Присоединение бессарабии к СССР

Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР

У этого термина существуют и другие значения, см. Присоединение Бессарабии.

Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР

Спорные территории на советских картах до 1940 года заштрихованы фиолетовой сеткой, что указывало на их состояние под румынской оккупацией
Дата 28 июня — 3 июля 1940
Место Бессарабия, Буджак, Буковина
Итог территория Бессарабии и Северной Буковины перешла под контроль СССР
Противники

СССР

Румыния

Командующие

Иосиф Сталин
Георгий Жуков

Кароль II
Георге Тэтэреску

Силы сторон

32 стрелковые, 2 мотострелковые, 6 кавалерийских дивизий, 11 танковых и 3 авиадесантные бригады, 14 корпусных артполков, 16 артполков РГК и 4 артдивизиона БМ, ~ 638 000 человек.

20 пехотных, 3 кавалерийские дивизии и 2 горнопехотные бригады,
по линии границы с СССР: 3 и 4-й армия 1-й группы армий, (60 % сухопутных войск, ~ 450 000 человек.

Медиафайлы на Викискладе

Присоединение Бессарабии и Северной Буковины к СССР (также Бессарабская операция, Бессарабский поход 1940, Прутский поход 1940) — включение Бессарабии, Северной Буковины и области Герца в состав СССР в 1940 году.

Летом 1940 года советским политическим руководством планировалось военное разрешение бессарабского вопроса и возвращение земель, которые считались в Советском Союзе незаконно оккупированными Румынией с 1918 года.

26 июня 1940 года Вячеслав Молотов вручил румынскому послу в Москве Георге Давидеску заявление советского правительства, в котором выдвигались требования о передаче СССР Бессарабии и северной части Буковины в границах согласно приложенной карты.

27 июня 1940 года в Румынии была объявлена всеобщая мобилизация, но незадолго до планируемого начала военной операции, после ультиматума советской стороны и консультаций с официальными представителями от Германии, Италии и стран Балканской Антанты, Королём Румынии Каролем II было принято решение об удовлетворении требования о передаче Бессарабии и Северной Буковины Советскому Союзу.

Операция по занятию спорных территориий Красной армией началась 28 июня 1940 года и продлилась 6 дней. Немногим позднее — 2 августа 1940 года была образована Молдавская ССР со столицей в Кишинёве, были основаны Черновицкая и Аккерманская области УССР, а в состав Одесской области было включено пять районов ранее входивших в состав Молдавской АССР.

Через несколько дней после вступления Красной армии на территорию Бессарабии и Буковины Королевство Румыния разорвало соглашение о сотрудничестве с англо-французской коалицией, 11 июля 1940 года вышло из Лиги Наций и вскоре объявило о своём твёрдом намерении присоединиться к блоку стран Оси.

Новое румынское правительство, сформированное 5 июля 1940 года, пыталось всеми последующими действиями, вплоть до организации системного преследования евреев на всей территории страны, продемонстрировать готовность двигаться «новым курсом», который бы полностью удовлетворил Адольфа Гитлера и его соратников. Но всё это не спасло Румынию от новых территориальных потерь.

30 августа 1940 года согласно решению Второго Венского арбитража часть Трансильвании под давлением Германии была передана в состав Венгрии. 7 сентября 1940 года, согласно условиям Крайовского мирного договора, Болгария получила от Румынии Южную Добруджу.

В течение нескольких месяцев лета-осени 1940 года Румыния потеряла более 100 000 км² собственных территорий (Бессарабия — 44 000 км², Северная Буковина и область Герца — 6304 км², Северная Трансильвания — 43 104 км², Южная Добруджа — 7565 км²).

6 сентября 1940 года Король Румынии Кароль II отрёкся от престола и вскоре покинул страну, власть в стране полностью перешла в руки Йона Антонеску — румынскому кондукэтору. Бессарабия, северная Буковина и область Герца оставались частью Советского Союза вплоть до его распада в 1991 году. Вскоре эти территории стали частью новых независимых государств: Молдовы и Украины. В Декларации о независимости от 27 августа 1991 года правительство Молдовы осудило создание Молдавской ССР, заявив об отсутствии правовой основы.

См. также: Переворот в Румынии (1940) и Молдавия во Второй мировой войне

Присоединение Прибалтики к СССР: правда и ложь

Советские историки характеризовали события 1940 года как социалистические революции и настаивали на добровольном характере вхождения прибалтийских государств в состав СССР, утверждая, что оно получило окончательное оформление летом 1940 года на основе решений высших законодательных органов этих стран, получивших на выборах самую широкую поддержку избирателей за всё время существования независимых прибалтийских государств. С подобной точкой зрения согласны и некоторые российские исследователи, которые также не квалифицируют события как оккупацию, хотя и не считают вхождение добровольным.

Большинство зарубежных историков и политологов, а также некоторые современные российские исследователи, характеризуют этот процесс как оккупацию и аннексию независимых государств Советским Союзом, осуществлённую постепенно, в результате ряда военно-дипломатических и экономических шагов и на фоне разворачивающейся в Европе Второй мировой войны. Современные политики говорят также о инкорпорации, как о более мягком варианте присоединения. По мнению экс-главы МИДа Латвии Яниса Юрканса, «В американо-балтийской хартии фигурирует именно слово инкорпорация».

Отрицающие оккупацию ученые указывают на отсутствие военных действий между СССР и странами Балтии в 1940 году. Их оппоненты возражают, что определение оккупации не обязательно подразумевает войну, например оккупацией считается захват Германией Чехословакии в 1939 году и Дании в 1940.

Прибалтийские историки подчёркивают факты нарушения демократических норм при проведении внеочередных парламентских выборов, состоявшихся в одно и то же время в 1940 году во всех трёх государствах в условиях значительного советского военного присутствия, а также тот факт, что на выборах, состоявшихся 14 и 15 июля 1940 года, был дозволен только один выдвигаемый от «Блока трудового народа» список кандидатов, а все остальные альтернативные списки были отклонены.

Прибалтийские источники считают, что результаты выборов были сфальсифицированы и они не отражали волю народа. Например, в статье, размещённой на сайте министерства иностранных дел Латвии, историк И. Фелдманис приводит информацию о том, что «В Москве советское агентство новостей ТАСС дало информацию об упомянутых результатах выборов уже за двенадцать часов до начала подсчёта голосов в Латвии». Он же приводит мнение Дитриха А. Лёбера (Dietrich André Loeber) — правоведа и одного из бывших военнослужащих диверсионно-разведывательного подразделения абвера «Бранденбург 800» в 1941—1945 — о том что аннексия Эстонии, Латвии и Литвы была фундаментально нелегальна, поскольку она базируется на интервенции и оккупации. Из этого делается вывод, что решения прибалтийских парламентов о вхождении в СССР были предопределены заранее.

Подписание Договора о ненападении между Германией и Советским Союзом. (pinterest.com)

Вот как об этом рассказывал сам Вячеслав Молотов (цитата по книге Ф. Чуева «140 бесед с Молотовым»):
«Вопрос о Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и Бессарабии мы решили с Риббентропом в 1939 году. Немцы неохотно шли на то, что мы присоединим к себе Латвию, Литву, Эстонию и Бессарабию. Когда через год, в ноябре 1940 года, я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?»
Я ему сказал: «Объясним».
Коммунисты и народы Прибалтийских государств высказались за присоединение к Советскому Союзу. Их буржуазные лидеры приехали в Москву для переговоров, но подписать присоединение к СССР отказывались. Что нам было делать? Я вам должен сказать по секрету, что я выполнял очень твердый курс. Министр иностранных дел Латвии приехал к нам в 1939 году, я ему сказал: «Обратно вы уж не вернетесь, пока не подпишете присоединение к нам».
Из Эстонии к нам приехал военный министр, я уж забыл его фамилию, популярный был, мы ему то же сказали. На эту крайность мы должны были пойти. И выполнили, по-моему, неплохо.

Я в очень грубой форме вам это представил. Так было, но все это делалось более деликатно.
— Но ведь первый приехавший мог предупредить других, — говорю я.

— А им деваться было некуда. Надо же как-то обезопасить себя. Когда мы предъявили требования… Надо принимать меры вовремя, иначе будет поздно. Они жались туда-сюда, буржуазные правительства, конечно, не могли войти в социалистическое государство с большой охотой. А с другой стороны, международная обстановка была такова, что они должны были решать. Находились между двумя большими государствами — фашистской Германией и советской Россией. Обстановка сложная. Поэтому они колебались, но решились. А нам нужна была Прибалтика…
С Польшей мы так не смогли поступить. Поляки непримиримо себя вели. Мы вели переговоры с англичанами и французами до разговора с немцами: если они не будут мешать нашим войскам в Чехословакии и Польше, тогда, конечно, у нас дела пойдут лучше. Они отказались, поэтому нам нужно было принимать меры хоть частичные, мы должны были отдалить германские войска.
Если бы мы не вышли навстречу немцам в 1939 году, они заняли бы всю Польшу до границы. Поэтому мы с ними договорились. Они должны были согласиться. Это их инициатива — Пакт о ненападении. Мы не могли защищать Польшу, поскольку она не хотела с нами иметь дело. Ну и поскольку Польша не хочет, а война на носу, давайте нам хоть ту часть Польши, которая, мы считаем, безусловно принадлежит Советскому Союзу.
И Ленинград надо было защищать. Финнам мы так не ставили вопрос, как прибалтам. Мы только говорили о том, чтобы они нам часть территории возле Ленинграда отдали. От Выборга. Они очень упорно себя вели. Мне много приходилось беседовать с послом Паасикиви — потом он стал президентом. По-русски говорил кое-как, но понять можно. У него дома была хорошая библиотека, он читал Ленина. Понимал, что без договоренности с Россией у них ничего не получится. Я чувствовал, что он хочет пойти нам навстречу, но противников было много.
— Финляндию пощадили как! Умно поступили, что не присоединили к себе. Имели бы рану постоянную. Не из самой Финляндии — эта рана давала бы повод что-то иметь против Советской власти…
Там ведь люди очень упорны, очень упорны. Там меньшинство было бы очень опасно.

А теперь понемногу, понемногу можно укрепить отношения. Демократической ее сделать не удалось, так же как и Австрию.
Хрущев отдал финнам Порккала-Удд. Мы едва ли отдали бы.

С китайцами из-за Порт-Артура портить отношения не стоило, конечно. И китайцы держались в рамках, не ставили своих пограничных территориальных вопросов. А вот Хрущев толкнул…»

В конце июня 1940 года руководство Советского Союза планировало войсковую операцию по захвату Бессарабии и северной Буковины, находящихся в составе Румынии. Однако, за несколько часов до ее начала король Румынии Кароль-II принял ультимативную ноту советской стороны и мирно передал указанные территории под контроль СССР. Начиная с 28 июня части РККА на протяжении 6 дней заняли всю переданную территорию без сопротивления с румынской стороны. Эта операция нашла свое отражение в историографии как «поход РККА в Бессарабию». После окончания операции на захваченных территориях начали происходить процессы по юридическому оформлению вступления Буковины и Бессарабии в состав СССР.

Еще в 1924 году для будущего образования Молдавской республики с учетом присоединения Бессарабии в составе Украинской ССР была образована Молдавская Автономная Советская Социалистическая Республика. Она включала в себя левобережную часть юридической территории современной Молдовы (большая часть Приднестровья) и часть современной Украины. Поэтому, процесс присоединения новых территорий происходил достаточно просто – обычным принятием законодательных материалов.

Бессарабия и Украинская ССР в границах 1939 года.

Молдавская ССР и Украинская ССР в границах 1940 года.

2 августа 1940 года на VII сессии Верховного Совета СССР был принят Закон «Об образовании союзной Молдавской Советской Социалистической Республики». В состав Молдавской ССР были включены: 6 из 9 уездов Бессарабской губернии РСФСР (Бельцкий, Бендерский, Кагульский, Кишинёвский, Оргеевский, Сорокский) и 6 из 14 районов бывшей Молдавской АССР (Григориопольский, Дубоссарский, Каменский, Рыбницкий, Слободзейский, Тираспольский. Остальные районы Молдавской АССР, а также Аккерманский, Измаильский и Хотинский уезды Бессарабии отошли к Украинской ССР.

Позднее, указом Президиума ВС СССР от 04 ноября 1940 года, граница между МССР и УССР была изменена. Это произошло после того, как по дополнительному соглашению между Шуленбургом и Молотовым было переселено немецкое население с Юга Бессарабии (около 100 тыс.) и из Северной Буковины (около 14 тыс.) в Германию. К Молдавской ССР отошёл 61 населённый пункт с населением 55 тыс. человек (46 населённых пунктов Бендерского уезда, 1 населённый пункт Кагульского уезда, 14 населённых пунктов бывших районов МАССР). К Украинской ССР отошли 96 населённых пунктов с населением 203 тыс. человек (76 населённых пунктов Хотинского уезда, 6 — Измаильского и 14 — Аккерманского уездов). Эти изменения мотивировались тем, что в населённых пунктах, переданных Молдавской ССР, преобладало молдавское и гагаузское население, а в переданных Украинской ССР — украинское, болгарское и русское население.

В результате территория МССР составила 33,7 тыс. км², население — 2,7 млн. человек, из которых 70% составляли молдаване. Столицей республики стал город Кишинёв. 11 ноября 1940 года уезды Молдавской ССР были поделены на 52 района, ещё 6 районов, доставшихся от Молдавской АССР, находились в непосредственном республиканском подчинении. Также существовали 4 города республиканского подчинения.

См. также Фото | СССР. Бессарабский поход РККА

О присоединении Прибалтики и Бессарабии к СССР

Одно из обвинений, которое постоянно выставляют в отношении СССР и Сталина – это «завоевание» прибалтийских государств и территории современной Молдавии.

При это обвинители упускают из вида, сознательно или по безграмотности, ряд важных фактов:
— Осенью 1939 года Эстония, Латвия и Литва сами заключили с СССР договор о взаимопонимании, после этого Союз получил право разместить на их территории свои военные базы.
— В каждой из стран значительные группы населения поддерживали идею социализма, в них действовали не маленькие коммунистические партии, издавались газеты. На выборах в июле 1940 года за «Союз трудового народа» в Эстонии проголосовало 92,8% пришедших выразить своё мнение. Были в прибалтийских странах и «подпольщики» из местных жителей, готовые ценой своей жизни защищать идеалы коммунизма.

Рижане встречают советских «оккупантов» летом 1940 г.
— В Литве, вспоминая про «оккупацию», почему-то не вспоминают, что Москва вернула Литве их древнюю столицу – Вильно и Виленскую область, которую в 1923 году захватила Польша.
— Раз «советизация» равно «оккупация», почему доблестные армии прибалтийских стран не оказали сопротивления, которое несомненно бы поддержали и западные демократии. По крайней мере, морально, точно, возможно даже и войну бы начали, ведь во время советско-финской войны Лондон и Париж почти уже начали войну с Москвой. Красная Армия «подкачала», слишком быстро победила.
Армии Эстонии, Латвии, Литвы просто «влились» в состав РККА. В Литве армия стала 29-м территориальным корпусом, военнослужащие даже сохранили старую форму, только знаки различия заменили. К офицерам добавили политработников – комиссаров, часто литовцев из жителей СССР или членов коммунистической партии Литвы.
Почему не началось партизанское движение против «оккупантов»?
— Есть масса фотографий, где жители трех прибалтийских государств встречают красноармейцев цветами и хлебом-солью. То есть, по крайней мере для значительной части населения перемены были встречены положительно.
— Мало кто из современных политиков признает, что восстановление целостности Империи было для русского народа и для эстонцев, латышей, литовцев положительным явлением, полностью в их интересах.
СССР фактически спас прибалтов, от настоящей оккупации Третьим Рейхом. За время «оккупации» Советским Союзом с 1939 года по 1991 год Эстония потеряла от репрессий 5-7 тыс. человек, ещё примерно 30 тыс. было сослано, не будем вдаваться в подробности за что. Гитлеровцы с неполного 1941 года по 1944 год убили в Эстонии 80 тысяч, ещё 70 тысяч бежало от «цивилизаторов». За неполные 4 года была разрушена половина промышленности, отобрано почти всё поголовье скота, практически уничтожено сельское хозяйство. А при власти советских «оккупантов» Прибалтика процветала, была «витриной СССР».
В Литве за время советской власти было репрессировано 32 тысячи человек (уточним – это не значит, что убиты, может, сосланы, или посажены на год-два), нацисты только физически убили 270 тысяч граждан Литвы.
В Латвии советской властью репрессировано примерно 20-30 тыс. человек, нацисты уничтожили 150 тысяч.
А если вспомнить планы Берлина (план «Ост» и другие разработки), то жителям Прибалтики очень повезло, что Красная Армия одержала победу. Все три народа считались неполноценными и подлежали частью уничтожению, частью выселению за Урал, частью быть прислугой новых хозяев, эту территорию собирались повторно заселить немцами (уже был опыт Тевтонского, Ливонского орденов).
— Обвинители не берут во внимание логику военного времени. В Москве сидели не тупицы и знали, что приближается страшная мировая война. Это в мирные годы можно позволить существовать искусственным образованиям, а в годы войны – это плацдарм. Если не взять эту территорию самим, её возьмёт Берлин, а «выковыривать» его оттуда нельзя – это война. Это страшное стратегическое поражение: после развала Российской империи мы и так потеряли огромные территории, включая Финляндию, Польшу, западные границы сместились в угрожаемую близость к Ленинграду и Москве. Чем дальше бы удалось Москве сместить границу на запад, тем лучше, тем больше времени будет на мобилизацию.
Представим на миг, мы не взяли Прибалтику, а Гитлер взял. В реальности вермахт подошёл к Ленинграду 6 сентября 1941 года уже значительно «выдохшимся». От Эстонии до Ленинграда всего ничего – 120 км, если бы группа армий «Север» нанесла удар из Прибалтики, то сколько им понадобилось бы времени, чтобы дойти до второй столицы Союза?. Пять дней или десять? Да и дивизии были бы свежие.

— Нельзя забывать и такой военно-стратегический аспект занятия Прибалтики, да и Бессарабии, как человеческие и экономические ресурсы. Они не были в полной мере использованы врагом. Страны Прибалтики вместе выставляли 11 дивизий, одну кавбригаду, два кавалерийских полка, одну танковую бригаду, один танковый полк, 12 артиллерийских полков. В военное время прибалтийские страны выставляли суммарно более 420 тысяч бойцов. Если бы эту территорию занял Гитлер, он бы смог использовать эту силу против СССР. А так Берлин кроме карателей смог в Прибалтике сформировать лишь три дивизии СС. Это при том, что на нашей стороне воевали 3 корпуса: эстонский, латышский и литовский. Затем, в виду их низкой боеспособности, сформировали новые части: 130-й латышский стрелковый корпус, 8-й эстонский стрелковый корпус и 16-ю литовскую стрелковую дивизию. Эти части воевали вполне достойно. Они участвовали в освобождении Прибалтики в 1944-1945 годах.
Кроме того, в состав Балтийского флота вошли 4 подводные лодки Эстонии и Латвии. И одна из них, эстонская «Лембит», стала третьей по результативности в советском флоте, утопив 7 вражеских кораблей и 17 транспортов.

Краснознаменная подводная лодка «Лембит».
О Бессарабии
— Об отношении самих молдаван к «оккупации» СССР говорит тот факт, что они практически не участвовали в войне на стороне гитлеровцев. А вот молдаван, честно воевавших за советскую Родину, много.
— Молдавии как государства и не было в истории. Молдавия — это часть Российской империи, которую при развале империи захватила Румыния. В России это никто не признал. Сталин просто потребовал от Румынии вернуть своё, что Румыния и сделала.
— Москва ещё и создала «зародыш» молдавской государственности – Молдавскую ССР, прирезав ей ещё и территории Малой Руси, Приднестровье.
— Жизнь молдаван от возвращения в состав империи только улучшилась. Современные молдаване, наверное, от хорошей жизни едут на заработки в Россию, Румынию, страны Европейского Союза?!
— Румыния враждебно относилась к СССР, к тому же захватила её территорию – Бессарабию. Бухарест разрывался, с кем дружить? С Парижем и Лондоном или Берлином. В итоге выбрал Берлин, тот в «бросании» союзников замечен не был, пример Польши был у Румынии перед глазами. СССР также решил и чисто военно-стратегическую задачу: как и в отношении Прибалтики — отодвинул границу на запад.
Итог
Политическая элита СССР действовала так, как положено действовать нормальному руководству страны в условиях приближения Большой Войны. Москва действовала в стратегических и тактических интересах государства и своего народа. Причем, в интересах и прибалтийских народов и молдаван они от «оккупации» Москвой только выиграли, сохранив тысячи жизней и получив экономические выгоды. СССР практически сразу стал вкладывать немалые средства в развитие этих территорий общей империи.
Кишинев. 28 июня 1940 года, тысячи людей вышли на улицы, чтобы встретить Красную Армию.

Присоединение Бессарабии и Северной Буковины. Молдавская ССР

За неполную неделю Красная армия отторгает у Румынии территории, на которых будут образованы Молдавская ССР и Черновицкая область Украинской ССР

После распада Российской империи и Гражданской войны территорию от Прута до Днестра, включая Кишинев, заняла Румыния. Ей же при распаде Австро-Венгерской империи досталось и бывшее Герцогство Буковина. Поскольку Бессарабия была царской губернией, СССР полагал ее своей и не признавал румынской аннексии. Из части Одесской губернии, куда входило Левобережье Днестра, советская власть образовала Молдавскую АССР (автономная республика, на ранг ниже союзной) в составе Украинской ССР. Молдаван там менее трети населения, большинство составляют украинцы, но юридически к автономии относится и ныне румынское Правобережье Днестра, причем Тирасполь считается временной столицей, официальной же — заграничный пока Кишинев.

После включения Бессарабии в «сферу советских интересов» по секретному протоколу к пакту Молотова-Риббентропа Кремль выжидает: Румыния имеет гарантии безопасности от Великобритании и Франции. 29 марта 1940-го на сессии Верховного Совета — традиционной трибуне внешнеполитических заявлений — Молотов напоминает про нерешенный спорный вопрос о Бессарабии, захват которой Румынией Советский Союз никогда не признавал, хотя никогда не ставил вопрос о возвращении Бессарабии военным путем.

Румыны, ища заступничества у Германии, передают ей в пользование свои месторождения нефти. Берлин поставляет Бухаресту трофейное польское оружие и уверяет, что советская агрессия исключена. В начале лета стремительный разгром Франции и эвакуация с континента британской армии лишают Румынию стратегических союзниrов. 9 июня Киевскому и Одесскому военным округам приказано готовиться к походу для возвращения Бессарабии. Создан Южный фронт во главе с генералом армии Жуковым. План операции предусматривает охватывающие удары с окружением противника на суше и подавление румынского флота советским Черноморским. 23 июня, через день после французской капитуляции, Молотов сообщает гитлеровскому послу Шуленбургу, что СССР скоро присоединит к себе Бессарабию и Северную Буковину. Глава германского МИДа Риббентроп отвечает, что правительство рейха в полной мере признает права Советского Союза на Бессарабию и своевременность постановки этого вопроса перед Румынией.

Претензии на Буковину, не входившую в Российскую империю, для немцев «полная неожиданность», но Молотов утверждает, что это — «последняя недостающая часть единой Украины». 26 июня послу Румынии в Москве вручено заявление — «теперь, когда военная слабость СССР отошла в прошлое», королевскому правительству предлагается:

1. Возвратить Бессарабию Советскому Союзу.
2. Передать Советскому Союзу северную часть Буковины в границах согласно приложенной карте.

По второму пункту, кроме указания на общие с Украиной «историческую судьбу, язык и национальный состав», в ноте говорится, что передача Северной Буковины хоть отчасти возместит «громадный ущерб» от «22-летнего господства Румынии в Бессарабии». Потом это назовут «процентами за пользование». 27 июня Бухарест объявляет мобилизацию, но поздно вечером, оценив свои силы, решает согласиться с требованиями Москвы.

Днем 28 июня части Красной армии повсеместно и беспрепятственно переходят границу. Они движутся сразу вслед на арьергардом румынских войск Уже к вечеру заняты Кишинев, Черновцы, Бендеры, Бельцы. Выброшенный на следующий день воздушный десант контролирует удаленный Болград, а на первом советском митинге в Кишиневе выступают глава ЦК Украины Хрущев и нарком обороны СССР Тимошенко. Передовые красноармейские отряды даже обгоняют армейские колонны бывших хозяев, чтобы проследить — а не вывозят ли какое имущество? К исходу 1 июля полностью перекрыта новая границы с Румынией по Пруту и Дунаю.

Присоединены 50,7 тысячи км2, густозаселенные 3,7 млн человек. Формируя Молдавскую республику, границы корректируют, стараясь объединить районы с большинством «титульной нации». Часть бывшей молдавской автономии возвращают Одесской области, Украине достается и юг Бессарабии — так что выхода к Черному морю Молдавия не имеет — и бессарабский север, он включен в Черновицкую область.

Румыния потеряла около пятой части территории и населения. Тут же свои претензии реализуют другие соседи: Венгрии достаются земли в Трансильвании, Болгарии — в Добрудже. Возникший кризис заставит отречься от престола румынского короля Кароля II. Провозгласит свою диктатуру генерал Антонеску, который станет маршалом и «кондукэтором» — «фюрером». В январе 1941-го в страну войдут немецкие войска, Антонеску присоединится к Тройственному пакту. В нападении Германии на СССР примет участие румынская армия, оккупацию ею Молдавии и Черновицкой области диктатура назовет «освобождением».

Перед самой войной НКВД проведет «чистку от нежелательных элементов» в регионах, присоединенных в 1939-1940 годах. 12-13 июня 1941-го с бывших румынских территорий вышлют в Коми АССР, Казахстан и Сибирь почти 30 тысяч человек. Послевоенная коллективизация и засуха приведут к голоду, от которого Молдавская ССР пострадает больше других республик. Единственный субъект СССР с романским языком коренного населения, Молдавия будет, однако, использовать кириллический алфавит. В устной речи, действительно, есть диалектная разница, но литературным молдавским и к концу советской власти останется румынский. В Кишиневе это официально признают в 1989 году и переведут письмо на латиницу. Русскоязычное население и национальные меньшинства сочтут это подготовкой к «уходу в Румынию». Военный конфликт унесет около тысячи жизней. От независимой Молдовы отколется непризнанная Приднестровская республика с центром в Тирасполе, состоящая, главным образом, из районов Молдавской АССР до 1940 года. Там по-молдавски продолжат писать на кириллице.