Противоракетная оборона СССР

Системы противоракетной обороны в мире

Система противоракетной обороны России

В СССР решение о создании системы противоракетной обороны было принято в начале 1950-х годов. 4 марта 1961 года впервые противоракетой В-1000, запущенной с полигона Сары-Шаган, прямым попаданием была поражена головная часть баллистической ракеты Р-12.

Сегодня противоракетная оборона (ПРО) России состоит из нескольких эшелонов обнаружения и перехвата чужих межконтинентальных баллистических ракет. Космические спутники-разведчики зафиксируют их запуск в любой точке земного шара, наземные радары сопровождают их полет, супермощные компьютеры вычисляют место перехвата в ближнем космосе. Затем в ход идут сверхзвуковые противоракеты.

Первым рубежом обороны является система предупреждения о ракетном нападении (СПРН), которая тоже многоярусная. Она предназначена для разведки средств ракетного нападения потенциальных противников, достоверного установления факта его начала и своевременного оповещения Верховного главнокомандующего, генерального штаба Вооруженных сил РФ и главных штабов видов ВС РФ. Включает орбитальную группировку военных космических аппаратов (первый эшелон), регистрирующих факелы стартующих баллистических ракет, и сеть наземных средств надгоризонтной и загоризонтной радиолокации (2-й эшелон), определяющих параметры их траекторий полета.

Входящие в систему СПРН радары расположены так, чтобы наблюдать за воздушным пространством вокруг России по всем направлениям. РЛС находятся не только на территории нашей страны, но и в Белоруссии и Казахстане. Дежурство на них несут российские военные.

Из Таджикистана за околоземным пространством следит оптико-электронный комплекс «Око», позволяющий обнаруживать объекты на высотах до 40 тысяч километров. На Северном Кавказе работает радиотехнический узел «Крона», состоящий из специализированных РЛС дециметрового и сантиметрового диапазонов.

В систему ПРО входят наземные системы, предназначенные для борьбы с межконтинентальными баллистическими ракетами (МБР). Подобной системой оснащена ПРО Москвы. Она называется А-135 «Амур» и стоит на защите Москвы и части центрального региона страны. А-135 состоит из радиолокационной станции «Дон-2Н», расположенной в районе подмосковного поселка Софрино, а также пусковых установок с ракетами 53Т6, способными поражать цели на дальности до 80 километров и на высоте до 30 километров.

Помимо системы А-135, на вооружении стоит мобильный зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) С-400.

В перспективе в России планируется создать многослойную систему противовоздушной и противоракетной обороны. Ее основными элементами станут зенитные ракетные комплексы С-500 и модернизированная система ПРО Москвы А-235, а последним рубежом — комплексы активной защиты. Согласно заявлениям военных, многослойная система ПРО будет обеспечивать безопасность не только столичного региона, но и важных (например, промышленных) объектов на остальной территории России.

С 2008 года Россия занимается созданием единой системы противоракетной и противовоздушной обороны, призванной объединить в целое не только собственные ПВО/ПРО, но и стран СНГ. Фактически же создание системы означает постепенное стирание границы между тактической и стратегической системами противовоздушной и противоракетной обороны. Концепция российской единой системы предполагает создание многослойной и многоуровневой системы ПВО/ПРО, способной поражать воздушные цели на разных дистанциях и высотах.

В перспективную единую систему войдут комплексы малой дальности «Тунгуска», «Тор-М2», «Панцирь-С1», «Бук» и «Морфей», средней дальности С-300 и «Витязь» и большой дальности С-400, С-500, А-235 и, возможно, С-1000. В начале 2011 года Николай Макаров, занимавший тогда пост начальника Генерального штаба Вооруженных сил России, заявил, что новая система ПРО станет фактически «зонтом», который закроет страну «от ударов баллистических ракет, от ракет средней дальности, от крылатых ракет различного базирования — воздушного, морского, наземного — в том числе с предельно малых высот в любое время, в любой обстановке».

Система противоракетной обороны США

В США первый проект системы защиты от баллистических ракет под названием «Тампер» был разработан в 1945 году.

В настоящее время США обладают развернутыми и принятыми на вооружение системами ПРО зонального типа: Safеguаrd (Страж), прикрывает авиабазу Гранд-Форкс, (законсервирована в 1976 году), THAAD, Patriot PAC-3 — наземного базирования; Aegis — морского базирования; ABL — воздушного базирования. США ведут работы по развертыванию территориальной системы ПРО.

Программа развития глобальной системы ПРО США рассчитана до 2020 года и основана на поэтапном подходе к созданию и развертыванию ПРО. Противоракетные установки США нацелены на четыре типа ракет: ближнего действия, среднего, промежуточного и межконтинентального. Так как все ракеты разные, то противоракетный комплекс США представляет собой многоуровневую систему обороны от разных типов ракет (по скорости, размеру, и т.п.).

К 2020 году, согласно Программе, должны быть созданы мощности ПРО раннего реагирования против ракет среднего, промежуточного и межконтинентального типа, то есть всех видов ракет:

— военные корабли с системой Aegis 5.1, оснащенные зенитными комплексами умных управляемых ракет SM-3 IIA;

— наземная система Aegis Ashore 5.1 оснащенных ЗРК управляемых и самонаводящихся ракет SM-3 IB one sites;

— радар AN/TPY-2 для передового базирования (супер радар, мобильный, часть системы THAAD);

— усовершенствованные центры коммуникаций, контроля и управления боевыми действиями и центр управления воздушными и космическими операциями C2BMC;

— точная космическая система обнаружения запуска ракет под названием PTSS;

— европейская региональная система ПРО.

Противоракетная деятельность осуществляется военным персоналом США из Стратегического командования США, Северного командования США, Тихоокеанского командования США, Японского штаба командования США, Европейского командования США и других. Также достигнуты двусторонние договоренности и реализуются программы взаимодействия с другими странами-союзниками, включая Великобританию, Японию, Австралию, Израиль, Данию, Германию, Нидерланды, Чехию, Польшу, Италию и многих других. Агентство по противоракетной обороне США активно участвует в деятельности НАТО для создания интегрированной противоракетной обороны стран-участниц.

Европейская региональная система ПРО НАТО

Решение о создании европейской региональной системы ПРО НАТО было принято на встрече на саммите в Лиссабоне в ноябре 2010 года. В 2011 году генсек НАТО заявил, что система ПРО альянса достигнет степени полной операционной готовности в 2018 году. Испания, Турция, Румыния и Польша согласились разместить элементы американского ПРО на своей территории. Целевые показатели первой фазы развертывания Европейской региональной системы ПРО были достигнуты с размещением радара AN/TPY-2 в Турции и базированием военных кораблей типа Aegis в восточном Средиземноморье.

Первый объект системы противоракетной обороны (ПРО) НАТО в Восточной Европе заработал на бывшей военно-воздушной базе Девеселу на юге Румынии 12 мая 2016 года. Противоракетный комплекс (ПРК) «Иджис Эшор» (Aegis Ashore) наземного базирования с противоракетами «Стандарт-3» модели 1Б представляет собой корабельную систему, в которой часть оборудования демонтирована и перенесена на сушу. Конструкция дополнена вертикальной пусковой надстройкой для 24 противоракет. В тот же день стало известно о начале строительства аналогичного ПРК в Польше (Редзиково) под модернизированную противоракету «Стандарт-3» с вводом в эксплуатацию до конца 2018 года.

По оценкам российских и зарубежных специалистов, система ЕвроПРО будет развернута к 2020 году.

США и Южная Корея намерены развернуть в Южной Корее американские противоракетные комплексы THAAD. Мобильный противоракетный комплекс THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) предназначен для высотного заатмосферного перехвата ракет среднего и меньшего радиуса действия. По информации южнокорейского оборонного ведомства, радиус действия противоракет THAAD не превышает 200 километров.

В Китае считают, что это решение нанесет ущерб стратегическим интересам стран региона, в том числе и Китая.

Система противоракетной обороны Китая

Разработка национальной системы ПРО в Китае началась в 1990-е годы. Для нее создавалась противоракета дальнего перехвата КТ-1, которая оснащалась кинетическим перехватчиком. В январе 2007 года состоялось первое испытание системы ПРО с противоракетой КТ-1. В январе 2013 года Народно-освободительная армия Китая (НОАК) осуществила успешный перехват головной части ракеты средней дальности на среднем участке траектории ее полета с помощью противоракеты наземного базирования КТ-2 (по западной терминологии — SC-19). Перехват создаваемой в КНР системой Dong Ning-2 был осуществлен на высоте несколько сотен километров, то есть вне плотных слоев атмосферы. Это испытание подтвердило, что в КНР разрабатываются боевые противоспутниковые и противоракетные системы. В июле 2014 года Китай провел успешное испытание наземной системы противоракетной обороны (ПРО) на своей территории.

В настоящее время Китай располагает двумя дивизионами ЗРС С-300ПМУ, двумя полками (по четыре дивизиона) С-300ПМУ-1 и четырьмя полками С-300ПМУ-2. А также ЗРК собственного производства HQ-9 (Хунци-9), сделанными на основе российских систем, в том числе морским вариантом комплекса — HHQ-9. Кроме того, у Китая есть аналог системы Aegis — созданной на основе французской системы Thomson-CSF TAVITA. По мнению экспертов, слабым местом, которое препятствует созданию в Китае региональных рубежей ПРО, является фактическое отсутствие системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

В 2016 году совместно с российской стороной были проведены первые совместные компьютерные российско-китайские командно-штабные учения по противоракетной обороне. Аналогичные маневры запланированы и на 2017 год.

Система противоракетной обороны Японии

К необходимости исследований в области ПРО Япония пришла в 1998 году, после трех запусков БРСД «Тепходон» с территории КНДР. После испытания в 1999 году ракеты «Тепходон-1», которая пролетела над Японией и упала в Тихий океан, министерству обороны Японии было поручено начать работы по разработке системы противоракетной защиты территории страны совместно с США. Успешные испытания по перехвату баллистических ракет в 2002 году привели Японию при поддержке США к решению развернуть собственную эшелонированную систему ПРО, о чем было объявлено на заседании японского кабинета министров в 2003 году.

В декабре 2004 года США и Япония подписали совместный документ о сотрудничестве в области ПРО, включающий взаимную передачу технологий. В 2005 году был опубликован документ «Союз США и Японии: преобразование и перестройка для будущего», который определял рамки будущего сотрудничества.

ПРО Японии представляет собой эшелонированную систему с боевыми кораблями, оснащенными системой Aegis ПРО с противоракетами SM-3, ракетными комплексами Patriot PAC-3, мобильными РЛС раннего предупреждения и инфраструктурой боевого управления.

Морской эшелон ПРО состоит из шести эсминцев, оснащенных американской системой A Aegis.

К весне 2017 года Япония совместно с США планирует завершить разработку ракеты SM3 Block 2A, которая была начата в 2006 году. Летом 2016 года в Калифорнии было проведено первое испытание этой ракеты. Боевое размещение этих ракет было намечено изначально на 2018 год.

Задача обнаружения пуска БР возложена на РЛС FBX-T на острове Хонсю. Кроме того, японцы самостоятельно создали РЛС FPS-XX, решающую подобные задачи.

В декабре 2014 года в Японию была доставлена вторая передвижная станция радиолокационного слежения системы ПРО США. Мобильный радар AN/TPY-2 Х-диапазона (X-Band) радиусом действия более тысячи километров способен передавать данные о запусках баллистических ракет КНДР на находящиеся вблизи берегов Японии американские эсминцы, оснащенные комплексами управления Aegis, а также на базы для ракет-перехватчиков наземного базирования.

Система противоракетной обороны Израиля

Израиль начал работы над системами ПРО в 1986 году с усилением угрозы распространения ракетных технологий в регионе. Не имея опыта создания систем ПРО, Израиль договорился с США о совместной разработке и финансировании своей системы ПРО.

В 2000 году армией Израиля был принят на вооружение комплекс «Хец». Он предназначен для поражения тактических и оперативно-тактических ракет на дальностях до 100 км и высотах до 50 км, способен перехватывать ракеты, запущенные с расстояния до 3000 км и имеющие подлетную скорость до 4,5 км/с.

В декабре 2015 года стало известно, что Израиль произвел пробный пуск противоракеты комплекса «Хец-3», который предназначен для уничтожения целей на границе земной атмосферы и космоса.

В сентябре 2008 года США разместили на территории Израиля передвижной радар передового базирования (FBX-T) AN/TPY-2 для обнаружения и отслеживания БР сразу после пуска. Оборону от запусков ракет меньшей дальности обеспечивает система «Железный купол» (Iron-Dome).

Промежуточным звеном между ними станет находящаяся в разработке системы «Праща Давида», чье основное предназначение, по сведениям местных СМИ, — перехват ракет дальностью от 70 до 300 километров.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Воздушно-космические силы

Главная Структура Вооруженные Cилы РФ Воздушно-космические силы К 50-летию ракетно-космической обороны России Противоракетная оборона

Основным предназначением системы противоракетной обороны является сдерживание угроз применения ракетного оружия против России и обеспечение защиты объектов государственного и военного управления, группировок войск, административно-промышленных центров, экологически опасных объектов и гражданского населения от ударов ракетных средств нападения.

Для этого система противоракетной обороны осуществляет обнаружение целей и поражение боевых блоков межконтинентальных баллистических ракет, атакующих обороняемый район, противоракетами с исключением детонации их зарядов.

Задачи, решаемые системой ПРО:

  • оборона г. Москвы и Центрального промышленного района;
  • стратегическое сдерживание;
  • оборона важнейших объектов на территории РФ от ограниченных ударов нестратегических ракетных средств нападения.

Система противоракетной обороны находится в постоянной боевой готовности и функционирует полностью в автоматическом режиме, включая обнаружение баллистических целей как самостоятельно, так и по целеуказаниям системы предупреждения о ракетном нападении, выделение боевых блоков на фоне тяжелых и легких ложных целей, активных и пассивных помех, а также при использовании противником других средств и способов преодоления ПРО, перехват и уничтожение боевых блоков баллистических ракет.

Высокая эффективность системы достигается применением уникальных технических решений по организации боевых действий и обеспечению устойчивости ее функционирования в условиях сложной ракетно-космической обстановки.

В настоящее время в состав системы ПРО входят:

  • многофункциональная радиолокационная станция «Дон-2Н»;
  • командно-вычислительный пункт;
  • шахтные пусковые установки противоракет;
  • противоракеты;
  • система передачи данных.

История создания системы противоракетной обороны

Первые разработки системы ПРО относятся к 1953-1954 гг.. В 1953 г. стало известно о создании в США межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) как средства нанесения ядерных ударов по объектам на территории СССР.

Руководство Вооруженных Сил, оценив эти обстоятельства вместе с начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза Василием Соколовским, в августе 1953 года обратилось к ЦК КПСС и Совету министров СССР с предложением поручить научным и промышленным организациям провести детальное исследование проблемы противоракетной обороны и разработать меры борьбы с баллистическими ракетами.

В начале 1955 г. постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР Конструкторскому бюро № 1 было поручено проведение научно-исследовательской работы по определению возможных путей решения этой проблемы.

В том же году специалисты КБ-1 под научным руководством генерального конструктора, члена-корреспондента АН СССР генерал-лейтенанта Григория Кисунько пришли к выводу о принципиальной возможности решения поставленной задачи, определили состав и архитектуру системы ПРО, а также предварительные требования к ее основным компонентам — информационным средствам обнаружения целей, стрельбовым комплексам, противоракетным перехватчикам, средствам связи, передачи данных и управления, и другим.
В дальнейшем более подробные исследования велись по нескольким направлениям. В частности, изучались возможности создания РЛС для обнаружения цели и измерения ее координат и создания противоракет и точных систем их наведения с целью эффективного поражения головных частей БР.
В ходе детальных проработок была обоснована необходимость проведения широкомасштабного эксперимента – создания натурной системы ПРО для отработки и опытной проверки предложенных технических принципов и решений. Это предложение получило поддержку руководства Минобороны СССР и ВПК, и уже в конце 1956 г. было сформировано задание на разработку экспериментальной системы ПРО и создание специального полигона для размещения системы и проведения испытаний средств и систем ПРО.

Место для полигона выбрали в северной части Казахстана с дислокацией центральной площадки на северном берегу оз. Балхаш в районе населенного пункта Сары-Шаган. Под этим именем полигон, получивший статус Государственного научно-исследовательского и испытательного полигона №10, приобрел впоследствии свою известность.

Несмотря на беспрецедентную новизну и сложность задачи, конструкторами были очень быстро найдены необходимые технические решения, разработана документация и организовано производство аппаратуры, а также монтаж и настройка аппаратурных комплексов на полигоне.

Работа над эскизным проектом системы «А» завершилась в 1959 г., а летом 1960 г. начались ее комплексные испытания. В качестве противоракеты использовалась ракета В-1000 разработки коллектива ОКБ-2 под руководством академика Петра Грушина.

4 марта 1961 г. В-1000, снаряженная осколочно-фугасной боеголовкой, впервые в мире уничтожила головную часть баллистической ракеты Р-12, запущенной с полигона Капустин Яр. Эксперимент оказался полностью успешным. Цель удалось перехватить на высоте 25 км при скорости более 3 км/с. Все звенья экспериментальной системы ПРО автоматически сработали в соответствии с заложенной в них логикой и программными алгоритмами. Головная часть ракеты была отселектирована от корпуса последней ступени носителя и разрушена боевой частью противоракеты.

Обломки головной части МБР Р-12, уничтоженной
ракетой В-1000 на полигоне Сары-Шаган в 1961 г.

Успешное завершение испытаний имело не только военно-техническое, но и политическое значение. Удачное проведение этого эксперимента позволило уже к июню 1961 г. завершить проектирование системы ПРО А-35, предназначенной для перехвата и сопровождения одной из малых групп боевых ракет для обороны Москвы.
Решение о создании системы противоракетной обороны Москвы было принято еще в конце 1959 г., в самый разгар работ по экспериментальной системе.
Для решения задач обнаружения баллистических ракет и целеуказания средствам перехвата предусматривалось поэтапное создание кругового радиолокационного поля дежурных РЛС большой дальности действия (на первом этапе одной двухсекторной РЛС с ориентацией секторов по азимуту в северном и южном направлениях). В качестве базовой выбрали РЛС «Дунай-3».

Для перехвата целей предусматривалось создание восьми стрельбовых комплексов на базе апробированных в экспериментальных системе радиолокаторов точного наведения с зеркальными антеннами и механическим управлением положением луча.

Система включала в себя стартовые позиции с противоракетами, базы их хранения и заправки, командно-вычислительный пункт системы для автоматической реализации всех операций ее боевого цикла, широкополосную систему передачи данных для внутрисистемного обмена информацией, которая дополнялась внешней системой передачи данных для получения информации от вышестоящего командования и обмена данными с внешними источниками.

Разработанный проект системы противоракетной обороны г. Москвы А-35 был принят к реализации и на его основе развернулись практические работы.

Создание системы потребовало большого объема капитального строительства ее объектов и инфраструктуры в Подмосковье, разработки и изготовления технологических средств, монтажа и настройки аппаратуры, настройку системы и, наконец, ее комплексные испытания с предварительными автономными испытаниями отдельных средств.

В 1960-1977 гг. разработана и испытана двухступенчатая противоракета А-35 со специальной боевой частью. 10 июня 1971 г. А-35 приняли в опытную эксплуатацию, а через 6 лет система ПРО А-35 окончательно была принята на вооружение отдельного корпуса, которым командовал генерал-майор Н.И. Родионов. На боевое дежурство систему поставили в 1977-78 году, по результатам испытаний после ряда этапов модернизации.

После оснащения иностранных межконтинентальных баллистических ракет разделяющимися головными частями, несущими от 3 до 14 боевых блоков индивидуального наведения с комплектом средств преодоления ПРО, перед средствами ракетно-космической обороны страны встали новые задачи.

Для проработки дальнейшего развития системы противоракетной обороны была создана экспертная группа специалистов, которая под руководством одного из ведущих разработчиков КБ-1 А.Г.Басистова разработала и сформировала заключение, на годы вперед определившее научно-техническую политику в области ракетно-космической обороны.
Группой было определено решающее значение проблем разработки и создания информационных компонент для развития ракетно-космической обороны; в области же ПРО рекомендовалось ввести провести разработки объектовой системы ПРО, рассчитанной на отражение ограниченного удара современных и перспективных ракет.
Для реализации новых концептуальных установок и проведения единой научно-технической политики было создано первое в стране Центральное научно-производственной объединение «Вымпел», ставшее примером для последующего массового перевода предприятий науки и производства на организационные формы НПО.
При этом научно-техническим руководителем работ по проблемам ПРО и главным конструктором нового поколения системы ПРО г. Москвы и Московского района стал А. Г. Басистов.
​После принятия на вооружение головного комплекса А-35 были развернуты работы по его модернизации. Не изменяя состава технических средств системы, проект предусматривал глубокую её алгоритмическую модернизацию для обеспечения возможности поражения СБЦ и реализацию двустороннего информационного взаимодействия с СПРН. Предложенная проектом модификация системы получила наименование А-35М.
В ее составе было закончено создание центрального радиолокационного поля в составе двух РЛС «Дунай-3» и двух РЛС «Дунай-3У» с общим сектором ответственности по азимуту 180°, восьми стрельбовых комплексов «Алдан» и «Енисей» с противоракетами А-350 и другой инфраструктуры. Наряду с возможностями поражения баллистических ракет без средств преодоления эта система приобрела возможность поражения СБЦ. В 1978 г. после успешного завершения испытаний система была поставлена на боевое дежурство. За выдающиеся достижения главному конструктору системы А-35М И.Д. Омельченко было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Важным этапом, определившим долговременную программу работ по ракетно-космической обороне стала разработка проектов системы предупреждения о ракетном нападении («Экватор»), системы контроля космического пространства («Застава») и усовершенствованной системы ПРО г. Москвы – А-135. В дальнейшем эти проекты выполнялись широкой кооперацией гражданских и военных организаций.

В этих разработках повышенное внимание обращалось на четкое определение функциональных связей СПРН, СККП, ПРО и ПКО, принципов их функционального и информационного взаимодействия.
По отношению к системе ПРО система ПРН брала на себя, кроме функции первоначального оповещения, функцию целеуказания на дальних рубежах, существенно снижая нагрузку и требования к информационной составляющей ПРО. При этом дежурные информационные средства ПРО в свою очередь становились источниками данных для КП СПРН, обеспечивая дополнительный контроль за траекториями полета ракет и тем самым – более высокую достоверность информации предупреждения.

Основным содержанием проекта системы противоракетной обороны А-135 стали создание современной многофункциональной стрельбовой РЛС, скоростной противоракеты ближнего эшелона перехвата и разработка резко усложнившихся, по сравнению с более ранними архитектурами систем ПРО, алгоритмов боевого функционирования системы.

Базовая многофункциональная стрельбовая РЛС была выбрана в результате конкурсного рассмотрения трех конкурирующих разработок.


Стационарная многофункциональная радиолокационная станция кругового обзора Дон-2Н

Выдвинутые на конкурс РЛС при примерно одинаковых проектных характеристиках существенно различались техническими и конструктивными особенностями и степенью проработки конструкторских решений. Победителем конкурса в итоге стал радиолокатор «Дон-2Н» с раздельными приемными и передающими фазированными антенными решетками и полусферической зоной действия. Его главный конструктор В. К. Слока после завершения работ по созданию системы А-135 был удостоен звания Героя России.

В качестве противоракеты ближнего перехвата был выбран проект ОКБ «Новатор». Разработка новых противоракет дальнего перехвата проводилась МКБ «Факел».

В составе проекта А-135 был разработан и проект Главного командно-вычислительного пункта (КП) системы, который территориально совмещался с РЛС «Дон-2Н» и должен был управлять боевым циклом системы и контролировать боеготовность её средств, организовывать информационное взаимодействие с другими источниками и потребителями информации – прежде всего КП СПРН.

Разработка системы А-135 окончательно завершилась успешными испытаниями и введением системы в эксплуатацию в 1995 г. Испытания подтвердили правильность разработанных в проекте этой системы технических решений, позволили определить ее характеристики и боевые возможности. Система находилась в постоянной боевой готовности и работала в полностью автоматическом режиме, обнаруживая цели, выделяя боеголовки с исключением детонации их зарядов.

В дальнейшем работа по совершенствованию систем противоракетной обороны России продолжалась. Созданный на протяжении последних лет научно-технический задел остается гарантией успешного проведения работ по дальнейшему развитию систем ПВО-ПРО, ККП и ПРН как базовых элементов ракетно-космической обороны России.

Про ПРО-2

США начали работы над системой противоракетной обороны практически одновременно с СССР — в 1957 году. Главным конструктором нового «щита» Америки стал Вальтер Дорнбергер — бывший генерал-лейтенант Вермахта, давний сотрудник Вернера фон Брауна, активно участвовавший в разработке немецких баллистических ракет V-2. Технологический уровень, который определял возможности сторон по созданию более или менее совершенных систем вооружения был близок, но, тем не менее, американцы пошли иным, более простым путем.

«Система «А» Григория Кисунько была построена по принципу ювелирной точности. Радиолокаторы точного наведения, захватывавшие цель после обнаружения ее РЛС дальнего обнаружения «Дунай-2», давали место цели с точностью до пяти метров. Боеголовка ракеты-перехватчика, содержащая 16000 готовых поражающих элементов из карбида вольфрама, обеспечивала поражение цели и разрушение ядерного заряда прямым попаданием на расстоянии нескольких десятков километров от прикрываемого объекта.

Такой подход американцы сочли рискованным. По их мнению, баллистические ракеты следовало сбивать как можно дальше от цели, чтобы снизить риск промаха. Техническое задание на систему ПРО, получившую название Nike Zeus предусматривало дистанцию перехвата в 320 километров и максимальную высоту — в 150 километров. Точное наведение перехватчика на столь сложную цель как баллистическая ракета на таких расстояниях было практически невозможно.

Летные испытания продемонстрировали точность перехвата баллистической цели в один километр. В результате ракету Nike Zeus было решено оснастить термоядерным зарядом. Теоретически, при использовании подобного заряда, точность в один километр была достаточной для уничтожения головной части ракеты. Проблема заключалась в том, что перехват с помощью ядерного взрыва был опасен сам по себе, но американские ракетчики полагались на большую дальность действия системы Nike Zeus, которая позволяла перехватывать ракеты на расстоянии, исключающем воздействие взрыва на прикрываемый объект.

После создания экспериментальных систем противоракетного перехвата, СССР и США начали работы над новыми, более совершенными проектами. Первой рабочей системой ПРО Советского Союза стала А-35, также созданная под руководством Григория Кисунько

При создании А-35 советские инженеры, вслед за американскими, отказались от неядерного перехвата — военные сочли систему, требующую прямого попадания, слишком ненадежной. Техническое задание на новые ракеты вырабатывалось с оглядкой на заокеанского соперника — А-35 должна была перехватывать ракеты на расстоянии не меньше 300 километров. Но требования к точности А-35 оставались высокими — в отличие от американских коллег, наши разработчики не решились оснастить перехватчик зарядом, мощность которого начиналась с приставки «мега». Впрочем, такое «отставание» продлилось недолго, мощность боевых частей вскоре возросла.

Новую систему удалось упростить. За счет применения ЭВМ нового поколения и разработанного уже на основе имеющегося опыта программного обеспечения, А-35 для точного наведения на цель требовался один радар, а не три, как в экспериментальном варианте. Дальнее обнаружение цели обеспечивала РЛС «Дунай», способная засечь баллистическую ракету на расстоянии в три тысячи километров.

Также как и при создании системы противовоздушной обороны, первую систему ПРО было решено построить вокруг Москвы. Развертывание системы ПРО Москвы началось в 1962 году. 18 комплексов, расположенных вокруг столицы, должны были обеспечить перехват 18 моноблочных межконтинентальных баллистических ракет (МБР), атакующих с разных направлений. Каждый комплекс имел восемь пусковых установок — четыре для первого пуска и четыре для повторного, в случае если первый окажется неудачным.

Системе А-35 не было суждено появиться на свет в первоначальном варианте. Постоянное совершенствование средств нападения — появление у противника все более высокоточных МБР, оснащение их разделяющимися головными частями индивидуального наведения — все это требовало внесения корректив.

В результате в строй была введена система А-35М сокращенного состава — восемь стрельбовых комплексов с усовершенствованным оборудованием, теоретически способная отразить два последовательных залпа по восемь моноблочных межконтинентальных баллистических ракет в каждом. В дальнейшем систему А-35 предполагалось модернизировать.

Работы по развертыванию систем противоракетной обороны и в СССР и в США были значительно скорректированы в 1972 году «Договором по ПРО», запрещавшим создание национальных систем ПРО и оставлявшим каждой стороне право на прикрытие такой системой двух (впоследствии — одного) районов на своей территории. СССР принял решение продолжить развертывание противоракетной обороны столицы и окружающих ее территорий. США решили прикрыть базу ВВС Гранд-Форкс в штате Северная Дакота, где размещались межконтинентальные баллистические ракеты. Целью договора было предотвращение дальнейшего разрастания «гонки вооружений».

США не воспользовались своим правом на развертывание базы ПРО — созданная система обороны на базе Гранд-Форкс была выведена из эксплуатации меньше чем через год. Исследователи называют много причин подобного шага, в том числе — бессмысленность системы, прикрывающей всего один район страны. В случае ядерной войны с СССР такой зонтик все равно не спас бы США, а соседей с небольшими ядерными арсеналами, для защиты от которых подобная система годилась, у США не было.

СССР же принял решение о развертывании полномасштабной системы ПРО Москвы, способной защитить столицу и прилегающие области от массированного удара межконтинентальных и оперативно-тактических баллистических ракет нового поколения. В качестве обоснования создания московской зоны ПРО выдвигалось сосредоточение в Москве и прилегающих областях значительной части людского, промышленного и научного потенциала страны.

«Сменщиком» «тридцать пятой серии» стала система А-135, разработка которой началась в 1971 году. Генеральным конструктором А-135 стал Анатолий Георгиевич Басистов, работавший в КБ-1 с 1955 года, с момента начала создания экспериментальной «системы «А».

Новая система противоракетной обороны должна была располагать двумя типа ракет-перехватчиков. Первый — 51Т6, получивший в НАТО обозначение Gorgon, предназначался для дальнего, «заатмосферного», перехвата на высотах 80-100 и дистанции свыше 600 километров. Второй — 53Т6, обозначенный на Западе как Gazelle, — для ближнего перехвата на высотах до 50 и дистанциях до 350 километров.

Строительство системы А-135 в основном было завершено к середине 80-х годов. В ходе создания системы был проведен ряд успешных испытаний, подтвердивших способность противоракет осуществлять перехват баллистических целей, в том числе таких сложных, как разделяющиеся боевые блоки индивидуального наведения. На боевое дежурство стрельбовые комплексы А-135, располагающие в общей сложности 100 противоракетами, встали в 1995 году, после длительных испытаний и доводки.

Для любых ракет необходимо целеуказание. Важной составной частью войск ракетно-космической обороны (РКО), созданных в 1967 году, стали радары и спутники СПРН — системы предупреждения о ракетном нападении. За два десятилетия в СССР была развернута сеть РЛС, обеспечивавших своевременное обнаружение баллистических ракет, летящих с любого направления. Спутники СПРН должны были обеспечить своевременное обнаружение стартующих ракет и выдачу информации на командные посты и наземные средства обнаружения. Информация от радаров СПРН стекается на командный пункт РКО и на РЛС Дон-2Н, которая осуществляет точное наведение ракет-перехватчиков.

Несмотря на свои возможности, система ПРО Москвы не способна отразить массированный ядерный удар. Ее «предел» — отражение удара со стороны второстепенных ядерных держав — Франции, Великобритании, Китая и «новоприсоединившихся», либо перехват «случайных» и провокационных пусков. На большее — просто не хватит ракет. Национальную ПРО, по мнению ряда экспертов, следовало создавать на принципиально иных технологических решениях, где ракеты наземного базирования были бы объединены с космическими, морскими и воздушными средствами. Такая система могла быть создана только с гигантскими затратами и с очень высокой степенью технологического риска.

Именно к этому решению пришел в итоге «потенциальный противник». С начала 80-х годов в США активно обсуждается программа SDI (Strategic Defense Initiative), известная у нас как СОИ — стратегическая оборонная инициатива. С легкой руки президента Рональда Рейгана эта программа получила название «Звездные войны».

Программа предусматривала строительство эшелонированной национальной системы ПРО США. Она должна была включать в себя средства космического базирования — спутники, предназначенные для уничтожения ракет и их боевых частей с помощью лазеров; воздушного — самолеты, также оснащенные лазерами и радарами дальнего обнаружения; наземного и морского — радиолокационные установки и противоракеты, размещенные на наземных базах и кораблях. Стоимость строительства системы была астрономической, по некоторым оценкам достигая триллиона долларов (необходимо помнить, что покупательная способность доллара в 1985 году была почти в два раза выше нынешней).

На технологическом уровне 80-х годов строительство такой системы было невозможно. Отразить пуск нескольких тысяч межконтинентальных баллистических ракет, большинство из которых были оснащены разделяющимися боевыми частями индивидуального наведения не получалось даже при самых благоприятных обстоятельствах. Фактически программа СОИ использовалась Вашингтоном как средство политического давления на СССР, который должен был либо принимать меры по сохранению боевых возможностей своего ядерного потенциала и идти на большие расходы, либо идти на уступки в переговорах о сокращении ядерных арсеналов. Руководство СССР приняло навязанный ему выбор и пошло на уступки. Голоса военных и инженеров, доказывавших невозможность создания системы обороны, способной нейтрализовать ядерный арсенал СССР, не были услышаны.

В 90-х годах, с заключением договоров СНВ-1 и СНВ-2 и отказом США от развертывания СОИ, завершается «предыстория» систем ПРО. Несколько лет спустя, в конце 90-х, для специалистов и систем противоракетной обороны начинается новый этап.

Продолжение следует.

Илья Крамник

Что такое ПРО? Практически все, услышав этот вопрос, сразу начинают думать о ракетах, стремительно мчащихся на перехват смертоносной цели. Но это верно только отчасти.

В ночь на 26 сентября 1983 года, находясь на посту оперативного дежурного в командном пункте системы предупреждения о ракетном нападении войск ПВО «Серпухов-15», подполковник Станислав Петров принял решение проигнорировать показания автоматики о запуске из США по территории СССР пяти межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен» с десятью ядерными боеголовками каждая. Руководствуясь здравым смыслом (пять ракет слишком мало для первого удара в войне), он объявил тревогу ложной и оказался прав.

В 2006 году международная общественная организация «Ассоциация граждан мира» вручила полковнику в отставке за предотвращение ядерной войны свой приз — статуэтку «Рука, держащая земной шар». Безусловно тогда разумные действия полковника Петрова спасли мир от роковой ошибки, а между тем тысячи солдат войск противоракетной обороны каждый день заступают на боевое дежурство и готовы отразить первый и самый опасный удар по своей стране.

Что такое ПРО? Практически все, услышав этот вопрос, сразу начинают думать о ракетах, стремительно мчащихся на перехват смертоносной цели. Но это верно только отчасти. ПРО это очень мощная система, перехват целей у которой является далеко не самой главной задачей. Сбор информации о потенциальных угрозах, и ее обработка защищают страну намного сильнее, нежели те несколько десятков-сотен противоракет, которые есть сегодня на вооружении двух самых сильных государств планеты.

История

Сразу после начала создания первых баллистических ракет началась работа по нейтрализации этой угрозы. Еще в конце 1940-х годов, в СССР, были сделаны первые шаги в этом направлении, а уже в 1960 году был осуществлен перехват первой ракетной боеголовки. К началу 1970-х на боевом дежурстве двух стран были десятки противоракет первого поколения, готовые в любое время защитить свои страны от смертоносного удара сверху. Они были несовершенны и могли поражать вражеские ракеты в основном «по площадям» при помощи встречных ядерных взрывов. Точечный перехват блоков МБР был делом случая.

Начиная с 1970-х годов прямое военное столкновение между США и СССР стало возможным только в виде обмена ядерных ударов. Создание систем предупреждения, слежения и оповещения о старте ракет противника, а также систем по их перехвату стало для них важнейшей технической задачей обеспечения безопасности. С другой стороны, осознавая гораздо большую вероятность возникновения ядерной войны в случае создания глобальной системы ПРО любой из стран, лидеры США и СССР согласились в 1972 году ограничить свои системы противоракетной обороны. Каждая из сторон ограничивала численность противоракет сотней штук и могла их размещать только в вдух районах. Договор был подписан и соблюдался до 2002 года, когда Вашингтон официально заявил, что снимает с себя все ограничения связанные с ним.

Причины, побудившие Вашингтон это сделать банальны и очевидны. Разрушив своего главного противника, СССР, создав на его остатках деструктивную атмосферу хаоса, можно было не бояться ответных действий. А между тем технологии развивались и позволяли надеяться руководству Пентагона на то, что действительно глобальная система ПРО будет ими создана и тем самым окончательно закрепит за США ее статус мирового лидера.

ПРО России

От ПРО московского региона, до противоракетной защиты всей страны.

СССР успел сделать своим наследникам подарок. В самом начале 1990-х на вооружение была принята новая система ПРО г. Москвы и центрального региона А-135. Она создавалась двадцать лет и должна была заменить устаревшую систему А-35, вобрав в себя все самое лучшее, что было на тот момент создано советскими конструкторами.

В состав системы ПРО Москвы входят станция многофункционального радиолокационного кругового обзора сантиметрового диапазона с фазированной антенной решеткой Дон-2Н (настоящий шедевр, требующий отдельного рассказа), командно-измерительный пункт и противоракеты 68 ракет 53T6 (Gazelle), рассчитанных на перехват в атмосфере и 32 ракеты 51T6 (Gorgon), призванные осуществлять перехват за пределами атмосферы. Противоракеты размещены в шахтных пусковых установках, расположенных в позиционных районах вокруг Москвы. Противоракеты ближнего перехвата расположены в пяти позиционных районах — Лыткарино (16 пусковых установок), Сходня (16), Королев (12), Внуково (12) и Софрино (12). Противоракеты дальнего перехвата были развернуты в двух частях, базирующихся в Наро-Фоминске-10 (16) и Сергиевом Посаде-15 (16).

Комплекс ПРО района Москвы уникален (США пошли по другому пути) и благодаря ему во многом сегодня обеспечена противоракетная оборона значительной части европейской России.

В ближайшее время планируется модернизация комплекса, получившего шифр А-235. Естественно о нем мало что известно достоверно. Вероятно, модернизация пойдет по тому же пути, что и модернизация шахтных МБР. Старые шахты переоборудуют под новые ракеты, которые будут иметь улучшенные характеристики по дальности, высоте и точности поражения.

Единая система ПРО России

Развертывание подобных комплексов в других частях страны ранее было ограничено действием договора о ПРО, а сегодня, в следствии дороговизны, невозможны, да в этом нет и никакого смысла. Прикрыть противоракетным зонтиком всю территорию страны таким затратным способом невозможно. Именно поэтому еще во времена СССР было задумано, а сейчас в России реализовывается идея создания региональных нестационарных узлов ПРО на базе комплекса С-500 завязанных воедино со стационарными объектами наведения и слежения за воздушно-космической обстановкой. Вообще задача стоит намного более глобальная, соединить раз и навсегда воедино ПВО и ПРО страны в единый механизм.

Собственно идея Воздушно-космической обороны, которая официально создана летом 2015 года и подразумевает увязывание всех имеющихся и перспективных систем ПВО и ПРО в единое целое (от «Панциря С1» до «А-235»), чтобы сделать их более многофункциональными и работающих на единую конечную цель, защиту страны с воздуха и космоса, в автоматическом режиме. Это сэкономит ресурсы и позволит решить задачу защиты жизненно-важных регионов страны имеющимися средствами и сделает всю систему ПРО/ПВО намного более устойчивой и гибкой.

Глобальная система воздушно-космической защиты страны в этом случае имеет свои рубежи, каждый из которых имеет свои задачи.

Обнаружение пуска ракет

Как и все крайне важные узлы системы, а обнаружение пуска ракет как раз к таковым и относится, эта система имеет многократное дублирование. К ним относят орбитальную группировку спутников, которые должны определить время место пуска ракет. На закате СССР была создана система «Око-1». Она работала в инфракрасном диапазоне (по выделяемому теплу от факела ракет) и позволяла определять не только старт ракет, но и определять их азимуты, то есть направление полета. Эта система с перерывами работала до начала 2015 года, когда вышли из строя ее последние спутники. Сразу поднялись крики, мол Россия осталась беззащитной от удара со стороны США, но это вызывало лишь улыбки у специалистов.

На смену «Око-1» была создана единая космическая система боевого обнаружения и управления, первый космический аппарат которой «Тундра», был запущен 17 ноября 2015 года. Она позволяет не только отмечать пуски МБР, но и вообще пуски любых БР ракет вплоть до тактических, измерять параметры их полета, и наводить на них системы поражения. Это полный аналог американской, разворачиваемой сегодня системы SBIRS (а рамках создания их глобальной системы ПРО), первый спутник которой был выведен на орбиту в 2006 году.

Спутники новой космической системы обнаружения, управления и наведения это хорошо, но должен быть и резерв. Был же период, когда у России не было орбитальных спутников слежения. Может правы те, кто говорил о беззащитности России? Да это несколько снизило безопасность, но говорить о беззащитности было рано, потому, что у спутников есть дублеры.

Собственно РЛС обнаружения пусков баллистических ракет появились намного раньше космических систем наблюдения. По сути, это очень большая и мощная РЛС, способная на расстоянии тысяч километров увидеть объект размером с футбольный мяч. Правда, сооружаются такие станции долго и стоят дорого.

Станция дальнего обнаружения и слежения 5Н79/90Н6 «Дарьял»

Первая была сдана в 1987 году в Заполярье (Печора) и прикрывала самое опасное направление, северное. Дальность обнаружения цели (боеголовки) 6 000 км. Далее по периметру страны должно было быть сооружено несколько станций, которые должны были прикрыть все ракетоопасные направления.

В строй успели войти станции в Азербайджане, Латвии и на Украине. Первой американцы уничтожили в начале 1990-х прибалтийскую РЛС, второй украинскую (во времена Ющенко). Азербайджанская проработала необходимый срок и передала боевое дежурство станции нового поколения «Воронеж».

Появление «Воронежей» (начало сооружения 2005 год) очень озадачило американцев. Уничтожая старую систему ПРО СССР, от производственных цепочек по созданию изделий, до уже готовых объектов США не ожидали, что плоды своих трудов пожать им не суждено. К середине 2000-х годов, казалось все у них идет как надо. Система ПРО ограничивалась городом Москва и окрестными областями и обладала ограниченной возможностью по отражению угроз (согласно договора 1972 года не более 100 ракет). При этом к 2020 году должен был быть окончен срок ее эксплуатации, который мог потребовать ее хотя бы частичной замены и модернизации.

Между прочим, восстановить производство уникальных двигателей для противоракетных установок 53T6 (Gazelle) удалось только в 2010 году.

Были уничтожены станции дальнего обнаружения и сопровождения «Дарьял» на западном направлении, разрыв производственных связей не позволил ввести в строй станции в Сибири и на Дальнем Востоке. Система «ОКО-1» использовала спутники еще старой советской разработки, и не могла быть воссоздана, да и к 2020 годам, она бы уже устарела по функционалу. Кто мог предположить, что в 2015 году уже не будет стоять вопрос о боеспособности РВСН РФ. А специалистам будет интересно, как быстро Россия догонит США по системам ПРО.

Но вернемся к РЛС «Воронеж». Они уже частично развернуты и закрыли западную «брешь». Три станции построены в Калининградской и Ленинградской области и Краснодарском крае. Последняя, кстати заменила и станцию «Дарьял» в Азербайджане.

Достройкой еще 4 станций до 2020 года вся программа возведения по периметру жизненно-важных объектов России РЛС нового поколения будет окончена.

Обнаружить мало, хотелось бы еще и сбить

Система ПРО А-235

Она как и ее предшественница А-135 останется основой ПРО России. С учетом большого задела, созданного советскими конструкторами при создании противоракет второго поколения, возводить полностью новую систему нет смысла. Кстати до сих пор РЛС «Дон-2Н» является лучшей в мире по чувствительности антен. Ракеты комплекса имеют значительный задел по энергетике, а значит и по возможностям перехвата даже маневрирующих боеголовок.

Собственно сам факт восстановления производства двигателей для противоракет 53Т6 говорит о том, что ракеты для новой системы создаются на базе уже существующих. Никто не будет возобновлять производство, если изделие не предназначено для производства на протяжении десятков лет.

Очевидно, и старые шахты также будут использованы (как и в случае размещения новых российских МБР в шахтах старых советских ракет). Вероятно, у них будут заменены головные части и системы управления, что даст прирост по ТТХ и расширит возможности их по перехвату целей. Кстати, уже официально объявлено, что РЛС «Дон-2Н» и вычислительный центр пройдут модернизацию с заменой оборудования. В общем, контуры нового противоракетного щита Москвы уже прорисовываются.

Первые два эшелона это будут новые ракеты в шахтах комплекса А-135, а вот с третьим пока не все понятно. Заявленные ТТХ – перехват целей на дальности 1 500 км и на высотах до 800 км позволяют предположить, что предполагается перехват боеголовок на среднем оконечном участке траектории, а также объектов в космосе. Вероятнее всего это будет ракета функциональный аналог американской GBMD.

Размещение подобных ракет имеет смысл на значительном удалении от объектов защиты: за сотни и даже тысячи км от них. В этом случае не исключено, что для базирования противоракет будут использованы либо шахты бывших МБР (как это делают с теми же GBMD в США), которые уже сняты с боевого дежурства, либо передвижные комплексы.

Если это так, то количество развернутых противоракет может быть довольно значительно и использоваться они будут не только для обеспечения ПРО Москвы но и значительной части территории России.

Пока это все только предположения, так как программа имеет крайне секретный характер, и приходится иногда выстраивать логические цепочки, опираясь на здравый смысл и наличие обрывчатых данных.

С-500 «Триумфатор»

Поняв принцип построения единой системы воздушно-космической обороны России гораздо проще понять место и значение в нем комплекса С-500 «Триумфатор», который сейчас проходит испытания.

Очевидно, что именно они, в разных конфигурациях снаряжения, составят локальные системы ПРО над регионами России, которые, как уже сказано выше, будут объединены в единое целое как единый противоракетный купол страны. Одновременно с этим они смогут выполнять также и задачи ПВО.. Часть ракет комплекса разрабатывается для борьбы с воздушными целями на дальних и средних рубежах, а часть для борьбы с боевыми блоками баллистических ракет малой, средней и межконтинентальной дальности. Дальность поражения целей заявлена до 600 км. Вероятно это по воздушным целям. По боевым частям ракет гораздо меньше.

С-500 «Триумфатор»

Все остальные ЗРК России, которые разрабатываются либо находятся на вооружении, будут в рамках своих тактико-технических характеристик включены в единую противоракетную систему страны и смогут выполнять и задачи по противоракетной обороне.

Как это работает на практике можно было посмотреть на примере Донбасса, когда ни одна украинская оперативно-тактическая ракета «Точка-У» так и не поразила ни одного важного стратегического объекта. Многие из них были сбиты невесть откуда взявшимися ЗРК «Панцирь-С1», которые таким образом доказали свои противоракетные возможности.

Подводя итог можно отметить, что несмотря на печальные перспективы, которые вырисовывались перед Россией еще десять лет назад, можно смело говорить о том, что противоракетный провал преодолен. Уже через 5-10 лет обновленная и глубокоэшелонированная система противоракетной обороны страны будет создана. Она будет способна гарантированно отражать ракетный ядерный удар всех современных и многих перспективных систем нападения противника (кроме атмосферных гиперскоростных ракет) средней интенсивности: атака до 500 боевых блоков одновременно. При необходимости, ракетный ядерный удар большей интенсивности, она способна будет значительно ослабить.

Очевидно, что выстроенная система ПРО будет способна справится с любой локальной угрозой со стороны БР малой и средней дальности на театре боевых действий, а также с угрозой массированного применения КР. При этом следует отметить, что разработчики систем противоракетной обороны грамотно использовали советские наработки и концепции, что сильно сократили расходы на разработку и развертывание систем.

С российской системой ПРО все более менее понятно, а как ситуация с противоракетной обороной у США? К сожалению, тут мы пока идем далеко позади своего заклятого «партнера» и на это есть много причин.

Об этом мы поговорим в следующей части…

Олег Королев

Противоракетный щит России. (ВИДЕО)

Этот выпуск программы «Военная приёмка» посвящён наиболее секретному и важному элементу комплекса национальной обороны России. Противоракетный щит, созданный для того, чтобы предупредить и отразить ядерную атаку на нашу страну. В первую очередь, речь идет о системах раннего обнаружения запуска баллистических ракет в сторону России. Радары систем «Воронеж», «Дон» и «Дарьял» позволяют засечь старт любой ракеты в любой точке мира за считанные минуты. А уникальные комплексы «Подсолнух» и «Контейнер» способны в буквальном смысле слова «заглянуть за горизонт» и моментально засечь пуск ракеты даже с обратной стороны Земли. Вслед за ними вступают в дело охотники за баллистическими ракетами. В том числе система «Амур» А-135, которая защищает от ядерного удара Москву. И конечно, важнейшую роль играет система «удара возмездия». Фактически именно она является гарантией от любой попытки ядерной атаки на нашу страну.
В фильме «Противоядерный удар» зрители канала «Звезда» впервые познакомятся со всеми элементами противоракетного щита России. И побывают на сверхсекретном заводе, где разрабатывают и строят боевые радиолокационные станции. А также узнают наконец, что находится внутри ядерных чемоданчиков у президентов России и США.