Польша тешинская область

Раздел и уничтожение Чехословакии с участием Польши в 1938 году

Одним из главных «камней», которые Пятая колонна и Запад бросают в адрес Советского Союза, пытаясь очернить нашу историю, является обвинение в разделе Польши. Якобы Сталин и Гитлер подписали некие «секретные протоколы» к Договору о ненападении между СССР и Германией» (оригиналов которых никто никогда не предоставил!), и мирную беззащитную Польшу оккупировали осенью 1939 года.

Нет ничего менее похожего на правду, чем такие утверждения.

Давайте разбираться.

Польша вовсе не была страной антигитлеровской направленности. Наоборот – 26 января 1934 года именно Польша ПЕРВОЙ подписала среди европейских государств договор о ненападении с Гитлером. Его еще называют – «Пакт Пилсудского -Гитлера».

  1. Польша готовилась ВМЕСТЕ с Германией к агрессии против СССР. Именно поэтому ВСЕ укрепления Польши строились … на границе с Советским Союзом. На границе с Гитлером не строилось ничего, кроме тыловых складов. Что очень помогло немцам в разгроме польских армий осенью 1939 года.
  2. После Мюнхенского сговора, Польша, как и Третий Рейх получила солидный кусок территории Чехословакии. Гитлер – Судеты, Польша — Тешинский район.
  3. Договор о ненападении с Польшей Гитлер официально расторг 28 апреля 1939 года, из-за так называемых «гарантий», которые дала Великобритания Польше. (То есть, по сути, эти две страны заключили соглашение направленное против Берлина, что и было расценено, как недопустимое).
  4. Поэтому уничтожение Гитлером Польши для СССР выглядело так: один русофобский режим уничтожил другой русофобский режим. Сталин не имел никаких оснований для помощи полякам. Более того – они ОФИЦИАЛЬНО запретили СССР оказывать какую-либо помощь, заявив о запрете вступать на территорию Польши для Красной армии (это было во время визита англо-французской делегации в Москву в августе 1939 года).

Все обвинения в адрес СССР и Сталина базируются на одном постулате: был подписан договор, а значит СССР помогал Германии и даже якобы был ее союзником. Так вот следуя этой логике сванидзе, млечиных и западных СМИ, Польша была 100% союзником Гитлера. Договор о ненападении был? Был. Причем во время аншлюса Австрии, оккупации части Чехословакии и Литвы (Мемель- Клайпеда) он действовал. Сама Польша оккупировала часть Чехословакии.

Поэтому, либеральные историки, либо прекращайте молоть чепуху на тему «Сталин союзник Гитлера», либо будьте последовательны и относите к союзникам Третьего Рейха и Польшу. И пишите, что в сентябре 1939 года Гитлер разбил своего бывшего союзника, который еще полгода до этого был верным соратником бесноватого фюрера.

А теперь еще факты.

Сначала из современной истории.

Вот письмо моего читателя из Польши.

«Добрый день, Николай Викторович! Меня зовут Рубен, я армянин и на данный момент живу в Варшаве. Хочу поделится своими наблюдениями, полученными в музеях Варшавы посвященными событиям Второй Мировой. Недавно я посетил Музей гестапо в Варшаве и обратил внимание на то, как подаются некоторые исторические факты. Например, очень странно было читать, что Германия в 1938 году аннексировала Судетскую область, в то время как Польша заняла Заользье (восточную часть Тешинской Силезии). Обратите внимание, что замена лишь одного слова уже придает действиям немцев явную агрессивность, а поляки, так
себе, просто заняли территорию. Как будто эта была пустая, никому не нужная территория, и они лишь заняли его. Не пропадать же добру.

А еще очень возмущает ненависть ко всему русскому, к СССР и коммунизму. В музеях посвященных жертвам немцев ненависти больше к русским, нежели к немцам. Мы стоим на одном ряду с нацистами, а иногда и хуже. Например, в одном зале приводятся слова сожаления и соболезнования Сталина жертвам преждевременного (как Сталин считал) Варшавского восстания, в другом – Сталин представлен как кровожадный палач, который одной рукой душит эсэсовца, а другой держа серп, хочет отрубить голову освобожденному поляку. И много таких весьма оскорбительных
карикатур на эту тему.

Удивительно, что у них не возникает вопроса, что если русские творили такие же зверства, то почему в Польше есть только немецкие концлагеря Аушвиц, Майданек, и т.д.? Где лагеря смерти, построенные русскими? Где фотографии, фильмы? Ведь все это есть про немцев. А про нас – ничего. Только карикатуры да самозабвенная истерия. Очень жаль, что люди охотно в это верят и ненавидят русских больше, чем немцев».

Что сказать – сеяние ненависти к России и русским, вообще является центром политической линии Запада ВЕЗДЕ. Сомневаетесь – посмотрите на Украину. На самом деле после страшной Второй мировой СССР и Польша нашли взаимопонимание и мирно жили. Ненависть ушла в прошлое – ее реанимировали. А ведь Сталин постарался для Польши не меньше, чем для своей страны. Сегодняшняя Польша – создана в сегодняшних границах именно Сталиным.

Что касается того, как Польша воспользовавшись тем, что Англия и Франция сдали Чехословакию Гитлеру «отщипнула» от нее Тешинскую область, то об этом прекрасно рассказывает материал с одного из ресурсов. Давайте помнить, что оккупация Чехословакии в 1938 году была не только немецкой, но и польской.

