или MG.42, обладавшие большей огневой мощью, чем даже советский станковый «Максим». С ДП и вообще грустно сравнивать. Наш ручник оказался крайне неудачным. Во-первых, дисковое питание. Диски на 47 или 49 патронов ограничивали практическую скорострельность, в отличие от ленточного питания у немцев. Большие геометрические размеры дисков вели к их частой деформации в условиях боя и заклиниванию патронов. Всего лишь 40% веса снаряженного диска приходилось на вес собственно патронов! А склонность к деформации вынуждала носить диски в металлических коробах на три штуки. Все это сильно снижало носимый боезапас. Тонкостенный ствол не выдерживал интенсивной стрельбы и быстро перегревался, при этом возможность замены ствола в бою была практически исключена(нонсенс для того времени). Наконец, возвратная пружина, расположенная непосредственно под стволом, так же быстро перегревалась вследствие чего теряла упругость.
Такие пулеметы составляли в РККА большинство. И поскольку требовались они в огромных количествах, даже поделать с этим было ничего нельзя. Приходилось выпускать то, что есть и воевать тем, что есть. Лишь в 1944 году пулемет был модернизирован, устранена проблема с перегревом пружины, обеспечена возможность замены ствола, появилась удобная пистолетная рукоятка и так далее.
Поэтому шесть советских ДП едва ли обеспечивали советскому взводу хотя бы такую же огневую мощь, как четыре немецких пулемета, к каждому из которых имелось по два запасных ствола. Как по практической скорострельности, так и по количеству имевшихся патронов.
Теперь давайте заберемся на ступеньку выше, и посмотрим, как обстоят дела на уровне роты. Немецкая рота насчитывает 201 человек личного состава, включая двух офицеров и 21 унтер-офицера. Это уже более, чем на 40% больше, чем в роте советской(141 человек, в т.ч. 6 офицеров, политкомиссар и 36 сержантского состава). При этом пехоты у немцев 120 человек, а в советской роте 108. За счет чего же набежала такая разница? В основном за счет подразделений снабжения и тяжелого оружия. У немцев в роте три грузовика и 9 конных повозок, запряженных двумя или четырьмя лошадьми. А в советской роте единственная одноконная повозка для пулемета «Максим». По вооружению в советской роте 12 пистолетов-пулеметов, 18 ручных и один станковый пулеметы и два 50-мм миномета. У немцев 16 пистолетов-пулеметов, 12 пулеметов, 3 ПТР и 3 50-мм миномета.
Принципиально не меняется картина и на батальонном уровне. Кроме трех стрелковых рот советский батальон имеет взвод связи, пулеметную и минометную роты, взвод ПТР, батарею противотанковых пушек, медицинский и транспортный взводы. Всего 654 человека из которых 76 офицеров, 6 комиссаров и 144 сержанта. Из них пехоты 324 человека. То есть 50% советского стрелкового батальона составляет пехота.
Немецкий батальон, помимо трех пехотных рот, включает взвод связи, саперный взвод, пулеметную роту, обоз. Численность личного состава 860 человек, включая 13 офицеров. Собственно пехоты — 360 человек или 42%.
Интересная особенность ждет нас на уровне полка. Помимо всяких прочих вспомогательных подразделений советский полк включает в себя кроме трех стрелковых батальонов и роту автоматчиков. А это 9 отделений по 10 человек. Всего же в советском стрелковом полку получается таким образом 1,062 пехотинца против 1,080 у немцев. Практически сравнялись. При этом численность немецкого стрелкового полка 3,049 человек против 2,582 у советского.
То есть «лишние» люди в немецком полку это вовсе не пехотинцы. В основном это персонал гораздо более многочисленного обоза, люди, обслуживающие тяжелое вооружение(рота полковой артиллерии немецкого полка насчитывает 180 человек, в советском же имеется лишь батарея полковых пушек, численностью 74 человека), связисты и так далее. Проиллюстрирую сказанное таблицей:

&nbsp СССР Германия
Личный состав
Офицеры 312 75
Унтер-офицеры 556 473
Всего 2582 3049
Артиллерия
Легкие полковые орудия(75-, 76,2-мм) 4 6
Тяжелые 150-мм орудия &nbsp 2
Минометы
120-мм 7 &nbsp
81-82-мм 27 18
50-мм 18 27
Противотанковые средства
Противотанковые пушки 12 12
Противотанковые ружья 54 27
Автоматическое оружие
Станковые пулеметы 36 36
Ручные пулеметы 162 115
Пистолеты-пулеметы 220 180
Транспорт
Автомобили 8 73
Лошади 336 600
Повозки 163 210

Как мы видим по артиллерии немецкий полк имеет двойное преимущество — 8 пушек против 4. Это если смотреть численность. По весу залпа превосходство немцев будет абсолютным: 112 кг против 24,8! Надо учесть и то, что немецкая пушка leIG.18 была гораздо лучше нашей полковушки образца 1927 года, являвшейся по сути модификацией русского «короткого» орудия обр. 1913 года. В частности «немка» более, чем вдвое легче и в отличие от нашего «бобика» могла поражать не только видимые но и укрытые цели.
Понимая эту слабость, советское командование пыталось частично компенсировать отставание в артиллерии минометами. Однако минометы были эрзац-оружием и ни в какой мере заменить полевую артиллерию не могли. Поясню почему, так как это неочевидно. Ведь минометы обладали дальностью стрельбы почти сравнимой с орудиями немецкой полковой артиллерии. А по суммарному весу залпа с учетом минометов советский полк даже выходит вперед — 239 кг(из которых 90%(!) приходится на минометы) против 192,6 кг(из которых всего лишь 42% минометные).
Но дело в том, что минометные части не имели никаких ресурсов, для организации правильной стрельбы с закрытых позиций. А стрелять прямой наводкой, в отличие от полковых пушек, они и вовсе не могли. Ведь для организации стрельбы по невидимым с батареи целям нужно организовать связь с наблюдателем, который будет корректировать огонь. И нужно иметь в достаточном количестве квалифицированных офицеров, которые будут легко читать топографические карты и быстро проделывать сложные математические вычисления. Немецкая полковая артиллерия свою связь имела, как и необходимое количество кадров. В силу чего была в состоянии наладить эффективный огонь с закрытых позиций. Советские части огневой поддержки, не только минометные, но и полковая артиллерия, своей связи не имели. Еще труднее обстояло дело с кадрами в стране с уничтоженным культурным слоем. Это была одна из серьезных причин, почему советская артиллерия во Второй мировой войне не только на полковом, но и на дивизионном уровне делала ставку именно на пушечную артиллерию, стреляющую прямой наводкой — несопоставимо более низкие требования к уровню подготовки кадров.
Поэтому круг задач, которые могли решать минометы, дававшие, напомню, 90% огневой поддержки в полковом звене, был весьма ограничен. Это стрельба по видимым целям и заградительный огонь. В обоих случаях и сами минометы, разумеется, так же находились в зоне видимости противника. Попытка возложить на минометы задачи полковой артиллерии стоила очень дорого. Только по Кривошееву РККА потеряла за годы войны более 200 тыс. минометов! Для сравнения в Германии за войну(1940-44 гг.) было произведено 72,220 минометов.
Ну и остается дивизионный уровень. Здесь начинается настоящая катастрофа. Про дивизионную артиллерию я уже много раз говорил, поэтому коротко повторю, что немецкий дивизионный артиллерийский полк при численности личного состава 3,172 человека имел 36 х 105-мм гаубиц и 12 х 150-мм гаубиц. Советский дивизионный артполк численностью 878 человек мог противопоставить всего лишь 20 х 76,2-мм пушек и 12 х 122-мм гаубиц.
Всего таким образом в немецкой пехотной дивизии мы насчитали 3,240 пехотинцев при 74 орудиях. В советской 3,186 пехотинцев при 44 орудиях. Гораздо более слабых. А именно у немцев 18 х 150-мм, 36 х 105-мм, 20 х 75-мм, у нас 12 х 122-мм, 32 х 76,2-мм.
При этом советские историки могут запросто изгаляться над «слабостью» артиллерии русской дивизии образца ПМВ по сравнению с германской. Но вопиющая слабость дивизии советской никому не интересна.

Гораздо слабее был в советской дивизии и обоз. Причем эту слабость мы прослеживаем уже начиная с уровня взвода. В том числе отдельной строкой обратим внимание и на куда более слабую моторизацию советской дивизии, которая имела всего 123 автомобиля против 930 в немецкой. Во что это выливалось на практике проиллюстрирую одним простым примером. Вся противотанковая артиллерия немецкой дивизии была моторизована. А имела она начиная с 1941 года во все возрастающих количествах 50-мм, а затем и 75-мм пушки, куда более мощные, чем советские «сорокапятки». Которые к тому же и были на конной тяге. То есть создать резерв противотанковых пушек, чтобы оперативно отреагировать на ситуацию командование советской дивизии не могло — лошади за танковыми прорывами не поспеют.
Советская дивизия не имела своих средств ПВО, слабые средства связи и так далее, и так далее. То есть хорошо видно, что большая численность немецкой дивизии набирается за счет средств усиления и обеспечения. А по штыкам они практически равны.
Но и это еще далеко не вся правда. Для немцев я привел численность эталонной пехотной дивизии. Однако еще до того, как вступил в действие советский штат декабря 1942 года немецкие дивизии стали переводить на шестибатальонный состав. То есть они лишились трети своей пехоты. Весной 42-го таковая мера постигла 69 пехотных дивизий групп армий «Центр» и «Север». А к 1943-му новая структура стала нормой — в полку осталось два батальона. Народно-гренадерские дивизии изначально формировались шестибатальонными. Кроме того пехотный взвод был сокращен с четырех до трех отделений по 10 человек. То есть к середине войны в немецкой пехотной дивизии осталось всего 1,620 собственно пехотинцев! Тогда как советские, напомню, насчитывали 3,186.
Конечно мне сейчас скажут, что в РККА же существовали еще и гвардейские дивизии, которые были оснащены получше обычных. Это верно. Хотя в них и пехоты было больше, за счет еще трех дополнительных рот автоматчиков. Но вместе с тем существовали и пехотные бригады. Которые были вооружены еще хуже дивизий На 1 января 1943 года в РККА еще насчитывалось 177 пехотных бригад, через год их оставалось 57. И это не считая всяких там отдельных полков и батальонов, лыжных частей и так далее. Кроме того мы забыли кавалерию! Ведь Советский Союз единственная страна, массово использовавшая в боевых действиях кавалерию. Ни Япония, ни Италия, имевшие слабые сухопутные силы, ставку на кавалерию не делали. А СССР делал. На 22 июня 1941 года в РККА имелось 13 кавалерийских дивизий. На 1 января 1942 года их насчитывалось 82, на 1 июля того же года — 46. И далее к концу войны на 1 мая 1945 года — 26. То есть в целом по советской армии картина вряд ли будет лучше, чем в обычной стрелковой дивизии. Скорее даже хуже.
Ну вот мы и набросали первое приближение к реальному положению дел с оснащением оружием РККА. Приступим к следующему. Когда говорят, что русская армия в ПМВ была плохо вооружена, то имеют в виду, что отставала она от Германии. А Германия являлась тогдашним лидером в области вооружений. Применительно к Второй мировой армия Германии была почти в таком же плачевном состоянии, как и СССР. Равняться на Германию равносильно признанию, что для вооруженных сил России советская власть и так называемая «индустриализация» была таким же бедствием, как насильственное разоружение, экономический коллапс и ограбление Германии. Но по совести если уж мы армию Российской Империи сравниваем с современным ей лидером неплохо было бы и РККА сравнить с лидерами.
Ниже идет табличка с основными данными по численности и вооружению пехотных дивизий воюющих сторон. Для немцев я взял уже новую, шестибатальонную дивизию штата 1943 года. Для американцев это дивизия по штатам июля 1943 года, для англичан так же «постоверлордовская» дивизия.

&nbsp СССР Германия Англия США
Личный состав
Всего 9,345 13,656 18,347 14,253
В т.ч. пехоты 3,186 1,620 2,430 2,916
Бронетехника
Бронемашины 63 13
БТР, транспортеры, тягачи и др. 595 5
Артиллерия
Орудия полевой артиллерии 44 54 72 66
Вес залпа полевых орудий(кг) 460 1177 828 1326
Противотанковые 48 48 110 57
Суммарная дульная энергия(МДж) 25,8 56,6 183 59,1
Зенитные 12 125 — (236 пул.)
Минометы 160 93 359 144
Автоматическое оружие
Пулеметы 605 497 1,302 393
Личное оружие 1,084 681 6,525 поголовно
Транспорт
Автомобили, тракторы и т.д. 138 ок.600 2,689 2,012
Лошади 1,700 ок.3,500

В принципе тут я думаю и добавить то нечего. Единственно, что надо, пожалуй, прокомментировать, так это «слабость» американской дивизии по сравнению с английской. Как же так, ведь у американцев наиболее мощная военная промышленность! Почему это не сказалось на оснащении ее дивизий? На самом деле сказалось, просто из таблицы этого не видно. Поясню на примере. Американское командование считало, что противотанковые средства должны не распыляться по всему фронту, как это было в других армиях, а концентрироваться там, где есть угроза массированного применения танков противника. Поэтому дивизии имели лишь необходимый минимум, а главные силы были сведены в батальоны истребителей танков. Эти батальоны как правило придавались дивизиям на постоянной основе. При этом система была более гибкой, так как в случае необходимости дивизия могла иметь два или даже три противотанковых батальона. За счет соседей естественно.
Батальоны истребителей танков как правило имели на вооружении по 36 бронированных самоходных противотанковых орудий — мощных и с высокой подвижностью. Игроки в WoT хорошо знают типичного представителя таких машин — «Хеллкэт». В целом же ситуация с реальной силой американских пехотных дивизий была такая:
When large scale combat developed in 1944 the following units were normally attached: a mechanised cavalry squadron, one or more field artillery battalions of any appropriate calibre, chemical battalion (manning 4.2in mortars), tank, tank destroyer or antiaircraft units. As a result an infantry divisional commander usually found himself commanding well over 15,000 men. (George Forty, US Army Handbook 1939-45, с.71).
Попробуем перевести: С началом широкомасштабных боевых действий в 1944 году как правило придавались следующие подразделения: механизированный кавалерийский эскадрон , один или несколько артиллерийских батальонов соответствующих калибров, химический батальон (вооруженный 107-мм минометами), танковые, противотанковые или противовоздушные подразделения. В результате командир пехотной дивизии как правило оказывался во главе значительно больше, чем 15 тысяч человек.
Возражения, что если уж считать американскую дивизию со средствами усиления, то давайте и советскую так же подсчитаем априори отметаем как несущественные. Так как на каждую или почти каждую из сформированных американцами 67 пехотных дивизий эти части усиления реально имелись и часто использовались вместе с ними на постоянной или полупостоянной основе. А вот сколько там и каких имелось частей усиления на 500 советских дивизий это надо очень посмотреть.
Будем считать, что на этом мы закончили формирование второй степени приближения к реальной картине мира. Теперь, подобно героям «Футурологического конгресса», давайте наберемся мужества, и примем третью порцию отрезвина. Не бойтесь, последнюю.
Только в затронутой нами области, то есть вооружении и оснащении пехоты список технологий, которыми обладали противники или союзники СССР, но о которых РККА могла только мечтать огромен. Безоткатные орудия, гладкоствольные пушки, активно-реактивные снаряды, автоматы, ручные и станковые противотанковые гранатометы, радиостанции с частотной модуляцией и портативные, винтовочные гранатометы, выпрыгивающие мины, единый пулемет. И этот список далеко не полон. А сможете ли вы назвать технологию, которая была только у СССР? Ну и кто же все таки был «отсталым»? А ведь это область в которой технологический отрыв может себя проявить в минимальной степени. Что уж говорить о авиации, танкостроении, кораблестроении, радиотехнических средствах?
Причем масштабы использования этих новых видов оружия, которых была лишена РККА, были достаточно велики. Ну например начиная с 1944 года каждая немецкая дивизия получила по 600 штурмовых винтовок StG.44. Что уничтожило даже иллюзию зыбкого паритета хотя бы с немцами хотя бы по плотности огня стрелкового оружия.
И если про РПГ, которыми в значительном количестве обладали все воюющие стороны(американская дивизия — 557 штук, английская — 436, немецкая — 108 «Панцершреков» и значительно большее количество «Панцерфаустов»), распространяться особо не приходится — вещь общеизвестная, то, например, использование винтовочных гранатометов для наших людей как то традиционно ассоциируется с более поздними войнами. Между тем как в каждом немецком пехотном отделении был такой винтовочный гранатомет, а в американском аж три! Немецкий гранатомет стрелял 288-граммовой гранатой на 250 метров. В 1943-44 годах среднемесячный расход таких гранат составлял 598,100 штук и еще 342,800 противотанковых.
Ну и какова же в таком случае цена заявлениям, что советская власть обеспечила СССР не только военную, но и экономическую победу над Германией? Реально СССР производил от силы 1/3 от объема производства Германии. Да и из этого производства добрая треть а то и половина обеспечивалась дореволюционными мощностями, а еще треть безвозмездными поставками союзников. В результате такого положения Советский Союз был вынужден делать ставку на огромные массы пехоты, вооруженные плохо даже на фоне своего в свою очередь плохо вооруженного противника.
Кому в таком случае надо сказать спасибо за победу в страшной войне? Советским функционерам, которые кричали о своей эффективности? Ни в коем разе, они полностью провалились. Спасибо надо сказать русской пехоте. Она как всегда не подвела. Возьмите любую операцию РККА и вы увидите гигантское количество батальонов, числом штыков превосходящих противника во много раз. Советский Союз действительно произвел по некоторым позициям внушительное количество вооружения, как правило предельно простого и дешевого, часто устаревшего. Но сравнивая с армией старой России надо иметь в виду, что это вооружение совершенно растворялось в гигантском количестве пехоты. Которая, будучи хуже вооруженной, неизбежно несла тяжелейшие потери, в том числе и в вооружении. В сухом остатке имеем, что советская пехота была вооружена в несколько раз хуже даже немцев. С лидерами и вовсе не приходится сравнивать. Но в массовом сознании закрепился стереотип, что плохо вооружена была именно русская армия периода Великой войны, а РККА периода Второй мировой недостатка в оружии не испытывала. Давайте-ка с этим заблуждением расставаться.

mistervik

Часть 1. Сравнение огневой мощи советского и немецкого стрелкового (пехотного) отделения
Пехотный взвод (Schuetzenzug) был следующим по величине тактическим подразделением после пехотного отделения и входил в состав пехотной роты.
Соответственно перед ним стояли уже более сложные боевые задачи, чем перед пехотным отделением.
Пехотный взвод состоял из 49 человек.
Взводом командовал командир пехотного взвода.
Если это был первый взвод пехотной роты, то командир взвода имел звание лейтенанта или оберлейтенанта (старший лейтенант).
Если это был второй или третий взвод пехотной роты, то командир взвода имел звание фельдфебель Feldwebel или оберфельдфебель (старший фельдфебель) (Oberfeldwebel).
Это унитер-офицерские звания.
Командир взвода был вооружен пистолет-пулемётом МР40 («Шмайссером», а так же восьмизарядным пистолетом Р 08 «Парабеллум» или Р 38 «Вальтер».
В немецком пехотном взводе было отделение управления (Zugtrupp), состоящее из 4 человек.
Командовал этим отделением управления командир отделения в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) (ст. ефрейтор или мл. сержант) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel) (сержант).
Командир отделения управления взвода являлся так же заместителем командира взвода.
Вооружен пистолетом Р 08 «Парабеллум» или Р 38 «Вальтер».
В подчинении командира отделения управления находилось 3 человека.
Все они были посыльными (Melder) в званиях до гефрайтера (Gefreiter) (ефрейтор) включительно.
Вооружены были магазинными винтовками Mauser 98k.
Солдаты из штабного отделения имели ножницы для перекусывания колючей проволоки, ракетницу, сигнальные флажки и малый проблесковый фонарь (Blinkgeraet).
В задачи этого отделения входило обеспечение связи командиром взвода и отделениями взвода (пехотными и минометным), между взводом и другими взводами роты и между командованием роты и взводом.
То есть три направления связи – три посыльных.
Один из посыльных также исполнял обязанности горниста, второй — обязанности светосигнальщика.
Светосигнальщики на уровне взводов и рот осуществляли гелео-связь, то есть передавали сообщения ночью с помощью малого проблескового фонаря (Blinkgeraet), а днем – при помощи сигнальных флажков и даже зеркальца (азбукой Морзе).
В отделение управления кроме того входил санитар (Sanitaetssoldat), в звании Schütze, Oberschütze, Gefreiter вооруженный пистолетом.
Санитар имел при себе медицинскую сумку и дополнительную фляжку с водой на 1,5 л.
В первые годы войны санитар носил на левом рукаве белую повязку с красным крестом и нагрудник.

При отделении управления также состоял конюх в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином.
На пехотный взвод полагалась по штату одна одноосная повозка с ручной тележкой (для перевозки миномета).
Ее тягал еще один «боец» взвода – лошадка.
Иногда взвод имел двухконную легкую обозную повозку Hf. 1 = leichtes Hf .
Уже после начала войны появились четырехконные тяжелые обозные повозки, Hf. 2 = schweres Hf тяжёлая обозная повозка, обшитые железным листом и оснащенные обрезиненными колесами.
Когда дивизия вступала в бой, конные повозки собирались в ротный обоз, обычно возглавляемый гауптфельдфебелем.
Иногда даже и вот так перевозили.
Итого в составе отделения управления взвода: командир отделения, он же зам. ком. взвода, трое посыльных, один санитар и один конюх.
Всего 6 человек.
Боевую основу пехотного взвода составляли 4 пехотных отделения.
О численности, составе и вооружении пехотного отделения подробнее
Общая численность бойцов отделений взвода 10х4 = 40 человек.
Кроме того в состав взвода входило Отделение легкого миномета (leichter Granatwerfertrupp) .
Это отделение усиления пехотных отделений взвода.
В составе минометного отделения 3 человека.
На вооружении один легкий 50-мм. миномет. 5 cm leGrW 36 (легкий 50 мм миномет 1936 года).
Командир расчета в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel) (от мл. сержанта до сержанта) был вооружен магазинной винтовкой Mauser 98k, имел при себе полевой бинокль, планшет, а также нес сошки к миномету и зарядный ящик с десятью минами.
Два минометчика (Granatwerferschutzen) в звании до гефрайтера (Gefreiter) (ефрейтор) включительно.
Вооружены пистолетами.
Первый номер нес опорную плиту миномета. Второй номер нес ствол миномета. В руках оба номера несли по два зарядных ящика с минами. В боевом положении миномет собирали из трех частей.
Итого на боевую позицию минометчиками переносился миномет и 5 ящиков (по 10 шт.) с минами. То есть практически весь боезапас мин пехотного взвода.
Ввиду того, что отделение легкого миномета являлось усилением пехотных отделений взвода, остановимся на характеристике немецкого легкого 50 мм миномета образца 1936 года, состоявшем на вооружении минометного отделения немецкого пехотного взвода.
Итак.
Легкий 50 мм миномет что leGrW 36
Масса миномета в боевом положении – 14 кг.
Переносить миномет мог один человек, взявшись за ручку, расположенную в нижней части ствола. Несмотря на скромные размеры. leGrW 36 довольно много весил, 14 кг.
Таким образом, в условиях боя для обслуживания миномета требовался расчет из двух человек, один из которых переносил оружие с места на место, другой следовал за ним с боезапасом в стальным ящике. На огневой позиции опорная плита ставилась на землю, после чего ствол наклонялся в нужном направлении с помощью ручек грубой и точной наводки. Выстрел производился спусковым механизмом.
(на фото второй слева минометчик переносит миномет на огневую позицию)
Калибр мины – 50 мм
Масса одной мины – 0,91 кг
Масса ящика с комплектом мин из 10 мин – 9,1 кг
Огонь из leGrW 36 велся только осколочно-фугасными минами.
Штатная мина комплектовалась настолько чувствительным взрывателем, что правилами предусматривалось прекращение стрельбы в сильный дождь — он мог вызвать подрыв мины при выстреле.
Скорострельность – 15—25 (боевая) выстрелов в минуту.
С учетом взводного боекомплекта мин (50 шт.) их могло хватить на 2-3 минуты интенсивного боя с дистанции от 520 до 20 м.
Дальность стрельбы:
Минимум – 20 м
Максимум – 520 м
Прицельна дальность – 510-20 м
Прицел – механический.
(Ящик на 10 мин. 2 уже выстрелили, а одна в миномете.)
Обычное боевое построение взвода представляло собой развернутый клин с тремя взводами на первой линии и четвертым взводом в резерве или острый клин с одним взводом впереди и тремя сзади. Командир взвода вместе со штабным отделением занимал место в середине боевых порядков, откуда можно было поддерживать связь со всеми подразделениями. Взвод мог выполнять крупные тактические операции, например, прорывы обороны противника и т.п.
Подведем итог по вооружению.
На вооружении немецкого пехотного взвода было:
1. Пулемет MG-34 – 4 шт. (по одному в каждом из 4-х отделений взвода)
2. Легкий 50 мм миномет – 1 шт. (в отделении легкого миномета взвода)
3. Пистолет-пулемет МР40 – 5 шт. (4 шт в отделениях, в каждом из них по одному автомату + 1 автомат у командира взвода)
4. Винтовка Mauser 98k – 33 шт. (7х4 = 28 в отделениях + 4 в отделении управления + 1 в минометном отделении)
5. Пистолеты Р 08 «Парабеллум» или Р 38 «Вальтер» — 13 шт. (2х4=8 в пехотных отделениях взвода+ 1 шт. у командира взвода+1 шт. у зам.ком.взвода+1 шт. у санитара+2 шт. в минометном отделении)
Боекомплект взвода состоял из 1048 патронов к пистолетам и пистолетам-пулеметам, 4600 патронов к пулеметам, 2040 винтовочных патронов, около 60 ручных гранат и 50 мин к миномету.
Так же имел одну ракетницу.
Стрелковый взвод так же как и в пехотных частях Вермахта был следующим по величине тактическим подразделением после стрелкового отделения и входил в состав стрелковой роты.
Советский стрелковый взвод состоял из 51 человека (немецкий пехотный взвод – 49).
Командовал взводом командир взвода в звании лейтенант..
Вооружение — пистолет ТТ.
Ему помогал в управлении взводом заместитель командира взвода из сержантского состава.
Вооружение — пистолет-пулемёт Дегтярева (ППД).
Был у него один посыльный, вооруженный винтовкой.
В состав взвода входило 4 стрелковых отделении.
О численности, составе и вооружении стрелкового отделения подробно
Общее количество бойцов отделений (11х4) = 44 человека.
В составе взвода было отделение легкого 50 мм миномета, состоящее из 4-х бойцов.
Командир отделения в звании сержант.
Вооружение: пистолет (ТТ)
Наводчик (рядовой) винтовка – 1 чел.
Помощник наводчика (рядовой) винтовка – 1 чел.
Подвозочный (рядовой) винтовка – 1 чел.
В минометном отделении для перевозки миномета и боеприпасов к нему имелась минометная повозка МП-38.
В качестве тягловой силы могла быть лошадь.
Итого:
Взводным усилением стрелковых отделений являлось минометное отделение.
На вооружении минометного отделения был легкий ротный 50 мм миномет образца 1940 года.
Основные тактико-технические характеристики миномета:
Весовые:
1) Вес миномета с вьючными приспособлениями для переноски — около 11,5 кг (чуть легче немецкого легкого 50 мм миномета.
(Переноска миномета)
2) Калибр мины 50 мм (такой же)
3) Вес осколочной мины, окончательно снаряженной — около 0,90 кг. (такой же)
4) Скорострельность (без исправления наводки) около 30 выстрелов в минуту. (у немецкого 15-25)
5) Дальность стрельбы:
Минимум – 60 м (у немецкого 20 м)
Максимум 800 м (у немецкого 520)
Прицельна дальность – 800-60 м (у немецкого 510-20)
Прицел – механический (то же самое).
В одном ящике (лотке) для переноске мин – 7 минометных мин.
Вес одного лотка с минами – 22 кг.
Помощник наводчика носил два лотка (14 мин).
Было ли преимущество у ротного 50 мм миномета перед немецким?
Трудно сказать. С одной стороны он мог открывать огонь уже с дистанции 800 м, тогда как немецкий миномет мог начинать обстрел с дистанции не далее 520 м.
С другой стороны немецкий миномет мог вести огонь с 20 м от цели, а ротный 50 мм миномет с дистанции не ближе 60 м. А образца 1938 года так и вовсе не ближе 200 м.
Для ближнего боя был лучше немецкий миномет, для дальнего – советский.
Подведем итог по вооружению.
На вооружении советского стрелкового взвода было:
1. Пулемет ПД Дегтярева – 4 шт. (по одному в каждом из 4-х отделений взвода)
2. Легкий 50 мм миномет – 1 шт. (в отделении легкого миномета взвода)
3. Пистолет-пулемет ППД – 9 шт. (8 шт в отделениях, в каждом из них по 2 автомату + 1 автомат у зам. командира взвода)
4. Винтовка СВТ-38, СВТ- 40 – 36 шт. (8х4 = 32 в отделениях + 1 у посыльного + 3 в минометном отделении)
5. Пистолеты ТТ — 6 шт. (4 в стрелковых отделениях взвода+ 1 шт. у командира взвода+1 шт. у командира минометного отделения)
Итого:
9 автоматов в советском пехотном взводе против 5 немецком.
36 самозарядных (автоматических) винтовок в советском стрелковом взводе против 33 обычных в немецком.
И только по пистолетам соотношение в пользу немецкого взвода 13 против 6.
В немецком пехотном взводе было 3 посыльных. В советском — 1 посыльный.
В немецком был отдельная единица — санитар взвода.
В советском такой самостоятельной единицы не было.
В составе минометного отделения советского стрелкового взвода было 4 бойца, а в составе немецкого — 3.
Таким образом усиление стрелковых (пехотных) отделений немецкого и советского взвода было практически одинаковым.
Отделения были усилены одним легким 50 мм минометом.
Учитывая сравнение огневой мощи стрелкового и пехотного отделения, а так же практически равнозначное их усиление на взводном уровне, можно сказать, что советский стрелковый взвод так же как и стрелковое отделение, не уступало, а по отдельным показателям значительно превосходил немецкий пехотный взвод.
Погибший советский минометный расчет 50 мм ротного миномета. В лотке похоже всего 2 мины.
Видимо засекли и «накрыли» расчет полностью.

Вермахт
Стрелковая рота c
(Schuetzenkompanie c  )
Штат № 131с от 1.2.1941 г.
(K.St.N.131c (1.2.1941))

Вместо предисловия. В советские времена в качестве объяснения причин крупнейших неудач Красной Армии летом 1941 года, наряду с тезисом о внезапности нападения, было в широком ходу утверждение о поголовной моторизации Вермахта и невероятной насыщенности немецкой пехоты автоматическим оружием. Прежде всего — автоматами (более верное название пистолет-пулеметы). К сожалению эти утверждения страна первоначально услышала из уст тех, кто абсолютно точно знал, что это совершенно не так. Конкретно — из уст высшего командования Красной Армии.

От автора. В общем то автомат той поры более правильно называли пистолет-пулеметом. Автомат обеспечивал уверенное поражение цели на дальностях до 100 метров, в то время как винтовка до 500-600 метров и дальше. Атаку нужно встречать прицельным огнем, и чем раньше, тем лучше. А наступающим необходимо выбивать вражеских стрелков и его пулеметы на как можно больших дистанциях, пока они не успели перебить акакующих. И совершенно верным было распространенное в военных кругах всех стран мнение о том, что автомат (пистолет-пулемет) это оружие скорее полицейское, а в армии пригодное лишь для ближнего боя, что случается довольно редко. Ниже читатель увидит, что это мнение бытовало в командовании Вермахта даже в большей степени, нежели в РККА.

Позднее тезис о немецком моторно-автоматном превосходстве прочно закрепился в советской исторической науке, и что хуже всего, это неоднократно подтверждали в своих мемуарах наши прославленные маршалы и генералы. То ли у них не хватало мужества объяснить истинные причины тяжких поражений и признать, что в 1941-42 годах германские генералы переигрывали их, то ли т.н. «литобработчики» из ведомства Суслова (секретарь ЦК КПСС по идеологии), которые фактически и писали эти самые мемуары, слегка разбавляя свои опусы действительными воспоминаниями советских военачальников, неукоснительно следовали утвержденным свыше установкам.

От автора. Один только маршал Р.Я.Малиновский смог предвидеть, что в далеком будущем получится из таких «мемуаров» и какие мины закладываются под фундамент нашей военно-исторической науки. Он категорически и наотрез отказался ставить свою подпись под творчеством литобработчиков. Не стал и сам писать мемуары, хотя доказал свои литературные таланты, написав, обладавший несомненными литературными достоинствами автобиографический роман о русских солдатах в годы Первой Мировой войны.

Увы, но что написано пером, не вырубить топором. Суслов и его ведомство приспособлением важных исторических свидетельств к нуждам агитпропа сослужили очень плохую службу нашей исторической науке, дали основание даже добросовестным иностранным историкам сомневаться в нашей трактовке истории Второй Мировой войны, безоговорочно отодвигать в сторону все, что было изложено от имени маршалов Победы. А где нет правдивого изложения событий той войны с нашей стороны, нашего истинного и тщательного анализа событий, там занимают место писания битых гитлеровских генералов. Они не более правдивы, поскольку не может быть правдив тот, кому приходится оправдываться за бездарно проигранную войну, но люди, справедливо отвергая идеологические измышления сусловского ведомства, неизбежно начинают принимать за чистую монету измышления западной пропаганды.

Проще говоря, скрывание правды (какой бы горькой она не была) одной стороной, широко распахивает ворота для лжи со стороны врага.

Остается только радоваться тому, что самый известный извратитель истории войны В.Резун не читал этих мемуаров, иначе он мог бы в своих измышлениях опираться не на сомнительные высказывания еще более сомнительных мелких личностей, притягивать за уши весьма спорные доказательства, а ссылаться на слова наших великих полководцев.

Ну что ж, приходится к моему глубокому прискорбию документально опровергать утверждения людей мне чрезвычайно симпатичных и очень мной уважаемых. Наших воистину и без всяких кавычек великих полководцев. Но, как говорится «Сократ мне друг, но истина дороже». Иначе никаким образом невозможно вырвать почву из под ног идейных врагов России, рядящихся в белые одежды правдолюбцев, правозащитников и демократов, а на деле отравляющих умы и души моих сограждан.

Из нижеизлагаемых сугубо служебных документов читатель легко сделает собственный вывод — германская пехота передвигалась пешком и стреляла исключительно из винтовок. Немецкая стрелковая рота не была никоим образом сильнее советской стрелковой роты, чего, впрочем нельзя сказать о соотношении сил немецкой и советской дивизий. Там сотношение в силах совсем иное — одна германская дивизия равна 2-3 советским.

Обычно историки в своих трудах не опускаются ниже уровня дивизий и дают перечисление оружия в укрупненных сводных цифрах всего лишь нескольких основных образцов вооружения. А ведь история войны начинается с рядового пехотинца, взвода, роты. Часто говорят «За отдельными деревьями, он не видит леса». Но и лес нельзя рассматривать как монолитную огромную темную массу. Состоит то он из отдельных деревьев, и не изучив деревья по отдельности, невозможно понять сути всего леса. Так и с дивизиями, полками, ротами.

Рассматривая самым подробным образом один из штатов стрелковой роты Вермахта, я надеюсь дать читателю возможность узнать и понять, что собой представляло основное подразделение германской пехоты.

Я не оговорился, называя эту роту стрелковой. Именно стрелковая. Так она именуется в штате — Schuetzenkompanie. Schuetze- стрелок, Kompanie- рота. Хочу сразу возразить тем, кто полагает, что слово Schuetzenkompanie общепринято переводить как «пехотная рота». Нет. В немецкой военной терминологии существуют слова Infanteriedivision (пехотная дивизия), Infanterieregiment (пехотный полк), Infanteriebataillon (пехотный батальон), но рота именуется не Infanteriekompanie, а именно Schuetzenkompanie. Следовательно перевод как «пехотная рота» неправомерен.

Оно, конечно удобнее в текстах, говоря о нашей армии, писать — стрелковая, говоря о немецкой — пехотная. Не нужно тогда всякий раз уточнять о чьей роте идет речь. Но удобнее это далеко не всегда значит правильно.

Замечу для знатоков, если вы найдете некоторые расхождения с имеющимися у вас данными, не удивляйтесь. Штаты подразделений и частей очень часто менялись, и одновременно могло существовать несколько штатов одного и того же типа подразделений. И уж тем более невозможно все привести к одному знаменателю, если пользоваться в качестве источника не официальным штатом (Kriegsstarkenachweisung), указывающим на номер штата и дату, а иными документами. Даже если перед вами тоже официальная штатно-должностная книга конкретного подразделения. Я не говорю о том, что вашему документу нельзя доверять и он ошибочный. Одно дело штат, т.е. документ, предписывающий численость и структуру подразделений данного рода войск, и несколько иное состав конкретного подразделения. составленный на основе штата, но в который внесены изменения, предписанные наличием или отсутствием вооружения, транспортных средств, личного состава и т.п.

Например, согласно штата в описываемой роте возможны два варианта тылового вещевого подразделения (Gepaecktross). Одно из них имеет две конные повозки, а другое вместо повозок один грузовик. Отсюда общая численность личного состава роты меняется на одного человека, а оснащение разнится на количество лошадей и повозок. Следовательно мы можем встретиться с двумя стрелковыми ротами одного штата, но разнящимися по численности и оснащению.

Также в конце штата стрелковой роты, на который я опираюсь, имеются примечания. Одно из них указывет, что ручными пулеметами, автоматами и минометами рота оснащается только по возможности. Естественно, что если в роте нет минометов, то из ее структуры выпадает и минометное подразделение. Следовательно, мы можем встретить уже не два, а четыре варианта роты одного и того же штата. Во взводах может не быть конных и ручных тележек, т.к. и они выделяются лишь при их наличии. Отсюда меняется количество лошадей в роте. Тут уж количество вариантов просто невозможно подсчитать.

Конец предисловия.

Рассматривать штат стрелковой роты штата № 131с начнем снизу. Наименьшим подразделением является отделение.

Стрелковое отделение (Scuetzengruppe). В нем 10 человек.
Командир отделения в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel). Вооружен автоматом (пистолет-пулеметом).
Семь стрелков (Shuetze). Звания могут быть стрелок (Shuetze), старший стрелок (Obershuetze), гефрайтер (Gefreiter). Вооружены винтовками.
Два пулеметчика (M.G.Shuetze).Звания могут быть пулеметчик ( M.G.Shuetze), старший пулеметчик ( M.G.Obershuetze), гефрайтер (Gefreiter). Вооружены оба пистолетами. Они обслуживают ручной пулемет. Табельным пулеметом считался M.G. 34, но широко использовались пулеметы других марок, включая трофейные.

Итого в отделении 2 пистолета, 1 автомат, 7 карабинов и 1 ручной пулемет. Никаких транспортных средств не имеется.

От автора. Вообще то в штате написано — карабин (Karabiner 98k). Штатным стрелковым оружием германской пехоты был укороченный вариант винтовки типа 98 (Gewehr 98) под названием Karabiner 98k (K.98k). Но у нас общепринято называть это винтовкой. Думаю, что не слишком погрешу против истины, если ниже буду употреблять слово винтовка.

Вообще, германская пехота вооружалась стрелковым оружием очень разнообразно. В ход шли все приемлемые по боевым качествам пистолеты, винтовки, автоматы, пулеметы, минометы, орудия, которые оказались в руках Вермахта. Самое широкое использование получили трофейные чешские, французские, польские, английские и советские образцы. Единственным требованием было то, что конкретным образцом стрелкового оружия должно быть вооружено подразделение уровня не ниже батальона. С одной стороны это снижало нагрузку на германскую оружейную промышленность, но с другой крайне затрудняло обеспечение боеприпасами, запчастями, ремонт и замену вышедших из строя. Немецкие мемуаристы нередко сетуют на то, что Красная Армия была оснащена небольшим количеством образцов вооружения, что давало ей значительные преимущества в деле снабжения боеприпасами, ремонте.

Так что наши многочисленные фильмы о той войне в этом плане сильно грешат против истины, показывая наших бойцов едва ли не наполовину вооруженных немецкими автоматами, а уж партизан и вовсе всех. Скорее наоборот, в действительности можно было чаще увидеть немецких пехотинцев с советскими автоматами ППШ, винтовками, пулеметами, чем наоборот. Это, увы, Красная Армия оставила на западной границе в брошенных складах тысячи и тысячи винтовок и миллионы патронов, а не наоборот. Так что у служб снабжения Вермахта была возможность питать свои полки нашими патронами, что она и делала.

А где красноармеец найдет патроны к подобранному на поле боя автомату? Того, что убитый немец имел при себе, хватит в лучшем случае на один короткий бой, после чего автомат становится тяжелой и совершенно бесполезной вещью. Батальонный пункт боепитания немецкими патронами не снабжает, магазины с патронами по всем закоулкам валяются лишь в компьютерных играх. Да если и повезло однажды найти ящик с патронами, то пеший солдат, и так обремененный своей поклажей, едва ли сможет таскать его с собой повсюду.

Я не беру в расчет тех наших военнослужащих, которые по роду своей службы вообще никогда не стреляли, либо могли стрелять от случая к случаю (повара, вещевики, связисты, шофера, конюхи, медики, ветеринары, штабные, авторегулировщики, ремонтники, строители, железнодорожники, тыловые караульные и т.п.). Помните у Симонова в стихах стрельбу по поводу Победы: «Впервые за четыре года палил из Вальтера начпрод». Так в фильмах их то как раз и показывают либо с нашим оружием, либо вообще не показывают. А вот советский разведчик, пехотинец непременно с немецким MP40.

Стрелковый взвод (Scuetzenzug). В нем 49 человек. Из них 1 офицер, 6 унтер-офицеров и 42 солдата. Из транспортных средств имеется 1 конная одноосная повозка с лошадью и 1 ручная тележка, которую можно прицеплять к конной повозке. Всего во взводе вооружения — 12 пистолетов, 5 автоматов, 33 карабина, 4 ручных пулемета и 1 легкий 50-мм. миномет.

Примечание: Цифры на схеме означают количество личного состава в подразделении. Первая цифра- офицеров, воторая цифра — унтер-офицеров, третья цифра- солдат. После знака равенства общая численность подразделения.

Основу взвода составляют 4 стрелковых отделения. Кроме них во взводе имеются:

*Командир взвода в звании лойтнант — оберлойтнант. Вооружен пистолетом и автоматом.
*Конюх для конной повозки в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином.

От автора. Должен заметить, что единого звания для рядовых солдат, как скажем, в Красной Армии — красноармеец, в Вермахте не существовало. Все рядовые солдаты именовались по своей должности.

*Отделение управления (Zugtrupp).
В нем 4 человека.
Командир отделения, он же заместитель командира взвода в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel). Вооружен пистолетом.
Три посыльных (Melder) в званиях до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Один из них также исполняет обязанности горниста, второй обязанности светосигнальщика.

От автора. В Вермахте на уровне взводов и рот, наряду с радиосвязью и телефонной сохранялся стародавний способ связи — гелиосвязь, когда сообщения передавались азбукой Морзе днем с помощью зеркальца, а ночью фонариком. Довольно примитивно, но во многих случаях весьма эффективно.

*Отделение легкого миномета (leichter Granatwerfertrupp)
В нем 3 человека. На воружении один легкий 50-мм. миномет.
Командир расчета в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel). Вооружен карабином.
Два минометчика (Granatwerferschutzen) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены пистолетами.

От автора. Вот вам и поголовная вооруженность немецкой пехоты автоматическим оружием и моторизация. На 49 человек всего пять автоматов. Остальные вооружены пистолетами и карабинами. О каких либо бронетранспортерах, автомобилях или хотя бы мотоциклах и речи нет. Даже командир взвода тащится пешком. Легкая повозка с одной лошадью это для патронов и минометных мин.

Для сравнения дадим штат советского стрелкового взвода из стрелковой дивизии штата №04/401 от 1.4. 1941 года, т.е. этого же времени.
В нем 1 офицер (средний командир, говоря языком того времени), 6 сержантов( младших командиров, говоря языком того времани) и 44 красноармейца. Всего 51 человек. Т.е. по численности примерно одинаково (у немцев на 3 человека меньше). А вот с вооружением положение совсем иное. Ручных пулеметов столько же -4, миномет тоже 1. А вот винтовок всего 3 штуки против 33 у немцев, и пистолетов 6 против 12 у немцев. Зато 9 автоматов против 5 немецких и 32 самозарядные винтовки против голого нуля у немцев.

Получается, что огневая мощь советского стрелкового взвода солидно больше, чем немецкого за счет большего количества автоматов и самозарядных винтовок, скорострельность которых куда выше, чем у обычных. Причем, автоматы даны не командирам, как у немцев, а солдатам автоматчикам (т.е. коэфициент боевого использования автоматов выше). Подвижность советского и немецкого взводов одинаковая — пешком.

И если бы Красная Армия имела возможность встретить войну в том же состоянии, что и Вермахт (отмобилизованная, полностью по табелям оснащенная оружием, лошадьми, автомобилями, имеющая двухлетний боевой опыт и заблаговременно выведенная в поле), то никаких шансов на победу у немцев бы не было. Но такой возможности обстановка нам не дала. Обстановка, а не «бездарность советских полководцев».

Стрелковых взводов в немецкой стрелковой роте три.

Кроме стрелковых взводов рота имеет вспомогательные подразделения:

Отделение обеспечения (Gefechtstross) .

От автора. Дословный перевод слова Gefechtstross -«Боевое тыловое подразделение», что звучит несколько нелепо. В нашей военной терминологии боевое подразделение, это которое ведет бой, а тыловое, это которое занимается вопросами снабжения. Немцы понимали все это несколько иначе. Исходя из этого понимания можно назвать это подразделение как «Отделение обеспечения боевых действий».Я позволил себе несколько сократить название.

Это отделение занималось приготовлением пищи, медицинским обслуживанием, перевозкой имущества роты, ремонтом стрелкового оружия и служебным делопроизводством.

В отделении 17 человек. Из них 3 унтер-офицера и 14 солдат.
В этом отделении числился старшина роты, или как эта должность называлась у немцев — гауптфельдвебель (Hauptfeldwebel) в звании штабсфельдвебель (Stabsfeldwebel) или оберфельдвебель (Oberfeldwebel). Однако, он не командовал этим отделением. Он руководил всеми вопросами обеспечения и был начальником для всех тыловых подразделений роты. Вооружался пистолетом. Для передвижения он обеспечивался велосипедом.
Командир отделения обеспечения (Fuehrer des Gefechtstrosses) в звании от обергефрайтера (Obergefreiter) до унтерфельдвебеля (Unterfeldwebel). Вооружен карабином. Также для передвижения он обеспечен велосипедом.
Писарь (Schreiber) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином. Также для передвижения он обеспечен велосипедом.
Два кучера ( Fahrer vom Bock) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Они управляют повозками для ротного имущества, в каждую из которых впряжено по две лошади.
Унтер-офицер медицинской службы (Sanitatsunteroffizier) в звании от санитётсобергефрайтер (Sanitaterobergefreiter) до санитётсунтерфельдвебель (Sanitaterunterfeldwebel). Вооружен пистолетом. Также для передвижения он обеспечен велосипедом.
Четыре носильщика раненых (Krankentraeger) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены пистолетами.
Помощник оружейного мастера (Waffenmeistergehilfe) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен пистолетом. Собственно, это специалист по ремонту стрелкового оружия, но поскольку специалисты службы артвооружения имеют свою систему должностей, то на уровне роты такой специалист именуется не мастером, а лишь помощником мастера.
Два повара (Koeche) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Один из них исполняет также обязанности повозочного при конной полевой кухне.
Двое верховых ездовых (Fahrer vom Sattel) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Они управляют двумя лошадьми, сидя на них верхом. Эти лошади приписаны к полевой кухне и предназначены для доставки пищи в стрелковые взвода
Двое стрелков (Shuetze) в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Одновременно они ездовые для двух лошадей, запряженных в полевую кухню.
Таким образом, для полевой кухни имеется четыре лошади

В отделении имеется три конных повозки (одна из них полевая кухня), четыре велосипеда, восемь лошадей. Вооружение — 7 пистолетов и 10 карабинов.

Отделение подвоза продовольствия (Verpflegungstross) .

В отделении всего две, командир, он же специалист снабжения и кучер. Оба званиях до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. В отделении пароконная повозка, в которую запряжены две лошади.

От автора. Несколько странно выделять двух солдат в отдельное подразделение. Проще бы было их включить в состав отделения обеспечения.

Тыловое конное вещевое отделение (Gepaecktross (besp)) .

Основная задача этого отделения ремонт обмундирования и обуви и обеспечения этими вещами боевых подразделений.

В отделении всего 5 человек. Из них 1 унтер-офицер и 4 солдата.
Командир отделения, он же счетовод в званни от рехнунгсфюрер до унетофицира. Вооружен карабином. Передвигается на велосипеде.
Портной в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином.
Сапожник в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином.
2 кучеров в званиях до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Они управляют 2 парконными повозками для имущества. В повозки запряжены по две лошади.

Для управления ротой имеется группа управления.

Группа управления (Gruppe Fuehrer).

В нее входят:
*Командир роты (Kompaniefuhrer) в звании гауптманн. Он вооружен автоматом и пистолетом. Передвигается на верховой лошади.

*Отделение управления роты (Kompanietrupp)
В отделении 12. человек. Из них 3 унтер-офицера и 9 солдат.
Командир отделения управления в звании от обергейфрайтера до унтерфельдвебеля. Вооружен карабином.
Начальник транспорта роты в звании от обергейфрайтера до унтерфельдвебеля. Вооружен карабином. Для передвижения оснащен велосипедом.
Вещевой унтер-офицер в звании от обергейфрайтера до унтерфельдвебеля. Вооружен карабином.
Четыре посыльных в званиии до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Один из них одновременно я вляется горнистом, другой светосигнальщиком. Вооружены карабинами.
Два велосипедиста в звании от до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами. Передвигаются на велосипедах.
Два кучера в в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Они управляют тяжелой конной повозкой в которую запрягаются четыре лошади. Вооружены карабинами.
Конюх для офицерской лошади в звании до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружен карабином. Для передвижения оснащен велосипедом.

*Противотанковое отделение (Panzerabwehrbuchsentrupp)
В отделении 7 человек. Из них 1 унтер-офицер и 6 солдат. Групповым оружием отделения являются три противотанковых ружья.
Командир отделения в звании от обергейфрайтера до унтерфельдвебеля. Вооружен карабином.
Три стрелка из противотанковых ружей в званиях до гефрайтера (Gefreiter) включительно.Вооружены пистолетами.
Три помощника стрелков в званиях до гефрайтера (Gefreiter) включительно. Вооружены карабинами.

Сводная таблица личного состава, транспортных средств и вооружения роты:

Структурная схема роты

Ну а что же советская стрелковая рота? По штату в ней 6 офицеров, 22 сержанта и 150 солдат. Всего 178 человек. Т.е. на 13 человек меньше. Оружие: пистолетов-24, автоматов 27, винтовок -27, самозарядных винтовок-96, ручных пулеметов-12, станковых пулеметов-2, 50мм. минометов-3, пароконных повозок -2. (Примечание автора. Данные по советскойцстрелковой роте я взял из сайта «РККА». Надеюсь, что авторы сайта столь же щепетильны в источниках, что и я).

Получается, что по численности советская рота поменьше, но ее огневая мощь несколько выше. Хотя виновок в общем на 9 меньше, чем в немецкой роте, но 96 из них самозарядные. Пистолетов, практически вдвое меньше, но ведь на поле боя пистолет сколько-нибудь заметной роли не играет. А вот автоматов почти вдвое больше. По ручным пулеметам и минометам равенство, но немецкая рота не имеет ни одного станкового пулемета, тогда как в советской их 2. А это уже существенно. Вот и выходит, что в советской стрелковой роте автоматического оружия больше. Суммарно на 13 единиц. Кстати, одна из винтовок в роте снайперская. Роте положен один снайпер, чего мы не видим в немецкой. Конюх для лошади господина гауптмана есть, а вот снайпера увы…

За счет чего же при меньшей численности советская рота сильнее? А тем, что в ней практически нет вспомогательных тыловых подразделений с их конными повозками, лошадьми, поварами, кучерами и т.п. Весь тыл в ней представлен старшиной роты, двумя повозками и санитарным отделением. Это и хорошо, и плохо. Хорошо тем, что с роты сняты все хозяйственные заботы и нет личного состава без толку шатающегося в тылу, когда рота ведет бой. А плохо тем, что больше риск, что солдаты окажутся голодными, бо в роте могут не знать где там в тылу находится кухня и не знают куда послать за едой. Некому отремонтировать солдатские сапоги, починить обмундирование. Да и все грузы на марше ложатся на солдатские плечи.

Опять таки, если рота понесла потери, то немецкий командир может почистить свои тылы и, поставив в боевой строй тыловиков, пополнить взвода почти 40 человеками. У нашего командира таких «внутренних резервов» нет.

Любопытно, немецкие мемуаристы все время плачутся о «неистощимых советских резервах», но на уровне роты все оказывается наоборот — у нас людей в обрез, а у немцев множество народу болтается в тылу. Забегая вперед, скажу, что вообще Вермахт вплоть до конца войны страдал неимоверно раздутыми тыловыми подразделениями. И это при том, что сама организация тылового обеспечения была поставлена из рук вон плохо.

Ни у нас, ни у немцев на уровне рот никакой техникой и не пахнет.

И все же не спешите ставить знак равненства или полагать, что наша рота сильнее немецкой. Нужно принять во внимание то, что в статье я использовал штатные данные, а не действительные. В немецкой роте к моменту начала войны все соответствовало штату. У нас, к сожалению, действительность оказалась куда хуже. Красной Армии пришлось отмобилизовываться уже под немецкими бомбами. И это неизбежно. Нападающий отмобилизовывается и готовится к боям по своему плану, выбирая лучший момент, а вот обороняющийся вынужден приспосабливаться к действиям нападающего. Естественно, что он всегда остает хотя бы на шаг. Он же не знает, когда нападет противник, а держать войска в непрерывном напряжении в ожидании удара, выведя их поле, посадив пехоту в окопы, держа летчиков в кабинах, а танкистов в танках невозможно. Когда враг нападет? 14 мая?, 30 мая?, 1 июня?, 10 июня?

Впрочем, я дал фактологический материал, а каждый читатель вправе сам делать свои собственные выводы. Я не навязываю своего мнения, а предлагаю каждому составить собственное.

Надеюсь, что в дальнейшем мы сможем сравнить батальоны, полки, а там, Бог даст, и до дивизий доберемся.

P.S. Огромная благодарность друзьям из Германии, и прежде всего Юрию Мартыненко, за то, что они снабдили меня уникальными документами, отыскать которые в России невозможно в принципе.

Источники и литература


О противостоянии советских и немецких конструкторов оружия в годы Второй мировой. Об этом и многом другом — в фильме из нового документального цикла телеканала «Звезда» «Битва оружейников».
1 серия — Пистолеты пулеметы
Пистолеты-пулеметы MП-38 и MP-40 — против ППШ. Русский самородок Шпагин — против именитых конструкторов Шмайсера и Фольмера. Почему оружие, которое разработал Фольмер, называют «шмайсер», а ППШ — «папаша»? Как так получилось, что Гитлер трижды запрещал новый автомат Шмайсера, а потом сам придумал ему название «штурмовая винтовка — Stg-44»?

2 серия — Дивизионные пушки
Немецкие пушки семейства Pak — против советских пушек Василия Грабина. Европейские гиганты «Рейнметалл» и «Крупп» — против завода имени Сталина. За что пушка Ф-22 Василия Грабина понравилась немцам, а русские назвали ее «гадюкой»? Почему ЗИС-2 опередила время, а ЗИС-3 поступала на фронт без санкций Кремля? Охотники на танки — дивизионные пушки Второй мировой войны.

3 серия — Средние танки
Немецкие «Панцеркампфвагены» и «Пантеры» — против Т-34 и его легендарных конструкторов. Молодая советская промышленность в битве с опытными европейскими гигантами. Легендарный Т-34! Почему заместитель наркома обороны маршал Кулик неожиданно остановил производство танков Т-34, а для противника они стали настоящим «сюрпризом»?
4 серия: Тяжелые танки

5 серия: Реактивные системы
Вернер фон Браун по приказу Гитлера собирался атаковать Нью-Йорк, но ему помешали советские ракетные системы залпового огня БМ-13 — «Катюша». Именно ракеты в конце войны имели особое значение. Считается, что нацистская Германия продвинулась в ракетостроении далеко вперед, но так ли это на самом деле? Кто из немецких ракетчиков не угодил Гитлеру, а кто из советских — Сталину? Кого следует считать конструктором легендарной «Катюши»? На самом ли деле ее ракеты лучше немецких? А если нет, то почему тогда немцы не смогли сделать ничего лучше?
6 серия: Бронированные поезда
К началу войны в Красной Армии было 53 бронепоезда. А у Германии – ни одного. Их все пустили на металлолом по условиям Версальского мира. В Вермахте не рассчитывали, что им придется обороняться на европейской территории, буквально испещренной железными дорогами. Все изменилось, когда основным фронтом стал Восточный. Германия срочно разрабатывает свой проект бронепоезда. Условно «свой», ведь основные идеи попросту скопированы с советских моделей. Удалось ли Красной армии сохранить и развить преимущество в производстве и использовании бронепоездов? Почему проект БП-43 называли «танком на железнодорожных рельсах»? Чем завершилась дуэль советского «Ильи Муромца» и немецкого «Адольфа Гитлера»?
7 серия: Гаубицы
К началу Второй мировой войны немецкая армия уже была обеспечена гаубицами калибра 10,5 см. Германия разработала это оружие, нарушив запрет Версальского договора. В России не было ни конструкторов, ни производственных мощностей для создания гаубиц крупного калибра. До 1937 года. Зато потом были разработаны сразу два варианта отечественной гаубицы – конструкторами Петровым и Грабиным. Какой образец гаубицы был выбран для армии и почему? Как проявило себя новое оружие на поле боя? Чья гаубица — немецкая калибром 10,5 см или советская 122 мм — оказалась эффективнее?

8 серия: Пулеметы
Накануне войны в Советском Союзе не удалось создать пулемёт, конкурентный с немецким MГ-34. В первых сражениях Вермахт получил заметное огневое преимущество. Почему это произошло? Почему Красная Армия вступила в войну с тяжеловесным «Максимом»? По какой причине удачный ручной пулемёт Дегтярёва не был использован в качестве основы для разработки единого пулемёта, включая станковый? И как дальше развивалось соперничество конструкторских школ и военных заводов? Каково приходилось советским солдатам, вооружённым «Дегтярёвыми», «Максимами» и трофейными «МГ»?
9 серия: Противотанковые ружья
В первые месяцы Великой Отечественной войны РККА лишилась большей части артиллерии и танков. Бороться с бронетехникой врага красноармейцам практически нечем. Очень пригодились бы противотанковые ружья, но в Красной Армии их попросту нет. А в это время тысячи единиц бронетехники Вермахта, собранной со всей оккупированной Европы, уже рвутся к Москве. Что предпримут советские военачальники, чтобы дать фронту средство борьбы с немецкими танками?

Один ветеран обозвал «бешеный темп стрельбы MG-42 истеричным визгом». «Я помню мою первую реакцию — изумле­ние сокрушительной силой огня этого оружия. Боевое применение пулемета MG-34 MG-42. До этого мне каза­лось, что немецкий солдат редко применяет свое оружие. Он все подносил новые светлые коробки с пулеметными патронами, по­этому, казалось, они никогда не кончатся».

Все о о технических нюансах и причинах на переход к производству MG-42 в статье .

Боевое применение пулемета MG-34 MG-42 дивизия СС бои за Мериуполь

На фото: немецкие солдаты, у крайнего левого солдаты торчит Dreibein 34 или штатив, был разработан для использования MG34 в качестве зенитной установки. Есть споры по поводу фото, довоенное или периода войны (имеется ввиду Великая Отечественная). Как видно солдаты одеты в суконные брюки (Drillich), упразднены в 40 году, хотя встречаются на фотографиях и военной поры, как писал тут «Немецкая военная форма второй мировой войны» переход на форму происходил не единовременно, а растягивался на годы. Но есть еще две детали: на касках с обоих сторон знаки, а триколор был упразднен так же в 40 году, и темные воротники относятся к образцу униформы М36, так что скорее всего фото довоенное, уж очень много на фото не по уставу.

Довоенное фото немецких солдат, обратите внимание на крайнего левого солдата, из за спины торчит штатив для ведения огня по воздушным целям.

Это статья, попытка взглянуть на прошедшее. И роли пулемета в недавней войне. MG34 в роли зенитного пулемета на грузовике Крупп.

Стрельба по воздушным целям с использованием штатива, обратите внимание стрелок в очках, в полном соответствии с наставление по применению

Еще одно фото с использованием штатива, очки имеются, но не надеты. При стрельбе полет гильзы не предсказуем. Мое мнение по очкам можно отличить, на фото позируют солдаты или ведут бой. О сохранности личного имущества, говорит тот факт, когда немецкая армия превратилась из наступающей в отступающую, отсутствия карандаша в командирском планшете, было достаточно для попадания в штрафбат. Статья готовится, а здесь про наш штрафбат.

Еще фото пулеметный расчет ведет огонь с штатива

В немецкой армии пехотное отделение состояло из 10 солдат; из командира отделения, как правило вооружен карабином Маузер 98k, иногда МП-40.

Расчет пулемета Сталинград

Плюс шесть стрелков, вместе с заместителем, то же с карабинами Маузер. Прямо скажем пока огневая мощь не впечатляющая.

И как только ввели пулемет МГ -34 или МГ42 с расчетом, плотность огня возросла неимоверно.

Немецкий пулеметный расчет, у одного трофейная винтовка

Собственно вся оборона и тактика нападения, строилось на пулеметном расчете.

Пулеметный расчет ручного пулемета состоял из трех человек, весил около 12 кг.

Ручной пулемет MG-42 в облегченном виде, без тре­ноги, устанавливался на две сошки, постоянно прикрепленных к оружию.

Немецкие солдаты пулеметный расчет, ствол в целях маскировки обернут белой материей

Длина сошек могла регулироваться по отдельности, поэтому пулемет можно без проблем использовать на неровных поверхностях.

  1. Первый номер стрелок (Schuetze), в дополнение к пулемету имел пистолет, либо Вальтер Р 38, либо Парабеллум Р 08.
  2. Второй номер, запасной ствол (в пулеметном расчете всегда было не менее одного запасного ствола), коробки с патронами, плюс личное оружие пистолет.
  3. Третий номер коробка с патронами и карабин.

Различные варианты футляров для переноски сменных стволов к единому пулемету МГ34 42 Германия

Пулемет смонтированный на специальную треногу (станок), именовался станковый и обслуживался расчетом из пяти человек.

Пригород Сталинграда немецкий пулемет на станке 34

Вес пулемета вместе с станком 32 кг.

Расчёт станкового пулемёта MG.34 (MG.42) состоял из 5 чел.

  1. командир расчёта
  2. стрелок
  3. переносчик пулемётного станка
  4. два подносчика боеприпасов

Командир, первый и второй номер расчёта — в качестве личного оружия имели пистолеты
третий и четвёртый номера — карабин Mauser 98k.

Пулемет МG-З4 монтировался на «Лафет-З4», комплектовался оптическим прицелом, с трехкратным увеличением, дальность прицельной стрельбы возрастала до двух, двух с половиной километров.

Немцы зимой пулемет мг34 42 год пулемет МG-З4 на «Лафет-З4», с оптическим прицелом

Две подушечки на фото, на передних ножках треноги опирались при переноске на спину несущего человека.

Что интересно, изготовление лафета происходило на металлорежущих станках, и по ценам обходилось для вермахта столько же, как и сам пулемет.

Пулемет MG 34

Треножный станок «Лафет -42» в отличии от «лафета-З4» имел более широко раздвинутые опоры, что придавало устойчивость пулемету при стрельбе по воздушным це­лям. Весил 20,5 кг, был на 3 кг легче своего предшест­венника, механизм автоматического рассеивания работал на принципе отдачи, следом за выстрелом происходил и подъем шарнирной части станка.

немецкий единый пулемет Mg-42 на лафете

За время производства пулеметов MG-34 и MG-42 немецкая промышленность выпустила огромное количество ЗИП, аксессуаров и дополнений к пулемету.

Пулеметы MG34 и MG42 имели огромное количество зип аксессуаров и дополнений

Вот содержимое одного из ЗИП.

ЗИП пулемета MG-34 MG-42

Стрелок мог использовать три режима; с максимальным, средним рассеиванием, и без. При использовании пулемета с станка, питание как правило было ленточным, емкость короба 150 и 250 выстрелов. Питание пулемета было строго регламентировано, и составляло около 2500 патронов, и в обозе находилось еще около 1000 патронов.

Короб с лентой на 250 патронов для пулемета

Стрельба велась первым номером, второй заправлял ленту, помогал в замене нагревшегося ствола, (как правило около 250 выстрелов), корректировал огонь пулемета.

Третий номер осуществлял подноску боеприпасов, прикрытие пулеметного расчета с флангов (только он один из пулеметного расчета имел винтовку).

немцы зимой пулемет мг34 42 год

Все стрелки отделения, также имели навыки владения пулеметом, который и составлял основу огневой мощи подразделения, как при наступлении для подавления огневых средств противника. Так и при обороне.

С уничтожением именно пулемета, как правило рушилась и оборона подразделения.

Боевое применение пулемета MG-34 MG-42

Единственная проблема с пулеметом MG-42 вытекала из сильной стороны пулемета, невероятный темп ведения огня, вызывающем необходимость в соответствующих объемах боеприпасов. Как результат большинство солдат немецких пехотных подразделений несли дополнительные ленты с патронами для пулеметов. И это касалось не только расчета пулемета.

При использовании стационарного пулемета на танках, бронетранспортерах, мотоциклах и в авиации, боепитание пулемета осуществлялось из магазина.

Пулеметчик с пулемётом MG 34 с двойным барабанным магазином на 75 патронов

Максимальная емкость 75 патронов, что было мало, проблема особенно чувствительна была в авиации.

Укупорка для переноски двух 75-зарядных магазинов

На фото различные варианты укупорки магазинов.

Переноска 50-патронных магазинов

Наступающее подразделение пулемет прикрывал огнем сзади, для обозначения передней линии наступающих использовали маркеры. Белая рубаха, простыня или, что то другое по предварительному согласованию.

Немецкие солдаты зима пулеметчики

Так добивались огневого воздействия именно на противника, которому в буквальном смысле не давали поднять головы.

Стрельба из пулемета с плеча второго номера, так и оглохнуть недолго

Так что и в блицкриге, а затем и при отступлении под ударами наших войск, именно пулемет МГ -34 или MG-42 являлся самым важным звеном пехотного подразделения, как минимум на уровне отделения уж точно.