После Ивана грозного

Иван Грозный

Иван IV Грозный стал первым русским царем, вдвое расширил территорию владений Москвы и правил 50 лет (с 1533 по 1584 год) – дольше, чем любой другой правитель России. После смерти отца, Василия III, Иван в 3 года формально стал великим князем московским и был свидетелем борьбы за власть между боярами. В смерти матери в 1538 г. он также винил бояр. Безнаказанность и неограниченная власть юного монарха в сочетании с подозрительным и мстительным характером Ивана со временем стали большой бедой для страны.

По меркам своей эпохи Иван Грозный был прекрасно образован, любил читать, охотно вступал в диспуты и сам стал автором ряда сочинений. Набожность сочеталась в нем с убежденностью в праве распоряжаться судьбами и жизнями подданных, которых (включая князей) он именовал своими холопами. Первый русский царь был 6 или 7 раз женат. Первой и любимой женой была Анастасиия Романовна, урождённая Захарьина-Юрьева.

После торжественного венчания в 1547 г. Иван IV был объявлен царем и вскоре приступил к государственным и военным реформам, направленным на усиление своей власти. В 1550 г. был издан Судебник, который ужесточал правила перехода крестьянина с земли одного феодала на землю другого. Тогда же царь сформировал корпус стрельцов – пехоты, вооруженной огнестрельным оружием, постоянно находившейся в распоряжении царя. Иван IV создал систему центральных органов исполнительной власти – приказов, ведавших различными направлениями государственной политики.

В 1552 г. Грозный возглавил поход, завершившийся взятием Казани и присоединением территории Казанского ханства. В 1556 г. было завоевано Астраханское ханство. Казна стала пополняться налогами с новых земель. Но для жителей Поволжья это было тяжелое время: многие были убиты, угнаны в плен, согнаны со своих земель. Пополнение царской казны позволило Ивану IV развернуть монументальное строительство в Москве. В честь взятия Казани был возведен знаменитый собор Покрова на Рву (Василия Блаженного).

Большой отпечаток на политику Ивана Грозного отложила Ливонская война, шедшая с 1558 года до конца его правления. Стремление царя заполучить прибалтийские земли Ливонского ордена привело к затяжной и разорительной для страны войне против Литвы, Польши и Швеции. Одновременно началась война с Крымским ханством. В 1571 г. Крымский хан совершил глубокое вторжение в русские пределы, осадил и сжег Москву (кроме Кремля). Царь бежал из города. В этом пожаре погибла значительная часть населения столицы. Захваченные было в начале Ливонской войны прибалтийские земли в конце концов пришлось вернуть. Столкнувшись с недостатком средств, самодержец поднял налоги. За этим последовало разорение крестьян, а в вслед за ними – дворян.

Недовольство бояр войной и политикой монарха развязало руки Ивану для террора и конфискаций земли у знати. С введением опричнины в 1565 г. вотчины впавших в немилость бояр стали передаваться наиболее верным царским слугам – опричникам. Никакие заслуги не спасали от царского гнева. Печальную известность приобрел поход Ивана Грозного против второго по значению города государства – Великого Новгорода в 1569 г. Массовые убийства и грабежи опричников охватили Новгород и его окрестности. В ходе того же похода пострадал и Псков. Со временем царь начал «чистки» в рядах самих опричников и расправился с большинством их предводителей.

В 1575 г. по воле Ивана Грозного крещеный татарин, касимовский хан Симеон Бекулатович был венчан на царство и 11 месяцев считался царем. Иван IV в этот период жил за пределами Кремля, но продолжал реально управлять страной. После официального возвращения на трон в 1580 г. Грозный разгромил Немецкую слободу в Москве. В 1581 г. умер наследник Грозного – царевич Иван, предположительно, от раны, которую нанес в гневе отец. Сам Иван IV скончался от болезни в 1584 г.

Стыдные вопросы про Ивана Грозного Грозный он или великий? И была ли польза от опричнины?

Проект памятника Ивану Грозному в Орле Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС / Scanpix / LETA

Летом стало известно о планах установить сразу в двух городах России памятники царю Ивану Грозному. Один собираются поставить в Орле, основателем которого считается Иван IV, другой — в Александрове, где в XVI веке располагалась царская резиденция, ставшая фактической столицей опричнины. Иван Грозный считается одним из самых жестоких царей в русской истории, и за 400 с лишним лет, прошедших с его смерти, ему ни разу не ставили памятников. Для тех, кто не очень хорошо представляет себе фигуру царя, мы попросили доктора исторических наук, профессора РГГУ Игоря Курукина ответить на стыдные вопросы об Иване Грозном.

Ивана Грозного называют Грозным из-за жестокости? Или он просто был строгим правителем?

Прозвище «Грозный» с трудом переводится на иные языки — оно подразумевает не только жестокость, но и определенное величие его носителя. В некоторой степени царь Иван соответствовал образу «великого государя»: он был изворотливым политиком и дипломатом. Но он был также и очень жестоким человеком.

В наши дни из Ивана IV вышел бы кинорежиссер-шоумейкер, только кровь была бы не бутафорской, а настоящей. Царь обряжал своих опричников в монашеские одежды, устраивал потрясающие зрелища — как, например, летом 1570 года на Чистых прудах в Москве на площади, куда привели связанными «300 знатных московских мужей, происходивших из старинных семейств»; Иван лично обратился к народу и спросил «правильно ли он делает, что хочет карать своих изменников. Народ восклицает громким голосом: „Живи, преблагий царь. Ты хорошо делаешь, что наказуешь изменников по делам их“». Но следуют не казни, а прощение половине осужденных — люди валились на колени, били челом и спешили к еще не верящим в чудо родным. Но не зря же зрители собрались — следом начинается экзекуция: кого режут на куски, кого варят заживо; остальным опричники лихо рубят головы. Так погибли дьяки, стоявшие во главе наиболее важных московских приказов, по-современному — министры и их замы. Жестокое представление долго не забудется: вот это государь — что казнить, что миловать умеет!

Что такого плохого произошло при Иване Грозном?

XVI век — время, конечно, экологически чистое, но и суровое: скудные земли Нечерноземья и Севера, редкое население, отсутствие выхода к морям и мировым торговым путям, татарские набеги на южной границе — так было и при царе Иване, и до него. А еще — как раз при нем — эпидемия чумы, сожжение Москвы при походе крымского хана Девлет-Гирея, бесконечная война с соседями — Великим княжеством Литовским (а с 1569 года — объединенной Польшей и Литвой, Речью Посполитой) и Швецией за земли и крепости Лифляндии и Эстляндии. Наконец, с введением «заповедных лет» (отменой права крестьян переходить от одного землевладельца к другому в Юрьев день) началось становление системы крепостного права, то есть ликвидация личных прав крестьян в России. Но больше всего современникам и потомкам запомнилась опричнина.

План Москвы XVI века, разделенной на опричнину и земщину Фото: Sovfoto / Universal Images Group / REX / Vida Press

А что такое опричнина?

Если коротко, это режим чрезвычайного управления, действовавший в России с 1565 по 1572 годы.

Иван IV искренне верил, что неограниченная власть государя — наилучшая форма правления и что «русские владатели… вольны были подовластных своих жаловати и казнити». В России не было ограничивавших власть государя законов, но, как в любом средневековом обществе, отношения власти и подданных определялись неписаными традициями. Так, например, нельзя было просто отрубить голову заслуженному боярину без предъявления обвинения и суда Боярской думы, и с мнением бояр приходилось считаться. Только на рубеже 1550-1560-х годов Ивану удалось переломить сложившиеся устои.

В декабре 1564 года царь вместе с семьей и казной отбыл в свою резиденцию в Александровой слободе. Оттуда он прислал две грамоты. Одна была адресована боярам: Иван обвинил их в расхищении казны и измене и заявил, что именно поэтому отказывается от управления страной. Другая грамота была обращена к москвичам — Иван жаловался на боярские обиды и заверял, что на население «опалы не держит». Народ поддержал царя, и знати пришлось просить его вернуться на трон. Иван согласился — но с условием: царь существенно расширит свои полномочия, получит право казнить изменников и конфисковать их имущество.

Говоря современным языком, в стране вводилось чрезвычайное положение с отменой всяких норм и традиций, а единственным источником права становилась воля царя. Страну и столицу царь разделил на две части — земщину и опричнину, где были созданы своя Боярская дума, свои приказы, свое «опричное» войско. Сам термин происходит от слова «оприч» («за пределами», «кроме») и означает территорию, на которой вводилось особое управление. Фактически царь раскалывал армию, приказной аппарат, Думу и даже церковь (в опричнине были свои монастыри), чтобы привлечь часть их на свою сторону. Чтобы закрепить раскол, Иван в «опричных» уездах отнимал у местных землевладельцев вотчины, которые шли в раздачу опричникам; десятки и сотни бывших владельцев — не только князей-рюриковичей, но и обычных помещиков и вотчинников — выселялись в «иные города», где получали поместья.

Почему времена опричнины часто называют террором?

Ответом на любой шаг против воли царя неизменно становились массовые казни. Так в 1566 году царь казнил членов Земского собора, выступивших против репрессий. Главными «опричными процессами» были публичная казнь боярина Ивана Федорова и расправа с митрополитом Филиппом Колычевым в 1568 году; двоюродного брата царя князя Владимира Андреевича Старицкого опричники заставили выпить яд осенью 1569 года. В том же году по подозрению в измене в пользу Литвы царь предпринял зимой карательный поход на Тверь и Новгород. Опричники громили лавки купцов, уничтожали и жгли их товары; дома новгородцев царь повелел «ломати, а окна и ворота… без милости высекати».

Изменников искореняли «всеродне» вместе с женами, детьми и десятками слуг и холопов, убийства совершались внезапно, на улице или прямо во дворце, чтобы приговоренный не успел покаяться и получить отпущение грехов. По-видимому, царь полагал, что все, кто препятствует ему, поставили себя вне христианских норм и не только заслуживают самых страшных наказаний, но и недостойны спасения души.

Мы не можем сказать точно, существовали ли в действительности какие-либо заговоры и «измены» против царя — но он сам был искренне убежден, что окружен изменниками. В 1571 году, после нападения на Москву крымского хана Девлет-Гирея, Иван перестал доверять и опричникам; руководство опричнины было казнено.

Но государство в результате опричнины укрепилось?

Нет, скорее наоборот. Репрессии и опричные преобразования резко усилили личную власть государя, но подорвали единство армии и государственного аппарата. В 1583 году была проиграна Ливонская война, длившаяся почти 25 лет. Писцовые книги начала 1580-х годов говорят о том, что во многих уездах намного сократилась пашня, а население вымерло или разбежалось — о чем говорят такие записи: «Опричники замучили, живот пограбили, двор сожгли» или «волость запустела от гладу и от мору и от Басаргина правежу» (т.е. от сбора податей отрядом опричника Басарги Леонтьева). Казни воевод и разорение поместий делали небоеспособной армию: дворян в конце 1570-х годов надо было бить кнутом, чтобы заставить их отправиться на службу в полки.

Н. А. Неврев. «Опричники». 1870-е.

Но хорошее что-то тоже было? Ведь Грозный Казань брал!

И Астрахань брал. Но, вопреки расхожему мнению, Иван Васильевич не был выдающимся полководцем. Все военные успехи были достигнуты военачальниками царя, которых он «отблагодарил»: в 1563-1564 годах был казнен герой взятия Полоцка боярин Репнин, первой жертвой опричнины стал главный воевода при осаде Казани князь Горбатый-Шуйский; дважды попадал в опалу знаменитый полководец князь Михаил Воротынский, разгромивший в 1572 году под Москвой татарское войско хана Девлет-Гирея — после этой победы он был арестован и умер от пыток. Сам же царь стремился держаться подальше от опасности: в 1571 и 1572 годах пережидал татарскую угрозу в Кирилло-Белозерском монастыре и в Новгороде. На завершающем этапе Ливонской войны царь и не помышлял встретиться на поле боя ни со шведами, ни со знаменитым полководцем Стефаном Баторием.

Однако при царе Иване были проведены важные (сейчас бы сказали — структурные) преобразования, направленные на обеспечение единства только что «собранной» из прежних земель и княжеств территории. При нем прошли денежная и налоговая реформы (были введены единая денежная система и единый размер подати), губная и земская реформы (появилась система местного самоуправления с независимыми от царских наместников судами и выборными должностными лицами). В 1550 году был принят новый судебник: в нем впервые появилась квалификация целого ряда преступлений (подлог документов, разбой, грабеж, мошенничество); вводилась новая мера наказания — тюремное заключение. В судебнике было прописано, что закон не имеет обратной силы. Разумеется, наличие прогрессивного судебника не отменяло ни широкого распространения пыток, которые были нормой следствия тех времен, ни репрессий времен опричнины — впрочем, в российской истории и не такое уживалось, достаточно вспомнить сталинскую конституцию 1936 года — самую передовую в Европе.

В середине XVI века страна в условиях внутриполитической стабильности переживала экономический подъем: появилось до 40 новых городов. В результате активной внешней политики территория государства увеличилась вдвое, Россия получила первый порт на Балтике — Нарву. Все эти действия осуществлялись именем царя, однако не стоит рассматривать историю страны с точки зрения действий одного человека — тем более, что далеко не все в XVI веке делалось самим Иваном Грозным или хотя бы по его замыслам.

Если он был такой плохой, почему же тогда правил так долго? Ведь можно было и свергнуть?

Это мы с вами сейчас, в начале XXI века, так можем рассуждать — после бурной эпохи всяких переворотов и революций. В традиционном обществе «старого порядка» все было несколько иначе. Как можно было поднять руку на законного и природного государя?

Распространенное на государственность религиозное чувство делало царя фигурой символической, как бы «живой иконой». Управленческие функции главы государства определялись в России не писаными законами или иными юридическими установлениями, а воспринимались как проявление особой харизмы власти, когда ее носитель уподобляется сверхъестественному существу. Такое восприятие царской власти как «предназначенной» божьим промыслом делало весьма проблематичным сопротивление «праведному», то есть истинному государю. В глазах современников царь мог выглядеть грозным и жестоким; но это не означало, что он не на своем месте: подданные Ивана Грозного не мыслили покушаться на прирожденного государя даже во время опричных репрессий. Даже идейный противник царя Ивана и политический эмигрант князь Андрей Курбский убеждал самодержца опомниться («очютися и воспряни», «воспомяни дни свои первые, в них же блаженне царствовал еси»), но не допускал призывов к свержению царя.

  • Напишите нам


Иван IV Васильевич (Грозный)
Период правления — 4 декабря 1533 по 30 октября 1575 и с 18 июля 1576 по 18 марта 1584
Вступил на трон как великий князь Московский и всея Руси. В 1547 году был венчан на царство и с тех пор титул правителя звучал как Царь Всея Руси.
Иван IV правил дольше всех когда-либо стоявших во главе Российского государства — 50 лет и 105 дней.

Симеон Бекбулатович (до принятия православия — Саин-Булат хан )
Период правления длился меньше года — с 30 октября 1575 по 18 июля 1576
Симеон Бекбулатович, этнический татарин, прямой потомок Чингисхана, был касимовским ханом, затем вместе с отцом перешёл на службу к Ивану IV Грозному. Участвовал в Ливонских походах 1570-х годов. В годы опричнины Иван Грозный провозгласил Симеона «великим князем всея Руси», хотя, в сущности, политического веса Симеон не имел, оставаясь лишь «шутейным государем» и подставным лицом. В 1576 году Иван Грозный сместил Симеона с поста «правителя» Руси и сослал княжить в Тверь.

Фёдор I Иванович
Правил с 19 марта 1584 по 7 января 1598.
Единственный оставшийся в живых из пяти сыновей Ивана Грозного. Последний представитель московской ветви династии Рюриковичей. Царь Фёдор был не способен к государственной деятельности, был очень слаб здоровьем и, по утверждениям современников, страдал скудоумием. Государсвтенным делам предпочитал уединении в религии. Федор I Иванович был настолько религиозен, что считал супружеские отношения греховными, вследствие чего умер бездетным в 40-летнем возрасте.

Ирина Фёдоровна Годунова
Номинальная царица с 7 января по 15 января 1598
По происхождению из рода бояр Годуновых. Была женой последнего царя из московских Рюриковичей — Федора I Ивановича. После преждевременной смерти мужа была провозглашена боярами царицей, была на престоле в течении недели, после чего ушла в монастырь.

Борис Фёдорович Годунов
Правил с 17 февраля 1598 по 13 апреля 1605
Первый полноправный царь из династии Годуновых. Родной брат вдовствующей царицы Ирины Годуновой. Был избран на царство Земским собором после отказа от трона Ириной Годуновой. Правление Бориса Годунова было омрачено великим голодом и появлением самозванца — «чудом спасшегося» царевича Дмитрия (Лжедмитрия). В стране началась гражданская война и Великая Смута. Все эти потрясения не могли не сказаться на здоровье царя и он умер в возрасте 53 лет.

Фёдор II Борисович Годунов
Правил полтора месяца — с 13 апреля по 1 июня 1605
Сын Бориса Годунова, последний царь из династии Годуновых. Федор принял трон в 16-летнем возрасте после неожиданной смерти отца в самый разгар гражданской войны и смуты. Сторонники царя Федора потерпели поражение в битве с войсками Лжедмитрия и вскоре армия самозванца вступила в Москву. Прятавшийся в Кремле Федор Годунов вместес со своей матерью боярыней Марией Богдановой-Бельской был задушен восставшими стрельцами, перешедшими на сторону Лжедмитрия. Тела юного царя и его матери были выставлены на всеобщее обозрение.
Царствование Федора Годунова — кратчайшее пребывание лица мужского пола на российском престоле и второе по краткости после правления его тётки Ирины Годуновой.

Лжедмитрий I (Юрий Отрепьев)
Правил с 20 июня 1605 по 17 мая 1606
Беглый монах-расстрига Юрий Отрепьев объявил себя спасённый верными боярами царевичем Дмитрием (младшим сыном Ивана Грозного). Предпринял мятеж и узурпировал трон. За свое короткое правление Лжедмитрий сумел настроить против себя практически всех — царём были недовольны из-за несоблюдения им церковных православных постов и нарушения русских обычаев в одежде и быту, его расположения к иностранцам, обещания жениться на полячке и затеваемой войны с Турцией и Швецией. Лжедмитрий отошел от государственных дел, а в это время его солдаты-поляки в пьяном разгуле врывались в московские дома, бросались на женщин, грабили прохожих.
Против царя-самозванца был организован заговор во главе с боярином Василием Шуйским. Заговорщики ворвались в Кремль избили Лжедмитрия, сорвали с него царское убранство а затем изрубили саблями и алебардами. Тело убитого царя приволокли на Красную площадь и три дня оно лежало там в грязи. Затем труп сожгли и, смешав пепел с порохом, выстрелили из пушки в ту сторону, откуда он пришел — в сторону Польши.

Василий IV Иванович (Шуйский)
Правил с 19 мая 1606 по 17 июля 1610
Представитель княжеского рода Шуйских — побочной ветви Рюриковичей. Единственный представитель династии Шуйских на российском престоле. Был главным организатором восстания против Лжедмитрия, после убийства самозванца толпа «выкликнула» Василия Шуйского царём. В его правление в России продолжалась гражданская война с новым самозванцем Лжедмитрием II и внешняя война с Польшей. Царь был крайне непопулярен в народе. Шуйский был свержен и насильно пострижен в монахи в результате заговора воеводы Захария Ляпунова. Затем московские бояре выдали свергнутого монарха полякам. Василий Шуйский умер в польском плену.
Василий Шуйский — единственный правитель Российского государства бывший в иностранном плену.
Владислав I Сигизмундович Ваза
Номинально правил с 17 августа 1610 по 24 октября 1612
Единственный царь из польской династии Ваза. Польский король Владислав Ваза был призван на русское царство московскими боярами. Однако Владислав правил Россией чисто номинально так как за два года своего «правления» в России он ни разу не был и на царство его не венчали. От его имени власть осуществлял князь Мстиславский. Боярское правительство царя Владислава в Москве было свергнуто ополчением Минина и Пожарского.
Михаил I Фёдорович

Пытки и казни при Иване Грозном (18+)

Пытки известны с древности. Зародилась она у древних обществ как религиозная и военная практика. Но с развитием общества пытки стали частью судебной системы. Установление единоличной формы правления зачастую приводило к тому, что к жестоким нравам общества добавлялась личная жестокость (и изобретательность) правителя — таких примеров только европейская история знает десятки: от римских императоров Нерона и Калигулы до валашского князя Влада III и русской императрицы Анны Иоанновны.

Одним из самых жестоких правителей в истории России является Иван IV. И до него на Руси было множество кровожадных эпизодов, но именно при Грозном пытки стали системными. Происходит это не столько под влиянием субъективных факторов — особенностей личности царя, сколько в силу объективных причин — завершения формирования к XVI веку централизованного русского государства.

Есть две вещи, которые можно сказать о царе Иване с полной уверенностью. Первое — он был жестоким. Второе — он был настоящим деспотом, эталоном самодержавного правителя, не знавшего и не признававшего никакой другой власти, кроме его собственной. «Жаловать есь мы своих холопов вольны, а и казнить вольны же», — эти строки приписывают Ивану Грозному и в это можно поверить. Но воспринимать его буквально не стоит. Под «холопами» следует понимать всё государство, а не только рабов.

При Иване Грозном в обиходе появляется выражение «государево преступление». Иначе, государственное преступление, политическое преступление. Соответствующее определение в законодательстве появится лишь столетием позже (в Соборном уложении 1649 года). Политический сыск также появился во времена правления Ивана IV и просуществовал до конца XX века, впрочем, некоторые считают, что он никуда, вместе с его методами, и не делся.

В Европе позднего Средневековья и Нового времени применение истязаний увязывается с развитием розыскной (инквизиционной) формы уголовного процесса. Характерные для нее черты — отсутствие прав у обвиняемого, сращивание следствия, суда и отправления правосудия. Следствие при такой форме процесса нацелено на сбор формальных доказательств вины, наиболее совершенным (неоспоримым) из которых считается признание обвиняемого. Нетрудно понять, что такие правила игры способствуют совершенствованию самых жестоких методов получения признательных показаний.

Подобная система сложилась и в России. Судебник Ивана Грозного (1550 год) существенно ограничил распространенный ранее метод решения споров и запутанных дел путем боевого поединка спорящих сторон. А с появлением тайной полиции (опричнины, 1565 год) была выстроена система розыска, дознания и казни, опиравшаяся на намеренное причинение страданий обвиняемым. Истязания применялись и как способ получения признания, и как вид тяжелого наказания за совершенное преступление.

Одним из распространенных способов получения информации стал «роспрос под дыбой» (это приспособление известно в России еще с XIV века). Как правило, жертву «расспрашивали с увещеванием и угрозами» и лишь потом подвешивали на дыбу, часто привязывая к ногам дополнительный груз. После этого к подозреваемому применялись различные пытки — от битья кнутом до жжения огнем.

К этим же временам восходят некоторые русские поговорки, позволяющие узнать, какими еще способами можно было получить признание. К примеру, выражение «подлинная правда» происходит от процедуры битья допрашиваемого просмоленным кнутом-подлинником. Выражения «рассказать подноготную» и «в ногах правды нет», также отсылающие к пыткам, восходят, скорее всего, ко временам более давним. Впрочем, нет оснований полагать, что запускание игл или гвоздей под ногти рук и ног не практиковалось и во времена Ивана IV.

Повешение за ребро

Для обвиняемых, признавших вину в ходе описанных процедур, были определены различные наказания — в зависимости от тяжести совершенного преступления. Практиковалась, в частности, ссылка, в том числе и на каторжные работы (при Иване Грозном местами ссылки чаще всего служили Урал и другие окраины европейской России; первая ссылка в Сибирь считается делом рук Бориса Годунова, который отправил в Пелымский острог жителей города Углича в связи с убийством царевича Дмитрия). В отношении каторжан одновременно применялись и телесные наказания — к примеру, битье кнутами или палками, «резание носов» — удаление крыльев носа раскаленными или холодными щипцами.

Наказанием за тяжкие уголовные и политические преступления была смертная казнь. Перечень преступлений, караемых смертью, постепенно расширялся предшественниками Ивана Грозного. К примеру, в конце XIV века смертная казнь предусматривалась за кражу, совершенную в третий раз, но не за убийство.

Судебник Ивана III (1497 год) вводил смертную казнь за некоторые виды убийства, разбой, измену, религиозные преступления. Судебник Ивана Грозного сделал смертную казнь одним из самых частых видов наказания. К примеру, при наличии признания обвиняемого, смертью могла караться первая кража («…и скажет на собя сам, ино его казнить смертною казнию»). Отдельные царские указы предписывали казнить за разбой, государственную измену, учинение мятежа, подделку монет. Причем казнь должна была осуществляться публично и сопровождаться пытками.

Посаженные на кол

В царствование Ивана Грозного в России применялись и тривиальные наказания — как например отрубание головы или повешение (за шею, ноги или ребро). Однако эту эпоху принято связывать и с особенно жестокими видами казни. Считается, к примеру, что одним из излюбленных методов казни в те времена было посажение на кол — одно из самых мучительных наказаний: искусство палача состояло в том, чтобы не повредить в процессе жизненно важных органов, и не избавить ненароком осужденного от страданий. Действительно, такое наказание встречалось в XVI веке относительно часто, однако едва ли Иван Грозный отдавал ему специальное предпочтение перед другими видами казни.

Более распространенной формой государственного воздаяния за политические преступление было четвертование — расчленение тела преступника с помощью топора. Если осужденный заслужил к себе гуманное отношение государя, то сперва он лишался головы и только потом — рук и ног. В ином случае казнь осуществлялась в обратной последовательности. Четвертование с помощью лошадей в России не практиковалось.

Вопреки расхожему мнению, при Иване Грозном не практиковалось колесование — переламывание костей с помощью колеса или привязывание к колесу и переламывание конечностей с помощью лома. Этот вид казни, известный еще с Античности, вновь распространился в Западной Европе в XVII веке, а в России первое упоминание о нем относится к 1696 году. Впоследствии колесование широко применялось при Петре I.

Колесование

Однако Иван Грозный запомнился и тем, что лично определял для осужденных вид казни, часто не предусмотренный устоявшейся практикой тех времен. Дошли сведения о попеременном обливании приговоренных кипятком и ледяной водой; подвешивании вверх ногами и последующем рассечении на части; утоплении в реке, в том числе и как метода массовой казни (такая участь постигла в 1570 году несколько сотен представителей новгородской знати, а годом позже — 80 жен ранее казненных московских дворян). Массовые расправы в период опричнины были явлением нередким. Московские казни 1570−71 годов, когда в городе были убиты тысячи человек, в том числе и бывшие приближенные царя, стали пиком опричного террора.

Ивану Грозному приписывают изобретение заживо варить в котлах подозреваемых в измене. Существуют сведения, что после массовых казней Иван Грозный каждому своему придворному определил день смерти и способ казни: одним приказал отрубить руки, одну ногу и голову, другим же приказывал разрезать живот, потом рубить ноги, руки и голову. Впрочем, ему же приписывают такое изречение: «Чтобы охотиться на зайцев, нужно множество псов, чтобы побеждать врагов — множество воинов; кто же, имея разум, будет без причины казнить своих подданных!»

Четвертование топором

Другие примеры изобретательности царя дошли до нас в качестве единичных случаев, своеобразных исторических анекдотов. Одной из самых кровавых считается казнь главы иностранного приказа дьяка Ивана Висковатого: в 1570 году царь обвинил его в сговоре с литовским королем и турецким султаном и повелел казнить, привязав к столбу и приказав своим приближенным заживо отрезать от его тела по куску. Опричник Иван Реутов, отрезавший кусок, ставший для Висковатого последним, был обвинен царем в попытке смягчить страдания осужденного. Реутова Иван Грозный тоже приказал казнить, но тот умер от чумы, не дожив до исполнения приговора.

Известны и другие подобные истории: прибивание шапки к голове посла, не успевшего ее снять; своеобразное четвертование дьяка, принявшего взятку в виде жареного гуся, начиненного деньгами; повешение дворянина по фамилии Овцын на одной перекладине с овцой; зашивание осужденного в медвежью шкуру и последующая травля собаками — этой казни подвергся, в частности, новгородский епископ Леонид. О непростых отношениях царя с церковью и ее служителями известно немало. В частности, Ивану Грозному приписывается приказ привязать нескольких монахов к бочке с порохом и взорвать: чтобы сразу отправились на небеса, как ангелы. И несмотря на то, что подобные процедуры при преемниках Ивана IV не прижились, многие заложенные при нем принципы легли в основу судебно-дознавательной системы, существовавшей в России и в куда более просвещенные времена.

Ольга Фомина

Иван Грозный

Жестокий правитель

«Родился у вас царь,

а у него двои зубы:

одними ему съесть татар,

а другими вас».

Глава 1

Рожденный в грозу

Вистории России царствование царя Ивана Васильевича Грозного, составляющее половину всего XVI столетия, есть одна из самых важных эпох. Многое из истории тех лет не дошло до нас, многие страницы истории того времени остались «белыми пятнами».

Личность Ивана Грозного, по оценкам разных исторических исследователей, была очень неоднозначна. В нем сочетались, казалось бы, несовместимые черты характера: «В его характере можно обнаружить византийскую изощренность, унаследованную им от отца и бабки – Софьи Палеолог, племянницы последнего византийского императора. Необузданностью желаний и быстрой сменой настроений отличался не только дед Грозного Иван III, но и легкомысленная и вспыльчивая красавица Елена Глинская. Внук византийской царевны и свойственник сербских деспотов соединил в себе и хорошие, и дурные стороны характеров предков. Государственный ум и малодушие, трезвый расчет и порывы необузданного гнева, религиозность, доходящая до ханжества, и неприятие церковной действительности, жестокость, озлобленность, ненависть к людям и сладострастие составляли причудливый сплав характера первого царя».

Дед Грозного Иван III женат был дважды: в первый раз на тверской княжне, а во второй – на византийской царевне Софье Палеолог. Трон должен был перейти к представителям старшей линии семьи в лице первенца Ивана и его сына Дмитрия. Великий князь короновал на царство внука Дмитрия, но потом заточил его в тюрьму, а трон передал сыну от второго брака Василию III. Подобно отцу, Василий III тоже был женат дважды. В первый раз государевы писцы переписали по всей стране дворянских девок-невест, и из полутора тысяч претенденток Василий выбрал Соломонию Сабурову. Брак оказался бездетным, и после 20 лет супружеской жизни Василий III заточил жену в монастырь. Вселенская православная церковь и влиятельные боярские круги не одобрили развод в московской великокняжеской семье. Составленные задним числом летописи утверждали, будто Соломония постриглась в монахини, сама того желая. В действительности великая княгиня противилась разводу всеми силами. В Москве толковали, будто в монастыре Соломония родила сына – законного наследника престола – Юрия Васильевича. Но то были пустые слухи, с помощью которых инокиня пыталась помешать новому браку Василия III.

Второй женой великого князя стала юная литвинка княжна Елена Глинская, не отличавшаяся большой знатностью. Ее предки вели род от знатного татарина, выходца из Золотой Орды.

Союз с Глинской не сулил династических выгод. Но Елена, воспитанная в иноземных обычаях и не похожая на московских боярышень, умела нравиться. Василий был столь увлечен молодой женой, что в угоду ей не побоялся нарушить заветы старины и сбрил бороду.

Московская аристократия не одобрила выбор великого князя, белозерские монахи объявили его брак блудодеянием. Но большей бедой было то, что и второй брак Василия III оказался поначалу бездетным.

Четыре года супруги ждали ребенка, и только на пятом Елена родила сына, нареченного Иваном. Случилось это 25 августа 1530 года. Недоброжелатели бояре шептали, что отец Ивана – фаворит великой княгини.

Согласно легенде, во всем царстве в час рождения младенца будто бы разразилась страшная гроза. Гром грянул среди ясного неба и потряс землю до основания. Казанская ханша, узнав о рождении царя, объявила московским гонцам: «Родился у вас царь, а у него двои зубы: одними ему съесть нас (татар), а другими вас». Известно еще много других знамений и пророчеств о рождении Ивана, но все они были сочинены задним числом.

Источники официального происхождения приветствовали рождение наследника как событие, благое для всего православного мира: «Не токмо все Русское царство, но и повсюду все православнии възрадовашася, вси православнии во всех концах вселенныя радости исполнишася». Прошло время, и церковные писатели выступили с пророчествами по поводу того, что царь Иван освободит от ига неверных колыбель и столицу мирового православия – Константинополь – «город на семи холмах». Русский род, провозглашала «Степенная книга царского родословия», победит измаильтян «и седьмахолмого примут… и в нем воцарятся».

Прогнозы по поводу будущей славы царя и его потомков были слишком оптимистичны. Давно появились признаки того, что московская династия клонится к закату. Потомки «старого Игоря», киевского князя варяжского происхождения, в течение семи столетий женились в своем кругу. Московские Рюриковичи выбирали невест из семей тверских, рязанских князей и других Рюриковичей. Иван IV получил от предков тяжелую наследственность. В его жилах кроме варяжской и славянской текла кровь императорского рода Палеологов из Византии, татар из Орды и литовских князей.

Появились признаки вырождения царской семьи. Младший брат Ивана IV князь Юрий был глухонемым идиотом. Сын Ивана Федор страдал слабоумием, а другой сын, Дмитрий, был поражен с младенческих лет «черным недугом», или эпилепсией, которая рано или поздно свела бы его в могилу.

Василий III был несказанно рад рождению первенца. Со всей семьей он отправился в Троице-Сергиев монастырь. В обитель были приглашены самые известные своей святой жизнью старцы. Первым из них был Кассиан Босой, инок Иосифо-Волоколамского монастыря. Он достиг преклонных лет и едва передвигался. Его «яко младенца привезоша» в Троицу, а во время церемонии крещения поддерживали под руки. Восприемниками княжича стали также игумен Даниил, призванный из Троицкого монастыря в Переяславле-Залесском, и Иев Курцов, инок Троице-Сергиева монастыря.

Наследник был назван именем Иван в честь Иоанна Крестителя и в честь деда Ивана III. После церемонии крещения великий князь поднял младенца на руки и перенес на гробницу Сергия Радонежского, как бы вверяя его покровительству самого славного московского подвижника.

Рождение у Василия и Елены Глинской первенца принесло в великокняжескую семью обычные заботы и радости. Когда Василию случалось покидать Москву без семьи, он слал «жене Олене» нетерпеливые письма, повелевая сообщать, здоров ли «Иван-сын» и что кушает. Ото дня ко дню Олена уведомляла мужа, как «покрячел» младенец и как явилось на шее у него «место высоко да крепко». Ивану едва исполнилось три года, когда отец его заболел и умер.

Характер взаимоотношений великого князя с окружавшей его знатью никогда прежде не проявлялся так ярко, как в момент болезни и смерти Василия III. Завещание великого князя не сохранилось, и неизвестно в точности, какова была его последняя воля. В Воскресенской летописи 1542 значится, что Василий III благословил «на государство» сына Ивана и вручил ему «скипетр Великой Руси», а жене приказал держать государство «под сыном» до его возмужания. При Грозном, в 50-х годах, летописцы утверждали, будто великий князь вручил скипетр не сыну, а жене, которую считал мудрой и мужественной, с сердцем, исполненным «великого царского разума». Иван IV любил свою мать, и в его глазах имя ее окружено было особым ореолом. Неудивительно, что царские летописи рисовали Елену законной преемницей Василия III. Со временем летописная традиция трансформировалась, и Елена превратилась в носительницу идей централизованного государства, защитницу его политики, твердо противостоявшей проискам реакционного боярства.

Правление Глинской продолжалось менее пяти лет. Надо сказать, что женщины Древней Руси редко покидали мир домашних забот и посвящали себя политической деятельности. Не многим затворницам терема удалось приобрести историческую известность. В числе тех, кому это удалось, была Елена Глинская. Она начала с того, что узурпировала власть, которой Василий III наделил семибоярщину. Без ее согласия не могли быть проведены последующие реформы. Но в самом ли деле можно считать ее мудрой правительницей, какой изображали ее царские летописи? Ответить на этот вопрос сложно из-за отсутствия фактов. Бояре ненавидели Глинскую за ее пренебрежение к старине и втихомолку поносили ее как злую чародейку. В последний год жизни Елена много болела и часто ездила на богомолье в монастыри.