Раздел и уничтожение Чехословакии как независимого государства при участии Германии, Венгрии и Польши в 1938—1939 годах не включены в официальную историю Второй мировой войны. Как вела себя «жертва» «Пакта Молотова-Риббентропа» за год до «официального» начала Второй Мировой.

Польские танки 7ТР входят в чешский город Тешин (Цешин). Октябрь 1938 года



Поляки заменяют чешское название города на польское на городском железнодорожном вокзале города Тешин.

Польские войска входят в Тешин

Польские солдаты позируют с низложенным чехословацким гербом у захваченного ими в ходе операции «Залужье» здания телефона и телеграфа в чешском селении Лиготка Камеральна (Ligotka Kameralna- польск., Komorní Lhotka-чешск.), расположенного недалеко от города Тешин.

Польский танк 7ТР из состава 3-го бронебатальона (танк 1-го взвода) преодолевает пограничные чехословацкие укрепления в районе польско-чехословацкой границы. 3-й бронебатальон имел тактический знак»Силуэт зубра в круге», который наносился на башню танка. Но в августе 1939 года все тактические знаки на башнях были закрашены, как демаскирующие.

Поляки несут вырваный из земли чехословацкий пограничный столб с уничтоженным чехословацким гербом. Тешин.

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе полковника Богислава фон Штудница на параде «Дня независимости» в Варшаве 11 ноября 1938 года. Фотография примечательна тем, что польский парад особо привязывался к захвату Тешинской Селезии месяцем ранее.

Бронечасть польских войск занимает чешское селение Йоргов во времяпроведения операции по аннексии чехословацких земель Спиша. На переднемплане — польская танкетка TK-3.

Польские войска занимают чешское селение Йоргов во время проведения операции по аннексии чехословацких земель Спиш.

Интересна дальнейшая судьба этих территорий. После крушения Польши Орава и Спиш были переданы Словакии. После окончания Второй мировой, земли снова были оккупированы поляками, правительство Чехословакии было вынужденно согласиться с этим. На радостях поляки устроили этнические чистки против этнических словаков и немцев. В 1958 территории были возвращены Чехословакии. Сейчас входят в состав Словакии.

Польские солдаты на захваченном чешском КПП у чехословацко-германской границы, у пешеходного моста, построенного в честь юбилея императора Франца-Иосифа в чешском городе Богумин. Виден еще не снесенный чехословацкий пограничный столб.

Польские войска окупируют чешский город Карвин в ходе операции «Залужье». Польская часть населения встречает войска цветами. Октябрь 1938 года.

Чехословацкий город Карвин являлся центром тяжелой промышленности Чехословакии, производства кокса, одним из важнейших центров добычи угля Остравско-карвинского каменноугольного бассейна. Благодаря проведенной поляками операции «Залужье» бывшие чехословацкие предприятия уже в конце 1938 года дали Польше почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.

Бункер чехословакской линии укреплений в Судетах («Линия Бенеша»).

Судетские немцы выламывают чехословацкий пограничный столб во время оккупации Германией Судетской области Чехословакии в конце сентября-начале октября 1938 года.

Части польского 10-го конно-стрелкового полка 10-й механизированной бригады готовятся к торжественному параду перед командиром полка по поводу окончания операции «Залужье» (оккупация чехословацких территорий).

Рукопожатие польского маршала Эдварда Рыдз-Смиглы и немецкого атташе генерал-майора Богислава фон Штудница на параде «Дня независимости» в Варшаве 11 ноября 1938 года. Фотография примечательна тем, что польский парад особо привязывался к захвату Тешинской Селезии месяцем ранее. На параде специально прошла колонна тешинских поляков, а в Германии накануне с 9 на 10 ноября 1938 года произошла так называемая «хрустальная ночь», первая массовая акция прямого физического насилия по отношению к евреям на территории Третьего Рейха.

Братание солдат венгерских и польских оккупационных войск в захваченной Чехословакии.

Немецкие офицеры у чехословацко-германской границы наблюдают за захватом города Богумин польскими войсками. Немцы стоят на пешеходном мосту, построенном в честь юбилея императора Франца-Иосифа.

Оригинал размещён в моём блоге.

Если еще несколько лет назад рассказ о том, что ровно 80 лет назад в октябре 1938 года, под сурдинку Мюнхенского соглашения, Польша поспешила «отжать» у Чехословакии Тешинский край, точнее, его остатки, была для многих откровением, то ныне историю эту знают все, но без особенных подробностей. А подробности эти таковы, что их весьма полезно знать для понимания того, что представляла собой пресловутая Версальская система и почему она не сохранила мир, а спровоцировала новую войну.
Польский 7ТР на чешской улице
Итак, давным давно, когда Земля уже перестала быть раскаленным шаром, в междуречье Вислы и Одера, в Юго-Восточной Силезии появилось Тешинское герцогство. Все началось с того, что умер князь Опольско-Рацибожского княжества Владислав. Его сыновья, как полагалось в то время, разделили имущество, да так, что княжество, фактически распалось на четыре части. Земли между реками Остравице и Сола взял себе Мешко. На выбранном им участке было два более-менее крупных населенных пункта – Цешин и Освенцим. Мешко воцарился в Цешине, взял себе соответствующее прозвище — и начал править самостоятельно. После смерти Мешко, Освенцим забрал себе один из его сыновей. Так окончательно сложилась территория Цешинского (Тешинского, по-немецки) княжества или герцогства. Вскоре княжество попало под влияние Богемского королевства, а в середине XVII века досталось Габсбургам. Не будем вдаваться в подробности, а лишь констатируем, что к моменту окончания Первой мировой войны область, о которой мы ведем, оказалась в составе Австро-Венгерской империи.
Люди, населявшие Тешинскую область, говорили на силезском диалекте, который представляет собой смесь чешского и польского языков с обильными вкраплениями немецкого. До какого-то момента это не имело особого значения, но в XIX веке начался процесс формирования европейских наций. Затронул он и Тешинскую область, где население, фактически говорившее на одном языке, разделилось на чехов и поляков. Пикантность ситуации состояла в том, что если Чешское королевство в составе Австро-Венгрии формально существовало, то никаких польских автономий Империя не допускала. Ближайшим местом, где поляки могли найти относительную идентичность – было далекое Царство Польское, принадлежавшее Российской империи. В Галиции полякам жилось плохо, они постепенно начали переселяться в Тешин и окрестности, которые были одним из наиболее индустриально развитых районов Австро-Венгрии и к началу XX века стали преобладать в регионе

И вдруг, когда кончилась Первая мировая война, а Австро-Венгрию начали рвать на части, на мировой арене внезапно появилась Польша, которая сразу начала спешно воссоздавать себя, сцепившись со всеми соседями. Среди множества территорий, на которые претендовали поляки, была и Тешинская область, но Чехословакия, отпочковавшаяся от Империи, считала ее своей не в меньшей степени. Польский Национальный Совет Княжества Цешинского и чешский Национальный Комитет для Силезии попытались договориться о разделении региона, но это не устраивало ни правительство Польши, которое фактически взяло область под контроль, ни центральное Чешское правительство.
В январе 1919 года чехи ввели в область армию и выбили из нее польские войска. В тот момент Польша не могла ответить адекватно, поскольку ее армия воевала против Украинской Народной Республики. В ситуацию вмешалась Антанта. Чехов заставили согласиться с новой демаркационной линией. После недолгого спокойствия поляки, оказавшиеся на чешской территории, начали бунтовать. Чешское правительство ввело военное положение. В область срочно прибыла франко-британская комиссия. Президент Чехословакии Масарик заявил, что если его пожелания не будут учтены, его страна вступит в Советско-польскую войну на стороне РСФСР. Поляки пошли на уступки, а область была в июле 1920 года разделена по реке Олше с выгодой для чехов (Чехословакия получила 58,1 % территории, на которой проживало 67,9 % населения). Восточная, меньшая часть, отошла к Польше, а западная — Заользье к Чехословакии. Сам Тешин, при этом, был вообще разделен пополам. Этнический состав при разделе никто не учитывал, но по факту в западной части польское население было в меньшинстве, хотя в некоторых районах преобладало.
ольша продолжала считать эту территорию своей, и в середине 30-х годов открыто заявила свои претензии на всю территорию области. Поляков, разумеется, послали по известному адресу. В ответ началось то, что теперь принято называть «гибридной войной». На территорию области забрасывали вооруженных боевиков, которые взрывали железнодорожные пути (Через Тешин проходила транспортная артерия, связывавшая Чехию со Словакией – еще одна причина, по которой Чехи отказывались выполнять требование Польши), убивали полицейских и организовывали беспорядки. Стоит заметить, что поляки в Чехословакии подвергались довольно серьезным притеснениям, особенно после короткой войны. В государстве проводилась относительно успешная политика чехизации, но когда в 1938 году в Заользье был создан Союз Поляков (по образцу того, что немцы делали в Судетах), он получил серьезную поддержку у пропольской части населения. Кстати, раскачивание ситуации в Тешине проходило не просто по образцу действий Судетонемецкой партии, но еще и координировалось с Гейнлейном.
Теперь это не Těšínské Slezsko, а Śląsk Cieszyński
На пике Судетского кризиса, 21 сентября 1938 года Польша (поддержанная Гитлером) официально потребовала передачи Заользья под ее юрисдикцию, а 30 сентября выставили ультиматум, который должен был быть принят не позднее полудня 1 октября. Между прочим, СССР пытался оказать давление на Польшу и пригрозил в случае вступления ее армии на территорию Чехословакии разорвать пакт о ненападении 1932 года. Поляки огрызнулись: «меры, принимаемые в связи с обороной польского государства, зависят исключительно от правительства Польской республики, которое ни перед кем не обязано давать объяснения» и СССР передумал. В принципе, Чехословакия согласилась передать свою часть Тешинской области полякам еще 22 сентября, но тут случились разногласия с немцами, которые очень хотели получить город Богумин, крупный железнодорожный узел. Впрочем, они вскоре уступили полякам.
Дети польских поселенцев Тешина встречают польские войска. Октябрь 1938
1 октября части чехословацкой армии были отведены из Заользья и туда вступили поляки. Местные соотечественники приветствовали их на улицах с транспарантами «Мы ждали этого 600 лет». Сцены весьма напоминали то, что происходило в Судетах, но главную роль играли части польской армии. Между прочим, одновременно с Тешинской областью поляки «отжали» у словакии четыре карпатские деревни: Гладовку, Лесницу, Сухую Гору, Татранскую Яворину, о которых вообще никакого разговора не было.
Польские солдаты на захваченном чешском КПП у чехословацко-германской границы
Итак, Польша получила небольшой, но крайне жирный кусок чехословацкого пирога. Выгода не ограничивалась территориальными приобретениями. Город Карвина, например, являлся центром производства кокса, одним из важнейших центров добычи угля Остравско-карвинского каменноугольного бассейна. Уже в конце 1938 года бывшие Чехословацкие предприятия дали Польше почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.
Поляки несут вырванный из земли чехословацкий пограничный столб с уничтоженным чехословацким гербом. Тешин
На новых территориях началась политика полонизации – практически моментально был запрещен чешский язык. По воспоминаниям генерала Вехирека, «Поляки немилосердно преследовали чехов, терроризировали увольнениями, выбрасывали из домов, конфисковали имущество. Всё, что было чешское, уничтожалось. Чешский язык и даже приветствия были запрещены. Приветствие «Наздар» штрафовалось 4 злотыми и так чехи начали приветствовать друг друга: «Четыре злотых!», чешские названия устранялись даже с могил, братская могила солдат была раскопана, и останки выброшены на помойку. Чехов избивали на улицах». Все это кончилось тем, что Заользье покинули больше 30 тысяч чехов и около 5 тысяч немцев, которым тоже досталось на орехи.
Маршал Рыдз-Смиглы и полковник фон Штудниц на параде «Дня независимости» в Варшаве. 11 ноября 1938 года
Прошел всего год, и после известных событий, полонизированная Тешинская область вошла в состав Третьего Рейха. Началась весьма болезненная процедура германизации. На этот раз досталось, собственно, полякам, остаткам чехов и, конечно же, евреям. В 1945 году, после разгрома гитлеровской Германии Заользье в границах 1920 года перешло к Чехословакии. Поляков, которые хотели вернуться в Польшу, не послушали. Чехи устроили зверские гонения против поляков и немцев, увенчавшиеся массовыми депортациями и вспышками насилия. Энтузиазм масс пригасили коммунисты. Окончательно тешинский вопрос был закрыт только в 1956 году, когда ПНР и ЧССР подписали договор о признании границ по состоянию на 1 января 1938 года. Ну а после распада ЧССР Заользье оказалось на территории Чешской Республики.
Ну и напоследок — немного вырезок из советской прессы того периода:

Что уничтожает отношения Польши и Германии

Ахенское соглашение о двусторонней интеграции Германии и Франции вызвало неприязненное отношение стран «Новой Европы», которые опасаются, что две крупнейшие страны ЕС будут определять будущее европейской интеграции без их участия

Главным выразителем подобных настроений является Польша: крупнейшая страна Центральной и Восточной Европы, с одной стороны, является главным экономическим партнером Германии среди новых членов Евросоюза, с другой стороны — польско-немецкие отношения продолжают сотрясать политические разногласия.

Во время подписания Ахенского договора между Германией и Францией участники церемонии говорили, что история франко-германского примирения должна стать образцовой моделью для других стран, которым сложно преодолеть взаимные претензии и обиды. После трех войн и взаимного опыта оккупации Париж и Берлин демонстрируют высокий уровень доверия и сотрудничества, по праву считая собственный тандем мотором евроинтеграции.

Между тем, и самой Германии также будет полезно обратиться к собственному опыту нормализации отношений с западным соседом, чтобы использовать его в отношениях с другим государством на противоположной границе. Речь, конечно, идет о Польше.

Развитие польско-германских отношений действительно в чем-то схоже с франко-германскими. Региональное соперничество ближайших соседей периодически перерастало в открытое военное противостояние или сменялось краткосрочным периодом нормализации.

Впрочем, есть и существенные отличия.

Если Париж и Берлин встали на путь взаимного примирения еще на рубеже 1950–1960-х годов, то восточная граница ФРГ оставалась темой для ожесточенных дискуссий вплоть до середины 1970-х (то, что с социалистической Польшей граничила ГДР, нисколько не умаляло остроты дебатов западногерманских политиков).

Финальная точка в этом вопросе была поставлена только в 1990 году, когда объединенная Германия окончательно признала отсутствие территориальных претензий к своим соседям.

В 1990-е годы Германии и Польше во многом предстояло выстраивать отношения «с нуля». ФРГ фактически пришлось разрабатывать новую «восточную политику».

«Прифронтовое» положение Германии на границе двух военно-политических блоков сменилось окружением постсоциалистических государств, стремящихся к европейской интеграции. ФРГ была заинтересована в безопасности и стабильности своей новой восточной границы, активно поддерживая вступление Польши и Чехии в ЕС и НАТО. Для Варшавы Берлин стал полезным посредником на пути в Западное сообщество.

Открытие границ после вступления Польши в Европейский союз привело к наполнению немецкого рынка труда дешевой рабочей силой из соседнего государства. В то же время немецкие компании принесли в польскую экономику новые инвестиции. Создание «Веймарского треугольника», объединившего Францию, Германию и Польшу, открывало новые возможности для региональной интеграции.

Вместе с тем после завершения расширения ЕС и НАТО на восток Польша все чаще стала проявлять себя в качестве негласного лидера стран «Вышеградской четверки» (объединение четырех центральноевропейских государств: Польши, Чехии, Словакии и Венгрии — прим. RuBaltic.Ru), претендуя на то, чтобы единолично отстаивать интересы Новой Европы перед Европой Старой. Это касалось как внутриевропейской проблематики, так и других международных площадок, где интересы Берлина (или Брюсселя) и Варшавы не совпадали.

Последним ярким проявлением разногласий между Польшей и ФРГ стал европейский миграционный кризис, в ходе которого Варшава наравне с Будапештом выступила резко против размещения у себя беженцев из Африки и с Ближнего Востока.

Польша оказалась в числе стран, проигнорировавших специальный саммит ЕС по миграции и отказавшихся подписывать Миграционный пакт ООН, опасаясь потери контроля над своими границами. Гуманистический посыл канцлера Германии Ангелы Меркель в Варшаве предпочли проигнорировать.

Современные польско-германские отношения сочетают в себе как стремление к углублению сотрудничества, так и устоявшийся набор споров и противоречий.

В этом смысле они гораздо сильнее напоминают диалог Берлина с Москвой, чем франко-германские отношения, поскольку, как и в отношениях с Россией, экономические интересы и тесные гуманитарные связи между Германией и Польшей нередко осложняются политическими разногласиями.

У позитива в германо-польских связях есть хороший экономический фундамент. Объемы торговли между двумя странами в последние годы показывают уверенный рост.

В прошлом году, по данным доклада Восточного комитета германской экономики, Польша стала одним из лидеров по росту товарооборота с ФРГ в Центральной и Восточной Европе.

Берлин не упускает возможности подчеркнуть особый характер германо-польских отношений. Польша стала второй страной, которую посетили Ангела Меркель и Хайко Маас после своего вступления в должность канцлера и министра иностранных дел соответственно.

С другой стороны, за последние годы отношения между Польшей и ФРГ осложнились во многих аспектах.

Индикатором напряженности в германо-польских связях можно считать периодически возникающий вопрос о репарациях за ущерб в годы Второй мировой войны, которые Варшава требует от своего западного соседа.

По подсчетам польских экспертов, речь может идти о сумме в 850 млрд долларов, вероятно, в целом адекватно отражающей материальные разрушения в военные годы, однако совершенно неприемлемой для немецкого правительства. Даже с учетом политики безусловного раскаяния за преступления Третьего рейха Берлин последовательно отрицает попытки навязать ему новые репарационные выплаты.

Возобновление содержательного диалога по этому вопросу откроет ящик Пандоры, которым поспешат воспользоваться другие европейские страны, испытывающие проблемы с бюджетом. Например, Греция, ранее уже заявлявшая свои претензии на немецкие деньги за разрушения в годы войны.

Серьезным камнем преткновения в германо-польских отношениях стал проект «Северный поток — 2».

Польское руководство наравне со странами Прибалтики продолжает активно выступать против газопровода, как это было и ранее в случае с «Северным потоком — 1». Для Варшавы кампания против российского проекта остается скорее частью общего международного позиционирования, чем преследованием собственных экономических интересов.

Вызывающе нормальные российско-немецкие отношения инерционно воспринимаются в Польше с опасением. Балтийское рукопожатие Москвы и Берлина в обход Восточной Европы расценивается польскими политиками как попытка решить важные региональные вопросы без их участия. Глава МИД ФРГ Хайко Маас неоднократно указывал на необходимость прислушиваться к восточноевропейским партнерам, однако никаких изменений в позиции Германии по «Северному потоку — 2» реверанс министра не принес.

В будущем германо-польские отношения продолжат испытывать на себе бремя проблем, вызванных сложностями европейской интеграции и особенностями двухсторонних связей.

В дебатах с Берлином Варшава будет стремиться опираться на поддержку США, «Вышеградской четверки» и партнеров по проекту «Трехморья» (объединения 12 стран ЕС Центральной и Восточной Европы в бассейне Балтийского, Адриатического и Черного морей ). Координация действий с региональными партнерами уже позволила Польше последовательно отстаивать свою позицию по миграционному вопросу. Нет оснований считать, что польские руководители будут легкими переговорщиками для немецких коллег.

Артём Соколов, RuBaltic

Обязательно подписывайтесь на наш канал, чтобы всегда быть в курсе самых интересных новостей News-Front|Яндекс Дзен

Мюнхен-1938. Глупость или измена?

После первой мировой войны и распада австро-венгерской империи возникла проблема судетских немцев, из-за которой прольется немало крови.

Понятие Судетская область достаточно неопределенное. Это та часть Богемии, Моравии, Судетской Силезии, где немцы составляли тогда большинство населения. Немало их жило и в других районах только что родившейся Чехословакии. Но именно в Судетах, по мнению исследователей, сформировалась особая немецкая этническая группа.

Судетские немцы предпочли бы стать частью германоязычной Австрии. Но их включили в состав Чехословакии. Немцев в Чехословакии было три с половиной миллиона — примерно четверть населения страны. Судетские немцы желали определенной автономии. Правительство в Праге было категорически против — еще и потому, что немецкие Судеты, это благословенное место, играли важную роль в экономике страны.

Соотечественники как предлог

1938 год. Гитлер на военном приеме. Фото: Бундесархив

Два десятилетия судьба Судет Германию не интересовала. В Берлине вспомнили о Судетах только в 1938 году. Гитлер захотел присоединить к Третьему рейху Чехословакию, которая располагала не только запасами полезных ископаемых, но и современной военной индустрией. После оккупации ее заводы будут снабжать вермахт оружием и боеприпасами.

Судьба живущих в Судетах немцев стала удобным предлогом для вмешательства.

12 сентября 1938 года фюрер держал речь в Нюрнберге на партийном съезде. Он внезапно заговорил о положении судетских немцев:

— Чешское государство пытается их уничтожить. Я обращаюсь к представителям западных демократий: мы озабочены положением судетских немцев. Если этим людям откажут в справедливости и помощи, они получат и то, и другое от нас. Немцев в Судетах есть кому защитить! Я сторонник мира, но в этой ситуации я не стану колебаться.

Чехословакия обратилась за помощью к союзникам — Франции и Великобритании.

Послом Чехословакии в Лондоне был Ян Масарик, сын первого президента страны. Он горько шутил, что его главная задача состоит в том, чтобы объяснять англичанам, что Чехословакия — это страна, а не экзотическая болезнь.

— В палате общин так мало депутатов, которые знают, где находится Чехословакия, — жаловался Масарик. — Во время беседы с влиятельными политиками я показал им на карте нашу страну. Один из них глубокомысленно заметил:

«Какая забавная форма у вашего государства. Можно подумать, что перед тобой большая сосиска».

А что думают в Лондоне?

Артур Невилл Чемберлен стал британским премьер-министром летом 1937 года. Во внешней политике он был дилетантом. Считал, что надо примириться с возвращением Германии в число ведущих мировых держав. Вернуть Германии колонии в Африке или, может быть, даже какие-то территории в Европе. Дело того стоит. Немцы забудут о поражении в Первую мировую, успокоятся и перестанут злиться на весь мир.

Министром иностранных дел стал Эдвард Фредерик Вуд, третий виконт Галифакс. Вместо левой руки у него был протез, что не мешало ему, страстному охотнику, ловко управляться с оружием. Замкнутый и молчаливый, лорд Галифакс почти никогда не улыбался. Он решил для себя, что Великобритания не станет воевать с Германией из-за Чехословакии. Хладнокровно заметил:

— Вряд ли эту страну удастся сохранить в нынешних границах.

Гитлер сразу почувствовал, что англичане списали чехов со счетов и сражаться за них не станут.

В разговоре с британским премьер-министром он пригрозил:

— Три миллиона немцев оказались вне рейха, но им должна быть возвращена родина. Если британское правительство не принимает принципа самоопределения наций, просто не о чем вести переговоры. Мы готовы пойти на риск мировой войны. Германская военная машина — это страшный инструмент. Если она придет в движение, остановить ее будет невозможно.

Вернувшись домой, Чемберлен сказал своим министрам:

— Подумайте, есть ли у нас оправдание для того, чтобы начать войну? Я думаю, нет. Этим утром я летел над Темзой и с ужасом представил себе, что в нашем небе может появиться немецкий бомбардировщик. У нас нет выбора. Нам придется позволить Германии оккупировать Судеты, потому что у нас нет сил этому помешать.

Страх! Только страх!

Западные европейцы понесли в Первой мировой самые большие потери за всю свою историю. В Первую мировую погибло вдвое больше британцев, втрое больше бельгийцев и вчетверо больше французов, чем во Вторую мировую.

Англия и Франция смертельно боялись новой войны. Мир любой ценой! Вот причина политики умиротворения Германии в 30-е годы.

— Во Франции вообще низкая рождаемость, кроме того, мы понесли тяжелые потери во время последней войны, — говорил начальник генштаба французской армии генерал Морис Гюстав Гамелен. — Мы не перенесем нового кровопролития.

Во время Первой мировой, 31 мая 1915 года, немецкий дирижабль неожиданно появился над Лондоном и сбросил несколько бомб. С 1917 года начались налеты аэропланов. В Первую мировую от налетов погибли 670 британцев, но психологический шок был сильнейшим. Лондонцы прятались на станциях подземки и не хотели выходить.

Когда решалась судьба Чехословакии, в сентябре 1938 года, всех призывали немедленно получить противогазы. Объявления делались во время футбольных матчей, в кинотеатрах перед началом фильма, в церквях. По Лондону ездили специальные автобусы, раздававшие противогазы.

Широко известный снимок матери с коляской на случай газовой атаки Великобритании 1938 года

Лондонцы с ужасом представляли себе, как облака отравляющего газа накроют город, как они ослепнут и задохнутся. Химического оружия опасались так же, как сейчас атомной бомбы. Пессимисты предсказывали, что Лондон будет охвачен хаосом, больницы переполнятся, транспорт перестанет работать, и толпы бездомных потребуют немедленно заключить мир…

— Как ужасно, — сокрушался Невилл Чемберлен, выступая по радио, — что мы должны рыть окопы из-за столкновения в далекой от нас стране между народами, о которых мы почти ничего не знаем. Как бы мы ни симпатизировали маленькой стране, столкнувшейся с большой и мощной державой, мы ни при каких обстоятельствах не можем позволить вовлечь Британскую империю в войну только по этой причине. Война — это кошмар.

Между тем, избежать Второй мировой войны можно было только твердой угрозой ее начать.

Нацистская Германия была еще уязвима и слаба, Гитлер бы отступил, столкнувшись с реальной опасностью. Но отступали европейские державы.

И с каждым шагом вялые угрозы Запада производили на Гитлера все меньшее впечатление. Ему грозили, а он не верил в решимость своих противников и оказывался прав, потому что западные державы вновь и вновь шли на уступки.

Лидер французских социалистов Леон Блюм обратился к депутатам от правых партий:

— Совершенно очевидно, что завтра немецкие войска войдут в Прагу, а затем, быть может, и в Париж! Объединимся же, создадим правительство национального единения!

Правые депутаты злобно кричали:

— Долой евреев! Блюм — это война!

«Хочешь есть — помогай готовить»

26 сентября вечером Гитлер выступал во Дворце спорта. Его речь транслировалась по радио. Он вышел из себя. Кричал:

— Чешское государство зародилось во лжи. Нет никакой чехословацкой нации! Есть чехи и есть словаки. И словаки не желали иметь ничего общего с чехами. Тогда чехи их просто аннексировали. Три с половиной миллиона немцев лишены права на самоопределение… Нам нужна Судетская область. Если через пять дней, 1 октября, господин Бенеш ее не отдаст, мы возьмем ее сами. Бенеш должен сделать выбор: война или мир!

Чемберлен не выдержал. Он отправил Гитлеру письмо с предложением

определить судьбу Судетской области на конференции с участием четырех держав — Англии, Франции, Германии и Италии. Без Чехословакии!

В Мюнхен к Гитлеру, помимо Невилла Чемберлена, прибыли вождь итальянских фашистов Бенито Муссолини и премьер-министр Франции Эдуард Даладье, который еще недавно обещал защищать дружественную Чехословакию. Конференция началась 29 сентября 1938 года в полдень и продолжалась до вечера. Присутствовать на банкете британская и французская делегации отказались. После десяти вечера лидеры четырех государств и их советники встретились вновь. К половине второго ночи все было решено.

Подписание Мюнхенского соглашения 30 сентября 1938 года. Министр Риббентроп указывает главе французского МИД Даладье, где поставить подпись. Фото: РИА Новости

За столом переговоров Гитлер легко получил все, что требовал. Чехословакию лишили Судетской области, где чехи соорудили мощные оборонительные укрепления. Теперь страна была беззащитной… Немецкие войска получили право войти в Судетскую область, которая отныне именовалась Судетенланд. Международная комиссия, которую предполагалось создать, должна была решить чисто технические вопросы.

Плебисцит предполагалось провести в районах, которые займет вермахт, так что результат нетрудно было предугадать.

Никто не пожелал помочь Чехословакии. Из документов руководителя Исполкома Коминтерна Отто Куусинена следует, что советские руководители не возражали против раздела Чехословакии и присоединения Судет к Германии: немцы имеют право жить в родной стране! Ненависть к западным державам перевешивала доводы разума:

«Чехословакия является вассалом Франции и помощником ее в деле охраны Версальской системы в Средней Европе. Эта роль Чехословакии угрожает народам Чехословакии тем, что они помимо своей воли могут быть втянуты французским империализмом в войну как против СССР, так и против Германии. Мы требуем права на самоопределение как для народов Чехословакии, так и для всех других народов, права на отделение и объединение с любым другим государством по воле самого народа».

В разделе Чехословакии приняли участие соседи, Польша и Венгрия, откликнувшись на приглашение Берлина. Гитлер по-свойски сказал главе венгерского правительства адмиралу Миклошу Хорти:

— Хочешь есть — помогай готовить.

Польше достались территории с населением 240 тысяч человек (часть Тешинской области. — Ред.), а Венгрии отошла Закарпатская Украина с почти миллионным населением.

Малодушие Европы

Чемберлен: «Я привез вам мир…» Фото: РИА Новости

Возвращение Невилла Чемберлена в Лондон было триумфальным. Толпы собирались, чтобы приветствовать главу правительства. Он побывал в Букингемском дворце, где отчитался перед королем, потом созвал заседание кабинета министров. В своей резиденции на Даунинг-стрит Невилл Чемберлен подошел к окну и торжествующе потряс документом с подписью Гитлера:

— Друзья мои, второй раз в нашей истории мы привозим из Германии почетный мир. Я верю, что это мир на многие годы.

Один только Уинстон Черчилль в те дни предсказал трагическую судьбу самой Англии:

— Не думайте, что это конец. Это только начало. Это первый глоток горькой чаши, которую нам предстоит испить, пока к нам не вернутся моральное здоровье и мужество и мы не восстанем за свободу, как в былые времена.

Уинстон Черчилль оказался прав. Проявив слабодушие и нерешительность, британские политики обрекли своих сограждан на смерть и страдания.

Осенью 1938 года Франция и Англия могли совместными усилиями разгромить вермахт и покончить с Гитлером. В мае 1940 года они потерпят полное поражение.

Франция будет оккупирована. Британия останется один на один с вермахтом. Бомбардировки британских городов, прежде всего Лондона, продолжатся пять лет. Погибнут тридцать тысяч лондонцев, сто тысяч домов будут разрушены до основания.

Судьба судетских немцев

Судетские немцы в 1938 году, когда Германия присоединила область. Фото: AP / ТАСС

После присоединения Судет немцы говорили: наконец-то наши соотечественники обрели родину. Гордо замечали: мы вновь кое-что значим в мире. Фюрер вернул немцам, болезненно пережившим распад империи, ощущение принадлежности к великой державе и не менее важное чувство, что в стране появился хозяин.

Адольф Гитлер самодовольно перечислял свои достижения в Рейхстаге:

— Я привел миллионы глубоко несчастных немцев, оторванных от нас, на родину. Я восстановил тысячелетнее историческое единство германского жизненного пространства.

Общество поделили на патриотов и врагов. Сомнение в правоте власти приравнивалось к предательству. Миллионы немцев, которые могли быть против нацистов или как минимум выражать сомнения, молчали.

Как немцы перед войной радовались присоединению Судетской области к великогерманскому рейху! А чем все это закончилось? После разгрома нацистской Германии они потеряли все!

28 июня 1945 года премьер-министр Чехословакии Зденек Фирлингер встретился в Москве со Сталиным и Молотовым. Завел разговор о выселении немцев из Чехословакии.

— Мы мешать вам не будем, — ответил Сталин. — Прогоняйте их. Пусть испытают на себе, что значит господство над другими.

Президент Чехословакии Эдвард Бенеш декретом № 33 от 2 августа 1945 года лишил немцев чехословацкого гражданства.

— Мы не хотим жить рядом с ними, — мрачно сказал Бенеш. — Поэтому они должны покинуть страну. У нас есть моральное и политическое право требовать этого.

Немцам давали 24 часа на сборы, имущества разрешали брать не больше пятидесяти килограммов. Изгнание сопровождалось расправами. В результате избиений и невыносимо тяжелого пешего путешествия несколько тысяч человек умерли.

— Мы будем последовательно изгонять немцев из республики — обещал глава компартии Чехословакии Клемент Готвальд — и заселять приграничье чехами и словаками. Мы должны избавиться от «пятой колонны».

Заместитель наркома внутренних дел Иван Серов доложил Лаврентию Берии:

«У населения отбирают все личные вещи и деньги… Чехословацкие офицеры и солдаты ночью открывают стрельбу по городу. Немецкое население, перепугавшись, выбегает из домов, бросая имущество, и разбегается. После этого солдаты заходят в дома, забирают ценности и возвращаются в свои части».

Из восстановленной единой Чехословакии изгнали всех судетских немцев. Мюнхен–38 привел к тому, что само существование немецкого народа в Судетах прекратилось.

Чехословацкие солдаты в Судетах, 1945 год. Фото: Бундесархив

Сделка не забыта

Сегодня некоторые историки говорят, что мюнхенские соглашения мало чем отличаются от пакта Молотова–Риббентропа. Но отличие все-таки есть.

Западные державы отказали Чехословакии в помощи, но они не отправили свои войска, чтобы участвовать в уничтожении этого государства и не отрезали себе по куску от ее территории…

И англичане с французами осознали свою вину! И не пытаются ее снять с себя. Никому из политиков или историков не приходит в голову оправдать Мюнхен–38: дескать, такое время было.

В тридцатые годы концепция прав человека еще не существовала, и государства не осознавали свою ответственность за то, что происходит в других частях мира. После войны многое было пересмотрено. Опыт Мюнхена показал, что безопасности не добьешься умиротворением агрессора и диктатора. Мир не вправе оставаться равнодушным к трагедиям других стран.

В 1967 году общественное мнение на Западе потребовало вмешаться в гражданскую войну в Нигерии, в которой пострадали миллионы. Первоначально речь шла лишь об оказании срочной помощи жертвам внутренних конфликтов. А в конце ХХ столетия французские социалисты предложили концепцию гуманитарной интервенции:

не только спасать страдающих, но и поддерживать их справедливое дело, если надо — военными средствами. Это война не за территории и ресурсы, а за моральные ценности.

В 2005 году Генеральная Ассамблея ООН достигла согласия: необходимо защищать население любой страны от геноцида, гражданской войны, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.

Права человека универсальны. Каждое государство обязано их защищать. Если какая-то страна не в силах обеспечить их своим гражданам, остальные обязаны это сделать. Права человека, интересы личности выше принципа невмешательства во внутренние дела.

Из этого следует, что иногда военная операция — единственный способ прекратить уничтожение людей. Но миротворческие операции часто вызывают критику: разве оружие — подходящий инструмент решения гуманитарной проблемы? На войне всегда гибнут невинные люди… И где грань между спасением людей и навязыванием своей воли?

Цешин/Тешин – город, разделенный Второй Мировой на две страны


Цешин/Тешин – город, разделенный Второй Мировой

Пока во времена Холодной Войны весь западный мир сопереживал жителям Берлина, разделенного на две части стеной, в схожей ситуации совершенно незаметно для мировой общественности существовали и поляки из города Цешин, чья малая родина оказалась разделена между Польшей и Чехословакией.

Центральная площадь польской части города Цешин

Поляки всегда составляли этническое большинство в городе Цешин и окружающем его регионе Тешинская Силезия. Однако в состав Польского Государства эти земли попали лишь в 1920 году, после развала Австро-Венгрии. Да и то, далеко не полностью. Граница между Польшей и Чехословакией прошла по реке Олше, разделяющей город на две примерно равные части.

Цешинская Венеция — район на воде в польской части города


Вид сверху на город и границу. Слева — Польша, справа — Чехия

Но уже в 1938 году во время раздела Чехословакии Польша аннексировала всю Тешинскую Силезию, установив контроль над своими этническими землями. Впрочем, это воссоединение долго не продлилось. Всего через девять лет, в 1947 году по результатам Второй Мировой войны граница вернулась на реку Олше, снова разделив город и его жителей на две части. Исторический центр Цешина остался в Польше, районы, застроенные в 19 веке, образовали город Чески-Тешин в составе возрожденной Чехословакии.

На границе. Здание на переднем плане — Польша, на заднем — Чехия


Пограничный переход, превратившийся в закусочную

Жители города, друзья и родные, вынуждены были общаться друг с другом через берега реки Олше, расположенные на расстоянии нескольких десятков метров друг от друга. Пересечь границу Польши и Чехословакии, несмотря на то, что оба этих государства оказались в Восточном Блоке, было не так уж и просто.

Река Олше, по которой проходит граница между Польшей и Чехией


Въезд на территорию Чехии

Ситуация изменилась в начале девяностых, когда Организация стран Варшавского Договора распалась, а Чехия и Польша превратились из стран-сателлитов Советского Союза в полностью самостоятельные государства.
Окончательно и до того достаточно открытая граница рухнула в 2007 году с присоединением обеих стран к Шенгенской Зоне. Кордоны внутри города перестали существовать, а бывшие пограничные переходы, удачно расположенные в самом центре снова единого населенного пункта, превратились в магазины и рестораны.

Центральная площадь города Чески-Тешин, чешской части Цешина

Конечно, формально Цешин и Чески-Тешин все еще остаются двумя разными населенными пунктами в двух разных странах. Здесь есть два муниципалитета, две главных площади, два железнодорожных вокзала. Но в общественном плане город вновь стал единым. И даже городские советы двух его частей на регулярной основе проводят совместные заседания.

Плане единого города Цешин/Чешин

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми: