Про противоракетная оборона

§ 49. Международные отношения: от разрядки к завершению «холодной войны»



Вопрос 01. Расскажите о военном соперничестве СССР и США и его итогах. Для какой из сторон противостояние оказалось большим экономическим бременем? Почему?

Ответ. Военное соперничество состояло из гонки вооружений (и не только ядерных), периодических локальных конфликтов (в которых сверхдержавы чаще лишь поддерживали дружественные им режимы, гораздо реже посылали свои войска) и поддержания престижа страны (это понятие включало успехи в области спорта, освоения космоса и др.). Гораздо большим экономическим бременем такое противостояние стало для СССР по следующим причинам:

1) на момент начала «холодной войны» США были в лучшем экономическом положении по сравнению с СССР (индустриализация подняла промышленность СССР на высокий уровень, но не на такой высокий, как экономику США военные заказы Первой мировой, а, главное, Вторая мировая принесла СССР несравнимо больше разрушений и потерь, как людских, так и материальных);

2) благодаря внедрению результатов научно-технических революций во всех сферах производства, экономика США укрепилась ещё больше, в то время как в СССР внедрение результатов этих революций производилось лишь в оборонной промышленности;

3) СССР, в отличии от США, не получали от помощи своим союзникам экономической выгоды, только политическую;

4) Америка, несмотря на свою экономическую мощь, пыталась ограничить свои расходы (примером является программа космических кораблей многоразового использования, именно в целях экономики заменивших корабли одноразовые), в то время как СССР продолжал разрабатывать грандиозные дорогостоящие проекты (вроде планов поворота крупнейших рек).

Вопрос 02. Охарактеризуйте значение советско-американских соглашений по стратегическим вооружениям.

Ответ. Данные соглашения снизили уровень напряжённости международных отношений (хотя они могли обостриться в любой момент, что показал конец 1970-х — начало 1980-х годов, а результат возможной III мировой войны несмотря на сокращение вооружений оставался таким же). Одновременно данные соглашения позволили обеим сверхдержавам сократить военные расходы.

Вопрос 03. Составьте план ответа по теме «Разрядка международной напряжённости: причины и следствия». Какие из соглашений, заключённых в годы разрядки, сохраняют своё значение в наши дни?

Ответ.

1) Карибский кризис и осознание опасности III мировой войны;

2) договор о нераспространении ядерного оружия, который ограничил число обладавших таким оружием стран и сделал возможным соглашение между ними;

3) Вьетнамская война и антивоенные настроения населения США;

4) условия и значение договора ОСВ-1;

5) урегулирование противоречий между Восточной и Западной Германиями;

6) Хельсинские соглашения – наивысшая точка разрядки.

Вопрос 04. Какие причины вызвали обострение советско-американских отношений в конце 1970-х — начале 1980-х гг.? Чем оно было опасно для мира и человечества?

Ответ. Опасно было любое обострение отношений между сверхдержавами, так как оно в итоге могло привести к новой мировой войне и гибели мира (хотя кризиса масштаба Карибского в этот раз и не было). Причины конкретно этого обострения:

1) недовольство разрядкой в высших политических и финансовых кругах США;

2) опасения США по поводу сближения стран Западной Европы и СССР без участия США;

3) борьба с диссидентами делала для СССР невозможным соблюдение Хельсинских соглашений в области защиты прав человека;

4) беспокойство вызывало развёртывание на территории восточного блока большого количества ракет средней дальности (которые не могли долететь до США, но вполне могли стереть с лица земли Западную Европу);

5) СССР всё больше втягивался в локальные конфликты (последней каплей стал ввод советских войск в Афганистан).

Вопрос 05. Когда и каким образом завершилась «холодная война»?

Ответ. Холодная война завершилась в период «перестройки» в СССР фактически поражением Советского Союза: военно-политический социалистический блок распускался, советские вооружённые силы сокращались без ответных уступок НАТО, но при этом без безоговорочного принятия бывшего главного противника в число западных стран (к чему призывал, в частности далай-лама).

Советско-американские соглашения

Смотреть что такое «Советско-американские соглашения» в других словарях:

  • АНГЛО-АМЕРИКАНСКИЕ СОГЛАШЕНИЯ 1940 — 1942 о военном и экономическом сотрудничестве были заключены между США и Великобританией накануне и после вступления США во вторую мировую войну. С самого начала возникновения войны в Европе, в 1939, США рассматривали себя как страну,… … Дипломатический словарь

  • Советско-финская война (1939—1940) — См. также: Советско финские войны Советско финская война (1939 1940) Вторая мировая война … Википедия

  • Советско-польская война (1919—1921) — Советско польская война (1919–1921) Гражданская война в России Польские окопы в Белоруссии во время сражения на Немане, октябрь 1920 … Википедия

  • Соединённые Штаты Америки — (США) (United States of America, USA). I. Общие сведения США государство в Северной Америке. Площадь 9,4 млн. км2. Население 216 млн. чел. (1976, оценка). Столица г. Вашингтон. В административном отношении территория США … Большая советская энциклопедия

  • Соединённые Штаты Америки — Соединённые Штаты Америки. Хребет Блэк Хилс в Скалистых горах. Соединенные Штаты Америки СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ (США), государство в Северной Америке, на востоке омывается Атлантическим океаном, на западе Тихим океаном. Площадь 9363,2 тыс. км2 … Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Коммунистическая партия Советского Союза — (КПСС) основанная В. И. Лениным на рубеже 19 20 вв. революционная партия российского пролетариата; оставаясь партией рабочего класса, КПСС в результате победы социализма в СССР и укрепления социального и идейно политического единства… … Большая советская энциклопедия

  • Соединённые Штаты Америки — Соединенные Штаты Америки США, гос во в Сев. Америке. Название включает: геогр. термин штаты (от англ, state государство ), так в ряде стран называют самоуправляющиеся территориальные единицы; определение соединенные, т. е. входящие в федерацию,… … Географическая энциклопедия

  • СССР. Внешняя политика — Внешняя политика СССР Основные принципы советской внешней политики Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 создала государство нового типа ‒ советское социалистическое государство ‒ и тем положила начало советской внешней политике,… … Большая советская энциклопедия

  • СССР. Внешняя политика СССР — Основные принципы советской внешней политики Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 создала государство нового типа советское социалистическое государство и тем положила начало советской внешней политике,… … Большая советская энциклопедия

  • СОВЕТСКАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА — I. Основные принципы внешней политики СССР Великая Октябрьская социалистическая революция создала государство нового типа советское социалистическое государство и этим самым положила начало советской внешней политике, принципиально отличающейся… … Дипломатический словарь

15 лет назад США вышли из Договора по ПРО 1972 года

13 декабря 2001 года президент США Джордж Буш выступил с формальным уведомлением о своем выходе из Договора по ПРО. В соответствии со статьей 15 Договора, дата окончательного выхода США из этого соглашения наступила спустя шесть месяцев, 13 июня 2002 года.

Реклама

Российское руководство сразу же заявило об ошибочности такого решения американской администрации. В России настаивали на сохранении этого важнейшего двустороннего документа, имевшего международное значение, и даже называли «краеугольным камнем стратегической стабильности и безопасности».

В США же неоднократно заявляли о своем намерении выйти из договора, который, по их мнению, «не отвечал реалиям сегодняшнего дня», и приступить к созданию системы национальной противоракетной обороны.

При этом абсолютно все эксперты в России и на Западе признают, что никакая ПРО не сможет защитить территорию обороняющейся стороны от первого массированного ядерного удара.

В СССР и США, когда подписывали Договор об ограничении ПРО и протокол к нему в 1974 году, руководствовались задачей защиты баз стратегических ядерных сил и центральных пунктов управления ими для гарантированного ответного удара по агрессору.

Как известно, договоры подписываются и соблюдаются при равенстве (паритете) возможностей сторон. С политическими и военными трупами никто никаких договоров никогда не подписывает. И тем более их не соблюдает. А наша страна в конце 1990-х годов представляла собой, на мой взгляд, откровенно жалкое зрелище.

Но возможность достижения компромисса по ПРО даже в тех условиях, в начале двухтысячных, по единодушным оценкам настоящих экспертов, все-таки была. Американцы хотели снять с себя ограничения, но были готовы идти на уступки и предлагать что-то взамен. Не надо было только рогом упираться в сохранение договора в неизменном виде.

Сколько копий сломано вокруг так называемой «ненаправленности» ПРО? А между тем система ПРО — это не пушка и не винтовка. Она никуда не направлена, а работает «вкруговую». И предназначена для обороны участка местности, на котором размещены важные объекты.

Сколько дипломатов разбило себе лбы с требованиями добиться от США «гарантии неприменения системы ПРО» против России? Теперь давайте до предела упростим ситуацию и попытаемся понять, какие в этом случае могут быть гарантии?

Для начала надо сразу сказать — США никому и никогда не дадут в этой сфере каких-либо гарантий. Просто представим себе, как над территорией Европы развернулось противоракетное сражение. Началась вооруженная борьба между НАТО и государствами Ближнего/Среднего/Дальнего Востока, обладающими ракетными технологиями и соответствующими вооружениями (когда такие будут в наличии — отдельный вопрос). Россия — не участник конфликта. Стало быть, нашей стране и никаких гарантий не надо.

Ведь не может же быть такой ситуации, когда в этом гипотетическом конфликте Запада и Востока над Европейским континентом откуда-то возникла стая российских ракет, пролетающая исключительно по своим делам.

И сбивать их американским/европейским системам ПРО нельзя в силу данных ранее обязательств.

Следующая ситуация. Россия — участник конфликта. Тогда какие могут быть гарантии? Непонятно. Как при таких исходных данных можно было добиться какого-то позитивного результата в переговорах по ПРО?

Но присмотритесь к любой конференции, заседанию, переговорам по вопросам ПРО. Кто там главные специалисты? Политологи, экономисты, юристы, психологи — кого только нет. Складывается впечатление, что в одном из отечественных вузов на проспекте Вернадского открылся противоракетный факультет и там созданы кафедры радиолокации, теории электромагнитного поля и техники сверхвысоких частот, радиоприемных и радиопередающих устройств, теории автоматического управления и регулирования, антенных устройств и распространения радиоволн.

Либо победило мнение, что людям, ведущим переговоры по ПРО, теорию и практику, относящуюся к вопросам противоракетной обороны, знать вовсе ни к чему. Они — «эффективные переговорщики», и этим все сказано.

В конце 1990-х я был командирован от Главного оперативного управления Генерального штаба на заседание такой рабочей группы для международных переговоров по вопросу пролонгации Договора по ПРО 1972 года. Состав рабочей группы откровенно удивил меня. Кроме меня, никто из присутствующих никогда и ни при каких обстоятельствах не имел никакого отношения к вопросам планирования, боевого применения и эксплуатации систем ПРО. Не было ни одного разработчика комплексов ПРО от промышленности.

Исключительно по неосторожности и, возможно, даже не от большого ума в первые минуты заседания рабочей группы я высказал сомнения, что люди, среди которых нет хотя бы инженера-ракетчика, способны что-то разрабатывать и предлагать.

Старший группы сказал, что если я немедленно не замолчу, то о моем дерзком и возмутительном поведении будет немедленно доложено начальнику Генерального штаба.

Один из политологов обиженно сказал мне: «Да я одиннадцать раундов переговоров по ПРО в Женеве выдержал!»

Я посчитал за лучшее не вступать в дальнейшие дебаты и пререкания, но про себя подумал: «Попробовал бы ты выдержать хотя бы один раунд переговоров по ПРО зимой в Сарышагане, на площадке №52. На пятом году существования полигона без центрального отопления. В Женеве-то любой дурак и 110 раундов высидит».

Именно в те минуты мне стало понятно, чем закончатся переговоры с США.

Другой пример — в середине 2000-х годов на всех уровнях усиленно и интенсивно обсуждалась тема — совместная эксплуатация Россией и США Габалинской РЛС в обмен на отказ от размещения элементов американской ПРО в Польше и Чехии. 7 июня 2007 года такое предложение было выдвинуто российской стороной во время саммита «большой восьмерки». В этом же году на заседании Совета Россия — НАТО российская делегация представила детали этого предложения.

Эта идея, конечно, не могла родиться в голове специалиста. Она могла возникнуть только в мозгах дипломатов, юристов и политологов.

Объясню почему. Предположим, стороны все-таки договорились о совместной эксплуатации Габалинской РЛС. Сразу возникает вопрос — как, в какой форме и куда передавать с нее данные другой стороне.

Не заберешься же на командно-измерительный центр и не начнешь махать флажками в сторону НАТО — примите информацию, передаю голосом.

С Габалы надо будет тянуть кабель длиной несколько тысяч километров. Или строить широкополосную радиорелейную линию с ретрансляторами через каждые несколько десятков километров (в силу кривизны земной поверхности). Предположим, такую линию в итоге построили бы, израсходовав при этом не меньше средств, чем на сооружение самой станции.

Теперь надо решать следующий вопрос: информация от Габалы будет передаваться в принятых в России стандартах, которые никак не сопрягаются с техникой НАТО.

Пришлось бы создавать какой-то комплекс сопряжения для преобразования информации к стандартам, принятым на Западе. И самое главное — никто же ведь и не поинтересовался, а нужна ли эта информация американцам и европейцам в принципе? А ведь не нужна, на самом деле.

У США есть своя система предупреждения о ракетно-ядерном ударе. Она имеет глобальный характер, несколько эшелонов и успешно решает свои задачи в любом уголке земли.

В итоге через некоторое время американцы все-таки деликатно заявили, что их технические и технологические стандарты не соответствуют стандартам, принятым в России.

Зачем же вокруг вопроса о совместной эксплуатации в середине 2000-х годов был поднят такой шум, если вопрос заведомо не имел положительного решения? В трясину этих обсуждений затянули даже первых лиц государства, а потом легко отказались от этой Габалы, когда Азербайджан заломил непомерно высокую цену за аренду станции.

Ведь политологи и юристы, видимо, даже не подозревали, что Габала или ей подобная станция — это всего лишь щупалец осьминога, а голова, глаза, головной мозг этого осьминога находятся в Солнечногорске. Что самостоятельным элементом любой системы ПРО является система передачи данных (СПД), технические требования к которой весьма высоки.

Всего одна микросекунда в радиолокации — 150 метров дальности. Для ПРО это уже весьма существенная цифра. Если бы политологи знали хотя бы малую часть всего этого, то не мололи бы чепухи о совместной эксплуатации Габалинской РЛС.

Но ведь дебатировали же, и долгими месяцами. Далекие от основ построения систем ПРО люди и обсуждали вопрос эксплуатации совместной с Западом системы противоракетной обороны.

Хотя с самого начала и неспециалисту ясно, что никакой совместной системы ПРО с Западом быть не может просто по определению. Всего лишь по одной простой причине: ПРО — это сгусток передовых технологий, самый что ни на есть передний край развития науки и техники, говоря пафосными словами. Никто никогда и ни при каких обстоятельствах этими самыми технологиями делиться с «партнерами» не будет, ибо это есть предательство национальных интересов.

А дипломаты заумно обсуждали вопрос, кому будет принадлежать кнопка «пуск». Хотя в современных автоматических системах ПРО нет никакой кнопки. В боевом режиме они функционируют без участия человека-оператора. По-другому нельзя, когда скорости сближения противоракеты и цели более семи километров в секунду.

В отечественной системе А-35М была даже команда, которая блокировала все тумблеры, кнопки и переключатели системы во время боевого цикла, чтобы исключить любое вмешательство человека в работу стрельбового комплекса в боевом режиме. Команду на пуск противоракеты дает только цифровой вычислительный комплекс.

В итоге весь договорный процесс в сфере контроля и сокращения вооружений, противоракетной обороны ни разу еще не дал нашей стране хоть какого-то малейшего позитивного результата.

Например, когда подписали и прочитали Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 года, военные просто ужаснулись — как такой договор можно было подписывать в принципе? Оказывается, в ходе работы над документом в Париж посылали не специалистов, а в качестве поощрения нужных людей. Это были еще советские времена, когда зарубежная командировка приравнивалась к ордену. Поэтому за рубеж командировались не эксперты и специалисты, а разного рода сомнительная публика — до политработников включительно.

Остается надеяться, что к очередным предстоящим переговорам по Сирии с российской стороны дело не доверят подобным любителям загранкомандировок.

Биография:

Михаил Ходаренок/facebook.com

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

ДОГОВО́Р ОБ ОГРАНИЧЕ́НИИ СИСТЕ́М ПРО 1972

ДОГОВО́Р ОБ ОГРАНИЧЕ́НИИ СИСТЕ́М ПРО 1972, до­го­вор ме­ж­ду СССР и США, под­пи­сан­ный в Мо­ск­ве 26 мая (всту­пил в си­лу 3 окт.) с це­лью сдер­жи­ва­ния гон­ки стра­те­ги­че­ских на­сту­па­тель­ных воо­ру­же­ний. За­клю­чён на не­ог­ра­нич. срок с пра­вом ка­ж­дой из сто­рон вый­ти из не­го с уве­дом­ле­ни­ем об этом ре­ше­нии за 6 мес до вы­хо­да. Ка­ж­дой из сто­рон пре­дос­тав­ля­лось пра­во иметь 2 ком­плек­са ПРО: во­круг сто­ли­цы и в рай­оне рас­по­ло­же­ния шахт­ных ПУ МБР, ка­ж­дый ра­диу­сом 150 км. В этих рай­онах пре­ду­смат­ри­ва­лось не бо­лее 100 ПУ про­ти­во­ра­кет и не бо­лее 100 про­ти­во­ра­кет на стар­то­вых по­зи­ци­ях, а так­же ог­ра­ни­чи­ва­лись чис­ло и по­тен­ци­ал РЛС ПРО. До­го­вор обя­зы­вал сто­ро­ны не соз­да­вать, не ис­поль­зо­вать и не раз­вёр­ты­вать сис­те­мы или ком­по­нен­ты ПРО мор., возд., кос­мич. или мо­биль­но-на­зем­но­го ба­зи­ро­ва­ния. На ис­пы­тат. по­ли­го­нах ка­ж­дая из сто­рон мог­ла иметь в со­во­куп­но­сти не бо­лее 15 ПУ про­ти­во­ра­кет. До­го­вор ог­ра­ни­чи­вал соз­да­ние и ис­поль­зо­ва­ние разл. мо­ди­фи­ка­ций ПУ в др. це­лях и в др. рай­онах ка­ж­дой стра­ны. Сис­те­мы ПРО или их ком­по­нен­ты, не пре­ду­смот­рен­ные до­го­во­ром, унич­то­жа­лись ли­бо де­мон­ти­ро­ва­лись и не пе­ре­да­ва­лись др. го­су­дар­ст­вам. 3.7.1974 в Мо­ск­ве под­пи­сан про­то­кол к до­го­во­ру, по ко­то­ро­му ка­ж­дая из сто­рон вме­сто двух рай­онов раз­ме­ще­ния сис­тем ПРО мог­ла иметь лишь один – ли­бо в рай­оне раз­ме­ще­ния шахт­ных ПУ, ли­бо во­круг сво­ей сто­ли­цы. Для со­дей­ст­вия осу­ще­ст­в­ле­нию до­го­во­ра бы­ла соз­да­на По­сто­ян­ная кон­суль­та­тив­ная ко­мис­сия (ПКК), в ко­то­рую кро­ме Рос­сии и США с 1993 вхо­ди­ли Бе­ло­рус­сия, Ка­зах­стан и Ук­раи­на, го­су­дар­ст­ва – пра­во­пре­ем­ни­ки быв. СССР. С 1972 бы­ло про­ве­де­но 50 сес­сий ПКК. До­го­вор не­од­но­крат­но об­су­ж­дал­ся на встре­чах пре­зи­ден­тов РФ и США (в мар­те 1997 в Хель­син­ки под­пи­са­но за­яв­ле­ние, в ко­то­ром под­твер­жда­лась при­вер­жен­ность до­го­во­ру; в ию­ле 2000 на о. Оки­на­ва при­ня­то за­яв­ле­ние о со­труд­ни­че­ст­ве в об­лас­ти стра­те­гич. ста­биль­но­сти, в ко­то­ром го­во­ри­лось о взаи­мо­дей­ст­вии двух стран по пе­ре­го­вор­но­му про­цес­су по стра­те­гич. на­сту­пат. воо­ру­же­ни­ям с учё­том пол­но­го со­хра­не­ния до­го­во­ра). Од­на­ко в дек. 2001 США за­яви­ли о на­ме­ре­нии соз­дать нац. сис­те­му ПРО и в 2002 вы­шли из до­го­во­ра, в свя­зи с чем он ут­ра­тил си­лу. Пре­кра­ще­ние дей­ст­вия до­го­во­ра на­нес­ло серь­ёз­ный удар по всей сис­те­ме ме­ж­ду­нар. со­гла­ше­ний, на­прав­лен­ных на пре­дот­вра­ще­ние ра­кет­но-ядер­ной вой­ны.

Как противоракетная оборона закрывает Москву и промышленный район от возможных атак

Военный эксперт Алексей Леонков уверен, что возглавляемое Шойгу Минобороны вскоре полностью закроет вопрос противоракетной обороны РФ.

Ранее командир соединения противоракетной обороны генерал-майор Сергей Грабчук в интервью газете «Красная звезда» сообщил, что для защиты столицы от ракетного нападения потребуется всего несколько десятков минут.

Отмечается, что при вероятной атаке противника российская система предупреждения о ракетном нападении сформирует целеуказания для системы ПРО и она, в свою очередь, инициирует протокол выполнения заданного ранее боевого цикла продолжительностью в несколько десятков минут. Защита способна засечь потенциальные цели на дистанции в несколько тысяч километров, отличить истинную цель от ложной и осуществить пуск и последующее наведение противоракет. Такой бой может длиться менее минуты.

Грабчук добавил, что столичная система противоракетной обороны может перехватить несколько десятков видов баллистических ракет различной дальности, а в ближайшее время планируется улучшить боевые возможности и характеристики системы.

Комментируя ситуацию, военный эксперт Алексей Леонков в интервью корреспонденту Федерального агентства новостей сообщил, что российская система ПРО не является уникальной, она создавалась параллельно американской. Дело в том, что, когда СССР и США подписали договор о ПРО, каждая сторона смогла сформировать свой позиционный район войск для защиты от ракетного нападения.

«Мы позиционным районом сделали столицу и центральный промышленный округ, а американцы позиционным выбрали район, в котором базируются ракеты «Минитмэн». Ну то есть каждый защищал наиболее ценное: мы — людей, они — ракеты с ядерными боеголовками. Но как мы знаем, в 2002 году американцы вышли из договора ПРО и начали развивать противоракетную оборону дальше. Но они развивали ее уже как подвижную оборону: создавали морские комплексы, эсминцы типа «Арли Берк», создавали компоненты сухопутной системы TAAD. И вот всю эту систему они ближе и ближе пододвигают к нашим границам. Не стоит забывать и о позиционных районах на Аляске, в Румынии и Польше», — подчеркивает Леонков.

При этом в планах Пентагона значится последовательное развитие этой системы дальше, вокруг всей территории Российской Федерации. Окружив нашу страну комплексами ПРО двойного назначения, в Белом доме рассчитывают, что созданная «система раннего перехвата» станет частью главной стратегии США «Глобальный мгновенный удар».

«Это тот самый удар, который в течение нескольких десятков минут должен лишить Россию ядерного потенциала или ядерного щита. Поэтому, когда генерал говорит, что вражеские ракеты будут перехватываться, то это действительно так, временной промежуток такой существует. Но нужно помнить, что в нас полетят не только МБР, стартующие с территории США, но и крылатые ракеты, стремящиеся пробить нашу эшелонированную систему обороны. Но у нас в Минобороны сидят очень умные военачальники, тот же Сергей Шойгу, и они этот вопрос просчитали, они уже создали нашу систему воздушно-космической обороны. Она действительно на ранней стадии может обнаруживать старт вражеских ракет и формировать алгоритмы ответно-встречного удара. Но это не только запуск МБР, это и формирование алгоритмов воздушно-космической обороны, перехвата всех видов воздушных и космических целей, которые угрожают определенным районам и объектам», — заключил Алексей Леонков.

Следующими элементами российской системы противоракетной обороны станут перспективные комплексы С-500 и подвижные комплексы А-235, которые должны полностью закрыть российскую территорию. Напомним, первые испытания эшелонированной территориальной системы противоракетной обороны А-235 «Нудоль» состоялись в 2014. По словам начальника отделения боевых алгоритмов и программ соединения ПРО полковника Ильдара Тагиева, стоящие на вооружении России средства перехвата не имеют аналогов в мире.