Принц ойген крейсер

«Prinz Eugen» — Линейный корабль ВМФ Австро-Венгрии

После окончания Первой Мировой Войны, линкор «Prinz Eugen» согласно Версальскому мирному договору достался Франции в качестве репараций. 5 сентября 1920 г его отбуксировали из Полы в Тулон. Прежде всего, французских морских специалистов интересовала конструкция башен главного калибра австро-венгерских линкоров. В период с 15 января по 15 марта 1921 г с корабля была снята вся артиллерия. Изначально планировалось использовать 305-мм башни в системе береговой обороны, но из-за технических трудностей от нее отказались. 305-мм орудия были демонтированы, а башни главного калибра установлены на место. Орудия были переданы на склад арсенала французского флота, но поскольку им не нашлось применения, их передали армии. После оккупации Франции германскими войсками в 1940 г орудия линкора «Prinz Eugen» попали к немцам. Дальнейшая их судьба неизвестна – в частности, до сих пор нет ясности, были ли они, в дальнейшем использованы при создании “Атлантического вала”.

Так же с линкора были демонтированы все 150-мм и 66-мм орудия, впоследствии они были проданы за рубеж.

Кроме орудий с корабля были демонтированы все пригодные механизмы: турбины, динамо-машины, приборы, большую часть трубопроводов и электрокабелей.

В конце мая 1921 г корабль был посажен на дно в бухте Аликастр и подвергнут бомбардировке с самолетов морской авиации дымовыми, газовыми и фугасными бомбами. Изначально предполагалось, что после этих налетов корабль будет полностью разрушен, однако силу бомб переоценили и «Prinz Eugen» получил относительно небольшие повреждения. После его подъема с грунта в июне опыты были продолжены на рейде Виньетт.

27 января 1922 г корабль отбуксировали в бухту Сэн и взорвали у его борта боевую часть торпеды. В результате взрыва один из кормовых отсеков был полностью затоплен, корма погрузилась под воду на 12 м. Через не плотности корпуса и палубные люки вода стала проникать в другие отсеки, из-за чего он вскоре лег на дно практически на ровный киль. Общая продолжительность работ по подъему составила более месяца.

После подъема линкор «Prinz Eugen» был отбуксирован к мысу Серпе к югу от Тулона, где участвовал в качестве корабля-мишени в учениях Средиземноморской эскадры. Линкор «Bretagne» сделал по нему 25 выстрелов из своих 340-мм орудий, при этом дважды пробил главный броневой пояс, разрушил трех-орудийную башню главного калибра и снес дымовую трубу. В результате полученных повреждений, линкор начал погружаться, в этот момент по нему открыли огонь 305-мм практическими снарядами линкоры «Jean Bart» и «Paris». Следующим открыл огонь линкор «France» и от первых же попаданий линкор пошел на дно. 28 июня 1922 г закончилась история австро-венгерского линкора «Prinz Eugen».

Общество

1 июля 1946 года в Тихом океане был сосредоточен огромный флот ВМС США. Около 100 кораблей пришвартованы у атолла Бикини — авианосцы и линкоры, крейсеры и подводные лодки, эсминцы и броненосцы. На борту нет ни одного человека, но тысячи коз, свиней, крыс, мышей и морских свинок.

Около девяти часов бомбардировщик сбрасывает с высоты более 8 тысяч метров на флот атомную бомбу под названием «Джильда» (Gilda). Несколько весельчаков нацарапали на ней изображение кинозвезды Риты Хейворт (Rita Hayworth). Менее чем в 150 метрах над водой бомба детонирует, разжигает огненный шторм около 100 тысяч градусов по Цельсию и создает мощную взрывную волну. Разрушительная сила швыряет военный корабль «Джиллиам» (USS Gilliam) на морское дно. Корабли горят, их конструкции деформированы.

Между тем, единственный корабль, который пережил ядерное пекло почти без ущерба — «Принц Ойген». Тяжелый крейсер, спущенный на воду в Киле в 1938 году, когда-то должен был способствовать победе военно-морских сил Гитлера, а после окончания Второй мировой войны служил США в качестве подопытного объекта для испытаний ядерного оружия. Эту послевоенную историю рассказывает Инго Бауернфайнд (Ingo Bauernfeind) в своей книге «Принц Ойген».

В 1938 году Гитлер лично присутствовал в Киле на крещении военного корабля, названного в честь габсбургского военачальника принца Евгения Савойского (Eugen von Savoyen), который нанес в 1697 году Османской империи сокрушительное поражение. В 1941 году «Принц Ойген» вместе с линкором «Бисмарк» (Bismarck) вышли в Атлантику. С их длиной более 210 метров и орудиями калибра 20,3 см они должны были атаковать британские торговые суда.

Рандеву с атомной бомбой

Вскоре он получает прозвище «счастливый корабль». Незадолго до того, как в конце мая 1941 года «Бисмарк» с более чем 2 тысячами человек на борту был потоплен в бою с Королевским флотом, «Принц Ойген» отправился в путь один. Неоднократно крейсер противостоял авиаударам и торпедам, прорывал в 1942 году британскую блокаду Ла-Манша в направлении Германии и позже служил в качестве учебного корабля, а в последние месяцы войны сопровождал корабли с беженцами в Балтийском море.

В конце войны «Принц Ойген» встал на якорь в Копенгагене. За последний большой военный корабль немцев ожесточенно боролись британцы и Советский Союз. ВМС США не проявляли особого интереса. В итоге тянули жребий — как обычно принято, из капитанской фуражки.

По итогам лотереи этот военный трофей достался как раз американцам. Так, с начала 1946 года над «Принцем Ойгеном» развевался звездно-полосатый флаг, в то время как около 600 оставшихся немецких моряков инструктировали американских офицеров и матросов по управлению корабельной техникой.

Инженеры были впечатлены. Такие устройства, как система гидрофонов или механизм катапульты для бортового самолета, должны были быть созданы позднее. Тем временем американцы уже нашли задание для «Принца Ойгена»: для него подготовили «рандеву с бомбой», так озаглавил статью американский военно-морской журнал All Hands в апреле 1946 года.

«С трепетом в лагуну»

В конце января 1946 года «Принц Ойген» вышел в последнее плавание. На причале в Бостоне ждала армия журналистов. «„Принц Ойген» еще не полностью пришвартовался, как один репортер попытался запрыгнуть на борт», — вспоминал прежний член экипажа Франц Капала (Franz Kapala).

Через Панамский канал крейсер достиг Тихого океана, 1 мая 1946 года борт покинули последние немецкие матросы. Чисто американский экипаж держал курс на атолл Бикини. Там 1 июля 1946 года над испытательным флотом взорвалась «Джильда». Взрывная сила соответствовала примерно 23 килотоннам в тротиловом эквиваленте.

Стратеги окрестили серию тестов «Операция Перекрестки» (Operation Crossroads), «Эйбл» (Able) — первую попытку назвали первыми буквами тогдашнего американского военного фонетического алфавита. Ученые хотели задокументировать с помощью камер и измерительных приборов на кораблях, островах и самолетах, как атомная бомбардировка отразится на живых существах и материалах.

Радиоуправляемые лодки взяли пробы воды, чтобы определить степень радиоактивного загрязнения, в то время как корабли наблюдающего флота ждали на большом расстоянии. Наконец, люди также направились к испытательному флоту после того, как уровень радиации был признан приемлемым.

Несмотря на это, людям было не по себе. «Мы с некоторым трепетом плыли в лагуну», — рассказывал будущий контр-адмирал Роберт Конард (Robert Conard). На большинстве людей не было защитных костюмов. Они тушили пожары, собирали измерительные приборы, а также живых и мертвых подопытных животных.

Распыленный в миллисекунды

«Принц Ойген» казался невредимым. Он находился вне зоны уничтожения, потому что пилот бомбардировщика промахнулся от реальной цели, корабля «Невада» (USS Nevada), на целых 600 метров. Конструкцию японской «Сакавы» (Sakawa), которая оказалась значительно ближе к месту взрыва, буквально разнесло на части.

С всего пятью потопленными кораблями ожидаемого массового уничтожения, конечно, не состоялось. Поэтому многие журналисты попросту уехали. И пропустили «Бэйкер» (Baker), второе испытание, которое ожидало «Принца Ойгена» и другие отремонтированные корабли.

На этот раз атомная бомба была взорвана на глубине 27 метров. 25 июля 1946 года поднялся столб из миллионов литров воды на много километров в высоту. Десантный корабль, бросивший якорь прямо над местом взрыва, разнесло в секунды.

Волны высотой до 30 метров накрыли острова, в США взрыв был зарегистрирован как землетрясение магнитудой 5,5 балла. Ударная волна расколола корпус линкора «Арканзас» (Arkansas), авианосец «Саратога» (Saratoga) также затонул с тяжелейшими повреждениями. Все корабли в непосредственной близости получили серьезные повреждения.

Угроза для моря

«Принц Ойген», который стоял на якоре примерно в двух километрах от эпицентра взрыва, остался и на этот раз невредимым, не считая нескольких вмятин на радиолокаторе, конечно, он был заражен радиацией, как и другие корабли и атолл Бикини. Кратер, который образовался в земле при испытании «Бэйкер», оказался шириной 600 метров и 9 метров в глубину.

Американцы пытались обеззаразить корабли, в отличие от атоллов. Пять тысяч человек должны были чистить их водой, щелоком и мылом. Водолазы, меж тем, поднимали со дна измерительные приборы с затонувших кораблей.

Тем временем, полным ходом шла подготовка к «Чарли» (Charlie). Однако, этому третьему испытанию не суждено было состояться. Сокращения бюджета и сомнения в смысле продолжения испытаний завершили операцию «Перекрестки». «Принца Ойгена» отбуксировали к соседнему атоллу Кваджалейн, чтобы там дальше наблюдать за его радиоактивностью.

Незадолго до рождества 1946 года «Принц Ойген» получил крен, возможно, вызванный негерметичными вентилями. Несмотря на все попытки спасения, крейсер затонул 22 декабря 1946 года. До сегодняшнего дня его киль возвышается над водой. И, несмотря на стихшее излучение, остается опасность: до трех миллионов литров топлива остается в топливных танках разрушающегося корабля, что является угрозой для человека и окружающего мира.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Немецкие тяжёлые крейсера в бою: «Хиппер» и другие

Появление новых тяжёлых крейсеров, строившихся в Германии с середины 1930-х годов, ознаменовало собой отход от концепции «карманного линкора» и возвращение к схеме 203-мм крейсера, но уже на новом уровне. Эти корабли строились для действий в открытом океане, но обстоятельства внесли свои коррективы в немецкие планы. «Блюхер» погиб в первом же бою, «Адмирал Хиппер» полвойны простоял в резерве, а «Принц Ойген» завершил свою карьеру в роли канонерки, обстреливая наступавшие советские войска…

При создании новых тяжёлых крейсеров немцы вернулись к турбинной силовой установке (но с повышенными параметрами пара) и традиционному вооружению из восьми 203-мм орудий. Система бронирования была упрощена – теперь она состояла из наклонного 80-мм пояса по цитадели, а также 20-мм верхней и 30-мм нижней броневых палуб (последняя имела 50-мм скосы к нижней кромке корпуса). Помимо булевых наделок, с каждого борта имелись две 20-мм продольные переборки – между броневыми палубами примерно на трети ширины корабля и под нижней броневой палубой по бокам от машинно-котельных отделений. Кроме того, у кораблей частично бронировались оконечности, что выгодно отличало их от тяжёлых крейсеров других стран.

«Адмирал Хиппер»

Этот корабль стал первым из двух крейсеров одноимённого типа. Он был заложен в 1935 году и формально вступил в строй 29 апреля 1939 года. На момент начала Второй мировой войны «Хиппер» всё ещё проходил испытания.

Тяжёлый крейсер «Адмирал Хиппер», схема, 1941 год
Источник – С. Патянин, А. Дашьян, К. Балакин. Все крейсера Второй мировой. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Впервые «Хиппер» открыл огонь по противнику 8 апреля 1940 года в 9:59. Жертвой крейсера стал английский эсминец «Глоуворм», отставший от своего отряда и случайно оказавшийся на пути немецкого «Соединения 2», шедшего на захват Тронхейма. Дистанция огня составляла 45 каб. Опасаясь возможной торпедной атаки, немцы держали противника на острых курсовых углах, поэтому стреляли только носовыми башнями. Тем не менее, третий залп дал накрытие: в цель попал один 203-мм снаряд, разрушивший радиорубку английского эсминца.

В ходе дальнейшего боя «Хиппер» выпустил 31 снаряд главного калибра и 104 снаряда универсального калибра. Из них в «Глоуворм» попал ещё как минимум один 203-мм и несколько 105-мм снарядов, но эсминец упорно продолжал бой. Он выпустил все торпеды (ни одна из них в цель не попала, поскольку «Хиппер» не подставлял борт), добился одного попадания 120-мм снарядом (он пробил борт в носу крейсера, не причинив иного вреда) и в итоге предпринял легендарную попытку тарана. Впрочем, это могло быть просто столкновением, поскольку от единственного спасённого из воды британского офицера стало известно, что в конце боя рулевое управление на эсминце уже не действовало.

Гибель эсминца «Глоуворм». Снимок с мостика «Адмирала Хиппера»
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Вопреки существующим легендам, «Хиппер» не получил серьёзных конструкционных повреждений и не утратил боеспособности, приняв 500 т воды и получив крен в 3° на правый борт. После боя крейсер продолжил участие в операции по захвату Тронхейма, где норвежские береговые батареи оказали слабое сопротивление и ни в один немецкий корабль не попали. Вечером 12 апреля «Хиппер» вернулся в устье реки Яде, где встал на доковый ремонт, занявший три недели. Это не помешало кораблю поучаствовать во втором «морском» этапе Норвежской операции в начале июня. Утром 9 июня огнём 105-мм орудий «Хиппер» потопил британский вооружённый траулер «Джунипер» (530 т), выпустив 97 снарядов с «пистолетной» дистанции в 10 каб. В тот же день его жертвой оказался шедший пустым военный транспорт «Орама» (19 840 брт). В последнем случае применялись 203-мм фугасные снаряды с донным взрывателем. Цель была поражена третьим залпом с дистанции в 70 каб, всего же крейсер произвёл семь залпов, выпустив 54 снаряда главного калибра.

Первым морским боем «на равных» для «Хиппера» стала встреча с конвоем WS.5A рано утром 25 декабря 1940 года к северу от Азорских островов. То, что конвой охранялся сразу тремя крейсерами (одним тяжёлым и двумя лёгкими), немцы заметили только после начала боя. Более того, лёгкие крейсера они поначалу приняли за эсминцы, а шедший с конвоем авианосец «Фьюриес» просто не заметили. В итоге командир «Хиппера» капитан-цур-зее Майзель решил использовать артиллерию, отказавшись от сулившей успех неожиданной торпедной атаки.

Огонь был открыт в 6:39, немцы стреляли фугасными снарядами сразу по нескольким целям и поэтому никуда не попали. Вскоре Майзель обнаружил, что противник значительно превосходит его в силах, и в 6:50 «Хиппер» лёг на курс отхода, продолжая вести огонь двумя башнями по тяжёлому крейсеру «Бервик», а 105-мм орудиями – по лёгким «Бонавенчуру» и «Дьюнедайну». Только в 7:05, когда «Бервик» отвернул, чтобы ввести в действие всю артиллерию главного калибра, он получил первое попадание в четвёртую башню. Снаряд не взорвался, но пробил 25-мм броню и вывел башню из строя.

Тяжёлый крейсер «Бервик», схема, конец 1941 года
Источник – Jacek Jarosz. Brytyjskie crazowniki ciezkie typu «County». Czesc I. Tarnowskie Gory, 1995

Лишь после этого немцы сосредоточили огонь на самом крупном корабле противника, перейдя на бронебойные снаряды. Точность стрельбы сразу же улучшилась: в 07:08 второй снаряд попал английскому крейсеру в ватерлинию у второй башни (через пробоину начала поступать вода). Третий снаряд попал в носовую 102-мм зенитку правого борта, срикошетил от броневой палубы и взорвался в дымоходе. Наконец, четвёртый 203-мм снаряд попал ниже ватерлинии прямо в середину корабля – как раз в то место, где крейсер при модернизации получил короткий 114-мм броневой пояс. Соприкоснувшись с поясом под острым углом, снаряд взорвался на броне и разрушил тринадцать метров буля, вызвав поступление воды внутрь корпуса. После этого «Хиппер» отвернул в сторону, и в 7:14 бой прекратился.

Всего немецкий крейсер выпустил 174 203-мм снаряда, добившись четырёх попаданий (2,3% от общего количества выпущенных). Однако бронебойных снарядов было выпущено лишь 38, из них в цель попали три (7,7%). Кроме того, от огня 105-мм орудий (выпущено 113 снарядов) получили повреждения два вражеских транспорта. Британский историк С. Роскилл пишет о том, что «Бервик» получил лишь «незначительные повреждения», однако другие авторы сообщают о серьёзных повреждениях и затоплениях. На британском крейсере погибло пять человек, ещё несколько были ранены. 31 декабря «Бервик» пришёл в Гибралтар, где был проведён предварительный ремонт, 5 января направился в Портсмут для окончательного ремонта, а в мае перешёл в Росайт. Ремонт, совмещённый с модернизацией и испытаниями нового оборудования, затянулся до октября.

Сами англичане в том бою не попали в противника ни разу, хотя «Бервик» вёл огонь только по одной цели и временами вводил в действие все башни. В целом можно сказать, что в условиях «регулярного» боя, когда есть возможность правильно распределить цели, а маневрирование не мешает стрельбе, немецкая система управления огнём показывала гигантское преимущество над СУАО противника. Немецкие радары тоже работали лучше – и «Бервик», и «Бонавенчур» имели современные РЛС, однако о противнике узнали только когда он начал стрелять.

Из-за нерешительности и судорожной смены планов немецкий командир упустил серьёзные шансы на успех, который сулила неожиданная торпедная атака. Возможно, ему не следовало так быстро выходить из успешного боя. С другой стороны, максимум, чего он мог добиться – это потопить или сильно повредить «Бервик», а Майзель рассчитывал на продолжение крейсерства. Действительно, три часа спустя «Хиппер» встретил и потопил одиночный транспорт «Джамна» – это стало единственной его добычей за весь 28-дневный поход. Рейдер «отыгрался» в следующем, февральском походе, когда за две недели действий в Центральной Атлантике потопил как минимум восемь транспортов общей вместимостью 34 000 брт.

«Адмирал Хиппер» вскоре после вступления в строй
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Далее в течение почти двух лет кораблю не удавалось встретиться с противником – вплоть до печально известного «Новогоднего боя» отряда адмирала Кумметца (в отряд входили крейсера «Хиппер» и «Лютцов», а также шесть эсминцев) c конвоем JW-51B 31 декабря 1942 года. После обнаружения конвоя и сумбурного маневрирования в 9:23 «Хиппер», наконец, открыл огонь по британским эсминцам, за 10 минут выпустил 5 залпов с дистанции около 150 каб, но ни в кого не попал. Отчасти это объясняется очень плохими погодными условиями: шёл мокрый снег, объективы дальномеров и визиров постоянно покрывались коркой льда, стрельбу часто приходилось прекращать, чтобы их протереть. Радар вышел из строя от сотрясений после первого же залпа.

До 10 часов единственным успехом «Хиппера» стало одно попадание в английский эсминец «Экейтес» с дистанции около 80 каб, не причинившее противнику особого вреда. Лишь когда после 10 часов два других эсминца («Онслоу» и «Оруэлл») приблизились на дистанцию 50 каб и попытались выйти в торпедную атаку, немецкий крейсер достиг некоторого успеха. Между 10:16 и 10:20 он сделал шесть полных залпов – 48 снарядов, четыре из которых попали во флагманский «Онслоу». На 1600-тонном эсминце были уничтожены оба носовых 120-мм орудия и пробит борт в районе машинного отделения. «Онслоу» вышел из боя, но, тем не менее, остался на плаву.

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Первая фаза (с 8:30 до 10:30)
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 2. М.: Воениздат, 1970

Следующей жертвой «Хиппера» в этом бою стал океанский тральщик (тральный шлюп) «Брэмбл» – его приняли за эсминец, поэтому старались держать на носовых курсовых углах и возились с ним более получаса (с 10:36 до начала двенадцатого). Несмотря на дистанцию всего в 30 каб, «Хиппер» выпустил по 875-тонному кораблю 89 снарядов главного и 93 снаряда универсального калибра, прежде чем тот пошёл ко дну. Между 11:20 и 11:30 немецкий крейсер несколькими залпами наконец-то поразил «Экейтес», приблизившийся на 60 каб – теперь эсминцу хватило двух-трёх 203-мм снарядов, один из которых разрушил мостик, а другой разорвался в машинном отделении. Корабль продержался на воде почти два часа и затонул в 13:15. Наконец, в 11:30 было достигнуто одно попадание в эсминец «Обидиент».

«Новогодний бой» 31 декабря 1942 года. Вторая фаза (с 10:30 до 12:00)
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 2. М.: Воениздат, 1970

Однако британские эсминцы, охранявшие конвой, добились главного: пользуясь плохой видимостью и постоянно имитируя торпедные атаки, они превратили бой в беспорядочную свалку, отвлекли внимание немцев от конвоя и дождались подхода ближнего прикрытия – лёгких крейсеров «Шеффилд» и «Ямайка». «Лютцов» и «Хиппер» имели значительное преимущество в калибре и дальнобойности орудий, но по весу минутного залпа даже уступали противнику, а на коротких дистанциях боя преимущество крупного калибра снижалось. К тому же, немецкие корабли разделились, не видели друг друга, и «Лютцов» фактически не принимал участия в бою – то есть, «Хиппер» в одиночку оказался против двух крейсеров, пусть и лёгких, но современных и хорошо защищённых.

Англичане открыли огонь в 11:32 с дистанции в 70 каб и первыми добились попадания в «Хиппер», причём исключительно удачного – на повороте, когда крейсер накренился. В результате 152-мм снаряд попал ему в правый борт ниже броневого пояса, в районе носовой рубки и котельного отделения №3 (124-й шпангоут). Правда, курсовой угол был острым (немецкий крейсер разворачивался, чтобы держать противника строго по корме), поэтому сам снаряд взорвался в бортовом отсеке с нефтью. Внутренняя 20-мм продольная переборка под нижней бронепалубой пробита не была, но вдавилась внутрь и дала трещину, через которую в 3-е котельное отделение (VIII отсек) постепенно начала проникать вода. Всего корабль принял 1000 т воды, а после боя из строя поочерёдно вышли восемь котлов (во 2-м и 3-м котельных отделениях), в результате чего скорость упала до 15 узлов.

Из-за плохой погоды англичане также стреляли с довольно большими перерывами, но в 11:35 добились ещё двух попаданий. Один из снарядов пробил левый борт выше пояса, не взорвался, но вызвал пожар в районе VII отсека. Другой попал в ангар, уничтожил оба самолёта и также вызвал пожар на верхней палубе, одновременно перебив противопожарную магистраль. Эти повреждения не были серьёзными, но командующий немецкой эскадрой адмирал Кумметц имел чёткую инструкцию избегать ненужного риска, поэтому в 11:37 принял решение прекратить бой и отходить. Это не спасло его эсминцы, на которые перенесли огонь английские крейсера – в итоге «Дитрих Экольдт» был потоплен. Результаты этого боя (и в первую очередь, их интерпретация английской пропагандой) вызвали настоящую истерику у Гитлера, потребовавшего у флотского командования отказаться от использования крупных надводных кораблей. Таков был эффект одного удачного попадания 152-мм снаряда. Лишь благодаря усилиям гросс-адмирала Карла Дёница, занявшего пост главнокомандующего кригсмарине после отставки Эриха Редера, «Хиппер» отправился не на слом, а в резерв и находился в Готенхафене в течение двух лет.

«Адмирал Хиппер» в Киле после налёта союзной авиации, май 1945 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

1 января 1945 года крейсер был выведен из резерва, а 29 января направился в Киль, где 2 февраля был поставлен в сухой док. В отличие от других немецких тяжёлых крейсеров, уцелевших к 1945 году, «Адмирал Хиппер» так и не был до конца отремонтирован – котельное отделение №3 в строй не ввели. Поэтому для обстрела берега он не привлекался, передав боезапас на другие крейсера. 3 мая 1945 года крейсер, стоявший в доке, был разбомблен во время массированного налёта британской авиации.

«Блюхер»

Подобно своему «тезке» начала века, этот крейсер оказался крайне неудачливым и погиб в первом же боевом столкновении – при форсировании Осло-фьорда утром 9 апреля 1940 года. Сначала «Блюхер» получил два 280-мм снаряда с норвежской береговой батареи «Оскарборг» с дистанции в 10–15 каб и на достаточно острых носовых углах, затем – большое количество 150-мм снарядов с батареи «Копос», выпущенных почти в упор, с дистанции порядка 5 каб. Количество попаданий точно установить невозможно: всего норвежская 150-мм батарея сделала 25 выстрелов, и считается, что большинство её снарядов (до 20) попали в цель.

Тяжёлый крейсер «Блюхер». Копия подлинного чертежа
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

280-мм орудие образца 1891 года имело довольно низкие баллистические характеристики и относительно небольшую массу снаряда – всего 240 кг (для сравнения, 283-мм орудия «карманных линкоров» стреляли 300-кг снарядами).

Тяжёлый крейсер «Блюхер», схема, 1940 год
Источник – А. В. Платонов, Ю. В. Апальков. Боевые корабли Германии, 1939–1945. СПб, 1995

В 5:00 первый 280-мм снаряд попал в верхнюю часть башенноподобной надстройки «Блюхера» в районе директора зенитной артиллерии. Сам директор остался цел, но осколками было ранено несколько моряков на мостике. Второй снаряд попал в ангар левого борта и нанёс более существенные повреждения: были уничтожены оба самолёта и спаренная 105-мм зенитная установка, загорелись канистры с бензином и ящики с боеприпасами для десанта. На живучесть и боеспособность крейсера эти попадания повлияли незначительно.

Бой в Осло-фьорде, 9 апреля 1940 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Эффект от попаданий 150-мм снарядов оказался куда более существенным. Были выведены из строя кормовой зенитный директор, ещё одна 105-мм спарка, а главное – вышла из строя рулевая машина. Её 70-мм бронирование не спасло от 150-мм снаряда, выпущенного практически в упор, и руль заклинило переложенным налево. На палубе в центральной части корабля вспыхнули и начали рваться боеприпасы, приготовленные для десанта, при этом была выведена из строя часть средств пожаротушения.

280-мм береговая батарея «Оскарборг» на острове Южный Кахольм
Источник – История Второй мировой войны 1939–1945. Том 3. М.: Воениздат, 1974

Тем не менее, на крейсере смогли быстро перейти на управление машинами, и корабль продолжал движение вперёд. Через несколько минут (в 5:20 по Берлину) в него попали две 450-мм торпеды, выпущенные с расстояния всего в 1–1,5 каб с береговой установки острова Северный Кахольм. Обе торпеды попали в центральную часть корабля: одна – в районе 1-го котельного, другая – в районе 3-го турбинного отделения. Благодаря наличию противоторпедной защиты площадь затопления была сравнительно небольшой, но всё же обе турбины носового отделения пришлось остановить. Вышла из строя электросеть, крен постепенно достиг 18°.

Корабль встал на якорь и начал борьбу за живучесть, но тут (в 6:00, через 40 минут после торпедных попаданий) взорвался погреб 105-мм снарядов в VII отсеке. После этого машинные отделения оказались окончательно затоплены, остановить распространение воды не удалось. Корабль начал валиться на левый борт и через полтора часа (в 7:30) перевернулся.

Гибель крейсера «Блюхер» в Осло-фьорде 9 апреля 1940 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Остаётся неясным, по какой причине произошёл взрыв в погребе – огонь противника к этому моменту уже прекратился. Очевидно одно – причиной взрыва стало не торпедное попадание, а результаты артиллерийского огня, причём, скорее всего, не из-за пробития брони погребов, а из-за пожаров на палубах и детонации боеприпасов, взятых для десанта, а также снарядов в кранцах первых выстрелов. Кроме того, эти пожары сильно затруднили борьбу за живучесть. В классическом морском бою, когда на верхних палубах корабля нет такого количества чрезвычайно опасных грузов, крейсер, скорее всего, уцелел бы.

«Принц Ойген»

Этот корабль принадлежал ко второй серии, а потому иногда выделяется в отдельный тип. Всего на воду были спущены три таких крейсера, но в итоге достроили только один. Первое поражение он получил за месяц до ввода в строй: 2 июля 1940 года в Киле во время налёта британских бомбардировщиков в него попала 227-мм фугасная бомба, сброшенная с большой высоты. Бомба пробила небронированную палубу полубака, 30-мм верхнюю палубу в районе носового машинного отделения и разорвалась сразу под ней, так что основные разрушения пришлись на верхнюю палубу. Под ней пострадали только жилые помещения.

Тяжёлый крейсер «Принц Ойген» в 1940 году, рисунок
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Первый бой крейсера состоялся утром 24 мая 1941 года в Датском проливе. С «Ойгена» (шедшего первым из-за неисправности РЛС на «Бисмарке») сначала заметили британские тяжёлые крейсера («Норфолк» и «Саффолк») и подготовили к бою фугасные снаряды, но затем (в 5:55) крейсер вместе с «Бисмарком» с дистанции в 100 каб открыл огонь по появившемуся линкору «Худ». Уже второй восьмиорудийный залп «Ойгена» дал накрытие, а третий – одно попадание в шлюпочную палубу «Худа» у основания грот-мачты, вызвавшее пожар деревянных конструкций. Этот факт стал основанием для легенды о том, что «Худ» был потоплен именно «Ойгеном», а не «Бисмарком». На самом деле оснований для такой версии нет – хотя бы потому, что огонь вёлся фугасными снарядами (отсюда и пожар).

Бой «Бисмарка» и «Принца Ойгена» с линкорами «Худ» и «Принц Уэльский» 24 мая 1941 года
Источник – С. Роскилл. Флот и война. Том 1. М.: Воениздат, 1967

С 5:59 «Ойген» вёл огонь по «Принцу Уэльскому» на дистанции 90–80 каб, выпустив 133 снаряда, из которых в линкор попало три или четыре. Всего за 24 минуты артиллерийского боя корабль выпустил в общей сложности 157 снарядов, добившись 2,5–3% попаданий (у «Бисмарка» – 5–7%). При этом стрельба велась практически в полигонных условиях, потому что британские крейсера не стреляли (до этого они получили приказ не вступать в бой, а лишь вести разведку), а оба линкора сосредоточили свой огонь на «Бисмарке».

2 июля, стоя в сухом доке в Бресте, «Ойген» вновь получил попадание 227-мм авиабомбы – на этот раз полубронебойной. Бомба, сброшенная с большой высоты, попала в полубак слева от второй башни, пробила обе бронепалубы (80 мм брони) и взорвалась глубоко внутри корпуса в помещении электрогенераторов, заодно уничтожив расположенный над ним носовой артиллерийский вычислитель и повредив центральный пост. Была также повреждена обшивка днища. Погиб 61 человек, однако погреба боезапаса, рядом с которыми произошёл взрыв, не сдетонировали. Если бы корабль находился на плаву, неизбежны были бы обширные затопления в самом «неприятном» месте. С другой стороны, в доке крейсер представлял собой удобную неподвижную цель для высотных бомбардировщиков, а при движении вероятность попасть в него с большой высоты (когда бомба набирает высокую скорость, необходимую для пробития брони) была бы минимальной. В итоге ремонт «Ойгена» занял ещё полгода.

12 февраля 1942 года «Ойген» участвовал в операции «Церберус» – прорыве немецких тяжёлых кораблей из Бреста в Германию через Ла-Манш. Беспорядочно атакуя немецкое соединение, англичане не попали ни в один корабль – ни торпедами с эсминцев и самолётов, ни снарядами береговых батарей. В свою очередь, «Ойген» одним 203-мм снарядом поразил эсминец «Уорчестер», который тут же вышел из боя.

23 февраля в 7:02 на подходе к Тронхейму «Ойген» был поражён одной торпедой из трёх выпущенных с британской подводной лодки «Трайдент». Торпеда попала в корму в 11 метрах от среза и надломила её, свернув вниз под углом в 45°. Погибло 11 человек и было ранено 25 – в основном, располагавшиеся в кормовых отсеках солдаты-отпускники, возвращавшиеся в Норвегию. Руль заклинило, но винты и валы не пострадали – лишь канал центрального вала на некоторое время оказался затоплен. От сильного удара остановились турбины, но через некоторое время их удалось запустить. Крейсер 10-узловым ходом дошёл до Тронхейма, откуда после временного ремонта (скорость была ограничена 29 узлами) в мае отправился в Германию (на переходе он подвергался упорным атакам английских самолётов).

Повреждения «Ойгена» при попадании торпеды с подводной лодки «Трайдент» 23 февраля 1942 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

До конца 1942 года корабль ремонтировался в Киле. Затем «Ойгена» хотели отправить в Норвегию, но в итоге он так и остался на Балтике, где участвовал лишь в действиях против берега. В конце июня 1944 года он был направлен в Выборгский залив для артиллерийской поддержки финских войск в боях за архипелаг Койвисто, но из-за сложной обстановки на берегу и отсутствия взаимодействия с корректировщиками немцы так и не решились ввести в действие главный калибр. 20 июля крейсер находился в Рижском заливе и вёл огонь по советским войскам, прорвавшимся к побережью в районе Тукумса. 11–12 октября он обстреливал побережье у Мемеля, выпустив 633 снаряда главного калибра. 14 октября было выпущено ещё 246 снарядов.

«Принц Ойген», протаранивший лёгкий крейсер «Лейпциг», 15 октября 1944 года
Источник – В. Кофман, М. Князев. Бронированные пираты Гитлера. М.: Яуза, Эксмо, 2012

Однако самим немцам эта акция нанесла большой ущерб: возвращаясь в Готенхафен, «Ойген» в тумане протаранил только что вышедший из ремонта лёгкий крейсер «Лейпциг», смяв себе нижнюю часть форштевня. На «Лейпциге» погибло 27 человек, и он вышел из строя до конца войны. Сам «Ойген» ремонтировался до середины ноября. 20–21 ноября он участвовал в обстреле советских войск, штурмовавших полуостров Сырве, выпустив 514 снарядов главного и около 200 снарядов вспомогательного калибра, а 29–30 января 1945 года вновь вёл обстрел берега, на этот раз в районе Данцига (было выпущено 850 снарядов).

Последний раз «Принцу Ойгену» довелось стрелять в конце марта и начале апреля 1945 года – со своей стоянки в Готенхафене вновь по району Данцига. 1 апреля крейсер получил несколько попаданий реактивными снарядами с советских штурмовиков (погибло 9 человек). 20 апреля «Ойген», полностью израсходовав боезапас главного калибра, прибыл в Копенгаген, где и капитулировал 9 мая.

Список литературы:

Prinz Eugen

Prinz Eugen (1945) КУПИТЬ АБ РБ СБ Основные характеристики Кратко Подробно 5.7/5.7/5.7БР Класс 1776 человекЭкипаж 18 210 тоннВодоизмещение 7 штОтсеков 160 / 70 / 90 ммБроня главных башен 80 / 80 / 30 ммБроня цитадели 25.39999961853 мм (сталь)Защита корпуса 10 мм (сталь)Защита надстроек Подвижность 0 км/ч вперёд
0 км/ч назад60 км/ч вперёд
22 км/ч назадСкорость Главный калибр 2 x 203-мм/60 орудие SK C/344 x Башня 280 снарядовбоезапас -10° / 37°УВН Вспомогательное орудие 2 x 105-мм/60 зенитное орудие SK C/336 x Башня 840 снарядовбоезапас Зенитный калибр 40-мм орудие Bofors Flak 2818 x Турель 2 000 снарядовбоезапас 4 снарядовразмер обоймы 160 выстрелов/минскорострельность 2 x 20-мм/65 автоматическая пушка C/302 x Турель 4 000 снарядовбоезапас 20 снарядовразмер обоймы 276 выстрелов/минскорострельность 4 x 20-мм/65 автоматическая пушка Flakvierling 386 x Турель 8 000 снарядовбоезапас 40 снарядовразмер обоймы 480 выстрелов/минскорострельность Дополнительное вооружение 22 x 533-мм торпеда G7aНабор 1 Экономика премиумнаятип пакетная или акционнаяпокупка /4 400/2 600ремонт 10 000 обучение экипажа 1 000 000 эксперты 1 500 асы 190 × 2 % награда за бой 50 × 2 % 140 × 2 % 100 × 2 %

Описание

Prinz Eugen (1945) — немецкий крейсер IV ранга. Добавлен в обновлении 1.95 «Северный ветер». Третий тяжёлый крейсер типа «Адмирал Хиппер» и единственный построенный по модифицированному проекту. Участвовал во многих морских операциях Второй Мировой Войны, в том числе в сражении в Датском проливе в мае 1941 года совместно с линкором «Бисмарк», прорыве германских кораблей через Ла-Манш в феврале 1942 года и боевых действиях против наступающих советских войск на Балтийском побережье в 1944 — 1945 годах. После окончания войны корабль был передан США и использовался при испытаниях ядерного оружия в 1946 году. До сих пор находится на месте потопления у острова Кваджалейн.

Основные характеристики

Бронезащита и живучесть

Компоновка

  • Бронирование башен ГК

После долгих дебатов, немецкие конструкторы решили не экспериментировать, подобно англичанам, с раздельными бронированными «коробками» для погребов и машин а применить схему бронирования «линкорного» типа, с поправкой на размеры и тоннаж корабля. Основу бронирования составляет 80-мм бронепояс от шпангоута 26 и до шпангоута 164. Бронепояс установлен с развалом в 12°, что дает, в зависимости от дистанции, 10-20% повышения стойкости брони. Бронепояс несколько выступает за крайние башни и перекрывается с торцов 80-мм траверзами. В нос и в корму бронепояс также продолжается, но более тонкими плитами. Корма прикрыта поясом в 70-мм, защищающим рулевое отделение. В нос по бортам идут 40-мм плиты. Горизонтальное бронирование состоит из двух бронепалуб. Верхняя имеет толщину от 25 мм над котельными отделениями до 12-20 мм в оконечностях. Её задача — заставить взвестись взрыватель и «содрать» со снаряда бронебойный колпачок, буде такой установлен. Толщина главной бронепалубы составляла 30 мм, причем располагалась она на метр ниже верхнего среза бронепояса и соединялась с его нижним срезом 30-мм скосами. Снаружи главный бронепояс борта дополнительно прикрывается 10-мм булями, являющимися продолжением двойного дна и разбитыми на отсеки. Кроме этого, внутри корпуса вдоль бортов проходит продольная 20-мм противоторпедная переборка. Таким образом в сумме разнесенная броня доходит до 110-130 мм.

Кроме брони, собственно, корпуса, предусмотрено бронирование отдельных уязвимых модулей и элементов. Так главная боевая рубка имеет толщину стенок в 150 мм и 50-мм крышу. Лобовая плита башен ГК имеет толщину 160 мм, боковые стенки — 80 мм, наклонная верхняя передняя часть крыши башни — 105 мм и, собственно, крыша — 50 мм. В отличие от английских «коробчатых» башен, немецкие имели довольно сложную форму, способствующую рикошетам снарядов.

В целом, бронезащита «Ойгена» напоминает таковую у «Тирпица» и «Бисмарка» с поправкой на масштаб. На момент «прямо сейчас» в игре не реализованы некоторые тонкости бронирования, впрочем, это — тема отдельного репорта. В целом все получилось достаточно «близко к тексту».

Конструктивной защите также уделялось внимание, насколько это было возможно при выбранной силовой установке. Котлы эшелонировались по трем группам, турбины также были разнесены по двум турбинным отделениям. Погреба ГК делились на изолированные зарядные и снарядные, комплектовались заряды и снаряды только на элеваторах подачи.

Экипаж для тяжелого крейсера довольно велик и составляет 1400 человек. Для повышения живучести доступны для прокачки модули «Орошение БК», «Защита от осколков» и «Вентиляция».

Подвижность

Подвижность — это не самый важный параметр, но все же на него стоит обратить внимание. Нет, управляется «Ойген» очень прилично, но развернуть, допустим, на 180° корабль в 18210 т получится только примерно за две-три минуты — а это довольно много. Приличный радиус циркуляции помешает крейсеру разворачиватся вблизи островов и скал.

В качестве силовой установки «Ойгена» были выбраны турбины, что было, в общем, традиционно, но именно для немцев — довольно спорно, так как у них уже были вполне отработаны дизеля, дающие огромный боевой радиус, пусть и с не самой большой скоростью. Но полноценные линкоры дизелями снабдить бы не удалось и для поддержания общей высокой эскадренной скорости пришлось пойти на такой шаг. Следствием этого выбора стало резкое сокращение боевого радиуса. К тому же, немцы, одни из немногих морских держав, сделали ставку на высоконапорные котлы, дающие заметный выигрыш в удельной паропроизводительности но куда более капризные и опасные в эксплуатации. Четыре турбины «Блом унд Фосс» общей мощностью в 132 000 л.с., питающиеся от 12 котлов «Ла-Монт» разгоняют корабль примерно до 28 узлов (52 км/ч). Заявлено по документам, что «Ойген» мог максимально разгоняться и до 32 узлов. Сам разгон «со стопа» до полного хода также занимает больше минуты.

Вооружение

Главный калибр

Главный калибр «Ойгена» представлен четырьмя, специально разработанными под этот класс крейсеров, 203-мм спаренными башенными установками SK /C34, что было классическим для большинства «вашингтонцев». Башни расположены по классической линкоровской линейно-возвышенной схеме. По давней традиции немецкого флота установки обозначались с носа в корму буквами «А», «В», «С» и «D» и имели неофициальные имена «Антон», «Бруно», «Цезарь» и «Дора». Орудия управляются гидравликой и электроприводами, имеют составную конструкцию ствола и горизонтальный клиновой затвор с гидравлическим приводом, что для подобного калибра весьма нехарактерно. Скорострельность при непрокачанном экипаже составляет 5 выстрелов/мин. Установки обеспечивают горизонтальное наведение в ±147° для носовых башен (и ±143° — для кормовых) и вертикальное наведение в -10/+37°. Скорость вертикального и горизонтального наведения составляет 6,8°/сек с непрокачанным экипажем. Орудия обладают впечатляющей дальностью стрельбы в 30 км при возвышении 29,1°, но это будет только напрасный разброс снарядов — при подлетном времени больше минуты, попасть в даже самый большой корабль будет невозможно. К орудиям доступны следующие снаряды:

С вводом формулы Де Марра для подсчета бронепробития, все перечисленные снаряды получили какие-то дикие цифры пробиваемой брони, посему, на настоящий момент, бронебойные снаряды можно вовсе не грузить — пробития полубронебойных снарядов будет вполне достаточно для надежного поражения самых защищенных модулей абсолютно всех кораблей в игре, а эсминцам, при отсутствии у них внятной бронезащиты, вполне хватит кинетического бронепробития фугасов.

Вспомогательный калибр

В качестве вспомогательного калибра, немецкие инженеры выбрали шесть спаренных установок 105-мм универсальных орудий SK C/33 с большими углами возвышения, которые с равным успехом могли выполнять роль как «противоминного» калибра, так и зенитных орудий дальней зоны ПВО. Установки эти имели двухплоскостную стабилизацию и управлялись двумя КДП SL-8 на каждый борт, при этом существовала система передачи обстреливаемых целей с одного КДП на другой, но по излишней сложности использовалась она редко. Установка SK C/33 обеспечивает горизонтальное наведение 0/-180° побортно и вертикальное наведение в -8/80° по вертикали. Скорость горизонтального наведения составляет 8,5°,сек, вертикального — 6,6°,сек, что позволяет эффективно обстреливать как дальние воздушные, так и малые морские цели. К орудиям доступны следующие снаряды:

Бронебойные снаряды к этим орудиям представляются не нужными от слова «вообще». На тех дистанциях, на которых будет разумным вести бой на «Ойгене», противоминный калибр будет полезен исключительно в качестве зенитного, а для этого надо грузить снаряды с дистанционным взрывателем. Если же перипетии боя все же завели вас в острова, то против внезапно появившихся катеров противника ОФ и ОФД снарядов заведомо хватит, причем они будут даже более действенными ввиду большего заряда ВВ.

Зенитная артиллерия

  • 40-мм орудие «Бофорс»

Зенитная артиллерия «Ойгена» состоит из двух калибров:

  1. Восемнадцать 40-мм орудий. Установка обеспечивает горизонтальное наведение +-180° на борт и -2/88° в вертикальной плоскости. Для орудий доступен один снаряд — Осколочно Фугасный. Снаряд имеет фугасное пробитие в 4 мм на любой дистанции. Орудие отличает очень хорошая баллистика вследствие высокой начальной скорости снаряда.
  2. Шесть 20-мм «Флакфирлингов»
  3. Десять cпаренных 2х20-мм орудий

Ко всем 20-мм установкам доступна одна единственная непрокачиваемая набивка магазинов: БТ-Б-ОФТ-ОФ.

Торпедное вооружение

Так как, помимо эскадренных действий, в немецком Кригсмарине оставалась в ходу концепция единичного мощного рейдера, «Ойген» имел на борту четыре трехтрубных торпедных аппарата под стандартные 533-мм торпеды G7a. Боевая часть торпеды несет 280 кг состава SW39a, что эквивалентно 358,4 кг тринитротолуола. Торпеды двухрежимные, с помощью модуля «дальность хода торпед» есть возможность в порту переключать режимы хода. В стандартном, он же «короткоходный», режиме дальность хода торпеды составляет 6000 м на 81 км/ч. В «дальноходном» режиме дальность возрастает до 14 км, но скорость при этом падает до 56 км/ч, что сильно повышает шансы цели избежать попадания маневром. Тут уж выбирайте сами что для вас важнее. При этом нельзя не отметить, что если тяжелому крейсеру пришлось стрелять торпедами ближе 6 км

Применение в бою

Основным моментом является стрельба. Маневрирование или выбор дистанции практически не влияет на исход боя. Главное держать врагов по одну сторону борта и не подпускать обхода. Для полной реализации что возможностей мощной и дальнобойной артиллерии, что довольно серьезной бронезащиты, вести огонь с дистанций, на которых орудия эсминцев уже практически бесполезны а орудия легких крейсеров сильно теряют в эффективности. Правда, такие возможности предоставляют отнюдь не все карты в игре и наилучшим образом такая тактика может быть реализована в новом режиме «Противостояние».

При стрельбе необходимо учитывать не только боковое сопротивление, но и упреждене, где противник будет через 8-12 секунд (время полета снаряда). Если враг маневрирует, стрелять становится заметно сложнее, но аналогично этот способ можно использовать против врага или переключится на более спокойную цель. Более ранние крейсера и эсминцы в тесном бою шансов имеют меньше, так как скорость поворота тяжелых орудий Принца Ойгена относительно невелика, да и от торпед, пущеных на короткой дистанции, увернуться ему будет куда сложнее.

Авиация представляет мало угрозы. Спасибо 18 крупнокалиберным 40-мм Бофорсам. На сдачу крейсеру еще дали 6 турелей со спаркйо из 4*20-мм пушек в каждой и две турели со спаркой из двух 20-мм пушек. расположение позволяет вести круговой обстрел а калибры позволяют открывать огонь по самолетам начиная с больших дистанций и вплоть до самых коротких.

Достоинства и недостатки

Достоинства:

— Мощный ГК (4 турели по 2*203-мм орудия)

— Многослойное бронирование цитадели

— Обширный арсенал крупнокалиберной зенитной артиллерии

— Высокая живучесть

Недостатки:

— Медленный поворот башен главного калибра

Историческая справка

Ведущие мировые морские державы в начале 30-х годов взяли курс на строительство хорошо бронированных с орудием калибра 152-мм вместо больших но слабо бронированных кораблей «Вашингтонского» типа. Военно-морской флот Германии тем не менее дал себе отчет, что в будущем их противниками могут быть и корабли ранней постройки, которые вооружали орудиями 203-мм. Из за этого уже к 1934 г. была готова новая концепция постройки крейсеров водоизмещением 10000 тонн, вооружавшегося восемью орудиями 203 мм. И как только в 1935 году Германия разрывает Версальский договор, по проекту — SMS Blucher, были заложены три новых крейсера Admiral Hipper и Prinz Eugen. После этого было начато строительство еще двух кораблей такого же типа — Lützow и Seydlitz, но они были оборудованы 12-ю 152 мм орудиями. Данные корабли так и не были закончены и в 1940 году Lützow был продан СССР.

Прибавили работы в постройке и англичане: 2 июля в ходе авианалёта крейсер получает попадание фугасной 500-фунтовой (227-кг) бомбой в палубу с левого борта в районе носового МО. Бомба пробивает палубу полубака и 30-мм верхнюю броневую палубу и после чего разрывается. Главные разрушения пришлись на верхнюю палубу. В самой палубе помимо небольшой пробоины (диаметром около 30 см) образовалась довольно обширная зона прогиба длиной 8 м и шириной 4 м). Ниже пострадал ряд электрокабелей и переборки жилой палубы. Небольшие повреждения получила 105-мм зенитная установка левого борта, некоторые приборы управления огнем и подъемный кран. Дооборудование наконец удалось завершить за следующие четыре месяца , и корабль приступает к испытаниям у стенки дока в Киле. Новый год Prinz Eugen встретил на Балтике, где он продолжает уже испытания и учения в условиях открытого моря. Видимо, срок в 8-9 месяцев стал стандартом для приведения кораблей этого типа в боевую готовность. В апреле крейсер все еще продолжает стрельбы главным калибром, когда в штабе флота созревает решение включить его вместе с Bismarck в состав диверсионной группы, предназначенной для действий против судоходства в Атлантике (операция «Рейнюбунг»). Все завертелось с лихорадочной быстротой: Prinz Eugen поставили в док в Киле, оборудовали дополнительную рубку для рулевого на адмиральском мостике, и 8 апреля он уже направился в Готенхафен для последних ходовых испытаний. В Нойкерге на мерной миле в условиях плохой видимости и сильного дождя крейсер показал 32,84 узла при 75% от полного водоизмещения. В середине апреля начинаются совместные маневры с Bismarck. При переходе из Готенхафена обратно в Киль 22 апреля, в 20-30 метрах от носа крейсера взрывается донная мина. От сильного толчка выходят из строя турбины и все электрические системы. Спустя несколько минут ошеломленная команда смогла ввести в строй правую турбину и ручное управление рулем. Средняя турбина заработала только спустя полчаса, левая еще через 20 минут. Пришедший в Киль малым ходом корабль вновь проследовал в док для осмотра и ремонта. 2 мая Prinz Eugen покинул док и приступил к последним приготовлениям к походу.

См. также

  • Admiral Hipper
  • Admiral Graf Spee
  • USS Pensacola (CA-24)
  • IJN Mogami

Ссылки

  • Тема на форуме;
  • Страница на Википедии;
  • Кофман В. Тяжёлые крейсера типа «Адмирал Хиппер» — М.: «Цитадель», 1996;
  • Кофман В. «Принцы Кригсмарине». Тяжёлые крейсера Третьего рейха — М.: «Яуза/ЭКСМО», 2008;
  • А.В.Платонов, Ю.В.Апальков «Боевые корабли Германии 1939-1945» — СПб.: Серия «Корабли и сражения», 1995.