Польский генерал андерс

Как СССР вооружал польскую армию Андерса и что получил в ответ

Раз наши разговоры о Польше услышал Владимир Владимирович, то есть смысл продолжить разговор. Разговор о том, что то самое польское эмигрантское правительство, квартировавшее в Лондоне в 1941 году, установило с СССР дипломатические отношения.

И попросило о том, чтобы на территории СССР из поляков была собрана армия, которая будет плечом к плечу с советскими воинами драться с гитлеровскими собаками.

Андерс, Сикорский, Сталин

Сталин дал команду всех пленных поляков, что оказались на территории СССР после 1939 года, интернированных, высланных, беженцев, в общем — всех бывших граждан Польши собрать, обуть, накормить, обучить, дать оружие и отправить на фронт.

Напомню, это события лета 1941 года, тяжелейшего для СССР. Ну раз договорились, начали собирать. Сначала, понятно, генералов и офицеров. Потом — сержанты, старшины, рядовые. Выделяется беспроцентный займ Польше, на армию, 300 млн рублей. Десятки миллионов выделаются дополнительно, дял помощи семьям, офицерам и т.д. Поляков собирают в глубоком тылу СССР, в Оренбургской области

парад польской армии в Бузулуке

1 октября 1941 года Л. П. Берия сообщил, что из 391 575 польских граждан, находившихся в местах заключения и в ссылке, к 27 сентября освобождены из тюрем и лагерей ГУЛАГа 50 295 человек, из лагерей военнопленных — 26 297, сняты ограничения с 265 248 спецпоселенцев. Т.е. такая массовая польская аминистия. На формирование армии Андерса к этому времени были направлены 25 115 бывших военнопленных. Туда же прибыли и 16 647 освобождённых и ещё около 10 000 человек добровольцев. Из них постепенно формировались дивизии, которые, по мере комплектования, приступали к обучению.

Командовал армией генерал Андрес. Который постоянно ныл, что немцы сейчас захватят Москву, перейдут Волгу, а потому всях поляков надо как можно скорее отправлять на юг, в Туркмению и Узбекистан с тем, чтобы оттуда армия ушла в Иран, к англичанам, и сражалась с немцами под английскими знаменами.

В конце ноября 1941 года В. Сикорский прибыл в СССР, а 4 декабря была подписана Декларация правительства Советского Союза и правительства Польской Республики о дружбе и взаимной помощи, в соответствии с которой правительство В. Сикорского вновь подтвердило обязательство «вести войну с немецкими разбойниками рука об руку с советскими войсками». Также, была достигнута договоренность о увеличении общей численности польской армии в СССР с 30 тыс. до 96 тыс. чел.

Начиная с 1942 года СССР настойчиво начал требовать отправки на фронт готовых и обученных польских дивизий, однако поляки отказывались ехать, мол, поедем только целой армией. А сами все это время, еще с сентября 1941 года вели переговоры с англичанами, как уйти с территории СССР в Иран.

В итоге СССР надоело все это терпеть, стало ясно, что выполнять свои обязательства поляки не будут, потому и началась постепенная переброска поляков в Иран. Цена договоренностей СССР и правительства Сикорского оказалась нулевой. В ноте от 31 октября 1942 года, направленной эмигрантскому правительству, правительство СССР констатировало, что сделало все от него зависящее, чтобы выполнить заключенные соглашения, «объединить усилия советского и польского народов в совместной борьбе против гитлеровских разбойников и оккупантов… Польское правительство пошло по другому пути».

СССР учел этот урок и после формировал польские армии из тех солдат и офицеров, кто плевал на правительство Сикорского, на деле хотел сражаться за свою Родину, а не финтить, как Андерс и Сикорский. Эти польские войска и освобожадли Польшу вместе с СССР, штурмовали и брали Берлин, но это уже совсем другая история.

Земной путь Сикорского закончился печально. По поручению Черчилля товарища просто убили, об этом, в частности, свидетельсвуют немцы, которые прослушивали разговоры Черчилля. Польские шизики до сих пор пытаются отыскать в катастрофе в Гибралтаре советский след. Не удивлюсь, если скоро польское следствие найдет «сенсационные факты». Но ситуация прозрачна. Немцы начали раскрутку Катынского дела. Сикорский и Андрес поддержали немцев.

Это, кстати, очень странно, ведь армия Андреса и состояла из пленных поляков с территории СССР, из тех же лагерей, где сидели и жертвы Катыни. Понятно, что информация о массовом убийстве поляков среди поляков распространилась бы мгновенно еще в 1941-м, при освобождении пленных, среди которых могли быть и свидетели. Но ничего тогда не было слышно. Более того, становится непонятным, почему одних поляков Сталин расстрелял, а других спокойно отпустил в Иран. Все это я пишу к тому, что в Катынском дело еще нужно очень серьезно разбираться, по примеру поляков. Но это будет уже после Путина, разумеется.

Тем не менее, закидоны Сикорского делали в таких условиях Польшу из союзника англичан врагом. Потому и участь Сикорского была предрешена. А в 1945-м англичане и вовсе признали другое польское правительство, а это эмигрантское выпнули из Лондона.

Такая вот история, как СССР сделал полякам добро и что получил в ответ.

Ваш Омчанин

Иногда женщины уходят молча, без слёз и истерик. Они не выясняют отношения, не просят доказательств любви, не требуют изменений, не ждут оправданий. Они просто уходят. Молча и навсегда.

Ещё вчера она смеялась, планировала отпуск и целовала тебя в лоб. Ещё вчера хлопотала на кухне, желая накормить тебя после тяжёлого трудового дня. Ещё вчера она требовала внимания и грела о тебя свои холодные ноги. Уходя она не дала тебе ответа на немой вопрос. Ты ещё не один месяц будешь мучиться, пытаясь понять: «Почему она ушла? Почему именно сейчас? Почему не дала возможности объясниться». Причины могут быть разными, но они всегда до боли просты и банальны.

1. Она ушла, потому что поняла, что ты больше не ценишь время, проведённое рядом с ней.

2. Она ушла, потому что больше не хочет в одиночку бороться за ваши отношения.

3. Она ушла, потому что рядом с тобой больше не чувствует себя как за каменной стеной.

4. Она ушла, потому что твои личные границы не оставили места для неё.

5. Она ушла, потому что чувствует, что ты принимаешь её как должное.

6. Она ушла, потому что устала плакать.

7. Она ушла, потому что ты больше не поддерживаешь её начинаний и стремлений.

8. Она ушла, потому что больше не верит в тебя.

9. Она ушла, потому что больше не верит тебе.

10. Она ушла, потому что больше не хочет выяснять отношения и спорить.

11. Она ушла, потому что замечает, что твои глаза говорят больше, чем ты сам.

12. Она ушла, потому что ваши отношения – это санки, на которые она усадила тебя и тащит по асфальту.

13. Она ушла, потому что ваши отношения больше не развиваются.

14. Она ушла, потому что хочет отношений, к которым ты не готов, и она наконец решилась отпустить тебя.

15. Она ушла, потому что поняла, что заслуживает быть приоритетом номер один.

16. Она ушла, потому что ты сделал все, чтобы помочь ей принять это решение.

17. Она ушла, потому что поняла, что рядом с тобой перестала ценить себя.

18. Она ушла, потому что больше не верит в твою любовь.

19. Она ушла, потому что знает больше, чем ты думаешь.

20. Она ушла, потому что достойна настоящей любви.

Причины могут быть разными, но если женщина уходит молча, значит, она уходит навсегда. Любая её попытка поговорить с тобой, драматичное собирание вещей, слёзы и упрёки – это всё мольба о том, чтобы ты остановил её, не дал ей уйти, вернул, это шанс всё исправить. Если она уходит молча, то шансов больше нет.

Почему ушла армия Андерса?

История Армии Андерса (или 2-го Польского корпуса) в России не то чтобы вообще неизвестна, но находится где-то на обочине памяти о Великой Отечественной войне. Это формирование было создано генералом Владиславом Андерсом в 1941—1942 годах на территории Советского Союза. Армия подчинялась эмигрантскому польскому «лондонскому правительству» и потом ушла в Персию, стала воевать за Британию (1943-1945 годы).
Надо отметить, что первую попытку создать польские воинские подразделения на территории СССР сделали ещё осенью 1940 года. В начале ноября Лаврентий Берия, выполняя указания Иосифа Сталина, сделал предложение сформировать из находившихся в Советском Союзе военнопленных польскую дивизию (польские пленные появились в СССР после похода по освобождению Западной Белоруссии и Западной Украины в сентябре 1939 года). Дивизию планировали использовать в возможной войне против Третьего рейха, и она могла стать базой для формирования подконтрольных Москве польских вооруженных сил.
Наркоматом внутренних дел (НКВД) были выделены 24 бывших польских офицера, которые выразили стремление участвовать в близящейся войне между СССР и Третьим рейхом. При этом часть польских офицеров (группа Зигмунта Берлинга, генерал Мариан Янушайтис) говорили о том, что они свободны от каких-либо обязательств в отношении польского правительства в изгнании (правительство Владислава Сикорского). А другая группа (генералы Мечислав Борута-Спехович и Вацлав Пшездецкий) сообщили, что готовы воевать на стороне СССР лишь по приказу «лондонского правительства». Поэтому формирование дивизии было возложено на группу Берлинга.
Но в силу того что Москва не хотела спровоцировать возможный конфликт с Берлином, который вряд ли бы одобрил подобную идею, решение о создании польской дивизии было отложено. Только 4 июня 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР и Политбюро ЦК ВКП(б) приняли это решение. Запланировали к 1 июля 1941 года создать 238-ю стрелковую дивизию РККА из поляков и лиц, хорошо знающих польский язык (жители западных районов Белоруссии и Украины). Но до начала Великой Отечественной войны сформировать польскую дивизию не успели.
Договоренность о формировании польской армии в СССР с правительством Сикорского
Отношения между правительством Сикорского и Москвой были натянутыми (Москва с 17 сентября 1939 года считала, что Польша и польское «правительство фактически перестали существовать»), только нападение Германии на СССР и предложение помощи Советскому Союзу со стороны США и Англии изменили ситуацию. При посредничестве британцев между Москвой и правительством Сикорского начались переговоры.
3 июля советский Народный комиссариат иностранных дел (НКИД) направил чрезвычайному и полномочному послу Советского Союза в Англии Ивану Майскому телеграмму, в которой Советское правительство выражало свою готовность начать переговоры о заключении с польским правительством договора о взаимопомощи. В телеграмме отмечалось, что СССР стоит за создание независимого польского государства в границах национальной Польши, в которую могут войти некоторые города и области, отошедшие к СССР в сентябре 1939 года. Причём вопрос о характере государственного режима польского государства Москва считала внутренним делом самих поляков.
Переговоры шли с 5 по 30 июля 1941 года в столице Англии, посредником выступал британский министр иностранных дел Энтони Иден. В Москве консультации проходили между наркомом иностранных дел СССР Молотовым и британским послом Стаффордом Криппсом. Польскую сторону прежде всего интересовала проблема советско-польских границ, которые, по мнению правительства Сикорского, должны были соответствовать границам на 31 августа 1939 года. Советская сторона предлагала отложить рассмотрение этой проблемы до завершения войны, а пока сосредоточиться на создании польских вооруженных подразделений на территории Советского Союза для войны с немцами. Британское правительство оказало давление на поляков, так как не скрывало желания наладить, по крайней мере на период войны, сотрудничество с СССР. В польском правительстве даже вышел спор по этому поводу – три министра ушли в отставку (включая министра иностранных дел Аугуста Залеского), был против соглашения с Советским Союзом и президент Польши в изгнании Рачкевич. Но в итоге договор был подписан.
Его подписали 30 июля 1941 года премьер-министр польского правительства в изгнании генерал Владислав Сикорский и посол СССР в Великобритании И.М. Майский. Соглашение было подписано в здании британского МИД в присутствии министра иностранных дел Идена и премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля. Этот договор объявлял соглашения СССР и Германии 1939 года, касающиеся территориальных перемен в Польше, утратившими силу. Говорил о восстановлении дипломатических отношений между советским и польским правительствами; о взаимопомощи в войне с Третьим рейхом; о создании на советской территории польской армии под польским командованием, назначенным лондонским правительством. Польская армия должна была находиться в оперативном подчинении у Москвы. Кроме того, польское правительство заявляло, что Польша не связана никаким соглашением с какой-либо третьей стороной, направленным против СССР. А Москва предоставляла амнистию всем польским гражданам, которые содержались в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных или на иных важных основаниях.

Подписание соглашения, Лондон 30 июля 1941 года. Слева направо: Сикорский, Иден, Черчилль и Майский.
Формирование и уход польской армии
НКВД СССР предоставил советскому правительству материал о количестве расселённых бывших военнопленных, спецпереселенцев-осадников, осуждённых и следственных, беженцев и семей репрессированных (высланных из западных областей Украинской ССР и Белорусской ССР) по состоянию на 1 августа 1941 года. «Осадниками» называли польских поселенцев, это были вышедшие в отставку офицеры, солдаты польской армии, их семьи, а также гражданские переселенцы-поляки, которые получили после окончания советско-польской войны 1919-1921 годов и позднее земельные участки на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии с целью активной полонизации этих территорий. Большая их часть была после сентября 1939 года депортирована в Сибирь и другие области СССР. Всего поляков насчитали, из разных категорий, более 380 тыс. человек.

12 августа 1941 года Президиум Верховного Совета Советского Союза издал указ об амнистии. 14 августа было заключено военное соглашение, дополнявшее договор от 30 июля. Соглашение предусматривало создать в кратчайший срок на советской территории польскую армию, которая юридически являлась частью вооружённых сил суверенной Польши. Польская армия должна была вести боевые действия против Германии совместно с войсками СССР и других союзных держав. А по завершению войны должна была вернуться в польское государство, став основой для польских вооруженных сил. Уточнялось, что польские части будут переброшены на фронт только по достижении ими полной боевой готовности. Ещё 6-го августа её командующим был назначен генерал Владислав Андерс.
Справка. Владислав Андерс (1892 — 1970). Из семьи мелких шляхтичей, которая имела немецкие корни. Андерс хотел стать инженером, закончил реальное училище в Варшаве, затем политехнический институт в Риге. В 1913 году призван в армию Российской империи, окончил офицерскую кавалерийскую школу. Принял участие в Первой мировой войне: начал службу в чине поручика в драгунском полку, в боях отличался хорошими способностями, храбростью, командовал эскадроном. За войну был трижды ранен, имел несколько наград (в том числе орден Св. Георгия IV степени). Как офицер-отличник был направлен учиться в Петроградскую Академию Генерального Штаба, где прошёл ускоренный курс обучения. В середине февраля 1917 года, перед самым крушением Российской империи получил чин капитана Генштаба и диплом из рук императора Николая II. После Февральской революции участвовал в формировании национального польского корпуса генерал-майора Юзефа Довбор-Мусницкого (его формировало Временное правительство). Был начальником штаба стрелковой дивизии. После Брест-Литовского договора польские части были расформированы, Андерс вместе с Довбор-Мусницким вернулся в Польшу. Когда в Германии произошла революция и империя рухнула, Андерс участвует в создании Великопольской армии, в качестве командира полка воюет с Красной Армией во время войны 1919-1921 годов. Продолжил учиться – получил высшее военное образование в Париже («Высшая военная школа») и Варшаве, с 1925 военный комендант Варшавы, в чине полковника. В силу ряда причин: во-первых, он был противником генерала Пилсудского во время майского мятежа 1926 года, во-вторых, по словам его адъютанта Е. Климковского, отличался денежной нечистоплотностью, что вызвало ряд скандалов, — Андерс остановился в карьерном росте. И оставался до Второй мировой войны командиром кавалерийской бригады. 1 сентября 1939 года, когда вермахт атаковал Польшу, Андерс командовал Новогрудовской кавбригадой. Его бригада входила в состав польского Северного фронта. Андерс получил звание генерала, его бригада и части нескольких других кавбригад (Мазовецкой, Волынской, Пограничной) были объединены в Оперативную кавалерийскую группу. Остатки группы после поражения под Варшавой отходили к Львову, Андерс планировал прорваться в Венгрию, чтобы оттуда попасть во Францию и продолжить борьбу с немцами там. 27—28 сентября его группа была разгромлена советскими войсками, а сам Андерс ранен и на следующий день пленён. Владислав Андерс прошёл курс лечения в польском военном госпитале во Львове, потом вплоть до августа 1941 года содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке. 4 августа 1941 года Берия лично сообщил Андерсу о том, что польское правительство в Лондоне назначило его командующим польской армией в СССР (он получил чин дивизионного генерала). Его назначили на этот пост из-за нескольких причин: во-первых, он имел опыт командования группой войск; во-вторых, его политическое прошлое – непричастность к окружению Пилсудского; в-третьих, хорошо знал русский язык и имел репутацию специалиста по России, что должно было помочь во взаимодействии с Москвой. Надо заметить, что Андерс крайне негативно относился к сталинскому режиму, считал его палачом и тюремщиком польского народа, категорически не хотел сражаться под знаменами СССР. Это стало одной из причин провала идеи об использовании «армии Андерса» в войне с Германией.
16 августа 1941 года Андерс и З. Шишко-Богуш (глава польской военной миссии в Союзе) в беседе с уполномоченным Генштаба Красной Армии по формированию польской армии на советской территории генерал-майором А.П. Панфиловым сообщили, что польская армия должна формироваться как путём обязательного призыва, так и на добровольной основе. В первую очередь надо в «сжатые сроки» сформировать 2 пехотные дивизии лёгкого типа (по 7-8 тыс. человек каждая) и резервную часть. Эти подразделения необходимо в «короткие сроки» ввести в бой. А время их готовности зависит от быстроты поступления оружия, обмундирования и других запасов материально-технического снабжения. По словам поляков, они рассчитывали получить оружие и боеприпасы от советской стороны, а обмундирование и другое снаряжение от британцев и американцев.
А.П. Панфилов был с 1939 года помощником начальника Автобронетанкового управления РККА, в 1940—1941 годах (до августа 1941 года) генерал-майор танковых войск был заместителем начальника ГРУ, а с октября 1941 года он начальник Главного Разведывательного управления Генерального штаба РККА. Являясь одновременно уполномоченным по формированию польской армии. В ходе беседы была достигнута договорённость о создании в ряде лагерей для военнопленных призывных комиссий, в которые вошли представители польского командования, РККА и НКВД СССР. 19 августа на 2-м заседании смешанной советско-польской комиссии полякам сообщили, что их просьбы удовлетворена. Будут сформированы 2 стрелковые дивизии по 10 тыс. человек в каждой и запасная часть в 5 тыс. человек. Части стали создавать в Тоцком и Татищевском лагерях (в Чкаловской, а ныне Оренбургской, и Саратовской областях), а штаб был в Бузулуке (Чкаловской области). К 1 октября были сформированы две дивизии и запасной полк.
Уже с 12 сентября 1941 года Андерс стал просить у Москвы создать несколько новых дивизий в Узбекистане. Советская сторона сначала препятствовала увеличению численности польской армии, ограничивая её цифрой в 30 тыс. человек. В сентябре же польский премьер Сикорский запросил у британского премьера для новых дивизий вооружений, отсутствие которых являлось, по его мнению, главным препятствием к созданию 100 тыс. польской армии. Надо заметить, что на конференции в Москве в специальных поставках для польской армии США и Британия отказали.
В начале октября 1941 года В. Андерс опять попросил у Советского правительства сформировать новые дивизии, в том числе и в Узбекистане. В конце ноября польский премьер-министр Сикорский прибыл в Москву, 3 декабря 1941 года состоялась его встреча со Сталиным. Она была посвящена двум вопросам — польской армии на территории Союза и положению польского населения. В результате двусторонних переговоров было достигнуто соглашении о формировании 7-ми польских дивизий в Советском Союзе и о возможности вывода в Персию поляков, которые не задействованы в этих воинских частях. Местом дислокации новых польских дивизий был определен Туркестан. 25 декабря 1941 года Государственный комитет обороны (ГКО) принял специальное постановление «О польской армии на территории СССР», по которому численность польской армии определялась в 96 тыс. человек, с дислокацией в Киргизской, Узбекской и Казахской ССР.
С начала 1942 года Москва поставила вопрос о сроках отправки польских соединений на советско-германский фронт. Сикорский, во время посещения мест дислокации польских подразделений, сообщил, что армия будет готова к бою против немецких войск к 15 июня. Андерс вслед за ним назвал дату 1 июня 1942 года, а также отверг возможность ввода в сражение одной отдельной польской дивизии.
Андерс и Сикорский, их поддержал и Черчилль, предложили Москве вывести польскую армию в Персию. В итоге в Москве поняли, что надо просто избавиться от строптивых поляков, и дали согласие. К началу сентября 1942 года эвакуация Армии Андерса в Персию была завершена. Всего в Пехлеви прибыло около 70 тыс. человек, из них военных более 40 тыс. В общей же сложности из Советского Союза выехало около 80 тыс. военных и более 37 тыс. членов их семей. Польская армия, которая получила к тому времени новое название — «Польская армия на Востоке» (с 12 августа), состояла из: 3-й, 5-й, 6-й и 7-й пехотных дивизий, танковой бригады и уланского полка. Национальный состав этой армии был неоднороден, кроме поляков в ней были евреи, значительное количество жителей Западной Белоруссии и Западной Украины (до трети состава).
Не все поляки ушли в Персию. Среди них был Зигмунт Хенрик Берлинг, командир штаба 5-й пехотной дивизии. При участии Союза польских патриотов были созданы новые польские вооружённые силы, которые были подчинены советскому командованию, их усилили и десятками советских командиров. Берлинг стал командиром 1-ой польской пехотной дивизии им. Тадеуша Костюшко, а затем польского корпуса и польской армии. Под советским командованием поляки приняли участие в освобождении своей родины от гитлеровцев, в битве за Германию и штурме Берлина. К июню 1945 года Войско Польское насчитывало примерно 400 тыс. человек. Польская армия была самой мощной регулярной воинской силой, которая сражалась вместе с советскими войсками.
Почему ушла армия Андерса?
Главной проблемой для Москвы был вопрос о времени вступления частей армии Андерса в бой. Советская сторона сделала много уступок: признала польское правительство в Лондоне, провела амнистию, свободу получили десятки тысяч человек, право вступить в польскую армию получили жители Западной Белоруссии и Западной Украины, советское правительство соглашалось после войны вернуть часть городов и районов бывшей Польши. Правительству Сикорского выделялись беспроцентные кредиты. Армии Андерса предоставлялись казармы, довольствие, оружие, боеприпасы. И это во время тяжелейшей битвы за Москву, когда каждое воинское соединение было буквально на вес золота.
Советское правительство просило отправить на фронт хоть одну дивизию, но поляки отказывались. Хотя с этим был согласен и их премьер – Сикорский. Конечно, были и объективные причины, некоторые поляки были больны, истощены, в места дислокации частей прибывали не только военнослужащие, но их семьи, дети, женщины, им нужен был кров, питание.
А затем требования польского командования стали выходить за рамки разумного. Они стали просить создать ещё 4 новые дивизии, а также отдельные кавалерийские и танковые части, дать больше оружия и времени на обучение, на строительство зимних лагерей. И вообще лучше части перевести на юг, в Туркестан, и т. п. Понятно, что на фоне того, что переживал СССР и советский народ, это выглядело очень непристойно. Когда шло сражение за Москву и затем контрнаступление, даже одна дивизия для страны имела большое значение. Так, получив вооружения на одну дивизию, генерал Андерс «размазал» полученную партию по всей своей армии, естественно, плохо вооруженными оказались все, чтобы нельзя было требовать послать на фронт вооруженную дивизию.
Кроме того, советское военно-политическое руководство имело информацию о том, что значительная часть поляков, включая их командующего, настроена против СССР и ненадёжна. Так, в сводках НКВД, опубликованных в подборке документов в журнале «Новая и новейшая история» (№2 от 1993 года), сообщалось об антисоветских настроениях в армии Андерса: «В этой войне поляки выполнят роль чехословацкой армии в годы гражданской войны». «Направим оружие против Красной армии». «Не надо спешить проливать польскую кровь, пока линия фронта не будет пролегать по польской земле». И тому подобное. Польский офицерский корпус, а учитывая историю его формирования, это не удивительно (почти все содержались в лагерях, были сосланы за антисоветскую деятельность, многие были участниками войн с СССР 1919-1921, 1939 годов), был настроен враждебно к Москве. Польские офицеры «отличались» постоянными интригами, пьянками, сильными антиеврейскими настроениями, хотя среди простых солдат было немало евреев.
Польское офицерство было расколото на группы – просоветская группа во главе с полковником Берлингом рвалась на фронт, были готовы бить гитлеровцев при любых обстоятельствах, даже «в фуражке со звездой». Антисоветские группировки возглавляли генерал Токажевский, полковник Крогульский и др. Имелась даже «пронемецкая» группа полковника Кремчинского, её члены считали, что возрождение «Великой Польши» возможно только при помощи Третьего рейха. Нельзя сказать, что поляки вообще не хотели воевать. Большинство офицеров категорически не желало воевать на стороне Советского Союза, для них Россия-СССР был историческим врагом, ничуть не лучшим (а для некоторых и хуже), чем гитлеровский рейх.
А драгоценное время шло. Уже и битва под Москвой завершилась, столицу спасли ценой тысяч жизней, а польская армия всё формировалась да обучалась. И фразы Иосифа Сталина при встречах с Андерсом, с Сикорским, когда тот прилетел в столицу СССР, с Черчиллем становились всё саркастичнее. «Мы не можем заставить поляков драться». «Мы не торопим. Поляки могут выступить и когда Красная армия подойдёт к границам Польши». «Без вас справимся». Сталин вообще отличался своеобразным чувством юмора.
Армия Андерса стала уже серьёзной силой, 60 тыс. штыков — пять пехотных дивизий, ещё несколько частей были на стадии формирования. И выходила очень странная, нездоровая картина. В Советском Союзе за счёт советского народа создана целая армия. И она в бой не рвётся. А приказать ей идти на войну нельзя – чужие граждане. На заводы, в село их также не направишь, по той же причине. А содержать их надо, тратить во время войны и очень тяжёлой ситуации на фронте драгоценное продовольствие, топливо, автотранспорт и т. д. Спрашивается, а зачем СССР эти дармоеды?! К тому же бывшие враги, часть из которых готова, при определённых условиях, вонзить «нож в спину», использовав опыт чехословацкого корпуса времён Гражданской войны.
А в это время в Северной Африке британцы дрались с итальянцами и немецким корпусом Роммеля. Был риск, что вермахт захватит Египет и затем прорвётся к нефтеносным районам Ближнего Востока. Поэтому британцам там требовались дополнительные подразделения для охраны коммуникаций и своих владений. Уинстон Черчилль был готов принять армию Андерса, а сам польский генерал (через главу польского правительства Сикорского) давно британцев об этом просил. В итоге Сталин махнул рукой на армию Андерса. Весной 1942 года польской армии разрешили уйти в Персию. С Ближнего Востока, после открытия «второго фронта» в Италии, она воевала там, в составе английских войск.

«За вашу и нашу свободу!» Как Польша стала главной союзницей Красной армии

Обидно читать и слышать от недоброжелателей России, которые утверждают, что мы «монополизировали», «приватизировали» победу над нацизмом во Второй Мировой Войне. И это в то время, когда идет шквал статей, передач в российскмх СМИ о борьбе с нацизмом вместе с нашими союзниками.
Позиция польского руководства непонятна вообще. Отказ пропустить «Ночных волков» через територию Польши можно воспринимать как попытку откреститься от участия Войска Польского в Победе. Хорошо, что не все принимают такую позицию, и нашлись люди, которые подхватили эстафету байкеров клуба «Ночные волки» и продолжили их маршрут по местам боевой славы своих дедов и прадедов.
Кстати, а вы знаете, что при взятии Берлина на Бранденбургских воротах вместе с советским был установлен и польский флаг?
Крупнейшей регулярной силой иностранного государства, сражавшейся вместе с Красной Армией на советско-германском фронте, являлось Войско Польское.

Недружественные соседи

Сложная и полная взаимных обид многовековая история российско-польских отношений в начале Второй мировой войны пополнилась новым эпизодом, в советской историографии известным как «Освободительный поход РККА» в Западную Украину и Западную Белоруссию.

После того, как к середине сентября 1941 года после нападения Германии Польша де-факто перестала существовать как независимое государство, а её правительство бежало за границу, части Красной Армии заняли территории, отнятые у Советской России в результате советско-польской войны 1919–1920 годов.

Понятно, что то, что в СССР воспринималось как восстановление исторической справедливости, сами поляки рассматривали совершенно иначе.

В этот момент вряд ли кто-то мог бы поверить, что всего несколько лет спустя польские части вместе с подразделениями Красной Армии будут штурмовать столицу Третьего Рейха. Но в итоге получилось именно так…

После присоединения Западной Белоруссии и Западной Украины на территории СССР оказались сотни тысяч поляков. Одни были беженцами, другие были взяты в плен, третьих, чиновников польских государственных органов, арестовывали за участие в карательной деятельности против действовавших в Польше коммунистов-подпольщиков.

В современной Польше, говоря о судьбе соотечественников, оказавшихся в СССР в 1939–1940 годах, сразу вспоминают слово «Катынь».

Проект подполковника Берлинга

Мы не будем в очередной раз погружаться в эту весьма тёмную историю — погибшие представляли малую часть представителей польской армии, оказавшихся в СССР.

Именно поэтому, когда в Советском Союзе задумались о создании польских военных формирований для борьбы с фашистами, никаких проблем с кадрами не было.

Впервые эта идея всплыла ещё осенью 1940 года, когда война с Германией оставалась перспективой пусть и не самого отдалённого, но всё-таки будущего.

В НКВД собрали группу бывших офицеров польской армии, с которыми обсуждали вопрос возможного участия в войне с Германией в составе сил, неподконтрольных правительству Польши в изгнании. Среди тех, кто готов был воевать на подобных условиях, был и подполковник Зыгмунт Берлинг, будущий командующий 1-й армией Войска Польского.

Решение о создании из поляков и лиц, знающих польский язык, отдельной дивизии в составе РККА, было принято 4 июня 1941 года, менее чем за три недели до начала войны. Формирование дивизии предполагалось поручить подполковнику Берлингу.

Лондонский меморандум

С началом Великой Отечественной войны планы Советского правительства в отношении поляков претерпели изменения. СССР вступил в союзнические отношения с Великобританией, а через неё улучшились и отношения с находившимся в Лондоне польским правительством в изгнании.

3 июля 1941 года правительство СССР приняло решение разрешить формирование на территории СССР национальных комитетов и национальных воинских частей из чехословаков, югославов и поляков, а также оказывать помощь в деле вооружения и обмундирования этих национальных частей.

11 июля 1941 года в Лондоне был подписан советско-польско-английский меморандум о создании в СССР польской армии в виде автономной единицы, в оперативном отношении подчинённой Верховному командованию СССР.

Таким образом, решено было, что польская армия в Советском Союзе будет связана с правительством Польши в изгнании.

12 августа 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии для польских граждан на территории СССР, окончательно сняв преграды для начала формирования польских формирований в Советском Союзе.

Особое мнение генерала Андерса

За неделю до этого будущая польская армия получила своего командующего — им стал генерал Владислав Андерс.

Генерал Андерс по отношению к СССР был настроен крайне негативно и идею борьбы с гитлеровцами бок о бок с Красной Армией, мягко говоря, не приветствовал. Свою задачу он видел в том, чтобы, сформировав воинские части из находившихся на территории СССР поляков, вывести их из страны на соединение с английскими силами. Андерс был убеждён, что настоящая борьба за Польшу начнётся тогда, когда Советский Союз будет разбит Гитлером. В поражении Красной Армии генерал Андерс не сомневался.

Разумеется, находясь в СССР, свои мысли Андерс вслух старался не озвучивать.

Оснащение и вооружение польских войск, получивших название «армия Андерса», осуществлялось совместно СССР, Великобританией и США. Только в сентябре и октябре 1941 года СССР передал «армии Андерса» вооружение для одной пехотной дивизии: 40 артиллерийских орудий, 135 миномётов, 270 станковых и ручных пулемётов, 8451 винтовку, 162 пистолета-пулемёта, 1022 пистолета и револьвера.

В декабре 1941 года была достигнута договорённость об увеличении «армии Андерса» с 30 до 96 тысяч человек.

Хотим в Палестину!

Для руководства СССР польские формирования стали превращаться в головную боль. На содержание, подготовку, вооружение этих частей требовались большие средства. И это происходило в тот момент, когда враг стоял у стен Москвы.

В феврале 1942 года правительство СССР запросило польскую сторону о вводе в бой на советско-германском фронте полностью подготовленной и оснащённой польской 5-й пехотной дивизии. Генерал Андерс решительно запротестовал, заявив, что поляки смогут вступить в бой лишь тогда, когда будет закончено формирование армии в целом.

Советская сторона согласилась с таким решением, несмотря на сложнейшую обстановку на фронте. Тем временем глава НКВД Лаврентий Берия докладывал, что в «армии Андерса» царят антисоветские настроения, офицеры отказываются сражаться с гитлеровцами вместе с Красной Армией.

Ещё с конца 1941 года Великобритания и США стали предлагать Советскому Союзу перебросить «армию Андерса» через Иран на Ближний Восток. На том же стали настаивать и представители правительства Польши в изгнании.

Можно себе представить, что творилось в душах у советских руководителей. В то время как на фронте идут тяжелейшие бои, и каждая дивизия, каждый полк наперечёт, несколько десятков тысяч оснащённых и подготовленных польских военных сидят в тылу и выставляют условия, где они будут воевать, а где не будут.

«Обойдёмся без вас»

В «армии Андерса» к марту 1942 года находилось более 70 тысяч польских военных и около 30 тысяч гражданских. Когда на встрече со Сталиным 18 марта 1942 года генерал Андерс стал в очередной раз говорить о необходимости переброски поляков на Ближний Восток, Иосиф Виссарионович дал волю чувствам: «Если поляки не хотят здесь воевать, то пусть прямо и скажут: да или нет… Я знаю, где войско формируется, так там оно и останется… Обойдёмся без вас. Можем всех отдать. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам её отдадим. Но что на это люди скажут…»

Эвакуация «армии Андерса» из СССР началась в марте 1942 года и была завершена к 1 сентября. На прощание обрадованный Андерс поблагодарил Сталина и заявил, что «стратегический центр тяжести войны передвигается в настоящее время на Ближний и Средний Восток». Также генерал просил продолжать в СССР призыв поляков в армию и направлять ему в качестве пополнения.

Если Сталин свои чувства по поводу происшедшего выражал сдержанно, то военачальники рангом пониже, занимавшиеся помощью в формировании «армии Андерса», слали вслед полякам отборные тирады из той части русского фольклора, которая ещё именуется «нецензурной бранью».

«Армия Андерса» в составе британской армии после пребывания на Ближнем Востоке в 1944 году успела отметиться в боях в Италии. В современной Польше, где «армию Андерса» ставят выше всех других польских формирований Второй мировой войны, культовым событием считается так называемый «штурм Монте-Кассино», хотя это сражение на второстепенном театре военных действий не идёт ни в какое сравнение с тем же штурмом Берлина, в котором проявили себя другие поляки.

Впрочем, хватит об «армии Андерса» — мы и так уделили ей внимания больше, чем она того заслуживает.

Дивизия польских патриотов

Среди польских военных и гражданских лиц, находившихся в СССР, было огромное количество тех, кто считал поведение генерала Андерса настоящим предательством и позором для польской нации.

1 марта 1943 года в СССР был создан «Союз польских патриотов», костяк которого составили польские коммунисты и представители других левых сил, а также общественные деятели и представители польской культуры, выступавшие за дружеские отношения между Польшей и СССР. Эта организация стала противовесом находившемуся в Лондоне правительству Польши в изгнании.

«Союз польских патриотов» в мае 1943 года выдвигает идею о формировании новых польских подразделений, которые будут сражаться плечом к плечу с Красной Армией. 6 мая 1943 года Государственный комитет обороны СССР издал постановление № 3294 «О формировании 1-й польской пехотной дивизии имени Тадеуша Костюшко». Уже 14 мая 1943 года под Рязанью началось формирование дивизии.

Фактически это было возвращение к нереализованной идее 1941 года. Командиром дивизии стал тот самый полковник Зыгмунт Берлинг. Он успел побывать в «армии Андерса» в качестве начальника военного лагеря, но уходить вместе с «андерсовцами» на Ближний Восток отказался.

К 5 июля 1943 года в состав дивизии вошли около 14 400 солдат и офицеров. 15 июля 1943 года, в годовщину исторической для поляков битвы при Грюнвальде, бойцы дивизии приняли воинскую присягу, в этот же день «Союз польских патриотов» вручил дивизии боевое знамя — красно-белое, с девизом «За вашу и нашу свободу!».

Крещение огнём и кровью

В связи с нехваткой технических кадров на первом этапе в состав дивизии были включены более 300 советских офицеров.

Формирование польских подразделений шло стремительно. Уже 10 августа 1943 года было объявлено о формировании 1-го польского корпуса, в который, кроме дивизии Костюшко, вошли 1-й польский танковый полк имени Героев Вестерплатте и 1-й истребительный авиаполк «Варшава».

Боевое крещение поляков на советско-германском фронте произошло 12–13 октября 1943 года в битве под Ленино, которая была частью Оршанской наступательной операции.

Вошедшая в состав 33-й армии генерала Гордова 1-я польская дивизия сошлась в схватке с подразделениями 337-й пехотной дивизии вермахта.

В двухдневных боях под Ленино польская дивизия, столкнувшись с хорошо вооруж`нным противником, потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести до трети личного состава. При этом потери немцев убитыми и ранеными составили около 1500 человек, более 320 гитлеровцев взяли в плен.

За операцию под Ленино польские военнослужащие были награждены 239 советскими и 247 польскими орденами и медалями.

Три польских военнослужащих стали Героями Советского Союза — капитаны Юлиуш Хибнер и Владислав Высоцкий, а также рядовой Анеля Кживонь. Владислав Высоцкий и автоматчица женской роты Анеля Кживонь удостоились высокой награды посмертно.

Несмотря на потери, начало было положено. Теперь поляки сражались с фашистами не где-то на мировых задворках, а там, где решалась судьба войны.

Они сражались за Родину

К марту 1944 года 1-й польский корпус был развёрнут в 1-ю польскую армию, или 1-ю армию Войска Польского. В ряды армии зачислялись не только граждане Польши, но и советские граждане преимущественно польского происхождения.

Командующим соединения стал всё тот же Зыгмунт Берлинг, носивший теперь погоны генерал-лейтенанта.

В июле 1944 года настал исторический момент — 1-я польская армия в составе войск 1-го Белорусского фронта переправилась через Западный Буг и вступила на территорию Польши.

Именно солдаты генерала Берлинга, воевавшие плечом плечу с советским солдатами, освобождали родную страну от немцев, а не сбежавшая армия Андерса.

На территории Польши армию пополнили бойцы партизанской Армии Людовой, выступавшей с идеологических позиций, сходных с теми, что выражал «Союз польских патриотов».

26 июля 1944 года, сменив части 8-й гвардейской армии, 1-я польская армия вышла на восточный берег Вислы в районе Демблина и Пулав и начала бои по овладению плацдармом на левом берегу. В дальнейшем армия принимала участие в боях на Магнушевском плацдарме.

В сентябре 1944 года 1-я польская армия освободила предместье Варшавы — Прагу.

В январе 1945 года польские войска сыграли важнейшую роль в освобождении Варшавы, которая была взята 17 января.

Всего в боях за освобождение Польши погибли более 10 тысяч бойцов 1-й польской армии, около 27 тысяч получили ранения.

На Берлин!

К 1945 году численность польских формирований, воевавших на советско-германском фронте, достигла 200 000 человек, что почти в три раза превосходило численность «армии Андерса». Кроме 1-й армии Войска Польского, была сформирована и 2-я армия, вошедшая в состав 1-го Украинского фронта.

1-я и 2-я армии Войска Польского участвовали в Берлинской наступательной операции, а части 2-й армии были задействованы и в Пражской операции.

В боях за Берлин Войско Польское потеряло 7200 человек убитыми и 3800 пропавшими без вести.

Войско Польское стало крупнейшей регулярной силой иностранного государства, сражавшейся вместе с Красной Армией на советско-германском фронте. Действия Войска Польского 13 раз отмечались в благодарственных приказах Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР, более 5 тысяч военнослужащих и 23 соединения и части Войска Польского были награждены советскими орденами.

Лучшие польские воины вместе с бойцами Красной Армии участвовали в Параде Победы на Красной площади 24 мая 1945 года.

Дружба, которой больше не будет

Более десятка поляков, сражавшихся в рядах Войска Польского, были удостоены звания Героев Советского Союза. Среди них и генерал Станислав Поплавский, поляк, родившийся на Украине, служивший в Красной Армии и в 1944 году направленный на службу в Войско Польское.

Именно под его началом 1-я армия Войска Польского прорывала оборону немцев на Одере и штурмовала Берлин. За умелое управление войсками в Берлинской операции 29 мая 1945 года генерал-полковнику Поплавскому было присвоено звание Героя Советского Союза.

При взятии Берлина на Бранденбургских воротах вместе с советским был установлен и польский флаг.

Одним из любимых фильмов как советской, так и польской детворы многие годы был фильм «Четыре танкиста и собака», рассказывавший о бойцах Войска Польского, прошедших войну рядом с солдатами Красной Армии.

Фронтовое братство советских и польских солдат на десятилетия вперёд предопределило дружеские отношения между двумя странами. Таких отношений, которые установились между СССР и Польшей в послевоенный период, в истории связей двух стран не было никогда. И, возможно, уже, никогда не будет.

Еще:

  • А зачем им ехать на День Победы?
  • Как «оккупанты» в Европе земли возвращали
  • «Гангстерский» автомат во время ВОВ

Глава 21

Армия Андерса и армия Берлинга

Еще до начала Великой Отечественной войны, в сентябре 1940 г., советское правительство приняло решение о создании польской дивизии на территории СССР. В лагерях военнопленных был подобран командный состав — 3 генерала, 1 полковник, 8 подполковников, 6 майоров и капитанов, 6 поручиков и подпоручиков. Но приказ о формировании польской дивизии был подписан лишь 4 июня 1941 г.

С началом Великой Отечественной войны советское правительство и эмигрантское польское правительство в Лондоне с помощью британских дипломатов кое-как уладили свои отношения.

30 июля 1941 г. в Лондоне посол СССР И. М. Майский и польский премьер В. Сикорский подписали соглашение, в котором советская сторона признала свои договоры с Германией, касающиеся территориальных перемен в Польше, утратившими силу. Стороны взяли взаимное обязательство оказывать друг другу помощь в войне против Гитлера.

Кадры будущей польской армии, которую предполагалось формировать в СССР, находились на положении военнопленных солдат и заключенных офицеров. 12 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета издал указ об амнистии польских офицеров. Польские лагеря для военнопленных были переименованы в лагеря польской армии в СССР.

В преддверии визита в СССР премьера Сикорского (конец ноября 1941 г.) руководство НКВД составило для Сталина справки о польских военнопленных и о настроениях в армии Андерса. В первом из документов указывалось, что всего в лагеря НКВД поступило 130 тысяч польских военнослужащих. Из них передано немцам (до их вторжения) 43 тысячи; отправлено через 1-й спецотдел в распоряжение УНКВД 15 тысяч; отправлено в пункты формирования польской армии 25 тысяч.

Правительство Сикорского назначило командующим польскими частями, формирующимися в СССР, генерала Владислава Андерса. В сентябре 1939 г. Андерс командовал Новогрудской кавалерийской бригадой и 30 сентября был взят в плен Красной Армией. Первоначально он находился в госпитале, а с декабря 1939 г. — в тюрьме. Андерс был настроен крайне антисоветски, но наше правительство согласилось с его назначением на должность командующего армией.

К 30 ноября 1941 г. в польской армии в СССР состояло 40 961 человек: 1965 офицеров, 11 919 унтер-офицеров и 27 077 солдат. Были сформированы 5-я пехотная дивизия (14 703 человека), 6-я пехотная дивизия (12 480 человек), запасной полк (8764 человека), штаб армии, строительная часть и сборный пункт. С декабря 1941 г. началась передислокация польских соединений и тыловых частей из Поволжья в Среднюю Азию (Киргизия, Узбекистан и Казахстан).

Советское правительство надеялось, что в конце 1941 г. — начале 1942 г. части Андерса примут участие в боях на советско-германском фронте. Надо ли напоминать, что ситуация там была критическая. Но польские офицеры категорически отказались сражаться на Восточном фронте.

Еще до 22 июня 1941 г. многие польские офицеры писали слезные коллективные письма в Москву в германское посольство с просьбой вызволить их из советских лагерей. Обычно такие письма заканчивались словами: «Хайль, Гитлер!»

Историк Юрий Мухин приводит несколько высказываний поляков осенью 1941 г.: «Ковцун, полковник польской армии: „Скоро придет Гитлер, тогда я вам покажу, что собой представляет польский полковник!“

Ткач, полицейский: „Теперь нас, поляков, хотят освободить и сформировать войска, но мы покажем, как только получим оружие — повернем его против русских“.

Майор Гудановский: „Мы, поляки, направим оружие на Советы, отомстим за свои страдания в лагерях. Если только нас возьмут на фронт, свое оружие направим против Красной Армии“.

Поручик Корабельский: „Мы вместе с Америкой используем слабость Красной Армии и будем господствовать на советской территории“.

Капитан Рудковский: „Большевики на краю гибели, мы, поляки, только и ждем, когда нам дадут оружие, тогда мы их прикончим“.

Поручик Лавитский: „Вы, солдаты, не сердитесь пока на Советы. Когда немца разобьем, тогда мы повернем винтовки на СССР и сделаем Польшу, как раньше была“.

Поручик Вершковский: „С Советским Союзом против Германии мы воевать не будем. Они нам вместе всадили нож в спину и посадили в концлагеря. За это мы, придет время, отомстим. В этой войне поляки выполнят роль чешской армии в годы гражданской войны“».

29 сентября 1941 г. генерал Сикорский из Лондона отправляет генералу Андерсу в СССР «строго секретную инструкцию», в которой говорилось:

«1. Первейшим и самым серьезным заданием является установление радиосвязи:

а) с Верховным командованием в Англии (центр);

б) с комендатурой военной организации в Польше;

в) с разведывательными пляцувками на оккупированных немцами территориях;

г) затем, позже, с базами „Анна“ и „Бей“, последнее — по специальному приказу.

2. Организация и поддержание курьерской связи с Польшей и центром.

3. Оказание материальной помощи и помощи людьми военной организации, т. е. направление в Польшу кадров, снаряжения, специальных материалов и денег воздушным или сухопутным путем, согласно директив Верховного вождя.

4. Посредничество с территории СССР в разведывательной работе, проводимой СВБ на родине и на территориях, занятых немцами. Этот вопрос предусматривается разведывательной инструкцией».

Таким образом, Андерс получил указание создать в СССР секретный разведцентр, подчиненный Лондону. Этот разведцентр должен был втайне от советских властей вести разведку и диверсионную деятельность как на территории генерал-губернаторства, так и на территории СССР.

Советское правительство предполагало, что польские части будут сражаться на Восточном фронте под командованием наших военачальников. Кстати, в 1941–1945 гг. это было достаточно распространено в армиях многих стран. Например, в СССР воевала французская эскадрилья, позже переформированная в полк, — «Нормандия Неман»; в Германии — испанская «голубая дивизия», французская дивизия СС «Шарлемань» и другие части.

А вот Андерсу и К° хотелось, с одной стороны, «держать оружие у ноги», а с другой — стать «государством в государстве» и в том числе заниматься шпионажем.

Сталин уже в декабре 1941 г. понял, что Андерс и его подчиненные воевать на Восточном фронте не желают. Председатель ГКО открыто сказал польскому командующему: «Мы возьмем Польшу и передадим ее вам через полгода. У нас войска хватит, без вас обойдемся. Но что скажут тогда люди, которые узнают об этом?»

В итоге советское правительство было вынуждено согласиться на эвакуацию армии Андерса через Иран на Ближний Восток. В марте — апреле 1942 г. через Иран проследовали 43 тысячи польских военнослужащих. В июле — августе (то есть в начале Сталинградской битвы) был проведен второй этап эвакуации польских военнослужащих. Всего из СССР в 1942 г. выехало 114,5 тысячи польских военнослужащих и членов их семей.

Большинство поляков (69 917) было эвакуировано в Иран судами Каспийской флотилии. По сему поводу модный «советский русский поэт» (так о нем сказано в Википедии) Борис Слуцкий написал:

Мне видится сегодня

То, что я видел вчера:

Вот восходят на сходни

Худые офицера?,

Выхватывают из кармана

Тридцатки и тут же рвут,

И розовые за кормами

Тридцатки плывут, плывут.

Перевозка 70 тысяч поляков серьезно дезорганизовала работу Каспийской флотилии: были задержаны воинские перевозки, а также эвакуация населения. Представим картину: голодные женщины и дети, которым приходится ждать на берегу эвакуации, смотрят, как гордые паны рвут деньги…

Любопытно, знал ли господин Слуцкий о том, что Андерс отдал приказ польским солдатам «сдать советскую валюту, передать польскому гражданскому населению вещи советского происхождения»?

Польскому населению были крайне нужны советские деньги для самых различных нужд — от удовлетворения личных потребностей генералов до ведения разведки. В итоге у рядовых деньги добровольно-принудительно отобрали, а офицеры их демонстративно рвали на палубах судов.

Кстати, подобное мероприятие нанесло не вред, а пользу Наркомату финансов СССР — шляхтичи помогали удержать рубль от инфляции.

Борис Абрамович мог не знать доклада Лаврентия Берия ГКО, в котором говорилось: «Генерал Андерс, хотя и принимает евреев — польских граждан — в польскую армию, тем не менее открыто проявляет антисемитские настроения. Командир 6-й пехотной дивизии Токажевский затребовал из запасного полка на пополнение дивизии 1000 солдат „римско-католического вероисповедания“. Имел место случай, когда в запасном полку всем солдатам-евреям было предложено выйти из строя для прохождения медосмотра, после которого значительное количество евреев было уволено из армии. Евреи систематически подвергаются оскорблениям со стороны солдат и офицеров польской армии». Но не знать об антисемитизме польских офицеров в целом Борис Абрамович никак не мог.

Зачем же он сие писал? Да мода была писать подобное. Помните Онегина: «Обшикать Федру, Клеопатру, Моину вызвать для того, чтоб только слышали его».

Ну а когда потребуется, советский поэт товарищ Слуцкий оказывается на высоте. Например, 31 октября 1958 г. на заседании Союза писателей Сергей Абрамович гневно клеймил позором Бориса Пастернака.

Вывезенные из СССР части генерала Андреса несколько месяцев охраняли британские нефтепромыслы в Иране. Затем они вместе с польскими частями, сформированными в Англии, участвовали в боях в Северной Африке, Италии и Франции.

Самым успешным сражением польских войск на западе считается «битва за Монте-Кассино». Лондонское эмигрантское правительство даже создало специальную награду — «Крест Монте-Кассино», а поэт Феликс Конарский написал песню-гимн «Красные маки на Монте-Кассино». В произведениях польских историков Монте-Кассино стал чуть ли не решающим сражением Второй мировой войны похлеще «Малой земли» Леонида Брежнева.

Что же там произошло на самом деле? Аббатство Монте-Кассино было основано святым Бенедиктом в 524 г. 11 февраля 1944 г. 34-я и 26-я американские и 4-я индийская дивизии попытались овладеть подступами к аббатству, но были отбиты германскими парашютистами.

Причем в самом монастыре немцев не было, зато там помимо монахов скопились сотни итальянских беженцев. 15 февраля 229 американских бомбардировщиков, включая 142 «летающие крепости» Б-17, сбросили 1150 тонн бомб на монастырь. На следующий день Монте-Кассино бомбили 59 самолетов. И только 17 февраля развалины монастыря были заняты 1-м батальоном германского 3-го парашютного полка, остальные батальоны и 4-й парашютный полк заняли позиции недалеко от монастыря.

Атаки союзников следовали одна за другой.

15 марта монастырь бомбили 600 самолетов, а артиллерия союзников выпустила по нему 196 тысяч снарядов.

Затем на штурм Монте-Кассино пошли 4-я индийская, 2-я новозеландская и 78-я британская дивизии, причем только у новозеландцев было около 400 танков. Правда, и батальон парашютистов, оборонявший монастырь, получил подкрепление в виде 2-го батальона 1-го парашютного полка, после чего немцы перешли в контратаку.

В конце концов к монастырю подтянули около 100 тысяч союзных солдат — американцев, французов, марокканцев и в том числе польский корпус.

В итоге немцы понесли большие потери, и по приказу Кессельринга парашютисты 18 мая оставили монастырь и организованно отошли по шоссе Монте-Кассино — Рим. В тот же день на развалинах был поднят польский флаг. Надо ли говорить, что западные и польские историки до сих пор не посчитали соотношение потерь обеих сторон в ходе этого пятимесячного сражения.

А итальянцы посчитали. В районе Монте-Кассино было убито 10 тысяч мирных жителей и свыше 5 тысяч женщин изнасилованы. Самой старшей из них было 85 лет. Любопытно, что итальянцы винят в этом совсем не парашютистов.

В феврале 1943 г. ГКО принял решение о формировании в СССР новых польских частей. Еще 22 июня 1941 г. 13 польских офицеров во главе с подполковником Зигмундом Берлингом обратились с письмом к советскому правительству, в котором просили разрешения сражаться за свою родину против Германии. Позже Берлинг был назначен начальником штаба 5-й пехотной дивизии в армии Андерса, но он с группой офицеров отказался ехать на Ближний Восток и остался в СССР.

В апреле 1943 г. Берлинг обратился с письмом к руководству СССР, где предлагал сформировать в СССР польские части. Понятно, что письмо Берлинга заранее было согласовано с соответствующими инстанциями, вплоть до Верховного главнокомандующего.

С 14 мая 1943 г. в Селецких военных лагерях под Рязанью началось формирование из добровольцев-поляков, проживавших в СССР, 1-й польской пехотной дивизии им. Костюшко. Командовать дивизией было поручено Берлингу, ставшему к тому времени полковником.

Командирами были назначены польские офицеры, оставшиеся в СССР и вошедшие с 15 марта 1943 г. в Союз польских патриотов во главе с писательницей Вандой Василевской.

15 июля 1943 г. в распоряжение 1-й польской пехотной дивизии советское командование откомандировало 325 советских офицеров.

25 июля 1943 г. военный суд польского правительства в изгнании объявил полковника Берлинга дезертиром и приговорил к смертной казни.

В августе 1943 г. 1-я польская пехотная дивизия вместе с 1-м польским танковым полком им. Героев Вестерплатте и 1-м истребительным авиационным полком «Варшава» (32 самолета Як-1) составили 1-й польский корпус (12 000 человек) во главе теперь уже с генерал-майором Сигизмундом Берлингом.

Замечу, что личный состав польских частей набирался как на добровольной основе, так и по призыву. Наряду с этими поляками, как офицерами, так и рядовыми, служили русские, белорусы, татары, евреи и т. д.

12 октября 1943 г. первые соединения этого корпуса — 1-я пехотная дивизия им. Костюшко и 1-й танковый полк им. Героев Вестерплатте — около 12 тыс. солдат, вместе с советскими дивизиями 33-й армии Западного фронта приняли участие в наступлении под местечком Ленино, у так называемых Смоленских ворот.

Потери дивизии составили 25 % личного состава (502 убитых, 1776 раненых и 663 пропавших без вести). 14 октября польская дивизия была отведена на переформирование.

В апреле 1944 г. 1-й польский корпус был развернут в 1-ю польскую армию, а Берлинг соответственно стал генерал-лейтенантом. К середине 1944 г. в составе 1-й польской армии было 4 пехотных дивизии и одна кавалерийская, 5 артиллерийских бригад и другие части; всего около 90 тыс. человек. Появилась и польская авиация, в составе которой было два авиаполка («Варшава» и «Краков»).

В июле 1944 г. 1-я польская армия начала боевые действия. Оперативно она находилась в подчинении 8-й советской гвардейской армии 1-го Белорусского фронта и участвовала в форсировании Буга. Армия стала первым польским соединением, пересекшим границы Польши.

21 июля 1944 г. 1-я польская армия была объединена с партизанской Армией Людовой (18 бригад, 13 батальонов и 202 отряда) в единое Войско Польское.

26 июля был сформирован 1-й польский танковый корпус под командованием полковника Яна Рупасова (позднее бригадного генерала Йозефа Кимбара).

14 сентября 1944 г. войска 1-го Белорусского фронта совместно с 1-й армией Войска Польского освободили предместье Варшавы — Прагу. 15 сентября сюда передислоцированы все 15 дивизий Войска Польского.

На конец октября 1944 г. в Войске Польском проходило службу 11 513 советских офицеров. В целом около 40 % офицеров и унтер-офицеров Войска Польского были советскими военнослужащими непольской национальности.

В Щецине 1-я польская армия остановилась для перегруппировки, так как ее потери составили 5400 человек убитыми и 2800 пропавшими без вести. К началу весеннего наступления 1945 г. была сформирована 2-я польская армия под командованием генерал-лейтенанта Красной армии, а затем Войска Польского Кароля Карловича Сверчевского. Армия состояла из 5-й, 6-й, 7-й и 8-й пехотных дивизий и 1-го польского бронетанкового корпуса. 2-я польская армия входила в состав 1-го Украинского фронта и действовала к северу от чехословацкой границы.

Всего Войско Польское за 1943–1945 гг. на Восточном фронте потеряло убитыми 24 707 и ранеными 44 223 человека. К июню 1945 г. Войско Польское насчитывало около 400 000 человек. Столь резкое увеличение численности Войска произошло как за счет мобилизации за линией Керзона, так и за счет поступлений новобранцев из СССР.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >